Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


14 558 +5    1    107    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 16

В первые мгновения я вообще не понял, что происходит. Человек, неподвижно лежащий на постаменте, как будто на столе, покрытом алой, с темными разводами, скатертью. Какие-то непонятные сизо-серые ленты, которые, мыча и медленно пританцовывая, наматывал на себя другой, одетый в подобие кирасы рыцарского доспеха…

Толпа, стоящая на площади вдруг начала издавать какой-то странный жужжащий звук, который накладывался на отдаленный барабанный бой. В ту же секунду я четко увидел на помосте огромную сверкающую фигуру с головой животного — ягуара. С головы до ног это существо было облито кровью, а в руке держало какой-то непонятный красный комок. Зрители взревели, а я, отшатнувшись, невольно схватился за грудь, почувствовав, как от ужаса перехватывает дыхание.

Под пальцы попал шнурок с крошечным кинжальчиком-амулетом, когда-то найденный в сундуке, на чердаке дядиного дома, и я, не задумываясь, машинально сжал его в кулаке. И в ту же секунду наваждение прошло, но кошмар остался на месте.

Пелена исчезла с глаз и вместо воплощения Тлалока, которого, как мне показалось я увидел, на помосте оказался обычный туземец. По сути, он ничем не отличался от прочих, если не считать откровенно упитанного, откормленного вида и металлической кирасы. Но все остальное обычным назвать было сложно.

На долю секунды мне показалось, что я перенесся в одну из тех книг о приключениях искателей сокровищ, которые в детстве старался не читать на ночь, чтобы не вскакивать с криком и в холодном поту каждый раз, как мне чудился какой-нибудь очередной кровавый ритуал, посвященный забытым древним божествам.

На помосте, сложенном из необработанных стволов деревьев, находилась прямоугольная базальтовая плита. Обычная, ничем не примечательная, черная базальтовая плита. Только сейчас она была залита ручьями, потоками темно-алой, не начинающей еще подсыхать крови, и оттого не казалась такой уж черной.

В центре плиты, раскинув в сторону руки, лежал обнаженный человек. Не знаю, был ли это именно тот мужчина, которого я видел со связанными руками меньше часа назад. Возможно, что и не он. Но в том, что этот человек абсолютно, просто-таки бесповоротно мертв, можно было не сомневаться.

Тучный мужчина в кирасе вдруг начал ходить кругами вокруг постамента по часовой стрелке, периодически поднимая руки к небу и выкрикивая что-то нечленораздельное. В тот момент, когда он, сделав первый шаг в сторону, перестал загораживать алтарь, я и почувствовал, как ужас ледяными когтями сжимает сердце.

Тело несчастной жертвы было разрезано от грудины до паха. То, что наматывал на себя палач, оказалось не чем иным, как кишками несчастного туземца, которые и сейчас, как какая-то кошмарная пуповина, связывали его с убийцей, волочась по полу и частично скрываясь в зияющей прорехе брюшины. Очевидно, что окровавленный комок, которым потрясал страшный жрец Тлалока, а я не сомневался, что это именно он — не что иное, как вырванное из груди сердце убитого.

Барабаны продолжали рокотать, мужчины на площади медленно раскачивались в трансе, неразборчиво повторяя какую-то мантру. Прислушавшись, я смог разобрать пару слов:

— NaniiTlalok! Nani!

Внезапно мерный, гипнотизирующий ритм их речитатива снова начал сливаться с гулом барабанов, все вокруг подернулось зыбкой пеленой нереальности, и я на секунду снова увидел гигантскую сверкающую фигуру с головой ягуара.

В этот раз я уже сознательным усилием прогнал наваждение, собрав все силы для того, чтобы не дать этой душной волне накрыть меня с головой. Вдруг стало легче, марево рассеялось, а перед глазами неожиданно мелькнула табличка о полученной единице ментального сопротивления.

Ух ты! Вовремя мне напомнили, что тут все понарошку, А то я уже, признаться, начал опасаться за целостность своей психики…

Машинально убрав уведомление с поля обзора, я задумался. Судя по ощущениям, да и система тоже врать не станет, на меня сейчас пытались оказать ментальное воздействие, проще говоря — навести морок. На меня, и еще на полторы сотни туземцев, стоящих сейчас на площади с выключенным мозгом и стеклянными глазами.

И источником этого морока был не кто иной, как этот самый тучный мужчина, по-видимому, жрец Тлалока. Закончив свои страшные пляски, он принялся двумя руками черпать кровь из разрезанного живота жертвы, и размазывать по своему лицу и плечам, одновременно выкрикивая что-то непонятное тонким, срывающимся фальцетом.

Несколько долгих минут мне потребовалось на то, чтобы справиться с тошнотой. Даже тут, на расстоянии приблизительно пятидесяти метров, я явственно чувствовал густой запах крови и практический ощущал на языке ее металлический привкус. Кружилась голова.

Для того чтобы справиться с собой, пришлось отвернуться от окна и сделать несколько шагов вперед и назад по пустой комнате, повторяя про себя, что это всего лишь мое воображение, и вообще стараясь думать о другом. Каким-то чудом мне удалось удержать в себе обед, хотя, стоило мне подумать о еде, я тут же вспомнил потрошение несчастной ящерицы, и тошноты нахлынула с новой силой.

Через пару минут, когда я вновь выглянул из окна, я обнаружил, что картина сменилась. Ритуальное действо явно подходило к концу, жрец больше не скакал и не размазывал по своему телу кровь. Он замер у жертвенного камня, расставив ноги и рук, в позе витрувианского человека, а зрители стояли на коленях, склонив лица к земле.

Некоторое время ничего не происходило, затем жрец снова выкрикнул что-то непонятное, и все мужчины, находящиеся на площади, синхронно поднялись с колен и мгновенно, как будто это было многократно отрепетировано, выстроились в живую очередь.

Увидев, как этот кровавый священнослужитель раз за разом опускает пальцы в разрез на животе жертвы, чтобы оставить метку на лбу очередного туземца, подошедшего за благословением, я снова почувствовал волну дурноты.

— Да что же это такое! Ну, неужели нельзя поклоняться как-то более мирно? Молиться солнцу и приносить в жертву цветы, например. Зачем вся эта кровища?!

Джой, к которому, за неимением иных собеседников, я обращался, ничего не ответил на мой возмущенный шепот.

Сделав несколько глотков чистой воды из пристегнутой к поясу фляги, я немного успокоился и перевел дыхание. Не желая снова смотреть на кровавое безумие, я решил просто подумать о том, что уже увидел.

Первое, что настораживало — это явное воздействие на разум. Если бы у меня не было хоть немного прокачано сопротивление, спасибо старухе Грете, ведьме из Хакни, и не было бы родительского амулета, очевидно, что я сейчас тоже, как и все остальные вайтукку, видел бы не пожилого мужика с лишним весом, а блистательного и грозного бога Тлалока.

Вопрос! Почему бог, хоть и в виде морока, явился в полном здравии, а не калекой? Ведь по словам того же старика Ашихты, у него повреждены конечности после битвы с каким-то другим местным божеством. И кстати, каким? И что с ним стало? Хотя, это сейчас не главное…

Так вот — значит ли это, что с момента изгнания или побега Ашихты, бога починили? А может, его и вовсе, нет? Или никогда и не было.

А что? Это, кстати, тоже вполне вероятно. Предположим, что он просто никогда не существовал. Тогда то, что видел Ашихта, тоже было мороком… Битва была придумана, чтобы получать больше жертвоприношений, а задумали всю эту аферу жрецы, которые, если судить по тому, которого я уже видел, явно не бедствовали, в отличие от других вайтукку.

Отличная теория! Даже жаль, что она никак не объясняет существование механических зверей и прочих напоминаний прошлого величия вайтукку, которое хоть и сохранилось лишь в виде развалин и обломков, но было же! И это никак не объяснить одним лишь мороком.

А если предположить, что Тлалок действительно существовал? Вот только он не был поврежден в той битве, а погиб? Тогда, для его священнослужителей было бы вполне логично придумать теорию о травмах, которые можно излечить усердными жертвоприношениями. А заодно, это прекрасно объясняло бы тот факт, что он больше не творит чудеса — рук то нет!

Только сейчас, когда немного спало напряжение, в котором я пребывал все время, что находился в долине, краем глаза заметил непрочитанный конвертик системного сообщения. Развернув его, облегченно вздохнул. Вот и пропали последние сомнения, туда ли я попал. Странно только, что не заметил окошка раньше… Возможно, убирать мешающие обзору уведомления системы это мой новоприобретенный рефлекс, и сознательного усилия уже не требуется?

— Поздравляем! Квест: «Тайное всегда становится явным!» выполнен.

— Награда: опыт 120000 (5000/40000).

— Получен уровень!

— Уровень 9 (доступных для распределения характеристик — 1)

А вот дальше, к моему удивлению, ничего не предложили. И что бы это значило? То ли это знак, что квестов больше не будет и стоит начинать действовать самостоятельно, без подсказки, то ли продолжение я увижу после того, как отыщу останки своих виртуальных родных. Но большее я, будучи реалистом, уже не рассчитывал.

С характеристиками решил поступить просто — не изменять когда-то принятому решению и снова вложиться в удачу. Жаль, что я так и не понял, есть ли в этом хоть какой-то смысл?

Тем временем, картина за окном изменилась. Ритуальные действия подошли к концу, и толстый жрец медленно, периодически останавливаясь, начал восхождение к вершине храма. Камень опустел, помост больше не приковывал взгляд, и я смог спокойно осмотреть площадь.

Сам храм представлял собой гигантскую ступенчатую пирамиду, примерно тридцати метров в высоту, сложенную из огромных базальтовых блоков. На грани, которая была обращена к площади, находилась неширокая дорожка, где метровые ступени были заменены пандусом с поперечными насечками, подобным тому, который я видел в доме.

Макушка сооружения была срезана, и рассмотреть ее снизу я никак не мог. Но жрец поднялся и пропал из виду. А значит, мне тоже как-то нужно будет туда попасть.

На площади началась уборка. Мужчины разошлись по своим делам, их сменили суетящиеся женщины. Они мгновенно отмыли помост и алтарный камень от крови, насыпали немного песка на землю, туда, где растеклись красные лужи. Все это было проделано быстро и в полной тишине. Прошло буквально полминуты, и площадь стала пустой и чистой.

Мое внимание вновь приковал храм. Не нужно быть провидцем, чтобы понять, что именно там и должны скрываться ответы, если не на все, то на очень многие вопросы. Даже, если мои предположения верны и бог этих людей мертв.

— Ну что, дружок, придется снова немного подождать. — я повернулся к псу. Джой всем своим видом показывал, что он не против. — Хорошо, что ты со мной, друг. Без тебя было бы совсем тоскливо.

Я протянул руку и погладил Джоя. Интересно, как он ощущал эти прикосновения? Металл, который я явно чувствовал под пальцами казался теплым и как будто немного податливым, таким… почти живым. Возможно, поэтому знание того факта, что собака не настоящая, не вызывало ни малейшего отторжения.

Я достал из кармана таймер. До момента Х оставалось еще тридцать четыре с половиной часа, а до темноты, учитывая близость к экватору, совсем немного. Есть, после увиденного, все еще не хотелось, читать было нечего, дремать я опасался. Поэтому постарался усесться поудобнее, чтобы и улицу видеть, и самому особо не рисковать.

В ту же минуту, на площади появились новые действующие лица. Как оказалось, человек, которого только что выпотрошили на жертвеннике, был вовсе не тот туземец, которого я видел связанным, так как его привели только что. Вероятно, его просто держали где-то до того момента, пока не закончится кровавая церемония.

Пленник, который стоял сейчас на чистой, посыпанный песком и выметенной площади, не мог и предполагать, какие ужасы творились тут всего лишь полчаса назад, поэтому вел себя, по-прежнему, довольно спокойно, не пытаясь вырваться или убежать.

Я, честно сказать, напрягся, опасаясь, что сейчас последует вторая серия. Не вмешиваться и допустить, чтобы человека убили на моих глазах, мне не позволила бы совесть. Но, начав стрелять, я мало того, что выдал бы себя с потрохами, так еще и никого бы не спас, так как перестрелять всех туземцев я бы попросту не смог, даже, если бы на это хватило патронов.

Но, вероятно, время было слишком позднее, чтобы начинать ритуал заново, а возможно, что кровавый бог уже наелся. Только пленника убивать не стали, а отвели в одно из зданий, подобных тому, в котором сидел я — двухэтажное, тоже пустующее, но находящееся у самого подножия храма.

Не успел я облегченно вздохнуть и перевести дух, как на площадь заявилась новая процессия. На этот раз их приближение предвещали громкие возгласы местных детишек, очевидно, привлеченных необычным зрелищем. Но когда я рассмотрел, кого же именно сопровождают угрюмые туземцы, то почувствовал, что мне не хватает воздуха, а ноги внезапно становятся ватными.

Опустив головы к земле, в разорванной и грязной одежде, со связанными за спиной руками, на площадь вышли мои друзья — Донни и Марисса. Рядом, в таком же виде, стоял Микото.

Ожидая, что их тоже отведут в дом, где уже находился предыдущий узник, я напрягся, когда увидел, что, вместо этого, один из туземцев принялся вызывать жреца, колотя палкой по длинному медному бруску, висевшему на деревянном столбе, у подножия лестницы, ведущей к храму.

Через пару минут оглушительного звона, на площадь сбежалось, наверное, все население поселка, включая женщин и детишек. Наконец, вышел и толстый жрец.

Судя по тому, с каким деловитым интересом он тут же стал осматривать вещи, отобранные у моих друзей и щупать их одежду, я понял, что никакого пиетета, на что я, признаться, надеялся, к белым людям туземцы не испытывают, и судьба пленников не будет отличаться от той, которая постигла первую жертву.

Кстати, Микото, в отличие от Донни с Мариссой, заслужил более пристального осмотра. Очевидно, особенности его внешности заинтересовали жреца. Тот разглядывал мальчишку пару минут, несколько раз коснувшись волос, которые были русыми, а не иссиня-черными, как у остальных. Светлые глаза тоже сильно выделялись, при том, что остальные черты лица были довольно характерными для местного населения — широкий, как бы приплюснутый нос, немного раскосые глаза, высокие скулы.

Я видел только затылок Микото, поэтому не разобрал, какие он подавал знаки, однако, очевидно, что они оказались достаточно успешными, так как жрец вдруг протянул руку и вытащил кляп у него изо рта.

Медленно, запинаясь и явно подбирая слова, Микото начал говорить. До этого момента я был уверен, что все местные туземцы понимают друг друга и говорят на одном языке, однако, судя по тому, как тяжело давалась его речь мальчику, это было вовсе не так.

Несколько минут на площади стояла гробовая тишина. Я, не понимая ни слова, готов был молиться всем существующим в этом мире богам, включая Тлалока, чтобы Микото удалось договориться. Однако, что-то пошло не так.

Внезапно жрец, который внимательно слушал и уже было начал кивать, явно с чем-то соглашаясь, отскочил, будто в ужасе. Прервав речь Микото, он принялся отдавать какие-то команды визгливым фальцетом. Обстановка, уже почти доброжелательная, мгновенно накалилась. Мальчику тут же снова заткнули рот.

Не прошло и минуты, как пленников, грубо подталкивая в спины тупыми концами копий, загнали в тот самый дом, в котором уже сидел ранее пойманный житель побережья.

Жирный жрец, который, по-видимому, был к тому же и вождем вайтукку, отдал несколько команд и направился к храму. Около дверного проема домика, теперь служившего тюрьмой для моих друзей, остались двое туземцев — часовых.

— Ну и что это было?! — вопрос был риторическим, хоть и обращался я, за неимением других собеседников, к Джою. Тот, как обычно, промолчал.

Ну почему, почему люди не могут четко сделать то, что их просят, зачем вот эта ненужная инициатива? И что теперь прикажете делать?

С одной стороны, мне было, безусловно, безумно приятно, что ребята нарушили обещание и пришли-таки меня выручать. Но с другой! С другой — они поставили под угрозу все, абсолютно все. И мало того, что сами полезли в пасть зверю, так еще и ребенка за собой потащили! А ведь я просил всего лишь помочь устроить его судьбу! Ну что такое, а?!

Некоторое время я вполголоса ругался и жаловался на жизнь, пока не осознал, что словами делу точно не поможешь и надо действовать. Я тотчас прекратил сотрясать воздух и постарался собраться.

По правде говоря, появление друзей хоть и было большим сюрпризом, но, в целом, планов не меняло. Я ведь в любом случае собирался спасти того несчастного туземца, которого готовили к следующему жертвоприношению. Просто ставки повысились, только и всего.

Ну да, это же мелочи, просто пустяки… Подумаешь, ерунда какая! Ну, принесут их в жертву Тлалоку, тоже мне, большое дело! Интересно, Донни именно так размышлял, когда собрался идти за мной? Он что, так хочет стать героем, что готов стать покойником?!

Почувствовав, что меня вновь накрывает волна злости, я несколько раз глубоко вздохнул, пытаясь думать о чем-то отвлеченном. Ничего не выходило.

К счастью, в этот момент я заметил, что небо, еще пару минут назад такое ярко-голубое, отчетливо засинело. Поняв, что это предвестник коротких экваториальных сумерек, я мысленно приготовился действовать.

Лишние мысли прочь — разбираться с виновниками будем потом, когда выберемся. Если выберемся, конечно.

Темнота накатывалась стремительно. Через пять минут стояла абсолютнейшая, непроглядно черная ночь. Интересно, что с наступлением темноты, в деревне полностью прекратилось всяческое движение. Никто не бродил, мгновенно разбежались по своим домам женщины, затихли детские крики.

Если честно, было даже как-то странно, что никакое освещение не было предусмотрено — ни факелов, ни примитивных масляных ламп, хотя огнем местные жители пользовались. Даже площадь перед храмом, которая была центром всего поселка, не была никак освещена.

Хотя, в моей ситуации стоило радоваться, а не жаловаться и недоумевать. Выждав для уверенности еще несколько минут, я решил выдвигаться.

Никакого заранее разработанного плана у меня не было, решил импровизировать. Учитывая, что охранников двое, риск в любом случае был бы высоким.

К дому удалось подобраться беспрепятственно. Пару минут понаблюдав за поведением так называемых «часовых», я пришел к выводу, что расхлябанней и беспечней стражей еще надо поискать. Один уже сладко спал, привалившись к стене дома. И это буквально через десять минут после того, как стемнело! Второй в это время таращился на небо, отставив копье в сторону, и периодически откусывая от огромного пучка какой-то местной травы.

Убивать я никого не собирался, поэтому к нападению стоило немного подготовиться. Первым делом я проверил, хватит ли мне оставшейся веревки, чтобы связать двоих. Хватало, но в обрез. Стоило позаботиться и о кляпах…

К сожалению, лишней ткани у меня не было, а портить свою одежду я не имел никакого желания. Поэтому, пришлось выбросить так и не доеденную «ящерятину», хотя желудок протестующе буркнул, и из куска полотна, в которое она была завернута, соорудить два кляпа. Надеюсь, мои будущие жертвы не будут сильно обижены за запах горелого мяса.

Подойдя почти вплотную к мужчинам, я остановился. Тот, который спокойно спал у стены, никакой опасности не представлял. А вот второй… Тот сидел, задрав голову кверху, подставив мне беззащитное горло, что было бы кстати, будь я вампиром или планируя, все же, его убить. Но у меня таких планов не было.

Поэтому, пришлось пойти на небольшой риск и кинуть из-за угла небольшой камушек. К счастью, моей жалкой меткости хватило, а может, сработала удача, только упал он ровно там, где и было задумано — в пыль, в полуметре от сидящего мужчины.

Среагировали мы одновременно. Он оторвал взгляд от далеких звезд и взглянул себе под ноги, я изо всех сил треснул его прикладом по беззащитному затылку. Мужчина тихо хрюкнул себе под нос и повалился вперед.

Надо сказать, это происшествие доставило мне несколько тревожных секунд — мало того, что его напарник вдруг начал вздыхать и ворочаться во сне, так еще и одно из прислоненных к стене копий, вдруг начало скользить вниз, грозя в падении стукнуть его по лбу.

Некоторое время я так и простоял, боясь даже шевельнуться — одной рукой поддерживая за плечо норовящего завалиться туземца, второй держа копье. При этом свое собственное ружье я просто чудом успел закинуть на плечо и сейчас чувствовал, как ремень, на котором оно висело, медленно, но неуклонно сползал.

Эх! Похоже, полной тишины все равно не выйдет. Отпустив падающего туземца, я перехватил ружье, приготовившись, в случае чего, оглушить второго. Однако этого не потребовалось, мужчина так и не проснулся. Подивившись такому крепкому и здоровому сну, я все же решился его прервать.

Открыв глаза и увидев направленное на него оружие и стоящего рядом со мной Джоя, мужчина спокойно протянул руки. Против кляпа он, похоже, тоже никаких возражений не имел. У первого часового, если таковые и имелись, к сожалению, не было возможности их озвучить. Поэтому через несколько минут он тоже был связан.

Оттащив охранников за угол, я вернулся к входу. Похоже, что все обошлось, и мои действия остались незамеченными. Не зажигая огня, я смело шагнул в кромешную тьму дверного проема, успев подумать лишь о том, что придется искать друзей наощупь.

И в то же мгновение сильнейший удар обрушился мне на голову.

— Да сколько же можно! — успел подумать я, а потом упал.

Глава опубликована: 29.06.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх