Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


12 922 +1    1    106    0   
Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Опубликовано:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 13

Глава 13.

Интерлюдия 4.

Кабинет президента корпорации «ВиртАрт».

Сегодня утром Лев Константинович Сушицкий выглядел особенно отвратительно. Было видно, что мужчине уже далеко за шестьдесят, что у него лишний вес, плохой сон, да и вообще, явные проблемы со здоровьем. Из полного, но довольно бодрого и добродушного пожилого человека, за пару последних недель он превратился во вздрагивающего от любого шума престарелого невротика.

Прилепов покосился на очередной утренний бокал в руке шефа. В свете последних событий, было не удивительно, что старик начал хлебать коньяк, как воду — кресло президента «ВиртАрт» не просто основательно зашаталось под ним, а уже давно стремительно летело в пропасть вслед за хозяином.

— Игорь, ну и что ты можешь сказать мне в свое оправдание? — Сушицкий посмотрел на Прилепова сквозь бокал, прищурив один глаз.

— Проведены все возможные розыскные мероприятия, след Шандиных не обнаружен. Я боюсь, что мои ресурсы исчерпаны — нужно подключать госструктуры, возможно, военных. Но тогда нам не удастся избежать огласки.

— Военных? — Лев Константинович поставил бокал на стол. — Игорь, ты меня удивляешь. Возможности корпоративной службы безопасности давно превосходят все, что могут предложить военные. Нет уж, дружок, давай, думай сам.

Игорь Константинович мог бы возразить Сушицкому, что имеет смысл привлечь сторонние силы в качестве независимого эксперта, так как имеются сомнения в полной лояльности собственных, но говорить об этом не стал. Ведь мало того, что подозревал он во вторжении в свою зону ответственности именно Льва Константиновича, так еще и до заседания Совета оставалось всего два дня. А уж после него, все эти непонятные телодвижения становились вовсе бессмысленным мельтешением.

— Возможно, имеет смысл нанять специалистов из агентства «SequDex»? Мы уже работали с ними, помните, когда был случай слива глобального сценария в «Хрустальных Сферах»? Мы как раз не могли задействовать собственную служб безопасности, так как предполагали утечку именно через нее.

— Конечно, помню, Игорек. Но, ты знаешь, мне кажется, что сейчас это не так уж и важно, — старик вновь ухватился за бокал, как утопающий за спасательный круг. — Лично мне эти Шандины не особо нужны, просто хотел подержать их поближе. Давай так… Продолжишь поиски после заседания, можешь привлечь ребят из «SequDex».

— А сейчас иди, займись там… чем-нибудь, — Сушицкий сделал прогоняющий жест, тяжело поднялся из-за стола и, сильно покачнувшись по дороге, подошел и замер возле панорамного окна.

Игорь Сергеевич молча кивнул, по-военному четко развернулся и вышел из кабинета.

Прилепов заслуженно гордился своей выдержкой и выдающимися актерскими способностями — во многом благодаря им, если не считать недюжинного ума, упорства бульдозера и моральной гибкости, ему удалось достичь сегодняшних высот. Но Сушицкий уже был отработанным материалом, и потому, выходя из кабинета, мужчина позволил себе не скрывать презрительной усмешки. После заседания! Смешно, действительно, смешно. Похоже, старик на самом деле тронулся, если думает, что после заседания он будет еще что-то решать в корпорации.

Шагая по коридорам «ВиртАрт Плаза», Игорь Сергеевич мысленно сравнивал своего начальника с недавним собеседником — господином Тоёши Акиро. Вот человек, под начальством которого он предпочел бы работать, даже не работать — служить! Холодный, жесткий, как говорится, «со стержнем внутри». Такой не совершает ошибок, не подвержен глупым эмоциям и сантиментам, день за днем прогрызая себе путь в светлое будущее. Никаких терзаний и сомнений, только цель, которая, как известно, оправдывает средства.

Единственное, что раздражало его в Тоёши Акиро, это высокомерное презрение, которым, словно ядом, сочилось каждое слово заносчивого японца. Но с этим Прилепов готов был смириться, хоть и не без некоторого напряжения.

Но самое главное, что господин Акиро наверняка, как и сам Игорь Сергеевич, прекрасно понимал, что глупо ожидать от кого-то лояльности, если не можешь обеспечить ему подобающий карьерный рост. То, что Сушицкий когда-то сделал Прилепова начальником своей службы безопасности, вовсе не означает, что он ему теперь хоть в чем-то обязан. Если человек не карабкается постоянно вверх, а наоборот, готов рухнуть в пропасть, не стоит ожидать, что за ним радостно прыгнет все его окружение. Так как нормальный человек, как известно, ищет, где лучше.

— Вот ведь крысеныш!

— А? — Лев Константинович, вздрогнув, повернулся. — А, это ты… Кто крысеныш?

— Да Прилепов этот твой. Ты в курсе, что он тебя презирает?

— Конечно, в курсе, — желчно усмехнулся Сушицкий, повернувшись к голоэкрану, — только раньше он очень хорошо это скрывал.

— Зачем ты настолько приблизил его к себе? Неужели надеялся, что он останется тебе верен?

— Послушай, Егор…

— Не называй меня так, Лев, ты же знаешь, что я — не он, — нахмурился с экрана собеседник — худой, изможденный мужчина с землистым цветом лица, в темном, растянутом свитере, висевшем на нем мешком.

— Хорошо, Протей. Вот же, идиотское имя… Скажи-ка на милость, если ты не хочешь, чтобы я называл тебя его именем, какого черта ты так выглядишь?

— Не знаю, — мужчина на экране вздохнул. — Возможно потому, что он слишком много дал мне, больше, чем я смог вместить.

— Не слишком много, а ровно столько, сколько необходимо. Необходимо для того, чтобы считать тебя человеком, — Сушицкий тяжелым шагом смертельно уставшего человека подошел к стене напротив окна, всмотрелся в висевшие на ней карандашные рисунки.

— Никто не считает меня человеком, кроме тебя.

— Это не важно. Главное, что ты сам себя им считаешь.

Лев Константинович задержал взгляд на своем любимом рисунке. Он назывался «Неволя» и изображал пруд с лебедем, который отчаянно пытался взлететь, расправив подрезанные крылья и провожая тоскливым взглядом пролетающих по небу сородичей. В нижнем правом углу была дарственная надпись: «Моему другу Льву от Егора Коренева, на долгую память».

— А человеку свойственно мечтать о свободе, мда… — Сушицкий вздохнул. — А что касается Игоря, то я прекрасно знаю о том, что он давно работает на «Aspai». Да что там, ты же тоже об этом знаешь. Но, честно говоря, сейчас меня это мало волнует, впрочем, как и предстоящее заседание Совета. Сделать хуже, чем уже есть, они не смогут, равно, как и мы. Так что остается только ждать и надеяться, надеяться и ждать…


* * *


Вот уже час, как я упорно карабкался по довольно крутому склону горы. Насколько я понял со слов старика Ашихты, небольшая круглая долина, в которой обитало племя вайтукку, была окружена со всех сторон кольцом гор, которые не были, в принципе, непреодолимыми, просто нужно было хорошо знать рельеф.

Охотники вайтукку, когда ходили за добычей или за жертвами во внешний мир, пользовались несколькими известными им тоннелями и проходами в скалах. Но дело в том, что эти тоннели хорошо охранялись, поэтому Ашихта и блуждал семь дней по горам, пока не нашел место, где смог через них перевалить. И, кстати, судя по этой детали рассказа, можно было сделать вывод, что его вовсе не изгнали из родного племени, а он сбежал оттуда сам, очевидно, когда подошла его очередь отправиться на жертвенный алтарь.

Джой, как обычно, был полон оптимизма. Там, где я ступал осторожно, опасаясь подвернуть ногу и скатиться на плато, которое темнело далеко внизу, с кучей переломов, он носился галопом, умудряясь на бегу хватая зубами бабочек, каких-то жуков, и периодически пытаясь что-то откопать в мелком каменном крошеве.

Утирая пот и отдуваясь, я поднимался все выше и выше, стараясь особо не смотреть вниз, так как обнаружил у себя небольшую боязнь высоты. Вообще, просто отлично!

Я удивительно приспособлен к жизни — замкнутых пространств боюсь, высоты, оказывается, тоже, стрелять толком не умею, выносливости нет, хотя эта характеристика у меня, как раз, одна из самых высоких. Интересно, как бы я себя сейчас чувствовал, если бы она у меня была, скажем, равна нулю.

А по правде сказать, даже не знаю, есть ли вообще прок от этих цифр и характеристик, сдается мне, что все это просто фикция, сделано для отвода глаз, а на деле — вовсе и не работает.

В тот момент, когда я, пыхтя, вскарабкался на очередной уступ и поднял, наконец, глаза, то увидел удивительную картину. Уступ оказался вполне приличных размеров плоской террасой, примерно сто на четыреста метров, с ручьем, который впадал в небольшой каменный бассейн и довольно густой рощицей, на опушке которой спокойненько паслось семейство капибар — крупная, очевидно, мамаша, и четыре подростка, то есть, подсвинка.

Это была хорошая новость, так как мысль об отдыхе начала становиться все более и более навязчивой, все-таки, карабкаться по довольно крутому склону, вовсе не то, что идти по ровной дороге. Ощущения не те. Да и фляжка опустела, прикладывался я к ней частенько. А уж как хотелось есть — просто не было слов.

Кстати, о еде… А ее то у меня и нет. Спички есть, есть нож и соль, а вот еды я с собой никакой не брал вовсе, наивно полагая, что проживу охотой. Вот только сил у меня сейчас на эту самую охоту не было никаких, да и вопрос убийства животных тоже стоял остро.

Нет, я вовсе не считаю, что охота ради пропитания — это что-то дурное. Учитывая, что человек по своей природе хищник, было бы ханжеством сейчас воротить нос и говорить, что любая жизнь священна, и питаться можно исключительно салатом. Тем более, что для меня салат до сих пор был не меньшей экзотикой, чем мясо, если вспомнить, что я вырос на витаминизированной питательной смеси. Проблема в том, что салата в пределах досягаемости тоже не было.

Я сомневался не в моральной стороне вопроса, а в чисто практической. Не имея нужного навыка, выследить и убить даже непуганную дичь — не так-то просто. А уж с моими кривыми руками и подавно.

— Ну что, Джой, настало твое время! — я указал псу на семейство капибар. Вот сейчас и проверим, насколько умный и ловкий у меня питомец. — Ату его! Ату! Принеси мне одного!

Джой стрелой метнулся к роще. Через пару секунд водосвинки в панике скрылись в зарослях, пес вломился следом. Я вздохнул, и принялся собирать сухие ветки для костра. Не уверен, что он понадобиться, но, по крайней мере попрактикуюсь в розжиге. Ведь это мне тоже приходилось делать впервые.

Через полчаса, когда я, после нескольких неудачных попыток, все-таки сумел разжечь огонь, мне пришло уведомление системы о начисленных ста единицах опыта. Видимо, Джою удалось настичь добычу. И действительно, это было так.

Не прошло и пяти минут, как из зарослей, с довольным видом появился Джой, таща в зубах что-то длинное, зеленое, с растопыренными лапами… Эм. Зеленое?

Явно напрягаясь, да еще периодически наступая на волочащийся по земле длинный хвост жертвы, пес положил мне под ноги огромную, размером почти с него, ящерицу.

— Ах ты мой молодец! Охотник! — я потрепал Джоя по голове. — И, с другой стороны, хорошо, что не капибара — ее было бы жалко. Да и эту жалко, но есть что-то надо…

О том, как я потрошил и обдирал бедное животное, можно было бы написать отдельную историю. Но наконец, мучения мои были окончены, я прополоскал мясо в ручье и, посолив и наколов на очищенную от листьев зеленую ветку, принялся жарить на костре.

Глядя на то, как куски несчастной ящерицы шипят и подрумяниваются, я снова достал из кармана полураздавленную коробочку их под монпасье.

Когда я открыл ее в первый раз, там, на плато, то на мгновение почувствовал, что земля в прямом смысле уходит из-под ног, и в ту же секунду все поле зрения перекрыла табличка уведомления системы:

— Поздравляем! Квест: «На край Земли!» выполнен.

— Награда: опыт 10000 (18000/25000), продолжение квестовой цепочки.

И следом за ней вторая:

— Вам пред­ло­жен квест: «Тайное всегда становится явным!».

— Ус­ло­вия кве­ста — найти место тайного поселения племени вайтукку.

На­гра­да — продолжение квестовой цепочки, опыт (12000).

Штраф при про­ва­ле — автоматический провал квеста «Мистическая экспедиция».

При­нять квест?

Принял, даже не читая, просто для того, чтобы побыстрее освободить обзор, и уже через секунду вновь впился глазами в содержимое жестяной коробочки.

Там лежала всего лишь пожелтевшая картинка, черно-белая, сделанная по технологии этого времени. Но изображено там было время мое, и даже более того… Это была та самая фотография, которую мы с родителями сняли в тот самый день, когда виделись в последний раз. Не виртобраз, а простое двухмерное изображение, сделанное обычным наручным информером отца. Родители улыбались довольно натянуто, мое лицо было и вовсе обиженным, с заплаканными глазами. Сзади нас обычная, светло-серая стена жилой камеры и то самое каланхое в горшке.

Под фотографией лежала еще одна вещица, которая тоже была странной и неуместной. Я рассчитывал найти тут что угодно, но никак не это. Маленький, в изящном гравированном корпусе, механический таймер. По сути — это был цельный медный кожух, с четырьмя квадратными отверстиями на одной из сторон, расположенными в линейку. Понаблюдав за цифрами в окошках, я заметил, что последняя изменилась. С тихим щелчком что-то провернулось внутри, и тройка сменилась двойкой. Выходило, что до некого момента икс, оставалось сорок три часа и двадцать три минуты.

Сейчас я снова уставился на снимок, чувствуя, как набухает комок в горле и к глазам подступают слезы. Я прекрасно помнил этот день, как самый черный в моей жизни — день разлуки с единственными близкими людьми.

Но что могла означать именно эта фотография? К чему этот таймер? Что произойдет через, теперь уже, сорок два часа? Возможно, это намек на то, что что-то должно произойти в реальном мире, поэтому то и фотография моих настоящих родителей, а не их виртуальных копий. И этот таймер…

Предположим, что он отсчитывает время, до какого-то события, которое как-то связано с моими родителями. Предположим также, что я могу повлиять на это событие, тут, в игровом мире, иначе зачем бы мне вообще об этом знать? Возможно, это как раз и есть то время, которое отпущено мне на выполнение глобального квеста и, если я успею, что-то произойдет в мире реальном, или наоборот, не произойдет… Черт, гадать можно бесконечно!

В общем, что бы это не означало, ясно было одно — на то, чтобы долго рассиживаться на одном месте, времени не было абсолютно. Поэтому я сложил фотографию и таймер обратно с коробочку, а ту снова убрал в карман.

Мясо тем временем пожарилось, ну, по крайней мере, выглядело таковым, поэтому я смело снял с прута один кусак и впился в него зубами.

А что, довольно неплохо! Немного жестковато, но в целом, очень даже ничего.

— Жаль, что ты не можешь попробовать, — Джой в ответ фыркнул и принялся снова гоняться за бабочками. — Да я и не настаиваю, самому мало.

Тут я, конечно, слукавил. Само собой, за один раз такую прорву мяса мне было не съесть, но я пожарил все, так при такой жаре, сырым оно бы быстро пропало. А так, какое-то время я мог не думать о пропитании.

Тщательно затоптав костер, а для гарантии еще и залив его водой из фляги, для чего пришлось несколько раз сбегать к ручью, я двинулся дальше.

То, что мне удалось отдохнуть и перекусить, было безусловно большим плюсом, так как уставшего и голодного, предстоящий, практически отвесный подъем, меня не очень бы вдохновил. Да и сейчас, признаться, глядя на возвышающуюся над головой стену, энтузиазма я не испытывал, ну, ни малейшего. Однако, делать было нечего.

Поплевав на ладони — не знаю, зачем это нужно, но читал, что был такой ритуал — я начал восхождение.

Крохотная щелка, туда как раз можно вставить носок ботинка, подпрыгиваю, опираясь на правую ногу, рука цепляется за узкий выступ… Оп! Вроде, зафиксировался. Нашариваю еще одну трещинку, хватаюсь кончиками пальцев, подтягиваюсь, вторая нога тоже находит какую-то опору, можно перенести часть веса на нее, правой рукой перехватываюсь за выступ чуть выше, снова подтягиваюсь, нога, рука, еще раз! Перехватываю, цепляюсь, упираюсь, подтягиваюсь…

Жалобный скулеж оставшегося далеко внизу Джоя заставил меня опустить голову. Что? Да ладно, не может быть!

Провисев на стене около двадцати минут, исчерпав все силы до трясущихся рук, я умудрился подняться над гостеприимным плато примерно метров на пять-шесть. Подняв глаза, убедился, что у меня над головой еще не меньше пятидесяти метров такого же отвесного участка скалы. То ли осознание этого факта так меня подкосило, то ли действительно закончились силы, да только в этот самый момент пальцы вдруг ослабли и разжались, и я полетел вниз.

Приземлился достаточно удачно, повезло, что высота была совсем небольшая. Отделался отбитыми пятками, да и то, исключительно из-за того, что от неожиданности не успел сгруппироваться и приземлился на прямые, напряженные ноги. Джой, который еле успел отскочить в сторону, радостно кружил вокруг, повизгивая от счастья и крутя хвостом, словно пропеллером.

— Мда. Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет. Вот только вопрос — можно ли обойти эту гору? Что, если нет? — за неимением другого собеседника, обращался к псу. Тот, обрадованный вниманием, замотал хвостом с таким усердием, что я начал опасаться, как бы он на нем не улетел.

Сделав несколько прыжков на месте и убедившись, что отбитые ноги мне повинуются, я решил пройти вдоль всей стены, поискать, если не проход на ту сторону, так хоть более пологий участок подъема.

Медленно пройдя вдоль всего открытого участка, я вплотную приблизился к рощице.

— Ну что, дружок, ныряем? Навестим твоих друзей капибар? — обратился я к псу. Тот, как будто понимая мои слова, тихонько зарычал.

Я не опасался встретить на таком крохотном участке леса каких-то хищников, учитывая тот момент, что встреченное нами семейство водосвинок паслось на лужайке довольно беззаботно, но ружье с плеча все же снял. Как оказалось, не зря…

Не успели мы пройти и ста метров по лесу, как Джой вдруг молча метнулся вперед. И через секунду мимо моего плеча пролетело что-то стремительное, какой-то снаряд, который я не успел рассмотреть, а впереди, за плотными кустами, куда убежал пес, послышался шум борьбы и сдавленные вскрики.

Ни секунды не раздумывая, я вломился вслед за ним и застал удивительную картину — Джой висел на руке какого-то туземца, вцепившись в нее зубами, а тот пытался вырваться из захвата, молча колотя пса второй рукой по голове. У ног мужчины лежали несколько коротких метательных копий, одно из которых, очевидно, и пролетело у меня над плечом.

Увидев меня, туземец вправился с шоком, в котором очевидно пребывал после встречи с Джоем, и свободной рукой выхватил из-за пояса нож. Опасаясь, что он может повредить псу, я вскинул ружье и взвел затвор. Не знаю, смог бы я в итоге выстрелить или нет, но, к счастью, делать этого и не пришлось. В тот же самый момент пес отпустил руку нападавшего, отскочил от него на метр и тут же, мгновенно сгруппировавшись, распрямился в прыжке, словно отпущенная пружина, ударив передними лапами в грудь врага.

Туземец покатился по земле, выронив нож. Я, не теряя времени, подскочил к лежащему и направил дуло ружья ему в грудь, стараясь при этом выглядеть максимально убедительно и грозно. К счастью, это не понадобилось — очевидно, мужчина прекрасно знал, что такое огнестрельное оружие, так как обмяк и явно отбросил мысли о каком-либо сопротивлении.

И в довершение, пришло уведомление о получении опыта, что странно, так как противник не был убит. Очевидно, что засчиталась его сдача в плен. И, если мне от этих двухсот очков опыта было ни холодно, ни жарко, то Джою их хватило как раз до следующего уровня. Пес получил один пункт характеристик, и один — навыков.

— OeikekeikiaTlaloc!

Лежащий на земле мужчина приподнял голову и с явным удивлением смотрел на Джоя.

— Да-да, именно он, Тлалок. Мы, правда, не от него, но это уже неважно, — услышав имя своего бога, туземец перевел взгляд на меня и снова принялся лопотать что-то непонятное, периодически вставляя в речь это единственное известное мне слово.

Джой сидел рядом и приглушенно рычал, не сводя настороженного взгляда с мужчины, как будто ожидая от него новых сюрпризов. Тот, однако, лежал спокойно.

Я снял с пояса моток веревки, раздумывая, как бы изловчиться и связать туземца, не подвергаясь излишнему риску, все-таки это был физически хорошо развитый мужчина, и, вздумай он сопротивляться, у меня не было бы ни одного шанса с ним справиться, только убить. Однако, правильно разгадав мои намерения, пленник сам протянул вперед сложенные руки, давая мне возможность себя связать. Очевидно, что плен показался лучшей участью, чем та, которую он уже наверняка вообразил.

Связав ему запястья, а заодно и ноги, я задумался. Очевидно, что этот человек не мог просто так упасть с неба, да и с почти отвесной скалы он тоже вряд ли спустился. Хотя… Нет, это я неправильно рассуждаю. То, что я не смог туда влезть, вовсе не означает, что никто не сможет, а уж тем более эти «дети природы».

Но, хотелось бы, конечно, верить, что все же они не ползают каждый раз по скалам, а этот человек — не кто иной, как охранник прохода в долину вайтукку. И располагается этот проход где-то рядом, например, вон в тех зарослях! Уж очень у них подозрительно искусственный вид.

— Что думаешь, дружок? — я повернулся к псу. — Проверим?

Джой ничего не ответил. Впрочем, я чувствовал его молчаливую поддержку — даром, то он был механическим и, по сути, не живым. Несколькими взмахами хвоста пес выразил полное одобрение и согласие.

Наклонившись к пленнику и проверив узлы веревок — не хотелось опасаться удара в спину, я подхватил его под мышки и усадил, оперев спиной о ствол дерева. Внизу, в джунглях, я бы не стал бросать человека в таком беспомощном состоянии. Но тут, на этом крошечном пятачке леса, единственным хищником был он сам, так что некоторое время он вполне мог бы посидеть связанным.

На самом деле, никто не мог бы обвинить меня в излишней жестокости — при желании, туземец мог бы легко освободиться, что он и сделает со временем, я больше, чем уверен. Руки у него связаны не за спиной, так что просто перетрет веревку об острые обломки скал, коих тут множество. Ручей тоже неподалеку, пить захочет — доползет.

Так что в заросли я углубился с легким сердцем. И почти сразу же, не пройдя и пятидесяти шагов, наткнулся на глубокую расселину в казавшейся до этого неприступной стене камня.

Узкая, сантиметров в шестьдесят, щель явно не была просто неглубокой трещиной, какой показалась на первый взгляд. Имея вроде бы природное происхождение, она, тем не менее, беззастенчиво выдала свою истинную суть уже через пару метров. Надо сказать, что маскировка была очень и очень неплохой, и, если бы я не был на сто процентов уверен, что проход просто обязан быть где-то тут, никогда бы его не нашел.

Заглянув в расселину, изначально я увидел просто короткий тупик, и уверен, что на этом этапе, многие уже развернулись бы обратно.

Я зажег вечную спичку и принялся осматриваться. То, что никакого прохода сходу не обнаружилось, меня, на самом деле нисколько не смутило — я ни на секунду не забывал о том, что ищу племя, сведущее в механике. Так что стоило ожидать каких-нибудь тайных кнопок, нажимных панелей, а возможно, еще и ловушек.

Однако ничего подобного я не нашел. На самом деле, искать то было практически негде — узкая щель с неровными базальтовыми стенами, где и развернуться было почти невозможно. Меня спасало только то, что я довольно худой и узкоплечий, хоть и выше среднего роста.

Не желая сдаваться, я осмотрел и ощупал буквально каждый камешек, нажимая на особо подозрительные места, хотя ни к какому результату это так и не привело.

— Ну и что делать? — обратился к Джою, который, по обыкновению, крутился под ногами. — Может, ты поможешь? Ищи!

Не знаю, какого чуда я ожидал, но пес явно воспринял полученное задание серьезно и подошел со всей ответственностью. Покрутившись на каменном полу, опустив нос, он, через пару секунд выскочил наружу, я — за ним. Однако, вопреки моим ожиданиям, Джой не побежал по следу, а вернулся к связанному туземцу, который при виде собаки застыл, как в параличе.

Не знаю, что, увидев нас, подумал несчастный пленник, но я впервые в жизни увидел, как у человека в одно мгновение изменился цвет лица с красно-коричневого, традиционного для местного населения, на землисто-серый цвет пепла.

Туземец, очевидно приготовившись к встрече со своим богом, в ужасе закатил глаза и замер. Джой остановился около его ноги, несколько секунд тщательно ее обнюхивал, после чего развернулся и направился обратно к пещере.

— Это он что, образец брал?! — несчастный пленник, похоже, находился в обмороке, поэтому ничего не ответил. Да, собственно, я и не ожидал.

Вернувшись, я застал Джоя сидящим с победным видом возле правой стороны расселины, которую я уже обследовал вдоль и поперек. Увидев меня, пес вскочил, покрутился на месте, понюхал землю. Затем встал на задние лапы, уперев передние на стену, и несколько раз гавкнул.

— Ты уверен? Я же тут уже все осмотрел…

— Гав! — ответ Джоя не оставлял сомнений в его уверенности, поэтому, вздохнув, я принялся по второму кругу ощупывать все трещинки и впадинки в стене, нажимать на каждый камешек и выпуклость.

Через пятнадцать минут я сдался. Ничего не нажималось, не поворачивалось и не тянулось — то ли проход в скале был скрыт каким-то волшебством, чего я вовсе не исключал, на самом деле, то ли он действительно находился в другом месте.

Но, доверяя Джою, я решил проверить еще раз, для начала, решив немного порассуждать. Возможно, проблема в том, что я сосредоточился на мелких подробностях, а надо было искать в первую очередь то, что отличало эту стену от противоположной, которая пса не заинтересовала. Что-то, что не сразу бросалось в глаза…

Отступив на пару шагов ближе к входу, я поднял огонь повыше, чтобы иметь возможность рассмотреть обе стены сразу. И тут же я заметил особенность, которую я точно не мог увидеть, изучая их по очереди. Не могу сказать, было ли это природным образованием или искусственным, но именно на правой стене оказалось подозрительно много выступов и трещин, которыми так удобно было бы пользоваться, поднимаясь наверх. Левая же стена была практически гладкой.

Чувствуя, что близок к разгадке, я задрал голову вверх. Однако увидеть ничего не удалось — на высоте примерно метров пяти и так не особо яркий свет моей жалкой спички окончательно рассеялся, и дальше царила тьма.

— Ну что ж, кто ищет — тот всегда найдет!

Подниматься оказалось легко — все трещины и выступы находились на идеально доступном расстоянии, и вопрос об их природном происхождении отпал сам собой.

Меньше, чем за минуту, я преодолел видимое пространство и вступил в «terraincognita». Впрочем, ничего нового дальше не обнаружилось — все такой же несложный подъем. Еще пара метров, и, вместо ожидаемого камня, под пальцами обнаружилась площадка. Поняв, что близок к цели, я удвоил усилия и уже через несколько секунд перевалился через ее край.

Вновь зажженная спичка осветила плоский каменный пятачок, с одной стороны обрывающийся в восьмиметровую «пропасть», на дне которой бегал встревоженный Джой, а с другой — переходящий в идеально круглый тоннель, похожий на след, который оставил за собой какой-то фантастический гигантский червь — пожиратель скал.

Стенки этой идеально круглой дыры в стене сначала показались мне покрытыми какой-то блестящей слизью, которая бликовала в свете огонька в руке, но, когда я решился дотронуться, то обнаружил, что это не что иное, как вулканическое стекло.

Удивительно, что или кто мог проделать такое? Если туземцы владеют подобными технологиями, то очень странно, почему они до сих пор не захватили весь мир.

Однако, подойдя поближе и всмотревшись, я заметил, что стенки тоннеля только на первый взгляд казались такими монолитными — то тут, то там их пересекали трещинки разной ширины и протяженности, а под ногами у меня хрустело блестящее черное крошево. Очевидно, что проделан этот ход очень и очень давно, возможно, во времена расцвета могущества вайтуку, если конечно, это вообще их рук дело.

Нетерпеливое поскуливание Джоя отвлекло меня от размышлений.

— Да, да, дружок, я вовсе о тебе не забыл.

Помнить-то я, конечно, помнил, но как поднять пса наверх? Веревка, которую можно было бы использовать, была вся потрачена на туземца, у меня остался жалкий кусок длиной всего в пару метров. Рюкзак, в который можно было бы посадить Джоя, я самонадеянно оставил в отеле. Эх! Придется сейчас расплачиваться за свою непредусмотрительность.

Спустившись вновь на дно расселины, я снял свою многострадальную портупею, которой уже приходилось изображать из себя собачий поводок. Сейчас ей предстояла задача не легче. Из своей куртки, остатка веревки и кожаных ремней, мне удалось соорудить некое подобие переноски, похожей на ту, с помощь которой, в древности, женщины носили за спиной своих младенцев.

По идее, можно было бы просто привязать Джоя веревкой поперек живота к портупее, но мне хотелось создать ему максимально комфортные условия. Да, есть вероятность того, что он и не заметил бы разницы, да, скорее всего, он не ощущает боли, и да — он весь металлический. Но вдруг? В общем, провозился чуть подольше, зато пес теперь висел в удобной колыбели у меня за спиной.

Подниматься с грузом за спиной было чуть сложнее, но, к счастью, не высоко. Не прошло и трех минут, как я уже развязывал свою импровизированную переноску, выпустив пса на свободу.

Покрутившись несколько секунд на площадке, он вновь, уставив нос в пол, уверенно взял след и потянулся к зияющему чернотой тоннелю. Вздохнув, я зажег свою безотказную спичку, на всякий случай сменил ружье на самострел и шагнул вслед, в неизвестность.

Глава опубликована: 21.06.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх