Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Реабилитация


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Фэнтези
Размер:
Роман | 347 Кб
Статус:
Закончена
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Особо жестокие сцены
Уважаемый читатель! Мы живем в современном, быстро меняющемся мире. Калейдоскопом несутся дни-недели-месяцы, ты делаешь карьеру, платишь ипотеку, растишь детей, летаешь в отпуск на лазурное море... И ты ведь не хочешь променять все это на серые коридоры дурки? Совет - не читай это, друг. Не ведись на отзывы и высокий рейтинг самиздата. Положи зло****ую книгу на место и п****й, жене цветов лучше купи. Береги мозг, друг. Всех благ, твой автор.

P.S. Открыл все-таки? Ок, только не говори потом, что тебя не предупреждали.

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 11

— И так, господа! Первое адекватное собрание участников всего этого хаоса, под названием "Филин решил попить пива", объявляю открытым. Передаю слово непосредственному виновнику.

На стол забрался Кошмарик, который весь последний день благополучно продрых, и начал хрустеть свиными ребрышками из тарелки Моргена. На возмущенный вопль того, Кошмарик оперативно плюнул в тарелку, Морген грязно выругался, и заказал себе еще. Я шлепнул дочку кузнеца по заднице, и поймал за руку, с целью выяснения, когда и где. Кто-то, видимо свидетель моего утреннего забега от дома кузнеца и до костра, едко прокомментировал мое поведении. Кто-то ему возразил. Раздался смачный звук удара кулака по лицу. Народ весело повскакивал с лавок.

— МОЛЧАТЬ! Филин, еб твою, кхм... Мы будем что то решать? Или нет?

— Хорошо, хорошо. Только успокойся Морген. И закажи себе еще порцию ребрышек. Значит так, друзья мои, — я оглядел своих собеседников. За нашим столом сидел Моргенханд со свей компанией, с которой я так и не успел познакомиться, гном Бульдозер с двумя товарищами и Профессор. — Мое появление в этой замечательной игре повлекло за собой лавинообразное нарастание событий. Сегодня, благодаря удачному стечению обстоятельств, а так же моему знанию всяких мистических приколов, удалось скормить разным демоническим сущностям пол тыщи инквизиторов. Как они отреагируют, я не знаю. Я бы обиделся. Второй нашей проблемой является тот факт, что вчера, в ходе гуляния, из вольного баронства данная локация превратилась в столицу первого коммунистического союза свободных жителей. С генеральным секретарем, товарищем Загральдом во главе. Это значит, что в скором времени тут начнется классический 17 год. Диссидентов и контру уже вешают. Третья проблема стоит лагерем у города, и рисует ахринительно большую пентаграмма. Судя по форумной информации, меня должны захватить, запихнуть в центр пентаграммы и совершить ритуал призыва. А еще мне необходимо в скорейшем времени завалить Туриста. В случае провала с последним вопросом придется идти на рерол.

— Охренеть! И как ты собираешь валить рейдбосса в пять раз тебя выше уровнем? О которого обломали зубы сильнейшие игроки континента? Который полностью игнорирует физический урон? С иммунном на тьму, холод и воду? Это из того, что знаем. Еще он сопротивляется всем остальным школам магии, восстанавливает жизнь, сжирая игроков, и никуда не уходит из локации? В горы его не заманить, в воду тоже. — Высказался один из спутников бульдозера. Я присмотрелся.

Бонукард, мастер щита 69 уровень

7 000 жизней.

— Еще конструктивные предложения будут? Или сразу к коньяку перейдем?

— Валить тебе надо, Филин. Торчишь как флагшток на башне в чистом поле, пусть и в городе. А сейчас за твою голову дают пятнадцать тысяч золотых. Награда за доставку живьем в застенки ордена света вариативная. С учетом того, как ты их обидел, это будет легендарка. Всем участникам группы, которая тебя припрет. Закроют тебя в темном подвале с кругом возрождения и будут заливать водой или травить газом 24 часа в сутки. Призыватели отваливают за твою доставленную к пентаграмме тушку 150 000 золотых. А эту сумма уже повод штурмовать город. Я не знаю, что случается с игроками, которых утащили на нижние планы местного ада. Ходят какие-то легенды, но рисковать высокуровневым персом чтобы проверить точнее — дураков нет. Это если не вспоминать уже про личные претензии многих игроков. — Иван угрюмо пылился в тарелку, выдавая эту информацию.

— Идея конечно, неплоха. Но остается проблема с заданием от повелителя Хаоса на толстого босса.

Ладно, везло же мне до этого, как-нибудь выкручусь. Начну с Призывателей, пожалуй. Кто со мной?

— У тебя есть план?

— Я думаю, найдем. Со мной кто-то идет?

Молчание. На меня смотрят как на смертельно больного, с жалостью и состраданием.

— Все с Вами ясно. Профф, предложение по поводу чая в силе?

— Конечно, молодые люди, разрешите откланяться.

Я запихнул Кошмарика в мешок, накинул плащ, и подхватил копье. И не прощаясь, вышел из таверны. Ни кто меня не окликнул.

Профф, видимо поняв мое состояние, с разговорами не лез.

В здании книжной лавки было тихо. Анатолий Васильевич пропусти меня в свой кабинет и повесил над камином пузатый чайник. Дрова загорелись от какой-то магической зажигалки. Я сел в удобное кресло и уставился в огонь. Хозяин кабинета зажег несколько свечей, сел за стол принялся за какие-то свои записи. Удивительно тактичный человек. Я гляделся. Пара кресел у камина, небольшой журнальный столик. У большого круглого окна, выходящего на небольшой, освещенный луной дворик, широкий низкий стол. Вдоль стен книжные полки. Уютно.

— Я наделся, что вместе с миром изменились и люди.

— С чего вы решили, молодой человек? Откуда столь наивные мысли?

Проф откуда-то притащил чугунный заварник на вычурной медной подставке, и начал засыпать в него чай из маленького матерчатого мешка.

— Скорее не мысли, просто надежда. Пытаюсь разглядеть отличия и не вижу их. Хотя прошло вроде три века.

— А чего вы ждали?

— Не знаю, может мудрости? Сейчас меня ищет толпа народу. Наверняка там большая часть — восторженные школьники и ребята лет до двадцати. Для них я не человек а предмет квеста. Хитрый моб, которого долго не могут поймать. Возможность приобрести какие-то блага. А что станет со мной, их волнует мало. Но есть же там еще и такие как Вы, такие как я. Человек, для них тоже человек-вещь? Они ведь прекрасно все понимают, но, тем не менее, наверняка ведь сидят, просчитывают, смотрят ролики. Ищут слабые места, изучают реакции. Охотятся. Игроки с кучей странных претензий. Я еще понимаю тех, кого я непосредственно обидел. Я могу понять того же Моргена и его компашку. Для них я хороший парень — смертник. Наблюдать за мной весело. Находится рядом — опасно. Но другие, "Континентальный кос лист", чем я им не угодил? Только тем, что есть. Все как раньше.

— Игра. Мир. Все диктует свои условия. Попади Вы сюда в других обстоятельствах, нашли бы настоящих друзей, уничтожали бы монстров, повышались в уровнях. Жил бы как все. Нашли бы свой путь. Были бы счастливы.

— А Вы считаете, что я иду не своим путем?

— Вас несет каким-то неведомым мне течением. Мало кто может оценить все то, что произошло с Вашим участием. Хотя бы Ваша идея, с архаичным коммунизмом. Кто нынче вспомнит все то, что принесла эта идеология. Кто оценит то, что она могла бы принести в мир, не подкачай исполнители. Вы создаете что-то неведомое походя. С вами рядом я вспоминаю, что тут не обязательно быть старым. Может, пора делать это осознанно?

— Возможно. И, я надеюсь, местным жителям понравиться жить при коммунизме. Кстати, начет местных. Не просветите меня? Почему я не могу отличить их т игроков? Эмоции, чувства, мотивация. Мои потомки создали душу?

— Да нет, все проще. И интереснее. Потомки доказали существование души. Знаете, что будет, если попробовать скопировать то, что создает сейчас Ваше "я"? Все терабайты воспоминаний, опыта и мотиваций?

— Появиться второй Филин Олег Петрович?

— Отнюдь. Вторая личность личностью не будет. Программа, которая не умеет испытывать эмоции. Не будет искать цели. Выполнять некие программы, да. Но вот создать нечто новое копия не сможет. Почему — не понятно. На электронном уровне они идентичны.

Так вот, столкнувшись с этим, для создания неотличимых от людей НПЦ, было сделано следующее. Наши эмоции, наши реакции дублируются для какого-нибудь местного жителя. Вашей грустью сейчас грустит какой-нибудь фермер на соседнем континенте. Вашим вдохновением творит кузнец — гном. Страхом боится ребенок в столице. Неигровые персонажи настоящее отражение нас самих. Потому-то они так похожи на людей.

— И поэтому тут невозможно завести ребенка.

— Увы. Да, я успел сделать Вам подборку.

— Благодарю, но сейчас как-то нет настроения, читать. Кстати, а почему читаете Вы? Что ищите в книгах? Кроме знаний?

— Дороги, на которые я никогда не ступлю. Места, в которых никогда не побываю. Да, можно себя тешить тем, что я побывал на руинах Колизея, но это только высохшие кости. Никогда я не смогу ступить на его песок. Услышать шум неиствующей толпы. Ощутить запах свежепролитой крови... А Вы, молодой человек, что ищете в книгах Вы?

— Людей. Я, например, ищу в книге не чудеса и места, а людей. Мега героя с повадками закомплексованного инфантила и нищего с волей короля. Мечтателей и прагматиков, эгоистов и альтруистов. Трусов и героев. Мало профи, что могут описать героя, от личного от них самих. Да, чуть выше, да, красивее, да, чуть умнее и чуть проницательнее. Но тот же человек. И с каждым, прочитав книгу, я уже знаком, каждого могу понять. А потом использовать опыт общения уже в реальной жизни. Потому как, хоть все люди разные, но мыслят очень похоже. И глядя в глаза очередному своему знакомому, я могу сказать: я знал очень похожего на тебя человека, последний раз, когда я его видел, он штурмовал замок.

Мы помолчали. Сзади раздался легкий шорох. Я обернулся. Кошмарик, в пенсне Профа, нависал над недописанной книгой, и бережно переворачивал страничку кончиком хвоста. После чего с задумчивым видом изучал страницы, правда, читал при этом он вверх ногами.

— Что там шуршит?

— Анатолий Васильевич, я думаю Вам не следует на это смотреть.

Проф с любопытством обернулся и нервно сглотнув, поглубже забрался в кресло.

— Я думаю, у меня был трудный день, всякое приведется может.

— Ага.

— Чаю?

— С удовольствием.

Хозяин кабинета снял чайник с огня и залил воду в заварник. Досчитав до сорока он наполнил небольшие чайные плошки, одну протянул мне. Все это старательно не поворачивая голову в сторону стола.

В ноздри ударил чуть терпкий запах улуна с ярко выраженной ноткой древесины.

Мы молча наслаждались чаем, залив заварник еще дважды. Часы пробили полночь.

— Профессор, у меня к вам небольшая просьба. Можно оставить у Вас часть вещей?

— Конечно, Олег. А куда Вы направляетесь? Вы не собираетесь бежать?

— Вы еще не поняли? Нет, конечно. Это игра. По крайне мере для меня. И достойный вызов. Что-нибудь придумаю.

Профессор тяжело вздохнул и провел меня в следующую комнату. Комната оказалась кладовкой без окон, заваленной всякой всячиной. Мне указали на пустой сундук, покрытый пылью. Я быстренько разделся, оставив одни только штаны, развязал импровизированный мешок и натянул на себя слипшуюся рубаху. В найденный там же мешок засунул Кошмарика, подхватил копье и махнув рукой Анатолию Васильевичу покинул гостеприимный дом.

— Филин, ты не обиделся?

— Нет, Морген, на что?

— Мне показалось, тебя огорчил наш отказ лезть за тобой в твои авантюры.

— Моргенханд, в вас всех говорило чувство самосохранения Ты подумай, где я, и где здравый смысл? Тут не на что обижаться. Разберусь с орденом Призывателей, там и посмотрим.

— Ты все-таки решился? У тебя уже есть идеи, как выжить?

— Какие-то наметки есть. Хочешь поучаствовать?

— Приглашаешь?

— Ну, ты конечно об этом пожалеешь, но думаю тебе понравиться.

— А, черт с тобой. Никогда до этого так не веселился.

— Обрадую Кошмарика, в нашей палате прибыло. Захвати несколько бутылок спиртного покрепче.

— Зачем?

— Честно, мандраж как то берет.

— Ладно, когда выдвигаешься?

— Да я уже.

— Тогда через десять минут встречаемся у ворот.

У ворот меня встретил отчаянно зевающий стражник. Видимо это его обычное состояние. Второй раз вижу и снова он не выспавшийся.

— Покидаете город, команданте Филин?

От такого приветствия я споткнулся.

— Ага, иду бить врагов коммунистического режима. Если что, не поминайте лихом!

— Люди верят в Вас, команданте. Своими пламенными речами Вы зажгли наши сердца! Наша жизнь обрела смысл. А можно вопрос?

— Конечно, солдат!

— А каково это, жить при коммунизме?

— Об этом узнают наши дети, боец! Наша задача разжечь пожар мировой революции и на пепле наших врагов взрастить молодую, чистую поросль! Libertad o muerte!— Я вскинул правую руку в классической "зиге"

— Libertad o muerte! — Солдат повторил мой жест.

Спиномозговое ощущение вращения в гробах Гитлера, Сталина и многих поколений разномастных идеологов стало всеобъемлющим. Надо быть поосторожнее, а не то я так и наклон земной оси изменю. Гироскопическим моментом.

— Привет, Филин, развлекаешься? — К нам подошел Моргенханд.

— Ага, издеваюсь над исторической справедливостью.

— Ну что, идем?

— Идем. Ты взял?

— Взял, три бутылки. Оркский вискарь.

Мы вышли за ворота.

— Так, мой юный друг. Сейчас не задавай вопросов, а делай все как я! Давай бутылку.

Я выхватил из рук Моргена глиняную бутыль, объемом где-то литр, выдернул пробку и хорошенько раскрутил. После чего опрокинул содержимое себе в глотку. Ожигающая жидкость потекла по пищеводу. Ух е... Газированный медицинский спирт, с непередаваемо гадостным вкусом. Из глаз брызнули слезы, к голу подкатил комок. Занюхал недовольным Кошмариком. Запах мертвечины и мускуса чуть-чуть примерил организм с действительностью.

— Забористая гадость, его что, на портянках настаивают?

— На лошадином копыте. А можно я не буду?

— Нет! Или остаешься тут. Смелее, Морген, родина тебя не забудет. Вернее запомнит, молодым и красивым! — Я стремительно косел.

Крайне неуверенно мой спутник взял бутылку и начал её раскручивать. Под конец, задыхающийся и плачущий Моргенханд тоже схватил Кошмарика, повторив процесс занюхивания.

Я забрал химеру у Моргена, и, забрав у товарища последнюю бутылку, влил в рот Кошмарика. Тот рычал и отплевывался дымящейся слюной.

— Не переводи ценный продукт! — Я встряхнул голову в руках и со всей дури приложил о стену города. — Пей, адское отродье!

Кошмарик с обреченным видом позволил влить в себя остатки спиртного и с захрустел бутылкой.

— Где там эти Призыватели? — Оркский вискарь стремительно впитывался желудком и все мысли стали ватными. А тело наоборот, легким легким.

— Ик, куда-то туда. — Морген махнул рукой.

— Ты "Черного Ворона" знаешь?

— Не знаком, а что?

— Щас узнаешь...

Отступление 5

Лагерь ордена Призывателей не спал. Только-только закончились приготовления к активации большого круга призыва. Теперь оставалось только поместить жертву в круг и начать ритуал. Прелат ордена, Джа Лур, Потерявший душу, был доволен. Все шло по плану. Были опасения насчет инквизиторов, но аналитики не ошиблись с прогнозом по поводу провала их экспедиции. Осталось понять, так ли уж они правы насчет личности жертвы. По их прогнозам, Менталист сам должен был прийти на разборки, будучи уверенным в своей непобедимости. На крайний случай размер награды должен был вынудить кого-нибудь из местных на предательство. Но Джа Лур перестраховался, и по лесам вокруг города были расставлены секреты. Оставалась опасность того, что жертва уйдет телепортом, но на этот случай в город был доставлен следящий артефакт. Не хотелось бы бегать за Филином по всему континенту, но и на этот случай был разработан сценарий.

К прелату подбежал гонец из НПЦ и сообщил об обнаружении объекта. Джа отправил сообщение звезде захвата и поспешил к западной оконечности лагеря.

— Дерижаааабли! Дееерииижааблии! Дееее-риииии.... Дерижаблииииии!

Горланили два пьяных голоса с раскладкой на черного ворона.

Через пару минут показались их обладатели. Две фигуры, в обнимку, видимо для пущей устойчивости, шли в сторону лагеря по широкой синусоиде. Объект охоты нес в руке оторванную голову, намотав на кулак длинную косу. За спиной болталась какая-то палка, видимо посох. Его спутник, воин, размахивал мечом, сшибая верхушку травы.

— Ик, Морген, а тот виски точно на лошадином копыте настаивался? Не на мухоморах? А то нас какие-то черти окружили.

— Точно, черти, ну трактирщик, ну, кон... канн... как ты там говорил, каналья, разобью усатое рыло. Осел рогатый!

— Где?

— Да не где, я про трактирщика.

— Аааа... А это кто?

— Черти! Ща рога посшибаю!

Воин рванулся в сторону окруживших "гостей" игроков. Его спутник, потеряв третью точку опоры, упал. Телекинетик бросил "обезаруживание" и Моргенханда. И тот, оставшись без меча, уселся на задницу.

— Морген, Ик, я понял, это не черти, это эти, как их, лучшие друзья чертей, Ик, ну, клуб любителей чертей, Ик, орден Призывателей, во!

— Уверен?

— Точно, вот те крест!

Пару человек в толпе ощутимо передернуло от дебафов.

— Ну шо, братва, будем я знакомы. Я Антуан Мария , тфу ты как там дальше... Короче, ибн Михайлович. Так и зовите. Это мой друг и соратник, Йорик. — Филин, Хаос несущий потряс оторванной головой. — Точнее не Йорик, а Кошмарик, я его люблю. Ик, не делайте такие морды, не в том смысле. Кошмарик, поздоровайся с нашими новыми, Ик, друзьями. — Тишина была физически ощутимой. — Ну, Ик, он у нас тихий. А это Моргенханд, Ик, эпичный убиватор! Я его, мудака, однажды убил роялем. С тех пор и дружим. Он меня Ик, это, того самого, пленил, во! И ему это, того, денег надо!

— Отдайте войну его деньги, пусть видят, орден держит слово.

Через пару минут появился солдат в кожаных доспехах, с трудом таща на себе кожаный мешок внушительных размеров. Мешок положи перед Моргенхандом, так и не поднявшимся на ноги.

— Тарус, Идальго, взять его.

К Филину подошли два война в бардовых латных доспехах, и, подхватив под руки, потащили в строну круга призыва.

— Сейчас начнется ритуал, ты будешь находится в малом жертвенном круге, в нем невозможно умереть. Наш повелитель сполна насладиться твоей болью и страданиями, перед тем как унести в обитель инферно! Тебе оставят оружие, и не будут блокировать магию. Повелителю нравится играть со своими жертвами. Возможность выйти и удалить персонажа заблокирована до окончания ритуала. Прими свою судьбу достойно!

— Как, Ик, много пафоса. А бутылку дадите?

— Принесете нашей жертве вина! — Заметив протестующий жест менталиста, Джа Лур поправился. — Нет, лучшее бренди, последнее желание — закон!

Все прошло как-то очень просто и скучно. Прелат надеялся на большее. На многодневные поиски и выслеживания, на активное сопротивление, нет чести в том, чтобы принести на алтарь пьяную, глупо хихикающую жертву. Но задание есть задание. Телохранители споро затащили Филина в один из многочисленных кругов руны великого призыва, маги ордера встали на края звезды и затянули песню. Ритуал начался.

Тем временем Менталист оживился и стал что-то увлеченно рисовать кончиком своего копья на вытоптанной земле. Пусть, ритуалу уже ничего не сможет помешать. Воздух сгустился и засветился. Песнь магов стала походить на горловое пение, поднялся ветер. Тем временем Филин закончил свои непонятные дела, рассек себе руки ножом, висевшим на поясе и начал распевать речитатив на непонятном языке, разбрызгивая вокруг собственную кровь

Включив автопревод, Джа Лур увидел перед собой текс того, что он принял за заклинания.

Шел я лесом, видел беса,

Бес картошечку варил.

Котелок на хуй повесил,

А из жопы дым валил.

Опа, опа,

Срослась пиизда и попа.

Этого не может быть,

Промежуток должен быть.

(Латынь)

Отключив перевод, прелат стал наблюдать дальше. Вот в воздухе оформился портал, светящиеся линии сложной пентаграммы начали искривляться. А этого в ритуале точно не было. Руководитель карательной экспедиции приготовился к худшему.

И портала вышел демон. И явно не тот, которого призывали!

Верховный инкуб. Уровень неопределим, жизнь неопределима. Аффект.

Маги ошарашенно замолкли, не доведя заклинание до конца. Десятиметровая фигура заплывшего жиром демона с лесом вествистых рогов на голове и трехметровым эрогированным членом.

— О, привет мужик! — Филин хлебнул из бутылки. — Мы тебя с бабы сняли? Соболезную. А почему у тебя такие рога? Мужик, у меня для тебя плохие новости, бросай её!

Демон взревел и потянулся за крохотной, на фоне его размеров, фигурке Филина.

— Мужик, Ик, ты так не переживай! Мало ли, всякое случается.

Демон зарычал, и произнес что-то вроде "Выебу"

— Не не не, дружище, я не из этих, нам мешает моя ориентация и твои размеры. С таким достоинством ты можешь разлечься разве что с городской ратушей! Могу познакомить тебя с одним проклятым замком, я думаю вам понравиться, идет?

Демон прыгнул вперед, пытаясь раздавить жертву, менталист увернулся. И скастовал какие-то заклинания.

Демон удивленно уставился на поникшее достоинство. Филин глупо хихикнул.

— Грустный слоник!

Демона стала окружать багровая аура. Он снова прыгнул, и налетел на барьер пентаграммы. Тот замелькал цветными сплохами, став видимым, и порвался, словно был сделан из бумаги. Несостоявшаяся жертва, снова увернувшись, понеслась в сторону леса. За ним, забавно подпрыгивая, неслась отрубленная голова. За ним рванулся инкуб, но запутавшись в поникшем детородном органе, упал

— Не дайте ему уйти! Действуем по второму сценарию! На демона оковы, выбросите его из реальности!

Прелат активировал телепорт и оказался на пути сбежавшего пленника. Рядом стали появляться маги — ликвидаторы.

Филин налетел на ближайшего, и ударам копья пробил магический барьер вместе с черепом. Прелат достал из кармана несколько хрустальных шариков телепорта, и, активировав их, бросил под ноги беглецу, схлестнувшегося со вторым магом. Яркая вспышка и менталист исчез. Вместе с одним из загонщиков и оторванной головой. Джа Луру было немного жаль Стива, ликвидатора исчезнувшего вместе с пленником, но теперь ему только рерол. Призыватели своих не бросали, пропаравозят в лучшем виде. Да и доля из награды ему полагалась знатная.

А пленник удивил. Ему почти удалось сбежать, как он изящно исказил ритуал! Аналитики не зря ели свой хлеб. Не будь второго варианты ликвидации, опозорились бы как инквизиторы. Теперь можно спокойно собираться и ехать в центральную резиденцию за наградой. Повелитель плана будет доволен!

Глава опубликована: 31.10.2014
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх