Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


14 558 +5    1    107    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 1

Я подошел к окну. Снег валил все сильнее, за его пеленой уже не было видно домов напротив. Приятно было наблюдать за бушующей стихией, находясь под защитой крепких стен и надежной крыши.

Удивительное ощущение тепла и покоя не отпускало меня с того самого момента, как я вернулся домой. Пускай в реальном мире дома у меня не было, а сам я лежал в гелькапсуле глубоко под землей, на какой-то спешно расконсервированной военной базе, тут у меня появилось это удивительное чувство. Чувство, что меня где-то ждут.

Надо сказать, что мое появление произвело настоящий фурор. Джером и Марджори обнимали меня, не скрывая слез, монументальная же мадам Пети едва вовсе в них не утопила, непрестанно повторяя, как мантру: «Бедный мой малщик, бедный мой малщик». Мистер Джобсон, который привез меня из больницы, только посмеивался, стоя в сторонке и глядя на то, как я краснел, смущенный таким теплым приемом.

День, к тому же, оказался крайне напряженным, и только вечером, казавшись в своей комнате, я смог, наконец, немного прийти в себя и проанализировать все произошедшее за то время, которое я находился в больнице.

А произошло многое. Во-первых, как и обещал, на следующий день после своего первого визита, вновь явился детектив. Проговорили мы с ним, в этот раз, около двух часов, до момента, пока я, обессиленный, не начал засыпать на половине фразы. И выяснились интереснейшие подробности…

Оказывается, детектив Марч действительно проводил расследование параллельно со мной, вот только обладал он, при этом, куда большим объемом данных и несмотря на то, что действовал неофициально, более широкими возможностями. Поэтому цели и задачи он перед собой ставил глобальные. Он решил не просто поймать убийцу, а раскрыть всю сеть высокопоставленных сообщников, ни на минуту не сомневаясь в ее существовании. Когда же, в результате расследования, всплыло имя племянника королевы, детектив понял, что все еще более серьезно, чем предполагалось изначально.

В тот момент он решил, что необходимо отстранить меня от расследования, дабы я не спутал все карты своим любительским подходом, но как раз тогда-то и появилась старуха пророчица, старая Грета, как называл ее детектив Марч. Она рассказала ему о моей странной и непонятной «ключевой» роли в этом расследовании, и о готовящейся гекатомбе. Подготовку операции пришлось резко ускорить. А когда детектив узнал о пропаже детей, что послужило косвенным подтверждением слов старухи, он решил действовать незамедлительно.

Детектив и его два помощника, уже известные мне констебли Кирк и Нойз, с помощью своего «агента», горничной Магды, проникли в дом леди Элизабет. Записывающая птица была заранее доставлена в дом, как подарок от анонимного поклонника, и была принята крайне благосклонно. Женщина самолично постоянно ее заводила.

Надо сказать, что я появился в самый разгар действий. Зная, что терять время нельзя и могут пострадать дети, детектив решил не ждать появления надежного компромата и запустил операцию, понадеявшись отчасти на везение. Горничная принесла кофе с огромной дозой эликсира, путающего мысли, на обратном пути обновила завод у птицы и незаметно переключила рычажок под клювом, инициировав запись. В планах детектива было дождаться окончания записи, и, даже если бы на ней не было бы ничего крамольного, начинать захват. Но в комнату ворвался я и спутал все карты.

Не зная, что ситуация и так находится под контролем, я начал стрелять. Удар, который в итоге сломил мое сопротивление, был произведен констеблем Кирком, который просто не рассчитал свои силы.

Кстати, как сказал детектив, все же мое появление действительно оказалось ключевым. Действие эликсира оказалось немного слабее, чем предполагали, и, если бы не я, неизвестно, не перестреляли бы полицейские друг друга. А так, фокусировав свое внимание на мне, преступница пропустила момент, когда ее саму, едва не убив, констебль Кирк оглушил своим огромным кулачищем.

Еще одним непонятным моментом, который прояснил детектив, было то, как умудрился выйти из-под ментального контроля Ирвин. Как оказалось, у парнишки было очень сильное врожденное сопротивление к контролю, и поэтому он довольно быстро пришел в себя. Конечно, если бы он встретился с леди Элизабет лицом к лицу, никакой речи о сопротивлении бы не шло.

Кстати, мой рассказ о том, как я подозревал детектива, что он является вольным или невольным сообщником преступницы, вызвал у того несколько минут здорового смеха и одобрительное похлопывание по моему плечу. Излишняя подозрительность, как сказал тогда детектив, никогда не вредила делу так, как излишняя доверчивость.

Раздавшийся стук в дверь отвлек меня от воспоминаний.

— Открыто!

— Мистер Браун, все уже на месте, ожидают только вас.

— Спасибо, Марджори, я сейчас спущусь.

Да, сегодня у нас торжественный ужин в честь завершения дела, поимки преступника и моего визита к королеве.

Я отошел от окна, еще раз окинул свое отражение критическим взглядом, стоя перед большим, в полный рост зеркалом. Восьмой уровень в этом мире приближал мой видимый возраст к тому, что был у меня в реальном. Папино лицо, мамины глаза и волосы, казалось, отличий во внешности почти нет. Вот только не видно во взгляде мрачной обреченности, не согнута спина, не такая бледная и прозрачная кожа. Виртуальный «я», пожалуй, сильнее и увереннее, чем «я» настоящий. Поправив шейный платок и одернув жилет, я поспешил вниз.

— Эй, Шерлок, дружище, ну где ты ходишь? Мы уже думали начинать без тебя! — весело улыбающийся детектив казался сущим мальчишкой.

— Грэг, прекрати, — мисс Эмили строга, как с одним из своих воспитанников. — Шерлок, как ты себя чувствуешь? У тебя все хорошо?

— Да, все просто замечательно, большое спасибо, — я старался не ухмыляться, глядя, как детектив шутливо закатывает глаза, передразнивая заботу своей невесты.

Да, да, именно невесты. Всего пару дней назад детектив Марч сообщил мне по секрету, что попросил руки мисс Эмили у мистера Шоу. Как оказалось, с предложением руки и сердца детектив приходил к ней уже дважды, и лишь на третий раз получил согласие. Так что теперь это официальная пара, с чем их можно поздравить.

— Шерлок, ты присядешь, в конце концов? Чего ты застыл? — Донни, невероятно повзрослевший за время, пока я валялся без сознания в больнице, казался настоящим гигантом, по сравнению с сидящей с ним рядом Мариссой.

— Да, простите. Я задумался.

Мда. То, что Донни теперь с ней, и радовало меня и заставляло тревожиться. Я раньше никогда не видел друга таким счастливым. Он растерял свою детскую робость, полностью перестал заикаться. Уже в тот момент, когда он переехал из приюта и начал заниматься своей любимой алхимией, было ясно, что Донни начинает меняться, становится уверенней, что у него появился внутренний стержень. Но теперь он действительно стал цельной натурой, и все это благодаря Мариссе.

Надо сказать, когда я впервые увидел, еще в больнице, эту сладкую парочку вместе, я не поверил своим глазам. Да, можно было бы догадаться, тем более, что Марисса добровольно вернула мне ключ. Но тогда я не думал, что это связано с Донни, их зарождающимся чувством и искренним раскаянием девушки. Я, признаться, решил, что теперь, когда Марисса вот-вот станет баронессой, ключ ей попросту оказался не нужен.

А оказалось, что искреннее восхищение Донни, его робость, но вместе с тем смелость и настойчивость, пробили брешь в ледяном панцире сердца воровки и мошенницы с Маер стрит. И Марисса вдруг, неожиданно для себя, открыла прежде не известное ей чувство.

Сейчас, глядя на то, с какой нежностью она смотрит на Донни, я искренне радовался, но помня, как долго и тяжело друг переживал предательство матери… Даже не представляю, что было бы с Донни, если бы его снова бросили.

— Итак! — с места поднялся мистер Джобсон. — Раз уж мы все собрались, можно начинать. Джером, будьте любезны.

Мажордом подкатил к столу невысокий сервировочный толик, на котором стояло небольшое ведерко светлого металла, заполненное колотым льдом. В центре его торчало горлышко бутылки темного стекла. Пока я завороженно смотрел, как Джером вскрывает завязанное тонким шпагатом и залитое сургучом поверх пробки горлышко, адвокат продолжил свою речь.

— Сегодня мы празднуем несколько замечательных событий! Первое, это, безусловно, триумф наших доблестных следователей, которым удалось раскрыть не только дело о многолетних массовых убийствах, но и заговор против короны. И в связи с этим, есть еще один повод для того, чтобы поднять бокалы — это присвоение специальной королевской грамотой титула баронета детективу Марчу, вернее, теперь уж сэру Грегори.

— Вот еще чего, какой из меня сэр, даже и не думайте меня так называть!

— Хорошо детектив, как скажете. Это еще не все, господа! Волею Господа, у нас тут две будущие супружеские пары — Грег и Эмили, Дональд и Марисса. Вот за это я предлагаю выпить по бокалу этого чудного розового игристого вина из Шампани! За любовь, за радость, за новую жизнь! Виват!

Пригубив приторно сладкое и стреляющее в нос пузырьками углекислого газа вино, я некоторое время молча переваривал новости. И, если о детективе я и так все знал, то будущая женитьба Донни меня ошарашила. Скосив глаза в его сторону, я перехватил смущенный, извиняющийся взгляд друга. Марисса, по обыкновению, смотрела дерзко и насмешливо. Решив серьезно поговорить позже, я прислушался к беседе, которая уже неторопливо велась за столом.

— И что вы решили делать дальше, сэр Грегори?

— Господи, я вас умоляю, мистер Джобсон, прекратите меня так называть, мне слишком неловко. Ощущение, будто я чужое пальто надел, и все вокруг видят, что оно не с моего плеча.

— Хорошо, уговорили, — рассмеялся адвокат. — Буду называть вас просто Грегори, но тогда и вы зовите меня просто Артуром, договорились?

— Договорились, Артур. Планы? Честно, я пока не знаю. Мы с Эмили не обсуждали эту тему. Видите ли, одной из причин наших прошлых разногласий была работа, вернее моя ею одержимость. Поэтому, чтобы не допустить повторения подобного, я хочу больше времени посвящать семье. Скорее всего я уйду из полиции.

— Ну, теперь то вы можете себе это позволить, — улыбнулась мисси Джобсон. — Уедете в пригород, совьете там семейное гнездышко.

— Что? Уехать? А как же приют, как же дети? — мисс Эмили порозовела от возмущения. — У меня же дети, а они только начали приходить в себя после всего пережитого. Да и вообще, я никогда их не брошу. Да и Грегу не стоит бросать работу, теперь только я поняла, насколько она важна.

— Ну, значит ничего не изменится. Я просто постараюсь работать поменьше, а подаренное королевой поместье… Оставим, если оно будет приносить хоть какой-то доход, а летом сможем отправлять туда детей, поближе к природе.

— Кстати, Шерлок, — повернулась ко мне мисс Эмили. — А это правда, что ты отказался от подарка королевы?

— Я не отказался, я просто взял деньгами.

— О да, — рассмеялся детектив, — это было что-то. Все, включая королеву, были шокированы, когда наш герой сказал, что ему не нужен особняк в Сити. Вы можете себе представить? Отказался от дома стоимостью в несколько тысяч золотых, если не в десяток, попросив взамен сумму, примерно компенсирующую стоимость экспедиции на другой континент. Потерял в итоге кучу денег!

Ясное дело, что с точки зрения детектива, да и не только его, я поступил, как идиот. Вот только какой прок мне был от дома, если я не собирался проживать тут всю жизнь? Действительно насущной проблемой, которая меня волновала, был вопрос добычи денег на будущую экспедицию. Благодаря щедрости королевы он разрешился, на большее я и не рассчитывал. К счастью, за меня вступился мистер Джобсон, и оправдываться мне не пришлось.

— А я прекрасно понимаю Шерлока и считаю, что он абсолютно прав. Отказавшись от большей части вознаграждения, он создал, как говорим мы, адвокаты, positive imaginem — положительный образ. И это, безусловно, будет работать на него в дальнейшем, так как королева почитает бескорыстное служение.

— Так уж и бескорыстное! Мне выдали тысячу золотых, это огромные деньги!

— Поверь мне, мой мальчик, — улыбнулся старый адвокат. — Жизнь и благополучие правящей особы стоят намного, намного больше. И королева запомнит тебя как честного и порядочного молодого человека, который отказался от щедрой награды, взяв лишь малую толику. И то, лишь для того, чтобы узнать о судьбе пропавших членов семьи. Возможно, что это стоит подороже тех денег, которые ты потерял.

Не знаю, возможно я излишне мнителен, но мне на секунду стало неприятно, что мой поступок мог произвести именно такое впечатление — ход продуманного и расчетливого деляги. И чтобы отвлечь внимание общества от своей персоны, я развернулся к Донни.

— А вы уже распланировали свое будущее?

— Ну, — тот, как мне показалось, немного смутился и покосился на Мариссу. Получив от нее ободряющий кивок, продолжил. — В общем, да. Дело в том, что я прошел сертификацию мастерства, и теперь буду зарабатывать, как производитель лекарственных средств и алхимических препаратов. Мой учитель, мистер Инганнаморте, воспользовался своими связями и помог заключить контракт с владельцем нескольких крупных аптек. Так что я теперь смогу позволить себе снять собственный домик и содержать семью.

— Это просто замечательно! Ну, то есть не то, что ты съедешь…

— Да понял я, понял, — рассмеялся Донни. — Уж точно я не подумал бы, что ты спешишь от меня избавиться. В общем, свадьбу мы запланировали на лето, и если ничего чрезвычайного не произойдет, то уже к июлю Марисса Уоррен станет миссис Уотсон.

— Только летом? Готовы ждать еще полгода?

— Никаких проблем, мы готовы ждать столько, сколько угодно. А лето, это весьма приблизительный срок. Мы решили, что не имеем морального права жениться раньше, чем отплатим тебе за все, что ты для нас обоих сделал, Шерлок. Поэтому, мы поженимся тогда, когда вернемся из твоей экспедиции. А когда это будет, летом или осенью — не важно.

— Вы поедете со мной?

— Конечно!

— И Марисса? Но это может быть опасно, ты уверен?

— Он уверен, — жестом остановив уже собирающегося ответить Донни, впервые за весь вечер подала голос девушка. — Именно потому, что это опасно, мы обязательно поедем с тобой. Дональд, как и я, слишком многим тебе обязан. А я привыкла платить свои долги. И тем более, зная о твоей наивности и доверчивости, не могу допустить, чтобы тебя там облапошили.

— Я… — мне пришлось сделать некоторое усилие, чтобы мой голос не дрожал от нахлынувших эмоций. — Я очень тронут, правда. Спасибо.

Разговор плавно ушел в сторону, над столом понеслись смешки. Утомленный чередой праздничных блюд и немного одуревший от вина, я откинулся на стуле, лениво обводя комнату осоловевшими глазами.

Проводя расслабленным взглядом по сторонам, я вдруг наткнулся на внимательный и серьезный ответный взгляд детектива.

— Шерлок, — поняв, что я обратил на него внимание, начал он, как бы невзначай. — А есть у вас в доме курительная комната?

— Курительная комната? Боюсь, что отдельной комнаты для этого не выделено, дядя очевидно предпочитал курить в кабинете.

— Отлично. Не проводишь меня? Заодно, обсудим несколько вопросов, связанных с расследованием.

— Конечно, детектив.

Извинившись перед гостями, мы покинули столовую. Гадая, какие еще подробности расследования мы с детективом не обсудили за те часы, которые посвятили этому вопросу, пока я томился в больнице, я открыл дверь кабинета. Детектив, коротко осмотрев помещение и плотно прикрыв дверь, не стал доставать ни трубки, ни сигары.

— Скажи, мой юный друг, знаешь ли ты байку, об одной женщине, которая подобрала на улице умирающую от голода и холода змею?

— Змею? О чем вы, детектив? — мое крайнее недоумение, уверен, отразилось на лице.

— Ага, значит, не знаешь. Это очень интересная и поучительная история, я расскажу тебе. Одна жалостливая старая женщина увидела на улице ядовитую змею, та умирала от холода и выглядела крайне несчастной. Женщина подобрала ее и принесла домой, где несколько дней тщательно ухаживала и кормила. Змея становилась все сильнее и крепче, пока, в один из прекрасных и солнечных дней, она окончательно не выздоровела. И тогда, она укусила женщину. Умирая, сердобольная женщина не могла сдержать своего удивления и спросила: «Почему ты отплатила мне такой черной неблагодарностью, ведь я спасла тебя от неминуемой смерти?». На что змея ей справедливо ответила: «Когда ты брала меня к себе домой, ты же знала, что я змея?».

Когда детектив закончил рассказывать свою притчу, я вспомнил, что читал ее и раньше. Более того, я прекрасно понял, что он пытался мне сейчас сказать. Но не был полностью согласен с этим.

— Интереснейшая сказка, ты не находишь?

— Безусловно, детектив. Очень интересная. Только вам не кажется, что она не обязательно правдива?

— Ты намекаешь на то, что змеи не разговаривают?

— Я намекаю на то, что человек не змея, он может преодолеть свою природу, воспитание и привычки ради высшей цели.

— Я рад, что ты сразу уловил суть, — улыбнулся детектив. — Впрочем, я был уверен, что мне не придется тебе все разжевывать. Шерлок, пойми, я не хочу никого ни в чем обвинять огульно, просто не хочу, чтобы ты, как та несчастная сердобольная женщина, потом удивлялся, как же так случилось, что тебя укусили.

— Я понимаю вас, детектив. Зная прошлое Мариссы, представляя, какой образ жизни для нее привычен, я тоже еще не до конца смирился и принял ее новую роль. Но надеюсь, что она действительно решила измениться, такое бывает. Я много раз встречал в литературе случаи, когда последние злодеи ради любви перерождаются и становятся порядочными людьми.

— Так-то в литературе, мой друг, что-то в жизни я такого не припомню. Ну что ж, тебе решать, потом не жалуйся. Твой друг, Дональд, знает о прошлом мисс Уоррен?

— В том же объеме, что и я.

— Ну что ж. Приглядывай за ними, на всякий случай. И хорошо бы, чтобы я ошибался. Вернемся за стол?

— Да, пожалуй.

В столовой, тем временем, ничего нового не произошло, беседа текла так же неторопливо, казалось, нашего с детективом отсутствия никто и не заметил. Я же, думая теперь об этом чертовой умирающей змее, исподтишка косился на Мариссу.

Не знаю, возможно ей, с явными незаурядными актерскими талантами, можно сыграть что угодно, например, превратиться из почти уличной оборванки в благовоспитанную юную леди, что Марисса с успехом демонстрировала сейчас. Но изобразить такой влюбленный взгляд, какой она то и дело дарила Донни, как мне кажется, не способен никто.

Я немного успокоился и смог постепенно втянуться в общую беседу и отдать должное восхитительному десерту из охлажденной дыни и взбитых сливок. Через полчаса, когда все было съедено и выпито, все новости обсуждены, вечер подошел к концу.

Мистер Джобсон с супругой отбыли домой пешком, решив прогуляться перед сном, детектив с мисс Эмили отправились в экипаже, Донни отправился провожать Мариссу. Все разъехались, и я смог спокойно вернуться в свою комнату. Завтра я впервые собирался отправиться в приют после возвращения из больницы, да и вообще, дел было запланировано много. Старый адвокат по моей просьбе как раз подготовил все нужные бумаги, чтобы осуществить то, что я задумал.

Не раздеваясь, я повалился на кровать. Дурная привычки читать лежа, но что уж поделать. Взял с тумбочки книгу, которую не открывал уже почти две недели. Как там Томас и Ребекка, выбрались ли из очередной передряги? Надо сказать, за чередой фантасмагорических событий моей реальной жизни, я почти позабыл о несчастьях, преследующих книжных героев. Да и не мудрено. Кто бы мог подумать, что в центре города, такого чопорного и цивилизованного, закрутится такая круговерть? Жертвоприношения, темные древние силы…

Уронив так и не раскрытую книгу на грудь, я вновь мысленно вернулся к нашему с детективом разговору в больнице, когда он рассказывал мне о планах зловещей и прекрасной леди Элизабет.

«Почему же старуха Грета решилась помогать вам?» — спросил я его тогда.

Детектив нахмурился и сказал: «Видишь ли, мой друг, для нее — это вопрос выживания. Эта женщина вовсе не добрая фея, которая решила вдруг помочь положительному герою, у нее есть тут и свой интерес. Наша преступница нарушила зыбкое равновесие покоя, в котором находятся сейчас силы, бушевавшие в полном величии тысячи и тысячи лет назад, и риск окончательно пробудить их стал слишком высок».

Мне было непонятно, что детектив имел в виду, и в ответ на мою просьбу, он рассказал о сонмах разнообразных, сильных и слабых божеств, которым якобы принадлежал этот мир на заре цивилизации, по мнению старой колдуньи. Он не знал всех подробностей и сам понимал слишком мало, но именно этот страх, страх, что освободятся из глубочайшего сна орды этих кровожадных существ, и заставил старуху решиться на помощь полиции.

«А чего на самом деле добивалась эта женщина, леди Элизабет? Она действительно рассчитывала на бессмертие?» — неужели человек, который занимался играми со всеми этими потусторонними силами не понимал опасности своих действий?

«Да, я спрашивал ее об этом. Сейчас она говорит только правду, поэтому ее ответам можно верить. Так вот, когда я спросил ее, что в итоге она намеревалась сделать с этим миром, когда его наводнят разбуженные ею сущности, из которых Дагон, по сравнению с остальными, не опаснее двухмесячного щенка, она ответила, что уверена в своих силах и спокойно справилась бы с любыми из них» — детектив, рассуждая, прохаживался вдоль кровати.

«То есть она не хотела воцарения Темных богов?» — спросил я тогда. «Конечно, нет. Она хотела воцарения себя, любимой, точнее той части себя, которая управляла этой одержимой женщиной в каждый отдельный момент» — и детектив Марч рассказал подробнее о той странности, которая так поразила меня еще в тот момент, когда я стоял за дверью и подсматривал в замочную скважину.

Как оказалось, эта женщина, которая сотни лет скрывалась от правосудия и продолжала убивать, при этом постоянно находясь на самом виду, уже давно и безвозвратно сошла с ума. Как и когда это произошло — сейчас понять невозможно. Почему? Тоже так просто не ответить. Возможно все началось в тот момент, когда жажда силы и могущества начала бороться в ее душе с неприятием зла? И тогда возникло новая личность, уже не обремененная моральными принципами, которая смогла взять на себя руководство. Возможно, все так и было, но это лишь только мое предположение, не более.

А фактом является то, что, несмотря на ее безусловное безумие, за преступление против короны ждет леди Элизабет вовсе не сумрачный приют для сошедших с ума преступников, где когда-то провел часть жизни мой учитель, мистер Шоу, а самая, что ни на есть виселица, с крепкой пеньковой веревкой.

— Да и к лучшему! — я снова взял в руки книгу, и, наконец, погрузился в удивительные приключения Томаса и Ребекки в краю скользких зеленых лиан, ночных криков ягуаров, таинственных храмов и капищ, крови, золота, и страха.

Утро подкралось совсем неожиданно. Казалось, вот только что я вместе с четой Тэтчер с ужасом и осознанием неизбежного, влекомый горланящими что-то туземцами, приближался к залитому кровью алтарю, как уже холодное зимнее солнце смотрит мне прямо в окно. И я открываю глаза в собственной спальне, одетый, но без ботинок, прикрытый легким покрывалом.

Это что же, все-таки уснул? Выходит, так… Вероятно, организм еще не до конца восстановился после многодневной комы.

Ну что ж, зато я прекрасно выспался, настроение на редкость бодрое, да и готовность к действиям просто брызжет и льется через край. Посетив ванную комнату и переодев измятый костюм я, насвистывая, спустился в гостиную. Проходя мимо комнаты Донни, я несколько раз стукнул, не дождавшись ответа — заглянул. Никого.

Надо сказать, проснулся я в несусветную рань, часы на камине показывали без четверти шесть. Сказывалось то, что уснул вчера едва ли в десять вечера. Впрочем, это к лучшему, можно позавтракать и собраться без спешки. А все-таки, где же Донни?

С этим вопросом я обратился в Марджори, которая, собранная и деловитая, появилась в гостиной с куском бархата и коробкой с пастой для полировки серебра.

— Мистер Уотсон не ночевал, сэр. Очевидно, он остался на ночь у своей дамы, поэтому мы не стали вас будить, — судя по тому, как при этих словах поджала губы горничная, она не одобряла ни поведение самого Донни, и уж тем более, его дамы.

Ну, тут уж я им точно не судья, хотя, насколько я знал, в обществе такое поведение осуждалось.

Почувствовав вдруг ужасную жажду деятельности, я решил сделать все запланированные на сегодня дела пораньше. Отказавшись от мысли спокойно и расслабленно посидеть, наслаждаясь завтраком, я наскоро выпил чаю с тостами и джемом, прихватил заранее подготовленные бумаги, и в начале восьмого утра уже стоял перед парадным входом дома, некоторое время назад бывшего мне почти родным.

На мой стук открыл мистер Робинсон. Щурясь и позевывая, он всмотрелся в мое лицо, затем вдруг расплылся в широченной улыбке.

— Мистер Браун! Как я рад, что вы к нам зашли. Детектив Марч рассказывал о вашем героизме. Да если бы не вы!..

— Доброе утро, мистер Робинсон. Я тоже очень раз вас видеть, могу я пройти?

— Конечно, сэр!

Решив не отвлекать мисс Эмили и вообще не привлекать лишнего к себе внимания, я сразу прошел на задний двор, к двери своей мастерской. На секунду остановившись перед входом решительно развернулся, вернулся и постучал в дверь каморки своего учителя, старика Шоу.

После моего стука внутри послышалось какое-то шуршание, звон металла, грохот и сдавленные ругательства. Затем, послышался раздраженный голос старика:

— И кого там еще черт принес в такую рань?

— Это я, мистер Шоу, Шерлок.

— Шерлок? О! — внутри загрохотало и зазвякало еще яростней. — Погоди секунду, мой мальчик, я сейчас открою.

Продержав меня на пороге еще пару минут, все это время не прекращая грохотать, мистер Шоу, наконец, открыл дверь и, к моему удивлению, сразу же крепко обнял. Надо сказать, что мы не виделись с ним с момента, когда я узнал о пропаже детей, но все равно, такой реакции я не ожидал. Мистер Шоу был довольно суровым и скупым на эмоции человеком. Признаться, эта сцена эта была неожиданна и приятна, и я даже ощутил комок в груди от нахлынувших эмоций.

— Проходи, мой мальчик, как же я рад тебя видеть. Прости, что я так и не навестил тебя в больнице, да и от вчерашнего твоего приглашения отказался… Но я как-то отвык от большого мира за стенами этого дома, ты уж меня пойми.

— Я прекрасно понимаю вас, мистер Шоу, и не в обиде.

Я прошел вслед за стариком в его полутемную комнатку, краем глаза заметив некоторые перемены в обстановке. Одно из потертых плюшевых кресел в дальнем углу пропало, на его месте стоял стол или верстак, заваленный какими-то деталями. Рассмотреть подробности мне помешало плотное покрывало, которым все это было прикрыто от посторонних взглядов.

— Так что заставило тебя прийти ко мне в такую рань? Если я не ошибаюсь, у тебя сейчас должны быть занятия на третьем этаже, а вовсе не тут?

— Я больше не буду посещать эти занятия. Боюсь, у меня на это нет времени.

— Да, внучка рассказывала мне о твоих планах. Теперь, когда у тебя есть деньги на путешествие, я полагаю, что тебя тут больше ничего не держит?

Честно, я ожидал услышать скрытую обиду в голосе старика, все-таки, мне придется прекратить и наши с ним занятия, тем более, что я так и не оправдал возложенных на меня надежд и не стал настоящим мастером-механиком. Но, голос мистера Шоу был ровным, настроение, как мне показалось, было даже как будто приподнятым.

— Меня держит тут очень многое, но я должен сделать то, что я должен.

Старик рассмеялся:

— Ответ не мальчика, но мужа! Малыш Шерлок вырос. Ну что ж, я рад, действительно рад этому. Так зачем ты, все-таки, пришел сюда в такую рань?

— Вот, — я достал из портупеи свой самострел. — Хочу усовершенствовать его.

— Усовершенствовать? И что ты хочешь изменить?

— Видите ли, сэр, как вы знаете, мне предстоит довольно долгая и, вероятнее всего, очень опасная экспедиция. Поэтому я хотел бы, перед тем, как отправиться в путь, устранить единственный недостаток этого замечательного устройства.

— Недостаток? — мистер Шоу гневно повысил голос, но я видел, что на самом деле он вовсе не сердится. — У моих изделий не может быть недостатков!

— Конечно, сэр, вы правы. Самострел великолепен, и недостатков у него нет. Вот только в некоторых ситуациях, мне бы хотелось видеть у него большую скорострельность, нежели текущая.

— Пфф! Возможно, кому-то просто нужно быстрее шевелить руками, а? А на самом деле, — мистер Шоу прекратил изображать возмущение и заговорил серьезно, — ты уверен, что тебе, в твоем походе, нужно именно это оружие? Я делал его когда-то для себя, двенадцатилетнего мальчишки. Но это вовсе не то, что может спасти тебе жизнь в джунглях, или куда ты там направляешься. Там вернее будет хороший слонобой.

Конечно, старик был прав, спорить с ним я не собирался. Но, испытывая к самострелу сентиментальные чувства, я не хотел менять его ни на что другое. Пускай с дробовиками ходят специально обученные этому люди, а я предпочитаю свой верный самострел, вот только нужно его немного доработать. Эта, и еще много других мыслей промелькнули в голове, но вслух я сказал лишь одно слово, четко и без сомнения:

— Уверен!

— Ну что ж, дело твое. А что ты там придумал то?

Быстрыми штрихами я схематично набросал на листе бумаги, что конкретно я хочу изменить. Несколько секунд пожевав тонкими губами, насупив седые брови, мистер Шоу признал, что доработка, безусловно, полезная.

— Я не сделал этого сам в свое время, лишь от того, что тогда все огнестрельное оружие заряжалось с дула.

— Конечно, сэр, я даже не сомневаюсь в этом.

— Ну, хорошо, работай, не буду тебе мешать. Ты уже уходишь? — старик взглянул на меня с еле сдерживаемым нетерпением, как если бы он собирался поскорее вернуться к прерванном моим визитом занятию.

— Да, сейчас ухожу. Еще одно, — я достал из картонной папки и протянул ему несколько листков.

— Это что?

— Это бумаги, подтверждающие ваше право собственности на два моих изобретения — механизм, позволяющий записывать и впоследствии воспроизводить звуки, и механолет. Подождите, — я поспешил прервать старика, видя, что он готовиться возражать. — Вы с мисс Эмили очень много для меня сделали, если бы не ее доброта и ваша наука, я никогда не нашел бы свой дом, и не добился бы всего, что есть у меня сейчас.

Увидев, что у растроганного старика на глазах начинают проступать слезы, я, смущенно уставившись в пол, перейдя на торопливое бормотание, поспешно продолжил:

— Центральное Управление полиции готово закупать записывающие устройства для нужд отдела расследований, а механолеты можно будет продавать в магазин на Риджент-стрит, я не успел предоставить им готовый образец, но уверен, что с вами они будут рады заключить контракт.

Завершив свою речь, я сунул в руки растерянного старика бумаги и выскочил за порог. Фух! Ну почему, когда делаешь доброе дело, чаще всего хочется сделать это тайно, как будто это что-то плохое?

В мастерской ничего не изменилось за то время, пока я отсутствовал. Тонкий слой пыли лежал почти на всех поверхностях. Только занимающий весь стол механолет, полыхающий алыми и золотыми языками пламени, выглядел как пришелец из какого-то иного, сказочного мира.

Подойдя ближе, я обнаружил, что модель покрыта несколькими слоями прозрачного лака, а на столе, неподалеку, лежат несколько тонких медных пластинок с выбитыми на них отверстиями. Видимо, в мое отсутствие механолет не лежал без дела, судя по новым полетным программам. Ну, да и к лучшему. Мне он точно больше не понадобится, а детишкам только в радость.

Я на секунду нахмурился, вспомнив проваленный квест. Не то, чтобы это он был так важен для меня, тем более теперь, когда вопрос с деньгами не стоял на повестке дня. Но сама мысль о том, что я не справился, пусть и не по своей вине, сильно огорчала и расстраивала. Да еще если вспомнить напыщенное лицо управляющего магазином. Вот уж он наверняка потешался и злорадствовал! Ну да ладно, нечего голову забивать, сейчас есть дела и поважнее.

Решительно поставив механолет на пол, я освободил стол. Необходимость полной переделки механизма зарядки моего самострела требовала тщательного расчета и аккуратного исполнения. Полностью отбросив все посторонние мысли, я с огромным удовольствием снова погрузился в работу, по которой, признаться, здорово соскучился.

Когда в дверь сильно и решительно замолотили, я как раз ломал голову, как, без радикальных изменений, приспособить свою портупею под ношение новых, готовых сменных барабанов. Носить их так, как раньше отдельные дротики — не выходило, барабаны на восемь зарядов были слишком тяжелыми и объемными, и довольно заметными под одеждой. Выходило, что носить их нужно будет в сумке, ну, или, в крайнем случае, один сменный в кармане.

— Да, войдите, — довольно раздраженно ответил я, все еще погруженный в мысли о проблеме новых барабанов.

— Ну конечно, ничего не изменилось! Я даже не сомневался, что ты именно тут, — в мастерскую, улыбаясь, вошел не кто иной, как Донни.

— Я-то тут, а вот где тебя носило всю ночь?

— Ну, я чудно провел время! Для начала, мы с Мариссой посетили букинистический салон братьев Коэн, где приобрели полное собрание сочинений Шекспира. Это для нашей будущей библиотеки. Потом мы посетили Королевский исторический музей, я как раз хотел сходить туда еще раз. Ты знаешь, Мариссе очень понравилось, она с таким интересом рассматривала экспозицию, задавала вопросы…

Ну, еще бы! Не знаю уж, откуда она набралась знаний о правильном поведении в обществе и манерах, но никакого образования у нее точно не было, и Донни мог бы быть для нее настоящим учителем.

— Отлично, я очень раз за вас. А где ты ночевал?

— Ну, квартира, которую снимает Марисса, расположена в центре, и мне, если честно, не очень хотелось оттуда возвращаться домой, да и вообще, я соскучился… Так что я поехал в приют и ночевал в своей старой комнате.

— Серьезно? — я прекратил воевать с портупеей, поняв всю бесплодность этих попыток, и повернулся к другу.

— Ну да. Это место было моим домом целых три года, и мне вдруг захотелось снова ненадолго сюда вернуться. И, кстати, я разговаривал с мисс Эмили, ты ее сегодня не видел?

— Нет.

— Ну, отлично, значит я сам тебе все скажу. Нас с тобой приглашают отпраздновать День Смены Года, послезавтра. Начало в шесть вечера, нужны маскарадные костюмы или хотя бы маски. Будут танцы и закуски.

— Подожди, какой еще день? — я удивленно вытаращил глаза.

— Шерлок, ты что, с луны упал? День Смены Года! Неужели, ты и этого не помнишь?

— Нет…

— Ох, вот беда то… Ну, слушай — это зимний праздник, отмечается один раз в году. Знаменует собой окончание старого года и наступление нового. В этот день принято устраивать карнавал, танцевать, радоваться, надевать костюмы сказочных персонажей и дарить подарки.

— Подарки? — с ужасом переспросил я. Только этого не хватало, у меня же совершенно нет на то времени!

— Именно! Подарки, всякие милые сюрпризы. Не знаю, как ты, а я собираюсь пойти и как следует отпраздновать! Тем более, — тут Донни немного изменился в лице, — я отмечал его в глубоком детстве и почти уже ничего не помню.

— А идти обязательно?

— Уж будь уверен! Если ты не придешь, то точно обидишь мисс Эмили, да и всех остальных тоже. Тем более, что ты и детектив там будете главными героями!

О, боги! Нет, только не это! И, как гарантия моей обязательной явки на данное мероприятие, система расщедрилась на очередной квест:

— Вам предложен квест: «Счастливого Дня Смены Года! Хо-хо-хо!».

— Условия квеста — принять участие в праздновании Дня Смены Года и хорошо провести время!

Награда — отличное настроение, дружеские подарки и сюрпризы!

Принять квест?

Это что, шутка какая-то? Отличное настроение? А опыт-то где? Растерянно и недоуменно качая головой, принял квест.

— Ну что, ты закончил свою работу, или остаешься? Я еду домой, — Донни уже нетерпеливо притоптывал около двери.

Домой? Да, точно! Мне же нужно ехать домой! Три пункта механики, полученные за технически совершенную, не побоюсь этого слова, переделку однозарядного самострела в восьмизарядное подобие револьвера, давали мне в итоге ровно тридцать единиц навыка, как раз необходимые для того, чтобы, наконец, завести дядины часы.

Тайна не ждет. Так что сначала откроем сейф, а уж потом будем думать о подарках и прочих дружеских сюрпризах.

— Так что скажешь, ты со мной? — Дональд уже отворил дверь.

— С тобой, мой друг! Конечно, с тобой!

Интерлюдия 1.

— Вы уверены, что наш разговор не смогут перехватить?

— Прекратите панику, связь полностью надежна.

— Возможно и так, но я не понимаю, почему мы не можем использовать вирт, как это было раньше.

— Не заставляйте меня разочаровываться в вас и сожалеть о нашем сотрудничестве. После того, как мы поняли, что окончательно потеряли контроль над ситуацией, вы предлагаете обсудить наши проблемы в вирте? Я не знаю, кому о них будет известно, а вы? — мужчина азиатской внешности, с холодным, непроницаемым лицом, даже на экране древнего голопроектора выглядел очень внушительно.

Его собеседник, лицо которого находилось в тени, невольно поежился.

— Хорошо, вы правы, Аки…

— Связь надежна, но я предпочел бы, чтобы вы не называли моего имени.

— Хорошо, вы правы, — послушно повторил мужчина.

— Итак, расскажите мне об этом игроке, Дмитрии Шандине. У меня есть досье, так что подробности мне не нужны. Меня интересует его психологический портрет. Насколько я знаю, вы встречались с ним лично?

— Да, это так.

— Хорошо. Просто расскажите мне, какое впечатление он произвел на вас.

— Впечатление? Да почти никакого — инфантильный, выросший на старых, никому не нужных текстах щенок, который, при своей полнейшей бесполезности, еще и кичится крохами пропыленного знания, которое каким-то чудом осело в его пустой голове.

— Откуда в вас столько неприязни? Дмитрий Шандин чем-то задел вас лично?

— Этот бессмысленный кусок биомассы? Единственна эмоция, которую он во мне вызывает — это недоумение, почему из тридцати пяти тысяч участников, Протей выбрал именно его.

— У вас нет никаких идей?

— Боюсь, что нет. Мы тщательно изучили все его прошлое, а также прошлое его родителей. Ничего странного, никаких отклонений от нормы выявлено не было, не считая хранения планшета с древними текстами, многие из которых не разрешены к прочтению людьми его социального статуса. Но мы часто закрываем глаза на подобные нарушения, особенно, если при этом граждане отличаются прилежным поведением.

— И это все, больше никаких отклонений?

— Практически, все.

— Практически?

— Да. Еще один момент — парень практически не пользовался гелькапсулой по прямому назначению, его погружения в вирт, помимо учебы, можно пересчитать по пальцам. Возможно, это как-то повлияло…

— А что говорит Протей? Ведь именно он выбрал этого кандидата.

— Кандидат выбран на основе данных многофакторного эвристического анализа.

— То есть, отвечать он не намерен.

— Именно так.

— Ну, хорошо, — мужчина на экране почти неуловимо нахмурился. — Мои аналитики уже приступили к расшифровке переданного тобой пакета данных. Надеюсь, там все, чем располагает сейчас «ВиртАрт». Но кое-что я хочу услышать от тебя лично. Скажи, какие планы в данной ситуации у этого борова, Сушицкого? Что он готовит к будущему заседанию?

— Ну, насколько я знаю, он хочет выступить с инициативой, чтобы именно его подразделение возглавило расследование причин сегодняшнего кризиса, апеллируя к тому, что игрок, который, без сомнения, является его отправной точкой, принадлежит именно Европейскому альянсу.

— Не уверен, что этот аргумент достаточно весом. Это все?

— Уверен, что нет. Но Сушицкий слишком хитер, чтобы делиться со мной всеми своими планами.

— Вы же утверждали, что он полностью вам доверяет!

-Полностью он не доверяет даже самому себе. Но мне он верит. Я добуду эту информацию, не сомневайтесь.

— Торопитесь, времени мало. Ко дню заседания я должен знать все, что есть за душой у этого старого, хитрого бегемота.

Щелкнув, экран проектора погас, и комната погрузилась в кромешную тьму.

Глава опубликована: 22.04.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
 
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Буран, Тайга и Асмодей

Закончена

Маг Тьмы

Закончена

Демон с Системой

Закончена

Проект «вкокон»

Закончена

Играет Чемпион

Закончена

Киллхантер

Закончена


Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх