Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 4.


14 381 +38    9    89    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Приключения/Фантастика/Юмор
Размер:
Роман | 760 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
27.05.2018 - 21.07.2018
Авантюры продолжаются!!! Жизнь по прежнему учит нашего героя, давая почувствовать всю правильность "верных" решений на собственной шкурке. Победа в одной небольшой битве всего-лишь половина дела, теперь нужно выиграть войну.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава пятая. В которой Командор погружается в пучину коммерческих проектов.

Рубин и Юм с какой-то нервозностью ожидали, когда изволит закончить трапезу «великий и ужасный». На сегодня была назначена важная вылазка. Именно сегодня приключенцы должны были отправиться в Храмовый город Хлеурт. В этом красивом городе, по словам Ромы Рубина, находился первый высокий храм, которым управлял пресвятой Гнилиус. Олег Евгеньевич в свою очередь с трапезой не торопился, наш герой с видом, озадаченным и задумчивым соизволил завтракать, Олегу как никогда было лень куда-либо переться и решать столь важные вопросы. Еще больше угнетал факт отсутствия части средств, по существу в денежной форме у Олега было триста пятьдесят тысяч, а вот где взять остальные на ум не приходило. Нет, периодически возникала мысль потребовать занятое Фениксами, вот только в данный момент не хотелось объяснять «союзничкам», на какие цели он собирался потратить эти средства, да и сами Фениксы были существами через чур бережливыми, они скорее всего начнут отмазываться, тянуть резину, в общем, с ними каши не сваришь. Навязчиво зудела мысль занять средства у Рубина, опять же, по его собственным словам он был человеком далеко не бедным. Но эта мысль померла сама собой после того, как Юм похвастался перед Рубином о предстоящих грандиозных планах. Рома долго смеялся, у него аж слезы из глаз брызнули, а после утеревшись спросил:

— Олег, ты с леприконами бизнес делать собрался? Нет, просто если у тебя есть ненужные тебе пол миллиона, можешь отдать их мне. Ну или Фениксам, на крайний случай. Может этот поступок зачтется тебе в качестве спонсорской помощи бестолковым подросткам.

Именно по этой причине наш герой так старательно тянул время.

— Что тут происходит? — разорвал мерный ход мышления хриплый голос Анастасии.

— «Беда, Настенька, — мысленно ответил Олег, — денежка нужна на коммерческие нужды, вот только денежки-то и нет».

Олег максимально оперативно ввел разрушительницу миров в курс последних событий. Комбинатор поведал все последние новости и свои грандиозные планы по прохождению усыпальницы надеясь, на помощь или какой-нибудь дельный совет.

— А ты глупей, чем я о тебе думала, — поразмыслив ответила разрушительница, — в твоей сумке куча артефактов, а ты размышляешь где денег можно достать.

— «От этих артефактов больше проблем поимеешь, чем выгод получишь. Нужен другой вариант. Может данж какой денежный в этих землях знаешь? Ну или клад какой в старые добрые припрятала»?

Настя весело рассмеялась:

— У меня денег отродясь не бывало. Я так и не научилась копить, все что имела тратила без размышлений. Но совет, бесплатный, тебе дать могу.

— «Ну вещай, советница», — с нескрываемым скепсисом разрешил Олег.

— Начнем с того, что в прошлый раз, первую усыпальницу, вместе с тобой проходили другие разумные. Шан Ли, кажется, — напрягла память Анастасия, — у нее была мощная команда. Но даже с этой командой вы промурыжились довольно долго. А с твоих слов, новые стражи, на несколько порядков круче чем были те.

— «В принципе так», — согласился Олег.

— А почему бы тебе вновь не пригласить свою подругу и ее бойцов?

— «Настенька, я тебя сейчас про деньги спрашиваю, желтые металлические кругляши, которые требуются мне в очень больших количествах. С усыпальницей после будем разбираться, если будет с чем разбираться».

— Ты не слушаешь меня, Олег, — обижено заявила Настя, — а ведь у меня не так уж и много времени.

— «Слушаю», — смирив раздражение сдался Олег.

— Продай Шан Ли усыпальницу за часть добытого. Она ведь в тебе заинтересована, да и со средствами у нее все в порядке, на сколько я поняла.

Решение было элегантным и в то же время чрезвычайно простым. Авансовый платеж с будущей доли. И плевать, если ничего не выйдет, в случае провала рыжая будет виновата сама. Взгляд «ужасного» просветлел. План «как добыть денег» уже созрел в его бедовой голове, правда не без помощи одной особы.

Комбинатор резко отодвинул от себя свежеиспеченный кекс на блюдечке и резко встал из-за стола.

— Нам пора, — сухо заявил Олег и помчался наверх за своими вещами.

Через десять минут экипированный молодой человек стоял на террасе гостиницы «Бригантина», свой шикарный белый плащ с умопомрачительными возможностями на этот раз Олег оставил в своем номере. Ему на смену пришел серый плащ тихушника эльфа, кольчуга тонкого плетения, надетая под серую жилетку и полумаска, скрывающая нижнюю часть лица.

— Все можем отправляться, — весело заявил Олег, развернув свиток.

Юм забрался в огромный заплечный рюкзак Рубина и искатели приключений, на свою пятую точку, смело шагнули в портал.

Городок Литаэр, был спокоен и безмятежен, вотчина «Жемчужных» отличалась редкостным порядком и гражданским повиновением. Игроки и местные занимались своими делами стараясь не нарушать завиденный уклад и размеренность небольшого городка под страхом жестоких кар. Рубин с удивлением оглянулся по сторонам:

— На Хлеурт не сильно похоже, — почесав затылок произнес Рубин.

— Это Литаэр, — честно признался Олег, — сейчас мы тут один небольшой вопросик решим и отправимся дальше.

— Это по поводу усыпальницы? — насторожился Рубин.

— В том числе, Роман Сергеевич. В том числе!

На этот раз наш главный герой не стал часами просиживать под воротами цитадели «жемчужных», вместо этого, искатели приключений отправились в один хорошо известный местным ресторанчик. Заведение общественного питания с красивым названием «Принцесса» располагалось в полукилометровой зоне от цитадели «Жемчужных драконов». Это же вышеуказанное заведение, по какому-то немыслимому стечению обстоятельств принадлежало одной из трех помощниц старухи Шам Ли. Рыжая в последние общение с Командором слезно просила его больше не сидеть под воротами цитадели и не компрометировать клан. Ведьма оставила адрес данного ресторанчика и инструкции, что делать если Олегу сильно приспичит лицезреть ее воочию.

Заведение «Принцесса» не выглядело гламурно, это был обыкновенный пивной ресторанчик. Самые простые, без изысков, деревянные столы и стулья, ничем не примечательный персонал и интерьер.

Двое путников уселись подальше от входа, водрузив походный рюкзак на третий свободный стул.

— Здравствуйте господа, — поздоровался официант-человек, — я могу быть вам полезен?

— Можешь, — довольно улыбаясь ответил Олег, — будь любезен, пригласи к нашему столику управляющего Толма.

— К великому сожалению, управляющего Толма сегодня нет на работе. У него какие-то дела в том мире. Но если у вас есть какие-то вопросы, то возможно я смогу разрешить их?

— Что ж, давай попробуем, — согласился Олег, — видишь ли, молодой человек, мне крайне необходимо перекинуться парою слов с хозяйкой этого ресторанчика. Не мог бы ты сбегать в цитадель и позвать сюда Шан Ли.

От напускной вежливости официанта не осталось и следа:

— А больше тебе ничего не нужно? — ухмыляясь ответил труженик вилки и ножа, — может маму мою привести, развлечёшься пока нашу хозяйку звать буду.

Комбинатор глядел на наглеца отточенным взглядом полным надменного превосходства.

— Слышь Макс, — крикнул официант парнишке кухонному, — тут нужно кабанчиком метнутся, нашу хозяйку срочно позвать.

Парнишка официант был хорош, ему бы в стендап камеди выступать, он засыпал высокомерного клиента шутками, на манер, как он все бросит и побежит в цитадель за рыжей, поглядеть на шоу собрались почти все трудяги с кухни и даже несколько бойцов клана «жемчужных», спустившись со второго этажа весело поддерживали комика. Олег Евгеньевич Бендер принимал шутки в свой адрес со стоическим спокойствием. Вокруг парня уже собралась небольшая толпа из благодарных зрителей и среди веселящихся Олег узнал одного бойца, это был один из танков орков с которыми он ходил в усыпальницу Люты. Орк смеялся на ровне со всеми, но ровно до того момента пока не встретился взглядом с нахальным клиентом. Осознав всю серьезность ситуации, орк закончил балаган отправив всех восвояси и приблизился к столику.

— Здравствуйте, Командор, какими судьбами в наших краях? — угрюмо поздоровался орк.

— Да вот, пробегал мимо, дай думаю в гости забегу с любимой поздороваюсь. А тут такое неуважение к моей скромной персоне.

Орк прикусил губу, а хохмач официант слегка побледнел, поняв, что шутил он зря.

— Губа, — обратился орк к хохмачу, — обеспечь нашим дорогим гостям комнатку на верхнем этаже. Принесешь все что потребуют, все закуски и напитки за твой счет, а как справишься с заказом бегом беги в цитадель, найди Шаркая. Помнишь такого?

Официант нервно глотнув кивнул головой.

— Передашь, — продолжил танк, — что очень важный гость желает срочно пообщаться с молодой хозяйкой.

В ожидании молодой хозяйки время тянулось невыносимо медленно. Рубин и Юм развлекались, тем что тестировали нервную систему местного шеф повара, заказывая блюда названия, которых им были не знакомы или звучали смешно, благо все было нахаляву. Расторопные официанты, чуть ли не бегом доставляли требуемое, а после того, как дверца в отдельный кабинет закрывалась, из рюкзака вылезал леприкон и приступал к дегустации. Ел леприкон мало, он только пробовал на вкус, а после блюдо совершенно бесцеремонно уничтожалось Рубином, задумчиво читающим какой-то толстенный фолиант. Олег Евгеньевич погряз в собственных мыслях, размышляя о следующем шаге, занимательного путешествия. Первая часть плана практически разрешилась, а вот следующий этап был в разы интереснее, предстояло вытащить из высшего храма Прескотта Гнилиуса, и вот это была та еще задачка.

Комбинатор напряженно перебирал в уме все, что он помнил об этом занимательном персонаже. Олег припомнил многое: и то что Гнилиус предал своего учителя, и то, что сам милостиво занял его тепленькое место. В общем косяков, которые пресвятой старался скрыть от общественности и богов, были вагон и маленькая тележка. Очередной флэшбэк озарил «ужасного» показав фрагмент жизни уже более зрелого Хереса.

Пресвятой Херес сидел в кабинете храма, некогда в этот же самый кабинет попал и наш покорный слуга, после казни. Вот только интерьер незначительно отличался от виденного ранее. Шкаф с бумагами заменил шкаф с выемками бод бутыли с вином. За широким резным столом восседал Гнилиус. Он старательно выводил какие-то каракули на листе пергамента. Наставник Херес в свою очередь удобно расположился в мягком кожаном кресле с открытой бутылкой какого-то очень дорогого розового вина, водрузив ноги на небольшой пуфик.

— Что писать, наставник Херис? — растерянно поинтересовался рогатый ученик.

— Пиши, — весьма нетрезвым голосом начал диктовать наставник, — с середины строки. Трактат о жизни выдающегося деятеля поприща веры -Пресвятого Хереса. С красной строки, — продолжил диктовать наставник. — В данной истории я желаю поведать читателям об истинном положении дел церковной иерархии и жизни храмовников и богов. В своем творении я предам гласности все пороки и истории небожителей. Вы самостоятельно сможете убедиться, что те, кого мы называем богами, ровно так же, как и мы с вами подвержены порокам.

Молодой неофит сидел с побледневшим лицом, он был бледен ровно на столько, на сколько вообще способна побледнеть козлиная морда, глаза со страхом глядели на крамольный листок бумаги.

— Ну? Дописал? — поинтересовался довольный наставник.

Прескотт дрожащей рукой протянул лист с записями. Херес быстро пробежался по строкам глазами и довольно ухмыльнулся:

— У тебя в последнем слове ошибка, — сделал замечание ментор, а после поднялся из кресла, походкой моряка на суши подошел плотную к столу и взял в руки перо перечеркнул букву «а» в слове порокам, — ладно, оставим так, — снисходительно разрешил ментор и отдал лист ученику.

Херес вернулся в свое любимое кресло и завалившись отпил из откупоренного бутыля.

— Но ведь это же ересь? — перепуганным голосом на столько тихим, что едва было слышно, произнес Гнилиус.

— Все в этом мире ересь, — философски ответил ментор, приложившись к бутылке, — я кстати тебе подарочек раздобыл. Херес достал из своей сумки кубик Рубика и бесцеремонно кинул его в руки ученику.

На этом моменте ведение закончилось, оставив нашего героя в глубоких размышлениях. Олег Евгеньевич довольно улыбнулся.

Молодая хозяйка появилась в комнатке третьего этажа заведения общепита спустя два часа. Юм, напробовавшись различных блюд посапывал в рюкзаке. Рома в свою очередь перевалил за половину книги. А Командор тоскливо качался на стуле.

— Здравствуйте мальчики, — мило поздоровалась рыжая войдя в комнату.

— Не будим разводить из пустого в порожнее, — перехватил инициативу Командор, — мне нужно полмиллиона и твоя команда.

Ведьма даже слегка опешила от такого натиска, открытая челюсть на мгновение зависла, буквально на мгновение, а после сомкнулась. Рыжая ведьма сделала один большой вдох и начала беседу:

— Умеешь ты удивить бедную девушку, милый.

— Так что, берешь? — живо поинтересовался Олег.

— Значит, прелюдий сегодня не будет? — как-то расстроено произнесла Рыжая, — что ж, ваша воля, хозяин.

Рыжая присела в изящном книксене, а после сняла рюкзак, в котором прятался Юм со стула и поставила его на пол и после на этот самый стул уселась самолично с видом очень деловой девушки:

— И так! Что я могу поиметь с твоего предложения?

— Полную версию истории про свиристели, либо про иглу. На выбор, — щедро предложил Олег, — помимо этого половину содержимого янтарной шкатулки.

— Ну если шкатулка будет такой же, как и в прошлый раз, то я пас. Ты извини, милый, но там мороки на несколько порядков больше чем прибыли оказалось.

— На этот раз куш будет не плох, — поспешил успокоить девушку Олег.

— Откуда такие сведения? Интуиция? — лукаво поинтересовалась рыжая.

— Нет. Я точно знаю, что лежит в шкатулке. Ларчик под самую крышку набит алыми рубинами.

Девушка задумалась нервно, тарабаня пальцами по столу. По большому счету, Командор в данный момент предлагал приобрести девушке кота в мешке, вот только информация которой обладал повеса стоила очень дорого, несопоставимо дорого по сравнению с жалкими полмиллиона.

— Ладно, я в деле, — согласилась рыжая, — так, когда и самое главное куда мы полезем, кто наши враги и сколько их?

— Адрес все тот же, — мило улыбнувшись ответил Олег, — королевство Оран, подробней покажу позже. Врагами вам будут хранители усыпальницы, твари которых называют эйнры, ребятки дюже крутые и головастые.

— Разумные вооруженные бойцы, закованные в тяжелую броню, — впервые за встречу подал голос Рубин, — нападают парами при поддержке из-за спин. Имеются мечники, лучники и еще небольшая группа поддержки с которой мы до сих пор не сталкивались.

— Интересненнько! — оценивая информацию протянула Шан Ли, — мы с подобными персонажами до сих пор не встречались. Это будет интересный опыт.

— Так, а я, о чем? — подал голос Командор, — только представь, что ты получишь, сколько благ и возможностей. И это все за каких-то жалких пол миллиона.

— Я дам распоряжение, чтоб мои собрали деньги. К нужному сроку деньги будут у тебя, — рыжая протянула руку для рукопожатия.

Довольный комбинатор нежно перехватил руку девушки и несильно ее потряс:

— Прекрасно! Я и не рассчитывал на другой ответ. Деньги нужны прямо сейчас.

Шан Ли с каким-то возмущением поглядела на Командора:

— Милый, ты вообще в курсе, по какому принципу работает бизнес? Люди, как правило, сначала получают услугу, а уже после перечисляют денежку. Такая практика сложилась по причине частых кидалов различных нехороших личностей, именуемых мошенниками. Да что я тебе рассказываю, ты знаком с этими понятиями, ты же сам еще тот аферист.

— А я-то думал, у нас с тобой любовь и полное доверие, — озадаченно протянул Олег. — Ну ладно, на нет и суда нет. Было очень приятно с тобой повидаться. Более не смею тебя задерживать, ты ведь у нас девочка занятая. Передавай привет родителю.

Комбинатор отнял свою руку от руки девушки и взяв меню показательно принялся изучать наименования блюд.

— Послушай, милый, так дела не делаются, давай мы сначала данж пройдем, на результаты посмотрим, а там уже видно будет.

Командор перестал обращать внимание на рыжую внимательно изучая меню, Олег Евгеньевич вел себя так, словно Шан Ли за его столиком не было:

— Как думаешь, Рубин, что за блюдо могут назвать, шахайшам?

— Я так полагаю, что это баранина, — подключился к замыслу Командора грилл, — закажем, попробуем?

— А давай, с ходу согласился Олег.

— Я бы еще вот это заказал, — грилл указал пальцем в меню на одно из названий, — пробовал один раз, вкус потрясающий.

— Але! Мальчики, я вообще-то здесь! — раздраженно заявила рыжая.

— Милая, не смею более тебя задерживать.

— Послушай, Командор, ну кто кроме меня тебе еще поможет? — с нажимом поинтересовалась рыжая, — ты же сам понимаешь, в каком плачевном положении находишься.

— По мимо тебя, среди топов имеются несколько военных кланов, с которыми можно будет заключить договор кубышку, есть еще группа наемников. С ними еще проще если пройдут данж получат свою долю, если нет, не получат. В крайнем случае попрошу Матильду, знала бы ты какие душещипательные письма она мне пишет. Ее ребятки этот данж проскочат бегом всего лишь за одну информацию об игле. Я, по старой дружбе, не требуя с тебя каких-либо клятв предложил такой бонус, половину добытого, а ты мне просто в душу плюнула своим недоверием, — комбинатор горестно покачал головой и перевел тяжелый взгляд на Рубина, — вот так и погибают красивые чувства. Банально. Из-за денег.

— Ладно, будет тебе пол миллиона, — скрипнув зубами сдалась рыжая, — а когда в данж пойдем?

— У меня на большой земле несколько неотложных дел имеется, я так полагаю, что к среде я с ними разберусь. Значит собираемся с раннего утра у поселка Топи, — предложил Олег, — и захватите побольше разных зелий. Ребятки очень круты.

Покидал городок Литаэр комбинатор сытный довольный и при деньгах, теперь его дорога лежала в Хлеурт.

В храмовый город Хлеурт Командор и компания прибыли в полдень, дневная торговая суета в это время дня спадала и многочисленные богопоклоники ставили свечи и ладанки с благовоньями в различных храмах. От это по городу разносился умопомрачительный аромат миры и различных благовоний. Прислужники, паломники и местные лавочники в основной своей массе устремлялись в различные храмы для разнообразных обрядов и культов. Именно за всем этим безумным движением и следили наши путешественники, сидя за столиком в уличной кафешке.

— Я не понимаю этой движухи, — глядя на толпу, рвущуюся к центру города произнес Олег, — вот скажи Ром, какой прок от фанатизма в этом мире? Нет, я понимаю в том мире есть несколько конфессий, но на кой все это нужно было притаскивать сюда?

— Я так думаю, Олежка, это человеческая природа. Все эти поклонения различным богам глубоко засадили в наши гены наши с тобой далекие родичи. Им в худшие времена хотелось верить в лучшее, и приняв удачу за промысел божий, они уверовали. А тут вся эта канитель происходит из-за скидок, бафов и большее увеличение характеристик.

Часам к трем по полудню наши приключены стояли у ворот высокого готического храма. Ворота были непомерно большими, позолоченные лозы гармонично вплетались в чугунный узор решоток, а за самими воротами стояли два послушника в белесых до одурения рясах, головные уборы стражей сильно напоминали валенки белого же цвета. В руках у хранителей покоя находились алебарды. Лица стражей были одухотворены и сосредоточены одновременно.

— Здравствуйте, благородные служители, — учтиво поздоровался Олег сквозь прутья ворот, — скажите пожалуйста, как мой друг может сделать пожертвование высокому храму?

— Пресвятой Гнилиус готовится к священнодейству и на этой недели ворота храма будут закрыты для всех, — благоговейным голосом полным отречения провозгласил один из стражей.

— Вы можете передать пожертвования через нас, — предложил второй страж с взглядом больше алчным чем одухотворенным.

— «Вот с этим можно работать», — понял комбинатор.

И работа закипела, сначала через алчного монаха, Олег сделал пожертвования высокому храму. Он сыпанул в руки эльфу в белой рясе горсть золотых монет совершенно не считая, после еще какое-то время пообщавшись на предмет: «Как вам тут служится», Олег совершенно искренне от души пригласил стражей испить по чарке в ресторанчике неподалеку, где пообещал сделать еще один щедрый взнос через доблестных стражей. Первый страж, на отрез отказался, ссылаясь на необходимость молиться для укрепления духа, зато второй, у которого дух уже был довольно крепок, а глазки алчно поблескивали при виде золотых, с великой радостью принял приглашение.

Через четверть часа в замызганном кабаке «У шефа Люкка», за невзрачным столиком удобно разместились три игрока и спрятанный леприкон. Комбинатор был сама любезность, он старательно льстил самолюбию стража, а тот совершено не скрывая возгордился таким положением. Подпоив алчного эльфа Командор сделал супервыгодное предложение. Стандартный кошель вмещающий в себя пять тысяч золотых небрежно лег перед «скромным» служителем веры вызвав у того нездоровый блеск в глазах.

— Это тоже передать на пожертвования? — с живым интересов и неприкрытой алчностью спросил служитель.

— Это вам, — широко улыбаясь пояснил Олег, — видите ли, уважаемый, мой товарищ, — Командор указал на Рубина, — очень хотел бы поговорить с пресвятым Гнилиусом на одну очень деликатную тему.

Тянущиеся ручки счастливого стража замерли на месте:

— Я не смогу вам ничем помочь, — вертя головой ответил страж, — прямой доступ к пресвятому имеют только жрецы, да и то только старшие.

— А косвенно, вы, уважаемый, можете с ним пересечься? — вкрадчиво поинтересовался Олег, подливая вино в бокал.

Труженик промысла божьего уже осознал непоправимость свершенной ошибки, связываться с непонятными типами было крайне опасно, вот только золотые кругляши уже побрякивали у него в мошне, да и богобоязненный напарник, будь он неладен, стоял рядом, в момент когда эльф взял «проклятые» монеты.

Алчный эльф горько взглотнув начал, не спеша вставать из-за стола.

— Куда же вы так спешите, уважаемый? — довольно грубо поинтересовался Рубин, — мы значит к вам всей душой, а вы к нам филейной частью поворачиваетесь?

— Я не хочу иметь с вами ничего общего, — заявил страж, — не препятствуйте мне или я буду кричать.

— Ну не торопитесь так, уважаемый, — уже более миролюбивым тоном потребовал Олег, — присядьте и, хотя бы выслушайте нас. Поверьте, нам есть что поведать, а если же вы все-таки решитесь нас оставить, мы с превеликим удовольствием дождемся, когда ворота храма распахнут для простых смертных и поговорим с Гнилиусом сами, на предмет того, что его стражи берут взятки. При этом мой друг поклянется перед ликом богов, что я лично отдал вам деньги.

— Твой напарник это подтвердит, если только я не принесу эти деньги на алтарь, — с довольной ухмылкой подметил страж.

— Само собой, — согласился комбинатор, — но есть еще один способ не только хорошенечко подзаработать, но и подняться по карьерной лестнице.

Эльф мазанул жадным взглядом по бесхозно валяющемуся кошельку.

— Присядьте за стол и выслушайте нас, если вам не понравится, то что мы расскажем, тогда можете забрать этот кашель и уйти без каких-либо обязательств, — дружелюбно и довольно вежливо предложил Олег.

Страж на мгновение задумался, но жадность взяла верх:

— Ладно, послушаю, что вы предлагаете?

Комбинатор подлил вина в бокал и лилейным голосом начал рассказывать слезливую историю грилла Рубина. О том, как один весьма высокопоставленный храмовый жрец, имени которого по известным причинам Командор называть не стал, опоил и изнасиловал сестру Рубина, девица лишилась чести и свела счеты с жизнью, а достопочтенный грилл смирившись с утратой продолжил влачить жалкое существование обеспеченного повесы. С гибелью сестры отрок смирился и даже не собирался мстить, вот только по какой-то зловещей случайности, волею судеб, в руки баловня попало письмо заклятого врага, в котором тот кичиться уничтожить пресвятого и занять его место, разумеется из требований безопасности данное письмо можно было показать только самому пресвятому, как говорится, во избежание.

Жадный стражник эльф, уже осознал, что влез куда-то не туда, не по Сеньки была шапка. Но немыслимая сумма в пять тысяч золотых призывно лежала на столике маня различными благами. Стражник горестно вздохнул и решился.

— Ладно, чего от меня требуется? Только учтите, в храм я вас проводить не стану. Это чревато.

— Да нам этого и не нужно, — с совершенно честным видом соврал Олег, — от вас, уважаемый, нужно письмецо лично в руки передать пресвятому Гнилиусу. Скажите, мол, доброжелатель вас о чем-то важном предупредить желает. А после того, как пресвятой встретится с нами, вы многоуважаемый получите еще два таких же кошелечка.

Эльф кусал нижнюю губу нервно размышляя. Поставив в известность охранника, Командор приступил к написанию письма.

Первая часть письма в точности повторяла текст книги, которую пресвятой Херес диктовал своему ученику. И даже характерная ошибка заняла свое прежнее место. Перечеркнутая «А» в конце абзаца смотрелась довольно эффектно. А вот вторая часть письма была на удивление кратка: «Я жду тебя в пивной. У тебя пятнадцать минут».

После старательно написанное письмо было бережно уложено в конверт, запечатано и передано алчному почтальону. Эльф схватил в охапку деньги, корреспонденцию и самой шустрой «ланью» в мире умчался в направлении храма.

Сорок пять минут приключенцы ожидали результата. Комбинатор сидел спокойный и сосредоточенный. Рубину было плевать, он не воспринимал всерьез аферу с банком, а по сему ни капли, не нервничая наслаждался чтением толстенного талмуда, зато Юм нервничал за всех остальных, он поминутно выглядывал из под матерчатой крышки и оглядывал помещение пустого ресторанчика.

Появился пресвятой неожиданно, за его спиной стояли двое высших жрецов, моложавый эльф и лихо шрамированный кобольд, а за спинами долгожданных гостей рыдал алчный охранник.

Командор улыбнулся старому знакомцу и приветливо помахал тому рукой. Глаз пресвятого невольно задергался, а губы предательски затряслись. Прескотту понадобилась целая минута, чтоб привести себя в порядок и понять, что перед ним не мираж.

Придя в себя пресвятой первого высшего храма шёпотом отдал несколько команд храмовым жрецам и те выгнали всех немногочисленных посетителей взашей, не забыв прислугу, хозяина питейного заведения и алчного стража — почтальона. Убедившись, что кроме Командора со своей компанией и пресвятого в заведение общепита никого не осталось жрецы вышли за двери.

— Гребаный ты каторжанин! — вместо здравствуйте прозвучало из уст Прескотта, — ну почему от тебя столько мороки?

— Садись, Прескотт, — пригласил Олег гостя за стол, — у нас с тобой имеется несколько очень важных дел.

— Будь ты проклят! — цедя слова произнес Гнилиус и нехотя уселся за столик.

— Уже проклят, — без малейшей доли иронии ответил комбинатор, — И так уважаемый пресвятой из моего письма вы, наверное, уже поняли, что труд вашего замечательного учителя Хереса находится в моих руках.

— Этого не может быть, — огрызнулся козломордый, — я сам лично, вот этими руками уничтожил рукописи.

— Как говорили древние и мудрые: «Рукописи не горят», — философски заметил Олег, — а то что уничтожил ты, было всего на всего, черновиком. К величайшей радости миллионов читателей оригинал, дополненный и самый подробный хранился в голове твоего замечательного учителя. Старик Херес передал мне последнюю версию рукописи на смертном одре и велел от всей души поблагодарить тебя за то, что ты подарил ему столько много свободного времени на размышления. Кстати тебя он тоже упомянул в своих трудах, особенно как ты повел себя в саду Эдема.

Нижняя губа Прескотта предательски дернулась, и Командор понял, что попал точно в цель. Теперь все сомнения пресвятого были развеяны окончательно.

— Шесть экземпляров этой замечательной книги уже переписаны писцами, а к окончанию этого замечательного труда я прибавил от себя историю, как один любитель ребусов и головоломок отправил меня на встречу самому занимательному приключению в моей жизни, — продолжил добивать Олег пресвятого.

— Судя по тому, что этих самых книг еще никто не видел, тебе от меня что-то нужно?

— В точку, мой весьма высокопоставленный друг!

Командор откинул матерчатую крышку рюкзака и помог дядюшки Юму выбраться на стол. При виде леприкона Прескотт недовольно клацнул зубами:

— Послушай, 666, мало того, что мне голову оторвут, когда узнают, что я общался с тобой, так ты еще и эту пакость сюда притащил!

— Это не пакость, — заступился Олег, — это мой деловой партнер.

Леприкон вежливо поприветствовал высокопоставленного храмовника и аккуратно положил перед ним толстую стопку заранее приготовленных документов. Прескотт с подозрением взял титульный лист и ознакомившись иронично поглядел на всю компанию.

— Вы серьезно?

— Серьезнее некуда, — подтвердил свои намерения Олег.

— Каторжанин, а ты хоть понимаешь, что моя подпись и печать под этими документами будет равносильна публикации той самой книги?

— Ну зачем вот так сразу выносить себе приговор? — вступил в дело дядюшка Юм, — в этом важном документе может кто-нибудь другой поставить свою подпись и оттиск печати, например, один из трех ваших жрецов, и вы многоуважаемый будете вроде как не при делах.

— А если он расскажет, как дело было? — прищурив глаза поинтересовался козломордый.

— Прескотт вы же взрослый козлоид, и прекрасно знаете, как нужно прятать концы в воду.

— Возможно, — согласился Прескотт о чем-то раздумывая, — ладно давайте ознакомимся с конституцией.

А дальше старик Юм и пресвятой Гниллиус повели серьезный и весьма деловитый спор на предмет содержания текста банковской конституции. Договор образования был разобран по косточкам и частые споры, то потухали, то разгорались вновь. Основной целью Юма было желание обособить средства и статистику банка от остального банковского мира, создать своеобразный офшор в уже имеющейся банковской системе, не лишаясь всех стандартных преимуществ. Осуществить задуманное в запланированном виде не удалось, зато получилось внести пункт о контроле над запросами и принятию решений об ускорении или замедлении банковских обменных операций, а это значило, что любой запрос из прочих банков мог обрабатываться годами прежде чем он попадет в третьи руки. Не смотря на жаркую полемику и не желание давать в маленькие наглые ручки такие возможности, Юм отстоял очень многие пункты, которые он считал важными и прейдя к договоренности, высокие стороны пожали друг другу руки. Еще шесть минут Юм потратил на переписывание толстенной стопки бумаг работая со скоростью лазерного принтера. Договор был переписан согласно договоренности и на его последней странице красовалось два имени с должностями и крупная печать зеленого цвета в виде четырехлистного клевера. Последнюю страницу договора подсунули Олегу попутно вручив ему перо. Первым в списке соучредителей и хозяев банка стояло имя — Олег Евгеньевич Бендер, не Командор, не 666, а его нормальное человеческое имя, которым он отвык уже пользоваться, далее шла должность — учредитель, директор банка. Следующим именем значился некто, Юм Хитриус ПиКри — соучредитель, заместитель директора. Командор еще раз глянул на будущего делового партнера подмигнул ему правым глазом и подписал лист договора размашистой подписью. Юм проделал то же самое и теперь оставалось дело за Гнилиусом.

— Приготовьте гарантийную сумму и гарантийное письмо, — наставительно потребовал Прескотт, — я вернусь через несколько минут. И чтоб тебя, Юм ПиКри никто из моих не видел.

Раздав ЦУ, храмовник покинул заведение затворив дверь заведения с наружной стороны. Леприкон достал гарантийное письмо и проделав довольно странный жест испарился со стола. Пораженный комбинатор глядел на гарантийное письмо, в котором значилась сумма в один миллион золотых, которую буквально вот-вот нужно было передать в качестве оплаты. На руках у Олега было восемьсот двадцать тысяч, и он теперь с некоторым страхом глядел на все приготовленные документы. Рубин растянулся в недоброй улыбке, но ничего не сказал, в его больших глазах читалась немая фраза: «А ведь я же тебе говорил!». И вот когда Командор был уже совсем близок к панике, Юм вновь материализовался на столе сидя на банковской барсетке. У Олега отлегло, зато во взгляде Ромы читалось искреннее удивление. Входная дверь за спинами заскрипела и леприкон шустро скрылся в рюкзаке. Вся давешняя компания вошла в заведение. Возглавлял пришлых сам пресвятой, за ним следом шел молодой жрец эльф, а замыкали шествие шрамированный кобольд и алчный страж.

Гнилиус мило улыбаясь усадил молодого жреца за стол и пальцем указал на стопку листов:

— Подпишите договор, Хадиус Хнэй, — повелительно потребовал Прескотт.

— Но ведь, надо же сначала ознакомиться с содержимым, вдруг боги будут против? — как-то растерянно промямлил Хадиус Хнэй.

Видимо молодой жрец чтил законы и правила, дарованные пантеоном.

— Да брось ты, — уже более спокойно, по-дружески, заявил Прескотт, — там все нормально, ведь не зря же я над ним полтора часа корпел. Или ты мне не доверяешь? — усилив нажим спросил Гнилиус.

— Нет, нет, — испуганно залепетал молодой жрец, — если вы все сами проверили, то тогда все хорошо.

Напуганный эльф подвинул открытую страницу договора ближе и внес свою резолюцию: Сей договор подтвержден служителем высшего храма города Хлеурт, Хадиусом Хнэйем. После служитель снял массивный перстень — печать, макнул его в открытую чернильницу и поверх своей подписи влепил оттиск. На этом игровая жизнь молодого жреца подошла к своему завершению. Как только он оторвал печать от документа в его спину воткнулись три кинжала, все три орудия применили коллеги по божественному промыслу. Хадиус осыпался горсткой пепла, на стул который он только что занимал.

— Молодец, — улыбнулся Прескотт стражу, вытирающему свой короткий меч, — я оценил твой вклад в наше дело и скоро ты займешь место Хадиуса, а теперь возьми деньги и гарантийное письмо, отнесешь их к алтарю и оставишь там, только смотри чтоб тебя никто не видел.

Довольный страж радостно замотал башкой предвкушая новую сладкую жизнь.

Командор отсчитал один миллион золотых, переложил сумму в банковскую барсетку и предал все что нужно алчному стражнику. Тот на радостях раскланялся и бегом ринулся исполнять требуемое.

— Как только он внесет письмо и средства, сделай так, чтоб его больше никто никогда не видел, — обратился Гнилиус к шрамированному жрецу, глядя на закрывшуюся дверь.

Кобольд ответил коротким кивком и не спеша двинулся следом за алчным эльфом.

— Ну что, господа, дело сделано? Договор я организовал, — обратился Прескотт к сидящим за столиком, — теперь вы можете мне гарантировать, что ни один из шести экземпляров не увидит белого света.

— Ни один из шести экземпляров не увидит белого света, — повторил Олег, — вот только у нас, уважаемый Гнилиус осталось еще одно маленькое не разрешенное дело, — напомнил Олег, — даже парочка дел.

Прескотт стряхнул пепел на пол и обреченно уселся обратно на стул.

— Во-первых, я бы хотел посетить храм. У меня там одно дело имеется у храмового зеркала.

— Исключено, — обрубил все потуги комбинатора пресвятой.

— Да какая тебе разница? Ты ведь в курсе, что я свободный игрок. У меня статус свободного игрока. Почему я не могу посетить храм?

— Думать надо было, когда ты с Локи связывался, — сквозь зубы процедил Гнилиус, — у пантеона имеется несколько списков врагов, один общий, куда входят леприконы, каторжники, болотные вупии и прочие проклятые. И персональный в котором на данный момент имеется одно имя. Подсказать чье или сам догадаешься? И будь у тебя хоть десять статусов свободного, при любой попытке зайти в любой храм на тебя тут же начнут охоту боги. Но если ты желаешь, я с радостью провожу тебя в свой храм.

— Как же так? Я ведь был в храме и у меня не было проблем?

— В этом мире есть несколько незыблемых правил, одно из них нарушили те, кто тебя казнили и этот мир заступился за тебя выдав иммунитет на какое-то время. В тот раз ты был неприкасаемый. А теперь нет. Мысль продолжить или ты сам додумаешь?

Олег отрицательно покачал головой.

— Тогда последние, — смерившись с неизбежным продолжил Командор, — квест. Ты дал мне задание вернуться к тебе. Если я это сделаю, то ты грозился передать в мое владение какую-то супер пупер штуку.

Козлоид с досады прикусил губу:

— Вообще-то в задании говорилось, что ты должен был явиться в мой кабинет, но так и быть, я отдам тебе один артефакт на выбор, вот только все они в моем личном кабинете. Рискнешь со мной прогуляться?

— Рубин с тобой прогуляется, — ответил Олег, — он не проклят и в храм ему можно. А после можешь забыть и про Хереса и про его книгу.

— Старик точно помер?

Комбинатор ответил кивком и довольный пресвятой не прощаясь направился прочь. Рубин без лишних слов понял, что нужно делать и последовал за храмовником.

В опустевшее здание ресторанчика «У шефа Люкка» никто не спешил возвращаться. Прислуга и клиенты все куда-то запропастились, и Юм позволил себе выбраться из пыльного рюкзака, он обнял в охапку бумаги и принялся танцевать с ними словно с девушкой нежно обнимая кипу бумаг. Лицо престарелого дядюшки светилось от счастья и удовольствия.

— Спасибо тебе большое, Олег, — радостно заявил Юм, собирая бумаги в аккуратную стопку, — моя мечта сбылась. Ты сегодня не мне помог, ты всему моему народу помог. Мы — круг просвещенных, тебе этого никогда не забудем.

Командор молчал, он сидел мрачный словно туча и размышлял над вновь полученной информацией. Оказывается, он был в особом списке у небожителей, стоял он в нем первым номером и что еще хуже находился в нем один.

— Ну чего ты такой грустный? Отличные же дело с тобой сегодня сделали.

— У меня, дядюшка Юм, сейчас очков развития до пятисотого уровня накоплено, — горестно посетовал Олег, — вот только в храмы мне ход заказан. А без храмового зеркала не быть мне магом, ну или еще кем. А так хочется какое-нибудь боевое заклинание, чтоб в случае чего наказать супостата. Раньше, когда я был каторжанином, хоть с кача какой-то опыт на развитие характеристик капал, а теперь ничего не идет. Да чего я перед тобой распинаюсь, все равно не понимаешь.

Командор махнул рукой и уставился в одну точку в центре стола.

— Вообще-то у тебя имеется одно заклинание, — нарушая ход мыслей Олега, Юм, — пространственный карман.

Взгляд комбинатора отлип от крошки в центре стола и вонзился в Юма.

— Вот смотри, — продолжил объяснение леприкон, — ты ведь можешь, прятать и доставать свое зеленое стеклышко?

— Ну да, могу. Но ведь это же потому что оно привязано, — уже менее уверенно произнес Олег, — или нет?

— В том-то и дело, что нет. — Юм уселся по турецкий на против Олега, — видишь ли, Олег, мой племянник по собственной недотепости, не только привязал к тебе стекляшку, но еще и подарил тебе дар своей первой монеты. На тот момент он сам не ведал что сотворил. Да и я старый дурак не сразу понял содеянное.

— Подожди, ты хочешь сказать?

Разговор пришлось отложить, скрипнула входная дверь и в проем просунулась голова хозяина ресторанчика. К этому моменту леприкона пропал и след, только едва колышущаяся матерчатая крышка рюкзака выдавала место положения Юма.

— Простите, а нам можно уже вернуться? — раболепно спросил хозяин ресторанчика падая на колени.

— Можно, — угрюмо ответил Олег, понимая, что этот важный разговор придётся перенести на какое-то время.

Через сорок минут вернулся Рубин, не сказать. Что его лицо светилось от счастья, но выглядел он подобно коту, урвавшему ведро сметаны. Олег даже не стал ничего спрашивать, как-то не хотелось. Сейчас он желал закончить разговор с Юмом так не вовремя прерванный местными.

— Эй уважаемый, — обратился Олег к хозяину заведения копошащемуся за барной стойкой, — у тебя можно на ночь комнату снять.

Тот только отрицательно покачал головой.

— Плохая идея, — заговорщицким тоном произнес грилл, — нам срочно нужно домой.

— Поддерживаю, — буркнуло где-то в глубине рюкзака.

— Хрен с вами, — недовольно ответил Олег, — будем считать, что на этот раз победила демократия.

К глубоко ночи этого же дня приключенцы вернулись в «Бригантину», уставший и измучанный Рубин, поплелся к себе, намереваясь, как можно быстрее покинуть «лучший» из миров в пользу худшего. Леприкон тоже не пожелал беседовать после дальнего путешествия и с видом особо опасного шпиона ускользнул к себе в комнату. Олег Евгеньевич, торопиться не стал, он уселся в гостевой холе гостиницы, напротив стойки администратора, закинул ноги на небольшой столик и с какой-то скукой разглядывал Грюна.

— Здравствуйте Командор, — выйдя из-за стойки поздоровался работник, — вам тут корреспонденции кучу пристали.

— Корреспонденция потом, — усталым голосом произнес Олег, — как у нас вообще дела в гостинице? Что в поселке говорят? Как поживает твоя тетушка, а то я ее что-то очень давно не видел.

— С тетушкой все прекрасно, она просила узнать, когда вы сможете уделить ей время? В поселке все по-прежнему. Но ходят слухи, будто у нас тут большое строительство намечается, и вроде как. Наш гость каким-то образом приложил свою маленькую ручку. Фарас начал поправлять кладку фундамента с южной стороны и ему требуются кое какие средства на закупку материалов, и вы задолжали нам зарплату за две недели.

— Вот я дурак, — ударил себя по лбу Олег. — Послушай Грюн, я очень сильно занят, как ты, наверное, уже заметил и не всегда могу контролировать ситуацию. Если так случиться, что я забуду вам заплатить, без каких-либо промедлений напоминайте мне об этом. Или вот что, — Олнг достал из своей сумки кашель, набитый монетами, — здесь пять тысяч золотых, этот кашель я отдаю тебе, с сегодняшнего дня ты будешь еще и казначеем, на ремонт и поддержание гостиницы из полученной суммы бери сколько посчитаешь нужным, но не забывай делать записи куда и на что ты тратишь суммы, заработную плату персоналу начисляй оттуда же. И вот что, к своей зарплате добавь еще один серебряный.

Коридорный стоял с открытым ртом, такого доверия в свой адрес он никак не ожидал.

— Ну чего притих, — вывел из ступора Олег работягу, — бери деньги, и в конце каждого месяца я жду от тебя отчет.

Эльф, не веря своему счастью с трепетом взял кашель и тут же убрал его за стойку администратора. Покончив с административной частью насущных дел Олег поднялся по старой скрипучей лестнице и не спеша направился в сторону своего номера. Шагая мимо номера Юма, уловил нехарактерный для этой комнаты шум. За закрытой дверью слышалась какая-то возня, леприкон явно не спал, занимаясь собственными важными делами. Комбинатор не удержался и негромкий мерный стук нарушил монотонность возни.

— Кто там? — раздалось из-за двери.

— Это я, Юм, — негромко ответил Олег, — нам нужно закончить начатую сегодня беседу.

Дверь в комнату приоткрылась, и сквозь узкую щель на комбинатора вылупился глаз леприкона.

— Я сегодня очень устал, — наигранно зевнув, ответил пожилой леприкон, — давай может завтра поговорим?

— Ну уж нет, давай разложим все по полочкам сегодня, — потребовал Олег, — я и так очень долго терпел.

Дверь закрылась и шубуршание в комнатке усилилось, а спустя три минуты дядюшка Юм пригласил дорогого гостя в свои скромные апартаменты. К великому удивлению «великого и ужасного» в комнате тот был не один, на краю кровати с гордым видом восседали еще один леприкон, вот только выглядел он подревней Юма.

— Олег, это Ригдэз, — представил гостя леприкон, — он является моим большим другом, наставником и главой круга просвещенных.

— Рад с вами познакомиться, Командор, — дедок склонил голову и приложил руку к груди, — то что вы сегодня сделали, мы никогда не забудем.

— Я тоже очень рад знакомству, — повторил жест старика Олег, — вы извините уважаемый Ригдэз, но мне очень нужно поговорить с Юмом на одну весьма щекотливую тему.

— Командор, щекотливую тему вам стоит обсудить со мной. Уважаемый Юм объяснил мне, чего вы жаждите и поверьте в этом вопросе я вам, буду куда полезнее чем он.

— Так, так! Что это у нас происходит? — задорно разорвал черепную коробку голос Анастасии. — Кокой импозантный дедушка. Ба! Да это же Ригдэз!

Комбинатор готов был завыть от досады, старушка карма ни в какую не хотела дать познать нашему герою великие тайны магии.

— «Уймись, Настенька, ради богов не сейчас»!

— Да как скажешь, — слегка разобиделась разрушительница, — ты только имей в виду, этот леприкон — тот еще проходимец, этот шельмец в свои лучшие годы объегорил самого Локи на пол сотни монет.

Комбинатор был готов уронить челюсть на пол, если Юма он считал выдающемся леприконом с целыми семнадцатью монетами, то этот «мощный» старик был в буквальном смысле колоссом.

— Юм, мне успел поведать на счет ваших экспериментов с Блупиком, и я могу вам пояснить, что произошло и какие выгоды вы сможете поиметь в дальнейшем.

Командор присел на край кровати и самым внимательным образом уставился на деда. Старик Ригдэз продолжил:

— Как вы знаете, Командор, многие представители моего народа не имею подобных монет, — леприкон продемонстрировал волшебную монетку, — и даже те, кто имеют не способны полностью осознать всю силу этих монет. Каждая подобная деньга помимо того, что является магическим накопителем манны, еще и дарит своему владельцу одно заклинание.

Вот эта информация для Олега была новостью.

— Так вот, — мерно продолжил вещать старец, — первая полученная монета, дарит нашему брату заклинание пространственный карман, особая область, или если хотите измерение, где мы, дети удачи, храним эти самые монеты. И чем больше у нас монет, тем больше эта самая область. Продемонстрируй ему, Юм.

Дядюшка Юм сделал незамысловатый пас руками и под его пятой точкой оказался сундук, в который можно было уместить пару человек, порезав их предварительно на несколько частей.

— Ни хрена себе! — изумился Олег, — и я тоже так умею?

— К сожалению, такой объём багажа у вас, молодой человек, поместить в пространственный карман не выйдет. Максимальный размер вашего кармана едва умещает подаренное вам стеклышко.

— Но ведь я освоил это заклинание? Значит я смогу его развить? — резонно заметил Олег.

— Выбери вы путь мага или любого другого игрока, имеющего доступ к внутренним резервам манны, то возможно. Но у вас нету специализации. Вы ни маг, ни ассасин, ни воин. Вы не пойми кто с точки зрения разума этого мира.

— Но пространственный карман, я каким-то образом освоил, а это значит?

— Это значит, — продолжил старец, — что у вас имеются все возможные характеристики, которые могут относиться к вашей расе: манна, прана, ярость, скорость и многие, многие другие. Когда адепт Тимиса выбирает свой путь, он выбирает свою специализацию. В зависимости от выбора происходит усиление основных характеристик характерных для вида развития они проявляются в ущерб остальным, выбранные характеристики начинают прогрессировать очень быстро, зато остальные пропадают навсегда.

— И что мне это дает? — осторожно почуяв блага для себя спросил Олег.

Стариц довольно ухмыльнулся:

— А вот это весьма правильный вопрос. Видите ли, Командор, шкет — Блупик, каким-то образом сумел свершить немыслимое. До сегодняшнего дня мы считали, что научить заклинаниям чужаков невозможно, мы искренне полагали, что такие возможности приходят лишь с монетами от Локи.

— А почему Блупик мне не рассказывал о всех своих заклинаниях, если у него их семь наверняка и что-то боевое есть?

— Командор, я ведь вам говорил, не все леприконы знают тайну монет. Блупик освоил несколько заклинаний, пространственный карман, привязка и еще какую-то мелочь. Он искренне полагает что монеты ему нужны только в виде магического накопителя или в качестве талисманов удачи.

— А почему вы не расскажите своим правду? — не унимался Олег, — разве не будет лучше, если они будут знать о таких возможностях?

— Не все так просто. Начнем с того, что мы являемся жатвой Локи. Свои силы он черпает от нашей веры. И ему не нужны леприконы с большим количеством монет и кучей возможностей, ему скорее требуется кроткое стадо запуганное и слабо просвещённое. Именно по этой причине Локи старается уничтожить тех представителей моего народа, у которых имеется более пятнадцати монет. Пойми, если мои братья узнают правду им от этого легче жить не станет, к тому же непонятно на что способен Локи, — старик сплюнул на пол, — да будет проклята его чёрная душа.

— Ладно, боги с ней с историей, а что там с заклинаниями?

— Соври мне что-нибудь, — попросил старец.

— Блупик гений, — сымпровизировал Олег.

Старец положил ему в руку одну монету.

— Пойдем на улицу, я кое-что тебе покажу.

Олег и пара леприконов вышли на вечерний пляж и двинулись в сторону прибоя, практически у самой кромки воды старец указал пальцем на небольшого краба:

— Смотри внимательно, — старик размял ладонь пошевелил пальцами и провел двумя пальцами по диагонали.

Песок вокруг краба вспучился, и он оказался в небольшой клетке из каменных шипов. Клеть сильно походила на вигвам, или основу для шалаша, острые тонкие пики выходили из земли по кругу и соединялись в одной точке над заточенным краба и со своей целью успешно справлялась. После старец провел теме же двумя пальцами снизу-вверх и острые шипы, пробили беднягу крабика вырвавшись сквозь прутья импровизированной клети.

— Это заклинание я получил с пятнадцатой монетой, — нарушил тишину старик, отряхнув руки, — мне пришлось его очень долго разгадывать.

— Каждая монета содержит в себе заклинание, — пояснил Юм, — но чтоб научиться им пользоваться нужно его разгадать, понять, как его воплотить и немного потренироваться.

— Теперь попробуй проделать то же самое. — предложил Ригдез, — а после верни мне монетку, — потребовал старик и протянул руку.

Олег попробовал воплотить нечто подобное вокруг тельца краба, вот только ничего у него не вышло.

— Я возвращаю монету ее владельцу, — негромко произнес Олег и вернул деньгу.

— А теперь многоуважаемый Командор, подумайте, как можно приложить полученные знания к тому опыту что вы получили на Турамсе от Блупика.

Комбинатор озадачился буквально на мгновение, но за это мгновения Юм и его гость успели исчезнуть из поля зрения, видимо сегодняшний урок подошел к концу. Материала для размышлений леприконы подкинули много.

— Ну и как тебе старичок? — задорно поинтересовался хриплый девичий голос.

— «Да как сказать? — Олег присел на корточки радом с трупиком краба, — мне кажется, что дедок своеобразный и не обделен чувством юмора».

— Не вздумай ему верить, — предупредила Анастасия, — я помню эту историю, с проигрышем Локи. Именно после этих событий Локи загнал в немилость весь их народец. Этот старый плут обжулил бога в карты.

— «А что на счет заклинаний?»

— А чего ты меня спрашиваешь? Мое дело маленькое, я для Соломона миры уничтожала. В философию высоких материй я никогда не лезла.

— «Так ты восстановила свою память»?

— Не до конца, — огорчила Олега Настенька, — нужна будет еще одна загрузка.

— «Об этом позже, — Олег неприятно поморщился, вспоминая процесс загрузки, — ты только что сказала, что уничтожала миры для Соломона»?

— Так и есть, подтвердила разрушительница, — семь раз.

— «А ты и сейчас в состоянии уничтожить весь этот мир»?

— Не в этом состоянии. Но в принципе могу. Правда старый хрыч мертв, заставить меня заниматься подобным больше никто не сможет.

Командор собирался еще поспрашивать Анастасию о разном, но к великому его разочарованию сеанс связи закончился. Комбинатор горестно сплюнул:

— Что ж за день сегодня такой? Одни вопросы и никаких ответов, — не удержавшись в слух произнес Олег.

— Обыкновенный день, — послышался смущенный женский голос из-за спины.

Голос Олегу был хорошо знаком, это была кухарка. Эльфийка стояла укутанная в свой местами заштопанный плащ и глядела далеко в море.

— Привет, Архэя, как ты? Просто я не видел тебя после похорон.

— Спасибо, все замечательно, я давно себя так хорошо не чувствовала.

— Ты обещала обучить меня языку, — напомнил Олег, — когда мы сможем приступить к занятиям?

— Занятия не нужны, — Архэя коснулась указательным пальцем между глаз и Олег поплыл.

Земля под ним зашаталась, и он грохнулся на песок.

Глава опубликована: 08.06.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх