Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


14 558 +5    1    107    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 12

Хижина охотника Ратууна, на мой неискушенный взгляд, ничем особо не отличалась от жилища самого Микото, ну, разве что была чуть просторнее. Но мальчику она явно казалась едва ли не дворцом. Монетки, который я ему дал, были пересыпаны в мешочек, висевший на тонком шнурке, на шее. И теперь, позвякивая этим мешочком, Микото с явным превосходством в голосе заявил, что построит для них с дедом новый дом, не хуже, чем у Ратууна.

Сам Ратуун был невысоким, сутулым человеком, с длинными, как у гориллы, руками. Он был недоволен знакомством и на вопросы отвечал крайне неохотно, даже будучи простимулированным парой серебрушек.

Через пару минут выяснилось — почему. Оказывается, территория, где охотился Ратуун, была «вукку», табу для всего прибрежного населения. Но, поклявшись какими-то неведомыми духами Земли и Лоа, что это останется в тайне, а также пообещав еще пару серебрушек по факту прибытия на место, мне удалось нанять проводника до того самого места, где он нашел вещи моих виртуальных родителей.

На вопрос же о дяде, охотник отрицательно покрутил головой, заявив, что не водил его сам, а лишь указал направление движения. Видимо, дядя, заявившись к нему без поддержки кого-то из местных, в сопровождении наемников, показался недостойным доверия, а то и слишком опасным.

Договорившись с Ратууном о встрече на рассвете следующего дня, я, признаться, ощутил некоторое облегчение. Везение ли, или же просто я следовал написанному кем-то сценарию, но мне удалось довольно легко и быстро решить самую важную из текущих задач — найти ниточки, которые, я надеюсь, приведут к моим игровым родичам.

Оставалась еще одна проблема, которая появилась буквально только что, но ее тоже нужно было решать. Чем я, собственно, и собирался сейчас заняться. Сразу же, по возвращении в гостиницу.

Попрощавшись с Микото и договорившись с ним о встрече утром (на случай, если придется еще что-то утрясать с Ратууном), я отправился обратно в квартал белых.

Гостиница, в которой Донни с Мариссой сняли номера, была гораздо скромнее той, в которой мы жили в Пуэрто-Белло. Зато тут все три номера были объединены общим балконом, который опоясывал все здание, и был разделен на секции в несколько метров. На этом балконе, за поеданием огромной корзины с фруктами, я и застал сладкую парочку.

— О, Шерлок! Присоединяйся и рассказывай. Тебя так долго не было, что мы уж было решили, что ты отправился в джунгли самостоятельно, и собирались идти тебя искать, — Марисса, в открытом летнем платье, с рассыпанными по плечам черными кудрями была просто восхитительна. Я на пару мгновений засмотрелся на нее, мысленно сравнивая с единственной девушкой, с которой судьба сводила меня до нее, и которая тоже вызывала «движение души» — с Молли. Они обе были красивы, но при этом, настолько отличались, что трудно было бы подобрать сравнительные эпитеты, не рискуя ежесекундно свалиться в пошлую банальность.

— Эй, у тебя все в порядке? — оказывается, я таки застыл в прострации, и на это уже среагировал Донни.

— Да, все отлично, я нашел след, — я достал из корзины какой-то темно-зеленый пупырчатый фрукт с белой, сахарной серединой, и принялся очищать его, попутно рассказывая о знакомстве с Микото, о его названном дедушке и вообще обо всем, что удалось накопать. — Так что ситуация вот такая. Завтра я иду с этим Ратууном в джунгли, он покажет мне место, где нашел брошенный лагерь с вещами, которые принадлежали родителям. Надеюсь, с того места я смогу понять, куда мне двигаться дальше.

— Погоди, погоди, я что-то немного недопонял, — повернулся ко мне Донни. — Что значит это твое «я смогу понять, куда мне двигаться». С какого момента мы перестали быть командой?

Примерно такой реакции я и ожидал. Но как мне объяснить друзьям, что на самом деле единственный, реально существующий тут человек — это я. И только я обладаю игровым бессмертием, в отличие от них. Ну уж нет, такого я себе позволить просто не мог, и потом, это было бы прямым нарушением запрета Протея.

— Это племя, если верить словам старика, приносит человеческие жертвы. Поэтому я не могу допустить, что бы вы отправились туда со мной, это слишком большой риск.

— А если тебя принесут в жертву, это, значит, вполне допустимо. Так что ли?! — Донни начал повышать голос, чего он практически никогда себе не позволял.

— У меня есть Джой, он почти такой же, как их механические звери, возможно, это даст мне шанс. А вас я не могу подвергать опасности!

— А, опять этот Джой! Все дело в нем! Ты изменился, когда он появился, но я не думал, то он станет для тебя важнее друзей! — выпалив эти слова, Донни вскочил и рванул в свой номер, по дороге опрокинув стул и громко хлопнув дверью.

— Что за чушь? Да что с ним такое? — я недоуменно повернулся к Мариссе.

— Неужели ты не понимаешь? — улыбнулась девушка.

— Если честно, как-то не очень.

— Тут все достаточно просто. Дональд очень неуверен в себе, поэтому он постоянно ищет повод доказать себе, мне, всем окружающим, что он сильный, смелый, и что он меня достоин. У него спокойный, мягкий характер, у него есть своя сила, и именно это мне в нем и дорого, но он вдруг решил, что этого недостаточно, и я жду от него героизма, а иначе предпочту какого-нибудь покорителя джунглей и диких зверей.

— А причем тут тогда Джой? Почему он так на него взъелся?

— Тут еще проще — он ведь был твоим единственным другом, а ты — его. И вдруг, в один прекрасный день, появляется этот пес, и Донни вдруг решает, что ты предпочел его. То есть, выходит, Дональд недостоин не только моей любви, но и твоей дружбы.

— Да что за чушь! Что у него в голове? Я просто не хочу, чтобы вы оба погибли, я никогда не смогу себе этого простить, вот и все! — я раздраженно бросил обратно в корзину не дочищенный фрукт.

— Мы все равно пойдем за тобой, Шерлок, даже, если ты этого не захочешь. И дело вовсе не в желании Донни совершить подвиг и выглядеть в чьих-то глазах героем. Ты дал ему новую жизнь, как и мне, подарил нам шанс быть счастливыми. И, если мы оставим тебя одного в минуту опасности, то тоже не сможем себе этого простить.

— Ну, хорошо… — я не знал, что ответить и чувствовал себя неловко. — Тогда нужно позаботиться об оружии, раз уж мы идем все втроем.

— Мы все уже сделали, — улыбнулась Марисса. — Сегодня, после ужина, нам доставят ружья и патроны. Компенсировать все, что осталось в Пуэрто-Белло, конечно, не удалось, но мы смогли купить палатку и тент.

— Но как, когда?

— Ну, если немного заплатить портье, то почти все можно достать. Разве ты не знал?

— Ну что ж, я пойду в свой номер, немного передохну. Если честно, эта жара отнимает все силы, просто не представляю, как тут вообще живут люди, — и это чистая правда, я то и дело утирал струящийся о лбу пот. — Разбудите меня ближе к ужину, хорошо?

Номер был чистым, светлым, на низком столике возле кровати стояла точно такая корзина с фруктами. В шутку скомандовав Джою: «Охранять!», я прямо в одежде упал на покрывало и уже через пару минут провалился в глубокий сон.

Когда я открыл глаза, в комнате было темно, Джой все так же неподвижно сидел на полу, у меня в ногах. Недоумевая, почему меня не разбудили к ужину, я встал, осмотрелся. В углу комнаты лежали несколько длинных брезентовых свертков, рядом, еще один, побольше. Видимо, это как раз и были ружья и палатка с тентом, о которых рассказывала Марисса. Ничего не понимаю, так почему же меня все-таки не разбудили?

— Джой, ты не знаешь, что случилось? — пес в ответ явно утвердительно гавкнул, подтверждая, что да, он то, как раз все знает, просто нужно правильно спросить. Но я, к сожалению, правильно спрашивать не умел, поэтому очень обрадовался, когда на круглом столе в центре комнаты обнаружил бледно-голубой листок.

Записка была от Мариссы:

«Дорогой Шерлок. К сожалению, разбудить тебя мы не смогли, твой пес слишком ретиво выполняет обязанности охранника, не подпуская к тебе никого, а на крики издалека ты никак не реагируешь. Пришлось покупать оружие на свое усмотрение. Надеюсь, мы не ошиблись. Марисса.

Р.S. Донни одумался, все осознал и хочет принести свои извинения».

Вот еще, нужны мне его извинения… Да я на самом деле вовсе и не обиделся, очень велика вероятность, что на месте Донни я вел бы себя точно так же. Или нет. Сказать точно — невозможно, но обижаться на него — просто глупо.

А вообще, очень хорошо, что я проснулся в такую рань, еще затемно. Что бы там не говорила Марисса, по поводу помощи мне, а ситуация действительно оказалась намного хуже, чем я мог себе представить. Одно дело — какие-то предполагаемые ужасы и опасности путешествия, которые, на самом деле могут и не встретиться, и совсем другое — знакомство с племенем кровожадных фанатиков сошедшего с ума бога, которые практически со стопроцентной гарантией отправят гостя на жертвенный алтарь.

Поэтому, стоило воспользоваться прекрасным шансом и ускользнуть из гостиницы до того, как они проснутся.

Я быстро, стараясь не производить лишнего шума, помня, что номера друзей находятся буквально за стенкой, начал собираться. В первую очередь, выложил все оставшиеся у меня деньги на стол. Было их не так много, но, в том случае, если я не вернусь в город, хватило бы для покупки билета на двоих на любое судно, следующее в Европу. Взял одно из ружей, купленных Мариссой и, немного подумав, сверток с палаткой.

Переоделся в костюм, более подходящий для леса, чем мои льняные брюки и тонкая батистовая сорочка, повесил на ремень фляжку и обновил завод у Джоя. Вспомнив о своем проколе с револьверов, который привел к гибели Теннисона и едва не стоил жизни всем остальным, вновь достал свой верный самострел. Да, пускай это оружие только с большой натяжкой можно назвать смертельным, но интуиция подсказывала, что не стоит пренебрегать и этой возможностью.

Куртка охотничьего костюма, который я надел сегодня впервые, изобиловала большими и удобными карманами, где прекрасно разместились: вечная спичка, складной нож с множеством дополнительных лезвий и инструментов, включая отвертку, шило и штопор, небольшой моток тонкой, но очень прочной веревки и упаковка медицинских салфеток. Посмотрев на салфетки, которые представляли собой, по сути, просто полосы тонкой проглаженной ткани, я вспомнил эликсир Донни, который уж один раз вытащил меня с того света. Но, добыть его, не разбудив при этом владельца, не представлялось возможным, поэтому пришлось просто смириться. Напоследок, повесив еще один нож в специально пришитую для него петлю, внутри голенища правого сапога, я открыл дверь в коридор.

И эту же секунду едва не оглох от грохота и звона поставленных одна на одну, и прислоненных к дверному косяку, кучи каких-то жестяных банок и коробок. Практически сразу же, буквально через несколько секунд, соседняя с моей дверь открылась, и оттуда выскочил Донни в пижаме и с заспанным лицом. Еще через мгновение открылся номер справа, и оттуда выплыла Марисса в длинном, в пол, шелковом халате.

— Ну вот, я же тебе говорила, милый, — невозмутимо обратилась она к Донни. — Я сразу поняла, что он попробует сбежать. А ты что? Он не такой, он не такой… Такой!

Да что ж за дела! Ну не мог я взять друзей с собой. Никак не мог. То, что я вообще позволил им сопровождать меня с самого начала, уже было огромным риском и большой ошибкой. А теперь, когда я примерно представлял, куда направляюсь, да к тому же помня о том, насколько близко к смерти они были совсем недавно и спаслись только чудом, этого вообще нельзя было допускать.

— Что скажешь в свое оправдание? — Донни говорил вроде шутливым тоном, но смотрел серьезно. — Я думал, что друзья — это навсегда.

— Да, навсегда. Но это тут не при чем. Я не могу допустить, чтобы вы погибли из-за меня, как Молли, как Теннисон… Я этого просто не перенесу! И обижаетесь вы или нет, но я отправлюсь один, что бы вы еще не придумали. Понятно?!

Друзья переглянулись, явно не ожидая такого отпора.

— Но, что нам тогда делать? — Донни выглядел не просто расстроенным, а как будто разбитым. Я вполне понимал его чувства, но, если это путешествие могло стоить жизни, то пускай это будет только моя жизнь, тем более что в этом мире я, по сути, бессмертный. Хотя, признаться честно, мне так и не довелось это проверить, всегда оставалась какая-то тонкая грань, за которую я так ни разу и не шагнул.

— Просто ждите меня тут, в городе. Я не знаю, сколько времени понадобится, но что-то подсказывает, что его осталось не так уж и много. И, если я не появлюсь через неделю, возвращайтесь домой. Деньги на билеты я оставил на столе, в своем номере…

— Мы не уедем без тебя!

— Дональд, я очень тебя прошу, сделай так, как я сказал. И еще одно, — я вспомнил о Микото. — Возможно, к вам придет маленький мальчик, Микото, я рассказывал о нем. Он сын местного охотника и белой девушки, его сложно спутать с кем-то другим. Если вдруг он захочет с вами отправиться в Лондиниум, заберите его. Думаю, мисс Эмили сможет найти уголок для еще одного осиротевшего ребенка. Если нет — просто помогите, если вдруг потребуется какая-то помощь.

Друзья потерянно молчали. Видимо, они действительно рассчитывали на то, что припрут меня к стенке и смогут настоять на своем. Нет уж, не в этот раз. Молча обняв Донни и Мариссу, я вышел на улицу.

Солнце только что появилось над горизонтом, на улицах было еще по ночному прохладно и тихо. Я молча шел по мостовой, погруженный в размышления, Джой бежал рядом. Легкий ветерок доносил от порта йодный запах водорослей и редкие крики чаек, тяжелый, сладкий аромат каких-то розовых цветов, густо облепивших все местные живые изгороди, разливался по округе липким, приторным облаком. Еще не было прохожих, ни белых, ни туземцев, никто не нарушал эту хрупкую утреннюю тишину.

Я задумался. А ведь это все, когда-то, было на самом деле. Было, и было доступно многим, хоть и не всем. Тут — тепло, океан, солнце, фрукты, в другой части Земли — что-то другое… А куда все это делось? Почему сейчас, через двести с лишним лет, единственным кусочком природы, который был мне доступен в детстве, был жалкий, желтый от недостатка света, кустик каланхое?

Почему мои родители, которые знают о мире и его истории больше, чем кто-либо, которые посвятили этому всю жизнь, не могут заниматься любимым делом, а вынуждены добывать редкоземельные металлы где-то, у черта на куличках? Почему профессия хранителя знаний не востребована, Информатории закрывают, а новые виртмиры появляются чуть ли не каждый день?

Почему мои ровесники не задумываются о том, куда делось то чудо, которым когда-то был реальный мир, а с головой ныряют в искусственную, пластиковую реальность, радостно разменивая годы полноценной жизни на месяцы вирта?

— Эй, господин, что-то вы рановато! — на низком каменном бордюре сидел улыбающийся Микото.

Это что же, я уже добрался до места? Действительно… И даже не заметил.

— Просто решил прогуляться. А ты что тут делаешь в это время?

— Я то? Так положено, я же кормилец теперь. Я уже к океану сбегал с острогой, повезло, большого марлука убил, вот такого! — мальчишка развел руки максимально широко, показывая размер пойманного трофея, как заядлый рыбак. — Уже и испек его, и деда накормил.

— Кстати, Микото, а ты думал о том, как будешь жить дальше? Ну, дедушка не вечный, ты уже не маленький, должен понимать.

— Думал, — мальчик сразу посерьезнел и тяжело вздохнул. — Дедушка умрет скоро, он сказал, что духи уже давно стоят рядом и ждут его.

— И что придумал?

— В джунгли уйду. Тут мне жизни не дадут, драться постоянно придется. Жены у меня тоже не будет, чтобы жениться — надо настоящим охотником быть, а я гуако, меня даже на испытания не возьмут. Буду, как мой отец, в лесу жить.

— Погоди, а ты не можешь уйти к его родному племени? Ну, может они тебя примут…

-Неа, — Микото выплюнул травинку, которую жевал все это время, — они меня никогда не примут, это мне еще мама говорила. У него же демоны душу украли, а я — демонов сын. Убьют.

Меня передернуло от равнодушия, с которым мальчишка говорил о смерти. Видно было, что это не что-то страшное и трагичное, а довольно обыденное и привычное событие.

— А мамина родня? У нее же был тут отец, насколько я помню?

— Ага. Да только он умер давным-давно, а больше никого и не было. Мама рассказывала про бабушку, которая не дала бы нас в обиду, если бы была жива. Она была очень красивая, добрая и веселая.

— А мама показывала, в каком доме она жила раньше? — мне вдруг пришла в голову мысль о наследстве. Возможно, Микото действительно можно было помочь.

— Показывала, один раз. Это такой большой белый дом, у него впереди два зверя из камня, как ягуары, только с такой странной головой, — мальчик принялся водить руками, изображая «странную» голову. Очевидно, имелись в виду львы.

Мда. Похоже на то, что мальчишка богатый наследник, но сам об этом, конечно, не догадывается. И у меня, как назло, абсолютно нет времени… Эх. И никого знакомых среди местного населения, кому можно было бы доверить такое деликатное дело, с уверенностью, что человек не захочет нажиться на несчастном сироте.

Делать нечего, придется Донни с Мариссой немного поработать. Уверен, в их силах справиться с этим делом, да и на чужое добро они не позарятся. Малая толика сомнения промелькнула на секунду, когда я вспомнил о прошлом Мариссы, но я тут его отбросил — девушка действительно доказала, что изменилась. Так что…

Я достал из нагрудного кармана куртки небольшой блокнот и карандаш, на секунду задумался и принялся писать:

«Дорогие мои друзья, Дональд и Мариса!

Спасибо вам за все, что вы уже для меня сделали, но осмелюсь попросить еще об одном. Эту записку вам принесет мальчик, о котором я уже рассказывал, его зовут Микото. Моя просьба состоит в том, чтобы вы разузнали все о его родственниках, покойной матери и родном деде. Со слов ребенка — он сирота, но мать была, насколько я понял, из довольно богатой семьи. Поэтому крайне важно, чтобы наследство мальчика, если оно существует и полагается, досталось именно ему.

Надеюсь, что по возвращении, я тоже включусь в поиски.

Спасибо, что вы у меня есть. Шерлок»

Свернув записку, я передал ее мальчику и подробно объяснил, как связаться с Дональдом и Мариссой.

— Они обязательно тебе помогут, только пообещай, что сходишь, хорошо?

— Обещаю, — мальчик кинул с серьезным видом, и тут же принялся, улыбаясь, показывать пальцем на что-то за моей спиной. — Смотрите, господин, а вот и Ратуун!

Угрюмый охотник появился почти неслышно. Внимательно осмотрев меня с головы до ног, он сквозь зубы проронил что-то Микото.

— Господин, Ратуун спрашивает, а где же вся куча того барахла, которое вы, белые, обычно несете на себе в лес?

— Передай Ратууну, что все, что мне понадобиться, я взял с собой, а лишнее мне ни к чему.

Охотник выслушал ответ мальчика и кивнул, как мне показалось, уважительно. Хотя на его каменно-недовольном лице сложно было разбирать эмоции. После чего, он снова проронил несколько фраз.

— Ратуун говорит, что он отведет господина куда надо, но потом сразу уйдет в деревню, так как место там плохое, а ему не хочется быть сожранным духами. И если господин хочет что-то спросить у Ратууна, то лучше делать это прямо сейчас, так как потом вы не сможете разговаривать.

— Да, спроси, находил ли он другие вещи, возможно, какие-то записи…

— Да, — Микото вновь повернулся ко мне после обмена несколькими фразами с охотником. — Там были еще вещи, но слишком старые — одежда, ружья, но все слишком гнилое и трухлявое. Если и было что-то ценное, то оно погибло — джунгли сьедают все.

Да, профессор Стейнвик в своем письме упоминал об этом, но надежда, всегда эта надежда…

— Господин, надо идти. Ратуун отведет, но идти надо точно за ним, всегда останавливаться, когда он будет поднимать руку вверх, и молчать.

Ну что ж, требования вполне оправданные, не на прогулку идем. Передав охотнику через Микото, что я готов точно выполнять все условия, я попрощался с мальчиком.

Встречались мы в районе проживания туземцев, который, по сути, был как раз на границе между городом и джунглями, поэтому через пару минут уже были за его пределами. Надо сказать, что у Белиза вообще не было четко выраженной границы, просто постепенно хижины, которые поначалу довольно хаотично теснились, расползались все дальше и дальше друг от друга. В плотной «городской» застройке, на два-три кособоких домика приходилась одна кривоватая пальма, а стоило отойти чуть подальше, и вот уже следующий шалаш почти и не видно за плотной завесой зелени, еще пятьдесят, сто метров, и кругом царят джунгли.

Ратуун шел довольно быстро, не отвлекаясь, особо не смотря по сторонам. Мне, хоть и было интересно, все-таки в настоящих джунглях и ни разу не был, только читал, а это, даже при наличии богатого воображения, все-таки совсем другое, смотреть по сторонам тоже было не с руки.

Вся моя фантазия, хоть и рисовала мне всякие ужасы, начиная с укусов малярийных комаров и заканчивая затаптыванием слонами (хотя слоны тут не водятся, пускай будут ягуары или кайманы), но и она не могла предостеречь меня от суровой правды — мне приходилось смотреть под ноги ежесекундно, чтобы банально их не переломать. Понятное дело, я не рассчитывал, что дорога будет прямая и ровная, но, после третьего моего падения, спровоцированного скрывшейся под моховой подушкой ямой с вонючей водой, я перестал смотреть по сторонам вовсе. И тут же был наказан жуткой болью и искрами из глаз, после того, как с размаху приложился лбом о низко свисающую ветку.

Охотник невозмутимо шагал вперед, не останавливаясь и никак не показывая того, что заметил мой очередной промах, хотя, все же, мне показалось, что я увидел блеснувшую в густой бороде полоску улыбки. Неужели просто показалось?

Надо сказать, что примерно через час нашего путешествия, я уже на каком-то интуитивном уровне начал чувствовать, что за поверхность под ногой в каждый момент времени, стал ступать смелее и уверенней, и в целом немного расслабился. До такой степени, что даже смог обратить внимание на то, как там себя чувствует Джой.

А тот, похоже, попал в свою стихию. Не оступаясь в ямах и не цепляясь за ползучие корни, не в пример своему хозяину, пес носился, как безумный взад и вперед, впрочем, всегда оставаясь в пределах видимости. Периодически он подпрыгивал, явно охотясь на каких-то, не видимых мне, насекомых. Впрочем, судя по тому, что никакого опыта за это не давали — безуспешно.

Еще через полчаса похода я начал думать о том, что моя плотная одежда вовсе не так уж и обязательна в такой-то жаре, да и сапоги тоже, особенно учитывая тот момент, что в каждый из них набралось порядком мутной воды, которая тоже комфорта не добавляла. Ноги горели огнем, а ружье, которое я уже просто тащил на плече, как дубину, с каждым шагом становилось все тяжелее и тяжелее. Ратуун же, как будто издеваясь, ловко прыгал по кочкам и неутомимо размахивал местным подобием мачете, прорубая дорогу сквозь неподатливые заросли.

Через какое-то время я обнаружил, что и земля под ногами стала как будто немного тверже, и воздух слегка посвежел. Очевидно, что мы приближались к предгорью, хотя, надо сказать, таких уж радикальных отличий в климате я не заметил, да и уже довольно сильно устал, хоть старался бодриться.

И в тот самым момент, когда я уже был готов начать раздеваться, побежденный влажной, удушливой жарой, охотник понял руку вверх. Помня, что означал этот сигнал, я остановился, как вкопанный.

Постояв некоторое время на одном месте и, видимо, не обнаружив никакой опасности, Ратуун жестом подозвал меня к себе.

Подойдя ближе к охотнику, я увидел, что прямо перед ним сплошная завеса плотной растительности заканчивается, открывая прекрасный вид на довольно внушительные вершины на горизонте и небольшое каменное плато, усеянное крупными валунами, которое отделяло гнилостно-зеленое море джунглей за нашими спинами от мрачной синевы гор впереди.

Охотник молча протянул руку, указывая на несколько особо крупных обломков скал, которые стояли, опираясь друг на друга, образуя какое-то подобие гигантского базальтового шатра. Он произнес несколько слов на своем тарабарском наречии, я само собой, не понял ничего, но этого и не требовалось. Язык жестов оказался достаточно универсальным, чтобы мне стало понятно — Ратуун доставил меня к нужному месту и теперь требует обещанную награду. Протянутая рука, развернутая открытой ладонью кверху, не могла сигнализировать ни о чем ином.

Вложив в ладонь несколько серебряных монет, я подивился тому, с какой скоростью они исчезли. Еще раз тихо сказав что-то непонятное, но явно дружелюбное, охотник молча развернулся и скрылся в густых зарослях.

На долю секунды стало немного неуютно. Ратуун, хоть и не отличался особой приветливостью, был живым человеком, и теперь, несмотря на присутствие Джоя, я почувствовал мимолетное чувство одиночества и страха.

— Джой, ко мне! — услышав собственный голос, я немного встряхнулся. — Ну-ка, пойдем, мой мальчик, посмотрим, что там…

Действительно, сырость и время — это оружие, разрушительность которого сложно оспорить. О том, что когда-то на этом месте ночевали люди, причем вовсе не местные охотники, свидетельствовали сгнившие практически полностью обрывки вылинявшего брезента, в которых с некоторым трудом можно было опознать походные сумки.

Природа умудрилась расположить гигантские куски камня так удачно, что пространство между ними образовывало какое-то подобие пещеры или грота, в глубине которого я нашел остатки расколотого приклада и раздавленную флягу. В самом темном углу обнаружился полурассыпавшийся человеческий костяк, между ребрами которого застряло несколько сломанных стрел, с потускневшими латунными наконечниками.

Находки жутковатые, но пока ни одна из них не подтверждала, что это тут была стоянка именно моих родителей.

— Джой, ищи!

Отдавая приказ псу, я ни на что не рассчитывал, это, скорее, был жест отчаяния. Сам я, вот уже полчаса обыскивая скалы, начал потихоньку опускать руки.

Тщательное изучение местности, однако, позволило сделать кое-какие выводы о том, что тут произошло. В самой пещере обнаружилось огромное количество стреляных гильз на земле, что говорило о том, что на отдыхающих людей напали, и они были вынуждены обороняться.

Человек, скелет которого я нашел, очевидно был ранен или убит снаружи, а потом затащен внутрь. Если у людей хватило времени и желания спасать раненого, возможно, они изначально рассчитывали на победу. Вероятно, то, что они увидели, показалось им опасным, но не смертельно. Например, толпа невежественных дикарей, которые, по идее, должны были разбежаться от первого же залпа… Но, почему-то, не разбежались.

Еще раз пройдя вглубь каменного шатра, я заметил то, на что сначала не обратил внимание — одна из плит, составлявших основание этого природного строения, была не из базальта, а из какого-то светлого, очевидно, более мягкого камня, наподобие песчаника. И на этом камне, как раз в том месте, где находилась неширокая щель, ведущая наружу, я обнаружил множество довольно глубоких царапин, сделанных, как будто, когтями.

Тщательно осмотрев эти отметины, изучив их глубину и направление, я пришел к двум выводам: когти эти должны были быть очень твердыми, возможно, металлическими; тот, кто оставил эти отметины, вовсе не пытался спастись — наоборот, он хотел проникнуть внутрь.

Подняв с земли разбитый деревянный приклад, я увидел то, что тоже являлось частью ответа — следы зубов какого-то животного. Дерево было просто-напросто изжевано, и сделать это обычными челюстями было невозможно.

А стрелы! Скелет — это же была самая первая улика, а я ее прошляпил… Латунь! Вот, что должно было сразу меня насторожить! Я ведь видел оружие местных жителей — стрелы с костяными наконечниками, кремниевые ножи, металл — только у самых богатых, у тех, кому повезло работать в богатой части города. И это была дешевая, плохонькая сталь, но никак не латунь!

Из всего этого можно было сделать однозначный вывод — на путешественников, кем бы они ни были, напало именно племя почитателей бога Тлалока, вайтукку, как называл их названный дед Микото.

После всего, что мне удалось обнаружить, я увидел этот бой так — нападающие подкрались и успели застрелить одного человека, после чего обороняющиеся отогнали их выстрелами и засели в пещере, затащив раненого или убитого внутрь. Очевидно, что дальнейшая атака захлебнулась, и людям удавалось некоторое время отстреливаться, ровно до того момента, когда в спину их не ударил один из так называемых зверей Тлалока, устроив панику в их рядах, испортив одно или более ружей, а также обеспечив преимущество атакующим.

Но были ли это мои родители? Все говорило об этом, но мне нужны были доказательства. И в ту же минуту звонкий лай Джоя привлек мое внимание.

— Что там, дружок?

Пес яростно скреб землю у нагромождения мелких обломков базальта почти у самого входа в пещеру. Я уже проверял этот угол и не нашел ничего интересного, но Джой, очевидно, думал иначе. Он скулил и пытался засунуть свой медный нос в щель, которая явно была слишком узка для этого.

Я попробовал нащупать то, что привлекло внимание собаки, но рука застряла и никак не желала пролезать дальше.

— Ну, ты видишь? Она слишком узкая, чтобы там можно было что-то спрятать.

Но Джой никак не хотел отходить в сторону, упорно нюхая воздух и пытаясь копать землю возле скопища булыжников.

— Ну, смотри, если там ничего нет, получишь! — пригрозил больше в шутку, в глубине души уже поверив, что это именно то, что я ищу.

Ни расширить щель, ни протиснуть ладонь мне так и не удалось, поэтому, скрипя зубами, пришлось разбирать кучу с самого верха. Камни были небольшими только на первый вгляд, на деле оказавшись тяжеленными. Поэтому, когда я, наконец, растащил их все и увидел, ради чего потел последний час, от усталости даже не обрадовался.

На земле лежала маленькая, продавленная и исцарапанная жестяная коробочка из-под конфет монпасье. Преодолев сопротивление слегка приржавевшей крышки, я открыл ее и заглянул внутрь. И в ту же секунду почувствовал себя Алисой, падающей в кроличью нору — настолько нереально и безумно в этом мире выглядело то, что я держал сейчас в руках.

— Святой Создатель! — это все, что удалось выдавить из себя, когда, голос, наконец, ко мне вернулся.

Глава опубликована: 09.06.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх