Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


13 901 +1    1    107    0   
Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Опубликовано:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 3

— Поздравляем! Квест: «Золотой ключик!» выполнен.

— Награда: опыт 7500 (8000/25000), продолжение квестовой цепочки, активное умение, амулет.

Возникшая перед глазами табличка с сообщением системы была совсем некстати, я с раздражением смахнул ее, не читая, и заглянул в сейф. Он был практически пуст. На верхней полке лежали три бумажные папки с рукописями, внизу стояла небольшая деревянная коробка со сдвигающейся крышкой. Как мне ни хотелось заглянуть туда немедленно, но я сдержался. Мало ли что могло находиться внутри? Стоило рассмотреть это в большем комфорте. Поэтому я запер сейф, закрыл потайную комнату и вернулся в свою спальню.

И только там, усевшись за письменный стол и выложив коробку под яркий свет настольной лампы, я, наконец, сдвинул крышку.

Внутри я обнаружил не так уж и много — два конверта, на одном из которых значилось дядино имя и адрес, а второй был подписан просто «Шерлоку», и искореженный, местами оплавленный механизм непонятного предназначения, на вид весьма древний. Покрутив его в руках и не придя ни к какому выводу, я решил начать с конвертов.

Первым, я начал читать письмо, предназначенное именно мне. Дядин мелкий почерк был мне уже знаком:

«Дорогой Шерлок, мой милый мальчик!

Я очень надеюсь, что первым человеком, который прочтет это письмо, буду я сам, когда возвращусь хоть с какими-то известиями из своего путешествия. Если же чуда не произойдет, и его читаешь ты, то позволь мне пояснить, что побудило меня поступить так, а не иначе, и дать кое-какие подсказки и пояснения.

В первую очередь, хочу еще раз попросить прощения за то, что оставил тебя одного, надеюсь, что Эмма хорошо о тебе заботится.

Итак, для начала, я расскажу все, что сам знаю о том, что занимало мысли твоих родителей, и ради чего они оставили тебя и уехали на край света.

Георг и Аманда были очень увлеченными людьми, решительными и смелыми, и сколько я их помню, всегда считали поиск истины превыше всего. Они всегда работали, не жалея себя и окружающих, многие недолюбливали их из-за этого и считали фанатиками. Но они были настоящими учеными.

Однажды, когда твой отец занимался каталогизацией находок, привезенных из Центральной Америки, он наткнулся на вещь, сильно его поразившую. Это был поврежденный кусок механизма, весьма сложного, крайне тонкой работы. В музее, которому принадлежала находка, ее не оценили, посчитав новоделом, и Георг смог выкупить ее за небольшие деньги.

Твои родители все свободное время посвятили изучению этого фрагмента, они практически заболели им. Исчерпав все доступные возможности для исследования на месте, они решили, что просто обязаны отправиться на место находки и поискать другие куски, это стало их навязчивой идеей.

Экспедиция была частной, им не удалось заразить своим энтузиазмом руководство музея, поэтому, для того, чтобы собрать деньги, твоим родителям пришлось влезть в долги и заложить дом.

Тебя может удивить, что ради какой-то древней безделицы они были готовы на такие жертвы, не говоря уж о том, что оставляли единственного сына, пусть не чужому человеку, но все же. Таким вопросом задался и я, и Георг рассказал мне о своем удивительном открытии.

Дело в том, что этот механизм оказался даже более древним, что кто-то мог предположить. После нескольких месяцев исследований, Георг и Аманда пришли к выводу, что ему не меньше пяти тысяч лет, а возможно, значительно больше. Понимаешь, что это значит? Что в то время, когда на месте нашего города еще бегали бородатые варвары, одетые в рваные шкуры, существовала цивилизация, развитая настолько, что могла создавать подобные вещи! Возможно, не менее развитая, чем наша современная.

Как такое могло быть? Что с ней произошло, куда она исчезла и почему не оставила после себя никаких следов? Ответа не было, его нужно было искать именно там, в джунглях.

Когда твои родители не вернулись, ни через полгода, ни через год, ни через пять лет, я окончательно перестал ждать и надеяться. Но однажды, я получил посылку, в которой лежал тот самый механизм, с которого все началось, и письмо от коллеги Георга, профессора Стейнвика. Когда я прочел его, то понял, что просто обязан отправиться вслед за братом и его женой, и вернуть их домой. Нет, я даже не мечтал увидеть их живыми, из письма профессора я понял, что надежды нет, но останки их должны были найти свой последний приют в родной земле.

Поэтому, через два дня я отплываю из Портсмута в Панаму, оттуда на местном судне двинусь на северо-запад, вдоль побережья, нужная точка нанесена на карту, которую ты найдешь в письме профессора.

Шерлок, если ты читаешь это письмо, значит, пошел по пути изучения механики, как я и надеялся. Я всегда был уверен, что именно этого знания не хватило твоим родителям, чтобы разгадать тайну, которая скрыта в этом странном механизме. А если ты, все же, не решишься отправиться по их следам, то этот навык даст тебе возможность заработать на достойную жизнь. Кроме того, я считаю, что это ключ к нашему будущему.

Прости меня за все, мой мальчик, будь счастлив.

Любящий тебя, дядя Джереми».

Ни, ничего себе! Это что же, выходит, этой штуковине пять тысяч лет? Я снова взял в руки странный механизм. Вообще, я вполне понимал руководство музея, отказавшегося принимать эту вещь за древность, механизм был слишком тонкой работы, неповрежденные его части были выполнены с удивительным мастерством и украшены гравированными узорами и буквами не известного мне алфавита. Причем рисунок был настолько мелким, что для его нанесения явно должен был использоваться какой-то инструмент, вроде микроскопа, или, на худой конец, лупы.

Пожав плечами, я снова отложил механизм и открыл второй конверт. Почерк на этот раз был решительным, рубленым, буквы — почти квадратными. Само письмо было коротким.

«Уважаемый мистер Браун!

Мое имя Бенджамин Стейнвик, я являюсь профессором естественной истории, археологом, и, в прошлом, коллегой вашего брата, Георга Брауна.

С этим письмом, я направляю вам вещь, ранее принадлежащую Георгу и выкупленную мной на туземном рынке в Белизе. Человек, который ее продавал, рассказал, что найдена она была местным охотником в предгорьях, к югу от города. Помимо данного предмета были найдены и другие вещи, предметы одежды и снаряжения, но они слишком пострадали от сырости и времени.

Что этот предмет принадлежал вашему брату, не подлежит ни малейшему сомнению, я сам продал его Георгу более пяти лет назад. Считаю своим долгом вернуть его вам, как единственному родственнику погибших.

Приношу свои искренние соболезнования».

— Вам пред­ло­жен квест: «На край земли!».

— Ус­ло­вия кве­ста — добраться до города Белиз и разузнать об остальных найденных вещах, принадлежащих Георгу и Аманде Браун.

На­гра­да — продолжение квестовой цепочки, опыт (10000).

Штраф при про­ва­ле — автоматический провал квеста «Мистическая экспедиция».

При­нять квест?

Принимаем.

Получается, что надежды, все-таки, нет. Вряд ли Георг и Аманда бросили бы посреди джунглей вещь, из-за которой они пересекли океан. Ну что ж, тем не менее, все еще есть шанс спасти дядю, времени пока прошло не слишком много.

Нервное напряжение немного спало, внезапно навалилась жуткая сонливость. Решив отложить дальнейшие раздумья на завтра, я с удовольствием разделся и вытянулся на прохладной простыне. Но вместо долгожданного сна, пришло смутное беспокойство и ощущение чего-то забытого, не доведенного до конца. Поворочавшись еще несколько минут в бесплодной попытке уснуть, я отбросил одеяло, сел и уставился в стену.

Так, стоп! Ну-ка, что там было в системном сообщении, которое я свернул, торопясь поскорее рассмотреть содержимое сейфа? Открыв логи, я заново, теперь уже медленно и внимательно, перечитал последнее сообщение системы. Угу, опыт дали, ну, по крайней мере, так написано. А где, собственно, мое активное умение и амулет? Это что еще за обман потребителей?

Так, видимо, спать мне сегодня не придется. Судя по всему, этот древний, наполовину оплавленный и местами позеленевший кусок меди, и есть мой амулет. Вот только он не работает.

Я снова принялся рассматривать злосчастный обломок. Да нет, восстановить его просто невозможно! Если не знать, чем этот искореженный, местами даже как будто изжеванный фрагмент был изначально, то из него можно сделать в итоге что угодно. Что же мне с ним делать?

И тут я вспомнил дядино письмо, в котором он говорил о том, что знания механики могут пригодиться, чтобы раскрыть тайну, которая не поддалась моим родителям. Это ведь не просто дядино предположение, отнюдь! Я, обманутый реальностью этого мира, все время забываю, что живет он, все-таки по чужим законам, и то, что мне может казаться простым совпадением, на деле является подсказкой, которую я должен увидеть, понять и использовать.

Итак, что же мне может рассказать этот обломок, какие тайны он хранит?

Я попытался всмотреться в него максимально пристально, как смотрел на предметы, скрытые свойства которых хотел увидеть. Но, к моему удивлению, я не увидел ничего — ни названия предмета, ни его свойств, ни даже минимальных требований для его распознания. Дальнейшие усилия ничего не дали, я только почувствовал жжение под веками и нарастающую головную боль.

Да что за черт! То ли у меня не хватает способностей, то ли просто в этом обломке вовсе нет ничего таинственного, и дядя ошибся. Я раздраженно отбросил его в сторону, немного не рассчитав силу. Тот, жалобно звякнув, стукнулся о стену, и укатился под кровать.

Так, стоп! Что я, в конце концов, творю? Этот несчастный кусок механизма не виноват в том, что я зол, разочарован и хочу спать. Вздохнув, я полез под кровать.

Сон окончательно прошел. Крутя обломок в руках, я сидел на краю кровати и пялился на него без единой мысли в голове. Интересно все-таки, что же это такое? Действительно, ни на что не похоже. Видимо, когда-то, весь механизм был прикрыт неправильной формы кожухом, который частично сохранился с одной стороны. Если предположить, что устройство было симметричным, целиком вот таким округлым, как сохранившийся участок, то, что это могло быть? Чья-то маленькая голова? Яблоко?

Я попробовал мысленно представить покореженные и оплавленные пружины и шестерни целыми, но воображение отказывало. Закрыв глаза, минуту посидел, стараясь ни о чем не думать.

А вот теперь заново. Вот наш несчастный — сплавленный с одной стороны в единый монолит, искореженный, раздавленный, беспощадно уничтоженный. Что же могло произойти с этим, когда-то прекрасным, образцом механического искусства? Я вдруг почувствовал странную жалость, как будто увидел не просто скопище медных деталей, а больное, страдающее живое существо.

И вдруг что-то изменилось, я четко и ясно увидел висящий в пустоте механизм. Он был тем же, и не тем одновременно — пропала патина, на глазах исчезали царапины, расправлялись вмятины. Начали появляться отсутствующие детали, они были призрачными, полупрозрачными, как бы фантомными и настоящими одновременно, при этом плотно прилегали к реально существующим и явно составляли с ними одно целое.

Прошло всего несколько десятков секунд, а перед моим мысленным взором был уже не искореженный осколок, а явно целый предмет. Его форма была мне очень знакома, но я не мог поверить в то, что видел. Неужели, это… сердце?

И, как бы в подтверждение моих предположений, по нему вдруг пробежала волна дрожи, каких-то судорожных сокращений и оно забилось, забилось, как бьется настоящее, человеческое сердце. Механическое сердце, покрытое бликующим медным кожухом, сквозь его отсутствующую, призрачную половину я видел движение шестерней и шатунов, пульсацию пружин. Абсолютно искусственное, и между тем — живое.

В этом ли заключается секрет, ради которого я изучал механику? Чтобы понять, что древние люди были, не просто равны моим современникам в мастерстве, а значительно превосходили их?

Представление, меж тем, еще не закончилось. Я понял, что процессом не управляю, и мне осталось лишь завороженно наблюдать, как вокруг ритмично бьющегося сердца возникают все новые и новые детали, складываясь в столь узнаваемый силуэт — оскаленная пасть с десятками острейших зубов, мощные лапы, оснащенные длинными когтями, небольшие, относительно размеров туловища, крылья, которые вопреки всем законам аэродинамики держали массивное тело в воздухе.

Мифический зверь, который не существовал в реальном мире, воспетый бардами и сказочниками, хранитель несметных сокровищ и похититель принцесс, тут, почему-то, сделанный из пружин и шестеренок, его величество, дракон. Он изогнул шею, распахнул пасть в беззвучном рыке, глаза засветились сине-фиолетовым светом.

— А внутре у ней неонка, — видимо от шока, абсолютно некстати вспомнил я. Глаза дракончика, который был бы весьма грозным, если бы не полуметровый размер, разгорались все сильнее, их сияние вдруг стало нестерпимо ярким, залило все вокруг, затем угасло. Вместе с ним пропал и сам дракон.

И вдруг, из глухой черноты, как на поверхность темного пруда, стали выплывать картины. Они замелькали перед моими глазами, мгновенно сменяясь новыми, опять и опять, раньше, чем я успевал что-то рассмотреть. Какие-то деревья, зелень, смеющиеся, загорелые до черноты лица, снова зелень, каменная кладка, небо, вдруг гостиная какого-то дома, снова сплошная стена деревьев, опять небо, потом вдруг вид на горы, как с высоты птичьего полета, огромная белоснежная плита, залитая чем-то красным, и вдруг, лицо улыбающейся рыжеволосой женщины.

— Мама! — мелькнула лишь на миг, но я не сомневался ни на секунду — это она. Не думая ни о чем, я жадно принялся всматриваться во все продолжающие сменяться картины со смутной надеждой, но образы мелькали все быстрее и быстрее, вот уже они чередуются с такой скорость, что я ничего не могу различить, сплошной калейдоскоп, мешанина разноцветных пятен. Но я упорно не отвожу взгляд, мне кажется, еще чуть-чуть, и откроется истина, нужно просто продолжать смотреть.

— Шерлок, Шерлок… — голос пробивался сквозь шелест кружащихся вокруг меня разноцветных пятен. Какие яркие — желтые, оранжевые, красные. Да это же листья! Как громко они шуршат…

— Шерлок, ты будешь вставать?

Я открыл глаза. Гардины были раздвинуты, солнце было прямо в лицо. Возле моей кровати стоял Донни.

— Ты в курсе, который сейчас час?

— И который? — голос был как будто чужой спросонья.

— Уже девять. Если ты собираешься сегодня хоть что-то успеть, пора подниматься, спящая красавица.

— Да, да, встаю.

Донни, объявив, что у него куча дел и надо успеть куда-то съездить с Мариссой до начала занятий, ушел. Я неторопливо встал, прошелся по комнате. Состояние было странное, в голове слегка шумело. Надо же, какой яркий и подробный сон, сердце, дракон, мама… Кстати, а где обломок? Ну да, спокойно лежит на столе, между лампой и моделью «Дункана». Значит, точно сон.

Я машинально взял его в руку, пристально всмотрелся и чуть не выронил от удивления! У предмета теперь было название и свойства. Если верить системной информации, я держал в руке не что иное, как «Осколок сердца дракона», который давал своему владельцу повышение репутации с любыми механическими созданиями, минимум, до нейтральной, в зависимости от изначальной.

Я ошалело сел обратно на кровать. Так что же, выходит, это был не сон? А это что еще такое? На периферии луча зрения моргало не просмотренное окно системного сообщения.

«Ва­ми по­лу­че­но дос­ти­же­ние: «Снятся ли автоматонам механические овцы?» — вы научились видеть истинную суть, душу механизма. От­кры­та спо­соб­ность — механоэмпатия +1(1)».

Справка системы

— Механоэмпатия — навык, открывающий доступ к «памяти» механизма, а в случае взаимодействия с механизмами высшего уровня, к их эмоциям. Повышение уровня владения навыком позволяет с некоторым шансом оказывать влияние на волевые изъявления механического существа, и связанные с этим действия.

Шутку я оценил, но в остальном ичего не понял, перечитал еще раз. Текст в целом был ясен, но общий смысл ускользал. Я что, смогу понимать эмоции механизмов?Влиять на их желания? Что за ересь? Какие эмоции и желания у них могут быть? Это же всего лишь медный кожух, внутри которого просто шестеренки и пружинки!

Хотя… Я внезапно успокоился. Это же игра, и тут свои законы, если ее бы создатель пожелал, то разумными могли быть животные, птицы, да хоть чайники!

И кстати, это что же выходит, я вчера ночью инициировал у себя это способность, пока разглядывал обломок механизма? Выходит, придраться не к чему, все условия выполнены, я получил и амулет, и умение. Кстати, стоит проверить, как оно работает. Надеюсь, что меня не будет вырубать каждый раз после его использования.

Я еще раз всмотрелся в искореженное сердце дракона, пытаясь увидеть в нем то, чем оно когда-то являлось. К счастью, на этот раз дело пошло гораздо веселее, практически сразу передо мной встали смутные, полупрозрачные картины. Они медленно растворялись одна в другой, местами становясь, то ярче, то прозрачнее, почти до полного исчезновения. Рассмотреть что-то было сложновато, но лучше, чем ночью, когда они были яркими и четкими, но мелькали с бешеной скоростью.

Осталось их теперь всего три. На первой застыло уже виденное мной изображение сплошного ковра джунглей, с высоты птичьего, а, скорее, драконьего полета. Среди зеленого массива мне удалось рассмотреть какие-то знания, небольшие, но четких геометрических форм. Вторая картина опять показала мне залитый кровью алтарь из белого камня. Жертвы видно не было, просто сверкающий, как кусок рафинада, камень, на котором свежая, алая кровь смотрелась как-то даже, по-своему, красиво. С третьей — на меня смотрела мама. Именно такая, какой я ее помнил — молодая и красивая. Только на этой картинке она была загорелая, веселая, улыбалась радостно и беззаботно. Я никогда не видел у мамы такой улыбки.

Я открыл глаза, настроение испортилось. Зачем было делать моих виртуальных родителей копией настоящих? Для того чтобы сильнее мотивировать? Да я и так готов идти до конца… Эх, как бы мне хотелось задать этот вопрос тому, кто все это затеял, а еще лучше — заставить его ответить.

А что касается свежеприобретенного навыка, то большой практической пользы я в нем пока не видел. Увидеть пару картинок из «памяти» механизма, из его прошлого, что в этом толку? Вот управлять им, это полезно, да только не уверен я, что успею настолько улучшить навык.

Ладно, сидеть тут и страдать можно еще долго, а дела не ждут. А еще этот костюм! Черт бы его побрал.

Быстро одевшись и наскоро перекусив, я выскочил из дома. Уделять много внимания этому вопросу мне не хотелось, поэтому решил сразу поехать в тот огромный магазин готового платья, где когда-то, еще живя в приюте, покупал платье горничной. Помнится, там был отдел с костюмами для маскарада, или чего-то похожего.

На этот раз, высокомерный продавец, который когда-то обливал меня холодом, был сама любезность:

— Прошу вас, сэр! Чем я могу вам помочь?

— Есть ли у вас маскарадные костюмы?

— Ох, сэр! Если бы вы пришли чуть пораньше, скажем, за пару месяцев… Можно было бы успеть сшить на вас любой костюм, по вашему желанию.

— У меня нет пары месяцев, сейчас у вас есть хоть что-нибудь?

— Да, вот, только это. Никому не подошло, мало.

Мужчина показал на манекен в углу, одетый в костюм пирата — расшитый золотом камзол, накрахмаленное жабо, шляпа с пышным страусовым пером, алый шелковый кушак на поясе. В принципе, костюм красивый, вот только вызывало сомнение, что пираты действительно так одевались. В комплекте с обтягивающими темно-зелеными лосинами, это больше напоминало костюм тропического попугая.

Так, рост вроде мой, плечи у манекена на вид тоже не шире.

— Упаковывайте, беру!

— А мерять? — в изумлении округлил глаза продавец.

— Нет, времени, упаковывайте.

Через пять минут, с содроганием заплатив за костюм почти 3 золотых, просто немыслимые деньги по моим меркам, я вышел на улицу. Мне предстояло продолжение вчерашнего героического подвига — очередной поход по магазинам. Правда, сейчас процедура сильно облегчалась наличием подробного списка, огромная благодарность мистеру Мюррею!

На все про все ушло почти пять часов, это просто какой-то кошмар, я чувствовал себя загнанной лошадью. И, хвала всем местным богам, мне, опять-таки, не пришлось тащить покупки на себе, у всех магазинов была своя служба доставки. Но моя усталость была не самой большой проблемой. Количество потраченных денег расстраивало куда больше. И, если одежда, лекарства, всякие котелки, одеяла и палатки были не особо дорогими, то за оружие я отдал целое состояние. Десять карабинов, шесть новейших револьверов Кольта, три ружья с нарезным стволом и целый ящик патронов ко всему этому. Такое ощущение, что собирался я не в экспедицию, а на небольшую войну.

Сколько еще придется заплатить проводникам… Кстати, а ведь стоит поторопиться, мистер Мюррей обещал прислать их сегодня, а время то уже послеобеденное. Как бы не оказалось, что господа уже прибыли и ждут.

В итоге, оказалось, что интуиция меня не подвела. Джером, встретив меня в холле, сообщил, что в гостиной ожидают два незнакомых господина. Новость меня не обрадовала, так как хотелось немного отдохнуть, да и поесть бы не мешало. Но дело — прежде всего.

Поблагодарив мажордома и узнав, предложил ли он уже гостям выпивку, я прошел в гостиную.

— Добрый день господа. Меня зовут Шерлок Браун, очень рад с вами познакомиться.

Обменявшись рукопожатиями с гостями, и выяснив, что они действительно те, о ком говорил мистер Мюррей, я принялся рассказывать о предстоящей экспедиции.

— Погодите, мистер, нам не интересно, за каким чертом вы решили лезть в эти чертовы джунгли, ваши мотивы оставьте себе, — перебил меня один из мужчин, мистер Теннисон, как он представился. — Вы платите нам деньги, мы доводим вас до нужного места и обратно, при условии полного и беспрекословного выполнения любых наших приказов.

— Уилл, когда ты уже научишься быть вежливым с клиентами? Мистер Браун наш наниматель, стоит проявить хоть немного уважения, — товарищ мистера Теннисона, которого звали Ленгдон, мне сразу понравился.

Его открытое, приятное лицо, располагающая улыбка — все это сразу вызывало симпатию, в отличие от его напарника, к которому я сразу ощутил неприязнь. Я всмотрелся пристальней. Ну, да, так я и думал, репутация у мистера Теннисона — нейтральная, у мистера Ленгдона — дружелюбие. Что и требовалось доказать!

— Моя задача не быть вежливым, а сделать так, чтобы никто не сдох в этом походе, — продолжил мистер Теннисон. — Патрик сказал, что вы отправляетесь в Центральную Америку. Вы уже знаете точно, куда?

— Да, город под названием Белиз, к югу от него есть какие-то горы, мне нужно попасть в точку у их подножия.

— Понятно. Ну что ж, адское местечко вы выбрали, я вам скажу, — мужчина нахмурился. — Ладно, наши условия — пять золотых в день, отсчет начинается с момента прибытия в порт назначения. Дорога, снаряжение, питание — все за ваш счет. В случае смерти кого-то из нас, платите компенсацию в сто золотых семье.

Ну, ничего себе у них расценки! Я, надо сказать, был немного шокирован и сразу даже не нашел, что ответить. Это что же выходит, триста золотых я выложу за услуги этих парней, если экспедиция продлится месяц. А если больше? И еще мне нужно будет нанять несколько человек на месте, и еще дорога… Про дорогу то я забыл! Во сколько она мне встанет? Вот, черт!

— Похоже, вы несколько растеряны, — с улыбкой обратился ко мне мистер Ленгдон. — Я вполне вас понимаю, наши услуги далеко не дешевы, но поверьте, лучше нас вам просто никого не найти, и это не пустые слова. Если кто-то в этом городе и сможет довести вас до места, а затем вытащить оттуда в целости и сохранности, так это — мы.

— Ну? — мистер Теннисон не был столь многословен.

— Хорошо, я согласен, — можно подумать, у меня есть выбор.

Глава опубликована: 28.04.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх