Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 1.


76 029 +28    13    317    7   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фэнтези/Фантастика/Фанфик
Предупр-ния:
Низкая грамотность
Размер:
Роман | 492 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
23.01.2017 - 13.03.2017
Дорогой читатель, данное произведение — история одного не очень хорошего человека, в силу жизненных обстоятельств оказавшемся в «Другом мире». История насыщенна всеми видами человеческих пороков и страстей, подслащена легким юмором и приправлена обильным слоем авантюризма. Эльфы, гномы, боги и мухи, все смешалось в одном большом котле именуемым - «Другой мир»!!!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
 
 

Глава двенадцатая. В которой Олег Евгеньевич выступает в новом амплуа.

— Эй, остроухий, подъедь поближе, что спрошу?

Какое-то время Командор внимательно рассматривал сопровождающих повозку охранников. Он думал, за, что можно зацепиться для развития диалога. Подсказку дала сумка остроухого, на лямке красными буквами было вышито слово "СПАРТАК" и эмблема московского Спартака.

Остроухий не торопясь подъехал поближе.

— Ну, чего звал?

— Я гляжу ты за Спартак болеешь? Хотел узнать, как наши последнюю игру сыграли. И с кем они ее сыграли?

— С "Конями", по нулям.

— А чемпионат мира уже был?

— Послезавтра начинается, наша сборная с чехами первую игру сыграет.

— Наши чехов вздуют. 2:0, — авторитетно заявил узник.

— Зря так думаешь. У чехов тренер сильный. И игроков они докупили.

— Посмотришь, вздуют наши чехов.

— Не посмотрит, — вмешался в разговор Мерин, — я буду смотреть, по жребию. А он будет смотреть за вами, чтоб не убежали. А вот, если наши чехов вздуют, тогда следующую игру будет смотреть он.

— Повезло тебе Мерин, я бы многое отдал, чтоб игру посмотреть, — горестно сокрушался Командор.

На самом деле О. Бендер также любил футбол, как кошки воду. А в около футбольной терминологии он понимал только по одной причине. В армейки каждый обед он сидел за одним столом с заядлыми болельщиками, Татаринам и Птахом. Один болел за Спартак, второй за ЦСК. После каждой игры непримиримые болельщики принимались обсуждать, как кто сыграл, по какой схеме следовало расположить игроков, кого следовало вывести в поле, а кого оставить на скамье запасных, или пинками выгнать из команды.

Олег выполнял роль судьи и периодически соглашался то с одним, то с другим болельщиком. И вот теперь, многие часы судейства принесли свои плоды. Он спокойно мог критиковать тех или иных игроков, тренеров и судей. Разговор охранников и заключенного перешел на новый лад. Мерен и остроухий (кстати, звали его — Гудвин) совершенно другими глазами смотрели на "поганого зэка", теперь он был одним из огромной армии болельщиков к коей относились и стражники. Мерин в конец расчувствовался и протянул Командору флягу с водой.

— Попей, а то жарко до невозможности.

Командор сделал несколько больших глотков и вернул флягу.

— А корешок твой куда пропал? — поинтересовался остроухий.

— В темном углу с красавицей соизволят развлекаться, — пошутил Командор.

В этот момент Командор не подозревал, насколько он был близок к истине.

— Так пошел, помог бы другу, — посоветовал Мерин.

— А ты бы стал помогать? — иронично поинтересовался Гудвин.

Мерин сделал такое выражение лица, словно ему кучу под нос наложили.

— Да кто я такой, чтоб мешать двум любящим сердцам! — с пафосом произнес Командор.

Стражники засмеялись, шутка им явно понравилась. Фургон резко остановился, Мерин на своем коне чуть в него не влетел. Гудвин отъехал немного назад.

— Эй, Барум, что случилось?

С крыши фургона послышалась довольно гнусная речь.

— Абеда делать, заключенная кармыть. Быка отдафнуть.

— Ничего себе! — удивился Командор, — это кто у нас там такой красноречивый?

— Это — легр, ты его видел в казарменном дворе, он у нас за кучера.

— Правильно говорить, — мы у него за охрану, — поправил товарища Гудвин.

— А с речью-то что? Он из средней Азии?

— Нет, просто он из местных, — пояснил Мерин.

Командор не понимающе смотрел на охранников.

— Понимаешь, Командор, есть игроки, а есть местные, они часть этого мира.

Командор утвердительно мотнул головой:

— Теперь понятно.

— Ладно Мерин, надо дров набрать и костер развести.

Охранники скрылись из виду, а Командор так и сидел в дверях. В темном углу фургона явно творилась какая-то вакханалия. Оттуда доносились постанывания и возня. Тяжелое дыхание гоблинши сменялось стонами. Командор здесь был явно лишним, но пеструю парочку это не чуть не смущало. Чтобы как-то отвлечься он решил прочитать письмо. Автор послания был не известен и сердце О. Бендера бешено колотилось, выдавая безумный ритм.

— "А вдруг это она, может все-таки у нее остались ко мне чувства"?

Командор разорвал конверт и развернул письмо.

Доброго времени суток. Пишет вам близкий человек нашей общей знакомой. Прошу прошение за случившееся — это моя вина. Я по дурости рассказал ей о нашей встрече. Я очень сожалею и еще раз приношу свои извинения. Наша общая знакомая всегда была чересчур импульсивной. Не держите зла. Когда вы выберетесь напишите мне письмо с вашими координатами, и я постараюсь передать вам то что не успел. В письме подпишитесь, Диего Сордес — ваш старый друг. Я буду знать, что это вы. Всего наилучшего.

Сердечко перестало бешено колотиться. Последняя ниточка была разорвана окончательно.

Шура с гоблиншей закончили договариваться, и компаньон уселся рядом с Командором засунув ноги в клети решётки, свесив их на край фургона.

— Что пишут? — Как ни в чем не бывало, поинтересовался Шура.

— Пишут, Шура, как нам деньги забрать.

— Значит, ниточка порвана? — понимающе произнес Шура.

— Не будем о грустном. Как прошли переговоры? Судя по стонам, вы достигли определенного компромисса?

— Уважаемый Командор, джентльмены не хвастаются своими победами, — Шура посмотрел на О. Бендера взглядом полным достоинства, — но слава богу мы не джентльмены. В общем наша попутчица там трудилась жрицей любви.

Жрица сидела за спинами компаньонов и все прекрасно слышала. Она даже собиралась вмешаться в разговор, но Шура ее опередил.

— Помолчи, милая.

Милая покорно захлопнула варежку.

— Да уж, дорогой компаньон, вы прям Америку открыли, а я-то думал кем же могла трудиться женщина с псевдонимом Снежана? Наверное, ведущей детских утренников, или шахтером в забое?

Кудесница молча сидела, не встревая в разговор. Компаньоны общались так словно ее здесь не было.

— Я вам больше скажу, дорогой Командор. Моя новая протеже, больше не может заниматься любимым делом, там. В силу бальзаковского возраста. Как вы понимаете проститутки на пенсии не очень-то востребованы.

— Во как! — только и смог ответить Командор.

— Многие экс жрицы любви пробуют свои возможности в этом мире. Они выбирают себе интригующие псевдонимы будоражащие воображения самцов это мира и надеются, что им повезет и «Великий Рандом» одарит их великолепными физическими данными, сделав их эльфийками с пышной грудью или обольстительной морской нимфой. Но как правило, уважаемый Командор, из них получаются подобные недоразумения.

— А теперь, Шура, объясните простыми, человеческими словами.

— Ах да, Командор, совсем забыл, вы же не игрок. Так вот. Когда игрок впервые попадает в «Другой мир», он не может выбрать себе расу, пол и первичные навыки, за него это делает «Великий рандом». То есть, игра самостоятельно решает, за кого игрок будет отыгрывать, исключение является сегмент «ЗК», там все люди.

— Теперь многие вещи встали на свои места, — Командор с любопытством рассматривал попутчицу, — слушай, Снежана, а почему ты осталась в "Другом Мире", если у тебя здесь ничего не вышло?

— Знаешь...

— Знаете, — перебил попутчицу Шура, — ты обращаешься к нам на "вы".

Гоблинша кивнула головой в знак согласия и продолжила:

— Знаете, там я развалина. Всю свою жизнь я занималась тем, что раздвигала ноги. И сейчас у меня не осталось ничего. Я ничего не умею, и учиться мне уже поздно. А в этом мире у меня есть хоть какие-то возможности подработать.

— Резонно, — согласился Командор, — Шура, а что там на счет протеже?

— Данная особа поступает к нам на службу, в мое личное распоряжение.

Командор сделал непонимающее лицо и развел руки, мол, зачем?

— Поясню, Снежана моя протеже, должны же мы помогать ветеранам столь не легкой профессии?

— Шура, на сколько я вас знаю, вы и в туалет не ходите без выгоды для себя. Так с чего вдруг этот приступ филантропии?

— Она будет мне весьма полезна, — Шура вырвал письмо из рук Командора прочел его, скомкал и сунул в руки протеже, — жри!

Гоблинша не задумываясь засунула письмо в рот и начала его пережевывать.

— Это какой-то авторский уничтожитель бумаги?

— Командор, я вам все как маленькому разжевывать должен? Пригодится она нам. Грузы таскать. От тварей отбиваться. Да много чего еще. И оклад у нее всего три тысячи, поверьте, это не большие деньги.

О. Бендер посмотрел в глаза Снежане.

— И что, ты согласна за три куска терпеть такое отношение?

Гоблинша отпустила глаза:

— Мне деваться некуда. Меня арестовали в Лебосе, там запрещено появляться гоблинам. Теперь три недели исправительных или штраф два куска. Здесь я хоть какие-то кредиты зарабатываю, а там вообще глухо.

Командор уже понял, что от компаньона он правды не добьется, но для каких-то целей Шура тащит гоблиншу за собой.

— Ладно, милочка, с тобой все понятно. А вы, Шура, если уж решили проявить милосердие, назначили бы оклад побольше.

— Обязательно, — максимально пафосно согласился компаньон, — как только она пройдет посвящение.

— Ах да, как я мог забыть, — подыграл Командор.

Разговор узников прервал Мерин.

— Обед! — он просунул три миски с похлебкой сквозь клети решетки — это, Командор мы там тебе булку положили, а то рацион скудноват.

— Вот спасибо, Мерин, удружил!

Мерин вновь скрылся за стеной повозки.

Шура улыбнулся:

— Командор, кажется вы нашли себе новых друзей?

— Заводить друзей, это вам не с красотками по темным углам кувыркаться.

— Милочка, сейчас ты выйдешь в офф и до завтра здесь не появляйся. Нам с компаньоном нужно серьезно поговорить.

— У меня срок пребывания, если я выйду мне это время не засчитают, — заартачилась гоблинша.

— Милочка, отсчет срока начнется с того момента, как тебя передадут страже в Орисе, и время в пути на него никак не влияет.

— А вы меня точно не кинете? — с недоверием поинтересовалась попутчица.

— Знаете, Командор, а может вы правы и мне в самом деле не нужна протеже?

— Я все поняла, отключаюсь.

Глаза гоблиншы посерели, и она перестала подавать признаки жизни.

— Рассказывайте, Командор, что там с вашими новыми друзьями? — живо поинтересовался Шура, уплетая похлебку из миски Снежаны.

— Футбольные болельщики, остроухий — Гудвин, болеет за "Спартак". Мерин — фанат "ЦСК". На этой недели начинается чемпионат мира. Сегодня играют наши со сборной Чехии. Хомяк с рулит смотреть, а остроухий останется нас сторожить. Я так понял они по очереди будут дергать матчи смотреть.

— Командор, в вас погибает талантливый аналитик.

— Так, что с гоблиншей?

— Три куска деньги не большие, а нам нужна охрана. Мы с вами вдвоем против какого-нибудь зачуханного зверька отмахаться не сможем, а она сможет. Плюс ей можно поручить любую черную работу. Я считаю — это очень выгодное предложение.

— А мои планы на перспективу?

— Зачем ей забивать голову лишней информацией. У нее испытательный срок, а там будет видно.

На том и порешили.

После ужина конвой двигался до заката остановившись на ночлег, лишь когда стемнело. Барум повернул в сторону от дороги на опушку леса. Компаньоны уже давно спали. А конвоиры возились, выставляя лагерь, разжигая костер и распрягая лошадей и буйвола.

Утро для Командора выдалось не столь добрым, как он планировал. Его бесцеремонно будила гоблинша. О. Бендер тяжело продрал глаза, сквозь клети двери он увидел в полумраке опушку леса. Если это и было утро, то очень ранее.

— Снежана, какого лешего ты меня будишь в такую рань?

— Простите, Командор, — прошептала гоблинша, — Александр мне не сказал вчера во сколько надо вернуться.

— И.…?

— Он говорил, что будет строго с меня спрашивать.

Терпение Командора иссякло. Он со всей силы пнул недалеко лежавшего Шуру под мягкое места.

— Ну какого, кому там чё нужно?

Недовольный Шура ворчал, пытаясь продрать глаза.

— Шура, объясни пожалуйста своей протеже во сколько ей следует появиться.

Протеже побледнела. Она явно не рассчитывала на такое развитие событий и сейчас пожалела о содеянном. Дальше Шура прочитал ей лекцию о пользе доброго сна и о том, как вредно будить столь выдающегося аналитика. В общем гоблинша получила разнос по полной.

— Это косяк, — подытожил не выспавшийся аналитик, — первый из трех.

— Но, патрон, вы мне вчера не дали четких указаний о времени.

— И это полностью твой косяк, — вклинился в разговор окончательно разбуженный Командор, — кто тебе мешал вчера уточнить?

— Вы правы, Командор, это уже второй косяк, — согласился компаньон, — Может я и впрямь поторопился с протеже?

На бедной Снежане не было лица, огромные гоблинские глаза были на мокром месте.

— Ладно, Шура, простим ее на первый раз. А ты, милочка, в следующий раз думай головой, а не чувством страха. Если в чем-то не уверена сиди тихо и жди команды, а не буди всех подряд ни свет, ни заря.

Второй день пути выдался дождливым, в фургоне было прохладно и сухо, лошадь Мерина была привязана за уздцы к фургону, а он сам к лучку седла. Глаза его были серого цвета, что свидетельствовало об отсутствии его в "Другом Мире". Гудвин нес вахту в гордом одиночестве.

— Мерин игру свалил смотреть? — проявил заинтересованность Командор.

— Ага.

— А он сегодня нарисуется?

— После игры обещал зайти минут на пять. Рассказать.

Прохладные капли дождя стекали с капюшона на спину лошади. Мерин сырой с ног до головы ехал в след за повозкой.

— Слышь, остроухий, — обратился Шура к Гудвину, — тебе, наверное, заняться нечем, поступил бы как твой друг. Привязал коня к повозке и свалил смотреть футбол.

— Ага! И оставил вас без присмотра?

— Когда я выполнял подобный квест, мы с напарником заходили только в контрольные чесы. С двенадцати до двух и с двадцати до двадцати двух. Вся миссия помочь легру разбить лагерь и накормить зэков, а в остальное время вы ему не интересны.

— А если кто нападет?

Шура громко засмеялся:

— Ты, когда последний раз слышал, чтоб кто-то напал на повозку с зэками?

Гудвин крепко призадумался.

— Это прогонная миссия. Ни один самый отмороженный беспредельщик не будет связываться с лергом, тем более с не игроком. Больше горя хапанешь чем прибыли поимеешь.

— Ну так-то да. В покое потом не скоро оставят.

Командор слушал, не влезая в разговор. Суть беседы была ему не совсем ясна, но общий посыл компаньона Командор уловил верно. И звучал он следующим образом: вали смотреть футбол.

После недолгих размышлений. И более долгих подглядываний на карманные часы остроухий не выдержал. Он начал обматываться веревка.

— Ерундой занимаешься, — наставительно произнес Шура, — обвяжи один конец веревки за правую руку, вторую привяжи за лучку седла, потом ложись на загривок и выходи в офф.

Гудвин, подумав, так и поступил.

— А это, правда, что легр учитывает только определенные часы? — с изумлением спросила Снежана.

Видимо эта информация была для нее в новинку.

— Милочка, если честно, то я без понятия.

— Но вы только что говорили.

Шура зажмурил глаза и нервно начал тереть виски.

— Послушай, Снежана, сегодня я расскажу тебе об определенных правилах, которые ты будешь выполнять неукоснительно. Если ты хочешь стать частью нашей команды. Первое и главное правило поменьше разевай варежку, не задавай тупых вопросов, — лицо Шуры становилось багровым.

— Успокойтесь, Шура, — обратился Командор к компаньону, — девочке нужно как-то учиться. Если мы не объясним ей хотя бы элементарные вещи ничего хорошего из вашей затеи с протеже не выйдет. А вы, милочка, не воспринимайте на веру все, что говорит наш дорогой Шура.

Гоблинша виновато кивнула головой.

— Милочка, ваш непосредственный руководитель и я собираемся сойти на половине пути, для этих целей мы, и обрабатываем этих двух субъектов. Шура со своей стороны, а я со своей. И более того, я более чем уверен, что ваш непосредственный руководитель никогда бы не вляпался в такую историю как наши провожатые. Потому — что девять дней можно потратить с большей пользой.

Шура показал указательным пальцем на компаньона:

— Вот именно так ты и должна была подумать.

Дальше Шура в своей нудной манере — бывшего кланлидера, объяснял протеже многочисленные правила и нюансы поведения в тех или иных случаях. Снежана внимательно слушала, периодически кивая головой, а Командор сел недалеко от решетки — двери и любовался видами. Сосредоточиться на видах не получалось, в голову то и дело приходили мысли о Светке.

К обеду пришел в себя Гудвин, он посмотрел игру и сразу вернулся в "Другой Мир".

Воодушевленный остроухий поспешил поделиться новостями с Командором.

— Наши натянули Чехов два ноль. Командор, ты угадал. На седьмой минуте Бьятти влепил в девятку, а на двадцать девятой Максборн. Хороша игра была! Скоро Мерин появится, ты ему не говори, что я сваливал.

Командор понимающе кивнул.

— Слушай, а давай над ним приколемся, — предложил Олег, — ты только виду не подавай, что счет знаешь.

— Я не знаю счета, потому что в это время вас охранял.

— Вот и ладненько.

Минут через десять Мерин пришел в себя. С важным видом взирал счастливый фанат на менее удачных коллег.

— Ну и какие будут предположение на счет игры? — с невозмутимым видом поинтересовался Мерин.

Гудвин лишь развел руками.

— Мерин, какие могут быть предположения, как я говорил ранее, наши вздули Чехов два — ноль. Я так думаю один гол закатил Бьятти в первые десять минут матча, а второй, ну не знаю, пусть будет Максборн ну допустим на двадцать девятой минуте.

Бедный Мерин открыл рот от удивления.

— Ну чего молчишь, Мерин, рассказывай кто выиграл? — Гудвину явно не терпелось узнать, кто же там выиграл.

— Наши Чехов два — ноль, — только и смог ответить пораженный фанат.

— Ну ладно, ты давай иди празднуй. Завтра подробности расскажешь, — заботливо предложил Командор.

Взгляд слегка шокированного Мерина снова померк. А Гудвин теперь себя не сдерживал. Вдоволь насмеявшись Гудвин предложил усугубить ситуацию и подвергнуть психику товарища новому испытанию.

— Слышь, Командор, сегодня еще Испания с Португалией играть будут во второй половине дня. Я смотаюсь посмотреть, а после расскажу тебе счет, а когда появится Мерин ты его снова удиви.

На том и порешили. Погода была дождливая и легр не стал запариваться с обедом. Он остановил своего буйвола у дорожной корчмы, на несколько медяшек были куплены самые дешевые блюда для заключенных. Кучер и остроухий засели в корчме, а Мерин, по словам Гудвина, остался сторожить рецидивистов. После трапезы остроухий покинул этот бренный мир привязав себя к лошади, и компаньоны почувствовали себя более-менее спокойно.

— Чего вы там угорали? — поинтересовался Шура после ухода Гудвина.

Командор рассказал про шутку над Мерином. Компаньону она тоже пришлась по душе, вдоволь нахохотавшись Шура обратился к гоблинше.

— И так, милая, что по-твоему сейчас натворил наш замечательный лидер?

— Подшутил над охранником? — смущенно спросила Снежана.

— Теперь ваша версия, Командор?

— Ну не знаю. Поднял вам настроение?

Шура закатил глаза к небу, а в нашем случае к крыше повозки:

— Ну за что? Почему ты выбрал мне в попутчики таких недалеких людей?

— Я, вообще-то, гоблинша, дорогой патрон, — перебила Шурины воззвания назойливая протеже.

— Нет, ты только снаружи прекрасная зеленая красавица гоблинша, а внутри тебя живет, все тот же безликий серый и унылый человек.

— Да уж, Шура, что-то вас на философию потянуло.

Компаньон улыбнулся, от хандры последних нескольких дней не осталось и следа.

— Ну же смелей! Дорогие мои, делайте предположения, что сейчас произошло? — Шура расцвел, — Ну, милая, хоть какие-нибудь предположения?

Снежана развила руками и молча покачала головой.

— Тогда вы, Командор!

— Судя по вашему хорошему настроению, вы в лотерею выиграли?

— Вы, дорогие мои попутчики, убогие и ограниченные люди не достойные моего внимания и уж тем более компании.

Шура демонстративно надул губы.

Командор подошел к гоблинше поставил ее на ноги и прошептал на ухо:

— Милая, сейчас повторяй в точности то что я буду делать, никаких лишних вопросов.

Снежана мотнула головой в знак согласия. Командор затевал, что-то явно серьезное и сейчас ей надо было показать себя во всей красе, дабы новые работодатели оценили ее рвение. Шура наблюдал за шушуканьями с большим интересом сидя в углу недалеко от входа.

Командор с гоблиншей подошли поближе к компаньону. В глазах О. Бендера суровым огнем горела праведная решимость. Снежана начала думать, что сейчас ей придется избивать своего патрона и изрядно под растерялась. Дальнейшее повергло ее в шок. Командор упал на колени и стал кланяться на манер какого-нибудь туземца.

— Прости нас о величайший из аналитиков!

Вот тут гоблинша растерялась окончательно. Вместо избиения начальника — коленопреклонение.

— На колени! Убогая! — рявкнул Командор.

Гоблинша от неожиданности грохнулась на колени как подкошенная.

— Разреши обратиться к тебе, о светлейший из умов этого мира! — максимально пафосно взмолился Олег.

Командор бухнулся лбом об пол вытянув руки вперед. Заторможенная гоблинша повторила за Командором.

— Говори. Ты, не зеленый и заурядный! — с таким же пафосом разрешил "талантливый аналитик", включаясь в ролевую игру.

— О величайший и не зауряднейший...— Командор в голове перебирал слова, подходящие по случаю, но не нейдя подходящего он толкнул гоблиншу в бок.

— Красавчик? — предложила Снежана.

— О величайший и не зауряднейший красавчик! Мы, мелкие убогие людишки пришли к выводу, что у вас — Командор вновь толкнул локтем в бок гоблиншу.

— Красавчик! — выпалила Снежана.

— У вас, о великий, возник наигениальнейший план освобождения.

Командор вновь ударился лбом оземь, гоблинша последовала его примеру.

— Убогий, ты близок к правильному ответу!

Командор снова толкнул локтем Снежану.

— Красавчик! — вновь выкрикнула гоблинша.

Командор присел, облокотившись на стенку.

— Слышь, милая — это уже ни в какие рамки не лезет. Неужели трудно подыграть? Или ты кроме красавчик других слов не знаешь?

— Командор, что ж вы на девочку нападаете сразу. Она просто не поняла, чего вы хотите. Да туповата! Зато исполнительна.

Командор посмотрел на компаньона саркастическим взглядом.

— Я проверял, — подвел итог Шура.

Недовольная гоблинша, что-то бурча уползла в свой темный угол, ей явно не нравилось, когда ее обсуждали так словно она пустое место.

Командор и гоблинша выпытывали план "талантливого аналитика" весь следующий день, но Шура хранил надменное молчание. Его забавляли попытки компаньонов разгадать ход событий. Новый план Александра, в рамках сложившейся традиции, назвали "очень секретным". И вот наступил пятый день путешествия, день "Очень секретного плана".

Утро началось традиционно с поганого завтрака. Настроение у Мерина было хуже некуда. Весь вчерашний день Гудвин отсутствовал и когда он собирался появиться известно не было. Мерин расплачивался за свои "грехи". Празднование фаната затянулось на день. И Гудвин психанув, оставил его самостоятельно разбираться с заключенными.

В тюремном фургоне, напротив, настроение у всех было приподнято, компаньоны знали, что сегодня должен свершиться "Очень секретный план" и с предвкушением ждали начала действа. "Талантливый аналитик" проснулся в приподнятом настроении. Миски с бурдой были тут же отобраны у коллег, по несчастью. Шура мотивировал это необходимостью в рамках "Очень секретного плана". Сожрать порцию гоблинши это ему, впрочем, не помешало.

— И так, дорогой Командор, сегодня вам предстоит сыграть главную роль в пьесе, поставленной для одного не очень умного зрителя.

— А мне что делать? — влезла с вопросом в пафосный монолог гоблинша.

— Прошу прошения, Командор, для двух не очень умных зрителей, — Шура вопросительно посмотрел на попутчицу, — намек ясен?

Снежана нервно сглотнула и кивнула головой.

— И так. Мне помнится в недавнем прошлом вы были уважаемым горным инженером?

— Было такое, — согласился Олег.

— На этот раз вам предстоит освоить профессию, очень уважаемого, компетентного, а самое главное обладающего инсайдерской информацией — главы букмекерской канторы. В светлом прошлом, разумеется.

— Да, я такой, — согласился Командор, — когда начинаем?

— Уже, дорогой Командор, — Шура забрал из рук миску с баландой, — а сейчас заведите разговор с хомяком про сегодняшний матч. И побольше пафоса.

Командор присел не далеко от выхода и стал осматриваться. Мерин ехал за фургоном на почтительном расстоянии. Глава букмекерской конторы помахал рукой грустному и замученному хомяку.

— Привет, Мерин, хреново выглядишь!

Охранник не торопясь приблизился к повозке.

— Все ни как от празднований не отойду. Самочувствие — хуже некуда!

Шура присел, рядом просунув ноги в клети решетки.

— Слышь, Мерин, а как Поляки с Немцами сыграли? — поинтересовался Командор.

— 1:3. Пшеки на последней минуте закатили.

Шура сделал недовольное лицо, а Командор напротив лучился улыбкой. Талантливый аналитик протянул миску баланды компаньону. Мерину было ужасно интересно, что происходит, но спросить он не решался. Шура, видя немое любопытство охранника, дал ответ на его немой вопрос.

— Спор продул. Командор, я не понимаю, откуда вы узнали, что пшеки на последней минуте закатят? И счет! Ну почему 1:3? Мерин, ты не поверишь, забились мы вчера на точный счет. И главное, я ему предлагаю, мол, давай, кто угадает победителя, тот и получает завтрак, а он давай на точный счет. А потом еще главное говорит... — здесь талантливый аналитик сделал умышленную паузу, дабы посмотреть на реакцию хомяка, — я, говорит, могу сказать тебе точно на какой минуте пшеки гол забьют. А ты, говорит просто угадай сколько голов фашисты закатят, больше двух или меньше.

Удивлению заядлого болельщика не было предела. Командор уже демонстрировал чудеса прозорливости. А после увиденного представления Мерин действительно начал верить в чудеса.

— Не зря про вас, Командор, на каторге такие слухи ходили, — продолжил подогревать интерес охранника "талантливый аналитик".

Командор не влезал в спич Шуры, потому что не знал в какую сторону должна пойти импровизация, экс владелец букмекерской канторы предпочел набить свой рот утренней баландой и с достоинством и скромностью периодически кивал головой в знак согласия или мотал в знак отрицания.

Любопытство охранника преобладало над тяжелым пост похмельным состоянием.

— А что за слухи? — робко спросил Мерин.

— Что за слухи!? А знаешь ли ты, уважаемый Мерин, как каторга устроена?

— Ну, тюрьма она и есть тюрьма.

— Нет, уважаемый Мерин, в тюрьме заключенного положено кормить три раза в день, а на каторге ты должен еду зарабатывать тяжким трудом. Если ты не работаешь, ты будешь голодать.

— Сурово, — посочувствовал охранник.

— А для возбуждения у нашего контингента интереса к этому самому труду, ввели такое правило — если сделаешь больше нормы, то можешь накопить много купонов, а на них зэк, может купить себе обед охранников учреждения. Обед даже по меркам свободных людей шикарен. Отбивные там всякие, фрукты.

— Да, и правда неплохо, — согласился Мерин.

— Так вот, я ни разу не видал, чтоб Командор палец об палец ударил, а питался он исключительно хавкой вертухаев. Местные труженики пытались добиться от него секрета успеха. Вот только охранники всегда заступались. Потом выяснилось, что вертухаи охраняющие нашего спутника сказочно разбогатели.

— Да ладно!? — изумлению хомяка не было предела.

— А самое интересное, уважаемый Мерин, случилось это все два года назад, как раз в преддверии чемпионата мира по футболу.

Охранник и Шура с неподдельным интересом глядели на Командора, доедавшего баланду. Тот не торопясь доел остатки облизал ложку, после внимательно посмотрел на две пары глаз, сверлившие его немым вопросом.

— Да, — только и сказал бывший владелец букмекерской канторы.

— Я так и думал! Это были не слухи! Вы на самом деле Букмекер!

— Кто? — удивился мерин.

— Ты что, Мерин в лесу живешь? Это легендарный Букмекер! Уголовное дело трехлетней давности. Преступный синдикат, который поднимал огромные деньги на инсайдерской информации.

— Что-то такое припоминаю, — напрягшись припомнил охранник.

На самом деле Мерин никак не мог вспомнить — эту знаменитую уголовную историю, так — как она существовала только в воспаленном сознании "талантливого аналитика". Но почуяв несметные богатства память начала подгонять факты под вымысел. Как говорили старые и мудрые: тут главное веровать! И наивный охранник уверовал.

— Ну, допустим, это так. И что дальше? — безразлично поинтересовался мастер инсайда.

— Хотел бы я сейчас оказаться на твоем месте, — обратился Шура к охраннику.

— А может, ты это, расскажешь, кто выиграть должен? — завел неуверенный разговор Мерин.

— А мне какой профит?

— Профит? — переспросил охранник.

— Прибыль, — пояснил "талантливый аналитик".

— Ну, если я выиграю, то отпущу вас на все четыре стороны.

— Гудвин тебе отпустит, — усомнился Командор.

— Мы с Гудвином этой хренью занялись, только чтоб долги отдать. А если я денег подниму в этих танцах с бубнами весь смысл пропадает.

— Пожалуйста, Командор, соглашайтесь, — взмолился Шура, — это ведь реальный шанс обрести свободу.

Две пары глаз с умоляющим трепетом глядели на мастера инсайда.

— Хрен с вами! — сдался Командор, — но Мерин, после того как ты поднимешь, мы свободные люди. И гоблинша идет с нами.

— Все что угодно, Командор! — согласился окрыленный охранник.

— На ближайшие три игры. Ставь серию на общий счет.

Мерин внимал каждому слову "мастера инсайда".

— Кто играет следующую игру?

— Португалия — Франция.

— Франция. 3-1.

— Командор, вы уверены? У португальцев состав на много сильнее.

— Мерин. Если ты сомневаешься в моих словах, делай ставки самостоятельно.

— Извини Командор. Франция 3-1.

— Кто дальше?

— Наши и англичане.

— Наши 2-1, — не задумываясь выпалил "мастер инсайда".

Взгляд Мерина выражал крайнюю степень изумления.

— Да как так-то?! Наши никогда не выигрывали у англичан.

— Второй гол закатит Коржавин, — тоном, не терпящим возражений, заявил экс владелец букмекерской конторы.

Вера в непогрешимого букмекера заколебалась в душе алчущего болельщика.

— Да он в упор по воротам попасть не может. В последней игре из отданных ему пяти пасов в ворота прилетело ноль. Он даже в створки ворот ни разу не попал.

— Ну и конечно, ты никогда в жизни не стал бы ставить на него?

— Само собой, — согласился Мерин, — никто не стал бы на него ставить.

Командор тяжело вздохнул:

— Мерин, я не ясновидящий, я букмекер. Я не угадываю, я точно знаю. Если ты сомневаешься, то не ставь. Но я выдал тебе инсайд и хотел бы поиметь с этого хотя бы что-то.

— Что поиметь?

— Ну хотя бы посмотреть на твое лицо. Когда ты поймешь, что все мои прогнозы сбылись. И ты мог стать миллионером на ровном месте, а вместо этого ты усомнился и будешь дальше влачить жалкое существование выплачивая долги.

В душе простоватого охранника шла нешуточная борьба. Жадность и вера в чудеса сошлись в неравном бою с логикой и здравым смыслом.

— Семен, охранник на каторге, тоже сначала относился скептически. А сейчас он миллионер, — подбавил огоньку Командор.

— Германия — Италия? — решился Мерин.

"Мастер инсайда" улыбнулся:

— Германия с любым счетом.

В глазах болельщика светился немой вопрос.

— Макаронники облажались на прошлом чемпионате. А в этом году фашистам разрешили разделать их под орех, — пояснил Командор, — счет может быть какой угодно, но в пользу немцев.

Мерин начал собираться впопыхах. Он привязал лошадь к фургону, а себя к лошади.

— Эй постой, Мерин! — Обратился Шура к охраннику, — А ты, когда назад вернешься?

— Да ХЗ. Надо кредитов собрать побольше до игры. Потом в контору лететь ставки делать. Сегодня точно не появлюсь.

— Эй, а как же обед? — не унимался "талантливый аналитик".

— Это покормит, — мотнул головой в сторону легра без пяти минут миллионер.

Взгляд охранника помутнел, и Мерин отправился в лучший из миров.

Снежана засуетилась за спиной.

— И куда это мы собрались? — поинтересовался "талантливый аналитик".

— Да мне тут надо отлучиться, — начала лепетать гоблинша.

— Шура, я так думаю, что ваша протеже собралась поднимать миллионы.

— А чем я хуже Мерена?

После этой фразы компаньоны катались по полу, держась за животы. Снежана стояла в недоумении, не понимая причин смеха попутчиков. Немного отойдя, Шура просветил свою протеже в области театральных афер. После объяснений гоблинша почувствовала себя полной дурой и даже слегка покраснела, насколько может покраснеть зеленокожий гоблин.

К обеду легр свернул с дороги, распряг быка. Развел костер и завалился спать. Доблестная охрана не подавала никаких признаков жизни.

— Время пришло! — скомандовал «талантливый аналитик».

Снежана раскидала пучок соломы и вырвала довольно толстую доску длиною с метр. После Шура достал нож и воткнул его с торца доски. Затем гоблинша распустила доску, уперев нож в металлические решетки двери. В руках у попутчицы оказался квадратный брусок метровой длинны.

— Патрон, так пойдет?

— В самый раз.

Командор осмотрел место, откуда достали доску. Было видно, что работали когтями, и работа велась не один день.

— А я-то думал, чем вы здесь занимались?

После Снежана перекинула свою жилетку между двумя прутками решетки, застегнула ее на все пуговицы, просунула в жилет брусок и начала закручивать по часовой стрелке. Жилет затягивался на прутьях, образуя что-то на подобии тугой петли. Через какое-то время петля начала стягивать прутки. Старая гоблинкая жилетка трещала и местами рвалась, но продолжала делать свое дело. Шура начал было уже опасаться, что прочности не хватит. Гоблинша повернула брусок еще на пол оборота, и прутки поддались. Шура улыбнулся:

— Работают законы физики!

После та же операция была проделана с соседними прутками. В итоге в решетках двери появилась щель, сквозь которую, с трудом, могли протиснуться два не очень крупных человека и средних размеров гоблинша.

Вчерашние арестанты стояли рядом с фургоном. Недалеко в бессознательном состоянии находились охранники. Метрах в десяти у костра мертвецким сном спал легр, а рядом мирно пасся огромный буйвол. Шура прислонил указательный палец к губам, показывая компаньонам, чтоб те вели себя как можно тише. Командор и Снежана стараясь не шуметь, двинулись в сторону от лагеря. А Шура подобрал брусок и двинулся в обратном направлении. Он нашел большую засаленную крышку от кастрюли и со всей дури вдарил по ней бруском. Экс букмекер и гоблинша застыли на месте как вкопанные, удар эхом отразился в горах.

— Видели бы вы свои рожи! — заорал «талантливый аналитик», — не пугайтесь, легр спит одни сутки из пяти и в эти сутки его невозможно разбудить. Механика игры. Мы как-то раз взяли подобных тварей на осаду крепости, так они в самый ответственный момент завалились спать. В общем лажанулись мы по полной.

— Послушай, милая, — обратился Командор к гоблинше, — а ты обратно сможешь поправить решетку?

— Не обещаю, но я постараюсь. Очень постараюсь.

— Милая моя протеже, — с максимальным пафосом начал свою речь «талантливый аналитик», — сегодня ты своими собственными глазами узрела скромные возможности твоих потенциальных работодателей. Перед нами стоит очень важная, великая цель. Подумай хорошо! Обратного пути не будет. Сейчас у тебя есть уникальный шанс уйти отсюда и быть свободной гоблиншей.

— Патрон, вы хотите от меня избавиться?

— Я даю тебе уникальный шанс сделать выбор. К огромному сожалению, Командор мне такого шанса не предоставил.

Шура явно пытался избавиться от гоблинши. Но после проявленных театральных способностей получалось плохо.

— Послушайте, дорогой патрон, мы с вами условились о моей заработной плате, — Снежана приходила в бешенство, — или я, по-вашему зря эту доску три дня ковыряла. Да у меня сумма штрафа выросла с двух тысяч до трех за побег.

— Вы приняты и поступаете в распоряжение Шуры, — спокойным ровным тоном констатировал Командор.

После этих слов Снежана под растеряла свой пыл.

— А теперь, милая, когда мы все выяснили. Свяжи нашу охрану покрепче, а то не дай бог еще проснутся.

Шура подошел к спящему легру и стал бесцеремонно ковыряться в его вещах. Из сумки были извлечены горстка серебряных монет и дрянное медное колечко, принадлежавшее гоблинше.

— Не густо! — подвел итог «талантливый аналитик».

— Ну что, коллега, все приличия соблюдены, и мы можем отправляться дальше?

— Еще не все, или вы думаете, что я спущу хамство хомяка на тормозах.

— Шура из вас хреновый мститель, может оставим этих бедолаг в покое? Потом мы уже довольно сильно наказали хомяка. Он сейчас мечется по городу ищет кэш. Потом ставку сделает и оставит все свои средства. Он уже наказан — он встретил нас на своем пути.

— Ну уж нет! На этот раз я не откажу себе в этой маленькой радости. Вам, дорогой Командор, должно понравиться.

— Уважаемый коллега, вы становитесь кровожадным.

— На самом деле, Командор, это для их блага. Если выяснится, что они нас прошляпили, им выставят штрафные санкции. К югу от нас находится ущелье огненных троллей. Наши сторожа не в курсе, что здесь творится. Пусть думают, что на них тролль напал.

— И как вы это устроите?

Компаньон улыбнулся и молча полез на козла.

— Патрон, охрана связана, — отрапортовала протеже.

Шура скинул с верху моток веревки. После спрыгнул сам.

— Я научу вас, неразумные!

Снежана, памятуя первый спектакль, увиденный в фургоне бухнулась на колени и ударилась лбом о землю. Командора начал разбирать истерический смех. Гоблинша опять сделала, что-то не то.

— Шура, ваша протеже делает успехи!

«Талантливый аналитик» под руку помог подняться помощнице.

— Отдохните, дорогие коллеги, дальше я все сделаю сам.

Командор и Снежана отошли в сторонку и стали наблюдать за работой мастера. Мастер в свою очередь накинул ярмо буйволу на шею, после к ярму за веревку привязал фургон, но на этом Шура не остановился. Он отмотал еще веревки и привязал легра за ногу, вторую сторону веревки Шура привязал к фургону.

— Вот теперь порядок!

— Патрон, вы знаете, как управлять тяжелыми петами?

— Без понятия. Но я с удовольствием посмотрю, как вы это сделаете.

Дальнейший час прошел под лозунгом: «заставь быка работать». Признаться, честно, получалось плохо, были перепробованы все команды типа: но, хо, пошел, цок-цок и в том же роде. После гоблинша перешла к рукоприкладству, но в силу разницы весовых категорий, этот акт не принес желаемого результата. Зверюга продолжала жрать траву не обращая внимания. "Талантливый аналитик" сидя у костра с интересом наблюдал за попытками компаньонов сдвинуть зверя с места.

— Ну что, неразумные, как успехи!?

Неразумные подошли к Шуре.

— Бесполезно, патрон, нужна развитая способность на управление тяжелыми петами.

"Талантливый аналитик" тяжело вздохнул.

— Как трудно быть мной! — голосом полным скорби произнес Шура, — ответ перед вашим носом.

— Вы, патрон, умеете управлять тяжелыми петами?

Шура отрицательно покачал головой.

— Костер, бестолочи.

— Патрон, вы собираетесь поджечь зверюгу?

— Почти.

С этими словами "талантливый аналитик" вытащил из огня тот самый брус, благородя которому компаньоны выбрались из фургона. Брус пылал словно факел.

Шура начал махать им у морды буйвола, тот в свою очередь отворачивался в сторону и делал несколько шагов от импровизированного факела. Выставив направление зверюги в нужную сторону Шура подошел к компаньонам.

— Тяжелыми петами управлять? Да легче легкого!

В этот момент пришел в себя один из охранников. На удивление компаньонов это оказался Гудвин. Видимо перед началом игры он решил проведать Мерина.

— Мерин! Развяжи меня.

Компаньоны подошли к связанному охраннику.

— К сожалению, Мерин не может тебе помочь. Он сейчас очень занят.

— Командор, что происходит!?

— Происходит побег, — флегматично пояснил Шура, — но в твоих же интересах убедить всех, что на вас напали несколько огненных троллей, вон из того ущелья. Самое главное убеди в этом Мерина, иначе он вам весь суд провалит.

С этими словами "талантливый аналитик" двинулся в сторону буйвола. Подойдя в плотную, Шура сунул зверюге под хвост горящий факел. Буйвол тяжело замычал, и словно шальной бегом двинулся в сторону ущелья волоча за собой фургон привязанных лошадей и легра.

Командор всматривался в даль выставив над глазами ладошку:

— Хорошо пошел!

Глава опубликована: 15.02.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх