Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 4.


3 708 +51    0    56    0   
Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Приключения/Фантастика/Юмор
Размер:
Роман | 653 Кб
Статус:
В процессе
Опубликовано:
27.05.2018 - 08.07.2018
Авантюры продолжаются!!! Жизнь по прежнему учит нашего героя, давая почувствовать всю правильность "верных" решений на собственной шкурке. Победа в одной небольшой битве всего-лишь половина дела, теперь нужно выиграть войну.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава четвертая. О том, как иногда можно обломать зубки на ровном месте.

О. Бендер и команда мечты в полном соответствии плану выдвинулись проверять оставшиеся точки на старинной военной карте. Таковых точек было восемь, две из которых бойцы уже успели посетить с ревизией. Ромка Рубин, предвкушая шикарный куш, щедро поделился излишками вещей ушедших и теперь Фениксы представляли из себя настоящих монстриков для своих скромных уровней. Не менее устрашающе выглядела и кухарка в плаще и полумаске, а вот комбинатор смотрелся чуждо на фоне все этой банды. Олег Евгеньевич Бендер, был обут в легкие летние сандалии, одет в летнюю холщовую рубашку и простые рыбацкие штаны, в его заплечную сумку были уложены: палатка, так полюбившийся ему плащ и запас провизии на недельный срок в виде сырых продуктов. Союзники твердо решили не останавливаться до тех пор, пока не покончат с картой. Время нещадно летело, а день полного «ПЭ», как его окрестили Фениксы, неумолимо приближался.

В первый день своего путешествия союзники зачистил три пещеры. В первой обитали горные шаранты, не такие матерые как в усыпальнице Люты, но время на них потратить пришлось, благо у Фениксов уже имелась отработанная тактика на такой случай. Лут союзники с собой таскать не стали, они сложили все более-менее ценное, что сумели добыть в один большой баул, а сам баул спрятали в импровизированном тайнике. Во втором месте обитал, уже знакомый Олегу улей, убогие представители насекомых (помесь муравьев с шершнями) надежно окопались в широкой пещере с массивным сводом. Вот только и на этот раз особых затруднений данж не вызвал, тактика имелась и на этот случай, а третий предстатель фениксов облегчил задачу в разы, если не на порядки. Повозиться пришлось с третьим местом, по началу «Котята» долго карабкались на довольно крутой утес, а после дрались с горным огром. Массивная машина из груды мышц при первом взгляде на незваных гостей восприняла Фениксов за легкую закуску. Пробить здоровяка было крайне сложно, ни вихри братьев дроу, ни сложные многосоставные комбо кухарки, ни лютые атаки Рубина не приносили особого вреда. Нет, здоровяк конечно защищался и даже иногда отступал, спасаясь от тучи ударов союзников, вот только уровень его жизни ни в какую не желал опускаться. И вот, когда уже «Котята» собирались отступать в дело, вступила Аврора, ее выпады в сочетании с перком «акупунктура» творили чудеса, вышибая за один заход от семи до двенадцати процентов жизненных сил. Под конец огр впал в ярость и даже прибил Тигера, так не кстати подвернувшегося ему на пути. Но несмотря на все яростные потуги житель уединенной горной пещеры отправился в гости к праотцам. В жилище огра Архэя нашла останки, троих членов отряда в котором некогда состоял ее муж. Проржавевшие от времени и сырости жетоны позволили понять кто же остался лежать в этой сырой и вонючей пещере. Среди имен на жетонах имени супруга кухарки не оказалось, и Олег выдохнул с каким-то облегчением. Кухарка обещала участвовать в исследовании отмеченных точек ровно до того момента, пока не будут найдены останки ее мужа, а терять столь мощную боевую единицу как-то не хотелось. После трудной бойни и тщательного обыска, принесшего лишь горсть серебряных монет союзники встали лагерем в ожидании Кости. Трудности начались на следующий день, во-первых, охламон Костя Феникс появился только к обеду. К следующему данжу «Котята» добрались только к вечеру, а лезть в осиное гнездо на ночь глядя резона не было. Союзники встали на ночь лагерем и разбежались по делам, Точнее Фениксы были вынуждены согласно регламенту воспитательного учреждения, покинуть «Другой мир» в 22:00 по времени среднеазиатского сектора. Рома же насытившись дневными приключениями, желал оправить большие и малые нужды, принять ванну и поглядеть футбольный матч Зенит — Спартак. И как -то так само собой вышло, что наш герой остался наедине с хлопочущей у костра кухаркой. Олег подсел поближе к костерку выставил вперед холодные ладошки и негромко поинтересовался:

— Скажи, Архэя, а в те далекие времена жизнь сильно отличалась от теперешней?

Кухарка помещала аккуратно нарезанные куски мяса на сковороде и столь же тихо ответила:

— Жизнь всегда была одинакова, тебе ведь Граф Олбани рассказал, каким образом я познакомилась с богами? — скорее утвердительно, чем вопросительно поинтересовалась кухарка.

Командор только молча кивнул головой.

— В те времена разумные не сильно отличались от современников, разумные всегда стремились устроить свою жизнь повыгодней, занять положение попрестижней, выдать дочь за лучшего война или самого богатого купца, а если очень повезёт, то и в царские или божественные покои пролезть. Вот таким образом и меня мой покойный отец подсунул сластолюбивому мудрецу Соломону. Этот похотливый и охочий до молоденьких девушек бог, обожал портить девственниц. Раз в году на праздник сбора урожая жители великого королевства Эленсия приводили своих дочек на отбор. Нас, тогда еще молодых девчонок выстраивали перед цитаделью ваших знакомых, и старый развратник самолично выбирал понравившихся девочек. А после избранные раздевшись до нага проходили за стены цитадели. Там мы голышом топтали виноград, пока старец и его гости за столом дегустировали вина прошлых лет. А после старые, ныне покойные боги, разбирали девочек по вкусу, уводили в здание и там превращали нас в женщин.

Кухарка тряхнула сковородой подбросив содержимо и накрыла ее крышкой.

— После возлияний, на утро. Боги как правило щедро отдаривались дорогими подарками и артефактами. Кому они даровали мужа знатного или местечко жрицы в одном из храмов. Я тогда попала под гнома Линтера, ты скорее всего и не слышал про такого ушедшего. Так вот этот Линтер предложил мне исполнить одно мое заветное желание. Я возьми и сдуру ляпни, мол хочу быть вечно счастливой, — эльфийка прикусила губу, — лучше бы я тогда денег у них взяла.

— Это почему?

— Да потому что, просьба моя Линтера в тупик поставила. Он почесал голову и покинул покои отправившись к своим собутыльникам. И те долго решали, как же всё-таки выполнить мою просьбу. И вы знаете, Командор, они придумали. Линтер вернулся тогда с Соломоном и еще одним богом. И довольно весело поинтересовался: «Это значит ты хочешь быть вечно счастливой»? А далее мне огласили приговор. С тех самых пор я буду живой покуда будет стоять Эленсия, а что касается счастья, то этого придется добиваться самой.

Расстроенная кухарка шмыгнула носом, видимо эти воспоминания небыли для нее приятными.

— А что дальше было? — осторожно тронул за плечо кухарку Олег.

— Сначала я радовалась как дура, — чуть успокоившись продолжила кухарка, — смерть мне не грозила. И я получала удовольствие от осознания той мысли, что буду жить всегда. Но через сотню лет до меня стало доходить, что получила я не благословение, а проклятье. Все, кого я помнила и любила умирали от старости, а я оставалась такой же молодой, как и была. Я в первый раз вышла за муж, похоронила мужа, детей, детей моих детей и мой род со временем обо мне забыл. А потом я повстречала моего второго мужа, он был военным. Эти славные годы жизни пришлись на эпоху реставрации королевства Оран. Мы вновь восстановили Эленсию после бунта молодых богов и планомерно воевали с соседями. Мы строили флот и исследовали наши территории. Собственно, для этих целей моего благоверного и отправили в составе седьмого исследовательского корпуса. Вот только он не вернулся живым.

Эльфийка откинула крышку со сковороды, помешала нарезанные куски мяса и залила куски каким-то пряным соусом из небольшой кастрюльки, после крышка вновь водрузилась на свое место, а Архэя продолжила рассказывать историю собственной жизни:

— В ночь, когда произошло страшное событие, мой дорогой Айлант приснился мне во сне. Он просил похоронить его по нашим обычаям. А на следующий день вернулся его сослуживец. Куван единственный выжил и карту он передал графу. Я пообещала себе, что похороню супруга, как полагается. Несколько лет я обивала порог графа Олбани умоляя отдать мне карту, вот только эта мразь откровенно издевался надо мной.

Эльфийка замолчала видимо рассказанная история разбередила старые раны:

— Простите меня, Командор, но сегодня я больше не хочу разговаривать.

Олег перечить не стал, он отстал с расспросами от кухарки и завалился почивать.

Другие пару мест союзники зачистили на следующий день. В первой пещере поселились злобные бабуины небольшая стая из пятнадцати особей выглядела внушительно и зло. Внушительные приматы имели некую претензию на одежду из шкур и были не лишены стиля и чувства прекрасного Твари накинулись на «Морских псов» сразу и без малейших колебаний. За что сильно поплатились. Из всех встреченных врагов бабуины были самыми удобными соперниками. Не смотря на свои внушительные размеры полегли представители стаи минут за пятнадцать, зато потрошили трупы часа два. Предпоследним местом оказалось логова ардскнэхта — хранителя тайников. Непонятное существо (помесь моллюска, ракообразного и кусков изрядно поржавевших частей рыцарской брони) еле передвигалось по полу огромного зала выкидывая на приличное расстояние длинные скользкие щупальца коих имелось незаурядное количество. С этим обитателем пещер пришлось повозиться, но и куш обещал быть знатным, все что на себя собрало странное существо было реальными, элементами брани, некогда принадлежавших неудачникам, погибшим под натиском странной твари. И эти элементы брони могли быть довольно ценными находками. Самым лакомым куском, по мнению ардскнэчта, оказался грилл именно его первым приметил бронированный ком слизи. Рубин противиться не стал. Грилл смиренно двинулся на встречу непонятному нечто и с ходу врубился в странное существо. Провозились с бронированным комком слизи довольно долго. К уродцу было крайне сложно подобраться, он сильно хлестал неприятеля своими стрекающими ядовитыми щупальцами, а атаковать в лоб не позволяли слои брони, в которые запряталось осклизлое тельце. Виктор предложил лишить стража всех щупалец, а уже после подступаться к телу. Рома взял на себя опасную и неприятную роль танка. Все самые больные касания приходились на его долю, непонятный ком слизи цеплялся своими жалящими щупальцами мощного грилла, а после в игру вступали братья, кружась в вихре Фениксы обрубали щупальцы и бронированный ком с неприятным бульканьем бросал пойманную жертву. Пляска с бубном длилась минут сорок. Братья совершили последний заход, и последняя, с толстый кулак, жила отлетела от основной части туши. В общем пало непонятное нечто смерть храбрых. Тварь заботливо препарировали. Помимо доспехов внутри комка оказалось много чего еще, монеты, бижутерия, кое какое оружие, и очень много элементов брони, как откровенно дешёвой, так и очень дорогой. Архэя вновь не осталась без подарков, внутри гада приключенцы обнаружили еще шесть металлических жетонов, вот только и на этот раз жетона мужа кухарки среди находок не было.

Кухарка провела погребальную церемонию по местным канонам, правда кроме жетонов на этот раз хоронить было нечего.

На следующее утро наши герои стояли у последнего места, обозначенного на карте. Подпись рядом с крестиком, услужливо оглашенная Архэей, услужливо пояснила, что внутри обитает реликтовый панцирнико. Панцирники Фениксам были очень хорошо знакомы, они в этих землях во времена не столь славные занимались промыслом этого толстопанцерного зверя. Вот только приставки реликтовый те звери не имели.

— Ну и, какие будут мысли? — внимательно оглядев глиняную табличку, поинтересовался Олег

Виктор взял минуту на размышление, а после вынес не самый легкий вердикт.

— Я так предполагаю, что этот панцирник будет очень сильно отличаться от своих сородичей. На эту неприятную мысль меня натолкнуло слово реликтовый. Реликтовый значит древний, — продолжил озвучивать тревожные выводы Витек, — а мы и простых-то с большим трудом кладем. Скорее всего этот панцирник будет очень толстый. Я предлагаю по тихому оглядеться и поискать останки мужа вашей кухарки.

— А с чего ты взял что там возможно найти останки? — Аврора сидела рядом и точила и без того острые кончики ножей.

— Ну, во-первых, панцирники травоядные, — утолил любопытство девушки брат, — на сколько я помню они, вроде как, планктоном и зеленой растительностью питаются. Еще я подозреваю, что в низу пещеры будет грот связанная с морем, что-то вроде тайной бухты, потому как через этот вход и заурядный панцирник с большим трудом протиснится. Скорее всего реликтовый просто раздавил пришедших в эту пещеру исследователей и теперь их трупы там валяются.

— Мастер Охром, вы уверены? — обратилась кухарка к Виктору.

Тот только пожал плечами:

— Ни в чем никогда нельзя быть уверенным на сто процентов. Но в этот подземный грот стоит идти только тебе и Авроре. Вы двигаетесь тише всех.

Девушки так и поступили. Оставив мальчиков на поверхности Архэя и Аврора двинулись в зева пещеры уходящей под небольшим углом в глубь мрачным коридором.

Вернулись барышни через два с половиной часа, озадаченные и очень, очень грустные.

Архэя несла с собой кости замотанные в старинный рваный плащ и связку жетонов. По лицу кухарки катились крупные горькие слезы.

— Ну что там? — поинтересовался Виктор у сестры.

— Там внизу дрыхнет огромный шипастый панцирник, он походу раздавил весь отряд во сне и даже не почувствовал этого. Блин да там просто динозавр какой-то.

Комбинатор озадаченно глядел на то, как Архэя тихо всхлипывая закапывала останки своего мужа. Ужасно хотелось помочь кухарке, вот только помочь было нечем. Нет, конечно можно было подойти, поддержать, сказать теплые слова в поддержку, вот только все это было пустым лицемерием. Это Олег знал по себе. А по сему, команда мечты молча взирала на то, как кухарка, попрощавшись с мужем зарывала небольшую могилку утирая слезы. Командор не выдержал, он молча подошел, забрал из рук эльфийки лопату и принялся засыпать кости, вслед за Командором подошли и остальные. Панихида длилась не долго, после того, как кости были закопаны Архэя утерла слезы и попрощавшись отправилась в поселок, а «Котята» так и остались стоять лагерем близь гнилого болота. Союзники разожгли костер и уселись вокруг держать совет. Начал, Командор:

— И так, мальчики и девочка, мы добили квест Архэи, исследовали каждую из пещер на карте, а в итоге у нас небольшой профит.

— Почти семнадцать тысяч золотых монет в различных металлах, — хмыкнув отчитался Виктор, — и это вы называете слабым результатом?

— Да, — недовольно ответил Олег, — у нас были иные цели, если вы помните, наша первостепенная задача состояла в том, чтоб найти гнездо дракона, а второй задачей было расположение усыпальницы Етрая. Ни того, ни другого мы так и не смогли выполнить, а времени, как вы помните, у нас не вагон.

— Мы только по низам прошлись, — прервав размышления произнес грилл, — сколько еще таких пещер в горах, да ты ведь сам говорил, что из логова убера несколько дней выбирался.

— Одно дело, когда мы знаем в какую сторону нам идти и в каком месте нужно лезть вверх и совсем другое, когда эти места нужно отыскивать, — комбинатор поломал ветку об колено и подкинул ее в костер, — мое предложение сматывать удочки и прощаться с этими землями.

— А может всё-таки еще поищем, — расстроено попросила Аврора, — у нас ведь есть еще какое-то время.,

— Это все равно, что искать иголку в стоге сена.

— Не совсем так, — пошурудив угли палкой произнес Рома, — во-первых мы еще не осмотрели горы южной стороны. Там тоже по низам имеются пещеры. И вполне может быть так, что усыпальница находится там. А во-вторых на северной стороне знаю еще пару интересных мест. И кстати одно из них находится в двух шагах.

На этот раз союзники склонили утомившегося тирана Командора решить вопрос путем демократическим, и как положено тиран остался в меньшинстве. В особый успех мероприятия «великий и ужасный» не верил, но для проформы всё-таки согласился.

Первое же место встретило Командора флэшбэком Хериса. Место, в которое привел союзников Рубин было именно нужной им усыпальницей. Массивная арка была основательно завалена камнями, из-под которых периодически попадались расколотые глиняные таблички. Пока «Морские псы» выковыривали части таблиц из завала комбинатор наблюдал воспоминания молодого мага Хериса.

Массивные охранники гробницы бережно тащили в пещеру статую грилла. Етрай героически стоял на пьедестале держа за рукоять обеими руками огромный меч. Сами охранники сильно походили на кентавра, вот только в нашем случае нижней частью охранников было не конское тело, как в классическом варианте, а паучье. Там, где, по идеи, у насекомого должна была располагаться голова, находился человеческий торс, закованный в крепкую броню с синеватым отливом. Молодой Херес молча следовал за своим учителем, ему было ужасно стыдно и горько за то, что он не смог отстоять могилу Люты и наг ее осквернил. Учитель извлек из сумки ларец под завязку набитый качественными кровавыми рубинами, захлопнул крышку и провел ритуал. Пальцы повторили ранее виденную комбинацию над крышкой янтарного ларца, и он закрылся с характерным лязгом. Учитель передал ларец Хересу и тот поместил его в выемку в полу. И вот когда ритуал подходил к концу в усыпальницу снова ворвался Эрест.

— Дромар, прогуляйся посмотри все ли готово на входе, — требовательно прошипел наг — Эрест.

— Я-то прогуляюсь, — язвительно ответил ментор, — вот только мой ученик не сможет открыть тебе ларец, я ему больше не доверяю. И комбинации он не знает.

Наг недовольно пошевелил челюстями:

— Тогда ты открой шкатулку, — потребовал наг.

— Не буду, — смело ответил Дромар, — если хочешь, можешь попробовать заставить меня.

Маг смело и нагло глядел в глаза молодого бога. Глаза нага вспыхнули гневом и в следующий момент Эрест молнией метнулся в сторону наставника. Вот только стражи усыпальницы не дали развернуться богу, его стремительный прыжок пресек удар алебардой. У одного из стражей в руках появилось оружие, Эрест отлетел в обратном направлении и рухнул на пол. Божок приподнялся и со злостью глядел на наглого пожилого мага, такого сильного отпора он явно не ожидал.

— Эти стражи подарок Линтера, — улыбаясь ответил наставник, — он мне их выдал, как раз на случай твоих необдуманных действий.

Наг злобно зашипел, глядя на наставника:

— Я тебе этого не забуду!

Комбинатор молча глядел на союзников проворно разгребающих завалы и широко улыбался. Кажется, одна из целей была близка к завершению.

Завалы общими усилиями разгребли ровно на столько, чтоб можно было протиснуться во внутреннюю часть гробницы, и теперь союзники не торопясь углублялись в данж. Коридор первой пещеры был довольно просторным, метров пять в ширину и около семи в высоту. Рубин аккуратно ступал первым вынув свой меч из-за спины, и вот за первым же поворотом союзникам встретились первые стражи. Два представителя стражника с паучьим низом и человеческим верхом (выше пояса) настороженно достали из-за спин по паре бастардов.

-Убирайтесь прочь! — наставительно потребовал один из стражников выдвинув короткие мечи на встречу недругам, — не беспокойте покой почивших. И мы сохраним ваши никчемные жизни!

Внимать голосу стража союзники не стали, и Тигер с места кинулся в бой. К великому его сожалению погиб он ровно так же быстро, как и кинулся в бой. Второй страж, до этого момента молчавший, проткнул его двумя бастардами. Костя даже не успел добежать до своего врага. Зато Виктор понял, что эти ребятки на порядке круче любых встреченных ранее соперников, эти ребятки небыли тупыми как шаранты в усыпальнице Люты. Стражи действовали совместно и очень осознанно, бойцы были явно сработанные и видимо совместно участвовали не в одном бою. Комбинатор воткнул в глазницу стекляшку и внимательно ознакомился со стражами. Пара стражей мечников имела название войны эйнры, представители этой расы были разумны и имели высшую степень социальности, очков жизни и брони у ребят было на порядок больше чем даже у тех же самых матерых шарант, а толстая броня с фиолетовым отливом тонко намекала, что пройти дальше будет крайне непросто.

Виктор похрустел шеей, размял руки, покрутил в запястьях длинные кривые ножи и спокойно произнес:

— Ну что, приступим?

А после подбежав к эйнрам Виктор превратился в смерч клинков. Выглядело это очень красиво, вот только должного воздействия не произвело. Стражи выставили перед собой скрещённые бастарды (короткие мечи) и стойко принимали тучу ударов. От точки соприкосновения двух противодействующих сил слышались лязг стал и во все стороны летели снопы искр ярко освещая пространство вокруг себя. Казалось будто какой-нибудь мастеровой работал болгаркой. Но вот запал Виктора кончился, и он шустро отпрыгнул обратно, в то место где буквально, секунду назад стоял лидер «Морских псов» вонзились четыре коротких меча. Виктор нервно отпрянул назад, а стражи, как стояли на своем месте, так и остались стоять, словно прикованные.

— Плохи наши дела, — отчитался Олег, — ты и сотой доли процента с них снять не смог.

— А ну ка, я попробую, — предложил Рома и с задором кинулся на врагов.

Первый же удар Рубин постарался нанести с налета, сверху вниз. Вот только его удар был остановлен, один из стражей принял этот страшнейший удар на скрещенные мечи, а второй в это же время рубанул грилла с боку по ребрам. Рубин откинуло к стене, он кубарем откатился назад, держась за ребра. Дыхание у здоровяка перехватило, и он тяжело хватал воздух ртом стараясь отдышаться. Аврора, выхватила из-за пояса небольшой фиал с коричневой жидкостью, влила его содержимое в распахнутую пасть грилла и того начало постепенно отпускать. Страже в свою очередь так и не стронулись со своего места ни на миллиметр, стражи внимательно смотрели на незваных гостей, но сами попыток напасть не делали.

— Уходите от сюда прочь, вы слишком слабы! — прервал молчание второй страж, — у вас нет шансов.

Виктор молча наблюдал за стражами о чем-то размышляя, приняв для себя какое-то решение, он оттащил Аврору в сторону и долго с ней что-то обсуждал. После брат и сестра встали напротив врагов и приготовились к следующему заходу. Виктор вновь приблизился к стражам и обратился в вихрь клинков, эйнры вновь поставили свои бастарды в оборонительную позицию и вновь снопы искр и лязг нарушили тишину усыпальницы. Аврора резко вступила в дело, она с места сорвалась в рывок, вот только акупунктурных ударов она наносить не стал, вместо этого, она схватила вещи бездарно погибшего Тигера, которые валялись под ногами у стражей, Девушка практически мгновенно исчезла с места вместе с вещами, а в то место откуда она испарилась вонзилась толстая стрела с черным хвостовиком прилетевшая откуда-то из-за спин стражей.

— Все вытащила! — отчиталась Аврора, вернувшись на прежнее место.

Виктор стоял рядом стараясь привести в порядок дыхание:

— Без Тигреныша нам тут нечего делать, — придя в чувство отчитался долговязый дроу, — нужно его дождаться, а уже потом пробовать снова.

— Я на ближайшие два часа не боец, — держась за ребра произнес Роман, — эти сволочи мне ребра поломали. Умные твари. Ни одного лишнего движения.

Оспаривать принятое решение комбинатор не стал. Он подобрал свою сумку и двинулся прочь на свежий воздух. Тигера ждали скучно, Аврора покинула «лучший» из миров, Рубин приняв конскую дозу каких-то зелий лежал на спине кряхтел, а Виктор впал в состояние аналитического транса и что-то угольком вычерчивал на скале. «Великий и ужасный» уселся на край утеса свесив ноги и принялся зарисовывать открывшийся пейзаж в свой блокнот для изысканий.

— Красивое место, — прокомментировал хриплый голос Насти, — Соломон умел создавать красивые места.

— «И тебе привет, Настенька. Как работается?» — мысленно поинтересовался Олег.

— Треть от полученного объёма уже восстановила, — гордясь собой похвасталась Настя, — если буду трудиться в таком же темпе, то в конце следующей недели нам вновь придется посетить мою первую ипостасью.

Комбинатора после этих слов даже передернуло.

— Что, не нравится общаться со мной тесно? — явно ухмыльнувшись поинтересовалась Анастасия, — ну извини.

— «Извини на хлеб не намажешь. Мне бы чего полезного поиметь за мои труды».

— И чего же ты желаешь?

— «Знаний хочу неслыханных и эпически тайных, таких чтоб душенька моя горемычная развернулась во всю свою ширь, а враги и завистники слюной захлебнулись насмерть и передохли сапми».

— А губозакатывательный станок тебе не нужен? — ухмыльнувшись спросила Анастасия.

— «Вот и пообщались, Настенька».

Комбинатор забил на невольную соседку и погрузился в процесс рисования, полдень давно миновал и солнечные лучи коса падали с восточной стороны играя тенями, создавая причудливые образы из камней и тени. Комбинатор взялся за карандаш и постарался перенести увиденное на бумагу.

— Ладно тебе, не дуйся, — с каким-то подхалимажем попросила Анастасия, — я просто не так уж много вспомнила из того, что тебе может реально пригодиться. Но ты мне можешь накидать ряд интересующих тебя тем и если что-либо всплывет в моей памяти, то я обязательно расскажу тебе все без утайки.

— «Что-нибудь про винные погреба Соломона, — начал накидывать волнующие вопросы Олег, — про Люту и ее мужа Етрая, про Локи, Линтера, Тимиса. Про разрушенную Эленсию. Про несметные сокровища богов, про их золото и драгоценные камни».

Мысленные воззвания комбинатора вновь прервал смех хриплого голоса.

— Начну с последнего, — отсмеявшись произнесла Настя, — у богов нету золота. Камни драгоценные имеются в большом количестве, а вот золото боги молодого пантеона никогда не возьмут в руки под страхом безумия.

— «Поясни», — уже менее раздраженно попросил Олег.

— Поясню. Помнишь ту славную парочку орчанку и грилла? Так вот, есть у меня подозрение, что кто-то из молодых богов вложил ей в руку золотую монету, ну или безделушку какую шею повесил или украшение какое она взяла не подумавши. Вот и тронулась малютка головой, набедокурила, а когда осознала, что натворила было уже слишком поздно.

— «Постой, ты хочешь сказать, что обычное золото сводит богов с ума? Как так, ведь в храмах все расплачиваются монетами, в том числе и золотыми»?

— В храмах золото поступает в распоряжения храмовников, — пояснила Настя, — те платят себе зарплату, оплачивают различные услуги и товары на материке. У богов имеется эквивалент золотым монетам. Для торговых сделок между собой боги используют рубины. Вот драгоценные камни, особенно высокой чистоты они принимают с радостью.

— «И что, прям все боги крышей едут? А как же Локи? — вспомнил Командор укурка божка, — Локи, ведь, леприконам самолично дарует золотые монеты, мне Клест говорил, что он самолично дарит золотые кругляши?»

— Локи никогда не принадлежал к молодому пантеону, — нехотя пояснила Настя, — правило золотого металла распространялось только на молодой пантеон и совершенно не касалось старого.

— «Получается, что только Локи из всех оставшихся богов может трогать золотые монеты?»

— Получается так, — согласилась Настя, — скоро еще и я смогу, если выйдет сменить ипостась.

— «А с другими вопросами что»? — Командор перестал муссировать столь интересную тему понимая, что хриплый голос может пропасть так же быстро, как и появился.

Голос с хрипотцой, осознав то же самое без лишних переливаний из пустого в порожнее продолжил вещать:

— Линтер спокойным и очень умным гномом, он был умнейший представитель «старой школы», Соломон обожал его и чтил как друга, во время пьянок старый дурак как-то даже обмолвился, что если бы не линтер, то никогда бы он не смог понять основы мироздания и мироустройства. Что касается Локи, мне нравился этот охламон, он довольно занятный парнишка со своими тараканами в голове, но Соломона Локи уважал и ценил. Тимис же помогал мудрецу в различных изысканиях оккультного порядка, я не особо знаю, что связывало этих двоих, но Тимис всегда поддерживал Соломона. Теперь, что касается Люты и Етрея, — продолжила вещать Анастасия, — Люту я не знала, никогда с ней не пересекалась, зато Етрея я обожала, как и остальные боги и богини. Вот только на момент гибели я находилась довольно далеко. Про Эленсию мне особо сказать нечего. Я бывала в этих землях несколько раз и в основном в любимом мест Соломона.

— «В храме»?

— В винных погребах, — ответила Анастасия, — в том самом месте, где сейчас расположились твои «Морские псы».

На этой веселой ноте сеанс связи с Анастасией и закончился. Олег еще долго посылал мысленные сигналы в глубь собственной черепной коробки, но они все уходили в молоко. Командор плюнул на запланированный пейзаж и отошел от края утеса, к этому моменту в импровизированном лагере не осталось ни одной живой души. Союзники безжизненными куклами расположились кому как удобно и покинули «лучший» из миров оставив одиозного лидера в полном одиночестве. Лидер же за неимением лучших вариантов поуютнее укутался в свой теплый плащ и завалился спать.

Комбинатор разверз пресветлые очи, от того, что его кто-то нещадно тряс. Во всю старался Костя Феникс.

— У бери от меня свои грязные руки, а не то я попрошу Рубина отрезать тебе уши и буду их носить в качестве украшения.

— Да просто время к обеду, а ты дрыхнешь, как сурок, — отпустив комбинатора произнес младший из Фениксов.

Олег Евгеньевич глянул на часы, хронограф показывал без четверти полдень. Остальные участники концессии расселись вокруг небольшого костерка жаря на углях сосиски, аппетитный запашок мяса на углях донесся до чувствительного носа комбинатора.

— Доброе утро соратники, — любезно поздоровался Олег.

Аврора, не говоря ни слова сунула в руки «великого и ужасного» палочку с насаженной на нее закопченной сосиской. Виктор по-прежнему вел какие-то сложные расчеты, Рубин чуть в стороне страдальчески кряхтел. Костя Феникс уселся рядом с сестрой и молча уставился на пламя небольшого костерка.

— Что наш гений? — обратился к Фениксам Олег, явно имея в виду Виктора, — придумал план? Или мы до нового года будем ждать?

И вот тут младшего Феникса вконец прорвало. Начал свой спич Костя горячо и нервно. Тонко намекнув Олегу на его умственную неполноценность рядом с Виктором. После припомнил разграбленную усыпальницу Люты и кучу неприятностей с топами, которые два брата и сестренка приобрели после встречи с одиозным уркой. Не остался в долгу, и комбинатор в запале он тоже наговорил разного, за младшего братишку вступилась Аврора и вот уже три участника союза орали друг на друга, обвиняя во всех смертных грехах. Комбинатор вспылил больше чем это требовалось, может быть все бы и обошлось, вмешайся в спор Виктор или Рубин, вот только им сейчас было не до спора. А тем временем девушка разразилась гневным спичем из которого выходило, что он — Командор, беспринципная сволочь, которая заботится только о себе. Олег Евгеньевич с самым безмятежным видом выслушал душевные излияния Авроры, не пытаясь вставить даже словечко, по окончанию «великий и ужасный» молча вернулся к своей сумке, перекинул ее через плечо и с гордым видом независимого мужика полез вниз с утеса.

— Урка, ты куда собрался? — крикнул вдогонку Тигер.

— Дрова собирать! — раздражённо ответил Олег и продолжил свой спуск.

Комбинатор психанул, его до крайней степени негодования взбесил демарш «Морских псов». Олег Евгеньевич стал обеими ногами на твердую почву, он обиженно плюнул в сторону скалы и еще раз глянул на утес, где сейчас находились его «союзники». Четыре любознательные пары глаз тут же скрылись за краем утеса, как только Командор воззрел очи к небу. По большому счету в данный момент особого толка от Командора не было, боец он был посредственный, а по сему Фениксам он был скорее даже обузой, место захоронения Етрая союзники знали и должны были справиться самостоятельно и комбинатор без лишних угрызений совести не торопясь направился в сторону поселка Оран, побрякушек грилла у комбинатора не было, а по сему путь от поганых болот до поселка обещал быть довольно длинным.

Так и вышло «великий и ужасный» прибыл к «Бригантине» через четыре дня, он не спеша двинулся вдоль северной гряды и к обеду жаркого субботнего дня вступил на террасу — летнюю кухню родимого гостиничного комплекса. На первый взгляд ничего не изменилось, у печи летней кухни суетилась Архэя, хлопоча по поварским делам. А вот любимое место «великого и ужасного» было переделано под личный кабинет одного нового постояльца, за любимым столиком Олег, конкретно на его любимом месте со всеми удобствами окруженный кипой различных бумаг восседал дядюшка Юм. Стопка гусиных перьев и открытая чернильница, давали понять, что леприкон все эти дни без дела не сидел. Еще больше Командора удивил Фарас, который не сидел за столиком ради того, чтоб выпить. Орк о чем-то горячо спорил с леприконом.

— А я табе говорю, что в таком виде тугумент не примут! — надрывался орк, — финансовая палата не приемлет изменения основополагающих правил более чем на десять процентов!

— Да плевать я хотел на палату, — не полез за словом в карман леприкон, — я попробую устав провести через торговую гильдию или высший храм, Рубин рассказывал, что у Командора там какие-то хорошие знакомства имеются.

— А как же не иметься, — ухмыльнулся Орк, оскалив пожелтевшие зубы, — нашего боса тама все прекрасно знают и ждут в гости с факелами и вилами.

— Бог помощь, — растягиваясь в довольной улыбке протянул комбинатор, — Фарас, я погляжу у тебя никаких важных дел не имеется?

— А чаво ж не имеется? Имеется, вот только без высокого начальства приступать к энтим делам боязно, а начальство наше запропало куды-то.

— Не гневайтесь, Командор, — любезно попросил Юм, — это я попросил вашего работника помочь мне. Уважаемый Фарас в прошлом видный чиновник и очень хорошо разбирается в нашем с вами вопросе.

Комбинатор вопросительно глянул на Юма. Что это был за «наш с вами вопрос» Олегу и в голову не могло прийти. Он уселся напротив Юма загородив тому изумительный вид морских простор и с самым заинтересованным видом произнес:

— Ну рассказывайте господа, что вы там придумали по поводу нашего общего вопроса?

Леприкон шустро ввел «великого и ужасного» в курс дела, оказывается дядюшка Юм на приморском курорте отнюдь не отдыхал, как могло показаться на первый взгляд, дядюшка Юм усиленно прорабатывал банковский вопрос. Нет, из начально пожилой леприкон собирался водить представителей местной элиты за нос, но постепенно ведя различные разговоры на банковскую тематику леприкон втянулся во все это дело и даже начал готовить документы, причем с особой тщательностью. Вся суть расхождения мнений леприкона и экс чиновника Фараса заключалась в одном маленьком нюансе. Согласно положениям о основах экономического уклада все банки включались в единую банковскую сеть, все баки пользовались единой общей базой данных клиентов и кредиторов. И по первому же запросу совершенно посторонний банк мог запросто узнать всю подноготную кредита просителя или клиента. И вот тут и приключилась жесткая вилочка между Фарасом и Юмом. Юм старался сохранить анонимность памятуя об отношении к своему народу всех прочих народов.

— Дык, я ж табе говорю дурила, не смогете вы енто провернуть. Не дадут вам другие банки сотворить такое.

— Можно попробовать через представительства торговых гильдий получить разрешающие документы, — наивно предложил леприкон, — Командор у вас ведь наверняка есть знакомые в торговых гильдиях?

— Есть, — опечаленно ответил Олег, — и эти знакомые спят и видят, как бы вытрясти из меня побольше денег.

— Вот видишь, малек, нереально это, — продолжил напирать Фарас, — не ваш вариант. В энтом самом представительстве четыре пятых парламентеров должны будут проголосовать за вас, а вам не набрать такое количество своих сторонников. Через высший храм вам тоже ход заказан, джут вас там сильно, но совершенно для других целей. Вот и остается вам только финансовая палата, а там в таком виде у вас энтот проект не примут! Сначала промурыжат с пол годика кормя завтраками, а посля пошлют лесом.

— А через высокий храм как это можно провернуть? — поинтересовался Олег, припомнив одного хорошего козломордого знакомого.

— Дык все просто, приносишь, значится, пакет документов высшему жрецу или главе храма. Они ознакамливаются и посылают табя по матушке. В теории высший храмовник, или один из трех высших жрецов своими печатями могут разрешить такой вопрос. Вот только на практике еще никто ничего подобного в живую не видел.

— А у меня один хороший знакомый имеется, пресвятой Гнилиус, кажется.

— А ты крут, босс. Если даже с пресвятыми ручкаешся, — восхитился Фарас, — вот только одно мне не ясно, энто как же ты с ним смог знакомство свести, ежели боги тебя того? — орк высунул язык скрестил руки и закатил очи.

— Да посчастливилось разок, — не вдаваясь в детали ответил Олег. — Мы с ним старинные приятели и вполне может выйти так, что он не сможет отказать нам в такой малой прихоти. А сейчас многоуважаемые господа, прошу меня простить, я неделю в походе был, хотелось бы проверить, как там моя драгоценная подушка поживает.

— Постойте, командор, — остановил Юм уходящего Олега, — тут со стороны моря несколько раз какие-то неприятные субъекты заплывали, все выспрашивали, где вы, что вы, почему давно на пляже не появлялись, а за одно и письма от одной влиятельной барышни на ваше имя оставляли. Они слезно просили не затягивать с ответом.

Юм достал из-под стола стопку писем, перевязанную алой лентой и протянул их Олегу. Комбинатор нехотя взял охапку и поперся в свою комнату, ему страсть как хотелось отдохнуть и как не хотелось разбираться с корреспонденцией.

В холле гостиницы, напротив стойки администратора, на удобном диванчике восседал Рубин собственной персоной. Грилл явно поджидал одиозного лидера союза. Взгляд здоровяка, не выглядел безмятежно и увидев Командора ему явно полегчало. Олег Евгеньевич, в свою очередь, перекинув сумку через плечо и прошел в сторону лестницы с видом безразличным, не кинув союзнику и одного слова. Рубин видя состояние лидера не стал приставать с расспросами.

Олег Евгеньевич Бендер добрался до своего любимого номера скинул сандалии и в чем был завалился на кровать. Комбинатор отдался морфею еще до того момента, как его голова коснулась мягкой, уютной подушки.

— «Утро, — размышлял комбинатор, лежа в кровати, — поразительное время суток. Время, когда суета и стук в дверь не особо раздражают на фоне жгучего желания посетить уборную».

Олег Евгеньевич без особых усилий принял вертикальное положение и двинулся к входной двери, ведь нужно же было узнать кому это он понадобится в столь ранний час. Комбинатор выдвинул смелое предположение, что к нему в гости пожаловал кто-то из «Морских псов», а по сему без особых политесов «великий и ужасный» распахнул дверь, дабы с наигранной яростью заглянуть в глаза наглецу. Вот только на уровне собственных глаз, наглеца Командор так и не узрел. Олег собрался уже закрыть дверь, когда откуда-то снизу раздалось недовольное кхыканье. Утренним гостем Командора был дядюшка Юм.

— Утро доброе, многоуважаемый Командор, — вежливо поздоровался леприкон, мне бы очень хотелось конфиденциально поговорить с вами на одну весьма занимательную тему.

Командор растерянно выглянул в коридор и робко поинтересовался:

— Дядюшка Юм, а ваш вопрос не может подождать минуток эдак десять.

— Командор, я бы с большим удовольствием вас подождал, — уже с большей настойчивостью надавил Юм, — вот только внизу, на веранде, вас ожидают ваши миньоны, причем в полном составе. И на сколько я понял они вновь собрались куда-то вас утащить на неопределенный срок. А мой вопрос не терпит отлагательств.

Комбинатор нервно почесал небритый подбородок. Чего нужно было престарелому дядюшке Юму понятно не было, видимо нагостившись старик решил отправиться обратно в свои родные севера. Приелся ему морской воздух и не самое интересное общество, подумалось Командору:

— Ладно, Юм, дайте мне привести себя в порядок, а после я обещаю вам, что мы все обсудим. Я вам торжественно клянусь, что пока не поговорю с вами никуда из Орана не пропаду. Или нет! Лучше попросите кухарку принести завтрак к вам в номер, чего-нибудь лёгкого, и пусть бутылочку винца тоже доставит. А мы с вами, в тайне от моих бабуинов свалим порыбачить, — весело предложил Олег, — а то живем у моря, а до сих пор нормально рыбки не половили.

Юм довольно ухмыльнулся:

— Хм. А почему бы и нет? Ладно с кухаркой я договорюсь.

— Вот и отлично, тогда минут через пятнадцать я зайду за вами, будьте готовы.

Комбинатор настолько увлекся утренним моционом, что не заметил, как пролетели обещанные пятнадцать мину, да и следующую пятнадцати минутку наш герой прошляпил, приведя свою физиономию в порядок, и когда Олег открыл входную дверь с удочками наперевес, у порога стоял Юм, навьюченный тяжелой сумкой. Рыбаки тайком покинули «Бригантину» через главный вход и шустро проследовали в сторону прекрасного каменного пирса, на котором нашему герою так и не удалось до сих пор порыбачить всласть. Две фигуры — человеческая и леприконья уселись на край пирса свесив ноги, закинули удочки в воду и налив по стакану молодого красного осушили посуду до дна.

— Так, о чем вы хотели поговорить? — первым начал разговор Олег.

— На счет банка хотел побеседовать, — поставив недопитый стакан ответил Юм, — и может всё-таки на «ты» перейдем, что мы все выкаем — словно чужие леприконы.

— Договорились, Юм. Так что на счет банка?

— Ты давеча говорил, что у тебя знакомый имеется в высоком храме, пресвятой Гнилиус, кажется.

— Имеется такой, — озадаченно ответил Олег, — а на кой он тебе?

— Видишь ли, Командор, я ведь не просто над всеми этими бумажками корпел, ну с банком связанными, — немного сумбурно пояснил Юм, — я ведь и в самом деле давно мечтаю, организовать банк леприконам. Если все сложится хорошо и мой раздолбай племянник возьмется за ум, то я и мои «друзья» сделаем все, чтоб он стал королем, объединившим все четыре леприконьих народа, и вот тут-то и понадобится финансовое учреждение для легализации и усиления власти, мы сделаем все, как полагается.

— А эти самые пресловутые «Мы» — это кто?

Комбинатор резко дернул удочку и вытащил из морских соленых вод крайне маленькую рыбешку.

— «Мы» — это небольшая группа очень умных леприконов, которые могут влиять и продвигать любые решения среди нашего брата стоя за их спинами. «Мы» не пачкаем руки прямыми действиями и способны на многое.

— А чего ж эти самые «Мы» не смогли вытащить Клеста из той клетки и чего это «Мы» так шустро улепетывали от двух весьма нетрезвых персонажей? — комбинатор надел наживку на крючок и закинул снасть в воду.

— Повторяю, «Мы» можем влиять только на представителей своего народа, потому как представители других рас стараются нас сначала умертвить, а после уже задавать вопросы.

— И прям за спинами стоите, и прям сами банк организовать не можете? — скептически с ёрничал Олег.

— Олег, — впервые Юм обратился к «ужасному» по имени, — чтоб ты понимал, о чем я говорю приведу тебе один небольшой пример. Вот скажи сколько монет леприконьего золота у моего племянника?

— Семь, на сколько я помню.

— Все правильно, — одобрительно подтвердил Юм и резко дернул удочку.

На конце лесы, на крючке болталась здоровая рыбеха приблизительно с половину руки комбинатора и Олег моментально вцепился в удочку Юма помогая ему вытащить рыбу на пирс. Когда разум восторжествовал над природой и приличных размеров морской лиман был вынут из воды и помещён в корзину для пикников (о другой таре наши горе рыбаки не позаботились), Юм продолжил:

— У меня Олег, на данный момент восемнадцать подобных монет, и поверь среди моих друзей это не самый выдающийся показатель.

У Командора на мгновение отвисла челюсть, даже семь монет в поселке дядюшки Юма считались неподъёмным капиталом, и Блупик со своими семью там теперь ходит гоголем, а здесь у старика Юма аж семнадцать и он молчит в тряпочку.

— Так, а чего ты сам не станешь королем? — отойдя от удивления спросил Олег и разлил в стаканы красное.

— Короля делает свита, — закинув удочку продолжил вещать Юм, — я слишком стар для светской жизни. В силу приличного возраста, вижу окружающих на сквозь, молодыми и перспективными чаровницами, опять же в силу возраста, не особо увлекаюсь. А молодой выдающийся король должен показывать потенциальным дворянам, что у них имеются шансы и возможности, разумеется не забывая про пожилого родственника. Периодически спрашивая у того советы. Меня не прельщает публичная волокита, мне бы вот так, попроще, посидеть с бумажками или рыбки половить на крайний случай.

— С этим понятно, а с банком что?

— Я, Олег, не просто так корпел над тем талмудом документов, что ты видел вчера. Я ведь в самом деле хочу организовать банк, и для этих целей нам нужен ты.

— Ты хочешь, чтоб я свел тебя с Прескоттом Гнилиусом?

— Не совсем, — уклончиво ответил леприкон, — мне бы хотелось, чтоб ты поучаствовал в создании банка на правах соучредителя.

— А это зачем? Юм, ты же в курсе, что к моей персоне боги относятся ненамного лучше, чем к леприконам, я понимаю, если бы ты кого-нибудь из топов об этом попросил, по крайней мере это было бы разумно.

— Никто из топов ничего подобного провернуть не сможет, — Юм поправил соломенную шляпу натянув ее на затылок, — у них кишка тонка, Им есть что терять.

— А мне значит терять нечего?

— Олег, я создаю этот банк, специально для таких изгоев как мы с тобой, чтоб любой представитель проклятой расы имел право воспользоваться банковскими услугами, ты ведь наверняка сейчас не можешь пользоваться банковской системой.

Командор нехотя согласился, кивнув головой

— А теперь представь, — любой из подобных нам бедолаг, сможет иметь счет, а не таскать все свои деньги в заплечной сумке, рискуя в любой момент быть ограбленным. Персональные данные подобного бедолаги будут надежно скрыты одним общим банковским счетом и самое главное другие банки будут получать от ворот поворот при первом же запросе.

— А если другие банки откажутся работать с нашим? — для «великого и ужасного» идея иметь удобный штрих код на запястье показалась слаще меда, сейчас его права в плане банковских операций были жестко ограничены.

— Да плевать на другие банки, самое главное нас признают муниципальные власти храмовники и торговая гильдия, мы сможем спокойно торговать, не боясь быть ограбленными. Поверь, Олег, это многого стоит.

— Значит от меня требуется убедить Гнилиуса поставить на бумагах свою печать?

— Не совсем так, — поправил Олега Юм, — там еще небольшой вступительный взнос потребуется, — замявшись закончил леприкон.

— Э! Сколько?

— Пятьдесят процентов, — сухо ответил Юм.

— А в золотых это сколько?

— Уставной капитал — один миллион. Значит с вас пол миллиона.

Комбинатор аж присвистнул:

— Не слабо! Это что у нас получается, я должен буду внести пол миллиона золотых, договориться с Гнилиусом, а в результате буду иметь равные с тобой права?

— Ну да, — ответил совершенно естественно Юм.

— А твой вклад помимо полумиллиона какой?

— Организация работы, бухгалтерский учет, набор персонала, работа с персоналом. В общем я возьму на себя всю рутину банковских операций.

— Хм! — только и смог выдавить из себя комбинатор.

Предложение века от самых известных поганцев, да еще и с таким бешенным количеством монет леприконего золота полученных за подлости, откровенно попахивало кидаловом. С другой стороны, престарелому и пухлому дядюшке Юму очень хотелось верить, ведь если все выгорит, то Олег Евгеньевич получит такие необходимые для него возможности.

— Ладно, — согласился Олег, — будут вам пряники. Только вот что, Юм, ты должен будешь прописать в уставе банка, что важные решения, что все решения, — поправился Олег, — мы должны будем обсудить и принять совместно. Я надеюсь такой вариант тебя устроит?

— Более чем, — довольно улыбнулся Юм и протянул пятерню.

Командор ответил рукопожатием и в это момент важное событие было прервано движениями с двух сторон. Со стороны моря к причалу подплывала лодка, со знакомыми командору двумя эльфами и человеком латником, этих троих недавно ошкурил Рубин. Со стороны поселка на пирс вышли «морские псы» в полном составе. И все эти силы практически одномоментно сошлись в одной многострадальной точке. Комбинатор и Юм стали сматывать удочки, в то время как Рубин начал в очередной раз шкурить незваных гостей стараясь стрясти с них таможенный сбор. Эльф надрывно кричал Обращаясь к Командору и размахивая таким важным письмом, в то время, когда комбинатор в компании леприкона покидали каменный пирс в расстроенных чувствах.

— Вот и порыбачили, — горестно произнес Юм, — тут всегда так весело?

— Проклятое место, — горестно признался Олег, — как сюда не приду обязательно какая-нибудь фигня приключится.

Комбинатор вернулся к себе в гостиницу, отобедал, принял по маленькой с Юмом обсудив до конца планы и собирался уже было позагорать, когда на веранду гостиничного комплекса «Бригантина» поднялись «Псы». Фениксы и Рубин стояли слегка сконфуженные, не решаясь начать беседу первыми. Видимо до них дошло, что со своим личным мнением младшие Фениксы слегка перегнули палку, эту же самую мысль осознавал и комбинатор, а по сему он не торопился вступать в разговор обдумывая немыслимые кары обозревшим союзникам.

— Мы мириться пришли, — первой не выдержала Аврора, — мы немного погорячились, вы немного неправильно себя повели.

— Серьезно? — невозмутимым и надменным тоном, словно издеваясь спросил Олег.

— Вы всё-таки могли бы вести себя поспокойней, — более миролюбиво выпалила девушка, — вы между прочим тоже виноваты в ссоре.

Фениксы молчали, Виктор с безразличием во взгляде, видимо он с самого начала не поддерживал этот демарш, Аврора с надутыми губками, женщины очень не любят, когда их критикуют, да еще и упаси боже за дело. Командор молчал сурово, буравя взглядом младших Фениксов

На Аврору в этот момент было страшно смотреть, она еще больше выпятила губки и слегка покраснела, на сколько вообще могла покраснеть смуглая дроу. Видимо нахамила она в тот раз выше положенной меры.

— Они были не правы, — сухо пробубнил грилл, — извинения принесены, ситуация обсуждена, а теперь мы можем вернуться к нашей основной задаче?

Выражение лица Командора моментально изменилось, от холодного безразличия не осталось и следа, в данный момент Олег был прежним Командором которого знали и уважали «Морские псы». Лидер жестом любезно пригласил коллег присесть за сто и с живостью поинтересовался:

— Ну рассказывайте, как в усыпальницу сходили?

— А никак, — скрипнув зубами ответил Тигер.

— Угу, из-за тебя и не сходили, — ухмыльнулся Рубин, — этого дурня, снова на первой атаке срубили. И отправился он домой. Но это все фигня, стражи учли свой прошлый опыт ошибок и сразу загребли все его шмотки, закинув их за свои спины. Так что Костенька у нас теперь наг аки младенец.

— И торчит тебе кругленькую сумму. — Продолжил мысль Олег.

Костя Феникс помрачнел лицом. Еще бы, такие вещицы, что он пролюбил стоили в «лучшем» из миров очень дорого, кольца, одно из которых принадлежало ушедшему богу и даровало силу, выносливость и интеллект, валялись теперь бесхозным хламом в глубине пещеры, рядышком с легендарными парными кинжалами танцующих, что отдал Олег. И шанс достать добро нынешним составом был очень мал.

Фениксы какое-то время рассказывали, как произошёл неприятный казус, а Олег уже погрузился в свои мысли:

— «Вещи свои Костян пролюбил бездарно и по глупости, теперь становится понятно, чего так напрягался Рубин, весь этот компот заварился без моего участия и оспорить нашу договоренность по поводу возврата, утерянных Фениксами вещей, будет не трудно, а оно ему совсем не нужно. Еще стало предельно ясно, что таким составов, нам в усыпальницу не попасть. Похоже придется вновь обращаться к «жемчужным», вот только на этот раз дешево от них откупиться не выйдет».

От тяжелых мыслей Олега отвлек Юм, Леприкон стоял рядом с лесенкой на пляж, он глядел в даль, перекатывался с пятки на. Лик дядюшки был безмятежен и благообразен. Комбинатор встал из-за стола и подошел к Юму. «Псы», горячо обсуждающие тактику планируемого боя, совершенно перестали обращать внимание на одиозного лидера и о чем-то горячо спорили.

— Прогуляемся, — предложил Юм, указав подбородком направление к морю, — а то ведь, нам так и не дали договорить.

— Пошли, — согласился Олег и спустился на пляж первым.

Отойдя поближе к шезлонгам и подальше от союзников леприкон продолжил:

— Я, Олег, договорился с местными хозяевами города чтоб они выделили нам место под наш банк. Придется дать им взятку, тысяч десять, но они уже согласились. И нам бы ускориться в решении вопросов.

— Плохое решение, — глядя на линию горизонта признался Олег, — Юм, чем мы по-твоему занимаемся в этих землях?

— Вроде как, данжи потрошите, — не совсем уверенно ответил леприкон, — по крайней мере, мне так казалось.

— Мы ищем гнездо дракона, яйца в котором на днях или раньше должны вылупиться. И вот когда они вылупятся в нашем замечательном банке в этих прекрасных землях отпадет потребность. Вроде как, Граф Олбани знает где расположено это гнездо, вот только требования у него специфические. Он желает, чтоб мы город восстановили до первоначального состояния, а у меня таких средств, как ты понимаешь не имеется.

— Дела! — озадаченно протянул Юм. — А если я попробую поговорить с Олбани, я с ним нашел несколько общих тем в прошлый раз?

— Виктор уже пробовал, — ухмыльнувшись ответил Олег, — он именно ему эти требования и выкатил. Если у тебя получиться вытащить из этого древнего хрыча информацию, то мы тут же отправимся на переговоры с Гнилиусом.

— Вот и славненько!

Получив разрешение от будущего партнера Юм испарился так же быстро и неожиданно, как и появился, вот он стоял позади, а спустя мгновение за спиной комбинатора уже никого не было. Сам же «великий и ужасный» погряз в своих горьких раздумьях. Идея с собственным финансовым учреждением грела заскорузлую душу средневозрастного циника, но был и неприятный момент, требуемой суммы в наличии у Олега не имелось. С момента победы над Убером прошло много времени, Командор щедрой рукой спонсировал Фениксов, в неприлично крупных объёмах, закупал не такие уж и дешевые свитки и на данный момент сумма его свободных средств ровнялась трехсот семидесяти двум тысячам полновесных золотых круглящей. И где в ближайшее время можно было добыть недостающую часть денежных средств Олег не представлял. С этими тяжелыми мыслями он и вернулся за стол союзников:

— И так мальчики и девочки, что решили с усыпальницей?

— Завтра с утра отправимся к болотам всем составом, — ответил Виктор, — попробуем еще раз в действии выработанную мной стратегию, если не выйдет будем думать дальше.

— А я вам там на кой?

— Статистика, — сухо ответил Виктор, — мы в отличии от вас не в состоянии видеть сколько очков жизни выбиваем из врагов.

К обеду следующего дня союз «маленьких няшных котят» со всем мыслимым удобством разместился на каменном выступе. Учтя приобретенный опыт, Тигер несколько раз сбегал за дровами и теперь по середине выступа лежала приличная вязанка дров. Олег Евгеньевич оценил широкий жест громким хмыканьем. Виктор уселся на пятую точку, достал небольшой лист, щедро изрисованный карандашом и созвал совет союзников.

— И так! — начал клан лидер, — прошу обратить внимание, наши стражи за все время боя ни разу не сходили со своих мест.

— Есть такое, — согласился Рубин.

— Они не двигаются по коридору вперед, они прикованы к определенному участку, то есть существует условна «красная линия» за которую они не могут заступать.

— Я чего-то не видел там никаких линий, — прервал речь Виктора брат.

— Не тупи, Костян, это метафорическая линия.

— А может нам попробовать сходу проскочить этих мечников, — внесла предложение Аврора.

— Не выйдет, — ответил Рубин, — у них за спинами стоят лучники, ты лихо проскочишь мечников и словишь стрелу, а то и несколько от лучников за спинами.

Командор покачал головой, соглашаясь с доводами Ромки:

— А еще там пара алебардистов, два топорщика.

— Откуда такая информация? — слегка удивившись поинтересовался грилл.

— Птичка на хвосте принесла.

— Не отвлекаемся, — прервал беседу Виктор, — бить мы их сможем только спереди, я в прошлый раз обратил внимание, что стрелы долетают до красной линии почти на излете, а, следовательно, пока не разберемся с первыми стражами ко вторым соваться не следует.

Далее четверть часа, аналитик, он же лидер клана, рассказывал союзникам придуманную им стратегию. По окончанию бойцы поднялись на ноги и отправились за трофеями.

В подземелье Виктор двинулся первым, дойдя до нужного места, лидер «Псов» начал провоцировать стражей, медленно приближаясь к ним. Дойдя до определенной точки долговязый дроу резко отпрыгнул назад и над его головой просвистел короткий меч бастард. Виктор вновь приблизился и аккуратно провел ту саму «красную линию».

— Это край, — отчитался Витек, — пока мы не пересечем эту линию, они не смогут причинить нам вред.

Далее начался бой. Братья поочередно нападали на стражей превращаясь в вихри клинков, особого ущерба эти выпады не причиняли, да и не для этого была задумана вся эта манипуляция. Когда эйнры малость пообвыклись к бою подключился Рубин, нанося тяжелые удары сверху вклиниваясь в небольшие окна в момент смены братьев. Стражи мечники вновь более-менее приспособились к тактике нападения незваных гостей в дело вступила Аврора. Виктор опасался атак из-за спины, в прошлый раз стрелки не дремали, вот только на этот раз мечникам не давали отойти друг от друга старательно, перекрывая весь вид. В какой-то момент Виктор закончил свой смертоносный перк и Аврора совершила выпад, Девушка молнией оказалась под ногами одного из стражей, после резко подпрыгнув и филигранно сбила тяжелый шлем с головы стража. Девушка пропала, а в стражей яростно врубился Тигер превратившись в вихрь, его нынешняя экипировка сильно уступала прежней, но Костя изо всех сил старался реабилитироваться за прошлые косяки. А далее Стражи стали более осторожными и в прогале между атак немного разошлись в стороны, дав поработать лучникам из-за спины.

Это было фиаско! Нет, никого из союзников на перерождение стражи не отправили, и даже сбитый шлем Костя Феникс умудрился утащить, вот только тактика Виктора не работала, не вытягивал их рейд данж и это осознали все. Тяжело дышавшие союзники уселись по-пацански недалеко от «красной линии».

— Мы их не вытянем, — первым провозгласил мысли остальных Костя, — лучники из задних рядов нам не позволят.

— А что с шлемом, — Аврора бесцеремонно вырвала трофей из рук Тигера и передала его Олегу.

Комбинатор вдел стеклышко Линтера, и информация потекла рекой:

— Часть сетового доспеха благословлённого стража, — начал читать Олег, — сет предназначен для эйнров и инсектойдов паучьей линии. Дальше читать?

— Не стоит, — остановил Лидера Виктор, — походу это все что мы сможем поиметь с этого данжа.

В этот неподходящий момент один из стражей, тот что потерял шлем, неожиданно заговорил:

— Отдайте мой доспех и убирайтесь, иначе я вас уничтожу!

Комбинатор с дерзким видом подошел в плотную к красной линии, дерзость плескалась в очах О. Бендера, а понимание того, что красная линия является не пересекаемой меткой для этих полу пауков полу людей, добавило смелости и дерзость. Комбинатор повернулся тылом к стражам задрал подол плаща и приспустив штаны постарался изобразить занимательный танец. Ох и зря он это сделал, стражи расступились, и черная стрела с характерным гудением вонзилась в филейную часть дерзкого хама. Стрела не умертвила Олега. Как ранее говорил Виктор, в данной точке снаряд терял свою пробивную способность, но правую полупопицу, адский снаряд прошил, а после со знакомым гудение прилетело еще пять стрел приблизительно в ту же область. Комбинатор взвыл от боли, он рухнул на четвереньки и матерясь пополз вперед, союзники, очухавшись от неожиданного нападения, шустро схватили матерящегося лидера под руки и уволокли его подальше, на свежий воздух.

Командор продолжал надрывно орать, Рубин хмуро молчал, поглядывая в сторону Виктора. Лидер клана и его сестра занимались тем же, стараясь не смотреть на удручающую картину, зато во всю угорал, нет, даже не угорал, а ржал аки конь, катаясь по полу Костя Феникс. Чувство такта мелкому сволоченку было чуждо, и он с удовольствием придался смеху:

— Урка, — вытирая слезы от смеха практически проорал Тигер, — ты бы видел себя сзади! Да ты вылитый дикобраз!

Тигер вновь повалился на землю и продолжил смеяться.

— Витя, мать твою! Ты же сказал, что это край?

Страдальческим голосом полным унижения и боли провыл комбинатор.

— Не под рассчитал маленько, — сознался долговязый дроу отводя глаза.

— Ржёшь, тварь! — комбинатор с ненавистью во слезливом взгляде, глядел на Костю. — Лучше песенку про котенка спой, постарался уколоть Командор мелкую сволочь.

Костя смеясь в кулак встал напротив идиллической картины, картинно служил руки и на какой-то старинный минорный мотив затянул тонким фальцетом:

— Ты снимаешь свои панталоны стоя лицом к земле,

И я вижу ужасные стрелы, в истыкано рваной спине!

Тебе хочется плакать от боли, или забыться во сне!

Кстати, где те ребятки, которые их на втыкали тебе!

— Сука! — не выдержал Командор и взвыл от досады.

А дальше в судьбе «великого и ужасного» произошла первая в «Другом мире» хирургическая операция. За первую стрелу взялся Рубин, он довольно грубо и бесцеремонно выдернул первый снаряд. Матерные вопли нарушили спокойный уклад королевства Оран. Больше дотрагиваться до себя Рубину Командор категорически не разрешил, и роль доктора перешла в лапки долговязого дроу. Виктор, ровно так же, как и грилл оказался слаб в понимание тонких и ранимых чувств больного. Далее свои услуги предложил сволоченок Костя Феникс. Но комбинатор на отрез отказался от его «замечательных» услуг. И за сложную операцию по извлечению стрел из филейной части принялась умничка Аврора. Девушка максимально деликатно выдернула остальные снаряды, за что приобрела несколько десятков, а то и сотен пунктов в глазах «великого и ужасного». А дальше произошла эпическая ссора, практически размолвка между союзниками. Тигренок в очередной раз пошутил и получил веселую словесную оплеуху, на минорный мотив о том, как он подставляет своих. Слово за слово. В спор втянулась и Аврора, заступаясь за младшего брата, девушка в силу особого строения структуры собственной памяти мастерски вспомнила кучу косяков, совершенных Командором. Это была вторая эпическая ссора за последние несколько недель. В общем в конфликте остались не задействованными Ромка и Виктор, именно они и растащили спорщиков по разным углам. Младшие Фениксы оскорбившись оставили Командора на попечение Рубина и отправились восвояси. А комбинатор стоя на коленях размышлял о дальнейших своих шагах.

Дорогой читатель, эта эпическая ссора, состоялась именно по инициативе Олега, он не держал зла на Фениксов за тот пассаж, который по глупости устроил себе сам, он даже не злился на Костяна за его довольно жесткие приколы. Комбинатору нужно было во что бы то не стало избавиться от Фениксов чтоб вскрыть усыпальницу. Аврора наверняка не позволила бы просить помощи у Рыжей, есть у женщин особая черта, не позволяющая отказаться даже от того что им не принадлежит.

— Зря ты так! — попенял Рубин поднимая босса с колен, — ты ведь сам встрял, по собственной глупости. И Авроре гадостей наговорил, а ведь она к тебе очень тепло относится.

— Да ты что? А я и не догадывался! — всплеснул руками комбинатор, — послушай Ромка, я совершенно не злюсь на них за произошедшее. Просто мне на какое-то время нужно будет от них избавиться. Ты же понимаешь, что мы не сможем нашим составом достать тебе мега саблю.

— Это уже все поняли, — хмуро ответил грилл,

— Я подумываю привлечь к этому делу «Жемчужных», — комбинатор закинулся мензуркой заживляющей раны и продолжил, — в этой усыпальнице лежит янтарный ларец полный крупных алых рубинов. И в случае, если мы привлечем Шан Ли, то скорее всего эти камешки мы потеряем.

— Это же целое состояние, — произнес Роман прикинув размер янтарной шкатулки, — тогда понятно почему ты так поступил с Фениксами. Вот только боюсь, что Аврора тебе этого не простит.

— Мы потеряем камни, но получим «зубочистку». Этот меч очень сильно усилит тебя, и очень сильно поссорит меня с Фениксами, возможно навсегда.

Рубин уселся на край обрыва и глядел вслед убегающим дроу:

— А знаешь, Олег, мне нравятся эти ребятки. Нет, они та еще клиника, особенно Тигер. Но они молодцы, стараются ради друг друга.

— Решай, — жестко потребовал Олег, — что тебе нужней.

Роман Рубин раздумывал минуты три по большому счету, то что он собирался провернуть имело четкое название — предательство.

— Ладно, пройдем данж с «жемчужными», — сдался Рубин.

К вечеру Командор и Рубин вернулись в «Бригантину». Рубин попрощавшись покинул лучший из миров и отравился заниматься собственными первостепенными делами. Олег же подсел за свой любимый столик к работающем над документами Юму. Престарелый леприкон был сосредоточен, небольшие очки висели на кончике носа, а перо в руке Юма шустро выписывало строки не белом листе.

— Как назовем наш банк? — прервав работу пером неожиданно спросил Юм.

— «Клевер банк», — не раздумывая и секунды предложил Олег.

Юм перевернул несколько страниц и внес название банка в бланк.

— Юм, как там обстоят дела с лордом, — напомнил Олег.

— Все не так плохо, — не отрываясь от листов ответил леприкон, — в общем, я побеседовал с Олбани на интересующую нас тему. И мы даже пришли к небольшому соглашению. В общем эльф нам сообщит координаты, когда мы подпишем меморандум о намерениях.

— Это еще что за зверь?

— Графу очень хочется увидеть Оран таким какой он был много лет назад, вот я и пообещал ему, что наш банк проспонсирует строительство города. Пришлось наобещать, что я включу местную элиту в схемы распределения денежных средств, на те или иные теплые места. И мы сошлись на следующем, во первых — у нас должен быть реальный завизированный по всей форме банк.

— А во-вторых, — с каким-то трепетом спросил Олег.

— А во-вторых мы должны будем пообещать заняться восстановлением некогда славного белокаменного города Оран.

— И тебя ничего не смущает?

— Олег, намерения — это всего лишь намерения. Ты ведь можешь пообещать какой-либо красотке достать луну с небес, вот только обещания так и останутся обещаниями. Да и красотке можно популярно донести, что вот прямо сейчас ты не можешь достать луну, но на днях или раньше, когда у тебя выдастся свободная минутка, неделька или годик, ты обязательно ее достанешь.

— Хм. Обещать, чтоб обещать. Красивая мысль. А нам за наши обещания ничего не оторвут местные с вилами?

— Пока мы не подпишем более жесткий договор бояться нам нечего, — успокоил Олега Юм. — И кстати говоря, когда мы займемся банком?

— Завтра, — как-то недобро улыбнувшись ответил Олег.

Глава опубликована: 04.06.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх