Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Меч и Магия: Герои Таллана. Орден стальной луны


15 754 +3    1    64    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Фэнтези
Размер:
Роман | 454 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
29.10.2017 - 09.12.2017
Первая книга цикла. Скучное повествование о первых днях игры: никаких приключений, серые будни донатора. Написано с целью ознакомить с правилами, условностями, миром игры, которую выбрал герой. Он выбрал жизнь в игре Меч и Магия: Герои Таллана - виртуальном мире на основе Герои Меча и Магии 5 - с целью основания военного Ордена в Священной Империи Единорога.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

глава 16

"Дай мне пару часов, Валериан" — попросила меня Дрессировщица грифонов, и я согласился, она заслужила пару часов сна. Ее птички заслужили отдых. Нам эти четыре часа погоды не сделают. Час на занятие с мастером Рейли, сегодня мне достанется хорошая возможность пофехтовать. На совет с героями надо немного времени отвести. По замку поговорить со знающими людьми, свериться с планами Элизы, мажордома и кастеляна.

Так и начался день. Получил очередную порцию насмешек и ударов от Сета Рейли, после чего занялся физическими упражнениями — вратами запрыгал по баронству. На юг, взять бонус к боевому духу, восток на флаг удача и дух, портал в замок, на северо-восток — Силанна, мое почтение, придай жизни мои воинам — к озеру лебедя, с добрым утром розовый птиц, и почему ты не фламинго? — Врата на портал, шаг к часовне, дух растет, в святилище день удачи, теперь к русалке, и колодец, и к ручью. Добрался до волшебного ручьи и бегом вернулся в замок — пара часов бега, это очень полезно для здоровья, особенно пригодится на поле боя, когда придется вертеться волчком, со всей возможной скоростью, уклоняясь от ударов и доставая противников. Шанс нанести повышенный урон всем пригодится, как и пара единиц к жизни.

В замке я перекусил в мужской компании героев. Дрессировщица уже улетела со своими подопечными, назначив точку сбора у здания Утопии драконов.

Мы неторопливо кушали и не спеша беседовали о наших планах.

Бран наняла двух рыцарей, вспомнил, по ее глазам было видно, что она бы с большим удовольствием встретила предложение нанять пять новых грифонов.

Беженцами были компания из пяти суккуб, которые неделю теперь будут устраивать в лагере безобразные пирушки, хаос и прочие хулиганства. Хорошо, что этим краснокожим бестиям нельзя было отдаляться от лагеря беженцев. Дарлан, посмеиваясь снисходительно, описывал их боевые характеристики и способности для Норда. Посмеивался он над первым вопросом Бенджамина: "Как оно встретиться лицом к лицу с обнаженной женщиной, желающей твоей смерти". Ответил он просто: "Не сложней, чем убить обнаженного мужчину".

Мы втроем перешли к большому столу совета, присели над макетом баронства и продолжили обсуждение похода дня. Мне пришлось объяснить им пару истин:

— Этому не обучают в Академии. Это наука для лордов. В мире существуют некие условности. Правила, чтобы был порядок. Хотя бы видимость его. Если вы посмотрите на карту баронства, вы увидите, что замок находится в самом центре моих земель. Более того, посмотрите, как расположены шахты. Они расположены на примерно одинаковом расстоянии от замка. И это не для того, чтобы крестьянам было удобно добычу носить. Это условия мира.

Исходя из этих условий, я мог утверждать — замок Некроманта на юге. Максимально до него могло быть 120-130 лиг: 60 по нашей территории и 60 по чужой земле. Даркис летает, ей преграды не страшны. Вот и нашла его.

Гарнизон мы построили — мечников улучшили. И да упокоит Асха дух Изабель, улучшили в ревнителей веры. Умение Колун хоть как-то сбалансирует перекос в защиту.

Теперь нам известно, что мы можем довольно быстро добраться до противника. Кто его знает, что он там настроил за неделю, какие шахты отхватил для развития — начинали мы с ним с абсолютно одинаковым запасом на складе замка: двадцать тысяч золота, по двадцать мер леса и руды, и по десять мер каждого ценного ресурса. У каждого в замке стояли дом старейшин, кузница и гильдия магов первого уровня. Руды ему потребуется много и ртути. Построить Усыпальницу личей он сможет, а вот отстроить Покинутый замок умертвий и Кладбище драконов никак у него не получится. Двадцать мер ртути для кладбища можно только выкупить, а копить с шахты мы ему не дали.

Не хочется мне тащить пехоту в этот бой. У нас десять рыцарей, три ангела, двенадцать грифонов. Что у него может быть в ответ? Сорок скелетов, тридцать зомби, восемнадцать привидений, десять вампиров и шесть личей. Что-то он может себе на шахтах присоединить. Поднять сможет скелетов. С шахты он поднимет немного, поднималка еще не выросла. Я, Бран и Дарлан с легкостью разделаемся с обороной замка. Да и не мог он построить стены — ему войско нужней, закончил я свои рассуждения о возможностях противника.

Почему я не хотел действовать всей армией? Потому что дармоеды не нужны. Главное было в том, что Грифоны, Ангелы и прочие Архангелы не тренируются! Они набирают опыт только в боях. А люди: крестьяне, лучники, мечники, монахи и рыцари — спокойно набирают уровни на арене, если оплатить учебу. Грифонов можно усилить только аккуратным использованием в боевых операциях — у меня была симпатичная, и ловкая в своем деле мадам, и лишать ее вкусного я не собирался.

Кулон мастерства делал из Дарлана отличного воина. Он ему был не нужен для сокращения трат на тренировки — он с каждым уровнем сокращал траты на два процента, и на своем двадцатом достиг ста процентов экономии с умением Опытный военачальник и Искусный контрудар. С кулоном он мог стереть из памяти лишние искусные навыки — они ему кулоном восстановятся — и взять новые умения! Воинские, боевые умения. Зачем ему запредельный уровень магии света? Зачем ему Улучшенное высшее образование — кстати, оно не давало дополнительный пункт в параметр за каждый уровень, просто добавляло процент к опыту за бои. Подумать надо вместе с ним и почистить его колесо умений, привести в соответствие с нашими желаниями. Эту операцию в подготовке похода мы с ним обговорили уже.

— А если он применит Антимагию? Тяжелей будет, — нахмурился Яр.

Антимагия — это не козырь, это джокер. Весь ход боя переворачивался. Все планы рушились. Антимагия снимала последствия всех заклинаний с войск противников: все баффы и дебаффы. Вот тогда в ход шли мечи и волшебные умения игроков. И соображение в сторону "антимага" — сколько у него колдовства может быть? Какие у него артефакты? Как долго продержится его заклятье? Когда снова можно начинать магичить?

— Некромант. Антимагию? Откуда у него магия Света, Яр, — спросил я маршала.

— Свитки никто не отменял, — спокойно сверкнул он на меня глазом.

— Какой ты... предусмотрительный и опытный воин, — согласился с ним, — Но что страшного может случиться? Применит, так применит. У тебя Молитва будет. Потратимся маной после боя на воскрешения. Жаль, конечно, что кой-кому опыта не достанется, но не всем в саду печенюшки.

— Мне одни шишки, — грустно добавил Норд, и сразу поправился. — Не берите мечников и монахов. Я на склеп пойду.

— Дался тебе этот склеп, торопыга! Почему не слушаешь советов, — накинулся на него маршал.

— А что ты ему спланировал, — спросил я у него.

— Он хочет в склеп, потому что на обратной дороге к ментору заскочить желает и умения поправить. Дело нужное, но раньше стоит пройтись по сокровищницам севера. Идет на Кровавый храм, по дороге берет милости Силанны, у лебедя удачи возьмет. В храме всей магией выкладывается на полную. После боя отряд отдыхает, а Норд на коне возвращается к колодцу — восполнит ману и вперед — на портал и в сокровищницу горгулий...

— Совершенно верно, — перебил я его. — Гномов пока не рискуй атаковать, нарвешься на пятерку ярлов — не вытянешь.

— Это верно, я и советую — сокровищница горгулий. Стрелков полно, големы с такой пехотой не опасны. После боя разбили лагерь на берегу Мес и отлично отдохнули. Река под боком, лес рядом — что еще надо после боя? Утром идете в часовню, потом в святилище, наберетесь милостей, Норд отъедет в сторону колодца и пополнит ману — далее Галеон и домой. И опыта наберешь с трех сокровищниц! вот тогда и ходи на юг, на свой желанный склеп — будет что потом у ментора забывать.

— И что неясного? Хороший же план, — не понял я всей истории.

— Да им молодым хочется побыстрей новый навык хапнуть.

— Сам не старик, — усмехнулся Норд. — Тоже хочешь новый навык хапнуть.

— Все хотят, — согласился с ним. — Пятьдесят шесть лиг до Утопии драконов. Тридцать две лиги на юг от нее. Восемьдесят восемь лиг. Дарлан, уходишь вперед, решаешь дела с ментором. Я за тобой, веду отряд. Утопия драконов — место встречи.

— Договорились, — согласился маршал и поднялся. Посмотрел на Норда и добавил, — Тебе Норд тоже стоит поспешить. Половина бойцов у тебя недотепы еще, к маршу не привычные. Выходи пораньше, спеши поменьше.

— Толково, — кивнул Бенджамин, встал и пошел на выход.

— Не пойму я его иногда, — задумчиво произнес маршал. — Вроде бы отличный выпускник Академии, но порой такие глупости выдвигает.

— Он тебя дурит, маршал, — рассмеялся над его затруднением. — Он учиться хочет. Вот и провоцирует тебя на всесторонний обзор планов.

— Тогда понятно, — улыбнулся Дарлан. — Не жаль воинов на него оставлять?

— Пустое! Слабых отсеем, сильные останутся, — возразил я. — Иначе у нас тут не замок, а военный городок вырастет.

— Тоже верно. Удачи, Местер. Поехал я к Иль Миру.

Пожелав ему легкого пути, мне осталось заняться с Элизой и Арданом планированием закупок на благоустройство Местерхолла. В углу залы, на табурете сидел мальчишка. Мне таки нашли ординарца. Назвать этого мальчугана пажом язык не поворачивался — больно пройдошистая была у него морда лица. Крестьяне выходили на свет семьями, понятно, что занимались своими супружескими обязанностями они с удовольствием. Дети рождались, украшали пейзаж, а когда вырастали — уходили в другие земли! Халявные налогоплательщики не нарождались. Крестьяне были сообразительными и хитрыми, хоть и прикидывались дурачками. Мне нашли мальца, который всем был известен своей пронырливостью, отлыниванием от заданий взрослых, негодника и любителя дуракаваляния. На тебе, господин — он нам не угодил. Но мальчик с именем Эльрик мне понравился — одним видом он приятно разнообразил чопорность и серьезность наших компаний — лопоухий, лохматый, рыжий, вечно задорно улыбающийся сорванец. Такой без мыла везде руки умоет.

На торжественное начало первого военного похода у меня уже была запланирована шалость. Раз я лорд, правитель — нельзя без гимна! Это даже не обсуждается, без гимна лорд теряет обаяние, влияние на подданных. Музыка — загадочное, таинственное явление культуры. Невозможно разгадать тайну: как она влияет на людей? Для моей цели подходил лишь один шедевр. Речь шла о вступлении к опере "Изида", написанной Жаном-Баптистом Люлли для своего короля, Людовика XIV.

Если задать человеку вопрос: кого ты знаешь их французов правителей, королей? Все ответят сразу — Наполеон! Это да, Наполеон был гений. Но если попросить назвать еще кого-нибудь, большинство вторым вспомнят: "Людовик, номер не помню, но очень был самолюбивый, сказавший "Государство — это я", Король-Солнце".

Все это так — Людовик XIV, всю жизнь положил на утверждение абсолютизма, на утверждение влияния Франции на весь цивилизованный мир. И многое ему удалось. Люлли — придворный композитор Короля-Солнце. Этих четырех слов достаточно, чтобы оценить его значение и талант. А Жан-Баптист был талантлив, как всякий итальянец, он музыкой дышал. На пару с Мольером он создал французскую оперу, театр, писал балеты, оперы, и гору всяких пустячков, на сиюминутные случаи из королевской жизни. Опера "Изида" была намеком двум любовницам Людовика. Они страшно разругались между собой, дело дошло до публичного скандала. И Люлли всех успокоил музыкальной историей на тему: были у бога жена и любовница. Однажды жена решила убить любовницу, но пришел бог и навел в доме порядок. Простенькая история, из древнеримских мифов. Открывается опера, песней, вступлением, в котором восхваляется власть короля. Мелодия настолько мощная, царственная, что ее можно принять за неофициальный гимн идеи самодержавия. Пройти мимо такого шедевра я не мог. Игроки тянули в Таллан много из культурного наследия Земли, без этого никак — создать и поддерживать должное настроение — основа приятной игры.

— Господа. Я хочу представить вашему вниманию гимн. Гимн исполняется на одном древнем языке. Я прочитаю начало, чтобы вы представляли, о чем идет речь в этом... великолепии.

Оставалось встать, принять пафосную позу, и непременно вынуть меч из ножен. Продекламировал я с чувством, гордостью и искренней уверенностью в правоте своих слов, наслаждаясь манией величия и звучанием своего корявого французского: Семуа донлесдье онфетшуа! Вот он я!

Тот, кого избрали Боги,

Для восполнения счастья в Империи,

Избавленья от бед.

Храни вас Боги от зависти к нему.

Он Счастье Империи.

Он следует своему закону.

И сразу включил пролог великолепного Люлли. Я смотрел на их лица и видел: пробирает до самых потаенных уголков их душ. Они просто не слышали музыки столь возвышенной, и всей сутью исполненной одного предназначения — восславить правителя. Композиторы компании постарались и написали много приятных, и даже сильных мелодий для украшения атмосферы Таллана. Но зачем смеяться, как можно сравнивать всю эту команду с мастерством придворного композитора Короля — Солнце?

В полной тишине после отзвучавшего гимна лорда Местера, я прошел из зала на двор перед замком, где уже собрались лучшие силы Местерхолла: рыцари, ангелы и грифоны. Ангелы это было нечто. Они смущали игроков, они привлекали внимание, они были лучшими. Трехметровые девушки, неземной красоты, с чистыми белоснежными крылами, в мощных доспехах по пояс, с непокрытыми головами — которые открывали глазам лики такой женственности, что оторопь брала. Жутковато смотрелись и мечи в их руках: двуручники были с непропорционально узким лезвием. Длина меча была около пяти метров, сразу угрожая — к такому противнику близко не подойдешь, от него не скроешься, он везде достанет. И еще ангелы были позерами! Они всегда парили над землей. Даже в спокойном состоянии, не тратили силы на взмахи крылами, они левитировали в полуметре над бренной землей. Вредные... их характеристики словно посмеивались над магом: нам твои благословения ни к чему, нас хранит Эльрат — двадцать семь защиты и нападения, урон от сорока пяти до сорока пяти (очень смешно) и сто восемьдесят жизни. Ничего, девочки, завтра построим вам Небесный алтарь, и быстро вам на лики ваши капюшоны пристроим — нечего народ смущать. Спрячете свои соблазнительные мордашки и станете полезней своим умением воскрешение, не все нам, героям отдуваться. Скорость у ангелов была дохленькая — шестерка, медленней и грифонов и рыцарей. Но архангелы, паладины уже мчали на восемь единиц — самые быстрые воины Оплота Порядка.

Приступим к делу. Открыл врата, шагнул в туман, чтобы выйти в двадцати пяти лигах на юге. По дороге к Утопии, зашли в южное святилище. Вторник и четверг дни самых слабых милостей — плюс к духу во вторник, сегодня плюс к удаче. Вчера было три к защите! И ладно, нам и так хорошо. Пошли к Утопии.

Утопия драконов была местом знакомым, хорошо помнилось по многократным посещениям. Четыре высокие башни окружали главную. Вместо крыш у башен были котлы с горючим, и вечный огонь взлетал к небу с четырех сторон от высокой громадины, на крыше которой раскинула крылья фигура дракона. Обязательно посетим это место, самому не терпится.

Кивнул подошедшему маршалу, дрессировщицу не видел, неужели полетела вперед? Ее проблемы.

— Дарлан, я открываю врата, ты прибережешь ману для боя.

— Хорошо, сэр.

На карте интерфейса были проложены тропки в "тумане войны" над чужой территорией. Даркис подкралась близко к врагу, молодец она у нас. Двух врат хватило, чтобы выйти на большую поляну перед черной башней, чья крыша иглой уходила в небе, струила зеленый дымок вниз по стенам донжона.

Таиться было напрасно. Нас не ждали, но ожидали — без суеты стала организовываться оборона нежити. Нас это устраивало. пусть соберутся, нам удобней будет нанести удар. Ждали. Я задумался о всех этих темных.

Отношение к павшим в мире Таллана было интересное, неоднозначное.

С демонами все было просто. Неприязнь они вызывали своими внезапными выходками, пакостями, которые мешали спокойно жить, вести хозяйство. Угроза великого Лунного затмения — и, связанное с ним, вторжение демонов в мир рассматривалась с фатальным равнодушием. Надо жить, стремиться стать лучше, сильнее, чтобы быть готовым отстоять свою жизнь в войне с демонами Шио. Пророчество Сар-Шаззара никто не отменял, и не забывал:

"Десять веков будет крепость стоять — стены, застывшие криком немым.

И рогатые лорды склонятся пред тем, кто ещё не рожден от хозяина тьмы.

Полночь настанет, затмится луна, и откроется склеп, где покоятся мощи,

Той, что имя земле и народу дала, многоликой, седьмой, непорочной.

Схлестнутся пророчества, рухнет покой, содрогнутся священные своды.

Силы тьмы увлечёт, поведёт за собой, дева, наследница древнего рода".

Было более семи десятков официальных толкований этого пророчества. По всему выходило, что сотня с лишним мирных лет в запасе есть — живи, но с оглядкой, совершенствуйся в свое удовольствие.

Явление Сарета никого не взволновала особо, в сознании местных правителей и серьезных людей он был частью пророчества, темным мессией, но ведь не врагом Таллана. Погулял, поискал приключений, что-то где-то воевал, с кем-то боролся, следуя своим целям — молодец, хороший мальчик, пока не лезет в большую политику — никому не интересен, кроме игроков. Все легендарные личности Таллана могли выдать отличные квесты, надо было только привлечь к себе внимание, выманить квест.

Игроки — повелители демонов — были вхожи во дворцы людей, их легко можно было распознать по глазам, у повелителей демонов вертикальные зрачки. И их спокойно приветствовали, вели с ними дела. Конечно, не все принимали посланцев Шио. У каждой расы были свои исторические претензии к демонам. Это были воды мутные, воды сложные для плаванья — умелый интриган мог в них выловить много золотых рыбок.

Кстати, об Орках — вот их принимали хуже всех! Демоны были честными врагами, и с ними можно было вести дела, если относиться к ним по пословице: "Враг моего врага — мой друг". Лично я никогда не принимал этот бредовый набор слов серьезно. Враг моего врага мне мог быть и врагом, и другом, и просто безразличен, как все остальные личности. Важно четко понимать — враг, это серьезно, с таким не шутят. Враг — это подарок судьбы. Это возможность проверить свое достоинство: кем ты смог стать. И делить с кем-то борьбу с личным врагом — это несерьезно, это значило признать, что ты сам "и не друг, и не враг, а — так". Поэтому мне было приятно уважение к демонам. Все с ними было понятно. А вот орки были непонятными, психически неустойчивыми, в любой момент готовыми устроить агрессию и беспорядок. Играть за орка было сложно, если ты дружил с головой. Любители позвенеть мечами играли за Орду с удовольствием.

Некроманты — душки, няшки и "вкусняшки" — это признавали все игроки, потому что местные некроманты не жадили, и всегда были готовы обучить магическим навыкам и умениям всех желающих выполнить поручения.

Изначально некроманты были горсткой сектантов, идеология которых отклонялась от основных учений магов. Ныне же некроманты — могущественная фракция, поклоняющаяся аспекту смерти Асхи. Их толкование темного аспекта Богини не общепринято. Некроманты известны тем, что превозносят состояние не-жизни, к которому сами стремятся. Они также постигают магию смерти для того, чтобы максимально увеличить время своего существования в мире, учатся управлять духами умерших, призывают мёртвых из их последних пристанищ.

Всему, что касается магии, положил начало Сар-Илам, великий пророк, чьё наследие актуально до сих пор для желающих постичь оную. Его наиболее одаренный ученик — Сар-Шаззар, который также оставил след в истории, — обучал многим навыкам и своего последователя, Белкета. Когда мир был ещё юн и когда магия испытывала свой расцвет по всему Асхану, Белкет был мыслителем, философом, что задавался вопросами "Все ли должны уйти по дороге смерти?", "Куда держит путь душа после наступления вечной ночи?", "Что на самом деле происходит в конце, в момент смерти, что берёт начало?" Белкет все больше углублялся в собственные размышления, отходя от учений мастера дальше и дальше. Наиболее важным моментом в жизни Белкета было обнаружение древнего манускрипта, именуемого откровениями седьмого Дракона. Часть писаний Сар-Илама поведала будущему некроманту о поклонении наименее разъясненному и наиболее опасному аспекту Асхи. Белкет был внезапно озарен собственной идеей — именно это восприятие Асхи всеохватывающее, и именно оно приведет к разгадкам тайн души. Юный мыслитель назвал свою школу философии — некромантией; она немедленно стала пользоваться успехом среди магов Семи городов.

Первые темные эксперименты с мертвыми стали проходить в Аль-Бетиле. Вызванная нежить — духи и кадавры — были посланы на подавление восстания орков и зверолюдов. Сила и влияние некромантов росли, и Круг, боясь их могущества, призвал к гонениям против некромантов. Конфискация имущества, изгнание, публичные казни — все пошло в ход. Последовала ужасная гражданская война, конец которой ознаменовался уходом некромантов в долину Эриш. Объявив о своей независимости, они обосновались в Нар-Эрише, плацдарме для осуществления собственных реваншистских идей. В 813 году серебряного дракона некроманты напали на Серебряную лигу. Мертвецы заполонили долину Эриш и двигались к вражеским границам, сметая все на своём пути. Десять лет длился конфликт; мощная магия, использованная обеими сторонами, оставила на месте долины пустошь, наполненную криками и костями. Маги вновь взяли верх над некромантами, их королевство пало. Конфликт назовут войной Сломанного посоха. Попрятавшись в убежища, некроманты восстанавливались и копили мощь. В 973 году серебряного дракона королевство некромантов возродилось под началом Арантира, что сконцентрировался на предотвращении пришествия мессии. В конечном счёте повелитель смерти погиб от руки Сарета — отмеченного хаосом.

Это он для мира погиб. А для игроков вовсе нет. Кланов в игре не было, но союзы по интересам были, комьюнити цвело. Игроки, избравшие путь повелителя смерти, организовали две группировки: Ежики и Пауки, как их с неприязнью обзывали игроки светлых фракций. Ежики танцевали от новой столицы Эриша, Нар-Анкара, "Стонущей Иглы". А пауки предпочитали улицы древнего Аль-Бетиля, "Темная Драгоценность" хранила много секретов, позволяя не скучать в игре.

Мне нравились характеры некромантов, принцессы вампиров были отличными подругами — кожа у них была прохладная, ощущения от развлечений были забавные. Вовсе не противными, еще чего, лишить себя телесных удовольствий и ощущать ледышкой — кому нужен такой персонаж! Даже традиционные гаммы цветов мне были приятны: белый, черный, зеленый — три цвета смерти, спокойная радость для глаз.

Радость для глаз представляли и группы нежити, которые выстроились на поле, дожидаясь нашего приближения. Улучшенные зомби — гниющие трупы и чумные толстяки — опасны умениями, медлительные и неловкие, они не чувствуют боли или страха. Это заставляет противника бояться их, и делает идеальной смазкой для мечей. Скелеты стрелки... некромант улучшил войска малых уровней — вирт не дурак — вирт противник оперативный. Вампиры продвинутые...

Вокруг главного здания стояли постройки нежити. Сразу стало заметно, что некромант был из города острых шпилей, обучался в Стонущей Игле. В старой столице еще хранили приверженность старым архитектурным решениям и крыши строили куполообразные.

Из окна донжона за воинами наблюдала фигура женщины в черном платье. Принцесса вампиров, сразу догадался я. Как-то странно, все думал о некроманте, а о некромантке не подумал. Вот и хорошо, нам проще будет. Уровень у нее маленький, много она вампиров своих не усилит. А мог встретиться тот еще пакостник, специальности у некросов были очень вредные, покровители родам войск были самыми приятными соперниками на раннем этапе игры. Мне мог попасться бальзамировщик. Такой вредный мастер, у него палатка первой помощи не только лечит, но и калечит — наносит урон врагам. Начинает с двадцати, потом пятьдесят, и сто в максимуме некромантского умения управления машинами. Но каждый уровень бальзамировщика плюсует пять к урону. Сколько там может набрать с шахт новичок? Три уровня запросто. Вот и результат мог случиться: палатка сверкнула зеленым лучиком и полетела тушка грифона с неба. Не надо нам таких ребят, с дамой всегда приятней иметь дело.

Я вежливо поклонился госпоже, и мы начали бой. Яр взял на себя управление рыцарями, его задачей был прямой удар по центру, без хитростей — удар и уничтожение всей мелочи, а мелочи было за сотню. Ангелы получили команду ударить с неба по магам нежити — личи еще были не улучшенные, но каждый мог сделать пять выстрелов с уроном до семнадцати, и смертельным облаком вокруг цели на три метра, которое наносили урон в вполовину от основного всем живым. Даркис получила в противники призраков и духов, хорошие соперники ее грифонам, и силы казались равными — дюжина грифонов против восемнадцати летучих кандальниц.

Я намеревался пробиться к вампирам и попытаться связать их боем. Одиннадцать улучшенных вампиров, девять высших и пара князей. проклясть я их собирался по полной программе, ибо нечего мешать нам свет нести в эту глухомань: бессилие, замедление. Яр благословлял усилением урона и защиты. Ускорение было за мной. В бою мне оставалось отслеживать двадцать семь иконок — это довольно просто, и не очень отвлекает от боя. Еще и поэтому не хотел связываться с пехотой — полторы сотни иконочек, собранные в кучу, зачем это мельтешение в углу поля зрения? Грифонам отдельное внимание, а остальных еще пробить надо. Все будет вроде, как бы, по-честному:) Против нежити не работает вампиризм? Ничего, регенерация поможет.

— Мы изволим вступить в бой, господа, — приказал своим героям начинать:

Меню. Шкатулочка. Richard Wagner — Ritt der Walkuren. Полет валькирий! Как без него? И валькирии у меня есть — три прелестные, исполненные чувством праведного гнева, крылатые воительницы Эльрата. Над полем зазвучали первые ноты свистопляски — поехали! А кто-то и полетел навстречу врагам.

Вампиры стояли чуть в стороне от остальной нежити. В центре группы два князя вампиров выделялись своими высокими прическами. Я бежал, уже занеся меч для укола-удара, подскочив, ударил в грудь, в развороте меч занес над головой и ударил сверху, в голову, первый пошел, посыпался плащом на землю. Окружают меня. Поворот направо, с ударом из высокой стойки. Первые удары посыпались на доспехи — несколько комариных укусов стрел и более неприятные резкими вспышками боли удары мечей вампиров. Работать с одним противником. Два удара, чтобы наверняка. Скорости хватает для опережения — оберхау, сверху по хвостику волос — ха! И снова шаг назад, меч готовится для нового удара, можно сбить клинок вампира, бей, режь сбоку в плечо — еще разворот, с выносом меча на горизонтальный взмах и удар на добивание. Чертовы крылатые хвостатые камикадзе из стаи Бран — регенерация лучом полетела в грифона, который начал краснеть иконкой, остальные тоже светло зеленели. Удар и еще укол, мало — добавить, не хватает урона для выноса вампа с двух ударов.

С прибавкой карающего удара 26 нападения против 9 защиты вампира давало мне красивый урон в 33,3 — три, три, три, а все без толку, с одного удара перешибешь простого вампира, но не высшего, и не князя. 35 жизни у высшего, не хватает пары уровней, чтобы с удара выносить врагов четвертого уровня. А в два удара ложить можно уже и пятерочек. Вампиры чуть слабей верховных друидов. Знакомая ситуация — уверенность на душе. Удар — покойник, спасибо звону подковок, сработала удача в характеристике, в мелодии Вагнера, на его волне найден свой рисунок танца. Ловкач отбил удар — даже ранив меня, он не восполнит урон от моего удара — "из окна" бросок клинка в лицо — чистый враг, без крови, глаза горят злом и насмешкой. Королеве — на прием — на! Четвертый всплеск боевого духа — ваншот. У меня полна копилка, на всех хватит и удачи, и духа. Грифоны! Вы не грифоны — вы котики! Куда Даркис смотрит? Своих могла бы и сама регенить. Парируем, присели — снизу — вверх — удар хвостом дракона — восходящий — есть попадание. Девушки — брысь в джаз! Скелетов бить и зомби. Эти стрелы уже достали, к месту пришлось заклинание Уклонение, выбитое из сокровищницы магов. Семьдесят процентов урона мимо — это магия, Гарри — смеется Дамблдор. Но мне не смешно — их пара сотен, а меньше единицы урон не понизишь, вот и жалят "комарики". Шаг вперед — завершение удара — в плечо — тоже сгодится. Ю — ху! Новый трек для боя. the Rolling Stones — Sympathy for the Devil — версия с концерта в театре "Маяк" — для фильма Скорсезе "Да будет свет". Дьявольская самба от демонов рок-н-ролла. Жуткая тема, не слабо парни в молодости шутковали с грехами и реверансами сатанизму. Укол — и отошли в защиту — надо подтянуть здоровье, много на меня свалилось ударов. Пара удачных выпадов прошла — новички, такие же, как я сам, просто я быстрее. Так даже интересней — я успевал отбить два удара и нанести ответный, сделав шаг к противнику, чтобы снова уклоняться и парировать. Играй, кружись в вихре самбы. Вампиры падали на землю, не разлетаясь в пыль телами, мешали танцевать. Наша группа двигалась по полю. В сторону от основной массы. С двумя последними разобрался четко, спокойно, в три удара — в мелодию Роллингов вмешались напевы ангелочков Эльрата. А там хорошо справляются. Яр подлечил своих неудачников. Но маны у него мало, значит, воскрешал кого-то. Даркис тоже держала грифонов в тонусе. Может быть, ее питомцев Дарлан и вытаскивал. Одну ангельскую деву я поднял с земли, бросил регенерацию — лети, мой ангел, лети. Справятся без меня, пора познакомиться с принцессой.

Ворота были открыты, темнота за ними не пугала, было что-то умиротворяющее в черных стенах с прожилками зеленоватого цвета, освещенных неярким светом фонарей. А живут некроманты с шиком, с вызовом — широкая лестница вела наверх, начинаясь с середины залы первого этажа. У людей замок заточен под оборону. Слуг не заметил, попрятались. Перед лестницей остановился на время, быстро привел себя в порядок, вытер лицо и руки. Сменил доспех. Убрал меч в ножны. Если что — магией успею нанести удар.

Леди стояла у окна, наблюдая за последними защитниками ее замка. Черная ткань платья украшена узорами кровавого, красного цвета. Леди изволит отвлекаться. Мы подождем. Когда она повернулась ко мне, легко поклонился:

— Лорд Местер.

— Леди Дженевра.

Дженевра, принцесса вампиров. Такие отказывались от родового имени, оставляя имя данной матерью...

— Прекрасная погода сегодня. Немного прохладно, но это только к лучшему для людей, охлаждает ярость.

— Погода действительно хороша, — согласилась она, в руке внезапно блеснула сталь клинка. — Хороший день для смерти.

— Вашим воинам можно только позавидовать. А вам?

Меч я не обнажал. Магическая стрела — сто четыре урона огнем в лоб наготове, только дернись принцесса, только не дури. Улыбаемся и машем, улыбаемся и Маши любят улыбчивых кавалеров.

— Ты не хочешь убивать меня, лорд Местер, — насмешкой и презрением блеснули глаза некромантки.

— Я не тороплю близких по вере на встречу с Королевой. Ей решать, кто достоин визита.

Меч исчез из ее руки, Дженевра наклонила голову и задумалась. Надо ей помочь принять правильное решение, для меня правильное:

— Валериан, — добавил я негромко. — Валериан, лорд Местер.

— Я молода, Валериан, и только встала на путь постижения силы. Я бедна даже на благодарность, но я могу отблагодарить тебя, лорд Местер. Я видела твое мастерство Тьмы. Надеюсь, ты не откажешься принять в дар от меня навык Основ чародейства?

Основы чародейства — усиливают на десять процентов все заклинания, это очень хороший навык, полезный. Искусный чародей утраивает силу заклинаний, а в этом мире каждая десятая циферки учитывается на поле боя.

— Я готов выслушать тебя, принцесса ночи, — улыбнулся ей, не скрывая удовольствия от хода беседы.

— Ты позволишь мне поднять мою гвардию, — предложила Дженевра.

— Леди, вы можете сделать это в любой момент, — я был совершенно серьезен. Любому некроманту-противнику я бы предложил то же самое. — Госпожа может обходиться без слуг, но это не делает ее лучшей.

— Мог бы не убивать моих вампиров, я была готова отдать тебе победу, — нахмурила она брови.

— На все воля Королевы и Дева занялась их судьбой, — остановил я ее. — Теперь их судьба в твоих руках. Тебе решать.

Спокойная, хитрая, презирающая меня, с легкой улыбкой на губах, Дженевра была восхитительна. В ней все было в меру, и все неприятные, страшные, злобные качества показывались краешком, явным намеком, не скрывались, но не пугали, а только возбуждали к ней внимание. Тянуло играться с этим огнем, мотыльком лететь на зеленые всплески пламени в ее глазах.

Сейчас она выглядела грустной, не слабой, не проигравшей, а просто грустной от такого поворота событий.

— Я возвращаюсь в Эриш. Согласна на обмен, — Дженевра протянула мне руку.

— Мертвые к мертвым, живые за стол, — скрепил я договор рукопожатием.

— Мой учитель будет недоволен. Ты можешь найти меня в Стонущей Игле.

— Хм, в Нар-Анкар я обязательно наведаюсь. Не мне избегать мест поклонения Высшей. Увидимся в Нар-Анкаре, Дженевра. Храни тебя Королева Смерти.

— Увидимся, Местер, пусть Асха хранит тебя, падший рыцарь.

Глава опубликована: 25.11.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх