Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


14 558 +5    1    107    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 18

Признаюсь, никак не ожидал, что первая встреча с детьми Тлалока произойдет именно при таки обстоятельствах. Нет, не то чтобы я ждал особого гостеприимства от вайтукку, особенно, после увиденного на площади, но, чтобы так?

Хотя, начиналось все вроде неплохо.

Площадь, к моменту нашего появления, была практически полностью запружена народом, и не только мужчинами, но и женщинами, и даже детьми. Как я и ожидал, при виде Джоя, по толпе разнесся нестройный гул, и все внимание оказалось сосредоточенно на нем.

— Да уж, твой пес тут прямо как прима Королевского театра, все внимание ему, — даже в такую минуту Донни не удержался от шпильки в сторону Джоя.

— Я бы на твоем месте не ерничал, боюсь, что без него мы бы прямиком отправились на алтарь. А так, возможно, еще есть шанс.

А ведь действительно, судя по тому, с каким почтительным вниманием туземцы рассматривали Джоя, шанс как-то выкрутиться из этой ситуации был, причем немаленький. Я, чтобы продемонстрировать толпе свое дружелюбие, принялся улыбаться во весь рот. Впрочем, на меня, по большему счету, никто и не смотрел, все внимание было сосредоточенно на моем верном питомце.

Вооруженные парни, которые нас охраняли, не проявляли особой агрессии, толпа безмолвствовала, а жрец куда-то пропал.

— А может, действительно, обойдется? — похоже, что ложное чувство безопасности охватило и Мариссу.

— Я бы не был так уверен.

И точно. Жрец, которого не было несколько минут, вдруг появился на деревянном постаменте, рядом с уже знакомым мне камнем. Одно это соседство уже не предвещало ничего хорошего. Я приготовился к любому развитию событий, включая даже то, что нас прямо сейчас начнут приносить в жертву.

Однако, жрец вдруг начал что-то ритмично выкрикивать, и толпа, до сего момента достаточно дружелюбно нас разглядывающая, вдруг отхлынула, кое-где раздались возгласы и даже плач. Градус доброжелательности резко упал, а я явно снова ощутил ментальное давление.

К счастью, мощность его была в разы меньшей того, которое я чувствовал в момент, когда застал явление Тлалока во время жертвоприношения. Тут гадать можно было долго — то ли силы жреца были не беспредельны, то ли ему для полноценного внушения требовались определенные условия — барабаны, например, или травки какой принять, а то и грибов, да только толпа не ринулась вдруг нас убивать, как ее явно призывали, а колебалась, волнуясь, словно море.

Но, как известно, вода камень точит. И вот уже все большее количество людей из толпы начало смотреть в нашу сторону с откровенной неприязнью и даже ненавистью, а Донни с Мариссой, вовсе непривычные к подобному воздействию, вновь остекленели взглядами.

Но, видимо, жрец действительно не рассчитал свои силы, и в тот момент, когда он, резко указав рукой на Джоя, выкрикнул фразу: «Pepehi i ka daimonio hookohukohu iho la ke keiki a Tlaloc!» — из всей толпы, которая, по моим прикидкам, уже достигала трех сотен человек, а то и больше, выдвинулось вперед всего с десяток, остальные стояли, покачиваясь, глядя перед собой мертвыми глазами.

Но, стоит признать, что и этого десятка нам вполне хватило бы, учитывая, что из оружия у нас оставался только самострел в кармане, и два ножа — один у меня в сапоге, второй у Мариссы.

Спасение пришло, откуда не ждали. Голос раздался ровнехонько за спиной, где стоял наш конвой. Тот самый невысокий туземец, которого я принял за какое-то местное начальство, оказался настолько отчаянным, что не побоялся перечить жрецу. Показав пальцем на пса, он прокричал несколько коротких фраз на их смешном, лающем языке. А те люди, кто уже направлялся в нашу сторону с явно недобрыми намерениями, остановились с недоуменным видом, кто-то даже повернул обратно.

Примерно с минуту я, с все возрастающим удивлением слушал переругивание жреца и неизвестного, но очень симпатичного мне туземца, параллельно ощущая все слабеющее ментально воздействие.

— Вот бы еще понять, о чем они говорят, — прошептал я тихо, ни к кому конкретно не обращаясь.

— Вот тот, толстый, он местный мундуку, шаман по-вашему, — вдруг подал голос Микото. Оказывается, маленький хитрец давно пришел в себя, и сейчас просто лежал у меня на руках, изображая умирающего и прислушиваясь ко всему вокруг. — Он говорит, что вас надо убить, а вашего зверя сломать, так как он демон, притворяющийся сыном Тлалока.

— А второй что?

— А он говорит, что только сам Тлалок может решить, демон он или нет, и вас надо отвести к нему. Потому что детей Тлалока осталось слишком мало, а вдруг окажется, что они убили одного из них и бог сильно разозлится.

— А что жрец?

— А жрец отвечает, что вы недостойны видеть Тлалока, только дети бога и голос его могут быть рядом с ним. Но он готов довериться слову детей его, если голос Тлалока оказался недостаточно громким, чтобы его услышали.

Голос бога — это, по-видимому, сам жрец. А дети, которые будут решать нашу судьбу — механические звери, подобные Джою. А вот тут жреца будет ждать сюрприз!

Словно в подтверждение правильного перевода, нас вдруг снова схватили за руки, и потащили вглубь площади, в обход огромного храма, позади которого оказалось сооружение, которое я никак не ожидал увидеть посреди джунглей. Больше всего оно напоминало Колизей, только наполовину вкопанный в землю.

Круглая площадка, сложенная из вездесущих базальтовых плит и примерно на три метра утопленная в почву, была обрамлена высоким каменным бортом, гладким снаружи, и образующим несколько рядов ступеней — сидений внутри, на которых мгновенно разместились многочисленные зрители. Не знаю, для чего это сооружение предназначалось раньше, но сейчас тут явно собирались устроить кровавое зрелище.

Нас подтолкнули к краю, намекая на начало веселья. Я повернулся к Микото, который вдруг растерял всю свою беззаботность, и довольно испуганно прижался к моей ноге.

— Сейчас внимательно слушай все, что я скажу, и постарайся перевести максимально точно. Обращайся вот к этому нарядному парню, не к шаману, — я показал глазами на туземца, которого воспринимал уже чуть ли не как нашего заступника и потенциального спасителя. Мальчик кивнул.

— Я, Шерлок Браун, великий и ужасный, готов пройти испытание детей Тлалока, причем сделаю это самостоятельно, без помощи моих слуг, — я смущенно улыбнулся, взглянув на Донни, но тот никак не отреагировал. — Если я смогу победить, то прошу милости видеть бога Тлалока, чтобы преклонить перед ним колени! Ну, или как там у вас обычно выражают почтение, сам придумай.

Этим заявлением я надеялся убить двух зайцев — впечатлить адекватно настроенных туземцев своей смелостью, так как, насколько я помнил, практически во всех примитивных племенах воинская гордость и храбрость всегда необычайно высоко ценились, и вполне могли быть причиной помилования врага, и уберечь друзей от сражения, в котором, как мне казалось, у них шансов было бы еще меньше, чем у меня.

Хотя, неизвестно, что на самом деле мне предстоит — вполне может оказаться, что я погибну еще быстрее.

Однако, мой благородный порыв так и не был оценен.

— O ka poe e ole hālāwai ai me nā mamo a Tlaloc, e haawi mai i kou hanu i Tlaloc!

— Те, кто не встретится с детьми Тлалока, отдадут свое дыхание самому Тлалоку! — перевел Микото.

Мда. А ведь я подозревал, что фокус не пройдет. Ну, хоть попытался.

— Прыгаем, друзья, — заметив, что один из наших охранников снова сделал угрожающее движение копьем, словно собираясь толкнуть меня в спину, я решил спуститься сам. В конце концов, меньше шанс переломать ноги, да и подготовиться к появлению чего бы то ни было, тоже нужно.

Я спустился первым, за мной прыгнул Донни и подал руку Мариссе, которая, несмотря на то, что была одета в широкие брюки, предназначенные для езды на велосипеде, и не столь стесненная в движениях, как в обычной одежде, все же оставалась женщиной, и на землю, удаленную почти на три метра вниз, смотрела с некоторой опаской.

— Ребенка бы хоть пожалели, сволочи.

Но нет, очевидно, что Микото, в представлении местных, был достаточно взрослым для того, чтобы сражаться или умереть. Замешкавшись на краю, малыш получил основательный тычок в спину и полетел в яму вверх тормашками. Я еле успел подхватить его и сам при этом свалился на землю, запнувшись о собственную ногу.

Поднявшись, я почувствовал резкую боль в щиколотке и понял, что полноценно опираться на ногу не могу, при попытке перенести на нее вес чувствовалась острая, практически нестерпимая боль. Что ж так некстати то!

— Только этого на не хватало, — Донни сразу обратил внимание на то, как я морщусь и отчаянно хромаю. — Не сломал хоть? А то микстура в рюкзаке, а его отобрали…

— Да вроде нет, даже не вывих. Ушиб просто, — я пошевелил ногой, которая двигалась довольно свободно, хоть при этом прилично болела.

Громкий лязг и металлический скрежет отвлек нас от созерцания моей пострадавшей конечности. Резко развернувшись на месте, я почувствовал, как моя уверенность в своих силах справиться с любой опасностью, которая только может нам встретиться, тает на глазах. За спиной послышался шумный вздох Донни и странный звук, который издала Марисса — то ли нервный смешок, то ли всхлип. Микото, который стоял, тесно прижавшись ко мне, молча замер, превратившись практически в каменное изваяние.

Стоя наверху, на краю этой туземной гладиаторской арены, я не особенно всматривался в ее устройство, как-то было не до этого. Поэтому сейчас было большим сюрпризом увидеть, как в дальнем от нас краю, вдоль стены, часть пола сдвинулась, открыв прямоугольные провалы. Чернота в них оставалась неподвижной не дольше краткой доли секунды, по прошествии которой буквально взорвалась, исторгнув из своего нутра сверкающие металлические тела!

Предположив, что эти дети Тлалока будут напоминать Джоя, я ошибался, как никогда. Общим у них было лишь одно — они все, безусловно были механическими. Но, если Джоя делал человек, находящийся в гармонии с самим собой и с миром, его окружающим, то эти чудовища явно были творением рук безумного механика, причем безумного в изначальном смысле этого слова, то есть абсолютно сумасшедшего.

Механизмов было три, и все, без исключения, одним своим появлением были способны заставить покинуть поле боя даже человека, довольно смелого, при других обстоятельствах. Выбравшись из своих ям, они не стали атаковать, а замерли неподвижно на их краю, позволив нам рассмотреть все подробности.

Еще через секунду так напугавший нас скрежет повторился, и провалы вновь закрылись металлическими пластинами, вставшими на свои места. Теперь достаточно было бы слегка присыпать песочком, и об их существовании можно было бы только догадываться.

В голове вдруг мелькнула мысль о том, что же могло произойти с людьми, если они так стремительно упали с таких высот развития? Тут же отбросив ее, как неуместную, я принялся разглядывать тварей, все еще стоящих неподвижно и не подающих никаких признаков жизни.

Первый зверь, единственный, кого можно было бы считать хоть сколько-нибудь близким Джою, был каким-то жутким гибридом крысы и крокодила. А может, вовсе и не крысы, но длинный суставчатый хвост заставлял подумать именно о ней. А вот плоская, безухая башка, разрезанная пополам огромной зубастой пастью, едва не соединяющейся на затылке, была явно от рептилии. Как и холодный, немигающий взгляд крохотных черных глазок. И пускай мне тысячу раз говорят о том, что это механизмы, и они не могут испытывать эмоции, а тем более проявлять их, но в глазах Джоя была любовь и преданность, а эти тускло светились холодным спокойствием безжалостного убийцы. И, кстати сказать, этот зверь был самым целым из всех, обладая всеми четырьмя лапами, и всего лишь слегка помятым и исцарапанным корпусом.

Вторая тварь была жутким подобием паука, при этом обладая парой абсолютно жутких клешней, которые придавали ему сходство с богомолом.

— Спаси Создатель! — Марисса не сводила глаз именно с этого существа, и дрожащий голос говорил о том, что девушка действительно очень напугана. Железная, в моем представлении, леди, как оказалось, очень боялась насекомых, и больше всех из них — пауков, а это создание олицетворяло самые страшные ее кошмары.

Стараясь не отвлекаться на эмоции, я изучал детей Тлалока именно как противников, стараясь увидеть их слабые места. И, если крококрыс, как я его мысленно назвал, был в довольно приличном состоянии, то паука жизнь и годы основательно потрепали, лишив его одной из ног, а также глаза, которых изначально, было не множество, как у настоящего паука, а всего два. А теперь оставался и вовсе только один, что создавало огромную слепую зону, и должно было бы помочь нам в бою. Осталось только с умом использовать это знание.

— Паук слева слепой, — шепнул я, стараясь особо не шевелить губами.

— Вижу. А что — хвост? Думаешь, ядовитый, или так, для красоты? — так же, стараясь не привлекать лишнего внимания спросил Донни.

Надо сказать, в этот момент друг просто поразил меня своим самообладанием. Зная его мягкий, незлобивый характер и неумение постоять за себя в детстве, я никак не мог ожидать, что Донни будет вести себя так хладнокровно, спокойно анализируя возможности противника. Мало того, он заметил особенность, на которую я вовсе не обратил внимание. Правда, меня немного оправдывал тот момент, что с того места, где стоял Донни, у него была возможность видеть противника не только в лоб, как у меня, а еще немного сбоку. Впрочем, всмотревшись внимательнее, я тоже заметил хвост, сейчас свернутый в тугое кольцо, увенчанный жалом, размером с ладонь взрослого человека.

— Думаю, если и не ядовитый, проткнет — мало не покажется Хотя, меня больше пугает человечек.

Вот тут я с Донни точно не стал бы спорить — «человечек», как он его назвал, пугал и меня. Причем не просто пугал, а прямо до дрожи в коленках.

Это существо, в отличие от прочих, было явно гуманоидного типа. Не могу сказать, был ли он копией человека, скорее, пропорциями тела напоминая обезьяну, учитывая длинные, практически достающие до земли, руки.

В отличие от других противников, замерших неподвижно и не сводящих с нас равнодушно-холодных взглядов, «человечек» мерно раскачивался вперед и назад, словно какой-то кошмарный маятник, причем глаза его горели огнем неприкрытой ненависти и абсолютного безумия. В длинных и тонких передних конечностях, которыми он упирался в землю, сидя на полусогнутых задних, были зажаты два кривых лезвия, напоминающих слегка уменьшенные ятаганы.

Лицо его, при этом, было человеческим, с идеально правильными чертами и в других обстоятельствах, увидев его, к примеру, изображенным на картине, я бы остановился, пораженный этой совершенной красотой. Тут же, эта красота только добавляла ужаса в его облик, странно сочетаясь с жутким горбом, вдавленной грудной клеткой и до такой степени искривленными, практическими искалеченными ногами, что походило на то, что они вовсе не выпрямлялись полностью.

Все это, вкупе с безумным раскачиванием, создавало такую ауру потустороннего страха, что я ощутил шевеление волос на голове.

— Этот самый опасный, сосредоточьтесь на нем!

И тут, оружие в руках нашего противника напомнило мне о том, о чем стоило подумать гораздо раньше. Оружие! Оно было только у меня и Мариссы.

Быстро нагнувшись, я рванул из-за голенища нож и перебросил его Донни. Микото же пришлось отдать кусок обсидиана, который толщиной своей острой кромки вполне мог поспорить со стальным ножом. Правда, ручки у него не было, держать было не очень удобно, но я надеюсь, мы сможет удержать тварей подальше от мальчишки и ему не придется использовать свое оружие.

— Стой сзади, вперед не лезь! — я уже не старался говорить шепотом, интуиция практически вопила, что все начнется вот-вот, через мгновение. И она не ошиблась.

Время, которое было выделено нам для осознания и устрашения, закончилось и жрец крикнул, практически провизжал, короткую фразу. И тут же застывшие перед нами твари пришли в движение.

Первым с места двинулся гибрид крысы и крокодила. Нелепо, даже как-то забавно перебирая короткими ножками, но передвигаясь при этом довольно быстро, монстр начал заходить к нам по широкой дуге, прижимаясь к стене арены, как будто боясь от нее отойти. Обладая огромной пастью, но при этом не имея ни одной хватательной конечности, он был предварительно оценен мной, как самая легкая цель.

Надеюсь, у нас получиться максимально быстро справиться с ним, так как остальные двое, как мне кажется, заставят попотеть.

— Рассредоточьтесь, — крикнул я своим бойцам, слишком уж близко, на мой взгляд, держащихся друг с другом.

Марисса, зажав нож в правой руке, не сводя глаз с приближающегося чудовища, отскочила от Донни каким-то кошачьим движением. На долю секунды, позабыв о приближающейся опасности, я залюбовался ее легкими, какими-то невесомыми движениями, поразился той уверенности, с которой она держала нож, выглядящий сейчас, как бы банально это не звучало, настоящим продолжением ее руки.

Микото, ухватившись за свое импровизированное лезвие, тоже не выглядел перепуганным ребенком — несмотря на свой возраст, он наверняка мог дать огромную фору нам с Донни и в ножевом бое, в котором мы вовсе были неумехами, да и просто в умении выжить с бою с противником, заведомо сильнее себя.

Я крутанул барабан, и взял на прицел быстро приближающуюся тварь. Эх! Патронов, то есть стрелок, маловато… Не думая больше ни о чем, нажал на спусковой крючок!

Бамм! Металлический звон, раздавшийся сразу же, после выстрела, говорил о том, что я, безусловно, попал. Вот только никакого видимого урона это не нанесло, и скорости механическая крыса не снизила.

— Джой, вперед! Бросок!

Пес, на долю секунды съежившись, взвился в воздух, словно ракета. Всем своим весом он обрушился на противника, опрокидывая его на грязный песок арены. Помня, что в запасе всего три секунды ошеломления, я рванул вперед, что есть сил, наплевав на острую боль, которая вновь прострелила лодыжку.

В момент, когда я увидел, что мой выстрел оказался безрезультатным, я заметил еще кое-что — пластины корпуса на боку чудовища были не просто измяты и исцарапаны, как мне показалось изначально. В одном месте я заметил небольшую прореху, сквозь которую были видны бешено вращающиеся шестерни.

А что может быть разрушительней куска металла, который клинит и разносит к чертовой матери работающий механизм? Не позволяя себе отвлечься на смутное движение справа, я сунул дуло практически в самое нутро лежащего на боку и судорожно подергивающего лапами чудовища, и еще раз выстрелил.

Бамм! На этот раз звон был громче, как-то веселее, и сопровождался россыпью сопровождающих лязгов и звяканий. Лежащая тварь, так и не попытавшись подняться, отчаянно забила лапами, огромная зубастая пасть несколько раз клацнула, захлопываясь со страшным, гильотинным звуком. Только это уже не пугало, звук лопающихся шестерней и разрывающихся пружин звучал для моих ушей настоящей музыкой.

Неужели это все, и с остальными мы справимся так же просто?

— Шерлок! — отчаянный крик Донни вырвал меня из секундной прострации и, не задумываясь, я перекатился в сторону. В ту же секунду нож, который держал в руке раскачивающийся «человечек» впустую рассек воздух. Отскочив от «крококрыса», больше не подающего признаков жизни, я сосредоточился на новом противнике.

И понял, что недаром посчитал его самым опасным. Признаюсь — настаивая на том, что хочу сражаться самостоятельно, я рассчитывал на свой амулет, на «Осколок сердца дракона», который сделал бы любой механизм равнодушным к моей персоне. И, если с крысой это сработало, она не рвалась убить именно меня, это существо, демонстрируя полнейшее равнодушие к действию амулета, пылало откровенной ненавистью. Она горела в его безумных глазах, прорывалась в странных, дергающихся, каких-то судорожных движениях.

— Не подпускайте его близко, господин! Это демон, он сожрет вашу душу! — в голосе Микото зазвучали истерические нотки. Мальчик, несмотря на свой боевой опыт маленького покорителя джунглей, был испуган до полусмерти. Мне, признаться, тоже было страшно.

Заранее предчувствуя неудачу, я выстрелил в отвратительное создание. Стрелка летела в цель, в этом я не сомневался. Расстояние между нами не превышало и четырех метров, однако, тварь сделала стремительный рывок в сторону и, легко уклонившись, затряслась в пароксизме злорадного, издевательского смеха. Гладкое, красивое лицо не изменило выражения, однако я увидел в нем откровенную насмешку.

Ну что ж, это тоже опыт. Урона я не нанес, зато понял, что противник слишком быстр, и попасть в него на таком расстоянии практически не реально, нужно стрелять в упор.

Сделав одну неудачную атаку, существо принялось медленно обходить нас справа, двигаясь в полуприсяде, какими-то нелепыми скачками. Руки, свободно висящие вдоль корпуса и практически задевающие землю лезвиями зажатых в них ножей, совершали ритмичные, волнообразные движения, гипнотизирующие своей однообразностью.

И когда, отвлеченный этими повторяющимися движениями, я чуть замедлил шаг, руки выстрелили из-под корпуса, развернувшись, словно сверкающие металлические ленты, протянувшись на расстояние, немыслимое для обычных человеческих рук. И, если бы не Микото, который, обладая намного лучшей реакцией, просто дернул меня сзади за куртку, заставив отшатнуться на шаг, боюсь, валяться бы мне на песке с перерезанным горлом.

— Очень быстрый! Не подпускайте близко!

Да уж. Смерть прошла совсем рядом, обдав меня зловонным дыханием. Джой, словно чувствуя какую-то неуверенность, если не сказать — страх, жался к моей ноге, вовсе не стремясь атаковать противника. Впрочем, я и не спешил бросать его в бой, решив приберечь до критического момента.

И опять, как и в первый раз, после неудачной атаки тварь не спешила с новым нападением, предпочитая кружить по арене, не сводя с меня своего пугающе безумного взгляда.

Перемещаясь по кругу, чтобы всегда держать противника перед глазами, я не мог не заметить, как невесело развиваются события у Донни с Мариссой. Паукообразный механизм, перекосившись и прихрамывая, проигнорировав меня, сразу рванул именно к ним. И сейчас друзья худо-бедно отбивались от него только благодаря виртуозному владению ножом Мариссы, и отсутствию глаза у самой твари, что позволяло им, перемещаясь в слепой зоне, периодически царапать корпус, не имея возможности нанести сколько-нибудь серьезные повреждения.

Понимая, что у механического существа сил и выносливости в разы больше, можно было не сомневаться, в чью пользу закончится это противостояние, учитывая, что на рукаве рубашки Донни уже расплывалось кровавое пятно, а ведь бой только начался. Вооруженные ножами, друзья практически ничего не могли противопоставить мощным клешням, на вид вполне способным перекусить руку.

Вот, если бы лишить существо второго глаза… Да только подобраться к нему с ножом и остаться при этом в живых — невозможно.

В этот момент мой противник, наконец, снова пошел в атаку. На этот раз я был к этому готов, и сразу же, не допуская и доли секунды промедления, отпрыгнул назад. Вновь взметнулись руки-ленты, гибкие, как шланги, будто вовсе лишенные суставов, снова перед лицом мелькнул блеск лезвий!

— Повторяешься, дружок! — мелькнувшая в голове мысль точно совпала с моментом выстрела.

Тварь дернулась, пытаясь уклониться, да только вектор движения, направленный навстречу мне, помешал ей переместиться достаточно быстро, и стрелка попала в цель. Но, вовсе не туда, куда я планировал. Посчитав, что самым уязвимым местом у нее являются тонкие, гибкие, слабые на вид руки, я надеялся, если не отстрелить, то хотя бы достаточно повредить одну из них, что сильно облегчило бы дальнейший бой.

Но, так вышло тоже неплохо. Воткнувшись в наполовину расплющенный, ограниченный в подвижности коленный сустав, моя латунная стрелка окончательно его заклинила, и тварь, повинуясь силе инерции, повалилась на землю, в направлении своего рывка.

— Джой, вперед!

Пес рванул к лежащему на земле существу, игнорируя вьющиеся в воздухе, словно щупальца осьминога, руки, вцепился зубами то ли в плечо, то ли в горло. Раздался противный скрежет металла.

Я приготовился добить тварь, но голос Мариссы, вдруг зазвеневший набатным колоколом, заставив меня внутренне похолодеть и забыть о своей цели.

— Донни, нет! О, Господи нет!

Развернувшись, я увидел страшную картину — Донни, зажатый поперек туловища клешней механического паука, висел в воздухе, свесив голову на грудь, то ли находясь без сознания, то ли будучи мертвым. Вторая клешня твари была угрожающе занесена над его неподвижной головой.

Понимая, что не успеваю сделать и шага, я вскинул самострел и выстрелил, целясь в маленькую, треугольную головку твари.

— Пожалуйста! Пожалуйста! — не знаю, до какого из божеств этого мира донеслась моя безмолвная молитва, но я попал точно в оставшийся глаз мерзкого паука, и тот, бессильно подняв обе клешни в воздух и выпустив жертву, вдруг закружил по площади в каком-то безумном слепом вальсе.

Марисса упала на колени и склонилась над Донни.

— Жив, жив!

Не позволяя себе расслабиться ни на секунду, лишь мысленно переведя дух, я развернулся к своей твари, готовясь сделать финальный выстрел.

Он не понадобился.

Не знаю, как они успели проделать это за те пять-шесть секунд, которые я смотрел в другую сторону, но все было кончено. Обнявшись, словно лучшие друзья, на земле неподвижно лежали мой верный друг Джой и страшная, безумная тварь, злое творение проклятого бога Тлалока.

Джой так и застыл, в последнем усилии сжав челюсти, перекусив и отделив от тела твари ее смертоносную руку. Вторая рука существа, безвольно откинувшись, лежала на песке. Нож выпал из разжавшихся пальцев. Машинально отметив абсолютно человеческую ладонь, я понял, что не могу отвести взгляда от черных, как будто нарисованных пробоин в блестящем корпусе… Нет! От ран, смертельных ран на теле моего друга, моего верного товарища, Джоя.

— Шерлок, помоги!

— Прости, Джой, — я отвернулся и побежал в сторону Мариссы, которая безуспешно пыталась приподнять Донни, вся покрытая своей и его кровью.

Друг еще не пришел в сознание, а о сильной потере крови говорило его белое, с синевой лицо. Мгновенно разодрав на полосы всю доступную нам одежду, включая мою рубашку, куртку и частично растерзав велосипедные шаровары Мариссы, мы соорудили плотную повязку, благодаря которой кровотечение из разрубленного до кости плеча удалось остановить. Однако, если срочно не оказать полноценную медицинскую помощь, Донни умрет, в этом не было никаких сомнений.

Но мы же победили, не так ли?

— Эй, вы, наверху! — я задрал голову, обращаясь к зрителям, которые сидели тихо, застыв, как изваяния, словно находясь в каком-то трансе. — Выпускайте нас, мы прошли испытание!

Я ожидал перевода, однако Микото молчал. Замолчала и Марисса, всего лишь пару секунд назад что-то тихонько шепчущая Донни, голова которого покоилась на ее коленях. Чувствуя неладное, я медленно отвернулся от трибун.

В центре арены, уже не беспомощно, а угрожающе подняв вверх клешни, стоял огромный паук. Он снова был вполне боеспособен, и отсутствие зрения, похоже, нисколько не мешало. На его спине, размахивая единственной уцелевшей рукой, сидел «человечек», и огонек безумия в его глазах, казалось, горел еще ярче, еще ослепительней.

Уже ни на что не надеясь, я шагнул вперед.

Глава опубликована: 08.07.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх