Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 4.


3 708 +51    0    56    0   
Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Приключения/Фантастика/Юмор
Размер:
Роман | 653 Кб
Статус:
В процессе
Опубликовано:
27.05.2018 - 08.07.2018
Авантюры продолжаются!!! Жизнь по прежнему учит нашего героя, давая почувствовать всю правильность "верных" решений на собственной шкурке. Победа в одной небольшой битве всего-лишь половина дела, теперь нужно выиграть войну.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава девятая. Не самый легкий день.

Этим утром Олег проснулся рано, ясно солнышко только начинало алеть где-то далеко на востоке, а наш герой уже стоял во всеоружии, комбинатор оделся по всей форме приключенца и был полностью готов для поиска гнезда, ради такого случая он даже мачете где-то добыл. Белоснежный плащ с терморегуляцией был накинут поверх свитера тихушника, небольшая сумочка со съестными припасами была собрана с вечера и теперь одиноко стояла возле ножки кровати.

— Ну, с богом!

Негромко произнес Олег подхватил сумку и направился прочь.

Когда «великий и ужасный» спустился вниз, в просторном зале гостиницы он узрел недовольного Клеста, молодой король ворочался на диване в холле, а Грюн мирно дремал за стойкой администратора склонившись над газетой. Олег Евгеньевич заинтересованным взглядом обвел не веселую картину и подойдя к дивану ткнул леприкона в бок пальцем. Ошарашенный Клест открыл мутные глаза с трудом пытаясь сообразить, что происходит и в какую сторону следует бежать. Поводив обеспокоенно сонной физиономией молодой король сосредоточил взгляд на Олеге:

— Здравствуйте, Командор, — окончательно придя в себя зевнув поприветствовал старинного друга Блупик.

— Клест, ты какого рожна здесь валяешься? — шёпотом, чтоб не разбудить мирно дремлющего коридорного спросил Олег.

— Так у дядюшки заночевать нельзя, у него в комнатке банковские артефакты хранятся, — признался Клест, — Да и вчера вечером к нему в номер одна особа попросилась на аудиенцию, вот он и отправил меня свежим воздухом подышать.

Что за особа гостила у дядюшки Юма ПиКри Олег прекрасно представлял, после довольно тесного обещания начинающего банкира сделать графине довольно выгодное предложение. Флоренция Нигл могла получить пост распорядительницы строительной кассы, и просто пожирала благородного дядюшку Юма глазами, обещая ем, если не все, то многое. И видимо старый ловелас всё-таки решился воспользоваться столь заманчивым, а самое главное бесплатным предложением.

— А чего, ты номер не снял на ночь? — Олег помог старому другу принять вертикальное положение.

— Так, этот ваш сноб, — леприкон указал пальцем на коридорного, — назвал меня пакостью и сказал, что без вашего разрешения ничего мне сдавать не будет.

После столь откровенного признания у О. Бэндера аж скулы свело, ужасно захотелось залепить, звонкую оплеуху или затрещину слегка облигавившему коридорному. Командор едва себя сдержал, желание наказать заносчивого отельного было сильно, но его перебило нежелание возиться с подбором нового персонала, которого и так катастрофически не хватало. Кломбинатор крадучись подобрался к стойке администратора и сильно вдарил по небольшому звонку, стоявшему на стойке. Растерянный эльф проснулся сразу, разомкнул осоловелые глаза и увидав начальника от неожиданности грохнулся со стула. Правда и поднялся Грюн практически мгновенно. Его удивленная физиономия практически мгновенно появилась из-за стойки:

— Как спалось? — с совершенно безмятежным видом поинтересовался начальник.

— Я не спал, я если только на чуть-чуть…

— Ну-ну. Успокойся, — остановил словоизлияния труженика суровый начальник, — я к тебе вот по какому вопросу, многоуважаемый Грюн, видишь вон того потенциального постояльца нашей замечательной гостиницы.

Грюн стараясь сохранять хладнокровие кивнул головой.

— Так вот, — продолжил Олег, — этот весьма уважаемый леприкон является особой августейшей, попросту говоря — это король. А теперь представь, что будут говорить о нашей замечательной гостинице, когда его влиятельные знакомые узнают, как персонал гостиницы обошелся с весьма уважаемым постояльцем?

Эльфу явно поплохело, лицо его стало бледным, а движения рук стали нервными и дёрганными, казалось Грюн не знал куда их следует деть, ожидая заслуженной взбучки от сурового начальника.

— А теперь, многоуважаемый Грюн, извинитесь перед нашим дорогим гостем и сделай так, чтоб ему все здесь понравилось.

Грюн только виновато кивнул головой, достал небольшой ключик из-за стойки и подошел к гостю:

— Разрешите показать вам ваш номер? — обратился отельный к, теперь уже, дорогому гостю с совершенно другой интонацией.

Олег подмигнул мелкому поганцу и двинулся в сторону летней кухни, перед дальней дорогой стоило подкрепиться.

От утреннего безмятежного моря веяло прохладой, Олег выбрался на террасу, прохладный утренний ветерок нежно обдувал бритую голову «великого и ужасного», на необъятной глади моря отражалось зарождающееся утреннее солнышко, а кухарка уже возилась на своей законной территории готовя завтрак для работников и гостей «Бригантины».

— Доброе утро, Командор, — радостно поздоровалась кухарка, — чего это вы сегодня в такую рань поднялись, это не в ваших привычках.

— Да вот, в поход по злачным местам собрался. Выяснил я где гнездо, — похвастался Олег, — вот сейчас позавтракаю и в путь.

— А господин Рубин с вами отправится?

— Нет, он сейчас другим сильно занят.

— Значит господа Фениксы с вами отправятся? — в вопросах Архэи явно прослеживалась забота о дорогом хозяине.

— Они все сейчас заняты другим, — честно признался Олег. — Но вечером должна будет зайти Аврора. Если ты с ней пересечёшься передай, что я ушел в гнездо.

— Да как же вы, хозяин? Ну, давайте я составлю вам компанию, в конце-то концов, вы знаете на что я способна?

— Не надо, — вежливо отказался Олег, — ты, Архэя, всё-таки повар в моей гостинице, у тебя имеются свои обязанности. У нас сейчас очень много клиентов и их нужно кормить. Еще у меня будет к тебе очень важная просьбы, внуши пожалуйста своему племяннику, что негоже хозяину заниматься уборкой самому, пускай шевелится и работников ищет.

— Я поняла, — с грустью ответила кухарка, — ну давайте я вам в дорогу съестного соберу. Это не займет много времени, — торжественно пообещала эльфийка.

Комбинатору пришлось согласиться, не смотря на хорошо забитую сумку, и кухарка принялась хлопотать, собирая провиант в дорогу. На все работы у нее ушло не более пятнадцати минут. Олег распрощался и собрался было покинуть террасу гостиницы, когда ему на хвост присел еще один участник, на сей раз это был Блупик, он закинул свои вещи в номер и спустился на террасу чего-нибудь перекусить, а там разговорившись с Командором напросился в попутчики. Немного по отнекивавшись, для приличия, в конце концов Олег Евгеньевич сдался и два путника направили свои стопы прочь от еще спящего приморского поселка.

Дорога предстояла не близкая, гнездовье дракона находилось примерна в трех часах ходу от места где Олег победил убер дэва, при хорошей экипировке вещами ушедших этот путь можно было пробежать за какие-нибудь пять-шесть часов, вот только этой самой экипировки не имелось. Олег так и не выпросил нужных вещиц для себя у Рубина, потому как опасался, что тот увяжется за ним в ущерб планам вытащить Фениксов из интерната и теперь весь долгий путь предстояло пройти на собственных походно-волевых, да и первую ипостасью Насти требовалось разыскать, а это была та еще задачка, правда хриплый голос тонко намекнул что шауда вполне может обитать в подковообразном ущелье, где решили поселиться изгнанники гнумплены. Это самое ущелье находилось буквально в двух шагах от гнездовья.

Добирались до места путники почти два с половиной дня, не торопясь, с шутками прибаутками и дружескими истории, периодически правда случались и моменты тишины, порой Клест вспоминал про Таранкина и Олег на долго замолкал. Его до сих пор грызла совесть за произошедшее. И наряду с желанием увидеть старого боевого товарища появлялось нежелание общаться на неприятную тему, Командор не знал, как всю эту ситуацию воспринял Егор, а ну как он все-таки обиделся и при первой личной встрече возьмет да все выскажет в лицо.

Карманный хронограф «великого и ужасного» показывал бес четверти одиннадцать, когда наших приключенцев окружила толпа с копьями и рогатинами. Мелкие поганцы — гнумплены, разряженные в лохмотья и вооруженные кто чем придется взяли в кольцо незваных гостей. Знакомых лиц среди толпы Командор так и не увидел, как и знакомой речи, но несколько слов были ему знакомы и из общего посыла беснующейся толпы наш герой осознал, что селяне собрались сотворить с нарушителями границ нечто противоестественное.

— Кажется они собираются посадить вас на кол, — поставил в известность коллегу по несчастью молодой король, — а меня изобьют, ограбят, а после отдадут надругаться одной из своих самок. Кажется, мне повезло больше чем вам.

— Ты понимаешь их язык? — изумился Олег.

— Знаю немножко, — признался леприкон, — покойный батюшка имел какие-то дела с одним из племен этих недоразумений, он несколько раз таскал меня с собой на встречи, там я и нахватался по верхам. Так что будем делать?

— Видимо нам придется драться, — с недовольством констатировал Олег и достал из походной сумки мачете.

В руках леприкона появились два небольших ножа, и толпа вокруг ощетинилась дрекольями и рогатинами. Комбинатор не боялся смерти, для адептов Тимиса такого понятия не существовало, зато молодого короля слегка потряхивало от адреналинового прихода.

Дорогой читатель, кто знает, чем бы закончилась эта стычка, если бы в события в очередной раз не вмешалась старушка карма в лице первой ипостаси разрушительницы миров!

Ужасный рев заставил всю толпу оцепенеть на месте, рёв был специфический с утробным стрекотанием, Олег прекрасно знал кому принадлежит этот утробный рык и довольно улыбнувшись убрал мачете в сумку. В круг вооруженного мелкого сброда грациозно впрыгнула огромная шауда, она провела тяжелым взглядом по окружившим Командора селянам, и те испугались, они побросали у кого что было и наутек в рассыпную бросились прочь от опасного зверя.

— Привет, Командор, — произнес до боли знакомый голос где-то глубоко в сознании.

Зверюга неспешна подошла в плотную к Олегу и ткнулась ему носом в то место где ранее был шрам, после зверюга мерно заурчала, подобно маленькому котенку, а ошарашенный леприкон убрал ножи и отбежал в сторону.

— Ну здравствуй, Настенька, — Олег принялся чесать огромному зверю загривок, — какая ты стала здоровая.

Первая ипостась Настеньки завалилась на спину и подобно какой-либо дворняге довольно урчала пока Олег чесал ей пузико.

— Олег, та часть меня поняла, что нужно делать, и она вам поможет. Если у вас есть желание, можем пройтись и по другим данжам.

— «Не в этот раз», — мысленно ответил Олег и внимательно глянул на подковообразную долину.

Прекрасная долина преобразилась и не в лучшую сторону, в ней появились частые шалаши и небольшие избы, а прекрасный луг с цветочным ковром был жестоко вытоптан местными жителями. Вся гурьба селян по кругу обижала гостей с жутким чудищем и практически сразу же растворилась в шалашах и хатках. Олег Евгеньевич уже было собрался идти к намеченной цели, когда из одного шалаша вывалились два взбешенных персонажа, первым из которых был бешенный гнумплен обряженный в лохмотья с элементами металлических вставок, на его плече возлежал небольшой топорик, а вид у представителя проклятой расы был явно злобный. Вторым участником психологической атаки бал хорошо знакомый Командору Аспирин. Явные лидеры сообщества принялись буравить суровым взглядом незваных гостей. К воинам подлетели селяне и начали жалобно рассказывать о несправедливом поведении гостей и дикой твари, которую в этих местах явно побаивались. Рассмотрев пришлых Аспирин осознал кого пытались поднять на рогатины землячки, а осознав это — рваноухий перешел к действию, он не кинулся на незваных гостей, зато своим, кто был поближе, досталось на орехи по полной. Отметелив нескольких участников толпы Аспирин бегом кинулся в сторону Командор.

— Прости наша дурака, Командора, — подбежав чуть ли не падая заорал рваноухий, — эти дурака не знай, как ты выгляди. И принимай тебя за чужой. Моя прости прощения за эти дураки.

— Прощение — это конечно хорошо, — деловито ответил Олег, — вот только, когда я в прошлый раз просил у тебя прощение, ты стребовал с меня золотые монеты. — Напомнил Олег.

— Сколько мая должна за нанесенный обида?

— Сотню золотых, — бесцеремонно выставил прайс «великий и ужасный».

Гнумплен от услышанной суммы выпал в осадок:

— Побойся боги, откуда такой деньги у бедный Аспирин? Может пять золотой хватит? — перебил ставку рваноухий.

— Послушай, Аспирин, — обратился Олег с явной сталью в голосе и взгляде, — кто я по-твоему, может ты считаешь меня за одного из своих соплеменников? Я человек, который разрешил жить вам в этих землях, на моем любимом поле, а вы превратили мое любимое поле в утоптанную землю. Я протянул вам руку помощи, разрешив поселиться тут, я попросил мою помощницу не сжирать вас, а вы неблагодарные твари чем мне за это отплатили? На рогатины поднять захотели и на кол собрались посадить. Я, о чем вас просил? Расширить лаз в горах или найти гнездовье дракона, вы что-либо из требуемого мной сделали? — продолжил распыляться Олег.

— Наша работай в горах и через три дней все будет готова, — смущенно отчитался Аспирин, — и гнездо наша искай, мы найти много пещер, мы старайся как мочь, — рваноухий как-то замялся, поймав на себе взгляд Командора, — мы извеняйся и отдай тебе сто монета, только целиком у нас их сейчас нет. Мы потом отдавай, с процент отдавай.

— Возьми их с собой, — предложила Анастасия, сбив суровый настрой сурового лидера.

-«И на кой они нам»?

— У этих тварей великолепный слух, — пояснила девушка, — а в том месте куда мы отправимся явно будет темно, там будет непроницаемая пелена мрака, будем ориентироваться на их слух. Да и добро из хранилища ты самостоятельно на себе тащить собрался?

— «А что там может быть много добра»?

— Золотые монеты там точно имеются, иногда и оружие попадается с элементами брони, возьми нескольких поганцев в виде носильщиков. Да и за твоими «елитниками» глаз да глаз нужен, вторая часть меня на днях видела, как к берегу причалила лодочка у самой скалы и из нее выбрались несколько персонажей, угадай куда они направились?

— «Куда»?

— Прямиком к солнцеликому, — довольно ответила Анастасия, — они просидели у короля до утра, а утром отплыли восвояси.

Комбинатор прикусил губу с досады. И этот жест заметили все.

— «А эти мне чем помогут»?

— Во-первых эти твари отличные слухачи, они банально могут подслушивать, о чем разговаривают в высоких домах, во-вторых, всех тихушников, стэлсеров, рог и прочие опасные элементы они способны спокойно слышать и выводить на чистую воду.

— Очень плохо, — прервал свое молчание Олег, — я думал ты серьезный гнумплен, а ты трепло.

— Моя не трепло, у моя просто денег нет, давай моя выплати по частям с процент.

— Так не пойдет, — огорчил Олег Аспирина и всю его братию, — придется тебе отработать.

— Моя не бойся работа, что нужно делай?

— Кто-нибудь еще понимает мою речь? — уже более умиротворенно поинтересовался Олег.

— Да есть такое, — подумав дал ответ гнумплен, — они понимай, но не мочь говори.

— Прекрасно, — Олег погладил по загривку огромную зверюгу, сидевшую рядом, — сейчас ты выделишь нам нескольких бойцов поумней, а по возвращению я скажу, что тебе нужно будет сделать.

Помогать Командору вызвался саам Аспирин, прихватив с собой младшего брата Бачу, вооружились опасные бойцы, столярным молотком и рогатиной. Обсудив все нюансы, охотники отправились в путь и через четверть часа стояли неподалеку от нужного места, вот правда нужное место находилось где-то высоко, и до него нужно было как-то забраться. Восхождение длилось долго, дальше всех на горные кручи карабкался Командор, остальные участники шустро взобрались на крутой отвес располагающийся метрах в семидесяти над землей, и сидя на краю отвеса весело подбадривали человека, который подобно улитке штурмовал коварные высоты. Восхождение далось «великому и ужасному» с огромным трудом, и там, где его спутники потратили от силы минут двадцать, а шауда от силы минуты три ему пришлось затратить почти пять часов. Но результат был достигнут, и Командор с дрожащими от напряжения руками зацепился за край выступа. Человека дружно вытащили коротышки, явно успевшие спеться за время отсутствия лидера. Какое-то время лидер приводил себя в порядок, а после оглядел массивное зева пещеры. Гнездовье не походило на все ранее виденные данжы, огромный вход не венчала арка с пояснениями, сам вход зиял поразительным плотным мраком.

— Отдай приказ, гнумпеленам, пускай прощупывают мрак, — распорядилась Анастасия, как-то обыденно и по-хозяйски.

И это обстоятельство слегка напрягло Олега, ох не спроста Настенька так рьяно рвалась в это самое гнездовье, что-то ей там очень сильно было нужно.

— «Настенька, а почему ты до сих пор здесь, ведь на сколько я помню ты сильно ограничена в плане времени?»

— Близость основного носителя энергии, у меня отсутствуют какие-либо ограничения, а мое основное тело сейчас рядом. На сколько я помню, этот вопрос мы с тобой уже обсуждали. Но давай об этом поговорим позже. Пока заставь этих ушастых работать, они должны слушать тьму и своевременно извещать меня о ее обитателях. И постарайся не лезть на рожон, мне бы не хотелось повторно загружать в твое сознание информацию что в ней сейчас находится.

— «А может факелами воспользоваться»? — издеваясь над заведенной словно пружина Настей предложил Олег.

Он и сам прекрасно понимал, что с этой мглой все не так просто, но в удовольствии подколоть раскомандывавшуюся Анастасию, ну никак не мог себе отказать.

— Олег, не беси меня, — едва сдерживая гнев, подала голос Настя, — ты же сам прекрасно понимаешь, что эта мгла клубится здесь не спроста.

— Аспирин, навостри уши и слушай мглу, — отдал команду Олег, — как только чего услышишь, тут же докладывай, направление и примерное расстояние до врага. Сам в драку не лезь, этим займется зверюга. Все понял? — сурово на сколько это было возможно задал вопрос Командор?

— Мая понимай, наша все сделай.

Братья гнумплены подошли к самой кромке, где свет нещадно пожирался мглой превращаясь в мрачное клубящееся подобно водяному пару марево, после мелкие наймиты навострили свои большие уши локаторы и стали издавать какие-то странные щелкающие звуки.

— Большая коридор, — начал свой отчет мгновение спустя Аспирин, — с правый сторона два большой многоножка и у самого выхода в другую зал, под потолок арха сиди.

Что за твари обитали в клубящейся тьме Олегу узнавать не хотелось, зато все происходящее было чертовски интересно Блупику и его новым друзьям, и если ушастая братия могла хоть как-то видеть, что творится во мгле, то молодой король удостоился роли праздного статиста, который должен был ошиваться рядышком с лидером.

Шауда оскалила пасть, выпустила когти, а после с утробным стрекотом кинулась во мглу. Братья гнумплены навострили уши и стали интенсивно щелкать, посылая импульсы в клубящееся марево, не забывая обсуждать увиденное на своем языке.

— Они говорят, что ваша зверюшка с разбегу отгрызла голову первой сороконожке и сейчас сцепилась со второй, — негромко пояснил Клест.

Снова серия щелчков унеслась во мглу, и братаны вновь принялись обсуждать увиденное.

— А теперь нашей тварюжки досталось, сороконожка обвила ее и пытается удушить.

Как-то неожиданно зверюга Олега Евгеньевича превратилась в нашу, теперь и Клест перестал воспринимать шауду, как нечто чуждое и страшное. А Командор отправил мысленный посыл в глубину собственного сознания:

— «Настенька, а обойдется-ли?»

— Не волнуйся, Олег, эти твари мне на один зубок.

Слова разрушительницы миров подтвердил радостный вопль ушастых братьев.

— Зверь порвай два сороконожек! — возвестил радостный Аспирин, — сейчас еще арха убивай и можно заходи.

Клубившаяся мгла неожиданно перестала клубиться, превратившись в банальную темноту и у выхода показалась шауда с несколькими жуткими ранами на боках. Многоножками оказались хорошо знакомые Командору шаранты, вот только твари были матерые, насекомые сильно походили на тех, что Олег встречал в усыпальнице Люты. Третьим обитателем массивного коридора был обыкновенный паук, если так можно было выразиться о пауке размером с упитанную овчарку, эта тварь стреляла в свою жертву пучками клейкой паутины и плевалась ядом и кислотой. Вот только и это не спасло бедного арха от неминуемой гибели. Компания прошла в огромный по меркам прочих данжей зал, пересекла его и остановилась у небольшого прохода, запертого клубящимся мраком. Шауда не торопилась в следующий зал, она неспешно подошла к Командору, нервно дергая хвостом и недовольно ткнулась мордочкой в лоб Командора.

— Олег, — тут же раздался раздраженный голос разрушительницы, — передай этим мелким идиотам, что они постоянно должны ставить меня в известность, где я нахожусь и где находятся враги, пускай они периодически орут во мрак куда мне нужно двигаться на каком расстоянии от меня враги. И передай им, что если мне не понравится, как они работаю, то я вырежу всю их деревню.

Олег внимательно выслушал Настю и с точностью до последнего слова передал сообщение братьям. Мотивационный посыл был услышан, братки слегка взбледнули, приутихли и как-то особенно сильно сосредоточились на задании. И дело пошло на ура. Следующая пещера оказалась чуть меньше предыдущей и ее обитателями были два десятка архов различных размеров. Принявшись за дело всерьез, гнумплены своевременно ставили в известность о движении неприятеля шауду, и следующий зал зачистили минут за пятнадцать, а дальше был относительно узкий и длинный коридор с мрачным гнездом в самом его конце. Вся дорога к самой кладке представляла из себя путанный лабиринт из коридоров и больших залов с различным количеством матерых тварей.

Приключены двигались, уничтожая отродий мрака, казалось уже целую вечность, Олег давно уже перестал считать коридоры и разглядывать упокоенных тварей, когда команда уперлась в тупик, это был не совсем тупик, в глухой стене приблизительно на уровне пола в соседнюю залу уходила небольшая нора. Дорогой читатель, всё в нашем мире относительно, и то что кажется для одного субъекта большим, для другого может показаться сущей песчинкой. Вот и у наших друзей сейчас сложилась ровно такая же ситуация. В относительно небольшую нору могли совершенно спокойно пройти гнумплены и Клест, мог протиснуться и Командор, с большим трудом, но мог. А вот для Анастасии эта самая нора была непреодолимым препятствием. Раздосадованная зверюга с остервенением водила носом возле норы жадно втягивая воздух. Шауда рычала, фырчала пыталась расковырять стенки норы своими внушительными когтищами, но все было бесполезно.

— Гребанный дракон! — с досадой провыл хриплый голос в голове Командора, — эти твари поумнели с нашей последней встречи. Нужно искать другой вход.

— «Настя, объясни, что происходит?» — не выдержал Олег, — «ты чего так разошлась?».

— Драконы поменяли свои привычки пока я прибывала в забытые, — раздосадовано призналась разрушительница, — это вентиляционные отверстия в основе гнезда, раньше эти норы были больше по размерам, я свободно могла в них пролезть. Теперь видимо гнусные ящеры сделали работу над ошибками, нужно поискать другие входы, может они окажутся больше.

— «Ну уж нет, послушай Настенька, давай рассказывай, что ты там забыла? Иначе я с места не сдвинусь».

— Яйца, — лаконично ответил хриплый голос, — мне нужны яйца драконов, я хочу их сожрать. Это поможет мне быстрее восстановиться.

— «Чего-то я не улавливаю связи»?

Олег заглянул в нору, на другом ее конце не было мрака, в конце коридора виднелся свет резкими лучами струящийся с потолка.

— Когда-то давно, я обожала яйца драконов, я очень часто разоряла гнёзда. Именно из-за этого драконье племя и пыталось меня извести. Они не только очень вкусные, они еще в себе очень много магической энергии содержат. Мне они просто необходим, сожрав их я восстановлю свою другую ипостасью куда быстрее.

-«То есть, тебе больше ничего в этом гнезде не нужно»?

— Только яйца, — с какой-то плотоядной ноткой в голосе произнесла Настя.

— «Мы тебе их вытащим, заберемся внутрь и вытащим по одному, как тебе такой вариант?»

Первая ипостасью навострила взгляд уставившись на мгновение на человека, начала подобно какому-нибудь щенку в нетерпении перебирать ногами и периодически вертеть башкой переводя взгляд от Командора на дыру в стене и обратно. Эти действия явно означали ответ «Да». Олег, перекинул заплечную сумку и присел рядом с дырой, в которую он едва помещался:

— «Настенька, а с той стороны меня не ожидает какой-либо сюрприз?»

— Нет, — утвердительно ответил голос, — если драконы не начнут вылупляться бояться тебе некого. И вот еще что, как проберёшься внутрь убери яйца подальше от золотых монет. Короче убери их подальше от золота. Это остановит их развитие.

Комбинатор набрал полную грудь воздуха, выдохнул и полез в узкую нору. Лез комбинатор не долго, метров через шесть узкая нора вывела нашего героя в огромный круглый зал, откуда-то со свода сквозь дыры падал не яркий вечерний свет, но даже при таком свете Олег Евгеньевич прекрасно смог рассмотреть гнездовье. Все яйца были бережно собраны в центре залы. Сами яйца были не большие, размерами со страусинные. Около пяти десятков яиц возлежали на подложке из золотых монет, поверх каждого находились стопки из монет. Рассмотрев все подробно Олег опустил голову к норе и свистнув громко позвал гнумпленов и Клеста. А дальше закипела работа, Олег оттаскивал яйца от золотой подложки и складывал их у норы, а мелкие затем переносили яйца на другую сторону, где деликатесы тут же нещадно уничтожались. Почти два часа мелкие таскали яйца через нору, а комбинатор прикидывал полученные барыши, на этот раз Командор подошел к подсчету монет не тривиально, для этих целей «великий и ужасный» применил подаренный деловым партнером банковский кошель. Подарочек вмещал в себя пятнадцать тысяч золотых и не монетой больше. Олег начал набивать монетами кошель пока тот не наполнялся полностью, набрав кошель до отвала, деньги высыпались рядышком, и Олег приступал к наполнению из основной кучи в очередной раз. И таких кошелей получилось пять с небольшим, а это значило, что сумма золотом была более семидесяти пяти тысяч.

Командор в склянь набил банковский кошель и теперь с небывалым проворством загружал остальные монеты в обыкновенный холщовый мешок, под любопытствующими взглядами братков гнумпленов и молодого короля, коротышки перетаскали практически все яйца ненасытной твари и теперь устроили небольшой перекур. Олег Евгеньевич явственно ощутил заинтересованные взгляды на своей спине.

— Многоуважаемый Командор, — прервал воцарившуюся тишину молодой король, — а нам что-нибудь перепадёт с этого дельца?

Вопрос был резонным и интересовал всех присутствующих.

— Пять тысяч тебе и по пять братьям, — приняв решение провозгласил Олег.

Гнумплены с раскрытыми ртами восторженно залопотали что-то на своем, с удивлением глядя то на леприкона, то на Командора. Человек с гордым видом подошел к перекуривающим коротышкам и высыпал перед ними кучу золота из своего кошеля:

— Эта ваша доля, — указал Олег на кучку монет небрежно лежащих у ног коротышек, — здесь пятнадцать тысяч поделите между собой их сами.

Довольный леприкон принялся сгребать золотые монеты в свою вместительную сумку, а вот братки гнумплены с недовольным и весьма грустным видом стояли в стороне и наблюдали, как непомерно огромная сумма пропадала в загашниках леприкона. Бачу начат просто хлюпать носом и утирать сопли из его мелких глазенок потекли слезы обиды.

Комбинатор растеряно глядел на непонятную картину:

— Клест, это что за фигня?

— Я деньги собираю, — довольно ответил леприкон.

— Я вижу, вот только с какого ты собираешь себе вашу общую сумму?

— Они мне ее проспорили, — довольно ответил Клест, — я с ними забился, на то, что вы с нами поделитесь добытым. И со мной, и с ними. Они не поверили, поугарали и предложили забрать себе, все что от вас получат, взамен попросили сотню золотых, чтоб вернуть вам долг. Я согласился и теперь эти монеты по праву мои. И за этот развод, я еще и от Локи возможно монету получу.

— Опасный ты тип, — иронично подметил Олег, — того гляди и меня без последних штанов оставишь.

— Вас никогда, — поспешил успокоить молодой король глубоко почитаемого лидера, — я уже пару раз пробовал и сам чуть без штанов не остался, — задорно напомнил Клест.

Расстроенные братки гнумплены схватили по яйцу и вновь устремились в нору, довольный леприкон перекинул через плечо сумку, набитую золотыми монетами, последовал их примеру. У входа, а вернее выхода осталось сиротливо лежать одно единственное последнее яйцо. Это был последний представитель гнезда, которому оставалось существовать считанные минуты.

— «А не подарить ли это яйцо Авроре, — промелькнула крамольная мысль в голове комбинатора, — а что, штука редкая, не изученная. Аналогов ей не имеется. Может она его высидит, — ухмыльнулся про себя Олег, — и будет у нашей Авроры ручной дракон».

— Даже не вздумай, — зашипела ядом Анастасия, — ты отдашь мне все яйца. Тебе от них проку не будет.

— «Это с чего вдруг?» — как-то неожиданно нагло поинтересовался Олег.

Надменный тон, который приобрел голос Настеньки где-то глубоко в черепной коробке начал слегка выбешевать и Олег таким своим демаршем решил поставить на место слегка зарвавшуюся представительницу ушедших.

— Олег, тебе ни к чему это яйцо, ты не сумеешь приручить дракона. За всю историю моего существования такая штука получилась единожды. Ты не знаешь, что можно, а что нельзя делать с этим яйцом. Послушай, если этот детеныш вылупится он уничтожит долину, как и предрекал его папаша. Если же ты не будешь ухаживать за яйцом как полагается маленький дракончик внутри просто погибнет.

Олег не воспринимал доводы разрушительницы, он уже погряз глубоко в своих мыслях и мысли эти были весьма и весьма эпическими. Олег видел себя восседающем верхом на огромном драконе, который поливает огнем недругов и недоброжелателей, за его спиной восседала красотка Аврора весело размахивающая руками. Взгляд девушки был весел и кровожаден.

— Отдай мне яйцо, если не желаешь поссориться со мной, — требовательно заявил хриплый женский голосок.

— Пожалуй я рискну, — вслух произнес Олег и убрал яйцо в свою заплечную сумку.

— В таком случае на помощь с моей стороны более не рассчитывай, — обиженно заявила Настя и замолчала.

Анастасия сдержала свое слово, и весь путь обратно приключены проделали на свой страх и риск без поддержки шауды. Зверюга скрылась после момента ссоры чем сильно озадачила коротышек. Комбинатор рассчитывал доставить добытый клад на зверюге, но в связи с последними событиями в ломовых ишаков превратились братья гнумплены. Коротышки пыхтели кряхтели и матерились на своем языке, но упорно тащили тяжелую, но такую приятную ношу, не отставал от них и молодой король, перекинутая через плечо сумка приятно тянула вниз. Зато комбинатор шествовал налегке, в его сумке находилось только трофейное яйцо.

Таким темпом и добрались до поселка гнумпленов, где коротышки и перевили дух. Заночевал Олег в поселке, для этих целей Аспирин пинками выгнал вождя из самого большого шалаша вместе со всем его семейством и даже самостоятельно застелил земляной пол сухой травой. «Великий и ужасный» артачиться не стал, он зашвырнул мешок в шалаш и завалился на него, как на подушку. Сбоку пристроился молодой король и усталость взяла свое.

Утром небольшая группа из двадцати лучших бойцов племени ожидала комбинатора у шалаша, селяне уселись полукругом замкнув шалаш в круг, скрученный словно барашек молодой король валялся в центре с кляпом во рту, а если кто-либо из шпаны пытался шуметь или упаси боже громко шагать или разговаривать, то они сразу же получали затрещины и зуботычины от воинственного Аспирина.

Комбинатор разомкнул ясны очи от неприятного ощущения, шея нещадно затекла, а на физиономии отпечатались следы от наваленных в мешок кругляшей. Подушка из кучи монет была отвратительной. Комбинатор присел и постарался потянуться, а после ползком двинулся на выход. Яркое утреннее солнце ударило в глаза. Олег проморгался и не торопясь вышел в круг по периметру которого расселись бойцы гнумпленьего народа. Молодой король, скрученный подобно молодому барашку с заткнутым кляпом ртом недовольно сопел в центре круга.

— «Дежавю!» — промелькнула мысль в голове комбинатора.

При виде человека селяне насторожились, подобрались и приготовили к бою оружие. То, что сейчас должно было начаться понимали все. Гнумплены решили ограбить «благодетеля», видимо умопомрачительная сумма не давала покоя мелким уродцам. Олег прошелся тяжелым волевым взглядом полным холодной стали по гопникам и остановился на Аспирине. Тот отвел глаза стараясь не глядеть на жертву. Командор без какого-либо страха вышел в центр круга, зевнул, пошевелил носком сапога леприкона и беззаботно поинтересовался:

— Твое величие, ты там как, живой?

Молодой король промычал нечто невразумительное, внятно говорить мешал кляп, и даже попытался рьяно пошевелиться. Дела были аховые, денег «великому и ужасному» жалко не было, легко пришли легко уйдут, как в прочем и собственная гибель. В конце концов он адепт Тимиса и смерть для него всего на всего неприятный момент. А вот в августейшей тушке молодого короля, селяне вполне могли сделать несколько новых отверстий, а это чревато, да и дядюшка Юм вполне может обидеться, а он как ни как деловой партнер.

— Мы хотеть убить тебя вчера вечер, — прервал размышления Аспирин, — но ты, моя жизнь спасай. Позволяй моя честно драйся с грилла. Я отплати твоя, и позволяй помереть, как настоящая пасан, с оружия в рука. А этот хитрый падаль мы убивай после твоя смерть.

— Почему хитрый падаль? — переведя взгляд с леприкона на Аспирина спросил Олег.

— Он обмани нас! — завизжал тонким писклявым голоском Бачу, — он обкради нас!

— На сколько я помню, вы сами ему проспорили, — Олег апеллировал ко всем бойцам. — Неужели ваше слово пустой звук?

— Слова наша, — заржал бронированный старик с шрамом на всю рожу, — хотеть дай, хотеть обратно взяй.

А после войны закатились в приступе смеха, веселились все, кроме Аспирина. Ему это судилище явно было не по душе.

— Ну что, доигрался? — весело поинтересовался хриплый женский голос, — отдай мне яйцо, и я тебя выручу, я слежу за тобой и при согласии тут же поставлю всю эту свору на место.

— «Отвали», — отдал мысленный посыл Олег и довольно хищно улыбнулся, а после совершенно несуразно засмеялся на ряду с бойцами.

Поведение пленника было не типичным, и теперь войны озадаченно смолкли, глядя на то как пленник закатился в приступе истерического смеха, отсмеявшись пленник вытер слезы и еще раз пробежался тяжелым безжалостным взглядом по гопникам:

— У меня другое предложение, — уже успокоившись продолжил Олег, — вы извиняетесь, выплачиваете мне сумму равновесную той, что вы решили у меня отжать, а я не буду уничтожать ваше племя.

После сказанных слов бойцы насупились и поудобней перехватили оружие, казалось вот-вот и эти мелкие гопники кинутся, а отмахаться от этой толпы уже не удастся. Орудие селян — молотки, дреколья, заостренные деревянные палки и рогатины, как-то особо тонко намекали на долгую и мучительную гибель без какого-либо эстетического удовольствия.

— Наша тебя убей, а потом сожрай, — тонким голоском заявил брательник Аспирина.

— Это так ты мне за мою доброту отплатил, Аспирин? — Олег укоризненно глядел в глаза рваноухому, — Ты не пасан — ты баба!

Интонация Олега звучала жёстко, но справедливо. Аспирин ответил сурово, небольшой разделочный нож воткнулся возле ног комбинатора.

— Возьми ножу, и мы выясним, кто здесь пасан, а кто нет, — потребовал рваноухий.

— Что будет если я тебя прирежу?

Комбинатор пытался выгородить леприкона в данный момент для него это была задача номер один. О себе он не волновался, его любимая накидка была в данный момент на нем и как раз на этом он собирался сыграть.

— Тебя убивай и сожрай остальные, — честно ответил Аспирин, — а теперь бери нож и давай сразимся.

— Ну вы ведь понимаете, что моя зверюшка вас потом сожрет? Все ваше село, всех до последнего, — сделал еще одну попытку вразумить неразумных комбинатор.

— Твоя врай! — вновь заверещал тонким почти бабьим голоском братан Аспирина, — зверя вчера говори с наша шаман, и пообещай, что не тронь нас, если мы нападай на тебя.

— «Так вот откуда ноги растут! Настенька! Милая! Ты тут?»

Ответом была тишина, если Анастасия в данный момент и присутствовала, то она отмалчивалась. А вот ее первая ипостась с горделивым видом продефилировала из-за шалаша и улеглась за спинами селян-гопников.

— Твоя нас больше не обмани! — заверещал Бачу.

— Что ж, воля ваша, — смиренно ответил Олег, — но я не возьму нож, убейте меня безоружного, если силенок хватит.

— Не дури, — возмутился Аспирин, — это не по понятия, возьми ножа и дерись как пасан.

Разговор слегка затягивался и терпение иссякло у древнего война в броне со шрамом на морде, он поднялся и дерзко оттолкнул Аспирина в сторона, а после с заостренной палкой наперевес приблизился к Командору. Шауда за спинами приподняла голову и довольно утробно заурчала, явно давая понять, что ей этот действо нравится. Воин приблизился на расстояние тычка палки и нанес первый удар, старик размахнувшись саданул наотмашь по ляжке комбинатору. Удар был болезненный, вот только наш герой и не такое испытывал в армейке. Олег выдержал стоически, хотелось заорать упасть и вцепиться в ляжку руками, но ни единый мускул не дернулся на его лице, «великий и ужасный» ждал, когда сработает защита накидки. Свой следующий удар старец нанес по лодыжке. Этот удар был не менее болезненным, и защита опять не сработала, а «великий и ужасный» в своих мыслях материл и проклинал Аспирина и все его племя. Дурацкая защита ни в какую не желала работать. А ведь она срабатывала с первого раза, когда это было необходимо.

Третий удар был заключительным и раковым. Правда раковым он оказался для старца, палка весело хлестнула предплечье, гнумплен громко заржал, наслаждаясь беззащитностью жертвы, а после вспыхнул словно факел. Командор, уже слегка запоздало выставил руку и громко произнес:

— Сгори, тварь!

И тварь сгорела, воин огненным факелом начал метаться по поселку поджигая все вокруг себя. Черное пламя охватило дико верещащего от нестерпимой боль гнумплена, несколько бойцов кинулись тушить старца, но как только они попытались это сделать пламя перекинулось и на них. Теперь по селу носились три горящих факела поджигая шалаши. Страх поселился в душах и глазах селян. Войны сидели на своих местах не в состоянии шевельнуться, а Командор спокойный и безмятежный глядел на шауду.

— У тебя есть какой-то артефакт защиты, — изумился хриплый женский голос, — но как?

Командор отвечать не стал, он решил проучить наглую Настю и расставить все точки над «Ы». Олег схватил оброненную старым воином палку и двинулся в сторону шауды. Зверюга потеряла комбинатора из виду с опаской поглядывая как догорают в языках черного пламени гнумплены. И этим в полной мере воспользовался наш герой. Олег схватил тварь за кончик хвоста и начал охаживать зверюгу палкой. Настенька прекрасно осознала, что случится если она попробует причинить Командору боль. Сгорать в страшном черном пламени ужасно не хотелось, а по сему тварь начала ломиться прочь. Картинка получилась весьма презабавная, Командор клещом вцепился в хвост здоровенному зверю, и лупцевал того палкой что было сил, зверюга же в свою очередь пыталась смыться, подальше не причиняя человеку никакого вреда. К своему огорчению, в панике первая ипостась Настеньки кинулась в глухую часть ущелья, где когда-то Командор и Рубин зажали гнумпленов. На этот раз в небольшом узком тупичке огрызалась зверюга, она яростно стрекотала, щетинилась открытой пастью и злобно повизгивала, получая палкой по спине, голове и наглой морде.

— Это тебе за разговоры с шаманом, — приговаривал Командор, лупя Анастасию по звериной морде, — это тебе за твою жадность, это за твои склоки и интриги!

В общем отбуцкал Олег зверя на глазах всего гнумпленьего поселка. Все кончилось тем, что в какой-то момент шауда запрыгнула на камень, а после сиганув повыше перепрыгнула Олега и убежала прочь. Комбинатор с досадой глянул в след улепетывающей Настеньки и со злостью переломил палку об колено. Немного успокоившись Командор двинулся в обратную сторону, нужно было освободить Клеста и как следует побеседовать с Аспирином и Ко.

Поселок словно вымер, бабы и дети прятались за шалашами и камнями, от утреннего собрания «отважных» воинов не осталось и следа, лишь Аспирин с грустью глядящий куда-то под ноги стоял на своем прежнем месте. Этот отморозок прятаться не стал, рваноухий прекрасно понимал, что от такого чудовища, как Командор ни ему, ни его землякам теперь не спрятаться. Гнумплен ждал «ужасного» для разговора. Олег вернулся к августейшей тушке леприкона, вытащил из земли нож и разрезал путы:

— Как ты, дружище?

— Нормально, — ответил недовольный король, — только руки затекли.

Поганец присел на пятую точку, утер сопли.

— Я думал нам хана. Они собирались меня убить, а после оприходовать как девку, — пожаловался леприкон.

— Да уж. Совсем у ребяток вкуса нет. Из тебя страшная девка получится, — ухмыльнулся Олег.

«Великий и ужасный» пробежался глазами по потенциальным жертвам и остановился взглядом на Аспирине, тот стоял без оружия и с сильно виноватым видом.

— Ну что, лопоухий, готов драться? — весело поинтересовался Олег.

— Прости наша, — взмолился гнумплен, — зверя сказать наша, чтоб мы тебя убивай и тогда она нас защищай от волколак будет. — Повинился Аспирин, — зверя нам говори, что помочь нам тебя убей. И наша шаман и воин Курха соглашайся. Моя быть против, моя говори эти дурака, что не стоит обижай уважаемый Командора, моя требуй, чтоб твоя дали оружие и ты погибай как пасан. Не злиться на нас, эти дурака не причем, — указал пальцем Аспирин на своих соплеменников.

— Ты, мой лопоухий друг, повел себя очень неправильно, но то что ты не стал меня будить я зачту скорее в плюс, чем в минус. А теперь, Аспирин, подумай, как бы ты поступил на моем месте?

— Моя бы, пойми и прости тупая народ, — нашелся что ответить рваноухий, — моя понимай, что наша поступи некрасиво, но моя проси тебя отпускай нас живой. Не сжигай наша.

— И куда вы пойдете? — с деловым интересом спросил Олег.

— Обратно ходи, за гора. Там жизнь тяжело, но зато не такой страшный.

С одной стороны, гнумплены показали себя в роли вероломных существ, готовых в любой момент подло ударить в спину, вот только был и другой, положительный момент. Особенность этих лопоухих слышать далеко и видеть невидимок. Эти мелкие поганцы могли сослужить хорошую службу. Командора, единственно напрягал контроль за этими беспредельщиками. Необходимо было что-то придумать, чтоб прижать к ногтю поганцев, и комбинатор задумался.

— Убивай виноватых, — прервал размышления Аспирин, — моя даже не будет сопротивляйся, но отпускай остальные. Они не нападай.

«Великий и ужасный» размышлял над предложением не долго:

— Аспирин, тащи сюда вашего шамана и всю ту свору что собралась меня грабить. Буду думать, что с вами делать.

Гнумплен нехотя побрел собирать воинство, а Командор уселся рядышком с леприконом.

— Вы их убьете? — зловещие нотки во взгляде молодого короля неприятно поблескивали грядущим отмщением, — поделом этим тварям.

Августейшая персона вынесла свой вердикт и теперь с нетерпением ждала дальнейшего развития событий.

— Теперь мы вам всем покажем, — зловеще угрожал молодой король, — теперь вы мне за все ответите. Подохните как собаки.

Толпа утрешних бойцов на этот раз стояла без оружия и с опущенными головами со страхом дожидаясь своей участи. Комбинатор стоял молча, что делать с этой толпой ему и в голову не приходило. Зато, молодой король придавался сладкой месте, он стращал и запугивал обидчиков.

— «Настенька, милая, ты еще тут?» — отправил «ужасный» мысленный посыл.

— Отвали! — огрызнулась разрушительница.

— «Ну, ну, милая. Не нужно на меня обижаться, ты ведь сама виновата. Если бы ты не подговорила этих дурней нападать на меня, я бы тебя не стал публично пороть.

— Тебя спасло только то, что на тебе имеется защитный артефакт, если бы я не боялась сгореть, порвала бы тебя на лоскуты.

— «А чего сама вчера яйцо не отняла»? — задал Олег вполне резонный на его взгляд вопрос.

— Ссориться с тобой не хотела. Рассчитывала все ручками этих недотеп провернуть.

— «Так что, мириться будем»?

— Если ты отдашь мне яйцо и встанешь на колени, то тогда я подумаю стоит ли тебя прощать, — снисходительно ответила разрушительница.

Командор слегка опешил от столь заманчивого предложения, он собирался даже было послать Анастасию по матушке, но сдержался. Олег скрипнул зубами. И перевел свой взгляд на вконец разошедшегося леприкона. Клест в этот момент орал на какую-то бабу с мелким детенышем обнимающем ее ноги. У Олега на лице заходили желваки, и без того злого Командора начало потряхивать от поведение мелкого поганца. Хотелось высказать леприкону все, но момент был не подходящий, вокруг собрались дрожащие твари для судилища, а ронять так тяжко заработанный авторитет из-за банальных склок не было желания.

— Аспирин, подойди и встань справа от меня, — требовательно произнес Олег.

Рваноухий гнумплен покорно уступил требованию. Леприкон без каких-либо команд занял место по левую руку и надменным превосходством наблюдал за толпой запуганных селян.

— Вы, ваше величие, грозились повырывать кишки и поотрывать головы? — Олег довольным взглядом глядел на начинающего палача.

Идея проучить его величество родилась спонтанно, а дурное настроение придало сему желанию нужный вектор.

— Они за все заплатят, они у меня кровавыми соплями плеваться будут! — подтвердил свои кровожадные намерения молодой король.

— Прекрасно, — хищно улыбнулся Олег и воткнул в землю небольшой рыбацкий нож, — тогда, твое величие, не буду тебе мешать. Ты и ты, — указа Командор пальцем на двух проштрафившихся бойцов, — притащите сюда вон ту бабу с ребенком.

Олег явно услышал, как скрипнули зубы у рядом стоящего Аспирина. Брательник Аспирина и по-видимому шаман, вышли из общего строя и направились в сторону перепуганной бабы и детенка. Баба запричитала на своем, обращаясь к толпе селян, вот только обступившие ее соплеменники были глухи. Страх сковал всех. Гнумплены схватили теперь уже орущую бабу под руки и волоком потащили бедняжку к коварному душегубу леприкону. Сам коварный душегуб, видя и самое главное слыша все происходящее побелел лицом, от желания расправиться и не просто расправиться, а жестоко расправиться, пропал и след. Бабу подвели к Олегу и поставили на колени, она рыдала молча, обнимая в руках ребенка.

— Заберите дитя и поставьте его на колени, — властно потребовал Олег.

Шаман и Бачу нервно перекинулись взглядами, но спорить не стали. Шаман оттащил дурниной орущую бабу, а Бачу гнемплененка. Мелкий стоял на коленях перед бледным Блупиком, братишка Аспирина рыдая держал пацанёнка, как того требовал «великий и ужасный».

— Ну что ж, ваше величие, свое слово нужно держать, бери нож и выполняй обещанное.

Леприкон заколебался, ему становилось дурно от одной мысли, что придется жестоко умертвить ребенка, а вопли матери на языке который он прекрасно понимал нещадно давили на совесть.

— Смелее, Клест, — подбодрил Командор друга, — ты же король твое слово закон.

Блупик трясущимися руками вытащил нож из земли и на негнущихся ногах подошел к перепуганному ребенку. Рядом стоящий Аспирин с хрустом сжал кулаки и казалось готов был броситься на убийцу.

— Писька! — жалобно завопил поцаненок указывая пальцем на леприкона.

Комбинатор еле удержался чтоб не заржать.

— Я не могу! — заорал молодой король и отшвырнул от себя нож.

Леприкон опустил глаза старался не смотреть в лицо «великому и ужасному». Олег же подобрал нож и уверенной походкой направился в сторону женщины. Та начала верещать и материться с новой силой, стараясь убежать, но ее довольно сильно удерживал шаман. Олег подошел вплотную к потенциальной жертве, замахнулся и вдарил. Вот только вдарил он по шаману, прям по лбу тыльной стороной ножа. От чего представитель жречества пошатнулся и рухнул на пятую точку.

— Радуйтесь, гнумплены! — возвестил довольный комбинатор, — его величие король леприконов милостиво решил сохранить вам ваши жалкие жизни!

И что тут началось, мужики выдохнули с облегчением, а бабы довольно начали галдеть.

— А теперь, я и его величество, пройдем в шалаш, в котором мы ночевали, а ты, Аспирин, приведи в чувство этого, — Олег указал на шамана, — а после со всеми главами, или вождями, ну или как тут у вас это называется. Короче с предстателями власти придёте в шалаш. Все понял?

— Моя понимай, моя все сделай, — замотал башкой Аспирин и кинулся приводить в порядок шамана.

— Простите, Командор, я не смог этого сделать, — виновато признался леприкон.

— Да если бы ты убил мальца, я бы тебя своими руками придушил, — цинично ответил Олег, — и даже деловые отношения с твоим дядей меня не остановили бы. Писька.

Комбинатор еле сдержал ухмылку.

— Тогда зачем все это было нужно? — как-то растеряно спросил молодой король.

— Я сделал это, для того чтоб ты понимал — не стоит давать пустых обещаний, если не в состоянии их выполнить. И теперь мне кажется до тебя дошли мои слова.

— Еще как дошли, — недовольно сопя признался Блупик, — так дошли, что больше не надо.

Сказав эти слова молодой король достал монетку леприконьего золота и протянул ее Командору:

— Такого урока, я в жизни не забуду.

Комбинатор принял монету подкинул ее в воздух закрутив на большом пальце, а после поймал в ладошку:

— Тебе вернуть ее Клест?

— Нет, — твёрдо ответил Блупик, — считайте это платой за ваши уроки. Они мне всегда очень дорого обходятся, зато и учат очень качественно.

Олег хлопнул старого друга по плечу:

— Я рад что до тебя дошло. И еще больше рад, что ты не стал того сопляка резать.

Образовавшуюся идиллию нарушил Рваноухий Аспирин, он пинком загнал шипящего шамана в палатку и зашел следом. Олег Евгеньевич восседал в позе лотосы перекатывая подаренную монетку по костяшкам пальцев.

— Наша все собирайся, — поставил в известность гнумплен «великого и ужасного», — всех сюда запихивай?

— Все не влезут, тащи тех, кто претендует на места старшин.

Суровая мордочка Аспирина скрылась снаружи и через пару десятков секунд в шалаш пинками были загнаны еще пару тел.

— Это Хучур, — указал Аспирин на одного из бедолаг, — он брата шамана Гнорха. А это Кюрюм. Бывшая староста.

— А нынешний староста где? — проявил живой интерес «ужасный».

— Сгорай вместе с Крахом, старый воина, — пояснил рваноухий.

Комбинатор в душе ликовал ему во что бы то не стало нужно было уничтожить нынешнего главу. Во-первых, чтоб поселить в душах мелких деревенщин неподдельный страх и трепет перед новым хозяином, а во-вторых нужно было освободить вакантное место «лидера нации» для своего кандидата, коим Командор решил назначить Аспирина. У бесшабашного лидера были амбиции, от которых остальных бросало в дрожь, а тут такая возможность воплотить желания в жизнь.

— Садитесь, — властно приказал Олег и первым подал пример.

Гнумплены расселись, на сколько позволило пространство шалаша, и комбинатор приступил к разговору:

— Вы, гнумплены, поступили очень некрасиво, — начал свою речь комбинатор, — вы обидели моего дорогого друга — короля Блупика. И если бы он не решил спасти ваши никчёмные жизни, то я бы спалил вашу деревню вместе с вами. Но что сделано, то сделано, — философски рассудил Командор, — я собрал вас здесь, чтоб решить, что с вами делать.

— Наша отдай все золотой монета и уходи прочь из эта земля, — внес свое предложение Аспирин.

— И куда вы пойдете?

Войны пожали плечами, а шаман взял слово:

— Наша уходи обратно за горы, наша говори с лисицын фост, наша пообещай много трава и отдай в жертва половина житель деревня.

Комбинатор с минуту слушал чушь, которую нес шаман, о том, что клан «лисий хвост» за время отсутствия понял, что был не прав, о том, что духи сказали где этому народцу будет безопасней. В конце концов терпение у «ужасного» подошло к концу, и шаман прилег отдохнуть предварительно, поймав кулак лицом. Перепуганные гнумплены со страхом глядели на шамана, а Командор безмятежно и спокойно продолжил вещать задуманное:

— Аспирин, ты слышал, что предложил ваш шаман? — тот только кивнул башкой, — и что тебя устроит такой вариант? Не от этого ли ты спасался, когда попросился пожить в моих землях?

Аспирин вновь горестно кивнул.

— Я, гнумпленье племя, предлагаю посилиться в моих землях. Я не стану вас убивать, я не буду облагать вас налогами, я отдам вам эту долину для проживания. Вот только и от вас я буду требовать многое.

— Ты разреши оставайся на эта земля? — не поверил в услышанное Аспирин.

— Более того, — продолжил Олег, — с сегодняшнего дня старшим в этой деревушке будешь ты.

Аспирин обомлел, зато встрепенулись другие претенденты на эту тепленькую должность.

— Он не чисторожденный, — заявил Хучуур — брат шамана, — он прожил пол жизни вне селения, — Хучуур говорил чисто, не коверкая слова как остальные гнумплены.

— Ты будешь его замом, — поразившись чистотой речи распорядился Олег, — а если кому-то что-то не нравится, того я уничтожу.

Подвел итог беседы «великий и ужасный». Не нравились новые положения многим, вот только свое мнение эти многие решили оставить при себе.

Солнце уже почти скрылось за горизонтом, когда Олег Евгеньевич в компании восьми гнумпленов, вечером тихо подбирался к резиденции солнцеликого и, хотя в усадьбе короля наш герой не бывал общее представление об этом месте у него имелись.

— Посмотри, Аспирин, эта усадьба ваш основной фронт работы, — шёпотом поставил в известность Олег нового подчинённого, — тебе и твоим бойцам предстоит следить за этим домиком и всеми его обитателями, мне необходимо знать, кто сюда приходит, откуда, в какое время и о чем здесь ведутся разговоры. Ты все понял?

— Понимай, — ответил Аспирин навострив уши, — сейчас там говори.

Гнемплен указал пальцем на открытое окно на втором этаже.

— Мужчина и женщина говори. Баба говори, что банкира под ее каблука. Она говори, что веревки из нее вить моч. Мужика спрашивай, когда та его дожми на счет договоры.

— «Прекрасно, — возликовал Олег, — с такими ушами я все вокруг знать буду».

После раздав ЦУ и расставив слухачей где нужно, Олег Евгеньевич отправился в свою любимую гостиницу — «Бригантина», он отсутствовал долго и нашему герою очень хотелось смыть дорожную грязь в горячем душе, побриться, поужинать, и завалиться почивать. В идеале не помешала бы еще и барышня для ночного досуга, вот только свободонравных жриц любви в санкционном королевстве не имелось. А единственная гражданка способная помочь в этом вопросе, сейчас активно окучивала мелкого банкира на предмет льгот и преференций.

С этими нелегкими мыслями стопа нашего героя и коснулась деревянного пола гостиничного комплекса, и как только это произошло мечты о спокойствии и элементарных эстетических удовольствиях приказали долго жить. Пропавшего начальника сходу взяли в оборот. Первым подобно урагану налетел Грюн, отельный тараторя и частя рассказывал об произошедших в отсутствие начальника событиях. Таковых было много, Грюн нанял новую горничную, какую-то женщину по имени Софья, поставил ее на испытательный срок. Нанял еще одного мастера на все руки — молодого гоблина Фархха, по причине постоянного отсутствия Фараса. После служащий всучил какие-то листы и Командору удалось отбиться от настырного коридорного. Следующим препятствием на пути к заветной цели послужили две барышни, удобно рассевшись на мягком диване. В холле играли в карты Аврора и Матильда. Эта картинка выглядела на столько шокирующе идиллической, что комбинатор на момент опешил.

— Здравствуйте, Командор, — вежливо поздоровалась красотка дроу, — а мы тут вас дожидаемся.

— Добрый вечер, — выдала орчанка с таким видом, словно она завсегдатая гостиницы, — куда же вы пропали, Олег? Мы ведь договаривались, что вы не будете покидать границы Орана.

— Клянусь перед ликом богов, что за последние семь дней границы королевства Оран я не покидал.

Сияние обдало «великого и ужасного».

— А теперь объясни мне, — довольно грубо выпалил Олег, — какого черта ты делаешь на моей земле? У нас, вроде как, договоренность была, я сижу в Оране тихо, а ты не суёшься в мои владения. И заметь, я свое слово держу, тихо, мирно исследую эти земли, в отличии от тебя.

— Ладно, ладно. Я все поняла, — выставила орчанка ладони в примирительном жесте. — Просто хотела узнать не надумал ли ты продать иглу. На мои письма ты не отвечаешь, вот и приходится навещать тебя лично, время от времени. Только и всего. Ну и пиццу покушать, очень уж она вкусно выходит у твоей кухарки.

— Повидалась? — с недовольной миной поинтересовался Олег, — а теперь весла в зубы и чеши отсюда.

— Фу, как не воспитанно, — огрызнулась Матильда, — с девушками так не стоит общаться, они могут обидеться.

— Могут и обидеться, а могут и родную цитадель потерять, если будут выводить меня из терпения, — с явным раздражением, сквозь зубы процедил Олег.

— Все ухожу, — смиренно отчиталась Матильда и подхватив сумочку направилась на веранду.

— Аврора, вот скажи мне, какого лешего такой занятой кланлидер топового клана неделями трется возле моей гостиницы? Ей видимо заняться совершенно нечем?

— Ей игла нужна, — ответила довольная Аврора, — она уже и мне весь мозг прожужжала, чтоб я на вас воздействовала в этом вопросе. И кстати не за так. Предложила мне наш замечательный клан выкупить за семь с половиной миллионов. Представляете, Командор как цены растут?

— А ты?

— А я не глава клана, — вздохнув заметила девушка, — продала бы с радостью, будь у меня такая возможность. А вы где пропадали? — перевела тему разговора симпотяжка дроу.

— А я, Аврора, нашел гнездо, — с довольным видом отчитался Олег, — и даже небольшой подарочек тебе принес.

Олег достал из сумки, а после положил его в ладони девушки. Растерянная девушка приняла подарок, но что с ним делать, не имела и малейшего представления.

— А оно не вылупится? — с опаской поинтересовалась дроу, с опаской же положив подарок на столик.

— Эту штуку нужно держать подальше от золота и тогда все будет в ажуре. Покажешь подарочек брату, может он что придумает. Как кстати у него дела?

Аврора задорно улыбнулась:

— Роман Сергеевич просил вам пока ничего не рассказывать, он скоро появится и все сам расскажет.

— «Роман Сергеевич», — отметил Олег, но говорить в слух ничего не стал.

— Он с братьями скоро должен из Ассмаалы вернуться. Вот блин, язык мой — враг мой.

— Ладно, — с подозрительным прищуром отступил «великий», — подождем. Люблю интриги.

Больше комбинатор ни о чем расспрашивать не стал, нет ему конечно было интересно, как все прошло с Фениксами, но спать хотелось в разы сильней:

— Ладно, Аврора, рад был с тобой повидаться. А теперь извини меня, вынужден тебя оставить, уж очень сильно хочется спать.

Но путь наверх был «длинным и тернистым», на сей раз непреодолимой преградой на пути комбинатора встал его деловой партнер.

— Командор! Слава богам вы вернулись! — восторженно поприветствовал друга Юм, — я уж начал опасаться, что вас с моим непутевым племянничком кто-либо порешил.

— Зря вы на Блупика наговариваете, — заступился за друга Олег, — он мне сильно помог в моих делах.

— Знаю, знаю, — довольно произнес Юм, — он мне уже все рассказал.

— «И когда успел шельмец»? — изумился Олег.

— Нам с вами, многоуважаемый партнер нужно обсудить один очень важный вопрос.

— Юм, а до завтра этот вопрос подождать не может?

— К сожалению, нет, — вынес свой вердикт леприкон, — вас и так ждут уже третий день. Мечта о гигиене, здоровом питании и сне нахально помахало ручкой нашему герою в угоду основных коммерческих интересов, Олег смиренно выдохнул и сдался на милость леприкона. Гостем с нетерпением, ожидающим Олега был Ригдэз. Леприкон смиренно сидел на кровати недовольно махая ножками.

— Здравствуйте Ригдэз, — вежливо поприветствовал влиятельного леприкона Олег.

— Ну наконец! — недовольно прокомментировал старец, — Командор, как можно заставлять ждать пожилого леприкона. А если бы я помер, ожидая вас тут.

Гонора у дедушки в голосе сильно поприбавилось и даже появились раздражающе бесящие нотки, словно Олег был чем-то обязан старцу. Нашему герою даже как-то захотелось популярно, по-простонародному объяснить, что гость ведет себя неправильно. Но памятуя, чего наобещал дедушка и о его высоком сане в круге просвещенных наш герой умерил свой пыл и проглотил обиду, ни единый мускул не дрогнул на лице «великого и ужасного». А меж тем, старец возился на полу, рисуя какие-то непонятные рисунки и выкладывая над ними большие черные камни.

— Что происходит? — не желая отвлекать Ригдэза от работы, шепотом спросил Олег у делового партнера.

— Мудрейший портал готовит, — пояснил Юм, — он собирается переместить вас в особое место, где вы встретитесь со всеми представителями круга просвещенных.

— А ты там был?

— Нет. Я пока неофит, меня пока не посчитали достойным.

— Цыц! — прервал разговор сварливый старикан.

На всю возню с рисунками и камнями ушло чуть более пятнадцати минут, а в завершении в центре комнаты появился портал. Яркая алая линза размером с Командора призывно мерцала, приглашая ею воспользоваться.

— Возьми банковские учредительные документы и следуй за мной, — приказал Ригдэз и первым шагнул в зеркало портала.

Юм сунул в сумку партнеру устав банка и взволнованно произнес:

— Удачи тебе, Командор.

Олег с явной усталостью и скепсисом глянул на Юма и последовал за Ригжэзом.

Обратная сторона портала поразила нашего героя тишиной, небольшая деревушка в горном ущелье угнетала ужасающим всеобъемлющим безмолвием, Олег Евгеньевич материализовался в самом начале неизвестной деревушки. Две дюжины каменных домов с обоих сторон широкой мостовой вымощенной булыжниками подпирали горы. Сама мостовая своей обратной стороной упиралась в другой портал более массивный и более яркий. Комбинатор огляделся и обомлел, в шаге за его спиной мощной стеной стоял купол, за пределами которого, кипела баталия. В километре на холме находилась ставка с хорошо знакомыми Командору стягами. На одном шесте задорно колыхались на ветру стяги доброй половины топовых кланов. Олег внимательно всмотрелся в ставку и обнаружил среди прочих и стяг «жемчужных». А на поле брани, близь защитного купола, развернулась занимательнейшая баталия. Примерно тысяча высокоуровневых бойцов дралась с сотней латников со звериными мордами. Зверомордые люто рубились свободно сдерживая натиск превосходящей высокоуровневой коалиции, топы пускали в ход все что могли, но видимо расколоть этот орешек им было не под силу.

Комбинатор уже с минуту стоял, рассматривая эпическую картину бойни и размышляя что же всё-таки тут происходит?

— Мы находимся у входа в запретные земли Донат, — пояснил леприкон встав рядом, — данные земли являют собой место совершенно особое, когда пересечешь портал, ты сам все поймешь. А теперь нам пора идти.

Олег еще раз глянул на эпическую картинку бойни и собрался уже было уйти, когда ему в лицо ударил несильный лучик света. Кто-то с холма, от ставки управления, по средствам зеркальца старательно пытался привлечь внимание человека внутри пузыря. Олег всмотрелся и его настроение резко поползло вверх. Существом, старавшимся привлечь внимание была рыжая. Девушка держала одной рукой подзорную трубу, а второй семафорила зеркальцем. Олег улыбнулся, поклонится, помахал ручкой и развернувшись не спеша направился в сторону следующего портала. «Великий и ужасный» не глядел в сторону ставки, но и без этого он прекрасно представлял себе, как в этот момент выглядело личико рыжей.

Запретный город оказался очень интересным местом, огромный город в основном состоящий из двух и трехэтажных домиков с красивыми скатными крышами, строился вокруг центрального портала, каменные мостовые лучами расходились от центральной площади почти одинаковыми широкими улицам. Местные обитатели — население города, было немногочисленным и разнородным. Встречались, как и виденные ранее Олегом расы, так и те, которые он никогда не встречал, язык и письменность аборигенов были не знакомы нашему герою. Олег почувствовал себя туристом в незнакомом городе. Был у нашего героя такой опыт в бытность военным. Как-то рядовой О. Бендер получил увольнительную и в гордом одиночестве отправился поглазеть на достопримечательности городка Хонжоу в среднеазиатском секторе. Ощущения были до боли сходные, чужая культура, чужой город, чужие нравы и куча непонятных надписей непонятными закорючками.

Пройдя по одной из улиц примерно с пару километром, Ригдэз завел Олега в заведение сильно напоминающее кабак. Кабак в запретном городе тоже не походил на традиционное питейное заведение. Огромный зал окружали стены из стекла и сами столики стояли друг от друга на почтительном расстоянии. Свободных мест было много, но и занятые столики имелись. За некоторыми столами местные рубились в карты или набивали брюхо, но нужный нашим героям стол находился в самом дальнем и мрачном углу. За большим круглым столом. Сидела группа леприконов, цвет нации, круг посвященных, как называл их Юм. Цвет нации в большей степени походил на цыган, был в худшем из миров такой народец. Глаза хитрые, на пальцах печатки с большими камнями, во ртах золотые зубы и совершенно безвкусная одежда оляписто-ярких цветов. Лица у представителей элиты были надменные. И Олег для себя осознал, что с этими ребятками каши не сваришь. Дядюшка Юм был весьма неплохим леприконом, умным, но вот эти субъекты — элита в не пойми каком поколении, Олегу не казались хорошими партнерами.

Старец занял последнее свободное место, не пригласив начинающего банкира за стол, а после надменно потребовал отдать ему устава банка для ознакомления. Командора покоробила та надменность с которой вел себя пожилой поганец, в душе он пылал, но виду не подал. Олег учтиво передал пакет с документами. Всё-таки обещанная спонсорская помощь королевству Оран заставляла мыслить головой и наступать своей гордости на горло.

— А теперь отойди вон туда и ожидай нашего решения, — отдал приказ старик.

Комбинатор кивнул головой и отошел в указанное место усевшись за небольшой столик, а круг просвещённых исчез за пеленой пузыря, накрывшего столик. Видимо мудрые поганцы принялись обсуждать, как им обустроить жизнь неразумного.

Почти четверть часа Олег находился в прострации, поведение старца поразительно преобразилось. С момента последней встрече поганец вел себя так, словно он был хозяином Олега. Это дико бесило, но спустя некоторое время злость схлынула, и наш герой принялся рассматривать гостей заведения общепита. Существа действительно были поразительными, через три столика трапезничала барышня с глазами в которых клубился мрак, через несколько столов от нее пара нагов с шестью руками рубились в какой-то аналог игры в кости. Эти товарищи сильно отличалась от тех нагов которых Олег видел ранее. Еще дальше, за спинами игроков сидел человек, причем смутно знакомый. Лицо человека невозможно было узнать, оно словно постоянно менялось. Человек приложился к трубке и пустил несколько колечек дымом.

— «Локи! — осенило Олега, — это он!»

Командор, плюнув на приказы старого леприкона поднялся из-за стола и направился в сторону посетителя и без приглашения уселся за столик.

— Ну привет, Локи, — поздоровался Олег.

От такой наглости укуренный божок чуть своей трубкой не подавился, он сильно закашлялся и с удивлением глядел на потерявшего страх человека.

— Ты как сюда попал? — прокашлявшись спросил божок.

— Через портал, — сухо пояснил Олег.

— Да это понятно, я о другом спрашиваю, как ты со своим уровнем и статусом смог попасть в закрытые земли?

— Не твое собачье дело. Ты мне кое-что задолжал.

Договорить Локи фразу Олегу не дал, он, как и в прошлый раз схватил его руку собираясь поломать ее на этот раз вышел облом, божок отдернул свою ладонь словно от раскалённой сковородке и с изумлением глянул на гостя. Именно на этот результат Олег и рассчитывал.

— Ты стал свободным? Но как это возможно? — без злобы растерянно спросил Локи.

Еще не веря своим глазам, божок щелкнул пальцами и над комбинатором на мгновение появился зеленый статус.

— Интересный ты дяденька, — прибывая в задумчивости произнес божок, — все у тебя не как у остальных. И от клейма каторжника сам избавился, и в запретный город попасть смог. Пиво будешь? — неожиданно предложил божок.

— А давай, — согласился Олег.

И через мгновение расторопная официантка сильно напоминавшая помесь эльфийской женщины в верхней половине тела и многоножки в нижней ее части принесла несколько кружек пенного напитка.

— Ну рассказывай, что ты забыл в этих краях? — пригубив из кружки спросил Локи.

— У меня тут дела с кругом просвещенных, — честно ответил Олег.

Локи аж поперхнулся от услышанного:

— Ты в своем уме, это же кучка кидал. Какие у тебя с ними могут быть дела?

— Почему кидалы? Мне показались нормальными леприконами. Да ты вроде и сам благоволишь этим проклятым?

— Не всем, — отхлебнув пенного признался божок, — все то плохое, что случилось с леприконами произошло по вине одного из круга. Ригдэз из этой своры шельм обманул меня в карты. И это меня — бога плутовства и хорошей шутки! Я тогда отдал ему пятьдесят монет леприконьего золота, но обиду затаил. По средствам козней я настроил всех богов против этого народца, планировал весь их круг вырезать, а видишь, как вышло, опять они меня обыграли, у этих мелких шельм вышло в запретный город попасть. Ладно, я тебе немножко рассказал про себя, а теперь поведай ты, как тебе удалось попасть в запретный город?

— Меня круг просвещённых сюда порталом притащил. А они правда такие всемогущие какими стараются показаться? — не удержался Олег.

Локи затянулся, расплылся в довольной улыбке и продолжил:

— Они находятся в самом низу местной иерархии. У этих дурней сейчас примерно пятисотый уровень личностного развития, они получили права прибывать в затерянном городе, кстати в отличии от тебя, но в этом пласте реальности их никто в серьез не воспринимает.

Брови Олега медленно поползли в горку, у каждого из этих поганцев был минимум пятисотый уровень. Комбинатор впал в ступор, по его данным самый выдающимся бойцом в «Другом мире» числился узкоглазый Пень Лунь со своим сто девяносто каким-то уровнем. А тут такой разрыв шаблона. Изумление явственно отразилось на физиономии Олега и это не преминул заметить Локи.

— Подожди, а как же твои слова, ну про то что они тебя обманули или у тебя уровень меньше?

Локи искренне и по-доброму рассмеялся, а остановившись пояснил:

— Причем здесь мой уровень и их способности?

Командор не смог четко сформулировать вопрос он старался провести параллели, по поводу монет леприкона, способностей поганцев и обмана самого великого шутника, дарящего удачу. И хотя изложение было не внятным божок понял главное.

— Ах ты про это! Видишь ли, Командор, мне для поддержания собственных сил нужны адепты. Эти пакостники уже давно все прочухали, веру потеряли, от той кучки забитого народа оторвались и теперь пытаются стрясти с меня магические накопители при любой возможности. Вот только теперь я не даю им таких возможностей. А что касается моего уровня, то он очень высок, — затянувшись трубкой божок поудобней развалился на стуле, — я и сам не ведаю какой он у меня, но этим хитромудрым до меня как до луны на лыжах.

— А как же они тебя обманули? — не удержался и задал неприятный вопрос Олег.

— А вот так же, как и ты, — ухмыльнувшись ответил Локи, — я ведь не ведал, что ты статус сменил, и собрался тебе руку поломать, как в прошлую нашу встречу. Вот только вольным адептам Тимиса я вреда причинить не в состоянии, зато себе причинил, — божок показал ладонь на которой красовался волдырь. — Эта болячка не скоро у меня сойдет. Я долго буду о тебе вспоминать.

— Послушай, а если я тебя обманул, может ты и мне несколько накопителей подаришь, — довольно нагло и бесцеремонно попросил Олег поняв, что ему ничто не угрожает.

— Ну, во-первых, ты не леприкон и проку тебе от подобных монет не будет, да и чтоб получить нужно произвести на меня хорошее впечатление я очень люблю розыгрыши и истории веселые.

— Есть у меня и то и другое, и третье, — скороговоркой выпалил Олег и выполнил до боли заученное движение пальцами, спустя мгновение кругляш зеленого стекла прокатился по фалангам надёжно застряв между большим и указательным пальцами, — как тебе такой фокус?

— Удивил, — затянувшись признался Локи, — скажи, ты случайно не леприкон?

— Все может быть, — ответил Олег и начал рассказывать интересные моменты своих похождений в красочной и ироничной манере.

«Великий и ужасный» в красках и с огромной долей иронии поведал Локи о своих злоключениях. Олег рассказал многое: как обманул леприкона, как подстроил господину начальнику на каторге подлянку с оттянутой веткой, припомнил историю где он принимал страдальческий вид, засыпаемый заживо на девятом уровне каторги. После припомнил и другие занимательные аферы, обман коллекционеров, собрание феминисток. На моменте с феминистками Локи сложился пополам и в истерическом приступе сучил кулаками по столу.

— Ну так что? Заслужил я хотя бы одну монетку? — подвел итог своей забавной истории Олег.

Локи отсмеялся вытер брызнувшие от смеха слезы и как-то по-новому посмотрел на собеседника:

— Будь моя воля, я бы тебе пару десятков монет выделил. Но к великому сожалению, я могу передавать сеи монетки только леприконам, — развел руками божок, — но ты меня очень порадовал и, если я чем-либо смогу тебе помочь только дай знать.

Комбинатор поменялся в лице, все его старания последних двадцати минут шли коту под хвост.

— Я могу подарить тебе какой-либо артефакт приносящий удачу, — спохватился Локи, — я, кстати, уже дарил тебе нечто подобное, — божок мигом пробежался взглядом по пальцам Олега и задал резонный вопрос, — кстати, где мой подарок?

Олег рассказал Локи и ту замечательную историю, в которой он получил по физиономии от гоблинши Музы, а в конце собственными руками надел подарок божества поганцев на ручку строптивой гоблинши. Укурок вновь закатился в приступе смеха, а в итоге вовсе рухнул под стол и там некоторое время продолжал угорать.

— Как жаль, что ты не леприкон! — выбравшись из-под стола произнес Локи, — клянусь расскажи мне кто-либо из поганцев нечто подобное, я бы и сотни монет для такого удальца не пожалел!

Пока Локи приходил в себя Олег серьезно задумался над вопросом, что же всё-таки можно было попросить у Локи. Другой артефакт частного порядка Олегу не особо был нужен. У него и без первого дела не плохо шли.

— Я хочу посетить твой храм, — решился Олег, — у меня куча нереализованного опыта, и мне нужно его реализовать.

Закинул удочку Олег.

— Мимо кассы, — обломал надежды божок, — я из старой когорты богов. Я отношусь к почившим ныне мирам. И в этой реальности не имею никакого отношения к молодой когорте и их последователям. Это они могут пользоваться храмовыми зеркалами. Для меня же это действо недоступно и бессмысленно. Моя паства — это леприконы, гнумплены и кеуры. В общем все проклятые богами расы.

— «Облом», — Командор с досады прикусил губу, — «и чего еще можно попросить у этого укурка? Нужно соглашаться на артефакт».

Олег уже было раскрыл рот, но очередная, хотя и опасная мысль молнией прочертила горизонты сознания:

— А может быть ты мне отдашь рецепт вина, которым ты, Линтер и Тимис опоили молодых богов?

От хорошего настроения Локи пропал и след. Благодушный божок изменился в лице, взгляд стал острым и очень опасным. Локи щелкнул пальцами и над столиком образовался купол, подобный тому за которым час назад скрылись представители круга просвещенных.

— Кто тебе рассказал? — спокойным холодным тоном спросил Локи.

Олег уже пожалел о том, что задал такой опасный и несвоевременный вопрос.

— Пресвятой Херес, — признался Олег.

— Не ври мне, — Локи непроизвольно сжал ладонь в кулак, — Хереса уничтожили очень давно.

— Хереса заточили в землях Эленсии, он провел много лет в довольно странной пещере под охраной убера. А меня последний настоятель высокого храма отправил следом. Там я и познакомился со старичком.

Локи остыл, теперь он молча сидел, размышляя и жуя нижнюю губу. Так продолжалось минуты три. Олег божество отвлекать не стал, он приложился к пенному и оценил для себя отменный вкус с явными нотками хмеля и солода. Все что он пробовал до этого момента казалось ослиной мочой.

— Ладно, — нарушил идиллию Локи, — я дам тебе рецепт, но учти, там имеются множество редчайших компонентов, которые был способен отыскать лишь мой ныне покойный друг Линтер. У меня остались его записи, вот только писанина у него была своеобразная.

Божок затянулся выпустил густое облачко дыма на стол, окутав непроницаемой пеленой небольшое пространство, а когда дым рассеялся перед укурком стоял небольшой ларец. Этот самый ларец один в один был похож на ларец который Олег утащил с каторги:

— Да где же ты у меня есть? Нет, это не оно. Это не то. А вот оно!

Довольный божок извлек из наследия леприконов толстую тетрадь в кожаном переплете. После полистав талмуд с неизвестными письменами Локи остановился на одной из страниц.

— По-моему, вот этот рецепт, но я до конца не уверен, — Локи уложил раскрытую тетрадь перед Олегом.

— А почему по-твоему?

— Потому что я не понимаю, что здесь написано, — честно признался Локи, — но когда мы с Линтером готовили то вино, он сильно порезал палец и край страницы запачкал кровью.

— А вот это что такое, — указал Олег на шкатулку, — это ведь наследие леприконов?

Локи глянул на шкатулку и ухмыльнулся:

— Наследие леприконов — это целая хохма, был у меня случай, — вновь ощерился божок, — мы с Линтером неделю бухали, я даже праздник подношения великому мне пропустил. Вот чтоб оправдаться, пришлось втирать коротышкам чушь. Я им тогда наговорил, мол, этот ларчик для избранного и заклинание шутиху заложил. Этому проклятию меня сам Соломон обучил. Как только первая вещица попала внутрь шутиха и запустилась. Там заклинание юморное. Начав работать сундучок свойство особое приобретает, он границ определенной территории покинуть не может. Соломон на разумных такую шутиху накладывал когда наказать тех хотел.

У комбинатора в памяти тут же всплыл образ бедолаги графа. Который обречен жить тысячу лет на территории королевства Оран.

— А как такое заклинание снять? И что это за сундук?

— Как снять без понятия, — честно ответил божок, — а сундучок этот вещица занимательная, произведение местных умельцев. Для каждого у кого появляется такой ларец создается особый пространственный карман, попасть в который может только тот, кто вложил в него вещь. Правда стоит такая штуковина очень дорого купить ее можно только здесь за рубины или черные опалы. Ладно, что-то я с тобой заболтался.

Локи вырвал лист из тетрадки Линтера положил его на стол перед Олегом, а после щелкнув пальцами исчез вместе с куполом не попрощавшись.

В зале заведения общепита творилась какая-то суета, леприконы носились в панике, заглядывая в каждый угол и под каждый столик в поисках пропавшего человека. Наконец один из поганцев увидел Олега, указал на него остальным и круг просвещённых сразу скучковался за своим столом, а Ригдэз сверкая глазами отправился за пропажей. Остальные почетные члены тайного общества с достойным видом, словно не они сейчас бегали по залу в панике ища человека, вернулись на свои места.

— Иди за мной, — раздраженно произнес старик и направился к столику, за которым восседал высокий совет.

Старец уселся на за стол, указал «гостю» место где тому встать и накрыл «благородное» собрание куполом. На этот раз наш герой оказался по нужную сторону защитной пелены.

— И так, Командор, — начал Ригдэз, — мы с членами ордена обсудили твою ситуацию. Мы знаем о твоем тяжелом положении. Нам известно о намерениях твоих врагов прибрать Оран к своим рукам. Мы готовы порталом поставим все что я ранее обещали тебе и Юму. Осталось дело за малым. Осталось обсудить условия, на которых ты получишь нашу поддержку.

— Я вас внимательно слушаю, — с напускной покорностью произнес Олег.

— Закрой рот, когда говорит уважаемый мастер Ригдэз! — надменно поставил на место Олега один из членов ордена.

Видимо это небольшая реплика должна была объяснить человеку кто за этим столом главный. Ситуация выглядело так, словно ординарцы уже давно все решили, а неумному холопу-гостю осталось только выслушать условия, кивнуть своей бестолковой тыковкой и кинуться их выполнять решения. Высокомерие напыщенных коротышек бесило, но тот факт, что у поганцев, как минимум пятисотый уровень резко приземлял на место, давая понять, что через силу Олегу этот вопрос самому не решить. А по сему, наш дорогой герой стоял с видом покорного болванчика мотая головой и виновато глядя в пол.

— Для начала, — продолжил излагать условия Ригдэз, — ты должен будешь убедить Юма ПиКри что в совет правления нужно будет ввести еще одного участника, вот этого достойного леприкона, — старец указал на одного из ординарцев, — зовут его МиллионМауз. Как ты будешь уговаривать этого старого дурака меня волнует мало. Но, как только ты внесёшь имя МиллионМауза в уставные документы, мы переведем пятнадцать миллионов золотых на твой персональный счет и порталом поставим все что обещали. Это ясно?

— Ясно, — с понурым видом ответил Олег.

— Мы понимаем, что тебе такое развитие событий неприятно, но пойми одно. Если этот банка не будет принадлежать нам, то он не будет принадлежать никому. ПиКри я внушил, чтоб он соглашался на договор с представителями города и по моему наставлению он уже подписал предварительный договор. Теперь, либо вы внесете ту огромную сумму под которую вы подписались, либо лишитесь банка. Подумай человек, мы предлагаем не мало. Очень тебе советую, убеди Юма внести МиллионМауза в учредительные документы.

Старец замолчал размешивая ложечкой чай, после он сделал глоток и продолжил:

— После того, как ты и ПиКри внесете имя Мауза в учредительные документы, ты выдвинешь на голосование предложение вывести из состава правления некого Юма ПиКри. Я надеюсь тебе это понятно?

— Но как же так? — наивно возмутился Олег, — вы же Юму говорили, что примите его в орден и поможете его племяннику?

За столом грянул дружный смех. Осмеявшись старец повернулся к Олегу:

— Делай свой выбор, что тебе нужней — цветущий город под хорошей защитой или два недоумка с утопичными фантазиями о благе для народа?

— Город, — поколебавшись ответил Олег.

— Вот и прекрасно, — старец жестом показал, чтоб Олег наклонился поближе.

Олег склонил голову, а старец деловито, словно хозяин жизни похлопал Олега по щеке. Весь этот жест значил только одно, он должен был показать ординарцам, что воля человека сломлена и теперь он всего лишь игрушка в могучи руках амбициозного ордена.

— А что с молодым королем? — решил до конца прояснить вопрос Олег.

— У этого тупого стада не должно быть лидеров, по крайней мере сейчас. А соответственно и король нашим баранам ни к чему, — с совершенно серьезным видом ответил МиллионМауз, — а тебе, его жаль?

— Ни в коем разе, — наиграно открестился Олег, — меня такой расклад полностью устраивает. А Юм с его племянничком уже давно в печенках сидят.

— Вот и прекрасно, мой мальчик, — ощерился старец, — ты поспособствуешь нашему ордену, тем самым мы приобретем влияние на материке и укрепимся в запертых землях. У тебя появятся деньги и безопасность, а у нас наш собственный банк.

Весь этот концерт комбинатор разыгрывал только с одной целью, уставные документы банка находились в данный момент в лапах ордена, красивая папка в кожаном переплете лежала под пухлой рукой у Ригдэза. Юм неразумно, самостоятельно вручил бумаги этому подлому леприкону, доверяя представителям круга просвещенных, как самому себе.

Старец, вальяжно развалившись на стуле с видим повидавшего жизнь леприкона излагал основные тезисы задумки ордена круга просвещенных. Его речь плавно текла мимо ушей «великого и ужасного». Но вот старик кончил говорить и деловито спросил:

— Тебе все понятно, человек?

— Да, — ответил Олег и склонил голову в смиренном поклоне.

— Вот и прекрасно, — старец подвинул папку с бумагами на край стола, поверх папки легли пара монет леприконьего золота.

— А это зачем? — изумился Олег.

— Здесь две монеты, одна моя, другая МиллионМауза, — пояснил свои действия старец, — как только вы впишите в уставные документы нашего брата, брось одну из монет на пол и один из нас появится рядом с тобой. Я и Юма научил подобной штуке, на свою голову, у меня имеется его монетка, — старец достал кругляш, как только дело сделаем закину ее куда-нибудь в озеро лавы. А то эта прилипала меня уже изрядно достал.

— Гениальная задумка, — одобрил Олег, убирая монеты и документы в свою сумку, — а как мне теперь выбраться из Доната?

— Дуй к порталу на площадь, — пояснил один из ординарцев, — этот портал может перенести тебя к любому работающему порталу на материке.

— А…

Комбинатор открыл было рот, дабы поинтересоваться, как добираться дальше? Вот только один из поганцев два раза щелкнул пальцами. Барьер на мгновение пропал, а после появился у самого носа Командора. Олег недовольно глянул на пленку мутной пеленой, скрывшей представителей ордена и с досадой произнес:

— Понятно! Проблемы негров мало волнуют достойных белых плантаторов.

Командор унывать не стал и вместо того, чтоб отправиться к порталу, он двинулся исследовать город. Местные не придавали новому гостю никакого значения, совершенно не обращая внимания. Зато «великий и ужасный» глазел во все глаза, он с удовольствием гулял по чистым засаженным красивыми цветами и деревьями улицам, посетил несколько местных магазинов, пообщавшись жестами с продавцами. К своему великому сожалению ничего стоящего у Олега не было, а золотые монеты в этих землях ни во что не ставились, продавцы начинали смеяться, когда Олег предлагал деньги. Его артефакты местных так же не заинтересовали, слабы они были для этих земель. Таким темпом Олег и гулял, зарисовывая в свой блокнот красивые виды и запоминая расположения улиц ресторанов и домов. А после настало время расставаться, Олег стоял у большого портала на центральной площади. Он сделал шаг и перед его глазами развернулась карта. Подобную карту без названий городов и селений Олег уже когда-то видел, похожий портал он использовал при побеге с Турамса. Внимательно рассмотрев карту наш герой выбрал своей конечной точкой путешествия — небольшую деревушку Топи.

Глава опубликована: 03.07.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Уроборос

Закончена

Level Up. Нокаут

Закончена

Монстр 3. Сердце Подземелья

Закончена

Рарог. Мир Теллуры

Закончена

Воля хаоса

Закончена

Эскул Бытие

Закончена


Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх