Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 4.


14 377 +34    9    89    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Приключения/Фантастика/Юмор
Размер:
Роман | 760 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
27.05.2018 - 21.07.2018
Авантюры продолжаются!!! Жизнь по прежнему учит нашего героя, давая почувствовать всю правильность "верных" решений на собственной шкурке. Победа в одной небольшой битве всего-лишь половина дела, теперь нужно выиграть войну.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава седьмая. В которой присутствуют воспитательные моменты.

Олег Евгеньевич после боя (который он успешно проспал) вернулся в свою обитель. Спать уже не хотелось, но состояние было по прежнему муторным. Наш герой завалился на пляжный шезлонг и с каким-то безразличием, взглядом полным апатии поглядывал на два десятка кораблей, стоящих на рейде у линии горизонта. Казалось, что рейдовые бойцы ждали только отмашки готовые кинуться в бой, вот только команды, так и не прозвучало. От зорких глаз рейдеров Цитадель «Морских псов» скрывала неудобно расположенная скала, Собственно говоря, что случилось с убер крабром тоже видно не было. Рейдовые моряки ждали того момента, когда безжалостный, всех пожирающий монстр выйдет к берегу моря, разнеся добрую половину приморского поселка Оран. Вот только запланированного действа не происходило, убер скрылся с глаз и пропал, а исчадье ада проклятое богами, в данный момент удобно раскинулось на шезлонге и потягивало молодое красное рассматривая неприятелей.

Комбинатор успел прожарить свою тушку на солнышке уже несколько раз с обеих сторон, когда с одного из кораблей спустили шлюпку и с белым флагом, на веслах рейдеры двинулась в сторону благословенного берега. В шлюпке, в окружении подчиненных прибыла сама Матильда, она резво спрыгнула в волны у самого берега и выдвинулась в сторону «Великого и ужасного».

— Добрый день, Командор, — как-то скомкано поздоровалась орчанка.

— Кому как, — широко зевнув, ответил Олег.

— Ходят слухи, что в ваши края забрела беда немыслимых размеров, — озабоченно произнесла клан лидерша «Золотого молота».

— Беда? — непонимающе переспросил Олег, — о чем это ты? В наших краях тишь, да гладь. Вот только партизаны на периферии слегка расшалились. Я даже подумывал с дружеским визитом в Асммаалу отправиться. Фейерверк подумываю там устроить, на подобии того, что твой корабль в щепки разнес. Ох и весело, наверное, будет! — Колкостью на колкость ответил Олег.

Орчанка сдержано и довольно вежливо попросилась присесть на соседний шезлонг. Командор жестом разрешил, продолжая апатично пялиться в море на линию горизонта.

— Я прибыла сюда извиниться за действия Вивальди, — начала разговор Матильда, — это именно его люди развернули двусторонний портал и запустили крабра в эти земли.

Тон орчанки был виноватым, вот только в глазах не было даже намека на чувство вины или сожаления. Слова были сказаны скорее для проформы.

— Я хочу поставить тебя в известность, — что к демаршу «Безликих» мой клан не имеет никакого отношения. Я даже в одностороннем порядке приняла решение помочь в спасение жителей Орана, собственно для этих целей я и пригнала всю свою эскадру.

— Как мило с твоей стороны, — ехидно улыбаясь ответил Олег, — вот только, я не помню, чтоб давал разрешения проводить какие-либо обряды на этой земле. Или ты думаешь, я не знаю кто бесновался возле ущелья? Всех магов, хантов и рог, я срисовал вместе со всей их статистикой, — не моргнув глазом соврал Олег. — И спускать такую пощечину я не буду. В ближайшие пару дней я выберу виноватых. И поверь мне этим деятелям мало не покажется.

Взгляд Матильды стал менее напряженным, видимо она и в самом деле не имела к этой афере прямого отношения. Возможно ее клан пытался подставить кто-то из конкурентов и именно по этой причине, она примчалась на этот пляж.

— Значит инцидент исчерпан? — не смело спросила Матильда.

— Матильда, если бы инцидент имел место, то здесь бы ты меня не застала. Я бы сейчас устраивал довольно веселый фейерверк над твоим клановым замком. Да что я тебе рассказываю, ты же недавно все своими глазами видела.

Матильда довольно улыбнулась, кажется инцидент был окончательно исчерпан и можно было заняться собственными важными делами. В глазах лидерши светился любопытством немой вопрос, но орчанка сдержалась и немой вопрос так и остался немым. Олег же распространяться о том куда же делся ужасный убер тоже не стал. Матильда поднялась на ноги собираясь распрощаться с гостеприимным хозяином:

— Ты так еще не надумал продать мне иглу? — поинтересовалась Матильда, помахав рукой своим подчиненным в лодке.

— Пока не буду, — подал голос Олег давая понять, что аудиенция подошла к концу.

Командор поднялся на ноги и собрался было направиться под навес беседки, в которой уже сидел Рубин, но Матильда его остановила:

— Командор, о вас ходят разные слухи, — как-то невнятно начала орчанка, — вот я тут решила вам небольшой подарок сделать, в знак вашей доброй воли, так сказать.

Один из подчиненных принес небольшой прямоугольный предмет, накрытый красной шелковой простыней и оставил подарочек возле шезлонга. Комбинатор с подозрением рассматривал предмет не решаясь откинуть простыню. Гости погрузились в свою шлюпку и натужно замахали веслами удаляясь от благословенного берега, а к «великому и ужасному» подошёл союзник:

— И чего это за хрень?

— Говорят какой-то особый подарочек, Роман Сергеевич. Матильда обещала, что мне понравится.

Рубин достал меч и аккуратно скинул простынку. Подарочком оказалась клетка с сидящей внутри пикси — миниатюрной девушкой с небольшими крылышками бабочки. Почему вдруг эта самая пикси должна была зайти в роли подарка Командор понять не мог, он вопросительно поглядел в след уплывающей лодки. Зато, о чем шла речь прекрасно понял Рубин, он как-то подозрительно начал ухмыляться и отвел глаза в сторону.

— Ром, чего смешного? — растерянно спросил Олег. — Или тут какой-то тонкий юмор?

— Ты это, у Тигера поинтересуйся, чего это вдруг тебе пиксий дарить стали, — давясь смешками ответил Рубин.

Комбинатор чинно восседал на своем любимом месте внимательно разглядывая «даренного коня», а вернее пиксию, миниатюрная женская фигурка — практически голая дюймовочка с крылышками с откровенным ужасом во взгляде жалась к противоположной стороне клетки.

— Вот какого черта эта дура орчанской национальности подарила мне такой подарок? — в недоумении задал риторический вопрос Олег.

Так как помимо «великого и ужасного» за столиком находился только Рубин, то он резонно посчитал, что вопрос адресован именно ему:

— Помнишь, ты как-то говорил Фениксам, мол, любой пиар полезен, в том числе и черный?

Комбинатор, предчувствуя какую-то пакость перевел встревоженный взгляд на союзника.

— Так вот, — продолжил грилл, — мелкий рассказывал, что очень много тебе этого пиара создал, в тот день, когда ущелье охранял в одно лицо. Нападать топы не торопились, и он разговорился с передовой группой у линии разграничения. Те его расспрашивать начали, мол, чего и как? Вот он и наплел им разного.

— Стоп! Фиг с ним с пиаром. Вот это они на кой мне подарили? — уже более раздраженно спросил Олег.

— Я к этому и виду. Наш юный гений, поведал своим новым друзьям, что у вас не стандартная сексуальная ориентация, мол, вы любите забавляться с подобными крохами. Потому как, обладаете весьма скромным размером, — Рубин замолчал и ехидно скалясь отвел глаза в сторону.

— Грёбаный Тигер! — раздражённо произнес комбинатор, — я его по любому прикончу пару десятков раз, как только подниму уровень, обязательно запущу его на фарш.

— Так эта малышка тебе без надобности? — с какой-то заинтересованностью спросил гриль.

— А ты хочешь ее забрать себе?

— Именно, — подтвердил Рубин.

— Ром, а на кой она тебе?

— У меня уже была подобная пикси, да ты её должен помнить, Пираткой звали. Я довольно сильно привязался к своей Пиратке, вроде как, зверюшка какая. Кормить ее нужно заботиться, да и пользы от таких малышек очень много. Между прочем, эти малышки способны применять практически все заклинания школы света. А иногда у них проявляются особого рода способности. Моя Пиратка, например, могла видеть вещи ушедших.

— И чего мне теперь с тобой делать? — обратился Олег к пленнице поднеся лицо вплотную к клетке.

— Отдай ее мне, — вновь попросил Роман.

— Ну не знаю, Ром. Нет, я понимаю, если бы это был какой-нибудь медведь, вполне объяснимо, но вот эта пигалица чем тебе поможет?

— Зря ты так говоришь, Олег Евгеньевич. Меж прочим, пиксии, как спутники незаменимы. Помнишь заклинание светляк? Так вот с подобными мелкими спутниками это заклинание будет у тебя постоянно, они очень здорово ищут тайники и ловушки, изредка у этих мелких бестий появляются особые умения.

— Забирай, — широким барским жестом отдал свой подарок «ужасный», — и пусть эта мелкая поганка послужит тебе правдой.

Довольный Рубин разворотил клетку со стороны дверцы и бережно достал побелевшую от страха пикси. Массивный грилл посадил малявку на стол, а после из своей сумки достал кусок сахара, разломил его на несколько частей и меньшую отдал малявке.

— Малышка, не бойся, — сюсюкающим голосом пробасил грилл, — я не отдам тебя этому жуткому, ужасному Командору. Возьми сладкий сахарок, ты поди проголодалась бедняжка. Эти негодяи тебя в клетке держали.

Мелкую проняло, она запищала словно комар и горькие слезы хлынули у нее из глаз. Рубин бережно поместил бедняжку на одну ладонь, прикрыл сверху второй и поднявшись с места осторожно двинулся прочь.

— И куда это ты собрался? — шокированный увиденным комбинатор слегка опешил, — а планы обсудить?

— Нечего обсуждать, — не оглядываясь пробубнил Рубин, — сегодня Фениксы не придут. Они готовятся к путешествию. Завтра собрались отправится продавать запасы и вернутся, дня эдак через три. А мы с тобой отправимся в горы искать гнездо. Есть у меня несколько наметок на этот счет места расположения, да и Витек несколько мест обозначил.

Очередное теплое утро на морском побережье «великий и ужасный» встретил в ужасном настроении. Свежий завтрак, заботливо приготовленный кухаркой, не радовал. Всю ночь Олега Евгеньевича грызла мысль, о том, как в очередной раз счастье просвистело мимо него подобно фанере над некогда славным городом Парижем. Жемчужины, обещавшие немыслимые возможности для человеческой расы оказались пустышками. А теперь еще по всему материку нездоровые слухи ходят, мол, у него нестандартные сексуальные пристрастия и незаурядно маленький размер достоинства. У Командора чесались руки открутить Тигеру его дурную голову за непомерно длинный язык, вот только и здесь ничего не могло выйти, во-первых — Тигер был в данный момент банально сильней, а второй причиной послужила просьба самого «великого и ужасного». Комбинатор сам попросил распускать, как можно больше различных слухов разного порядка.

— «Вот тебе и понты»! — недовольно размышлял Командор, когда его с толку вновь сбил хриплый женский голос.

— О чем кручинишься, добрый молодец?

— «Не такой уж и добрый. Ты где была все это время?»

— Адаптировалась, — довольно ответила Анастасия, — свои воспоминания по твоему подсознанию распихивала.

— «Я уже было, наивно понадеялся, что мою бедовую головушку оставили в покое», — Комбинатор с грустью заглянул в чашку с цветочным чаем и небрежно вернул ее на стол, — «Вот скажи мне Настенька, когда вся эта канитель с моим мозгом закончится?»

— А что тебя не устраивает? Я, между прочим, тебе помогать пытаюсь, по мере своих скромных возможностей. Вспомни хотя бы тот случай с горными пуарами. Вы бы сами с ними очень долго возились. А может и вообще бросили это дело, не добившись каких-либо результатов. Если бы не мои советы, ты бы никогда не увидел реликт.

— «Ты сейчас, о чем»?

— Деревянный ящик со стеклянной крышкой, — с обидой пояснила Анастасия, — в нем еще ручка с перстеньками лежала.

— «И что это за штука? Ты знаешь, как открыть эту коробку»?

Ответом Олегу послужила тишина, видимо Настенька обиделась и не желала больше общаться, ну или время на заслуженный перекур кончилось, и теперь добросовестная труженица вновь приступила к собиранию пазлов в его сознании.

Мысленную истерику прекратил появившийся на террасе Рубин, на его плече восседала миниатюрная девчушка с крылышками. Ее крохотные ручки удерживали кусок сахара, к которому малышка периодически прикладывалась. Рубин вежливо поздоровался с кухаркой, поинтересовался у той все ли готово к походу и нежнейшим образом разместив малявку на столе уселся, напротив.

— Кушай моя маленькая, — нежно обратился Роман к мелкой, — а как доешь, я тебе еще сладенького дам. И имя мы тебе придумаем красивое.

— И вам доброе утро, многоуважаемый Роман Сергеевич, — начал диалог Олег в несвойственной для него манере, — всё-таки зря я, наверное, тебе эту мелочь подарил.

— Чего это зря? И ничего не зря, у нас уже все нормально, мы уже подружились.

— Ром, ты мне сейчас маньяка педофила напоминаешь, сюсюкаешся, девочку к непонятному сладким сахарком склоняешь.

— Тьфу на тебя, — раздражённо заявил грилл и небрежно выложил четыре черных матерчатых мешочка и половину бутылки с бурой жидкостью на стол, — я вчера конфисковал их после боя. Виктор до последнего бутылку отдавать не хотел. А потом со все этой петрушкой из головы вылетело, что вернуть добро нужно.

Комбинатор с какой-то досадой глянул на мешочки:

— Который из них твой?

— С желтой тесьмой, — указал Рома на один из кисетов.

Олег поднял мешочек и передал его Ромке.

— А не жалко? — растянувшись в улыбке от уха до уха спросил Роман.

— Еще как жалко, Роман Сергеевич. Знал бы ты на сколько.

Прогулка по намеченным местам требуемых результатов не дала. Нет, выкладки Виктора были верны, и искатели обнаружили еще одно гнездо горных пуар, вот только это были совершенно не те результаты, на которые рассчитывал Олег. Практически весь первый день союзники пробегали в пустую, обыскав самым тщательным образом две пещеры, которые были пусты. К вечеру приключены забрались на высокий уступ. Этот самый уступ, к слову говоря, находился метрах в тридцати от земли в одном глухом ущелье. Аврора как-то случайно наткнулась на это место, отметив для себя непередаваемую красоту местного пейзажа. Данное ущелье можно было изображать на картинах, откуда-то сверху, с характерным шумом падал небольшой живописный водопад у самого подножья превращаясь в ручей с кристально чистой водой. По размерам местечко было не большим, километра полтора в ширину и приблизительно столько же в длину и вся ложбина была густо засеяна красивыми цветами и травами, а с правой стороны на довольно крутом склоне виднелся выступ. Выводы Виктора оказались как всегда правильными, о чем сообщила глиняная арка над входом. Надпись гласила, что в данной пещере обитает гнездо тьмы. Собственно, это все, о чем сообщила табличка. Командор поделился новой информацией и союзники отправились исследовать пещеру.

К великому разочарованию комбинатора, хозяевами подземелья оказались и в самом деле пуары, те самые пресловутые существа, которых до недавнего времени так сильно опасался Рубин. И что было еще хуже рой был жив.

— Я тут вот что подумал, — заявил Рубин по выходу из пещеры, — есть у меня жгучее желание разобраться с этими тварями самостоятельно.

— Крутое заявление, — не без удивления отметил комбинатор, — и как же ты это сделаешь без мага, без хорошей поддержки?

— Ну есть у меня одна бодрая идейка, я покажу тебе как играют профессионалы одиночки!

Усадив кроху пикси на свое могучее плечо Рубин, на перевес с зубочисткой весело устремился в пещеру. Комбинатор скептически глянул в след гриллу и нехотя поплелся следом.

-Ты действительно думаешь, что у тебя выгорит эта афера, — Олег скинул сумки у входа и уселся рядом с ней.

— Сейчас ты все сам увидишь.

Роман Сергеевич сюсюскаясь пошептался о чем-то с малявкой, и та взмыла под темный свод пещеры зависнув в паре метрах от потолка.

— Начали! — отдал команду Рубин.

Из-под свода пещеры вылетела серия светлячков — небольших ярких искр, пронизывающих мрак. Светлячки гасли так же быстро, как и загорались, они разбивались о сгустки клубящейся тьмы и пропадали в ней безвозвратно. Не смотря на все происходящее малышка и не думала останавливаться, продолжая выпускать искры словно из пулемета во все стороны. Рубин стоял настороженно, его зубочистка была приготовлена к бою, что он пытался высмотреть в кромешной мгле понятно не было.

— В лево! — разорвала гудение следующая команда Рубинана.

Кроха теперь выпускала свои искры сугубо в одном направлении. Исчадья мрака расстроенные таким некрасивым поведением волной двинулись в сторону гостей. Комбинатор даже насторожился, он приготовился хватать свои сумки и уносить ноги, вот только в дело вступил Рубин. Неслабая серия лезвий ветра пробила надвигающийся мрак на различных высотах. Клубы мрака впервые за все время подали неприятный скулящий гомон. Роман добавил еще с десяток лезвий, благо, шкала ярость была в данный момент заморожена, а перк расходовал только ее.

— Вижу! — проорал Рубин.

И запустил в сторону неприятеля три очень мощных по своей силе лезвия подряд, после третьего лезвия грилл кинулся следом в самую гущу визжащего мрака.

— «Хана котенку»! — промелькнула мысль в голове комбинатора, когда вся эта темень обрушилась своей массой на Рубина.

Малышка тоже очумела от горя и начала выдавать серию светляков в ту сторону где сейчас были слышны звуки возни. От прежних небольших искр теперешние отличались не только размером, но и интенсивностью освещения. Видно было, что малышке ее новый спутник понравился и та выкладывалась по полной стараясь помочь и доказать собственную полезность. Минуты три длилась вся возня, мрак клубившийся над местом боя периодически рассекали лезвия ветра и в какой-то момент все стихло, клубящиеся сгустки потеряли свою мрачную ауру, вот только в самый последний момент одно из исчадий слетая с потолка мазнуло когтистой лапой по маленькой пикси и та без чувств рухнула под ноги Командору. Белесые уродцы осыпались со стен и потолка и теперь устилали каменные полы огромной залы. Как только пелена мрака спала, зал потоп в ярком свете, это работали светляки, которым вопреки желанию обитателей пещеры всё-таки удалось долететь до запущенной точки и таковых оказалось не мало. Истерзанный Рубин сидел на полу у стены тяжело дыша, вся броня на нем свисала лохмотьями нетронутыми остались только вещи ушедших, стекляшка линтера показала статистику бедняги Рубина, от всего количества очков жизни осталось едва-ли процента три.

— Едва проскочил, — заметил Олег, разглядывая дыру в полу из которой торчала зубочистка.

— Просчитался я малость, — не стал отпираться грилл, — решил, что схрон улья в стене, а он видишь, как, в полу оказался под каменной плиткой. Я его почти две минуты на стенки нашарить пытался. Блин, вся экипировка псу под хвост.

— Признаться честно, Роман Сергеевич, я поражен, — нехотя признался Олег, — ну, не думал я что у тебя выйдет подобный трюк. И тут еще такой неприятный момент. Жужелицу твою убили.

— Прискорбно, — без особых эмоций произнес Рома, — я ведь ей даже имени дать не успел. Ладно надеюсь хоть приз того стоил.

Рубин больше ничего не сказал, он начал отпивался имеющимися у него в наличии зельями стараясь восстановить дыхание и силы.

Не смотря на потерю нового пета, сильно Рома не горевал. Призы данный данж принес не плохие, из небольшого тайника приключены извлекли два свитка, арбалет с незаурядными характеристиками и двуручный меч из закаленного в крови саламандра железа. Вещицы были не дурны по своим показателям, вот только в классы игроков которые могли ими пользоваться наши герои не входили.

— Все на продажу, — расстроено объявил Олег.

Свитки оказались не плохими, первый из них был свитком распознавания вещей очень высокого уровня. Рубин сказал, что подобный можно приобрести приблизительно за сто тридцать тысяч. Вторым свитком был свиток поиска иглы Соломона. Да, дорогой читатель, той самой иглы которую Командору не было ни какого смысла искать, он и без всякого свитка прекрасно знал где лежит эта самая нужная всем в этом мире иголка.

— Я хочу забрать свиток распознания, — попросил у Командора Роман.

— И на кой он тебе?

— Хочу попробовать распознать зубочистку, может еще какая полезная информация всплывет.

Олег упорствовать не стал, в конце концов именно Рубин проделал всю грязную работу и именно он потерял кучу дорогой брони добывая эти свитки.

— Он твой, — без лишних колебаний согласился Олег, — ты только Фениксам о нем не говори.

— Я отдам им все остальное.

— Вот и договорились.

Приключенцы расположились у входа в пещеру. Рубин уселся практически у самого входа и принялся приводить себя в порядок, латать броню залечивать раны. Комбинатор же напротив, уселся на край обрыва, достал блокнот и стал старательно зарисовывать прекраснейшие вида открывшиеся с высоты.

— Рубин иди сюда, — полушепотом произнес комбинатор, — глянь, там в низу кто-то возится.

Грилл шустро натянул на себя запасной комплект брони и ползком подполз к краю.

— Вон видишь, четыре фигуры, — указал Командор пальцем на четыре весьма своеобразных существа.

— Это гнумплены, — ровно таким же шёпотом ответил Рубин, — эти твари прокляты богами и за убийство каждой такой можно получить не слабую прибавку к очкам опыта в любом из храмов.

— Так что делать будем?

— Пока ничего, — пораскинув мозгами ответил грилл, — они походу здесь какие-то травы собирают, сейчас зайдут в глубь ущелья и прижучим их, а то сбегут ненароком.

— Слушай, Ром, а почему их прокляли?

— Да кто ж знает? Просто, по какой-то причине местные божки жаждут истребить всю эту расу. И знаешь, в отношении вот этих зверьков я с ними полностью согласен.

— Это почему?

— Отвратительные твари, как на вид, так и по характеру, — пояснил Рубин, — смотрятся довольно мерзко. Да ты скоро сам все своими глазами увидишь.

Рубин резко затих двое из прибывшей четверки стояли практически под тем местом где в данный момент находились приключенцы. Командор аккуратно отполз от края скалы и только теперь обратил внимание на то как экипирован Рубин. Его новая броня довольно сильно отличалась от той что была на нем раньше. Кожа на вид была куда грубее чем прежняя, да еще во многих местах были металлические вставки, обувь Рубин тоже поменял, от прошлой остались лохмотья, вот только и нынешняя не сильно напоминала эталон защиты, на ногах у грилла были металлические сандалии, стянутые кожаными тесемками. Практически вся обувка была сделана из металлических пластин. Шузы сильно напоминали ботинки с обрезанным носом, переднюю часть ступни, а именно пальцы сверху не защищало ничего.

— Прикольные кроссовки, это такая мода или ты пытаешься выделиться? — с ухмылкой поинтересовался Олег.

— Олег Евгеньевич, твои колкости в данный момент не уместны, — не отрывая взгляда от потенциальных жертв ответил Рома, — если хочешь знать, эти самые боты мне достались по великому блату, стоят они — мама не горюй. И предназначены специально для моей расы. Видишь носок открыт, так вот это сделано специально, чтоб, когда я приму форму зверя обувь не портилась, шузы растягиваются по ноге, — грилл замолк внимательно всматриваясь вниз. — Пора. Кидай сумки вниз и прыгай на спину. Будет весело.

Олег так и поступил, он кинул вниз обе свои сумки и запрыгнул на спину гриллу. Командор ожидал скорого, но весьма плавного спуска, вот только Рома поступил вопреки ожиданию. Он вскинул меч к небу и ни секунды не мешкая прыгнул вниз, тридцать метров союзники пролетели секунды за три, в принципе, Рубин даже не почувствовал этой высоты, он ловко приземлился на ноги приложив плоской частью своего деревянного меча-весла одного из гнумпленов. Приземление Командора оказалось куда как жёстче, «ужасный» сначала приложился челюстью о крепкую спину грилла, а после еще и шмякнулся оземь.

-Твою матушку! — горестно протянул Командор, пытаясь подняться на ноги, — Рома, ты совсем головой стукнулся?

— Я-то как раз на ноги приземлился. Ты извини, Олег, просто момент был отличный, не удержался.

Командор кряхтя поднялся на ноги и огляделся, тройка существ улепетывала, сверкая пятками в сторону тупика, а Рубин оттирал свою зубочистка от расплющенного представителя проклятых.

— Блин, вот они липкие, — с каким-то расстройством произнес Рубин, старательно оттирая меч от остатков гнумплена о траву.

Понять, как же все-таки выглядело убитое существо, комбинатор так и не смог, удар грилла просто размазал случайную жертву. Союзники привели себя в порядок и не спеша тронулись в сторону убежавшей троицы. Шансов выжить у беглецов не было, это прекрасно понимали и сами беглецы, и союзники медленно приближающиеся к тупику ущелья. Подойдя практически в плотную комбинатор всё-таки смог рассмотреть, облик существ с таким незамысловатым и неприятным на слух названием. И выглядели твари ровно так же, как и назывались, проклятые были не высокого роста, примерно с леприконов, головы у зверьков были забавными. Лупоглазую мордочку мопса венчали огромные стоячие уши-локаторы, гости королевства Оран были прямоходящими руки гостей не сильно отличались от человеческих, орочьих или гномьих, но было и отличия верхние конечности имели по три пальца с острыми когтями. Гнумплены, до момента нападения, собирали травы в большие плетенные корзины. Троица собирателей зажатая в угол с ненавистью во взгляде глядела на своих загонщиков, жертвы прекрасно видели, как здоровяк расправился с одним из них и теперь не питали пустых иллюзий на собственный счет.

— Ну здравствуйте, гнусные нарушители частной собственности, — махнув своей зубочисткой, поздоровался Рубин, — готовы умереть?

— Моя требуй честный поединка! — заявил один из загнанных, — хотеть драться в честный бой и помереть с оружие в рука!

Речи проклятого была весьма косноязычна. От такой наглости союзники даже слегка опешили.

— Как тебя звать? — присев на корточки поинтересовался Олег.

— Мая звать Аспирин, я старший в эта группа, — представился щекастый гнумплен с порванным ухом.

— Ты откуда нормальную речь знаешь? — вступил в диалог Рома.

— Моя поймай, когда я был маленький и показывай за деньги в цирк уродец. Там моя и научись понимай этот глупый язык.

— Ну что, цитрамон, приготовился к смерти? — с довольной улыбкой поинтересовался Рубин перехватив деревянный меч.

— Моя порвай твоя, как тряпка. На куски порвай. Жестоко порвай. Ты отвечай наша за смерть Кени.

После таких суровых угроз грилл закатился в приступе истерического смеха, что мог сделать слабый не вооружённый коротышка, гиганту гриллу. Дорогой читатель, на вскидку, представители местной фауны были чуть выше тех же самых леприконов, и помимо роста эти бедолаги имели еще одну параллель с леприконами — и те и эти были прокляты богами.

— А чем ты собрался убивать моего друга? — миролюбиво поинтересовался Олег, — не уж то руками его порвешь? На сколько я вижу у тебя нет никакого оружия.

— Моя порвай его когти и зубы, он будет плакай, как маленький опсатый девочка.

Свою тираду рваноухий сопроводил такой зверской мордочкой, что Рубин, едва успокоившийся вновь прыснул в ладошку:

— Послушай, Аспирин, раз ты такой храбрый, я уберу свой меч. Нет, я даже разрешу нанести тебе первый удар. Если ты сможешь причинить мне хоть какой-либо вред, я встану на колени и извинюсь перед вами. Нет, я даже расцелую твои ноги.

— Засунь свой извинений себе в шухаш! — голосом полным гнева ответил Аспирин, — мне нужен вира.

— Будет тебе вира, — ответил за грилла Командор, — если сможешь нанести моему другу хоть какой-нибудь вред я лично ее выплачу.

Аспирин вернулся к своим побратимам, и о чем-то с теми пошептался, правда шепотом это трудно было назвать, гнумплены что-то истерично обсуждали на незнакомом языке практически переходя на крик. Сотоварищи рваноухого порывшись в закромах извлекли опаснейшие орудия пыток. Первым из представленных образцов был молот, вот только молотом он был для недоросликов, для Командора и Рубина это скорее был небольшой столярный молоток. Вторым опаснейшим орудием вендетты оказался столовый нож из нержавеющей стали, да дорогой читатель, именно, самый обыкновенный столовый нож, закругленный и с тупейшим лезвием. Аспирин самым внимательным образом принялся выбирать, чем покарать обидчика. Орудия вендетты рваноухий осматривал с видом заправского вояки перед штурмом цитадели. Рубин едва сдерживался чтоб не заржать, ни тем, ни другим девайсом оборзевший Аспирин не мог причинить вред здоровяку, как бы он не старался. Рубин закинул свое весло за спину и довольными глазами глядел на наглеца. Наглец же в свою очередь уже выбрал орудие мести и теперь примерялся к столярному молотку разминая руки.

— Ну что, трусливый баба, твоя готов заплакай и лизай мой ноги? — с нахальством поинтересовался гнумплен.

Чаша терпения Рубина была переполнена, и он в очередной раз принялся утирать слезы, брызнувшие от смеха, совершенно не обращая внимания на Аспирина. И как показала практика — зря.

Аспирин впал в ярость, нет дорогой читатель, он не стал берсеркером, не увеличился в размерах и не окутался боевыми аурами. Аспирин выпучил свои и без того не маленькие буркала, противно заверещал вскинув молоток над головой и забавно мотая башкой разбрызгивая слюни кинулся на обидчика. Рубин растянул довольную улыбку, сложил на груди рука замком и ленцой ожидал опаснейшего нападения лидера с рваным ухом. Рубин сдержал свое слово и разрешил Аспирину нанести свой единственный смертельный удар, чем собственно и воспользовался гнумплен. Аспирин пронесся самой медленной молнией в мире дико вереща и нанес страшнейший удар. Дорогой читатель, страшнейшим этот удар был по одной банальной причине, удар столярного молотка пришелся ровнехонько по большому пальцу правой ноги, не последнюю роль в этом акте сыграли замечательные стальные сандалии, приобретенные Романом Сергеевичем по большому блату. Улыбка рубина сползла с лица, и он завалился на спину держась за ногу. Удрученный болью грилл в нелицеприятной форме поведал Аспирину и его соплеменникам все что он о тех думал. Рома не скупился в выражениях и расписал родословную проклятых гнумпленов. Расписывал по матушке и батюшке, самым подробным образом, расписал бедолагам все особенности их сексуальной ориентации и незаурядных предпочтений. После содеянного Аспирин на долю секунды впал в ступор, видимо в то, что он сможет победить не верил и сам предводитель травников, однако вот — огромный боец валялся на спине дико матерясь от боли, а он — бесстрашный Аспирин, стоял рядом держа в руке молот. Осознав произошедшее, рваноухий откинул молот и шустро переместился к голове Рубина. Пальцами правой руки он вцепился за нижнюю губу страдальца Рубина, второй рукой рваноухий попытался изобразить козу пальцами пытаясь выколоть глаза. Не смотря на все потуги лишить глаз великана грилла не выходило, Аспирину банально не хватило длинны пальцев, они застряли на массивной переносице, не дойдя до своей цели какие-то жалкие миллиметры. Вот тут Рому проняло, он заорал дурниной стараясь отодрать поганца от лица, но тот клешем вцепился в нижнюю губу и ни в какую не поддавался на действия провокационного характера, попытки оттащить мелкого от лица доставляли здоровяку гриллу неимоверную боль, у того даже слезы из глаз брызнули. Рубин на мгновение ослабил хватку в надежде перехватить поганца поудобнее, вот только удобнее перехватился Аспирин, он отпустил нижнюю губу и вцепился в нижнее веко. Всё-таки мелкий поганец решил, что два глаза для здоровяка — это излишество, Аспирин занес руку, чтоб вдарить когтями по глазу, когда его за шкирмо оторвал от грилла Командор. Аспирин мотался словно взбешенный котенок, он шипел, плевался, матерился на неизвестном комбинатору языке и клялся убить «великого и ужасного» словно: «грязный подзаборный девка, и надругайся над его позорный труп». Не смотря на все бешенство Аспирина его соплеменники в бой не вступали, они стояли бледные и видимо уже смирились со своей участью смазки для мечей. Рубин пришел в себя, болевой шок и испуг отступили, здоровяк хромая направился в сторону обидчика:

— Уродец!!! — взревел Рубин, — я тебя на куски порву!

Грилл достал из-за пазухи тесак:

— Я отрежу твои пыльцы и буду носить их как ожерелье!

Рубин собрался было полоснуть дерзкого Аспирина, вот только комбинатор не позволил этого сделать, он встал к Рубину боком вытянув гнумплена на вытянутой руке, как можно дальше.

— Отдай мне его, Командор, эта гнида сейчас за все заплатит!

— Вот уж хренушки, Роман Сергеевич, — ошарашил своим ответом Командор союзника, — я опасаюсь, что если отпущу этого «зверя», то он выполнит все свои обещания в отношении тебя. А после выполненного ему придется на тебе жениться, — угорая ответил комбинатор.

Аспирин поняв, что ему ничего не угрожает стал дергаться куда как меньше, теперь и ему стало интересно, что же будет происходить дальше.

— Командор, этот гад мне чуть глаза не выколол, — изрядно нервничая просипел Рубин, — эту бешенную тварь нужно прикончить.

Аспирин окончательно перестал дергаться, он сложил руки на груди в замок и теперь весел ехидно оскалив довольную пасть:

— Иди сюда, мой сладкий девка, я тебе глаз на шухаш натянуть, — ответил лидер собирателей с таким высокомерным взглядом, что Рома аж зубами заскрипел.

Командору безбашенный мелкий поганец очень понравился, в отличии своих собратьев по несчастью, он не стал унывать, или выказывать страх. Напротив, рваное ухо ударился в авантюру и возможно даже нанес бы ущерб гриллу, разумеется в рамках игры.

— Твоя девка обещай облизай моя ноги, если я его нахлобучить, — обратился Аспирин уже к Командору, — он сказай, что вставай на коленка и делай всем ахартыш.

— Да, — согласился Олег, — я тоже нечто подобное слышал.

Зубовный скрежет Рубина усилился на столько, что его теперь было слышно на другом конце долины. Рубин убрал тесак и достал ложку, после столовым прибором провел себе по ладони и горестно заметил:

— Недостаточно тупая.

— Послушай, Аспирин, — обратился «великий и ужасный» к рваноухому предводителю, — мой друг великий воин, он прошел уйму сражений. Он с горяча пообещал вам, что встанет перед вами на колени и извинится. Вот только боюсь, что после этого он себя уважать перестанет.

— Ага, — довольно замотал башкой гнумплен, — мы его тоже после этого не уважай!

— Нельзя ли решить этот вопрос как-нибудь по-другому?

— Пусть эта девка уберет оружий и свалит подальше, тогда и говорить.

— Рубин, ты его слышал?

Грилл нервно сжал металлическую ложку в руке, словно пластилиновую, но спорить не стал. Он с ненавистью глянул на Аспирина и похромал прочь, отойдя метров на десять Роман остановился.

— Дальше ходи! — крикнул вдогонку рваноухий.

Рубин зло сверкнул глазами, но спорить не стал. Командор осторожно поставил Аспирина на ноги и отпустил.

— Ну так что ты хочешь, за честь моего друга?

— Он убивай Кени. Убивай жестоко и бестолково, — горестно вздохнув Аспирин продолжил свои рассуждения, — а Кени был самый толстый из нас, мы его собирались сожрай, когда ходить обратно через горы.

— Так вы его сожрать собирались? — поразился Олег.

— Ну да, — деловито согласился гнумплен, — он весь наш поселок задалбай. В хозяйства не помогай, в охота не помогай. А жрать давай всегда первый.

Видимо у этих горемык с провизией и в самом деле было туго. Не удивительно, роста они были не большого, бегали не быстро. Да и статы у представителей этой расы были смехотворными, даже по сравнению с не прокаченным Командорам, но то что сегодня исполнил Аспирин выходило за любые рамки здравого смысла. Аспирин напомнил Командору росомаху, про этого безумного зверя ему рассказывал дед, мол, был такой опасный зверь, размерами он был не велик, не более среднестатистического пса, вот только вел себя зверек, как полный отморозок. Никто из самых крупных обитателей леса не желал связываться с подобным психом, потому как, собственная шкура была дорога, медведи в страхе уходили с пути и даже кабаны поглядывали на росомах с опаской. Теперь нашему герою стало предельно ясно по какой причине боги прокляли этот полоумный народец. Скорее всего, когда-то несколько подобных существ вполне могли повздорить с одним из богов или даже нанести критический травмирующий удар по большому пальцу божественной ноги.

— Так что ты предлагай? — сбил с мыслей Командора Аспирин.

Комбинатор порылся в своей сумке и достал стопку заботливо приготовленных бутербродов:

— Вот, угощайся Аспирин, — протянул Олег бутер гнумплену.

Тот осторожно взял бутер, понюхал его и даже лизнул. Один из его спутников учуяв еду приблизился и протянул руку в надежде взять лакомство. Вот только попытку горемыки прервал на корню лидер с порванным ухом. Аспирин отвесил товарищу звонкого леща, а после добавив ему пендаля отправил соратника подальше. Товарищ матерясь на незнакомом комбинатору языке, потирая ушибленный зад вернулся на прежнее место, а беспредельщик Аспирин с вожделением взяв бутерброд и рассмотрев его со всех сторон с восторго и придыханием, словно он держал в своих руках редчайший бриллиант, сожрал его с громким чавканьем.

— Кусна! — с набитым ртом произнёс Аспирин.

— У меня еще есть, я отдам тебе все бутеры, а ты извинишь моего друга?

— Нет. Этот баба должен заплати вира. Наша племя и так маленький. Нас обложить налог клана «Хвост лисица». Они требуй, чтоб наша собирай для них редкий трава или отдай золотой монета, иначе они нас уничтожай. Я предлагай этим трусливый щенок дать бой, но эти шакал, — Аспирин указал на своих соплеменников, — слишком подвержены страх.

Аспирин горько сплюнул, давая понять на сколько он презирает нравы своего народа.

Комбинатора словно током ударило:

— «В этих землях есть только один клан».

— Послушай Аспирин, а вы из какого королевстве пришли в эти земли?

— Моя не знать, как называйся королевство. Но наш поселка располагайся за этот горы.

— А вы через болота сюда добрались?

— Ты человека, совсем дурака? Через болото нет хода. Никто не мочь там пройти.

— А как вы тогда забрались в эти земли?

Комбинатор практически пылал от нетерпения, видимо в земли Оран было не три пути, как он полагал ранее, а четыре.

— Мы знай один горный тропа, по ней и ходи сюда-туда. Трава собирай.

— Ладно, пока оставим этот вопрос, так что я тебе должен в качестве оплаты за смерть Кени?

— Один золотой монета, — требовательно заявил рваноухий.

Комбинатор молчал, размышляя над столь незначительной ценой за гибель соплеменника. Аспирин стушевался, видя нерешимость нового знакомца:

— Ну или два серебряный, — уже не так уверенно произнёс Аспирин.

Комбинатор отдал гнумплену желтый кругляш. Отдал не за гибель соплеменника, не за то чтоб спасти «честь» Ромки Рубина, Командор подарил «целый золотой монета» просто потому что Аспирин ему понравился, понравился не как представитель вида гнумпленов — жутковатых, стремных существ, а понравился, как личность, понравился как один из сильнейших представителей своего племени.

— Меня зовут Командор, — представился Олег, отдавая монету, — я один из хозяев этих земель. Аспирин, ты и твои соплеменники можете собирать травы в этих землях, только имей в виду на вас могут напасть другие разумные. Если это случится и на вас нападут три дроу, постарайся объясни им, что ты знаешь Командора и что Командор просил тебя не убивать.

Рваноухий довольно, мотнул башкой сгреб в охапку бутеры, и распрощавшись отправился в сторону своих соплеменников. Командор же отправился в сторону грилла. Рубин сидел на траве рассматривая травмированный палец. Большой палец правой ноги приобрел фиолетовый цвет и увеличился в размерах вдвое, замечательный приобретенный по блату сандаль валялся рядом.

— Как ты, великий воин? — комбинатор старался не засмеяться, но его довольные глаза этому явно не способствовали.

— Олег Евгеньевич, если кто-либо узнает о том, что здесь произошло, — с какой-то злостью и досадой произнес грилл, — я тебя очень сильно накажу. Я накажу тебя так, как тебя топы не сумели наказать.

— Ром, я никому не расскажу о том, что сегодня случилось, — совершенно без страха ответил Олег, — только, вот если, ты посмеешь мне угрожать.

— То, что тогда? — перебил спич Командора союзник.

— Тогда я натравлю на тебя Аспирина, — растянувшись в улыбке ответил Олег. За бутер он отбуцкает тебя, как подзаборный девка.

Грилл лязгнул зубами:

— Аспирин! — ухмыльнулся Рубин, — Это не Аспирин, это фенобарбитал!

— Скорее уж пурген, — растягиваясь в улыбке внес свои пять копеек «великий и ужасный».

До хромали до болота союзнички часов за пять. Не смотря на свой малый рост, травму лидер собирателе нанес филигранную. Мощный грилл на довольно продолжительный отрезок времени был лишен возможности передвигаться быстро. У болота произошла еще одно неприятное событие. Фениксы в означенный срок, так и не объявились и вот этот момент угнетал довольно сильно. Карманный хронограф комбинатор показывал без четверти десять, по большому счету, в это время в интернате, молодых лоботрясов, просиживающих все дни на пролет в «Другом мире», разгоняли по комнатам воспитатели.

— Я выйду на некоторое время, — озадаченно проговорил Рубин, — мне Витек свой коммуникационный ай-ди оставил. Попробую дозвониться до него в реале.

Вернулся Рома не менее озадаченным чем был до выхода:

— Хреновы наши дела, Олег Евгеньевич, тропинку на болоте прикрыли. Витек говорит, там «Безликие» огромным лагерем стоят. Видимо они поняли, как мы в Оран возвращаемся. Лезть на рожон Фениксы не решились, опасаются за вещи ушедших и деньги. Витек подумывает создать схрон с той стороны гор и выбраться в Оран по средствам суецйида. Витек попросил вас подумать, что можно сделать и, если завтра с утра мы ничего не сможем придумать придётся сливать опыт.

— Ром, передай ему, что б не спешили. Нужно подумать.

— Теперь уже завтра скажу, их интернат по комнатам разогнали. Да и мне тоже отдохнуть нужно. Прости Командор. Но мне здесь невыносимо находиться — травма противно ноет. Давай в пустой пещере спрячемся, и я до утра офф.

— Ладно, — согласился Олег, — тогда дуй в пещеру, а мне еще нужно будет подумать.

Рубин похромал в пещеру, в которой когда-то он прятал скрученную Анастасию. А комбинатор уселся на землю в позу лотоса и задумался:

— «М да! Обложили меня со всех сторон. Видимо Рыжая сдала меня Вивальди. Опыт с убера мы еще не скоро сможем освоить, если вообще сможем, кольцо в процессе перезарядки, да и лимит моих понтов подходит к своему логическому завершению. Час полного «ПЭ» неумолимо приближается. Ладно не будем унывать, из любых ситуаций имеется выход, а из некоторых еще и не один, да вон взять хотя бы того же Аспирина, ведь он попал в такую шухаш, что в пору было вешаться. Стоп! А ведь гнумплены собрались возвращаться к себе за гору, — Комбинатор замер пораженный простотой решения возникшей проблемы».

Олег Евгеньевич вскочил на ноги и пока не стало совсем темно, бегом направился в сторону ущелья где повстречался с гнумпленами. Без хромающего Рубина запланированный путь комбинатор пробежал за час с небольшим.

Олег прибыл ко входу в ущелье, когда на небе сияла полная луна. Перед комбинатором встала дилемма, как теперь искать травников посреди ночи, вот только в его дела вновь вмешалась старушка судьба. Долго искать травников не пришлось, их костерок горел под единственным раскидистым деревом, а матерные вопли на незнакомом языке четко давали понять, что у травников не все в порядке. Комбинатор осторожно двинулся в сторону собирателей и каково было его удивление, когда он узрел у этого самого костерка мирно отдыхающую шауду. Анастасия утробно урча грела морду у огня, а рядом на дереве проклинали и материли страшного зверя трое гнумпленов. Зверюга, услышав тихие приближающие шаги насторожилась, напряглась и уставилась в ночной полумрак.

— Это я, Настя!

Первое воплощение Анастасии встрепенулось, но уяснив кто зашел на огонек тут же рухнула и вновь принялась греть морду практически у самых углей. Комбинатор подсел к костру и подкинул пару заблаговременно заготовленных деревяшек. Гнумплены сидевшие на ветки притихли, ожидая дальнейшего развития событий.

— Настенька, ты чего с этими убыточными делать собралась?

В ответ шауда лишь щёлкнула челюстью, тонко намекая на непредвзятый гастрономический интерес.

— А может не стоит, ты только глянь на этих уродцев, от них у тебя может случиться несварение. Настенька, может ты оставишь их мне?

Зверюга задрала морду к верху рассмотрела три державшиеся за ствол дерева небольшие фигуры, после она лениво опустила морду, слегка пододвинувшись к костру и довольно заурчала. Командор воспринял действия Насти за положительный ответ.

— Эй, Аспирин, слезай вниз. Поговорить нужно.

— Моя не слезай. Зверюга моя сожрай. Мы бойся зверюга!

— Не бойся, не сожрет, — комбинатор пошурудил угли палочкой.

— Нет! Моя не дурак! Моя жить хотеть.

Анастасия вскочила и молнией пронеслась по стволу дерева сбив двух собирателей с кроны, а после с такой же молниеносностью заняла прежнее место. Два гнумплена потирали ушибленные места. К удовольствию комбинатора один из опавших был как раз тот, кто сейчас был нужен.

— Садись к костру, — требовательно пригласил Олег собирателя.

После продемонстрированных возможностей собирателям стало предельно ясно, что просто так им уйти не удастся. Аспирин пришел в себя и уселся перед костром напротив комбинатора. Олег же облокотился на зверюгу словно на кресло создавая должное впечатление.

— Чего твоя хотеть от наша? — ежась от страха поинтересовался гнумплен.

— Скажи, Аспирин, как долго добираться до вашей деревни?

— Моя не продавай своих, — с гордостью заявил Аспирин и ударил себя кулаком в грудь, — моя умирай, но своих не предай!

— Не нужны мне твои соплеменники, — честно признался Олег, — мне переход через ущелье нужен. Мои земли обложили со всех сторон, раньше мы через болота ходили, а сейчас и там кордоны поставили. Мне с вашей стороны нужно разумных сюда притащить. Понимаешь?

— Моя понимай, — рваноухий помотал башкой, — вот только моя никогда в жизни не сдаст секретный тропа.

Комбинатор небрежно перекинул кошель с золотыми монетами, там их было не много — монет двадцать, но даже эта незначительная сумма произвела на Аспирина сильное впечатление. Гнумплен открыл кошель громко заглотнул и пораженный глянул на Олега.

— Твоя знай, что мой народ проклятый и за любой помощь боги гневайся на твоя?

— Знай, — довольно ответил Олег, — я точно так же проклят, как и вы. В миру меня знают, как клятвопреступника 666.

— О! Моя слышать, что его казнили, — с сомнение припомнил Аспирин, давая понять, что он не совсем верит в сказанное.

— Как видишь, не до конца меня казнили, вот только речь сейчас не об этом. Если ты меня выручишь и притащить моих бойцов на эту сторону, то получишь от меня еще столько же монет.

После услышанного Аспирин задумался. Видимо для этого проклятого народа несколько десятков золотых являлись очень приличным капиталом.

— Если твой бойцы такие большие, как та Грилла, то я не смочь привести их в эти земли, — озадаченно прикинул гнумплен, — они не смочь пролезть в узкий щели.

— А если они будут моей комплекции?

— Тогда моя проводить.

Следующий час Аспирин объяснял где, как и в какое время можно будет пересечься с ним с той стороны гор. Расстался комбинатор со своим новым знакомцем под утро. Часам эдак к шести вечера, предводитель гнумпленов торжественно пообещал привести союзников в условленное место. Олег распрощался с собирателями и выдвинулся к пещере у болота. Первое воплощение Настеньки услужливо проводило Олега Евгеньевича и даже скрасила его одиночество до утра, но с первыми лучами солнца шауда скрылась из виду в направлении леса, а комбинатор, посильней укутавшись в свою супер накидку прикрыл глаза и закимарил.

В 6:00 Рубин без лишних церемоний разбудил комбинатора:

— Вставай, Командор. Солнышко уже встало и неграм пора в поле на любимую плантацию.

Олег Евгеньевич разлепил зенки и довольно потянулся:

— Утро доброе, — довольно ответил «великий и ужасный».

Комбинатору жутко хотелось спать, шутка ли — всю ночь мотаться, вот только постель в виде мелких камешков особого удовольствия от процесса сна не доставляла, а по сему, сильно печалиться о потерянном сне Олег Евгеньевич не стал. Он, на сколько смог, бодро вскочил на ноги, немного размял затекшие мышцы.

— Мне, Олег, сейчас нужно будет Виктору звонить, что ему передать? Пусть опыт сливают?

Олег описал Рубину все свои ночные приключения и договоренности, передал отметки, по которым нужно будет искать место встречи, а после выбрав место поудобней вновь завалился спать.

Прикорнул «великий и ужасный» не слабо. В пять часов дня Рубин в очередной раз растолкал Командора и вручил тому кружку цветочного чая.

— Когда они по твоим прикидкам добраться должны? — в голосе Ромы явно чувствовался какой-то мандраж.

— Ба! Роман Сергеевич, да никак за своих сокланов переживать начал? — ухмыляясь подметил Олег, — раньше таких приступов сентиментальности я за тобой не замечал.

— Вещи мои у них, — скупо ответил грилл, — да и союзники они мне всё-таки.

Фениксы добрались к вечерней зорьке, Аспирин не сдержал свое слово, и союзники сильно опоздали от запланированного времени, видок у ребят был потрепанный и утомленный, да и сам предводитель собирателей выглядел не очень.

— Что произошло, — поздоровавшись поинтересовался Оле.

— Этот дурака, — гнумплен указал пальцем на Тигера, — орал как резаная бухлуш. Моя ему говори, заткнись, тишина нужен. А он только строй из себя крутой. Горный шхушлаш, нападай на наша. Мерзот и Лашман погибай. Зачем я браться за этот работа! — горестно запричитал Аспирин.

Олег Евгеньевич критическим взглядом глянул на троицу, Виктор только пожал плечами, мол, так получилось, Аврора сочувственно поглядывала в сторону нового знакомца, а вот тигреныш стоял со скучающим видом, ему было пофиг, по крайней мере, так показалось Командору.

— От вас я другого не ожидал, Константин, — с какой-то обреченностью в голосе произнес Олег.

Комбинатор решил сменить манеру прессинга в отношении Кости Феникса, шкет уже порядком достал его своей дерзостью, а тут по его вине еще и провожатые погибли, и дело было даже не в провожатых, дело было в самом поведении, если сейчас не урезонить Тигера, то в дальнейшем он так и будет косячить, а косяки в дальнейшем могут вылиться проблемами всей команде.

— Ты мне что-нибудь хочешь предъявить? — заносчиво поинтересовался малой, — давай может по-панский разберемся — один на один.

— Слышь, пацан, а может ты себя вести по-людски начнешь? Вот скажи, какого черта ты не мог заткнуть свою пасть, когда тебя об этом попросили? Ты не мог захлопнуть варежку на несколько минут, тебе непременно нужно было показать, что ты самец?

Тигреныш воспылал гневом, он едва сдержался от фатальных действий. Костя Феникс сложил руки на груди и повернулся спиной к Олегу, этой особой черте характера Константина обучил его брат Виктор, он всегда так делал, когда слов было мало, а грубую силу применить возможности не имелось. По большей части таким образом Костя спорил с родней:

— Иди ты лесом, урака, со своими советами! — не глядя на союзников продолжил распаляться малой, — можно подумать, ты здесь не без греха! Косяков за тобой не водится?

А дальше начались прения сторон, Тигер приводил свои доводы стоя спиной к оппоненту, а комбинатор старался достучаться до сознания заносчивого сопляка-максималиста. Спор набирал обороты готовясь перейти в горячую фазу, когда Виктор начал проводить какие-то невнятные манипуляции, в горячке спора он совершенно естественно отодвинул Олега на пол шага назад и между Командором и разгневанным братом поставил Аврору. Полемика была на столько жаркой, что манипуляцию заметила только девушка, но противиться она не стала, решив видимо, что Витек старается закрыть лидера от возможного гнева Кости. В какой-то момент терпение заносчивого дроу иссякло и Костя с разворота решил влепить комбинатору. И вот тут продуманная комбинация доморощенного стратега сыграла, как по нотам. Тигер развернулся и не глядя нанес сильнейший удар кулаком в переносицу, вот только попал он по сестре, хорошо так попал, от души. Ноги бедняжки Авроры вознеслись к небу, а после оторвавшись от земли девушка спиной упала на траву. Осознав содеянное Костя застыл восковой статуей, в его глазах плескался не страх, там был ужас, ужас человека осознавшего, что он совершил какой-то и непоправимый поступок, он хватал воздух ртом видимо стараясь подобрать слова, вот только говорить эти слова было некому.

Три мужские фигуры нависли над бедняжкой Авророй стараясь оценить масштаб трагедии. Влепил малой от души, с чувством и на прекрасном личике бедняжки Авроры набухал синяк на оба глаза.

— Ну ты и псих! — разглядывая девушку Произнес Олег.

— Чем меньше девушку мы люби, тем больше девушку мы бьем, — по-филосовски заметил Рубин.

Виктор же просто промолчал, вливая девушке в рот какое-то зелье. До Олега Евгеньевича только сейчас дошло, что все произошедшее было делом рук Виктор. Вся эта комбинация вышла благодаря его перестановки во время ссоры. В тот напряженный момент Командор не придавал никакого значения, в пылу спора люди за частую не видят, что творится вокруг них, зато теперь было понятно, что Виктор предвидел все. Тигер бросился к сестре и начал умолять ту простить его. Комбинатор же не стал досматривать, чем там все закончится, вместо этого, он позвал Аспирина и отошел с ним подальше.

— Мне очень жаль, что так получилось с твоими соплеменниками.

— А с этот девка все нормально быть? — озабоченно поинтересовался Аспирин глядя в сторону реанимирующих.

— Забей, — без какого-либо беспокойства предложил Олег, — давай с нашими делами разберёмся. Сколько я тебе должен за твоих земляков. Ты извини, но вернуть их я не смогу.

— Три золотой за каждый, — подумав ответил рванойхий, — и моя хотеть у тебя попросить.

Гнумплен замялся, подбирая слова.

— Говори, как есть.

— Наша народ, проклята богами, — расстроенно признался Аспирин, — а с «Хвост лиса» у нас проблема возник. Их бойцы прийти, когда моя вернуться они начинай убивай наша, забрать наши травы и собирайся убивать, всех. А ведь они обещай нас не трогать, если мы собирай для них трава и камни. Я отдай им те монета, что ты мне давай и попроси, чтоб они пощадить. Они говорить, что пощадить нас, если я отдавай еще столько монета. Только, моя им не верить. Эти потроха улюков обещай вернись через три дня за монета.

— А от меня ты чего хочешь?

— Моя хотеть попросить тебя, разрешай нам переселись в эта земли?

Комбинатор задумался, по большому счету ему было абсолютно плевать на то что подумают боги, местные могли взъерепениться, всё-таки народец проклятый, но и здесь был выход, достаточно было не показывать этих бедолаг жителям поселка Оран, расселить их где-нибудь рядом с болотом, или даже в том глухом ущелье, где они травы собирали и вопрос решен, вот только не решенным оставался вопросик с гнездом дракона. Не выйдет ли так, что, избежав одного удара все эти бедолаги попадут под другой, еще более сильный?

— Наша будет тебе очень полезна, — увидев, что Командор колеблется продолжил Аспирин, — наша может собирай трава, редкий минерал, мы согласный плати налоги и даже присягни тебе в верность.

Аспирин надрывался, расписывая приобретения и выгоды от столь полезного народца, вот только комбинатор особой пользы для себя найти не мог.

— Ладно, — решился Олег, — бери своих и переселяйся в ту долину, где травы собирали. Но мне от тебя кое-что понадобится.

— Все что хотеть! — обрадовался Аспирин.

— Не торопись радоваться, во-первых, мне нужно найти в местных землях гнездо дракона.

— Моя согласный! — без особых размышлений перебил Олега Аспирин.

— Да подожди ты, не части. Во-вторых, мне нужен проход на ту сторону горного хребта, в этот самый проход должен будет пролезть мой друг грилл. Вам нужно будет расширить лаз. И теперь самое главное, вон там у моря, — Олег указал пальцем в нужном направлении, — стоит городок Оран, так вот его жители не должны знать, что вы переселились в мои земли.

— Моя все устраивай, — без каких-либо раздумий согласился Аспирин, — моя народ все равно помирай если останься на прежний место. А сколько твоя хотеть монет, за проживай туту?

— Аспирин, мы вернемся к этому вопросу, когда ты отыщешь гнездо дракона, в противном случае ты и твои соплеменники покинете мои земли.

— Наша будет сильно старайся, — уверенно заявил рваноухий лидер.

— Вот и прекрасно, а теперь дуй за своими и приступай к поиску, — отдал команду комбинатор.

Гнумплен Аспирин умчался подобно ветру, его пятки недолго сверкали по полю, ровно до того момента пока его не накрыл вечерний сумрак.

— «А время то позднее», — озадаченно заметил комбинатор и отправился к союзникам.

У небольшой пещеры близь гнилого болота разыгрывалась настоящая драма. Бедняжку Аврору общими усилиями привели в чувство и теперь Костя Феникс, заливался соловьем стараясь объяснить, что он этого не хотел. Жертва нелепой случайности приняла страдальческий вид и старалась как можно наиграннее игнорировать деспота брата.

— Аврора, ну прости меня, — взмолился Костя, — я ведь не тебя бил я бил Командора.

— А чего ты тогда у меня прощения просишь, — с интонацией отрешенности и показного безразличия, на которые способны только представительницы женского пола ответила девушка, — это ведь у Командора, сейчас синяк на пол лица, сотрясение мозга и сломанный нос.

Тигер с досады прикусил губу.

— А девчонка хороша! Какая экспрессия, какая подача! — восхитился хриплый голос Настеньки где-то глубоко в черепной коробке, — вот интересно, что же я такое пропустила?

— «Шоу одного удара», — мысленно ответил Олег, — «Тигер в горячке сестре в переносицу залепил, хотел мне втащить, а попал в сестру. Теперь кается».

— Послушай, Константин, мне сейчас очень плохо, — с надрывом в голосе произнесла девушка, — у меня дебаф сотрясение или черепно-мозговая травма. Сходил бы ты лучше дров принес, видимо нам сегодня предстоит заночевать тут.

Здоровяк грилл хлопнул малого по плечу и негромко сказал:

— Пойдем Тигер, помогу тебе с дровами, а то скоро вашу шарагу по комнатам разгонять начнут.

Костя Феникс понуро опустил голову и двинулся в сторону леса следом за хромающим Рубином. Как только Тигер и Рубина скрылись из виду жалобные стенания Авроры моментально прекратились. Взбешенная дроу соскочила со своей лежанки и поднялась на ноги:

— Двуличная дрянь, да как ты только посмел! — девушка пылала праведным гневом, вот только на этот раз гнев был направлен на старшего Феникса, — Виктор, как можно быть таким негодяем? Всё-таки я твоя сестра, а Костя твой младший брат. Мы с тобой уже имели основательный разговор на эту тему, но ты все равно все по своему делаешь!

Аврора в раздражение гневно топнула ножкой. Олег не смог сдержать свою натуру и заступился за долговязого лидера «Псов»:

— Послушай, девочка, причем здесь Виктор? Всю канитель Тигер начал.

— Тигер? Ага, как бы не так! Все что сегодня здесь произошло случилось с подачи Виктора. Это его работа. У этого бесхребетника менталитет ящера, некоторые вещи он просто не способен понять. Более того, Олег Евгеньевич, помните, как вам в усыпальнице стрел в пятую точку натыкали? Так вот, я более чем уверена, что и та ситуация в какой-то мере была так же распланирована моим братцем.

Олег хотел было возмутиться, ну невозможно в принципе просчитать подобные вещи, не говоря уж о том, чтоб их подстроить. Вот только память сработала словно затвор от плазмомета Калашникова. В памяти всплыл момент, когда Виктор провел черту безопасности предварительно долго примеряясь. И вот теперь уже две пары недовольных глаз глядели на сумасбродного аналитика.

— Витек, это правда? — до сих пор не веря до конца спросил Олег.

— Правда, — без каких-либо особых эмоций ответил Виктор.

Комбинатор закипал, казалось еще чуть — чуть и он взорвется.

— Послушайте, Командор, мы объяснимся с вами чуть позже, а сейчас, пока брат не вернулся нам нужно объясниться с сестрой.

— Так объясняйся, я тебя внимательно слушаю, — Аврора сложила руки на груди и замолчала.

— Сестренка, это был единственный вариант разрулить ситуацию с минимальным ущербом.

Аврора молча указала пальцами на внушительный бланш на оба глаза.

— Да, Аврора, я понимаю выглядит это все довольно скверно, но эта ситуация позволила остудить Костю. Поверь, если бы можно было на него воздействовать другими методами, то я обязательно бы это сделал. К сожалению у него есть один стоп-кран и это ты.

— Да с чего ты взял, что все закончится плохо?

— Ты, у нас проживаешь в больничке и не совсем в курсе, что происходит в интернате.

— Ну и что? — сурово поинтересовалась дроу.

— А то. Скажи-ка мне, сестренка, кто является самым отмороженным существом в нашей шараге?

— Ну это всем известно, — уверенно произнесла Аврора, — Сашка Гвоздев и его отморозки. Пашка и Максим кажется?

— В том то и дело, что только кажется, — Виктор сделал шаг на встречу сестре и заглянул в ее глаза, — с позавчерашнего дня самым отмороженным обитателем нашего интерната считается Костя. Он их во время ужина в столовой публично так отделал, что им скорую вызывали.

— Костя? — Аврора прибывала в крайней степени изумления, она раскрыла рот и в растерянности присела на импровизированную лежанку, — как же так получилось?

— Куча неприятных факторов сошлась в одной точке по имени Костя. Наш с тобой братишка становится взрослым. У него играют гормоны, а тут еще одна рыжая особа по имени Маша отказала нашему мелкому.

— Вот оно даже как, — вытянула лицо дроу, — а что за Машка?

— Серова Мария, легкодоступная барышня с практическим подходом к жизни, — отрекомендовал Виктор. — Девчонка сговорчивая, но за удовольствия предпочитает брать услугами в этом мире.

— Так если она общедоступна, так чего ты брату не помог. Устроил бы ему воспитательную встречу, — с абсолютно утилизационной точки зрения подошла к этому вопросу Аврора.

— Я пробовал. Вот только Машка на отрез отказалась, — посетовал Виктор, — она девчонка умная. И последствия подобной встречи расписала мне во всех красках. Побаивается она, что после такого общения, Костя ей проходу не даст. А после позавчерашнего его выверта вообще по дуге его обходить стала.

Аврора прикусила губу и серьезно задумалась.

— Тебе, сестренка, нужно его сейчас контролировать очень сильно, чтоб он дел не натворил.

Разговор пришлось прервать недалеко послышались шаги. Аврора картинно легла на носилки накинула белу ручку на глаза и театрально застонала от дикой, невыносимой боли.

Глава опубликована: 21.06.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх