Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Шахтер


102 906 +18    9    247    1   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Космическая фантастика/Роман
События:
Серия:
Размер:
Роман | 909 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
31.10.2014 - 31.10.2014
Это почти фанфик по EVE-online. Герой попадает в мир космической империи, в которой твое место в обществе определяет уровень твоего интеллекта. У героя этот уровень оказывается нестандартно высоким, что позволяет ему взять профессию шахтера и достигнуть в ней невероятных высот за короткий промежуток времени.
Много технических выкладок и расчетов корбалей, модулей, спецсредств, немного романтики, немного приключений.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
 
 

Глава тридцать четвертая

Весь вечер Егор просидел за переписыванием программы для комплекса 'Анита'. Лисид была тоже занята. Все на станции не спали и требовались мягкие индивидуальные курсы стимуляции. Закончили вывод 'Аниты' только к утру, активировали ее, подцепили к ней два малых ангара и она в сопровождении восьми переделенных 'Донн' не спеша, отправилась к первому месту добычи. К тому моменту, как она достигла места назначения, Егор уже выспался и вылетел к ней на 'Жнеце', что бы на месте довести настройку добычи до максимально эффективных параметров и опробовать свою новую программу.

В этот раз Егор ставил каждую 'Донну' на расстоянии в сто метров от астероида. Оптимальное расчетное расстояние. В случае смещения астероида или откола от него большого куска, модульная станция 'Анита' закрывала направленным защитным полем своих 'малышей' и это исключало аварии или повреждение робота-корабля. Все данные добычи Егор зафиксировал и начал эксперименты с программой. Один тяжелый лазер вырабатывал в час двести пятьдесят кубометров руды. Егор увеличил размер куска породы отрезаемым одним лазером почти в два раза. Это дало увеличение добычи в час на пятьдесят процентов, попробовал увеличить в три раза, но это не дало большого роста в добыче. Растягивалось время цикла, лазер работал уже на износ.

Опытным путем пришел к выводу, что без особых проблем можно увеличить размер куска всего в восемьдесят процентов, а не в два раза, это был оптимальный вариант, лазер работал в нормальном рабочем режиме без перегревов и повышенного износа. В итоге одним лазером добывалось четыреста пятьдесят кубометров руды в час. Каждый час 'Донна' копала четырнадцатью лазерами шесть тысяч триста кубометров. Десять роботов-дронов приносили еще две тысячи кубометров руды. Все это поступало на средний перерабатывающий комплекс 'Дагона' и выходило уже в виде концентрата, расходуя в сутки два кристалла-катализатора подающихся из зарядной обоймы, где их было всего пятьдесят штук. Одна 'Донна' давала в виде концентрата сто шестьдесят две тонны каждый час. Трюм в пять тысяч восемьсот кубов вмешал двадцать тысяч тонн концентрата и заполнялся за пять с хвостиком суток постоянной работы. Далее разгрузка 'Донны' в модуле 'Аниты', полное профилактическое обслуживание и разрядка кристаллов-кристализаторов комплексом технических роботов 'Техник-31' и выход в космос. Полный цикл работы одной 'Донны' составил пять с половиной суток вместе с обслуживанием. Комплекс 'Анита' восемью 'Доннами' в таком режиме давал концентрата по сто шестьдесят тысяч тонн каждые шесть дней. В месяц получалось не меньше восьмисот тысяч тонн.

Комплекс поставил, как и планировалось на добычу руды строн и КССМ 'стронит'. Цена руда тысяча двести, концентрата стронит в пределах ста семнадцати тысяч. Месячная добыча в этом случае была равна девяносто три миллиарда шестьсот миллионов кредитов. Это с одного только первого добывающего комплекса.

— Таким образом, наш расчет на автоматическую добычу и переработку руды в концентрат себя полностью оправдал. Мы зарабатываем за счет переработки на месте добычи 'дорогих' руд в 'дорогие' концентраты. — Сообщил Егор, как только вернулся на станцию 'Рамсес', Совету корпорации. — Новая программа уже в работе. Сейчас контроль добычи осуществляется искином 'Рамсес'. Я буду ее доделывать и совершенствовать в процессе работы. Объемы 'дорогих' руд, которые нами уже разведаны очень большие. Можно свободно работать как минимум пятьдесят лет.

— Не плохой результат.

— Это начало. Через десять дней будет готова вторая 'Анита', а там будет расчет другой, так как там другие комплектующие. Пустим ее вход, сразу станет понятно, сколько она будет вырабатывать концентрата.

— Егор. — Привлек к себе внимание диспетчер. — Мы тут обговаривали без тебя распорядок работ и пришли к выводу, что для планомерной и неторопливой разведки астероидов достаточно Ситни и Лисид. В день каждая будет делать один вылет до обеда сразу на три точки и второй вылет после обеда тоже на три точки. В день будет делаться двенадцать сканирований в радиусе пятьсот километров. Собранные данные будут сдаваться на искин 'Рамсеса'. Спокойная неторопливая работа. У тебя уже есть не мало данных и пока нам этих данных по расположению руд и месторождений достаточно. Согласен?

— В принципе да. Сейчас идет разведка хоть и массировано, но с целью поиска именно дорогих месторождений и руд. Того, что уже разведано, хватит на много. Одно только это месторождение где стоит сейчас 'Анита' будем вырабатывать больше года. Возможно, найдем месторождение с более дорогой рудой, чем 'строн'. Тогда выгоднее добывать его.

— В таком случае Гам мог бы на простом крейсере вылететь на расстановку тридцати спутников связи по соседним системам с вектором в сторону 'Содружества' и фронтира. Этот рейс по моим расчетам займет пять или шесть дней. Ты мог бы на 'Жнеце' начать разведку остатков баз в этой системе, которые мы приобрели у 'Содружества'. Вылетаешь утром, возвращаешься вечером.

— Работа разобьется на несколько потоков. Лисид и Ситни: разведка и сканирование астероидных полей. Гури, Диана, Карина, Роух и Стерн занимаются подготовкой второго добывающего комплекса 'Анита'. Гам — расстановка спутников связи. Егор ведет разведку полей сражений с битой и брошенной техникой, разрушенных станций и баз. — Подвел итоги разговора Арен. — С завтрашнего дня приступаем к исполнению. Есть у кого предложения?

— Выскажусь. Пожалуй. — Егор решил взять слово. — В первую очередь меня интересует перерабатывающие модули. Я просматривал файлы "Содружества", тут есть три военных завода по переработки газа в топливо. Это главное направление моего поиска. Сначала пройду по точкам и координатам "Содружества", где есть подобное оборудование. — Серьезно сказал Егор. — Параллельно буду вести протокол, собирать информацию обо всем, о чем ее удастся собрать. Накапливается информация, просматриваем ее и решаем, что нам интересно и куда вложим свои силы, но если нам удастся собрать комплекс переработки обнаруженного мной месторождения дилда в топливо, то наши проблемы с энергией будут решены. Я думаю, все понимают насколько это для нас важно. Гури, на сколько времени работы у нас хватит топлива, если не трогать запас для прыжка в безопасную систему "Гауда"?

— От полутора месяцев до двух. Сразу хочу сообщить, что ввод в работу комплексов и оборудования сокращает срок. К вопросу об оборудовании. Хотелось бы добавить. Я понимаю, что топливо нам нужно, но не стоит забывать о том, что если не мы разберем то, что тут есть, то это может сделать наш вероятный противник. Вообще если прикинуть стоимость работ по утилизации военного оборудования и возможную прибыль в виде исправных или реконструированных модулей, блоков или кораблей, то фактические нет разницы между добычей руд и этой работой. — Техник был очень серьезен. — Мы вывозим концентрат. Что мы повезем сюда? Те же самые блоки и модули. — Сам себе ответил техник. — Посмотрите. — Перед советом развернул отрезок протокола исследования системы Егором в первый полет. — Сейчас я говорю только о том, что уже нам достоверно известно. Военная техника 'Содружества'. — Техник вывел на экран место, где происходила сражение. — Срок перевода техники из разряда секретной или военной в гражданскую около двадцати в среднем лет. Я просматривал протокол и пришел к выводу, что техника еще может послужить. Можно даже просто ее собрать. План работ не сложный: все, что может быть восстановлено или исправно снимается и используется, то, что не подлежит восстановлению пойдет на переработку и роспуск на металлы или концентраты. Много техники будет требовать дезактивации и дегазации, но у нас есть комплекс "Искаденсия-1108ГДО". Мы его купили всего за шестьдесят миллионов у военных. На деле он стоит не меньше ста пятидесяти и предназначен как раз для таких случаев. Его можно развернут в одном из транспортных кораблей. Сто тысячный трюм. Грузишь в него все что считаешь нужным и активируешь. Искин комплекса сам решит, что и как. По завершению цикла деактивации и дегазации, проверяешь. Если все нормально, выгружаешь и используешь в работе, если нет повторный цикл.

— У нас пока нет утилизационного оборудования, нет перерабатывающих линий.

— Мы пока не знаем, что осталось тут от 'Содружества' и что исправно из того, что есть, но по спискам такое оборудование тут есть, надо просто проверить, сохранно ли оно, и подлежит ли восстановлению.

— Тема интересная.

— Ну, что ж. Тогда разведка, анализ и составление программы разработки этого нового 'месторождения' разбитой техники, модулей и оборудования. — Усмехнулся Арен. — В первую очередь, конечно, будем брать, и работать над не требующими "Искаденсии-1108ГДО", дегазации и дезактивации.

— Все-таки в первую очередь я облечу базы из файла 'Содружества', где возможно найти оборудование для переработки 'дилда' в топливо.

— Хорошо. Это важно.

После этого Совет корпорации обсудил текущие вопросы и разошелся по местам своих работ.

Гам, как только ему подготовили крейсер, вылетел по маршруту, приготовленному ему диспетчером. Его ждало шестнадцать межсистемных прыжков в округе этой системы и в сторону систем фронтира 'Содружества', поэтому крейсер перетрясли и подготовили очень обстоятельно. Работа по расстановке спутников связи была не трудной, но требовала времени и постоянных прыжков. Связь действительно была нужна. Отсутствие информации и новостей тяготило всех, но Арен только посмеивался. В его планах, как он сообщил Егору, было ограничение прямого общения членов корпорации с друзьями и знакомыми из 'Содружества'. Получать информацию можно, смотреть визор и все остальное тоже, но выход любой информации с их станции был не возможен, без прохождения через жесткую личную цензуру Арена. Любое сообщение, выводящее со станции, автоматически блокировалось.

— Егор, мы находимся вне безопасных систем 'Содружества', ни о каком свободном общении с 'Содружеством' речи и быть не может. Только минимум выходящей информации. Мы пока находимся в безопасности, потому что ни кому не известно наше точное расположение и самое главное не понятно, чем мы тут занимаемся.

— Мне надо будет просматривать состояние торговых площадок и бирж на товары и оборудование.

— Без проблем. Для таких целей будет преломленный в семь раз канал, постоянно меняющий спутники преломления. Их тридцать. Входить в систему связи 'Содружества' будем через общественные спутники, они в отличие от военных спутников не имеют систем определения направления прихода сигнала. Так что связь будет безопасной.

— Не плохо.

— Да. — Арен откинулся в кресле и поинтересовался. — Когда тебе потребуются выходы в систему связи 'Содружества'?

— Пока у меня нет такой необходимости, но как только накопятся КССМ для одного рейса 'Гауда', то можно начать осторожно провести анализ рынков. Опять же нужно будет вести объемный закуп оборудования и топлива на обратный рейс межсистемника. Работы много, но срочного ни чего нет, только топливо.

— А расходники?

— Хватит на три-четыре месяца, это не к спеху. Надо собрать заявки от всех на требуемое оборудование и начать просматривать цены на него. До полной разгрузки Гауда пока далеко, но начинать работу в этом направлении надо, что бы не взять чего-то по высокой цене...

Егор до самого отлета Гама сидел над анализом информации от 'Содружества' и того, что ему удалось в первый вылет. Основное его внимание привлекли стационарные базы серии '178-РМ'. Эта серия, по сути, являлась базой обеспечения Флота и имела ремонтные доки, модульный завод по переработке газа в топливо 'Синти-40' с модификациями, склады под оружие и боеприпасы. В системе таких баз было брошено четыре с различными степенями повреждений. Других возможностей получить комплекс переработки 'дилда' в топливо в этой системе не было. В соседних системах был всего один комплекс переработки для 'лоука', но Егор пока не хотел выходить за пределы системы. Не безопасно, да и с топливом были ограничения.

В первый разведывательный вылет Егор ушел на следующий день после вылета Гама. Планировалось обследование двух баз '178-РМ-18.87' и '178-РМ-123.14'.

— Выход из прыжка через три минуты. — Доложил искин 'Жнеца'

— Сразу сбрасываем диспетчерский модуль. Параллельно ведем сканирование пространства и телеметрию базы.

— Принято.

Вышли в пяти тысячах километров от первой базы '178-РМ-18.87'. Ближе не рекомендовалось. Эта база по документам была в самом лучшем состоянии, всего пятьдесят три процента повреждений. Высокая вероятность, что искин остался целым, и подлет к базе мог быть встречен из какого либо оружия, если сработает автоматическая система защиты. Кода доступа к искину и оборудованию имелись, но техника была повреждена, и какие могли возникнуть проблемы, было не известно.

Пока разворачивался диспетчерский буй, Егор отсканировал пространство и зарегистрировал энергетическую активность в районе объекта.

— База '178-РМ-18.87' ответьте, говорит корабль 'Содружества' 'Жнец'. — Искин сбросил кода доступа и пакет информации по лучу прямой связи. В ответ молчание.

— Продолжай посылать к нему кода и пакет. — Распорядился Егор, по телеметрии было видно, что у базы сильно поврежден диспетчерский модуль и возможно отсутствовала связь.

— Принято.

— Сбрось одного робота-дрона из нашего комплекса "Техник ВПШ19ГМ". — Решил Егор. — Канал персонального управления и канал связи для него. Пусть летит к станции. Веди передачу через его канал связи, параллельно лучу связи. Задача для робота-дрона: проверка состояния системы связи. Нам нужен главный модуль связи базы, при невозможности его восстановления поиск второстепенного узла связи и его восстановление.

— Расчет по топливу говорит, что он не сможет вернуться. Запаса топлива для полета в таком режиме не больше шести тысяч километров.

— Сколько времени надо, что бы он достиг цели?

— Скорость робота-дрона двести метров в секунду. Семь часов.

— Отправляй. Будем ждать. Через него пробуй связаться с искином базы, пока он будет в полете. Используй его как излучатель. Задача для тебя: проверить состояние связи у базы, попробовать связаться с искином базы через канал связи робота-дрона.

— Робот-дрон сброшен, задание выполняю.

— Если он привлечет внимание защитной системы объекта, через него передавай коды и позывные.

— Принято.

— Я пока пойду, позавтракаю.

— Принято.

С той поры, как Ситни, жена Гури, взяла на себя обязанности по руководству на станции пищевым блоком, концентраты и замороженные полуфабрикаты отошли в прошлое. Питание в корпорации разительно отличалось от прежнего. Егор и не подозревал, что можно приготовить столько разнообразных блюд из того что у них имелось. Теперь не было и речи о простом открытии банки саморазогревающейся каши. У него имелся готовый комплект пищи на три дня. Все в пластиковых тарелках, требовалось только его разогреть в кухонном модуле. Завтрак состоял из пирожков с пережаренным фаршем консервированного мяса с овощами, пасты напоминающей по вкусу варенье, тоже собственного изготовления Ситни и трех банок-стаканов с напитком похожим на кофе. Несмотря на то, что основой завтрака и были консервированные продукты, этого не чувствовалось. Создавалось впечатление вкусной домашней пищи. Вообще в их маленьком коллективе каждый старался внести в жизнь станции уют и возможные удобства. Особенно в этом преуспевали женщины...

От раздумий Егора оторвал голос искина:

— Дополнительные сведения. Робот-дрон прошел за один час двадцать минут девятьсот шестьдесят километров. С него пришел сигнал о начале сеанса связи с базой "178-РМ-12.87". Я сбросил все кода и позывные. Мы опознаны и нам разрешена посадка.

— В чем была проблема?

— У них полностью разрушен главный узел связи. Искин с нами связался через второстепенный модуль связи. Этот диапазон рассчитан на связь до трех тысяч километров, но нас он услышал, у нас мощный модуль связи. Я всю мощность передатчика вложил в этот диапазон.

— Давай тогда к нему, но сначала подбери робота-дрона.

— Принято, выполняю

"Жнец" прыгнул сначала к роботу-дрону, подобрал его, а потом прошел по сброшенному ему пакету к небольшому доку. Открылся шлюз, и Егор через несколько минут оказался в рубке управления станцией. Воздух в станции был, поэтому он вышел из корабля и сразу отправились в рубку управления.

— Станция "178-РМ-12.87" приветствует вас. — Подал голос искин.

— Прими пакет. — Егор передал на искин пакет "Содружества", по которому он становился хозяином станции.

— Пакет прият.

— Прими кода. — Ушли кода активации и управления.

— Кода приняты.

— Провести полную активацию станции, проверить и доложить состояние всех систем и модулей.

— Принял, выполняю. На полный тест уйдет два часа тридцать минут.

— Скинь мне весь перечень оборудования и модулей закрепленных за тобой. Также нужен твой технический паспорт и характеристики.

— Выполняю. — На нейросеть Егора пришел файл.

— Состояние ремонтных систем?

— Обслуживающий комплекс "Техремонт-22" остановлен из-за отсутствия комплектующих и расходных.

— Он исправен?

— Да. — Первое хорошее известие.

— Что с промышленными модулями системы "Синти-40"

— Состояние аварийной консервации, разрушен на сорок процентов блок-реактор, в связи с этим отключен второй промышленный модуль, первый рубка управления и четвертый модуль катализации и обеспечения.

— Их состояние?

— Модуль катализации и обеспечения в работоспособном состоянии полностью. Модуль управления требует ремонта. Второй производственный модуль требует серьезного ремонта. Модуль-реактор стребует полной замены.

— Сколько потребуется времени для сворачивания управляющего, второго производственного и четвертого модулей "Синти-40"?

— Без модуля-реактора работы не возможны.

— Обьем топлива и возможности реактора станции?

— Обьем топлива сорок процентов от полного, реактор исправен.

— Состояние "Диспетчера-18М" — Егор параллельно смотрел файл в нейросети и вел разговор.

— Требуется ремонт блоков связи, частичный ремонт обшивки. Средний стационарный модуль "Диспетчер-18М" поврежден на пятьдесят процентов и работает в аварийном режиме.

— А развернутая система навигации и стационарные оружейные станции?

— Повреждение на восемьдесят процентов. Восстановление не возможно. Утеря в боевом столкновение пятидесяти процентов модулей безвозвратно. Тридцать процентов в поврежденном состоянии. Двадцать процентов исправно, но имеет не полный заряд.

— Ты сможешь подключить свой реактор к трем блокам "Синти-40" и начать их сворачивание?

— Работа в таком режиме приведет к потере времени. Срок сворачивания растянется до шестнадцати дней. — Доложил искин.

— Тогда начинай сворачивание производственного комплекса "Синти-40". — Приказал Егор. Меняю код доступа. Теперь это "Рамсес. Егор. Кедр". Все, кто приближается враги.

— Принято. Объемы топлива в "Синти-40" необходимо слить. Есть свободные объемы в моем топливном отсеке и в среднем заправочном стационарном комплексе "Заправщик-МЕ31"

— Сливай к себе и в "Заправщик" — Разрешил Егор.

— Начал работы по сворачиванию трех модулей "Синти-40". До окончания тестирования всех систем тридцать минут.

— Какое оборудование и корабли, не закрепленные за тобой постоянно, есть на станции? —

— Три корабля "Добытчик-13М" исправны. Остальное в разных степенях повреждения.

— Скинь файл обо всем, что есть на станции и состоянии этого имущества.

— Выполняю. — Пришел довольно большой файл с перечнем.

— Всю информацию дублируй на искин "Жнеца".

— Выполняю.

— Скинь туда все данные о наличии в системе станций и баз, о которых тебе известно.

— Выполняю. Тестирование закончено.

— Все данные мне на искин. Я улечу, но вернусь. Полный запрет на посещение станции для всех без исключения. Я выпрыгну сразу на расстоянии пятисот километров и дам пароль. "Рамсес. Егор. Кедр". Владельцу этого пароля разрешен вход на станцию в правах хозяина.

— Принято.

Больше на этой станции было делать нечего. Искин сбросил полный пакет с конфигурацией и всем имуществом, которое было в наличии. Сворачивание перерабатывающего комплекса 'Синти-40' началось. Вся полученная информация требовала обстоятельного изучения. Особенно Егора радовало наличие топлива. В самой станции и заправочном станционном модуле его было не много, но то, что осталось в 'Синти-40' и сейчас сливалось в станцию и заправочный модуль превосходило все ожидания: почти шестьсот тысяч тонн. Видимо в момент атаки этой базы паукообразными в 'Синти-40' производственный цикл шел к завершению. Топливо просто не успели слить и использовать по его прямому назначению.

— 'Жнец'. — Егор был доволен, хотелось вылететь сразу на 'Рамсеса', но решил идти и дальше по плану разведки. — Вылетаем ко второй базе '178-РМ-123.14'.

— Принято выполняю.

Егор обследовал вторую базу, но степень ее разрушения была более высокой. О сохранности искина тут речи не велось. Опять разворачивание диспетчерского буя, сканирование и телеметрия. База была разрушена основательно. По данным 'Содружества' почти на шестьдесят пять процентов, но на деле был полностью уничтожен диспетчерский стационарный модуль, и имелось прямое попадание в главный станционный модуль, причем в район расположения реактора, что привело к отказу оборудования и остановке работы станции. Егор решил, что тут было применено мощное электромагнитное воздействие, полностью нарушившее энергосистему базы. Паралич энергосистемы привел к полному параличу оборудования. Дальше атакующие просто обстрелами важные узлы и модули станции, разрушив ее. Закончив исследование второй базы, Егор решил прыгнуть к третьей, время у него еще было.

Третья база '178-РМ-23.97' оставила о себе тоскливое впечатление. Здесь было применено какое-то неизвестное оружие, и станция была разрушена полностью. По космосу в этом районе плавали разбитые блоки и куски металла. Неизвестный разрушающий фактор сначала взрывом разорвал станцию на части, а потом стянул все ее составные части в одну большую кучу из блоков и модулей. Что тут произошло, было загадкой для Егора. Егор развернул очередной диспетчерский модуль и, отсканировав и сделав подробную телеметрию, вернулся на Рамсеса.

За такими полетами пролетело еще четверо суток. В первую очередь обследовал шесть баз и станций принадлежавших 'Содружеству', следом занялся сканированием и телеметрией уже известных мест космических боев и сражений. Выяснилось, что у паукообразных тут тоже есть брошенные базы, техника и оборудование, но к ним Егор пока не хотел приближаться. Хватало пока и того, что осталось от 'Содружества'. Вообще создавалось впечатление, что в этой системе шли не шуточные бои и сражения. Возможно, что система была одной из ключевых в прошедшей войне.

Данные сканирования и телеметрии выложил в искин 'Рамсеса' в закрытый файл с допуском только для Совета корпорации. На пятые сутки от работы освободились Гури и Диана. Появились свободные люди, Гам должен был вернуться со дня на день, поэтому решили собраться и обсудить результаты разведки втроем: Арен, Егор и Гури. Собрались у Арена в командном центре диспетчерского модуля.

Глава опубликована: 31.10.2014
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх