Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Шахтер


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Космическая фантастика/Роман
Размер:
Роман | 909 Кб
Статус:
Закончена
События:
Серия:
Это почти фанфик по EVE-online. Герой попадает в мир космической империи, в которой твое место в обществе определяет уровень твоего интеллекта. У героя этот уровень оказывается нестандартно высоким, что позволяет ему взять профессию шахтера и достигнуть в ней невероятных высот за короткий промежуток времени.
Много технических выкладок и расчетов корбалей, модулей, спецсредств, немного романтики, немного приключений.

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
 
 

Глава шестая

Ночью, вернее, под утро Егора поднял сильный шум. Взглянув на часы в рубке, Егор смачно выругался. По планетарному времени пять часов утра. Природа звуков выяснилась быстро. Вернулся с вылета сосед. Шум издавало устройство подачи корабля в ангар. Выйдя из ангара, Егор пару минут понаблюдал за процессом. Соседский ангар был открыт. Устройство подачи, представляло собой огромного, но достаточно компактного робота, управляемого человеком в кабине на его груди. Робот двигался по рельсам, он, держа на захватах корабль соседа, въехал в ангар. Активировались стационарные захваты в ангаре. Корабль зафиксировали. Робот подачи выехал из ангара и укатил по своим делам, а сосед подошел к Егору и поздоровался:

— Привет. Ты новенький? — Протянул Егору руку сосед, молодой парень примерно двадцати лет.

— Вчера прибыл.

— "Шахтер" Ранта и сто семнадцатый теперь твой?

— Ну. Ангар и "Шахтер" мои.

— Меня зовут Анвар, будем соседями.

— Егор.

— Ты когда хочешь отправляться на добычу? Первый раз?

— Сегодня. — Егор пожал плечами и согласился. — Первый.

— Мандражируешь?

— Вроде не особо.

— Я мандражировал не слабо. — Улыбнулся Анвар. — Уже восьмой вылет. Привык. И ты привыкнешь.

— Да я особо не переживаю.

— И правильно. Вмажешь, для смелости? — Вопрос можно было истолковать однозначно.

— А че у тебя? — Егор вдруг понял, что именно "вмазать" ему не хватало последнее время.

— Планетарка. — Анвар улыбнулся в ответ на поднятые в удивлении брови Егора и пояснил. — Чистый медицинский спирт. На пятьдесят процентов с водой уже имеет название "Планетарка".

— Как жестоко.

— Нормаль. Будешь?

— Пошли.

В ангаре Анвара царил такой же бардак, как и у Егора.

— Я прилетел, как и ты. Два с половиной месяца назад. — Рассказал Анвар, пока они шли в корабль. — Сразу взял "Фарта", он посовременней "Шахтера", обьем грузового трюма у тебя триста восемьдесят у меня почти пятьсот. Двигуны по силе равны. Особой разницы нет, но "Фарт" уже не серповидный. Сейчас мудрить с простыми шахтерскими кораблями ни кто не хочет. Прямоугольный корпус, двигатель, слоты под модули. Минимум затрат на строительство, но по расходам он такой же как и "Шахтер".

— Да я в курсе.

— Одно и тоже, но "Шахтеров" выпускали больше двадцати лет назад, и он был прият в государственных корпорациях. Отсюда более жесткий и усиленный корпус, подбор двигателя. Мощности у нас равны. Единственно, "Фарт" выигрывает в объеме трюма, но он по жиже. А так, для работы в Империи, где космос достаточно безопасный, нормальный аппарат. — Анвар пока говорил, сотворил "Планетарку", бросил в нее ломтики местного аналога лимона и сейчас стоял, взбалтывал эту смесь.

— Сколько за него отдал? — "Фарт" Егору тоже понравился, но он пока особо не разбирался в конструкциях и кораблях, поэтому мог судить только по внешнему образу корабля.

— Восемнадцать. Наверно не стоит больше мучить "Планетарку". — Молодой шахтер разлил жидкость по пластмассовым кружкам. — Давай за знакомство и соседство. Будем держаться друг друга. — Предложил тост Анвар.

— Хорошо. — Кивнул Егор и они выпили.

С непривычки Егору обожгло горло, но луженая глотка не подвела: сто пятьдесят грамм уверенно пролетели по знакомому маршруту.

— Будешь еще? — Спросил новый знакомый. — Или сходим, позавтракаем?

— Позавтракаем. — Планетарка пришлась по вкусу, но ожидался массированный приход, и можно было замерзнуть или оглохнуть прямо тут, в корабле Анвара, а этого позволить себе Егор не мог: у него сегодня запланирован вылет в космос на первую добычу.

— Это тебе. На удачу и на дорожку. — Анвар закрыл пробкой пластиковую бутылку и сунул ее в руки Егора. — Пошли.

Через минуту выбрались из ангара. Егор поставил бутылку у двери своего ангара, топать в бар с бутылкой самопального бухла в дешевой пластиковой упаковке, было как-то не солидно, по его мнению. Сосед уверил, что ее тут ни кто не возьмет, и они отправились в ближайшую забегаловку, но мозги уже работали в слегка опьяненном режиме. Возникли сомнения в сохранности.

— Анвар. — Поинтересовался Егор.

— Да?

— Ее точно не выпьют, а потом не нассут в бутылку то?

На вопрос Егора Анвар не ответил, но на его лице появились круглые от удивления глаза, такие в народе называют — "по семь копеек". Егору вид соседа сказал о многом. Тут о таких вариантах даже не слышали. Можно было не переживать, ни кто не подберет бутылку и не выпьет. Вот что значит ушедшая далеко вперед в научном и культурном плане цивилизация...

В местном кафе народа не было, выбрали столик. Сели. Заказали завтрак. Анвар заказал два бокала какого-то спиртного.

— Ты скажи мне Анвар. — Обратился к шахтеру Егор. — Я тут новичок, вообще не понимаю ни чего. Как жизнь? Какие заработки? Перспективы?

— Особо рассказывать не чего. — Принесли сначала напиток, поэтому они выпили сначала по пол бокала сладкого вина, Егору оно не понравилось. Анвар подумал и продолжил. — Цены на руду низкие. Куб — кредит. Сам смотри. Я беру четыреста девяносто семь кубов. Причем простой рексит, его не надо искать. Прилетел, просканировал, вижу обьем астероида нормальный. Подхожу вплотную, это три-четыре километра. Включаю свои два лазера. Дальше, еще проще. За сутки лазерами и захватами заполняю трюм. Пока гружусь и добываю, в трюме куски перетираются в порошок. Мельница стоит у каждого по умолчанию. Все. Четыреста девяносто кредитов в кармане. Прыгаю на перерабатывающую станцию корпорации, сдаю. Получаю деньги и тут же заправляю бак топливом. Минус сорок кредитов в среднем, можно не заправлять. Бак у меня на двести кредитов. Пять ходок без проблем. Сутки минус. Вот считай, ухожу на месяц. Двенадцать китов. Аренда бокса, продукты, износ оборудования. Осталось восемь. Так обычно. Год отпахал сто тысяч кредитов. Вся арифметика.

— У меня еще кредит банку.

— Минусуй. — Анвар выпил остатки вина и занялся свом завтраком. — Теперь смотри. Следующий по рангу корабль, на который стоит сесть, это 'Метра'. Трюм тысяча в среднем, но четыре лазера. Захват мощнее. Проще сказать это тот же "Фарт" или "Шахтер", но все вдвойне или не на много больше. Считай. Хотя, что тут считать то? — Усмехнулся Анвар. — Отработал на нем год. Двести-двести пятьдесят китов в кармане, но...

— Что?

— Стоит эта "Метра" миллион до полтора. То есть надо на "Фарте" пахать десять-пятнадцать лет. Врубаешься? Не забудь, еще нужны базы данных для работы на нем. Это тоже еще полтора миллиона. Учеба, но это уже как сам хочешь. То есть тридцать лет, ну, может, двадцать при везении и экономности.

— Рассказывай. — Перед Егором возникла голая правда его перспектив.

— Взял ты, наконец, "Метру". Ты средняк-шатер. Следующий уровень корабль класса "Матрона", тоже шахтерская линейка кораблей. — Анвар восторженно улыбнулся, Егор понял, что это предел мечтаний шахтера, в частности Анвара. Тот продолжил. — Пять тысяч кубов трюм. Двадцать лазеров. Это пять твоих "Шахтеров". Годовой доход: восемьсот — миллион кредитов. Аппарат стоит пять — шесть миллионов. Двадцать лет работы на "Метре". Базы стоят в среднем три миллиона. Ты шахтер-крупняк.

— Не плохо. — Простодушно сказал Егор.

— Конечно! — Саркастически покивал головой Анвар. — Не забывай, что ты пятнадцать лет отработал на своем древнем "Шахтере", двадцать лет своей жизни отдал "Метре". Тебе пятьдесят или шестьдесят лет. Все что ты заработал в этом корабле. Ты работаешь еще десять лет. Зарабатываешь еще на одну "Матрону". Тебе семьдесят. Ты напрочь выработанный старик, хотя продолжительность жизни за сотню лет это норма. Развалина. Жизнь ты не видел, потому что ты всю жизнь прожил в поле астероидов. Ты специалист. У тебя есть деньги. Ты отдал в аренду один или оба своих корабля. Спустился на планету. Купил домик, землю, рассказываешь внукам сказки на ночь. Ты всего добился, жизнь твоя завершается. Это самый лучший расклад, но так бывает, к сожалению редко, но бывает. Обычно не так...

— А как?

— Ты собрал деньги на "Метру". Пролетело пятнадцать двадцать лет. Тебе не повезло. Твою "Метру" заперли в астероидном поясе пираты. Нету "Метры", нет пятнадцати лет твоей жизни. Еще нужны варианты и способы, каким образом ты потерял корабль или деньги? Поверь их очень много.

— Верю. — Согласился Егор.

— Даже если тебе повезло, и ты накопил на "Матрону", то, как правило, люди бросают шахтерский бизнес и идут отдыхать. К этому времени человек уже стар и ни чего не хочет. — Завершил рассказ Анвар.

— А почему ты тогда здесь?

— Я работал простым клерком в шахтерской корпорации. Там еще хуже. Зарплата, что бы ты не отдал концы. Ну, радостного, тоже не много. Тут хотя бы есть шанс, не большой, но есть, что ты купишь бунгало, будешь рассказывать сказки внукам. Выучишь своих детей и пристроишь на нормальные места. Там это в разы сложнее. Тут опасней. Там безопасно, но и шанса почти нет.

— Понятно.

— Знаешь, я мечтал стать шахтером. Накопил денег на нейросеть. Поставил имплантанты. Дотянул до уровня, когда можно получить этот статус. Это было самое сложное. Данные у меня средние. Поэтому выправил показатели за счет дорогущей нейросети. Шестьдесят девять тысяч. Имплантант на интеллект. Потом второй. Получил сто двадцать, уровень, с которого можно получить статус шахтера. Это пилот и производственник. За импы отдал двадцать. Еще пятнадцать за базы, у меня в среднем второй-третий ранги. Это уже не плохо. Считай сто тысяч кредитов. Двадцать корабль и модули. Отобью эти деньги за пару лет, дальше только в плюс. Мне всего двадцать четыре. Родителей нет. Погибли. Продал дом это кредиты на нейросеть и имплантанты. Получил заем в банке. Это базы знаний и корабль. Работаю. Доволен. Надеюсь.

— Да.

— Мне еще повезло. У меня нет ни сестер, ни братьев. Я был одним ребенком в семье. Обычно собирают кредиты с родни. Ставят нейросеть, вытягивают имплантантами уровень хотя бы одному ребенку в семье. Дальше он работает. На эти деньги живет вся родня. На планете заработать или выдвинутся почти не возможно, особенно если у тебя данные простые. Средние... — Анвар задумался и объяснил. — У меня был интеллект всего восемьдесят семь, после постановки сети прыгнул к ста четырем. Далее имплантант на двенадцать единиц, следом еще один. Третий поставил на память. Сейчас у меня в интеллекте сто тридцать с лишним. Базы идут трудновато, но идут. У нас ведь все бонусы и техника рассчитаны на знания. Учил базы сам, если учится в учебном заведении, то это еще деньги, которых уже почти не было. Трудно, непривычно, тяжело, но освоил. Пока минимум, но все равно уже не просто шахтер.

— Можешь пояснить?

— От чего нет. — Анвар теперь выглядел уже не таким веселым. — Смотри. К примеру, база 'навигация', у меня второй ранг. Что получаю? Все просто: могу сам обслужить и настроить двигатель и навигационные модули. Результат снижение расхода топлива, это в общем, если есть еще и 'управление малым кораблем' и 'техобслуживание малого корабля', то вообще хорошо. С другой стороны есть и знакомые и друзья, грамотные техники, но можно попросить один раз, второй. Настроят и отладят двигатель, помогут в обслуживании корабля, но это пару раз. Дальше уже надо платить, просить уже у самого язык не повернется. Стоит не мало. Тысяча кредитов, а это два рейса на станцию переработки. Выучил потихоньку. Первый ранг навигации за три часа чистого времени, а ведь еще работа, ушло трое суток. Потом второй за тридцать часов чистого времени. С работой ушло почти две недели. Сейчас учу третий. Это одиннадцать дней. Думаю, что через месяц закончу, получу ранг. У меня всего десяток баз, все стоят денег и чем выше ранг, тем сложнее и объемнее база, конечно, она уже гораздо дороже, есть деньги, покупаю еще, но пока и то, что у меня есть еще на год учебы. — Анвар улыбнулся. — Все это не зря. Каждая база приносит знания, но есть и другие варианты больше экономить и больше зарабатывать. — В ответ на вопросительно поднятые брови Егора, Анвар пояснил. — Шахтеры сбиваются в небольшие компании, объединяются. Не сложно. Трое добывают, один вывозит. Экономия времени и сил, заработок выше. В серьезных объединениях еще выше специализация и заработки, но туда берут только при определенных освоенных базах.

— Понятно.

— Так что труд шахтера не такой и легкий, можно заработать, но нужны серьезные вложения по деньгам и личное желание учится. — Анвар улыбнулся. — За годы упорной учебы и труда можно чего-то добиться, но не так и много.

— Мне, кажется, все честно. — Пожал плечами Егор. — Ты затратил массу усилий,

добился, что ты сидишь здесь и имеешь вполне приличный заработок.

— Не спорю, но мы здесь, на самом дне.

— Я так понял: "дно" здесь, гораздо лучше, чем "дно" на планете.

— Это так, но стать кем-то выше тебе не дадут ни когда. — Улыбнулся Анвар. — Весь рынок руды, концентратов и соответственно полуфабрикатов и изделий в руках государственных и коммерческих корпораций. Все доходы поделены на сотни лет вперед. Что бы выбиться в люди, нужны титанические усилия.

— Да, это, как и везде. — Егор решил, что пора заканчивать демагогию и отправляться в свой первый шахтерский вылет. — Я сегодня хочу попробовать первый раз слетать в астероидные пояса. У меня денег только на топливо.

— Все один в один, как было у меня восемь рейсов назад. — Анвар улыбнулся. — Что же, желаю удачи.

— Куда посоветуешь?

— Диспетчер тебе на вылете скинет сводку. Сам прикинешь. Координаты астероидных поясов, скорее всего, уже в твоем искине. Выбери что-то среднее по количеству народа.

— Ну да. — Егор встал, пожал Анвару руку на прощанье и отправился в свой ангар.

По дороге к своему ангару Егор первый раз осмотрелся. Станция представляла собой огромный поделенный на отсеки производственно-жилой комплекс. Отсек С, в котором находился Егор, был целиком отдан шахтерам. По правую и левую руки стояли стены с дверями ангаров. Бесконечное число. По левой руке. Малые ангары, такого же типа, как и у него. По правую шли, как было написано на указателе средние ангары. В таком можно было поместить корабль класса "Метра". Народу по дороге встретилось очень мало. Егор решил, что большинство находится в космосе. Искусственная гравитация создавала иллюзию, что ты находишься на планете. Других отличий от планеты Егор не нашел.

Ангар Егора считался удобным. Сто семнадцатый, недалеко от "пристани", так называлась система доков и шлюзов, откуда велся сброс кораблей в космос. Егор открыл ангар, и еще раз проверив состояние корабля, решил заказать подачу своего "Шахтера" в док. Вышел через свою нейросеть в станционную сеть и связался с диспетчерской службой.

— Да, кто это? — Кого-то Егор видимо разбудил и голос был недовольным.

— Гарри это. — Назвал свой позывной Егор.

— Бля...! Ангар. Какой? — Егора не поняли.

— Сто семнадцатый. Сектор С. "Шахтер". Подать в шлюз. Заправить. Я на вылет.

— Короче дружок. Я тебя проведу сто семнадцатым С. Это, будет твоим позывным. Усек?

— Но...

— Ни каких, но... Ты салабон нам порядок не нарушай. На личный позывной еще не заработал. — Диспетчер отключился.

Егор пожал плечами, он так и не понял: заявку у него приняли или нет. Брала злость.

— Входящий. — Сообщил неожиданно искин.

— Давай.

— Сто семнадцать С. — Женский голос. — Сейчас втолкну "Фарта", и заберу тебя. Это по дороге.

— А вы где?

— Рядом. В пятьсот одиннадцатый ставлю. Минут пять. Открывай пока ангар, что бы время не терять.

— Хорошо, спасибо.

Егор закрыл люк, сел в пилотское кресло. Дал команду на открытие дверей ангара. Дальше события полетели со сказочной быстротой. Примчалось устройство подачи. Взяло корабль в захваты. "Лада" спросила разрешение на снятие стационарных захватов на полу и потолке ангара, на которых фиксировался "Шахтер". Егор разрешение дал. Робот вытянул корабль из ангара. Лада его закрыла и сгенерировала новый код доступа.

— Какой у вас у молодежи в ангарах свинарник. — Раздался вдруг уже знакомый голос с управляющей будки на груди подающего робота. Говорила оператор через станционную сеть с помощь своей нейросети, отличное качество звука, как будто женщина стояла всего в одном метре от Егора.

— Вчера только арендовал.

— В курсе. Заправку полную?

— Да.

— Потом в шлюз.

— У меня там два контейнера, зацепить бы.

— Хорошо. Зацепим. — Все это на ходу. — Топливо уже подаю. Контейнера где?

— Одиннадцатый общественный склад. Номера 983581 и 349976. — Вмешался в разговор искин.

— Принято. — Женщина уже говорила с кем-то другим, потом опять вернулась к Егору. — Конты уже подают. Зацепим перед шлюзом. С тебя за топливо тысяча триста сорок. Бачок у тебя модифицированный. — Тут же пояснила повышенный обьем топлива оператор. — Десять кредов подвес контов. Полтинник за подачу. Итого: тысяча четыреста.

— Принимай пятьсот. Остальное запиши на мой счет в обычный кредит. — Егор сбросил деньги со своего счета на счет оператора.

— Девять сотен кредита "Неогена" на тебе.

— Принял.

Робот уже стоял перед дверями шлюза. Подъехал погрузчик с двумя контейнерами на прицепе. Оператор зацепила еще двумя манипуляторами контейнера и приставила к захватам. Искин мгновенно активировал захваты и четыре манипулятора намертво притянули контейнера к корпусу. Это было усовершенствование "Шахтера". Контейнера сидели на верхней и нижних частях серпа корабля. Между ними сопла двигателя. Над ними четыре маневровых небольших двигателя. Больше воткнуть контейнера было практически не куда. Два контейнера по шестьдесят кубометров, давали дополнительно еще сто двадцать кубометров объема под груз. Всего "Шахтер" Егора мог взять пятьсот кубов руды. В любом случае не меньше чем "Фарт" Анвара.

Робот подачи вкатился в небольшой ангар:

— Становись на свои гравики. Я убираю лапы.

— Уже. — Лада запустила реактор двигателя и подала напряжение на два гравитона, модули удерживающие "Шахтера' в вертикальном состоянии в условиях гравитации.

Оператор подключила к разговору Диспетчера:

— Толик. Сто семнадцатый С в шлюзе. Закрывай.

— Сто семнадцатый С. Герметизирован. К вылету готов. — Доложила сразу Лада.

— Через тридцать секунд, откачаю воздух, сразу открою шлюз.

— Принято. — Выход в станцию, куда укатил робот подачи, уже был закрыт, гудели насосы, откачивающие воздух.

— Открываю. Пакет выхода на точку прыжка сбросил. Протокол-сводка на последние двадцать часов тоже. На выход семь секунд.

— Принято.

Распахнулся шлюз. Перед Егором возник вид космоса. Лада уже начала выходить из шлюза на маневровых двигателях и запустила корабельную гравитацию. Через пять секунд "Шахтер" висел в десяти метрах от станции и начал уходить от нее по переданному диспетчером маршруту.

— Сто семнадцатый пошел по маршруту. Все системы в норме.

— Все. Желаю удачи сто семнадцатый. — Диспетчер отключился.

Потянулось время выхода на расстояние в двести километров от станции. Ближе этой зоны уходить в прыжок было запрещено. Диспетчер давал маршрут в сектор, откуда корабли разлетались по своим собственным маршрутам. Через минуту Егор на своем "Шахтере" уже вошел в сектор. Лада шла на главном двигателе.

— Егор, какие будут приказания.

— Подожди, смотрю сводку. Хотелось бы недалеко, но что бы и народа было не много.

— Так как особых приоритетов нет, можно в девятый астероидный пояс. Этот пояс и координаты зафиксированы как наиболее частые пункты прыжков бывшего владельца корабля. — Доложила Лада. — Там по сводке всего восемь кораблей шахтеров. Самое меньшее количество в секторе, который разрабатывает "Неоген".

— Не возражаю. — По большому счету Егору было все равно куда лететь.

— До выхода на прыжковую скорость две минуты. — Доложила Лада. — В прыжковом режиме сорок минут. Через сорок две минуты будем в зоне девятого астероидного пояса.

— Принято. — Егор понял, что сорок с лишним минут делать будет особо не чего. — Я, пожалуй, освежу свои знания по навигации и добыче. Меня не отвлекать. Только в случае непредвиденных обстоятельств.

— Принято. — Лада смолкла.

Егор первый раз по серьезному занялся своей нейросетью, до этого как то до нее не доходили руки. Первым делом он погрузился в транс, вернее его подобие. Подробно изучил все сведения по управлению и настройки индивидуальной нейросети "Шахтер-4МЕ", под таким маркером стояла у него название его "Сканера-5МРЕ". Следовало понять, за что он отвалил, такие деньги и что получил в итоге. Основное различие было только в этих двадцати девяти процентах добавляемых к его интеллекту и двенадцати процентах к мощности нейросети, это относительно "Шахтера-4М". Что это значило, Егор не понял. Нейросетей у него до этого не было. Сравнить было не с чем. Поэтому он занялся интерфейсом. Сначала убрал все настройки по умолчанию. Потом начал перебирать все предлагаемые вариации. "Шахтер-5МРЕ" оказался вдруг достаточно приятным в управлении. Обычные опции: время, дата и прочее выстроились в небольшую колонку. При обращении мысленного внимания на каждую надпись приходила поясняющая мысль. Дальше — больше. Егор быстро обучился переходить между разделами. А их было пока не так и много. Это были базы знаний по конкретным предметам. Дальше шла настройка телефонной связи, защищенного выхода в сеть корпорации "Неоген", в общепланетарную сеть "Инфосеть". Более расширенными были сеть "Империя", а затем сеть "Содружество". Егор в эти все сети заходить не стал, но настройку произвел. Далее он прошел по сохраненным адресам торговых площадок на станции и планете. Пока эти отделы у него были пусты, но при первом же возвращении на станцию он решил по ним пройтись.

— Активирована опция "Мыслесвязь". Искин Лада просит контакта. — Прошло сообщение.

— Разрешаю.

— Через двадцать минут выходим из прыжка. — Доложил искин.

— Хорошо. Лада, я так понимаю, мы можем общаться мысленно?

— Да, твоя нейросеть это позволяет.

— Как это делается?

— Создаются колебания в коротком диапазоне. Я их слышу через свои анализаторы состояния корабля и их систем. Возможен переход на ручное управление. Мысленное.

— Вот это да!

— Последняя фраза не несет смысловой нагрузки.

— Забудь. — Егор теперь четко понял, в чем отличие "Сканера-5".

— Что еще возможно? — Задал вопрос он сам себе и тут же сообразил. Он мог в реальном времени видеть окружающий космос с помощью сканера корабля. В пределах разрешающей возможности сканера. Мощность нейросети позволяла тут же оптимизировать электронные изображения в зрительные. Стало понятно, почему нейросеть называется "Сканер".

Егор попробовал обратиться к промышленному сканеру. Там тоже проблем не возникло. Модули были послушны, хотя он пока не мог просканировать пространство или астероид, они находились в прыжке. Свои возможности Егор уже осознал.

Можно было, спокойно занимаясь своими делами, к примеру, читать книгу, а в это время по умолчанию сканировать окружающее пространство бортовым сканером "Ютой" и одновременно заниматься сканом астероидов "Пробой-8". Мощности нейросети это позволяли. Понятно стало, почему на эту нейросеть стоял нижний порог по интеллекту. Теперь же Егор осознал, что реально интеллект у него поднялся. Это было видно по скорости, с какой он успевал прорабатывать знания из базы по шахтерскому делу.

— Да, теперь понятно, почему местные считают изобретение нейросети одним из главных своих достижений. — Мысленно согласился Егор. — Обалденная эффективность.

— Две минуты до выхода из прыжкового состояния. — Доложила Лада.

— Все, я пока завершаю самостоятельную работу. — Решил Егор. — Посмотрим что у нас тут. Лада сбрось мне данные "Неогена" по разведке девятого астероидного пояса.

— У меня общий блок. Концентрация руд по поясам и подобные информационные блоки.

— Это и надо. — Егор остановился, чувство, что он может все, улетучилось, как и охватившая его эйфория. Нейросеть стояла пока в режиме "новичок" и автоматически сработал ограничитель на прием больших объемов информации, что-то в виде негативной эмоции, но на внутреннем мысленном уровне. — Красавица!!!! — До Егора быстро дошло, что произошло, и он восхитился. — Вот это вещь!!! — Теперь Егор не жалел что отдал очень не маленькие деньги за эту нейросеть. Покупка была крайне выгодной.

— Егор, твоя нейросеть блокирует передачу затребованного тобой пакета информации.

— Я уже в курсе. Запусти ее через второй вспомогательный искин. Нужны диаграммы в привязке к местности. Запусти сканер "Юту". Маршрут установи вдоль пояса астероидов, направление противоположное нахождению восьми шахтеров из сводки диспетчера.

— Принято выполняю.

— Постоянный скан "Пробой-8" на максимальную глубину.

— До сорока километров.

— Пока достаточно.

— Скорость?

— Четыреста восемнадцать метров в секунду. Семьдесят процентов от возможной.

— Окей. Два часа такого движения. — Решил Егор.

— Это три тысячи километров вдоль края астероидного пояса.

— Подтверждаю. Данные сканера, данные промышленного сканера, всю информацию, которую соберем, сведем в карту с привязкой к астероидному поясу. Совместим свои и данные "Неогена". Посмотрим, что получится.

— Принято выполняю.

— Контроль окружающего пространства на предмет пиратов и других неизвестных кораблей.

— Принято.

— Я займусь пока своими делами. Меня не беспокой. — Егор решил продолжить изучение нейросети и обдумывание знаний, которое у него имелись по общей геологии, космической геологии и вообще по этой отрасли.

Ушел в транс. Первым делом занялся геологией вообще и геологией астероидных поясов в частности. Увеличенный за счет нейросети интеллект и повышенная расчетная мощность дала Егору удивительные результаты. Геология, геология астероидных полей, современное производство, теория строение вселенной он изучил до первого ранга за два с половиной часа. В среднем на одну базу знаний первого ранга уходило по полчаса. Можно было себя поздравить. В этих дисциплинах он получил уровень новичка, первый ранг. Он уже не был обывателем в данных вопросах. Системы знаний и обучения оказалась проста. Закачивалась база в нейросеть, но это ни о чем не говорило. Главным и важным было именно осмысление и продумывание информации. Без этого база оставалась лежать пустым грузом в нейросети пользователя. Кроме того, помимо осмысления в некоторых дисциплинах требовалось овладеть практическими навыками. Что бы не проходить проверки в это время в базе искина или нейросети создавался протокол действий пилота. Совершались практические действия. Разворот корабля в ручном режиме для пилота, выработка астероида для шахтера. Этот протокол предоставлялся в виде доказательства на базу в корпорации и на основании его человек получал квалификацию.

Далее в силу вступала система бонусов. Так шахтер получал плюс к деньгам за проданный или сданный ресурс в виде двух десятых процента за каждый изученный и подтвержденный ранг. Это стимулировало обучение. Кроме того, имелась и другая система бонусов. Каждая последующая сдача руды добавляла сотую процента к сумме за сданный груз. Далее, сдача руды давала сотую процента, а сдача рудного концентрата, уже две сотых за каждую сдачу. Имелось куча условий и оговорок, но система работала. Условия и оговорки были разные, как и системы бонусов. Имелись системы бонусов за аренду ангара, за полеты без аварий, за помощь в опасной ситуации. Проще было назвать, за что не существовало бонусов.

В целом же Егору все было ясно и понятно. Все инструкции и акты по бонусам и прочему ему передали на искин в виде пакета информации, следовало просто это осмыслить и начать пользоваться этими знаниями в повседневной жизни.

Закончив с первым рангом по четырем дисциплинам Егор прикинул возможность осмысления информации за второй ранг. Вот тут было новое открытие. По объему информации и знаний, каждый следующий ранг превосходил предыдущий в среднем в десять раз. Получалось, что второй ранг Егору требовалось изучать и осмысливать порядка трехсот минут — пять часов. Третий — пятьдесят. Стала понятно, что бонусы за обучение так просто не даются, но Егора это не смутило. Торопится, пока ему было не куда. Была еще одна особенность. То же связанная с объемами баз знаний и рангами. Боевые и практические дисциплины и их ранги отличались по общему объему с теоретическими, техническими и специализированными. Разница в объемах баз знаний были колоссальны, тоже не меньше чем в десять раз. Егор увидел что, к примеру, "сканер" первого ранга и "промышленность" первого ранга разнятся по объему информации и пятнадцать с половиной раз. Это было объяснимо. Специальность "сканер", как и все практические и боевые дисциплины, работала по принципу: "нажми на кнопку — получишь результат". "Промышленность" давала знания по производствам, переработкам, современным технологиям. Тут требовалось работать головой гораздо больше, да и само понимание принципов было достаточно сложным...

— Сбор данных закончен. Произвожу анализ. — Доложилась Лада.

— Продолжаем движение в указанном режиме, собираем новый пакет данных. — Отдал команду Егор. — В это время перерабатывай уже собранный пакет.

— Принято.

— Сколько времени уйдет на анализ уже собранного пакета?

— Два часа примерно.

— Отлично.

Егор, что бы не терять время, теперь занялся еще четырьмя базами: навигация, пилотирование малых космических кораблей, промышленные лазеры и сканирование пространства. Пролетело еще два часа, названные дисциплины были изучены до первого ранга. В этих дисциплинах требовалось владение определенными практическими навыками. Навигация требовала для принятия первого ранга: совершить прыжок в практическом применении на минимально возможное расстояние прыжка, двести километров, прыжок на меньшее расстояние был теоретически невозможен. Максимально это расстояние ограничивалось только двигателем и топливом. Практически навигация первого ранга засчитывалась, если пилот совершал прыжок на минимальное расстояние и выполнял максимально быстрое торможение до полной остановки. Все это должно было сделано под протокол.

Егор, имея фактически два искина, ведение протокола вообще не отключал. Так что мог просто выделить необходимые куски из памяти искина и предоставить их как доказательство владения практическим навыком. Обдумав ситуацию, он так и решил поступать в будущем, поставив Ладе задачу выискивать в общем объеме информации такие куски и сохранять их. После этого он мог их сдать квалификационной комиссии и получить требуемый ему ранг.

Дальше он обдумал весьма интересный аспект, который удалось вычленить из знаний по геологии, строении современной вселенной и промышленности. Выяснилось, что вселенная состоит из девяноста восьми процентов газа и всего двух процентов различных металлов и их смесей. В промышленности использовался как раз практический аспект этого постулата. Из газов, водорода и гелия, самых распространенных во вселенной элементах, делалось топливо для кораблей. Объемы добываемого газа были огромны. Происходило удорожание его в два раза при производстве, потом опять двойное удорожание при оптовых продажах. Еще одна двойная наценка при рознице и при этом: тысяча четыреста кредитов за одну полную заправку Егора. Сорок кредитов в сутки при работе в полную мощь реактора двигателя его "Шахтера". Колоссальный обьем энергии за совсем не большие деньги. Топливо производилось огромными количествами государственными корпорациями, а современный двигатель космического корабля совмещал в себе сам двигатель и реактор для выработки энергии. Это были главные аспекты и условия современных технологий "Содружества".

Огромные объемы энергии, если мысленно выбросить из цепочки очень дешевую технологию выработки из газов топлива, получались из самых распространенных во вселенной элементов. Это и была база для производства и развития цивилизации. Имея огромные объемы энергии, цивилизация создала на этом технологии. Егора интересовало шахтерское дело и геология, поэтому он заострил свое внимание на этой теме. Получалась простая система. Добывалось шахтерами и корпорациями из космоса все, что было возможно: астероиды, обломки разрушенных планет: все, что можно было собрать. Из этого выделялись все металлы. Соотношение было разным, но имело в среднем соотношение девяносто восемь процентов к двум. Таким образом, из ста кубов самого распространенного астероида получалось две тонны концентрата смеси металлов используемого в промышленности. Соотношение очень низкое, так как плотность смеси выделенных металлов была в разы выше плотности астероидной породы.

Тут не обошлось без проблем. Корпорации, получив такую технологию, взялись в первую очередь разрабатывать само собой планеты, на которых жили. Это вызвало экологические проблемы: огромные выбросы энергии быстро превратили первые планеты, на которых это было сделано в непригодные для жизни людей булыжники. Возникли многочисленные общественные движения и организации, выступающие против разработки планет. Победили люди. Разработка планет была запрещена повсеместно. Все производства вывели в космос.

Вторым этапом было запрещение разработки лун. Считалось, что это ведет к нарушению гравитационных и других тонких связей между планетами и к разрушению устойчивости звездной системы. Катаклизмы ни кому нужны не были, поэтому была принята "Конвенция о запрещении разработки планет и их спутников". Этот последний акт завершил все споры и разногласия. Разработка планет и их лун признавалась преступлением против человечества и цивилизации. Остались только астероидные пояса, обломки погибших планет, лун и другие небесные тела, не подпадающих под этот юридический акт.

Егор просмотрел базы по геологии и пришел к выводу, что за несколько тысячелетий были изучены все породы и руды. Это дало классификацию астероидов, и возможность добычи из каждого астероида определенного концентрата смеси металлов (КСМ). Таким образом, стало возможным установить промышленные стандарты. Все понятия и определения велись на "межгалактическом" и соответствия на земном языке Егор подобрать не смог. К примеру, простая руда, добываемая путем измельчения самого распространенного по химическому составу во вселенной астероида называлась "Рексит". Из ста кубов рексита на перерабатывающих станциях выделялось до двух тонн концентрата стандартной смеси металлов (КССМ). Эта смесь со стандартным составом и соотношением металлов назвалась "Рексинит" (КССМ "Рексинит"), из-за особенности межгалактического языка, добавляющего к названию руды окончания, обозначающие, что это не руда, а концентрат смеси металлов.

Этот концентрат из стандартных гранул концентрата стандартной смеси металлов (КССМ) спаивался в однотонные блоки стандартного размера и весом в одну тонну. Смеси вырабатываемые из разных пород астероидов и разных естественных космических объектов за несколько сотен лет были изучены по химическому составу и соотношению металлов в них и классифицированы. Имелось несколько тысяч разнообразных вариантов смесей металлов и их соотношения в конечном блоке из гранул металлической смеси, и столько же названий пород астероидов. Таким образом, уже на стадии исследования астероида и его сканирования было понятно, что будет добыто из него и какая смесь металлов будет получена. То есть и сам шахтер, правда шахтера это мало интересовало, если у него не было изученной и освоенной базы "Производство", и корпорация, на которую он работал, уже знали что, добыв простой рексит в объеме ста кубометров в конечном итоге будет получено две тонны стандартной смеси металлов с определенным содержанием и соотношением. То есть, к примеру, семьсот килограмм железа, триста алюминия один килограмм ванадия пол килограмма свинца и триста грамм серебра в каждой тонне. Стандартная смесь "рексинит" конечно была другой, но общее направление Егор понял. Стоила руда один кредит. Стандартная смесь КССМ "Рексинит" стоила уже девяносто восемь кредов на тонну.

Далее, шахтер, при сканировании выявил другую породу, а они все были классифицированы, многочисленными предыдущими поколениями ученых и шахтеров, например, тоже очень распространенный "анат". Сразу происходит классификация и определение породы. Мощностей даже самого простого искина хватало на подобные действия. Получалось, что из породы вырабатывается в конечном итоге две тонны стандартной смеси "анатанита" (КСМ "анатанит"), со стандартным содержанием. Для примера в каждой тонне девятьсот килограмм меди, девяносто серебра, два платины. Эта порода продавалась для примера по пять кредов за тонну руды, а стандартная смесь концентрата металлов в девяносто восемь раз дороже за одну тонну, то есть четыреста девяносто кредов.

Очень редко встречались породы с высоким содержанием одного металла, это тоже было классифицировано, и был понятен выход смеси. За многие годы все было исследовано, все исключения известны и понятны. К примеру, попался "ранит" это порода, в каждом кубе которой содержалось тысяча килограмм железа и еще какие-то металлы. В этом случае из ста кубов ранита, вырабатывается стандартная смесь металлов ранитин (КССМ "Ранитин") в объеме ста тонн смеси железа и сопутствующих металлов, согласно таблице концентраций сделанных специально под эту породу, как исключение. Таких случаев было очень мало, как и таких руд и пород. В основном стандартные сто кубов против двух тонн стандартной смеси концентрата металлов.

Выделение металлов из смесей требовало громоздкого и сложнейшего оборудования, поэтому на этом этапе шахтерские и добывающие корпорации свою работу заканчивали. В дело вступали уже промышленные и перерабатывающие заводы.

Промышленность работала именно на стандартных смесях металлов. Более тонкое производство, выделяло металлы. Но делалось это, скорее всего без особых раздумий. Подбиралась смесь, в которой больше всего компонентов было задействовано в продукте производства. Покупались стандартные смеси в виде стандартных блоков по одной тонне, металлы разделялись, изготавливался продукт. Продавался продукт. Остатки в виде отдельных металлов, уже очищенных, продавались тоже, но уже по повышенной цене (хотя в продаже очищенных металлов не было, как гласил пакет информации у Лады, хотя возможно, что он получал другое наименование концентрата стандартной смеси металлов КССМ)), а, скорее всего тоже шло в производство и в виде продукта тоже продавалось. Потерь металлов при производстве, как уверяла база знаний, не было. В дело шла смесь металлов полностью. На более сложные и много компонентные продукты шли различные смеси металлов. То есть, к примеру, сорок блоков смеси ортинита, восемнадцать блоков рексинита и один блок дорогущего гардинита. Безотходное, унифицированное и максимально стандартизированное производство. И так по всему Содружеству.

Все эти базовые знания Егор получил из баз данных и знаний. Для упрощения в местном шахтерском и производственном жаргоне были приняты системы упрощения наименований. Так порода или руда имела название "рексит", концентрат стандартной смеси металлов из нее КССМ "рексинит". Больше ни чего говорить не требовалось. Все всем было понятно. Стандарт, классификация. При словах рексинит все понимали стандартный блок концентрата из рексита, весом в тонну со стандартной смесью металлов и их соотношением.

Егору стало все понятно. Особых трудностей для себя он не видел, стоило поподробней изучить все это, но пока ему хватало и того, что есть.

— Егор, анализ информации завершен. — Сообщила Лада. — Все данные собраны в карту обследованного астероидного пояса. Глубина как я и говорила всего сорок километров от края. Это наше. Данные "Неогена" уходят в глубину пояса астероидов на глубину трехсот километров.

— Вынеси все на экран. Наложи одно на другое. Сверим.

— Достоверность информации "Неогена" пятьдесят восемь процентов. Они провели простое широкополосное сканирование. У нас более точные данные, но в глубину они уходят всего на сорок километров.

— Вот и важно выяснить совпадения. На основе этих совпадений предположить наличие в глубоких слоях достоверных концентрированных областей дорогих руд и пород.

— Задача принята. — Искин помолчал и выдал предложение. — При сканировании первой зоны нашим сканером выявлены четыре места повышенного содержания марита, руда в четыре раза дороже рексита.

— Обьем?

— С четырех мест соберем чуть больше двухсот кубов, но это не точно, месторождения выходят из зоны обследования вглубь астероидного пояса за пределы сорока километров. Более точно можно определить при индивидуальном сканировании каждого астероида.

— Давай к самому крупному. — Решил Егор.

— Выполняю.

Первое место оказалось у небольшой каверны (впадины) в астроидном поясе примерно ста семидесяти километров диаметром. Прошли во впадину, начали вырабатывать лазерами все астероиды, мешающие проходу корабля к месту с повышенной концентрацией марита. За полдня в трюме оказалось почти двести тонн рексита, но зато подошли к астероиду целиком состоящего из марита. Персональное сканирование астероида дало запас руды в восемьсот девяносто восемь кубов марита и тысяча шестьсот тридцать кубометров рексита. Егор первым делам решил вырабатывать дорогой марит. На маневровых двигателях подошли на дистанцию в сорок метров, что называется почти в притык. Стабилизировали свое положение и, переведя двигатель в режим реактора, стали бодро пилить астероид в месте, где залегал марит.

Снаружи их было не видно. Внутри астероидного поля их было тоже не найти. Да и не стал бы их тут ни кто искать. Их, это Егора и Ладу, Егор почему-то искина отождествлял с живым человеком. Дурость конечно, как понимал Егор, но положение на деле существовало.

Грузовой трюм "Шахтера был разбит на шесть отсеков, каждый в среднем по шестьдесят с лишним тонн. Дальние отсеки от рубки корабля, находящейся в центре корпуса, были связаны с внешнем пространством. Там царил вакуум, а в два ближних от рубки, верхний и нижний можно было загнать воздух. Егора интересовал верхний. Там был установлен мини комплекс частичной переработки руды. На тестировании он показал, что находится во вполне работоспособном состоянии. Егор затребовал у искина всю техническую документации на него и пришел к выводу, что его надо срочно запускать. Переработка руды в КССМ сразу заинтересовала Егора именно из-за различий в цене и объемах груза.

Знаний, как и ожидалось, не хватило. Нужен был как минимум третий ранг в производстве и это только начало. В этом случае можно было составить реакцию переработки и более-менее грамотно его запустить. Что бы пользоваться комплексом уверенно, требовалось много разных знаний: 'кибернетика', комплекс был ни чем иным как своеобразным роботом работающих на внутренних циклах, 'инженеринг', 'техник малых промышленных систем', 'энергетик малого корабля', 'энергетик промышленных систем' и много еще всего. Следовало или изучить базы целиком или собрать из них необходимое, главным было именно наличие этих баз, а их пока у Егора не было, как и денег на их приобретение. Пять часов ушло на изучение второго ранга, еще двадцать пять на третий. Голова гудела, он передозировки информации. Егор вывалился из реальности нейросети в сон, но изучение и разбор информации по производству третьего ранга освоил. Отдых занял двенадцать часов непрерывного сна.

За это время Лада сумела забить все свободные объемы рудой. Двести тонн рексита и триста марита хранились в трюме и двух подвесных контейнерах. Делать тут больше пока было нечего, вернее работы было много, но вот места под руду уже не было. За тридцать минут вышли из прохода, еще пять минут выползали из каверны на маневровых двигателях. Двадцать минут разгона и прыжок к ближайшему пункту приема руды корпорации "Неоген".

— Станция переработки руды "Дина", говорит сто семнадцатый С. — Вышли из прыжка впритык к двухсоткилометровой зоне.

— Да, сто семнадцатый, говорит диспетчер станции переработки "Дина".

— Идем на сдачу руды.

— Сколько у вас.

— Пять сотен.

— Лови пакет сто семнадцатый.

— Есть, буду через пять минут.

— Давай, какие будут пожелания?

— Заправка.

— Много?

— Полсотни.

— Ерунда, закинем прямо на сдаче.

— Хорошо, спасибо.

Подошли к станции, та выпустила манипуляторы и через грузовые люка высосала содержимое трюма и контейнеров. Маленьким манипулятором подали топливо в бак.

— Сто семнадцатый принято двести рексита, три сотни марита. Пакет расчета на искине. Подпиши акт, скину деньги на твой счет.

— Уже.

— Тысяча четыреста с копейками. Снимаю полтинник за топливо. Кредит в девять сотен "Неогена" гасишь? За топливо стоит?

— Да, сними сразу.

— Все остатки в пятьсот с копейками на твоем счету.

— Принял.

— Пакет выхода у тебя.

— Узнать можно. Вопрос есть.

— Говори.

— Что с переработкой?

— Смотри. Пакет информации уже тебе кинул, но на словах скажу: система такая, на примере рексита, одна тонна один кредит это руда, пропорция два к девяноста восьми. Переработчику идет, как и положено бонус семь процентов. Станция это собственность "Неогена", поэтому шахтеру три с половиной процента, "Неогену" вторую половину. Есть только один момент. Меньше трех тысяч кубов на переработку "Неоген" не берет, так что будет аренда бокса тут под руду, руда только одного типа. Сожрет не меньше половины прибыли, обычно больше, так что вози руду и не заморачивайся с переработкой, пока на что-то более серьезное не сядешь. Вся эта возня с переработкой дает бонус на каждую тонну концентрата не больше двух процентов.

— Понял, спасибо за совет.

— Рад, что понятно объяснил.

— До свидания, рад познакомится.

— И тебе не болеть....

Егору понравилась работа персонала корпорации. Ни секунды потери времени. Все по делу.

— "Профессионалы". — Осталась в мысль в голове Егора, после посещения станции переработки, хотя его со станции "Нагана", тоже выпнули без задержек. Только чуть жестче, но обиды, кстати, не было, но то, что "Неоген" не особо пускает в переработку мелких шахтеров, ему не очень то и понравилось. С другой стороны семь процентов бонуса, не много, половина "Неогену". Аренда бокса на станции переработки. Обдумав ситуацию, Егор решил, что ему действительно рано.

— Через полминуты уходим в прыжок.

— Принял. — Егор сразу дал Ладе распоряжение: возвращаться и прилетать на станции двойным прыжком с обязательным изменением направления. Лана сначала сообщила об экономической неэффективности, но Егор приказ не отменил. — Сколько до прибытия в каверну?

— Сорок минут на все.

— Сразу скан. Проверка. Если ни кого нет, и все тихо, входим в каверну и в очищенный нами проход.

— Приняла.

— Давай мне данные по процессам на марит, сразу скинь рекомендации по оптимизации работы мини комплекса. В дальнейшем будем в разговорах между собой называть его "Дорн", по его названию.

— Приняла. Пакет сброшен.

Все время полета, проход в каверну и в сам проход к астероиду Егор просидел за расчетами эффективности реакций переработки марита. Поломав голову над проблемой, Егор затребовал у искина расчеты по мини-комплексу, которые остались от Ранта. Проблема состояла в том, что они работали с расстояния в сорок метров от астероида. Следовало увязать обьем добычи и обьем переработки на мини-комплексе. Егор вместо положенной часовой добычи руды в объеме двадцати кубов, с расстояния в два-три километра, получал, за счет сокращения времени одного цикла работы захвата и близости работы для лазера, почти тридцать кубометров руды в час. Очень серьезный обьем при одинаковых расходах топлива. Меньше требовалось энергии лазеру, меньше захвату. При этом, и тот и другой работали эффективнее.

Рант, как выяснилось, работал по следующей схеме. Он, получая в час двадцать кубов породы, ставил в комплекс реакцию не на стопроцентный стандартный концентрат, а подбирал процентовку по объему добычи. Егор и не подозревал, что так можно делать, но законов запрещающих это не было. Фактические он создавал полуфабрикат руды, но с повышенным в разы содержанием смеси металлов. Этим экономил объем и получал за рейс большие деньги, экономя на количестве рейсов. Как понял Егор, пятидесяти процентный концентрат стоил половину цены стандартного стопроцентного. Рант явно имел ранг в производстве и работал с мини-комплексом, крутя концентрацией, как мог или считал выгодным. Схема могла работать с любым концентратом и с любой рудой. Идея понравилась Егору, и он просчитал концентрацию по часовой добыче лазеров. Тридцать кубов в час.

Мини комплекс отрабатывал в стандартный концентрат, с содержанием смеси сто процентов, всего десять кубов. На тридцати кубах выходило тридцать три процента, но можно было удвоить количество энергии и выйти на шестидесяти шести процентный концентрат. Просчитав всю схему несколько раз, Егор добился стандартного стопроцентного концентрата, а заплатил за это почти тройным объемом энергии, которая стоила недорого.

Это было уже Егорова достижение, за счет третьего ранга в "промышленности". Рант фактически работал на концентрациях руд и имел, скорее всего, второй ранг "промышленности". За переработку, он бонус не имел, так как хоть и концентрация повышенная, смеси металлов, но все равно это оставалось рудой, просто "концентрированной рудой". Егор же за счет третьего ранга мутил уже не на концентрациях руд, а с энергией и расчетом реакции. Так Рант не делал. Теперь Егор мог претендовать на бонус в переработке, успевал согласовать весь цикл. В трюм "Шахтера" должно было в итоге складироваться уже стандартные блоки стандартной смеси металлов "маринит".

Еще час отлаживал и регулировал мини-комплекс, доводя до желанного результата уже не в теории, а на практике. Удача пришла настырному. Реакция пошла, как и было задумано. Егор, удовлетворенный собой, спустился к себе в рубку и прошил всю схему в выделенный для нее небольшой файлик в своей нейросети. Экономика была впечатляющей. В день уходило энергии на шестьдесят кредитов. Экономилась энергия из-за снижения расхода на работу лазера и захвата, но в три раза увеличивался расход на мини завод. В баке было тысяча триста кредитов в топливе: двадцать дней как минимум. Перерасчет дневной добычи на концентрат дал десять тонн в день. Двести десять тонн на имеющемся топливе. Получалось двадцать одна тысяча на концентрате КССМ рексинит, плюс семь процентов бонуса, против пятисот тонн руды, считай кредитов, ежедневно. Расчет относительно дешевого рексита. Марит в четыре раза дороже. Егора затрясла нервная дрожь. Система могла принести не плохие деньги, а ведь у него нет ни одного катализатора, за счет которых можно было ускорить реакцию или сократить энергорасходы.

Это все в голую, на третьем уровне 'промышленности'. Поломка или невозможность технически грамотно обслужить комплекс Егора волновала всерьез. Пришло решение изучить помимо четвертого ранга 'промышленности', пусть не специализированные базы, но смежные: 'техник малого корабля' и 'энергосистемы малых кораблей'. Другого просто не было, но, по мнению Егора и то, что есть, могло позволить понять принципы обслуживания и устранение неисправностей в перерабатывающем комплексе. Технически мини-комплекс был очень далек с установленными на корабле модулями и блоками, но на безрыбье и рак рыба. Оставалось только надеяться на удачу и не изношенность оборудования. По идее если 'Дорна' не использовали усиленно, а этого не было, то он мог протянуть какое-то время и без ремонтов. По цене подобные комплексы стоили очень дорого и требовали к себе внимательного отношения в работе и техническом обслуживании. Егор надеялся только на качество изготовления, надежность и простоту, которую могли себе позволить военные...

Глава опубликована: 31.10.2014
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх