Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Реабилитация


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Фэнтези
Размер:
Роман | 347 Кб
Статус:
Закончена
Предупреждение:
Нецензурная лексика, Особо жестокие сцены
Уважаемый читатель! Мы живем в современном, быстро меняющемся мире. Калейдоскопом несутся дни-недели-месяцы, ты делаешь карьеру, платишь ипотеку, растишь детей, летаешь в отпуск на лазурное море... И ты ведь не хочешь променять все это на серые коридоры дурки? Совет - не читай это, друг. Не ведись на отзывы и высокий рейтинг самиздата. Положи зло****ую книгу на место и п****й, жене цветов лучше купи. Береги мозг, друг. Всех благ, твой автор.

P.S. Открыл все-таки? Ок, только не говори потом, что тебя не предупреждали.

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 16

— И все же? Как будем действовать?

И я изложил свой план.

— Мда, Филин, ну ты и извращенец.

— Я инженер!

— А это не одно и то же?

Все задумались.

— В приличном обществе за такое просят снять очки.

— Зачем?

— Чтобы стекло из роговицы потом не выковыривать. Все, собираемся и идем. Надо сегодня еще назначать плохого человека.

И мы пошли искать самого плохого человека в округе.

Для этого на Элспер нацепили мой плащ, и отправили бродить по дорогам с целью проверки злбности ПКшеров. Все остальные следовали за ней на отдалении полукилометра.

Первый встреченный нами разбойник просто и без изысков запустил жрице стрелу в голову. На что получил, так же и без изысков, молотом по макушке. Были две компании, предложившие поделиться финансами в пользу бедных. После получения желаемого (под это дело я выделил сотню золотых для раздачи), грабители вежливо попрощались и растворились в лесу. Подобная ситуация повторялась еще трижды. И лишь на четвертой группе случился сбой. Элегантный человек-лучник, одетый как типичный Робин Гуд, прощаясь поцеловал Эспер руку, причем тыльную сторону ладони. И предложил осмотреть его лесной город. Ударившая с неба молния оставила от горе — ухажера кучку пепла. Венсер виновато откашлялся, а Элспер многообещающе стрельнула глазками в сторону мага воздуха. В общем, ПКшеры оказались вполне себе обычными людьми, особой сволоты среди них не оказалось, и я уже начал подумывать над увеличением мировой несправедливости. Но тут нам все-таки повезло.

Идущая впереди девушка внезапно остановилась, на уровне ощущения от нее пришла болезненная волна сильной судороги. Из леса показался человек. Толстый, практически шарообразный мужик с лысой, едва ли не блестящей головой. В мире, где выбрать можно любую внешность, быть толстым лысым, потеющим мужиком с высоким голосом — это вызов. На мужике была черная шелковая мантия.

Фауст, жрец старых богов, 71 уровень,

1500 жизней

— Ой, какая милая девушка! Вас-то я и искал. Поликарп, Михаил!

Из леса вышли два изрядно подгнивших зомби.

— Доставьте нашу гостью к пентаграмме, и разденьте её.

Зомби подошли к парализованной девушке, подхватили одеревенелое тело и потащили куда-то в сторону от дороги.

— Ну что, Филин? Видимо мы нашли нужного нам плохого человека? Хватаем его?

— Погоди, Морген. Не торопись. Зачем портить такую замечательную картину?

— Какую?

— Распятая в пентаграмме прекрасная дева. Заметь, без одежды.

-Аааа...

— Ага.

— Так, народ, осторожно крадемся за честной компанией. Надо выяснить все точно, вдруг он не в жертву её принести захотел. Разденет, прочтет над ней гимн, и отпустит.

Все, кроме Моргена, посмотрели на меня как на идиота.

— Господа, повторяю еще раз, он ёё разденет...

Народ понимающе заулыбался.

— Только не спалитесь, если что, мы тут прорубаемся через толпы нежити!

И мы последовали за Жрецом, изображая из себя тру диверсантов. В исполнении Огра, гнома, и закованного в тяжелые латы Моргена, смотрелось это просто потрясающе. Представьте себе, Москва, красная площадь. Полдень. Через нее, внимательно косясь себе под ноги, крадется статуя Минина, за ней, позвякивая корпусом, банкомат Сбербанка, и пристроившись в хвосте, поставленная на попа Газель. И ни кто их не замечает. Я сморгнул, картина вышла слишком живой.

— Ребята! Вы где? Я под станом лежу в пентаграмме, эти ублюдки испоганили амуницию!

— Мы уже рядом!

Прекратив изображать из себя стелс-пихоту, наша команда ломанулась через подлесок, оставляя за собой широкую просеку.

Через минуту мы были уже на поляне.

Мда, картина репина, приплыли.

На поляне, алой, то ли краской, то ли кровью, вычерчено две фигуры. В одной из них лежала раздетая Элспер, вид обнаженной спутницы на несколько мгновений парализовал весь отряд. Рядом, в пентаграмме, примерно впятеро большей, лежала огромная куча останков разумных. При чем, рассортированная. В левом нижнем луче левые ноги, в верхнем центральном головы, ну и т.д. Жрец, оставшийся в одних шароварах, стоял между пентаграммами, окруженный ярко-фиолетовой аурой. В руках у него был обсидиановый осколок солидных размеров. Осколок был не обработанный, и резал пальцы своему владельцу. Огромный живот колыхался в такт какой-то дикой горловой мелодии. Окружив пентаграмму полукругом стояла толпа нежити. Десяток зомби, пара скелетов и какая-то тварь, что-то вроде помеси богомола и страуса, с пастью на очень длинной шее. Мда, словили ПКшера.

— Валим всех, кроме жреца!

И понеслась потеха. Огурец подхватил гнома, и метнул его, словно снаряд, в непонятную тварь. Гном, видимо привычный к такому способу атаки, ударом раскрученной секиры сходу снес лапу костяному визгуну, именно так опознали, в итоге, спутника некроманта. Молния ударила в поднятую для удара уцелевшую лапу. Могучим ударом молота Огр перебил тонкую шею оглушенного монстра. Зомбей и скелетов перебили с какой-то ленцой. В драке я поучаствовать так и не успел.

— Глушим урода!

С этим криком я атаковал жреца, пытаясь нанести удар тупым кончиком копья по голове. Фауст махнул рукой и удар соскользнул, а я с трудом смог увернуться от просвиставшего в миллиметре от шеи каменного ножа. Откатываюсь в строну, и наблюдаю, как на противника налетает огр, вспышка, и жрец вырастает до размеров нашего спутника, и толчком живота отправляет его в короткий полет по земле, Огурец не подымается. Удар молнии, вызванный Венсером, отражается в соседнее дерево. Удар секиры гнома был легко заблокирован хрупким ,с виду, ножом. В следующий миг гном получает кулаком в челюсть и летит к краю поляны. Со сломанной челюстью. Хорошо, хоть не шеей.

Моргенханд, подкравшийся в этот момент со спины, наносит удар булавой. Фауст, крайне неловко наклоняясь, пропускает удар над головой. И резко выпрямившись наносит удар затылком в опущенное забрало воина. Забрало прогибается во внутрь, воин падает.

И все это время жрец не прерывает горловой песни.

Резкие порывы ветра и удары молнии никак не задевают нашего противника. Я вытаскиваю из за пояса керамбиты, и бегу на Фауста, в самый последний момент кастуя "Шаг". Туша жреца вылетает из крохотного круга, в котором он стоял, и сияние над ним ослабевает. Но песня не прерывается. Теперь Фауст атакует сам. С трудом блокирую удар кинжала в грудь, одновременно разрезая сухожилия на правой руке. По идее, сейчас руку должна залить кровь, да и сама кисть перестать действовать. Но жрец дерется, как ни в чем не бывало. Увернувшись от диагонального подреза, пытаюсь порезать чуть выставленную вперед левую руку.

С удивительной ловкостью Фауст хлопает раскрытой ладонью по клинку и наносит удар в пах. Успеваю довернуть корпус, и нога, обутая а тонкий то ли тапок, то ли ботинок,печатывается мне в бедро.

Вас когда-нибудь лягала лошадь?

Припадая на ушибленную ногу, снова атакую, оставляя несколько длинных разрезов на животе. Судя по глубине, сейчас из противника должны вываливаться внутренности, но Жрец продолжает вести себя, словно отлитый из силикона. Откуда-то слева в лицо противник прилетает комок вязкой гадости. Кошмарик вступил в схватку. Кислотный плевок стекает с Фауста, но фиолетовая аура над жрецом стремительно блекнет. Бью правой рукой, левой блокируя удар, нож входит под ключицу, поворот руки, и аура над жрецом гаснет, вместе с громким хрустом ломаемой ключицы.

Ушатал все-таки.

Жрец падает на траву с жалобным криком. Я бью его ногой в живот, крик захлебывается, срываясь на скулеж.

Сажусь на траву, и только сейчас обращаю внимание на тишину вокруг.

Все союзники в отрубе. Силен жрец. Подползает Кошмарик, начинает с нездоровым энтузиазмом вылизывать Фауста. Особенно, почему-то концентрируясь на лысине. Хотя она почти и не запачкана кровью.

— Извините, Вы тот самый Филин?

— Нет, я твоя голодная галлюцинация! Пойди и сожри кого-нибудь, полегчает.

— Это точно Вы! Как замечательно! У меня для Вас послание.

— Для меня? От кого?

— От повелительницы плана боли! Меня послали открыть Вам путь Первозданной тьмы! Вы сможете стать Её первым гвардейцем! Ваш потенциал невообразим! Станьте проводником боли в этот жалкий мир, и тьма распахнет для Вас свои объятия, где исполняются любые желания!

— Да? И что для этого надо сделать?

— Завершите ритуал создания темного рыцаря.

— Зачем ты вообще его затеял?

— Я должен был прийти в Троеполье, окруженный аурой силы и могущества. Чтобы доказать Вам всесокрушающую силу боли! Тьма открыла мне секрет призыва слуги её!

— Мда, это не лечится... Нафига?

— Эээ?

— Нафига я вообще понадобился твоему плану?

— Мы ищем великих героев! Что могу превозмогать боль и делать её своим оружием.

— Господин Филин, можно попросить Вас об одной маленькой глупости?

— Какой же?

— Ваш питомец, он меня... эээ...

— Ну, Вы достаточно упитанны. А Кошмарик питает слабость к полным людям. Вы не переживайте, он Вас пока не будет убивать. Как кстати, оживить мою спутницу?

— Оживить? Она еще жива. Только спит.

Я поднялся и пошел в сторону малого круга, где до сих пор лежала обнаженная Элсперт. В круг я войти не смог.

— Господин Фауст, гхм, мой питомец ПОКА Вас не будет убивать. Но это ПОКА скоро закончится. И поверьте, если что, у Кошмарика очень богатая фантазия.

На этих моих словах химера растянула пасть и начала слюнявить ни нежно покусывать лысую макушку жреца. Тот побледнел.

— Надо войти в круг, там где я стоял. И прочитать заклинания отмены ритуала. Если Вы позволите...

— Нет! Я сам.

На том месте, где стоял жрец, обнаружился совсем небольшой, нарисованный каким-то белым порошком знак. В центре лежал черный камень с кулак размером.

— Господин Филин, подумайте, Вы можете завершить призыв, и начать служить Великой Тьме! Это Ваш шанс!

— Я подумаю.

Я зашел в круг.

— Здравствуй, оборотень!

— Эээ, здрасьте!

— Ты хочешь принять мой дар?

— Какой?

— Власть над живым и мертвым, власть над прошлым и будущим. Власть над друзьями и врагами.

— И в чем она, эта власть?

— Все умеет страдать. Даже мертвое.

— Стать дантистом? Не, спасибо, в мед я не поступил, и сейчас начинать не собираюсь. Отпусти мою спутницу.

— Ты отказываешься от дара? От моего дара ни кто не отказывается!

— Ну я попробую!

— Пробуй, несчастный. Я посмотрю на это!

Что-то изменилось. Я попробовал сделать шаг в сторону. Упс... Стенки круга меня не пускали. Словно в трубу залез.

— Эй, ты, как там тебя, Великая, мать твою, Тьма, это что за нахер?

— Ты или выйдешь отсюда моим слугой, или не выйдешь никогда!

— Да что это у вас всех за наклонности?

— Тебе что-то не нравится?

— Да! Все! Выпусти меня немедленно?

— Или что?

Я тяжко вздохнул, развязал завязку штанов и помочился на черный камень

Перед глазами выскочило сообщение.

Вы осквернили малы алтарный камень Тьмы.

Репутация с планом тьмы изменена не Ненависть.

Для получения достижения "Богоборец" оскверните еще четыре алтаря.

— Презренный червь! Сейчас ты узнаешь мой гнев! Тебя ждут тысячелетия боли!

С хрустальным звоном окружающий меня барьер исчез. Линии знаков разорвались. Все. Над разсчленеными телами появилось знакомое фиолетовое свечение. Появился белый светящийся костяк, на который стали налипать останки разумных. Со стороны выглядело очень познавательно, в плане анатомии. Плоть текла, будто горячее олово. Красиво. Последними возникли массивные черные доспехи.

Рыцарь боли 120 уровень

50 000 жизней.

В нашем деле главное что? Вовремя свалить. Я развернулся и побежал в сторону леса. Там этот бронемонстр меня не поймает. С громким хлопком Рыцарь боли возник в метре от меня. Опровергая законы физики, в частности те места, где говорится об инерции, я развернулся и с той же скоростью рванул в противоположную сторону. Рыцарь захохотал. Я пробежал мимо офигевающего Фауста, и схватил за косу сидящего у него на голове Кошмарика. Передо мной снова возник слуга боли. Уже с огромной двуручной секирой. И откуда только взял? Размахиваюсь и отправляю химеру в короткий полет.

С глухим стуком Кошмарик впечатывается в черное забрало, зацепившись лапами и зубами. Рыцарь начинает размахивать руками, в попытках содрать с себя моего питомца. Секира падает. Кошмарик перебирается монстру на макушку, и, раскрыв пасть, одним движением откусывает её. Доспехи явно не адамант. Проходит несколько секунд и руки Рыцаря бессильно опадают. А на его голове, словно в гнезде, устраивается радостно скалящаяся химера. Уф, такие сложности на пустом месте...

— Вставай, красавица, за тобой пришел прекрасный рыцарь!

Элспер открыла глаза и увидел прекрасного рыцаря трех метров роста. Дополнительная голова с огромной пастью над забралом смотрелась крайне авангардно.

Вы когда-нибудь попадали под звуковую пушку?

Но были и плюсы, от визга очнулись все остальные участники похода.

Успокоив девушку, одев и убедив её в том, что над ней не надругались (мне показалось, или в глазах её проскользнуло сожаление?), наша изрядно помятая команда выдвинулась в строну Троеполья. Кошмарик нес Фауста, периодически его тиская и облизывая лысину. Жрец потел и глухо стонал. Наверно, хотел что-то сказать, но мешал кляп. В город зашли только воины. Они закинули на временный склад всю металлическую амуницию. Пришлось снять даже жало Кошмарика. Из Троеполья принесли с собой только собранную вундервафлю и набор самого качественного бронзового оружия, которое смогли достать.

То, что наша цель близка, стало понятно по хламу, что лежал под ногами. Ошметки доспехов, обломки оружия. Очень колоритно смотрелся закрученный винтом фламберг.

— Ну что, друзья мои, миг нашего триумфа близок!

— А мы до сих пор не в окопах... — Промямлил нервничавший Морген. Видимо, не смотря на свою забавную приставку к имени само имя ему нравилось. И становиться Завтраком Туриста ему уж очень не хотелось.

— Не переживай Морген. Все равно мы все умрем. Я то точно знаю! У меня богатый опыт. Кошмарик! Зафиксируй нашему новому другу ноги и руки, и растяни на земле.

Темный жрец забился в руках управляемого химерой Рыцаря. Я развязал ему рот, чтобы тот не захлебнулся в процессе операции.

— Господин хороший, а может не надо? — Голос Фауста был столь жалостлив, что будь на моем месте камень, и у того бы дрогнуло сердце.

— Надо, Фауст, надо. Зато можешь гордиться собой, твоя жизнь послужит великой цели!

С этими словами я осторожно вскрыл ему живот. Моя команда все как один брезгливо отвернулись. В раскрывшуюся брюшную полость я поместил стержень со струной, и залил рану зельем исцеления. А потом еще залил зелье в рот захлебывающегося криком жреца.

— Вот и все, а ты боялась. Даже юбка не помялась. Да успокойся же! Подумаешь, живот вскрыли. Все уже закончилось.

Тут я заметил странный блеск в глазах пленника.

— Она не ошибается! Вы действительно её верный адепт! Вы уже поняли, что разумные для вас — это яблоки на древе мирозданья. И Вы упиваетесь их болью, словно прохладным соком в самую жаркую пору! Это великая честь принять смерть от...

В общем, рот я ему заткнул. Теряюсь при виде психов. Восхвалять человека, который только что припаривал тебя без наркоза — это хуже чем стокгольмский синдром в терминальной стадии.

— Так, братцы кролики, сейчас начнется финальная стадия нашей операции. Все помнят свои обязанности?

Народ в разнобой ответил.

— Тогда начали. Мы с Кошмариком идем впереди, по моей команде Джейс активирует молнию до упора. Элспер, если что, заливай в него зелья. Руки буду заняты. Огурец, Дуболом, ваша задача, быстро бегать и носить нашу основную ударную силу. Но по моей команде бросаете все, и несетесь помогать мне. К бою! Кошмарик, бери нашего гостя. Он сегодня начинает концертную программу.

Мы начали углубляться в лес. Останков рейдов становилось все больше. Послышался топот и на поляну выскочил старый знакомец.

Турист (Страж тайны) 181 уровень

120 000 жизней.

Мда, отъелся видимо на рейд — группах. Кошмарик опустил передо мной ошарашенного Жреца, я положил ему на затылок руку.

— Починись!

Заклинание прошло успешно

— Убей его! — Рядом с Фаустом в землю воткнулся каменный нож.

И Темный жрец пошел убивать.

Глядя на забавного толстячка в грязных штанах, что несется на шестиметрового монстра с огромным мечом, можно было бы улыбнуться, если бы не ярко — фиолетовое свечение, что разгорается вокруг него, и слова заклинаний, что вырываются из его глотки. Странные, жуткие слова заклинания, падали словно камни горного обвала. Горловое пение, которому, казалось, совсем не нужен воздух. Монстр взмахнул мечом, от которого Жрец легко уклонился, нож, объятый фиолетовым огнем легко прорезал стонущую броню из тел, и заскрежетал по металлической части доспехов. Вокруг Туриста, пошел черный снег. Снежинки мрака, прикасаясь к досехам плоти, обращали те в прах. Тела, покрывающие доспехи, начали кричать от боли. Еще один удар каменным ножом оставил глубокую вмятину на обнажившихся доспехах. Меч не поспевал за грузной и неуклюжей фигурой, что сейчас стала воплощением самой смерти. Жреца объяло темное пламя. Турист все-таки ухватил верткую фигурку, но Жрец крутанулся, взмахнул ножом, и на землю упал палец, тут же обернувшийся каким-то жутким насекомым. От тела Фауста отделился комок мрака, и охватил созданное хаосом насекомое. В следующий миг меч свистнул, но был заблокирован хрупким на вид ножом. Фауст прыгнул и нанес удар в грудь Стража. Нож застрял в доспеха, и на землю Жрец опустился безоружным. Но от него уходила тонкая струйка мрака, которая будто втягивалась в оставшееся в теле оружие. Жизни Туриста начали проседать. Жрец уклоняется от очередного взмаха мечом, отбивая его в сторону ударом кулака. Плеть мрака, вырвавшаяся из тела Фуста обвивается вокруг оружия монстра и притягивает его плашмя к заплывшему жиром телу Фауста. Тот, в каком-то экстазе, обнимает оружие, игнорируя удар ноги в спину. С громким звоном меч разлетается на сотни осколком, и в руке туриста остается жалки огрызок. Выбросив бесполезное оружие, Страж хватает тело жреца, и подносит его к лицу, верхняя половина головы откидывается, обнажая несколько рядов мелких подвижных зубов, и Фауст, перемалываемый в мелкий фарш, скрывается в глотке монстра, фантанируюя кровью из многочисленных ран. Жизни Туриста, просевшие на половину за время боя, начинает стремительно восстанавливаться. Время!

— Кошмарик, в сторону, Джейс, начали!

И мы начали. Джейс хватается за два конца провода кастует молнию. Мелкие железки, раскиданные по поляне устремляются в сторону активированного магнита. Хромающий в нашу сторону Страж сбивается с шага, из его груди торчит тонкая струна, вытянутая в сторону магнита. Бегу вперед, огибая монстра по небольшому радиусу. Тот разворачивается ко мне лицом. А струна нет. Еще десяток метров, мимо меня пролетает внушительных размеров сундук, оббитый железом и покрытый комьями земли. Он попадает в плечо Туриста, поворачивая его еще сильнее. Струна перерезает монстру позвоночник. Он падает, и из жуткой раны вылетает струна с адамантовым стержнем. Раздается звук сильного удара железа о что-то мягкое. Видимо, кто-то неудачно поймал сундук.

— Руби его!

Прикладываю руку к своему лицу.

— Подчинение!

Чувствую, как тело становится ватным.

— Убей его!

Все, контроль потерян. Наблюдаю за своими действиями. Точно на кране 3D очков последнего поколения. Вот я провожу измененной левой рукой по ладони правой, и смачиваю вырезанные словно на копье собственной кровью. Прыжок, достойный мирового рекорда, и удар копьем по стремительно зарастающей плоти. Мне везет, и живое мясо обращается в песок. Еще удар, и еще. Кувырок через спину, пропускаю страшный удар рукой в сантиметре от лица. Успеваю разглядеть детское личико на шестипалой ладони. Рядом оказывается Огурец, и начинает ударами бронзового топора расширять рану. К нему присоединяется Дуболом, в руках которого внушительных размеров бронзовая секира, и Морген, мечем рассекая тонкие щупольца вырывающиеся из обеих краев раны. Кошмарик, оседлавший Рыцаря боли, просто и без затей вырывает из раны куски плоти, закидывая из в свою безразмерную глотку. Очередной удар руки монстра отправляет гнома в короткий полет к деревьям. Тот с жутким хрустом нанизывается на торчащий сук. Но его тело уже через пару секунд окутывается золотистым сиянием. Жрица включилась в общую битву. Рядом Джейс, из рук его бьет электрический разряд, что сжигает старательно регенерирующую плоть. Рука охватывает ноги бывшего рыцаря, и тянет его с раскрытой глотке. Кошмарик споро выскакивает из макушки, и тело осыпается прахом. Химера мечется у головы Стража, плюясь кислотой ему в глотку. Это дает нам несколько десятков секунд, и в итоге Огурец оттаскивает отрубленную нижнюю половину тела в сторону. Турист, осознав безвозвратную потерю нижней части туловища, резко меняет тактику, и подымается на руках. Жизней у него остается не более десяти процентов, но нам может и хватить. Пасть смыкается на голове невезучего гнома, не успевшего отскочить от резвого инвалида. В тело гнома бьет молния, испепеляя его, и у Туриста вновь исчезает возможность быстрой регенерации. Запускаю руку в стремительно зарастающую рану, и зажав какую-то кишку в когтях, бегу от туши монстра. Через пару мгновений обнаруживаю, что кишка отрастила зубы и сама пытается меня сожрать, кольцами опутывая тело. Меня спасает Моргенханд, перерубивший хищный кишечник мечом. Бегу к оставленному магниту, и хватаю струну, осторожно зажимая опасный конец в кулаке. Взбесившийся Турист пытается поймать хоть кого-нибудь из моих спутников, который бегают вокруг него и снова и снова наносят удары по зарастающей ране. Мой подкат, с захватом опорной руки струной и последующим рывком ставят точку в нашей битве. Единственной работающей конечностью турист хватает Кошмарика, и кидает его в дерево. Рана зарастает все медленнее, и наконец процесс регенерации останавливается. Тварь бессильно падает на землю, еще несколько совместных ударов, и я вырываю из раскрытой раны еще бьющееся сердце. Откусываю от него пару больших кусков, и тут приходит сообщение об убийстве.

Ого, сразу дали пятидесятый уровень. И кучу достижений. Отмахиваюсь от них, и бегу к Кошмарику, который подозрительно долго не подает признаков жизни.

Химера лежит у дерева, вяло шевеля лапками.

— Кошмарик, хороший мой, ты чего? Подумаешь, ударился, ну, давай подымайся! — Химеря тихо урчит, и пытается лизнуть мне руку. — Не не не, не думай умирать!. На, вот кушай сердце плохого стража! Давай, за маму, за папу, за Нерзула, за Филина, давай за Моргена. Что, за Моргена уже мяса не осталось? Морген! Иди сюда! Дай свой меч. А теперь вытяни пожалуйста руку. Да не бойся ты, так надо. И нечего орать. Кушай, Кошмарик, кушай, за Моргена, вкусное у него мясо? Давай еще за дядю Огурца! Эй, Огурец, ты куда убегаешь? Тогда за тетю... народ, вернитесь! Сундук я один потащу? Там же наверняка деньги! Народ!

До Троеполья я пришел под утро. Взмокший, уставший, и немного злой. Мои попытки достучаться до кого-нибудь из участников рейда упирались в молчание на том конце провода. Скинув окровавленную одежду на сундук, я завалился спать, вырубившись практически сразу.

Глава опубликована: 31.10.2014
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх