Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 4.


11 330 +67    6    85    0   
Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Приключения/Фантастика/Юмор
Размер:
Роман | 760 Кб
Статус:
Закончена
Опубликовано:
27.05.2018 - 21.07.2018
Авантюры продолжаются!!! Жизнь по прежнему учит нашего героя, давая почувствовать всю правильность "верных" решений на собственной шкурке. Победа в одной небольшой битве всего-лишь половина дела, теперь нужно выиграть войну.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава десятая. В преддверии.

В деревушку Топь наш герой ворвался глубокой ночью. Портал с надрывным гудением выплюнул тушку «великого и ужасного» рядом с домом единственного жителя прямехонько в грязную лужу. Над деревушкой стояла ясная звездная ночь. Где-то, в нескольких километрах, на границе у поганого болота освещенный вечерними кострами стоял лагерь. Видимо бойцы Вивальди охраняли границы в ожидании нарушителей. Олег уселся на крылечко единственной лачуги и глубоко задумался.

— «Как же я момент с бойцами Вивальди прошляпил, да и по болоту без Рубина мне не пройти. Что-то я погорячился, видимо придется разок расстаться с жизнью.

— Не стоит, — раздался скрипучий и до сих пор обиженный внутренний голос.

— «Настенька! -довольно подумал Олег, — а я-то думал, что больше никогда тебя не услышу».

— Даже не смей думать о самоубийстве. Я только закончила разбираться с отданными тебе воспоминаниями. И еще раз проделывать такую титаническую работу у меня желания нет.

— «К великому моему сожалению, ты Настенька, никак не можешь повлиять на мой выбор, — с горечью вздохнул Олег, — мне нужно попасть на ту сторону гор, а вот как это сделать я не знаю. Связи с «Псами» у меня нет. Да и где переход гнумпленов с этой стороны мне тоже не ведомо».

— Я все устрою, — пообещала Анастасия, — дай мне несколько часов.

— А жизнь-то налаживается, — негромко, в слух произнес Олег.

Комбинатор поразмыслил и милостиво предоставил требуемое время соседке по черепной коробке, Олег Евгеньевич удалился подальше от деревни влез в какие-то густые кусты закутался в свой любимый плащ и уснул.

Дорогой читатель, усталость лучшее лекарство от бессонницы, вот и наш Командор, вымотанный бешенным темпом событий сладко, дремал в придорожных кустах. На этот раз Олегу снился странный сюрреалистичный сон из другой жизни. В этом сне наш герой отдыхал на теплом побережье в компании красивой девушки Авроры, громко и довольно противно кричали чайки, а Виктор с Константином играли с Ромой Рубином в пляжный волейбол. Вдоль побережья росли пальмы, а союзники имели самый обыкновенный человеческий вид, на этот раз соратники небыли дроу или гриллами или еще какой-нибудь экзотической живностью. Больше всего Олега поразил вид Ромки Рубина, тридцатилетний упитанный дядя весело прыгал, перехватывая мячик и посылая его в сторону мелкого шкета Кости. Улыбающаяся Аврора, лежа на соседнем шезлонге что-то весело выкрикнула, но ее голос забивал какой-то непонятный рык. Складывалось ощущение словно рычит какая-то собака.

Олег продрал глаза и ужаснулся, злобная оскаленная полосатая морда скалилась на нашего героя ощеренной пастью. Глаза зверя довольно светились, а из пасти текла слюна. Здоровый злобный барсук, находясь на расстоянии сантиметров в пять собирался броситься на мирно спящего человека. Командор подобрался и на четвереньках начал отползать в сторону противоположную от оскаленной пасти. Морда бешенного барсука довольно взирала на беззащитную жертву, здоровенные когти бешено вспахали почву под лапами.

— Успокойся, Бобик! — медленно пялясь, стараясь не вызывать злость резкими движениями проговорил Олег. — Нам с тобой проблемы не нужны.

Командор пялясь выбрался из кустарника на небольшую просику, сорвав по пути какую-то палку и теперь стоял, глядя в глаза зверя. Барсучара был здоровым, размером с хорошо упитанную кавказскую овчарку. Выбравшись из кустов, зверь рычать не перестал, но вот его глаза просто лучились немым довольствием. Олег Евгеньевич в свою очередь страха так же не испытывал, его любимая накидка в данный момент была на нем. Наш герой зашвырнул свою сумку в кусты и довольно ухмыльнувшись встал в позу мечника, правда в роли меча служила сучковатая палка.

— Ну что, потанцуем, хомячок? — оскалился улыбкой человек.

Еще большим оскалом ответил барсук. Зверь подобрался и приготовился к атаке. Вот только атака не вышла. Конского барсучка тяжелой лапой сбила невесть откуда появившаяся шауда. Первая ипостась Настеньки валяла бедолагу словно матерая овчарка щенка. Шауда ослабила напор, и барсук отскочил в сторону, шерсть на нем стояла дыбом, но зверь с полосатой мордочкой во что бы не стало пытался добраться до ненавистного Фырфырфора. Вот только при каждой подобной попытки, барсук получал взбучку от еще более мощного зверя. Всего попыток добраться до врага было десять и каждый раз на пути вставала эта сильная непонятная тварь. В конечном итоге барсук сдался он злобно ощерился в сторону комбинатора, а после пропал в кустарнике неподалеку.

Шауда проводила тяжелым взглядом барсучка Бедолагу, а после сосредоточила свое внимание на Командоре. В руках Олега была зажата палка, очень походившая на ту которой наш герой публично отмутузил зверя. Шауда напряглась. Осознав в чем дело Олег выкинул палку подальше:

— Настенька, я не собираюсь тебя обижать, — Олег примирительно выставил ладони вперед.

— Ты? Меня обидеть? — возмутился хриплый женский голос из глубин сознания, — да вот еще! Смотри, как бы я тебя не обидела.

И вторя голосу зверюшка задорно щелкнула челюстью у самого лица Олега.

— «Милая, ты, наверное, запамятовала, что я вполне могу тебя поджарить?» — вежливо и предупредительно напомнил Олег.

Женский голос закатился смехом:

— Я бы на твоем месте особо не надеялась на этот плащик. Он защитит тебя от силы еще пару раз. А после его вновь нужно будет искупать в пламени дракона.

— «О чем это ты?»

— Погляди на свой плащ сзади, он перестал быть белоснежным и на нем появились прорехи. У твоего плащика кончается энергия. Он спасет тебя от силы еще один раз. И если он сработает на моем последнем обличии, то скорее всего ты его лишишься, он попросту рассеется. Чтоб меня уничтожить понадобится куда как больше энергии. А после я с удовольствием пообщаюсь с тобой поближе. И поверь на этот раз тебя никто не спасет. Я тебе все припомню, и то как меня сюда притащили, и то что я безбожно по ночам мерзну, и палку твою в деревне мелких уродцев.

— «Настенька, все эти вопросы решаемы, — закинул удочку надеясь примириться Олег, — вспомни сколько хорошего я для тебя сделал, из заваленного ущелья тебя вытащил, сюда доставил. Да, с неудобствами, но на сколько я понял, Рубин тебя из чьих-то ловушек вытащил. А что касается инцидента в деревне, так там ты вообще сама виновата. Разве не ты подговорила этих мелких недоумков на меня напасть? Настенька, ну давай мириться, а я придумаю как сделать так чтоб ты по ночам не мерзла».

— И я еще раз загружу в твое сознания свои воспоминания, — откликнулась на предложение разрушительница.

Теперь комбинатору стало ясно с чего вдруг Настенька начала миндальничать и даже его дорожайшую шкурку вытащила из передряги с барсуком. Ей до сих пор не хватало знаний, видимо в объеме занесенной в сознание Олега информации нужной в очередной раз не оказалось.

— «Вот ты сука!»

— Ну так что, будем мириться? — ехидным голоском поинтересовалась Настя.

— Будем, — скрипя зубами негромко произнес комбинатор.

— Тогда я достаю информацию и загружаю следующую часть, — весело предложила Настя, а зверюга подобралась и не спеша приблизилась.

— «Не сейчас, для начала мне до гостиницы нужно добраться, а после…».

Что будет после так и осталось не ясным, Олегу начатую фразу закончить не дали, коготь зверя вновь воткнулся в лоб Олега и свет померк.

На этот раз не было каких-либо предупреждений, Олег просто на просто открыл глаза и взвыл. Резкий приступ головной боли накрыл нашего героя, изображение в глазах рябило, а звук вибрировал. Командор через силу присел. Понять где он находится и что с ним происходит Олег был не в состоянии.

— Настя, Тварь! — хриплым от сухости голосом возмутился Олег, — чтоб тебя черти драли вдесятером!

— Что еще за Настя? — Живо поинтересовался участливый женский голос.

Олег узнал его, не смотря на каверзы со слухом, его обладательницей была Аврора. Видимо девушка сидела неподалёку и присматривала за Олегом, чего он совершенно не ожидал.

— Где я, Аврора?

— Вы, Командор, у себя в номере. Вчера в первом часу вас в зубах какое-то чудище притащило. Мы с братьями собирались убить тварь, но Роман Сергеевич нам запретил это делать. А что это была за зверюга?

— А моя сумка? — не отвечая на вопросы продолжил спрашивать Олег.

— Возле кровати лежит, — поспешила успокоить патрона красотка дроу, — а где вы были? И чем занимались?

— Рубин и Витек в гостинице?

— Да, — обиженно ответила девушка, — и вас в низу один важный гость дожидается.

Олег Евгеньевич шустро перебрал в уме всех мало-мальски важных гостей, которые могли ждать его внизу. Первой на ум пришла Матильда. Эта орчанка просто какое-то паломничества устроила, особенно в те моменты, когда наш герой не появлялся на веранде несколько дней, с этой представительницей «важных гостей» нашему герою ну никак, от слова совсем, видеться не хотелось. Следующей кандидатурой в роли важного гостя вполне мог выступать Алый Штык, этот гном лелеял надежду вернуть свои артефакты обратно и тоже время от времени появлялся в гостях. А еще важным гостем вполне мог оказаться леприкон Ригдэз и вот с этой мразью в леприконьем обличии Командору вообще не хотелось встречаться. Олег даже помрачнел при мысли об этом субъекте, что незамедлительно отобразилось на его лице:

— Аврора, мне сейчас очень плохо и в таком состоянии общаться с важными гостями нет никакого желания, а по сему, пусть дорогие гости лесом идут. Так им и передай. А нашим передай, что соберемся вечерком перед вашим выходом. А теперь брысь и не мешай мне спать!

Аврора протестующе раскрыла ротик желая возразить, но Командор обрубил все поползновения:

— Брысь я сказал!

Девушка обиженно надула губки, но перечить воли болезного не стала. Дверь захлопнулась, а Командор завалился на бок натянул на лицо одеяло и приготовился ко сну. Мягонькая подушка дарила поразительный комфорт. Комбинатор и не подозревал, что столь простые вещи могут подарить такие положительные впечатления, после походной сумки, руки или земли. Но уснуть нашему герою так и не удалось из коридора из-за закрытой двери доносились крики и ругань.

— Отвалите, сукины дети, пока я вас всех не порешил! — надрывался грубый незнакомый голос с очень знакомой манерой и интонацией.

— Но, Командор просил его не беспокоить, он ведь болеет! — надрывалась Авроры стараясь не пустить гостя в комнату.

— Значит, как меня на хер посылать, он не болеет! — еще громче заорал гость.

— Вообще-то он вас лесом послал, а не на то что вы сказали, — как-то виновато пояснила дроу.

— А, ну тогда это все меняет! — с ёрничал голос, — тогда конечно!

И с грохотом отозвавшимся головной болью дверь слетела с петель:

— Ты кого на хер послал, олень тупорогий?! — взревел незнакомый гном расширив в бешенстве ноздри с яростью глядел на болезного комбинатора.

Аврора стояла у стеночки бледная и испуганная, рядом с ней стояли Рубин, Виктор и Костя, при этом никто не пытался сдержать сурового и злобного гнома. Комбинатор, поняв всю обреченность поднялся с кровати. В данный момент головная боль была не основной головной болью нашего героя, да простит меня дорогой читатель за тавтологию. Перед глазами «великого и ужасного» в образе гнома стоя разъярённый Дмитрич, тот самый отмороженный торгаш из трущоб Чертанова, к которому за помощью наш покорный слуга и отправил Рубина.

Дорогой читатель, так как мы люди культурные, ну или стремящиеся к столь высокому званию, все матерные выражения я буду вуалировать за безобидными фразами.

— Я, мля, прусь через весь этот гребанный материк, ублажить твою матушку, чтоб увидеть этого нелицеприятного человека своими глазами, а он (деле следует непереводимый местный диалект) старого друга, почти родственника, такими словами. Да ты после этого использованный контрацептив, заштопанный несколько раз!

В общем речь взбешенного гнома просто-таки изобиловала нецензурными лексическими конструкциями. Матерная нотация продолжалась минут пять, а после злобный гном остановился, перевести дух.

— В свое оправдание скажу, что не знал, кто меня ждет в низу, — виновато развел руками Олег, — я попросил мою помощницу слать гостя лесом и не более того. И поосторожнее с выражениями, здесь всё-таки женщины и дети — миролюбиво не без страха заявил болезный.

После Комбинатор поднялся с кровати с надменным видом подошел к гному и без предупреждения по-братски обнял старого друга.

Вся дальнейшая дискуссия проходила на террасе, кухарка в честь выздоровления шустро накрыла стол и выставила самые лучшие блюда и вина. Правда за столом сидели только Олег и Дмитрич, отважные «Морские псы» в полном составе расположились вдоль стеночки и даже не пытались присесть за столик, и что сильно удивило Олега, даже храбрец Тигер боялся открыть свой рот.

— Ты чего с ними сотворил, старый Ирод? — комбинатор с удивлением глядел на своих подопечных.

— А, — отмахнулся гном, — воспитательный момент, захотят расскажут.

Комбинатор ухмыльнулся:

— Знаю я эти твои моменты, — Олег налил старому другу бокал вина, не забыв про себя, — а сюда ты чего приперся? Ты ведь из своей ракушки средь белого дня носа не высовывал? А тут вдруг путешествие через весь гребанный материк.

Дмитрич перевел тяжелый взгляд на «псов», выстроившихся по росту возле стены, несколько секунд о чем-то думал, а после отдал распоряжение:

— Ты здоровяк, садись за стол, а вы детки погуляйте у бережка, ракушки пособирайте.

Тигер собрался было открыть рот, но гном громко гаркнул:

— Бегом!

Фениксы подпрыгнули на месте, а после быстро и без слов направились собирать ракушки.

— И если мне не понравится, то что вы соберёте… — угрожающе кинул вдогонку злобный гном.

— Как? — изумленно спросил Олег, — это какое-то заклинание?

— Это кожаный ремень, — пояснил Рубин, — я тебе чуть позже расскажу.

— Да к черту ваши истории, — продолжил прикалываться Олег, — научи меня такому, о Великий мастер, — взмолился Олег.

— Поздно тебя учить, — с горечью констатировал гном, — ты уже дураком вырос, а это не лечится.

— Обидно, зато честно, — с наигранной досадой вздохнул Олег, — ладно, это все лирика, рассказывайте, как все прошло?

— Весело прошло, — начал Ромка, — я, как ты мне и посоветовал, отправился в гости к многоуважаемому Дмитричу с утра пораньше. Прибыл по адресу, который ты мне дал. Распахнул дверь и зашел в ломбард. А там за прилавком твой старинный друг прибывает в припоганейшем настроении. Я как ты и велел передал от тебя приветик и поинтересовался как поживают, — Рубин стушевался.

— Как поживают мои ублюдки, — растянувшись в злобной улыбке гном, — представляешь, мне такое заявить, кроме тебя при мне такого никто себе не позволял.

— В общем передал я ваше послание и чуть с жизнью не поплатился, Дмитрич вытащил дробовик и упер его мне в лицо, — помрачнев продолжил рассказывать Рубин, а после меня на задний дворик вывел и на колени поставил. Я чуть не поседел. Даже молиться начал. Думал все хана мне.

— Дмитрич, а ты чего на людей кидаться начал. Я думал ты сразу поймешь от кого весточка?

— Не въехал сразу, — пожал плечами гном, — плохо мне было, я с похмура сидел, голова ничего не соображала. А тут дружбан твой детей моих оскорблять начал.

— Так ты ж их сам ублюдками называешь, — возмутился Олег.

— Мне можно, я отец. Тебе можно, они тебе жизнью обязаны. А остальным нельзя, — рассудительно пояснил гном, — а тут заходит какой-то толстячек в очках и называет моих детей ублюдками. У меня крышу и снесло. Хорошо я накануне по крысам во дворе стрелял, патронов не осталось, а то бы лег твой дружбан прям на месте. Вывел я значит этого во двор, на колени его поставил, а он все лопочет, Олег Евгеньевич, бла, бла. Просил спросить про ублюдков. Я признаться не сразу въехал, о чем речь. Но постепенно до меня дошло. А после мы поговорили, он мне все объяснил по-человечески, и я его в дом пригласил.

— Ага пригласил, — обиженно произнес Ромка, — лучше уж никак чем с такими приглашениями. Я едва в штаны не наложил.

Комбинатор ухмыльнулся и ткнув локтем в бок Дмитрича ехидно поинтересовался:

— А правда, что Ромка там толстячок?

— Невысокий манерный мужик лет тридцати пяти. Полупокер зализанный. А пузо у него обычное для его возраста, не больше моего, — сдал Ромку Дмитрич.

Олег расплылся в ехидной улыбке:

— Ромка, помнишь ты как-то обещал мне в том мире репу начистить, — поганенько ухмыльнулся Олег.

— Ну и? — недовольно буркнул Рубин.

— Так вот я там рама под два метра роста и полтора в плечах.

— Это еще не показатель, — недовольно ответил Роман.

— Ладно, рассказывай, что дальше было? — попросил Олег.

— Рассказал мне твой дружбан о твоих приключениях, — продолжил историю Дмитрич, — а после и о просьбе твоей поведал. Меня уже отпускать похмелье начало. Мы засели у меня в магазинчике и пораскинули мозгами. Я связался со своими знакомыми из структур и те помогли нам обставить все по высшему классу. Подложные документы подготовили, запрос на усыновление по всем инстанциям провели, в общем все как полагается, — продолжил отчет Дмитрич. — Все так сделали, что не подкопаешься даже если захочешь. Штрих код ай-ди фальшивый Ромке на второй руке набили и стал он с правой стороны Роман Сергеевич, а с левой Марти Фетисов из североамериканского сектора. После связал со знакомыми людьми и твой дружбан отправился в путешествие за сосунками.

— А там все нормально прошло, и как вышло, что Витька выпустили?

— Как Витька выпустили не знаю, он до сих пор старается эту скользкую тему стороной обходить, — честно ответил Рома, — но на тот момент, когда я прибыл, его уже перестали мариновать и отпустили восвояси. А что касается усыновления, здесь тоже не прошло без приключений. Директриса их — конченная сука. Нет сначала все шло по плану. Фетисовы меня встретили аки дядюшку родного. Подтвердили наше родство и даже подложные документы до этой твари вовремя дошли. Вот только она мне три дня мозги канифолила на предмет отсутствия запроса из органов опеки. А я ведь прекрасно знаю, что запрос уже у нее. Пришлось ей несколько дебетовых карточек засунуть в зубы и дело тронулось с мертвой точки. И самое главное до этого такую высокопринципиальную барышню из себя корчила: «да как я могу, да ведь это же дети, да мне ж за них отвечать». Зато как получила карточки тут же без лишних вопросов все бумаги отдала без доскональной проверки личности. Даже фальшивый ай-ди код не проверила.

— А как тебе первое впечатление от наших Фениксов? — комбинатору было интересно как же в том мире выглядят члены семейства Фетисовых.

Роман ухмыльнулся, вспоминая первые впечатления:

— Первого я увидел мелкого, на лицо один в один, только тельце детское, подросток тринадцати лет. Эльфийские уши поменяй на лопухи и точь-в-точь наш раздолбай выйдет. Второй брат тоже походит на себя тутошнего, он наголову выше меня и ведет себя точно так же, как и здесь.

— А Аврора? — не удержался Олег.

— А вот это самое интересное, она красавица, правда в больнице лежит бедняжка. Мне кажется она копия себя здешней, только кожа бледная и ушки человеческие.

Командор ухмыльнулся, он буквально на кануне видел всех в своем сне.

— Я их забрал, и мы улетели на флаере. Дмитрич нам все устроил. К себе я возвращаться не стал, — продолжил Рубин, — мне Витек напрочь запретил это делать. Сказал, что его счет могут спецслужбы мониторить. Я на его счет кинул кредитов, он их обналичил дебетовками и мы с помощью твоего знакомого домик себе сняли. Теперь отдыхаем в трехстах километрах от Москвы.

— А на счет Авроры ты с врачом поговорил?

— Да, — стушевался Ромка, — но мы с тобой позже этот вопрос обсудим. Там не все так просто как хотелось бы.

— Вот и прекрасно, — гном улыбнулся, — а теперь Ромка дуй прогуляйся с мелкими, а я со старым другом наедине поговорю.

Рубин, не спрашивая разрешения поднялся из-за стола и направился к Фениксам.

— Чудеса дрессуры, — мрачно произнес Олег, глядя в след уходящему гриллу.

— Все просто, — вдохновенно ответил Дмитрич, — доброе слово и армейский ремень творят чудеса?

Командор перевел удивленные глаза на старого друга.

— Мне этот мелкий шкет нахамил при встрече, — гном поудобнее развалился в кресле, — с ходу нагрубил, не думая. Я снял свой ремень и штаны с наглеца, а дальше по-отечески, как завещали нам деды от души прошелся по его заднице. Ты же помнишь, как я своих воспитывал?

— Помню, — комбинатор отвел глаза.

— После Витек попробовал вступиться за брата, — кровожадно ухмыльнулся гном, — с ним я проделал ровно тоже. Аврора со своего кресла собралась меня вразумить, но ей хватило одного взгляда. Она девчонка умная и сразу поняла, что инвалидное кресло меня не остановит. Твой дружбан Ромка, парнишка умный, вообще встревать не стал.

— Разве так можно с подростками? — попенял Олег старому другу.

— Зато ведут себя теперь аки шёлковые. Ребяткам явно родительского пендаля не хватает. Но это все не важно. Лучше расскажи мне, Олежка, что с тобой произошло и самое главное, что ты натворил?

Командор прикусил губу и некоторое время сверлил глазами непробиваемого хамоватого гнома.

— Дмитрич, ты ведь из спецслужб? — толи задал вопрос, толи утвердительно поинтересовался Олег, — только не спорь, мне Жилин рассказывал, что ты очень непростой дядька. Вроде как сбшник из бывших.

— Ну допустим, — согласился гном.

— Ты ведь, наверное, понимаешь, что вся эта бойня с гостями выглядит немного странно, — Олег самым тщательным образом подбирал слова, говорить старому другу на прямую, что все не такое каким кажется Олег опасался, — Если честно, я не знаю за что меня сюда загнали. Я видео последней бойни Сереге Караулову передал. Ты его знаешь мы с ним раз у тебя бывали. За это меня и закрыли. Вот только что там было я не знаю, я тогда злой был и посмотреть толком не удосужился. А после и меня повязали и вроде как его закрыли. Короче теперь не поймешь, что на самом деле случилось.

— Вот знаешь, Олег, если бы ты тогда мне не помог, моих детей вытащить, забил бы я на все и сидел в своем ломбарде почитывая книжки. Вот только, сука, теперь меня совесть грызть будет, если я все на тормоза спущу.

Гном налил себе стакан молодого терпкого и не чокаясь осушил его до дна.

— Вот ты говоришь, что не в курсе что произошло? — насупился гном, — зато я знаю почему тебя закрыли. И эти знания очень опасны для окружающих.

Вид у Дмитрича был крайне заговорщическим, а говорил он негромко, в пол голоса:

— Ко мне, ведь, накануне ареста приходил Сергей Караулов. Он бледный был и напуганный, притащил какую-то карточку видеозахвата, начал лепетать, что понял почему тебя закрыли и что нужно обратиться к властям.

— А ты чего?

— А чего я? Я горьким жизненным опытом научен, что с подобными казусами связываться не стоит. Вот и вывел я Серёгу из своего ломбарда, а после публично отметелил, он даже после этого умолял меня поглядеть на карточку. Я со злости взял и зашвырнул карточку в мусорку, помнишь у меня баки через дорогу стояли, вот туда ее и закинул. Дружбан твой морду утер и смылся. А я к себе за стойку вернулся. Решил для себя, что в эту историю я ни за что не полезу.

— Да, да, да? — надменно ухмыльнулся Олег.

— Не удержался, — покаянно сознался гном, — нет, с начала то все нормально было, я за стойку свою забрался, вот только этот гребанный бак через дорогу прекрасно видно из моего магазинчика. Я уже и так попробовал сесть и эдак, а он сволочь с глаз не пропадает. Я пять часов с собой боролся, а после психанул. Закрыл ломбард и пошел в мусоре рыться.

Комбинатор в голос заржал:

— Ты собственными ручками, да в грязном помойном баке? Хотел бы я на это посмотреть!

— Я, когда рылся, поклялся себе, что откручу тебе твою бестолковую башку. Так там воняло. Но всё-таки я своего добился. Сразу видео смотреть не стал. Всё-таки страхи терзали, закинул я карточку в стол и домой отправился, от дел поисковых отмываться. А на следующее утро у моего магазинчика маски шоу приключились. Флаеры силовиков нашу улицу отцепили, а мусорные баки на противоположной стороне вообще опечатали, и какие-то чудики в противорадиационных костюмах куда-то их уперли. Пол улицы положили мордой в пол и расспрашивать начали, кто чего и почему. Благо райончик у меня еще тот. Ко мне в ломбард, молодчик сбшник зашел ну и давай расспрашивать насчет вчерашнего происшествия. Ну я и рассказал, как дело было. Он меня и так, и эдак на разговор провоцировал, а я дурака включил, мол не ведаю ничего лишнего, на том и распрощались. Честно сказать, я думал они и мою конуру перетряхнут. В общем до вечера цирк на районе творился. А как все поутихло, денька через четыре, я и до записи этой добрался. — Дмитрич перевел дух, закинув в рот кусак буженины, заботливо приготовленной кухаркой.

— Не томи, старый черт! Что ты там обнаружил?

Гном не торопливо прожёвывал буженину подняв указательный палец вверх.

— А вот это самое интересное, — продолжил гном дожевав, — ты, бестолочь, сам-то глядел чего в тот день на записывал?

— Мельком, на быстрой перемотке, — нехотя признался Олег.

— Вот и я так же быстро, на перемотке поглядел момент твоего полного фиаско. И ничего там не нашел. А после меня мысль грызть начала, ну не может такой кипишь подняться на пустом месте, да и дружок твой Караулов слишком сильно взволнован был. А значит, не все так просто.

— И?

— И я стал просматривать запись в обычном режиме, — ехидный гном закинул в рот еще один кусок буженины и с удовольствием, с надменным видом, чавкая и наслаждаясь размеренностью процесса, наглыми глазищами глядел на Командора.

Олег пылал бешенством, но учтиво молчал, ожидая окончания процесса приема трапезы.

— Так вот, — с важным видом, дожевав продолжил гном, — сначала я созерцал супергероическое кино от первого лица, где твой бот и бот Татарина кружились в танце с залетной девочкой. А потом происходит большой бдыжь и твой бот падает мордочкой в грязь и темнота.

— В принципе я тоже самое видел, — согласился Олег.

— Я с дуру этот незамысловатый сюжет раз эдак тридцать пересмотрел. И так, и эдак, и разэдак, все понять пытался, может у вас какие-нибудь особые боты или гость на каком-то сверхновом аппарате был. А нет, — развел руками гном, — все стандартно, ничего необычного, тогда я задний фон просеивать начал, вот только и здесь пусто. Все как всегда, бот падает передней частью в грунт и мрак. Я уже забить на все хотел, но тут до меня дошло, твой бой длился от силы минут двадцать. А вот запись видео длилась два с половиной часа, видимо пока в экшен камере батарейки не сели.

Комбинатор в предвкушении прикусил губу.

— И ты знаешь Олег, я оказался прав, — похвастался гном, — почти все оставшееся время ты так и лежал мордой в грязь, зато к финалу началось приинтереснейшее действо. Одно плохо, звука нет, видимо камера пострадала, зато видеоряд весьма занимательный.

— Что там? — уже сквозь зубы негодуя спросил Олег.

— Там твой бот на бок перевернули, и вид с темного земляного стал занимательно интересным. На небольшом пяточке собрались люди и не только, — загадочно ответил гном, — бот Татарина вскрывала служба ликвидации гостей. В простонародье ликвидаторы. Представляешь враг спокойно работал ничего не опасаясь.

— Ты уверен, что это были они?

— Высокие ребятки в экзо скелетах, с зеркальными щитками на шлемах и непонятным красным иероглифом на груди, — ответил гном.

— Так и есть, — согласился Олег.

— Но это не все, — продолжил, не спеша вещать гном, — рядом с гостями стоят ребятки из нашей службы биологической охраны и зачистки и довольно мило беседовали, словно хорошо знакомые, или друзья, а на заднем фоне Татарин стоит на коленях с руками за головой.

— Он не погиб?

Выражение физиономии Олега сменило всю гамму мыслей и ощущений, та злость которая перегорела в нем раньше по новые начала бить в сознании, а фон вокруг начал сереть. Олегу пришлось приложить очень много усилий чтоб в очередной раз не провалиться в коматоз.

— Он погиб, — гном тронул Олега за плечо, — его расстреляли свои же, после тело закинули в медицинский флаер и увезли в неизвестном направлении.

— А что дальше было? — взяв себя в руки поникшим голосом спросил Олег.

— Не знаю, — пожал плечами Дмитрич, — батарейки в камере сели. Я хотел с тобой повидаться именно из-за этого видео. Послушай, Олег, у меня есть отличные знакомые в спецотделе СБ если хочешь, я могу отдать им эту запись. И кто знает, может нам удастся вытащить тебя из этой передряги.

— Не вздумай, Дмитрич, — резко обрубил все потуги старого друга Олег, — даже говорить о виденном никому не смей. Забудь о том, что видел. Спрячь подальше эту карточку и никогда больше ни с кем на этот счет не разговаривай.

Гном озабоченно почесал голову:

— Ты уверен? Эта запись может помочь тебя вытащить. Нужно только донести до общественности…

— Забудь! — обрубил Олег старого друга на полуслове, — все начальство одна большая котла, которая в курсе происходящего. А у тебя жена и дети. Если ты сейчас вытащишь на божий свет эту запись, ты мне не поможешь, а семье своей навредишь. Поэтому просто спрячь эту запись так далеко, как только сможешь. На кой хрен ты ее вообще из мусорки вытащил?

Далее старые друзья замолчали. Дмитрич пробовал местные деликатесы, молодое вино. А Олег прибывал в прострации размышляя о случившимся. Выходило так, что Птах был по большому счету не причем, нет он конечно пальнул в спину, вот только Татарина кончил не он. А по сему, план возмездия негодяю Птаху терял какой-либо смысл. Заманчивую перспективу обрести желанную свободу через публикацию данной записи Олег даже не рассматривал. Сейчас провернуть такой крендель не выйдет.

— Занимательная сказочка, — подбив итог своим размышлениям, — произнес Олег.

— Не то слово, — согласился гном. — Я сделаю как ты говоришь. Но помни, если тебе понадобятся эти материалы, одно твое слово, и я попробую придать их огласки. Получится или нет не знаю. Но поверь я сделаю все от меня зависящее.

— Ты не против если я своих соратников за стол позову, а то они коса на нас смотрят.

— Пока нет, — запретил гном, — нам с тобой нужно обсудить еще одно дельце. Мне Ромка рассказал, что у тебя собственный банк завелся, и поговаривают будто длинным ручкам нашего замечательного правительства до этого коммерческого учреждения крайне сложно добраться, — сузив глаза, деловым тоном произнес гном.

— Возможно, — ответил Олег и с надменным тоном закинул в свой рот кусок буженины, демонстративно медленно его жуя.

— Не беси меня, Олежка! — жестко попросил гном.

Командор непроизвольно начал шустро работать челюстями.

— Есть такое, — едва дожевав ответил Олег, — только от него больше проблем чем прибыли. У нас, вон, Витек попробовал воспользовался сервисом нового коммерческого учреждения, так его неделю непонятно где мурыжили.

— Я в курсе, вот только лучше рискнуть, чем отдать все непосильно нажитое в ближайшие пять-десять лет. Эти ослы из правительства собрались задрать налоги.

— Уже слышал, — ответил Олег.

— Вот и хочу я по-тихому свои средства на дебетовые карточки перевести. В других банках получить такие практически невозможно, если подходов нужных нет, а ваш Витек при мне из кредитмата пачку дебетовых карт вытащил. У меня парнишка имеется, надежный. Так вот я с твоим Витькой покумекал, и он схему предложил, обменивать банковские кредиты со счетов на дебетовые кредитки.

— Опасно, — вынес свой вердикт Олег, — банкиры ребята очень опасные, а вы на их территорию залезть пытаетесь. Как бы чего не вышло.

— Ну, во-первых, не вы, а мы, — гном облокотился на стол подвинувшись поближе, — а во-вторых сами банки сейчас занялись ровно тем же. Через непонятные синдикаты банкиры торгуют дебетовками, забирая до восемнадцати процентов разницы. А чем мы хуже?

— Вот ты — жучара! — возмутился Олег.

— Ну а чего? Ты открываешь счет и вместо того чтоб платить проценты по вкладам наоборот состригаешь их с каждой транзакции. Десять процентов сумма нормальная. И старине Дмитричу кое-что будет перепадать с этих сделок. С грядущими реформами от клиентов отбоя не будет.

— Ладно, — согласился Олег, — но если что потом без претензий?

— Само собой, — довольный гном протянул руку для рукопожатия.

Олег ответил рукопожатием.

Оставшуюся часть дня новые знакомцы провели за одним общим столом. За праздничным столом были все, Фениксы, Рубин, Юм со своим племянником, Дмитрич, и даже Грюну с его тетушкой, Фарас ненадолго отметился своим присутствием. У дядюшки Юма глаза светились немым любопытством, ему страсть как хотелось узнать, как прошли переговоры и что же решил высокий орден. Но спрашивать в открытую Юм не стал, эта информация была очень личной. Сам герой торжества сегодня больше слушал чем говорил. Слушал о том, как поживают дети Дмитрича, когда-то им лично спасенные, а после вывезенные с прифронтовой территории, слушал историю о переживаниях Авроры, о встрече с «дорожайшим дядюшкой», после в очередной раз вместе со всеми за компанию послушал историю Клеста, о похождениях молодого короля и его помощника Командора в гнезде дракона, слушал отчет Грюна, слушал стенания Фараса, о том, как коварный леприкон по самую макушку загрузил бедняжку работой. В общем Олег только слушал, улыбался, делал участливый вид, а на душе его огромными острыми когтищами скреблись кошки. Наш герой размышлял обо всем произошедшем за последнее время, о последних известиях и о предательстве ордена просвещенных.

— А вы чего весь вечер молчите? — сбила с мыслей Командора симпотяга дроу, — такое чувство что вы нам не рады.

— Ты не права, Аврора, — натянуто улыбнулся Олег, — я очень вам рад. Просто устал, сил на праздники не хватает. Мне бы отлежаться, а там уже и праздновать можно.

Веселая компания неволить утомленного приключениями лидера не стала, и продолжила пиршество, а Олег добрался до своего номера, завалился на гостиничную койку и уснул.

Утро еще не брезжило ярким солнечным светом, когда «великий и ужасный» распахнул свои очи. Сначала сквозь сон пробился какой-то ритмичный негромкий скрип, явно недалеко скрипели половицы. После внутренние резервуары тела настойчиво заныли, требуя опустошить их. Олег Евгеньевич принял сидячее положение, а после отправился справлять утренние нужды. Комбинатор поразмышлял на фарфоровом друге, а после вернулся в свою кровать, час был ранний, а по сему можно было еще какое-то время мирно подремать. Вот только скрип не прекратился, а напротив, даже усилился. И заснуть этот раздражающий фактор ни в какую не позволял. Олег негромко чертыхнулся и отправился на поиски его источника. Правда, источник обнаружился быстро, практически сразу. За раскрытой дверью стоял дядюшка Юм, держа руки за спиной нервно раскачивался с пятки на носок и обратно.

— Блин! Юм, тебе какого рожна не спится в такую рань?

— О, Командор, ты проснулся, замечательно!

— Замечательно, — скептически повторил Олег, — с тобой, блин, поспишь. Ладно, заходи побеседуем.

Леприкон покорно зашел в комнатку и без спросу уселся на край кровати. Вид почтенный совладелец банка имел вопросительно-сдержанный и первым начинать волнительный разговор не решался.

— Ты вчера поговорил с уважаемым Дмитричем? — нарушил тяжелое молчание совладелец.

— Договорились, — ответил леприкон, — правда я никогда не слышал, чтоб банку процент платили по вкладам, обычно наоборот все происходит. Но я доволен и очень. — Признался Леприкон.

— Вот и славненько, — Олег уселся рядом, — и ты вот еще что, информацию о клиентах которых приведет этот серьезнейший гном, ни в коем случае на сторону не отправляй.

— Да что, я сам не понимаю? — набычился леприкон, — такие клиенты нам нужны. А что там с орденом круга просвещенных? — как бы невзначай поинтересовался Юм вопросом, который ему добрую половину ночи спать мешал.

Комбинатор многозначительно замолчал, этот разговор он старался оттягивать до последнего, ведь Юм восхищался этим сборищем чванливых уродов и даже в необозримом будущем видел себя одним из них.

— Да как тебе сказать, — нехотя начал неприятный разговор Олег, — не выйдет у нас с этими ребятками долгосрочных отношений.

— Послушай, Командор, я очень сильно старался привязать орден к нашему банку, только орден пресвященных поможет сплотиться нашему народу. И если ты испортил с ними отношения, то дальнейшего сотрудничества между нами я не вижу, — взбешённо заявил Юм.

Командор с досадой цыкнул зубом и не спеша продолжил:

— Ординарцы мне приблизительно те же условия выкатили. Вот только по их требованию, чтоб наше сотрудничество проходило успешно, я должен уговорить тебя включить в состав правления некого МиллионМауза, знаешь такого?

— Имя слышал, но лично не знаком, — слегка остыв ответил леприкон.

— А после, я и этот леприкон, путем голосования должны будем выкинуть тебя из представителей правления банка.

Олег замолчал, а леприкон насупившись задумался. Молчание длилось минуты три. Два деловых партнера сидели на кровати свесив ноги и размышляли каждый о своем.

— Но зачем? — наконец разродился вопросом Юм, — какое в этом смысл?

— Весь смысл в личном обогащении, — честно ответил Олег, — Юм, на сколько я смог понять, эти ребятки давно оторвались от своего племени. Они сколотили свой орден в месте, которое называется Донат.

После услышанного глаза у дядюшки Юма стали похожими на небольшие блюдца. А комбинатор продолжил резать по живому:

— Они видят себя там, а на местное стадо им глубоко плевать. Это их слова. И самое поганое, что объединение твоего народа им на руку не играет. Они скорее резко отрицательно отнеслись к этой идеи.

— Это не правда, — растерянно заявил Леприкон.

— Клянусь перед ликом богов, что именно эти слова я услышал от круга просвещенных в городе Донат.

Фигуру Олега на мгновение подсветило, клятва прошла. А Юм помрачнел лицом.

— Более того, Юм, эти уроды не собираются помогать твоему племяннику, а скорее даже наоборот, — добил леприкона Олег.

Вновь молчание воцарилось в комнатке. Юм чуть-ли не рыдал, видимо дядюшку грызла обида и досада.

— Чертовы уроды! — не удержался Юм, — сколько я для них сделал. Сколько помогал им, а они. — скрипя зубами начал жаловаться леприкон, — сейчас я этого Ригдэза сюда вызову, и он у меня за все получит.

Леприкон зарылся в сумке и достал из нее монетку красного золота, он уже собрался ее зашвырнуть на пол, но Олег вовремя его остановил:

— Не вздумай! — остановил Юма Олег, — эти черти живут в Донате, — напомнил комбинатор, — а значит у них как минимум пятисотый уровень личного развития. Нам с тобой с ними не справиться. И сориться пока с этими уродами рано. Мы обязательно поставим их на место как только сможем, Юм они свое еще получат.

Леприкон с ненавистью поглядел на монету и убрал ее обратно.

— А самое поганое, — шмыгнул носом Юм, — нас в угол загнали. Я подписал предварительный договор с администрацией Орана на сумму в девяносто пять миллионов золотых. Я по наставлению Ригдэза подписал предварительное соглашение с обязательствами. Если мы попробуем прокатить Оран у нас могут лицензию отнять.

— Я в курсе, Ригдез мне об этом рассказал. Вот, только я не понимаю, каким образом у нас лицензию отнимут?

Олег не мог понять, как у них смогут отнять бумажку разрешающую коммерческую деятельность.

— Мы не выполним условие собственно подписанного договора, а это судебное разбирательство и отъем лицензии по средствам арбитража.

Ординарцы оказались ушлыми ребятками и просчитали свою игру на несколько ходов вперед. Олега обложили самым аккуратным образом направив его именно в ту сторону куда было нужно. Вот только не все ребятки просчитали.

— Не переживай, Юм, — Олег тронул Леприкона за плечо, — есть у меня одна идейка. Мы скоро собираемся в параде чемпионов участвовать. И я уверен, что мы победим. А там отличный призовой фонд, как раз хватит, чтоб с этими упырями рассчитаться. И вот еще что, постарайся местным условия пожестче выкатить. Может они сами от дальнейшего сотрудничества откажутся.

— Эти не откажутся. Они уже почувствовали запах больших денег!

— Тогда спорь с ними по каждому пункту, выставляй кабальные условия на возвращения заемных средств, короче тяни время. Нам бы только до парада чемпионов им голову поморочить, а после деньги будут.

Через какое-то время удручённый дядюшка Юм собрался на выход. Леприкон попрощался, открыл дверь и обомлел. За закрытой дверью возле стеночки уже стояла живая очередь из посетителей. Первым в очереди был Рубин, за ним следом расположились тетушка и племянник эльфы, далее стоял Фарас.

Леприкон ухмыльнулся и перевел взгляд на комбинатора, увиденное слегка повысило ему настроение.

— Можно? — попросился Ромка.

— А у меня есть выбор? — скептически поинтересовался «великий и ужасный».

— Не, а, — довольно ухмыльнувшись ответил грилл.

Теперь Рубин сидел на краюшке многострадальной кровати и если леприкона она практически не чувствовала, то с прибытием этого здоровяка она жалобно заскрипела. Олег, видя такое дело присаживаться рядом не стал.

— Ну давай, жалуйся, Роман Сергеевич.

— Не на что, пока. Ты своему коллеге скажи, пусть меня тоже в клиенты банка внесет. Спрятаться мы вроде спрятались, а свой капиталец из цепких банкирских лапок нужно вытаскивать, пока новый закон в действие не вступил.

— Сделаю, — спокойно ответил Олег, — а чего ты вчера рассказать мне хотел?

— Про Аврору рассказать хотел, — Ромка пересел чуть ближе к краю кровати, чем вызвал новую серию недовольных скрипов. — Ее ведь на самом деле Анна-Вероника зовут. И это, я с врачом поговорил серьезно и обстоятельно, по здоровью и по ценам на операцию.

— И?

— И двадцатью пятью миллионами Витек не отделается. Эта сумма уйдет только на расчет генетической карты для Авроры, примерно столько же понадобится на генетический материал и еще нужно будет найти свободную биологическую капсулу желательно серьезную, как минимум военную. Витьку этот фрукт обнадеживал, потому что тот врачу взятки давал, чтоб за сестренкой лучше присматривали. Вот и лил в уши добрый доктор, мол двадцать пять миллионов и всего дел.

— Дела, — озадаченно протянул Олег.

— И тут даже не в деньгах вопрос, — продолжил Ромка, — очередь к восстановительным капсулам расписана на годы вперед, а у нашей девочки есть от силы полтора года.

— Есть у меня знакомый, — вспомнил Олег инсектойда с его фондом «Надежда», — с капсулой он может помочь.

— А материал? Откуда мы еще порядка двадцати миллионов достанем?

Рубин резал по живому явно намекая на призовой фонд «Парада чемпионов» вот только на эти денежки у Олега уже имелись свои планы.

— Олег, мне деньги с грядущего мероприятия не нужны. Я готов отказаться от своей доли в пользу Авроры, — озвучил неприятную мысль Ромка, — тебе ведь эти ребята тоже дороги. Не спорь, ты бы с ними возиться не стал, если бы наплевательски относился к ним. Может тогда проспонсируем девчонке операцию.

Комбинатор растерянно почесал затылок, в принципе денег жалко не было. Единственное можно было лишиться банковской лицензии.

— М, да, — озадаченно произнес Олег, — где тонко — там и рвется.

— У тебя с этим решением какие-то проблемы?

— Я подумаю, что можно сделать, — ответил Олег, — а ты пока Витьку не рассказывай. Не стоит сбивать ему настрой до события.

На этом и порешили, дальнейшие гости относились к административной деятельности, а по сему Олег пропустил чаяния и просьбы тружеников гостиницы при этом качая головой и делая участливое лицо. Фарас просто рыдал, мелкий леприкон Юм заездил бедного орка до такой степени, что тому пришлось обратиться к непосредственному начальнику. Из Фараса коротышка тянул последние соки, не давая тому спокойно выпить. Олег дружески похлопал подчинённого по плечу, просил крепиться, после тонко намекнул, что одному старательному орку злобный маленький леприкон выбивает высокую и весьма оплачиваемую должность в одном коммерческом учреждении. Увещевания подействовали на Фараса подобно успокоительному бальзаму. Орк сразу как-то собрался и в прекрасном настроении покинул покои «великого и ужасного». Олег уже обрадовался, поток просителей и подчинённых подошел к концу, можно было вновь завалиться в кроватку и еще несколько часиков подремать, до завтрака. Но не тут-то было. В закрывающуюся за Фарасом дверь проскользнул ушлой тенью Виктор.

— Здравствуйте, Командор, — без лишних сантиментов, вопросов или стеснения, Обратился Витек.

Комбинатор жестом пригласил следующего просителя присесть на край кровати, чем собственно проситель и воспользовался.

— Рассказывай, Витька, как ты эту недельку провел? — обреченно попросил Олег.

— Весело, — отчитался шкет, — меня там пытали, представляете. Пакет на голову одевали и душили, руки выкручивали и голодом морили. Четыре дня.

Олег молчал, пытать несовершеннолетнего дело не благовидное и весьма резонансное если станет известно, но что нужно было сказать в данный момент Олегу в голову не приходило.

— Но не переживайте, я им ничего не выдал.

— Как же ты умудрился не расколоться? — только и смог изумленно выдавить из себя Командор.

— Просто, нужно сосредоточиться на какой-нибудь одной цели и упорно помнить о ней. Я знал, что долго такая история тянуться не может, я сирота и у меня имеются родные, которые будут задавать вопросы. А за общественный резонанс поднять на этой теме может влететь не слабо кому угодно. Это знал я, это знали и они, а посему, пытки были такие, чтоб сильного вреда не причинить, и по времени они сильно были ограничены. Неделя крайний срок, а дальше неудобные вопросы начнутся.

— И чего этим скотам нужно было?

— Ясно чего, — ухмыльнулся Виктор, — расклад им нужен был, по-новому «Клевер банку». Как я счет поменял, кто мне такую услугу предоставил. Как их представителю можно связаться с представителями банка и все в таком духе. Я как мог отбрехивался, рассказывал небылицы, мол, по дурости связался с леприконом и тот почудив удружил. Первые два дня меня нещадно мучали. Но я им как заведенный талдычил одно и то же. На третий день напор ослаб, они уже больше для проформы издевались, зато на четвертый денек я им лучшим другом стал, следак со мной чуть ли не на «вы» общаться начал, мол уважает за стойкость и все такое. А перед тем как меня отпустили в камеру зашел дяденька в деловом костюме и вот этот дяденька попросил передать леприкону, если я вдруг случайно с ним пересекусь, просьбу связаться с господином Лименом Кайя. Дядька сказал, что очень надеется на сотрудничество между «Клевер банком» и «Первым подгорным».

Олег прикусил губу, таким образом банкиры постарались донести до руководства клевера, свое желание тесно пообщаться. А с другой стороны Витек очень удружил, во-первых, этот шкет не раскололся он терпел и упорно строил из себя перепуганного подростка. Из информации он выдал лишь информацию общеизвестную, например, ту, что банком заправляет леприкон, а соответственно неигровой персонаж, которому законы первого мира побоку. Леприкон не страшился угроз типа — мы найдем тебя в реале, потому как единственным реалом для Юма был «Другой мир». Про второго учредителя — некого Олега было известно одно, он носил одно из популярных имен так называемого русского сектора. Нажим на пацана ничего не дал, и дяденька банкир попробовал закинуть удочку с другой стороны, отхлестав мальца по заднице сунул тому кулек конфет. Тонко намекнув на невообразимые блага, если такая встреча произойдёт.

— И сколько тебе предложили? — заинтересованно спросил Олег.

— Предложили бесплатно воспользоваться банковским юристом, дабы вернуть отобранные интернатом деньги и разобраться в хитросплетении нового банковского счета, плюс сто тысяч кредитов сверху на счет.

Командор аж присвистнул:

— Слушай, ну очень неплохо, — Олег в уме уже прикидывал сколько в реале можно будет стрясти с банкиров за столь ожидаемую встречу.

— Это очень мало, — перебил размышления Виктор, — я думаю, нам их как минимум на миллион тряхануть нужно. Они в преддверии введения новых законов носом роют, дабы обойти законодательные акты, а у вас готовое решение имеется.

— Да ладно, — не поверил Олег, — ты всерьез думаешь, что они заплатят такие деньги?

— Я уверен, — выпалил Виктор, — подумайте, Командор, что мы теряем? Давайте выкатим им прайс за консультацию. Согласятся будет очень хорошо. Отправим им на встречу Юма, он их выслушает покачает головой и торжественно пообещает обдумать важное предложение. То, что один из соучредителей леприкон — секрет полишинеля, а второй участник так и останется неизвестен. Мы ничего не потеряем, мы остаемся при своих. Кто знает, может они и впрямь какие-либо выгодные условия к сотрудничеству предложат.

— Ладно, — согласился Олег, — тогда сейчас же дуй к Юму и там обмозгуйте, как можно все это провернуть. И вот еще что, постарайтесь провести все переговоры до «парада чемпионов». Полторы недели вам на все дела.

Витек только ухмыльнулся и не прощаясь пропал за дверью.

Олег Евгеньевич собрался было расслабиться, но в дверь проскользнула ладная женская фигурка. На сей раз перед Командором стояла Аврора. Девушка в руках заботливо держала небольшого черного котенка.

— Доброе утро, Олег Евгеньевич, — девушка подошла к лидеру «няшных котят» и протянула черного, как смоль котенка.

— Это зачем? — только и смог произнести Олег рассматривая котейку.

— Это вам ответный подарок. Брат сказал, что то яйцо которое вы мне подарили, уникальная вещь. Вот я и решила сделать вам ответный подарок. К тому же наш союз называется «Маленькие няшные котята», вот и будет подарок талисманом союза.

Олег растерялся, он не особо любил кошек, потому как противный кошак деда, по прозвищу Котофей не единожды пытался пометить ботинки и другие личные вещи Олега. Аврора передала котенка в руки «великого и ужасного», мило улыбнулась и покинула комнату. А Олег с задумчивым видом глядел на талисман, который устроившись поудобней закрыл глаза и заурчал словно трактор.

Следующая неделя у нашего героя выдалась очень жаркая, Олег Евгеньевич никогда в своей жизни не пользовался столь бешенной популярностью. Его преследовали все. Раз в день стабильно на территории «Бригантины» появлялась Матильда или ее замы, их по-прежнему интересовал всего один вопрос, когда «великий и ужасный» соизволит продать иглу. В след за навязчивыми и такими незваными гостями по очереди объявлялись представители местной елитки. Эти гости капали на мозги не легче чем Матильда со своими амбициями, высокопоставленные гости на все лады требовали, согласовывали и предлагали наперебой то одно условие, то другое, то третье. Самое печальное, было в том, что послать «дорогих гостей» лесом, как Олег поступал с Матильдой, возможности не было. С этими ушлыми аристократами нужно было вести себя учтиво и крайне вежливо, чем собственно Олег и занимался. В перерывах «великий и ужасный» решал насущные проблемы ставшей такой родной «Бригантины». Юм и Виктор исчезли воплощать в жизнь задуманное, бросив нашего героя на амбразуру. По ночам его преследовал черный котенок, которого наш герой окрестил Мраком, талисман добрую половину ночи старался залезть на тело беззащитного лидера одиозного союза и если это удавалось, то оставшуюся часть ночи милый маленький котенок урчал подобно огромному дизельному трактору. К концу недели Командор взвыл, он уже люто возненавидел всю местную аристократию, Матильду на пару с Алым, их бойцов, милейшего котенка Мрака и все гребанные проблемы отеля вместе с персоналом.

Сегодня самого утра наш герой решил саморучно изменить уклад. Сегодняшний день великий и ужасный решил посвятить себе, он тихо смылся, прихватив еды и бутылку красного и двинулся в сторону цитадели, пока поселок еще спал. Там он расстелил одеяло и уселся в тени окаменевшего исполина крабра. В тишине и покое наш герой провел добрую половину дня. Безмятежность, покой и умиротворение обуяли утомленную душу комбинатора. Стало так хорошо. Вот только хорошее не может длиться вечно.

— Здрась, Командора, — мерзопакостным, но знакомым голосом поздоровался Аспирин, — ты нам говори, чтоб мы ходить сюда, а сам не приходи. Пасан так не делай, — укоризненно попенял рваноухий гнумплен.

— Извини, Аспирин, замотался. Как там ваши наблюдения, есть результаты?

— Имейся, — загадочно ответил гнумплен напустив на себя важности.

Новостей у гнумплена и в самом деле была уйма. Из его мутного рассказа стали понятны очень многие и весьма неприятные вещи. Например, то что Матильда как-то сумела умаслить местную елитка и те практически ели у нее с рук предоставляя кров и укрытие ее бойцам. Дальше рваноухий лидер племени рассказал, о шпионе, а вернее шпионке в гостинице. Ей была новая горничная. Эта самая новая горничная ранее трудилась у солнцеликого а сейчас старается в «Бригантине» при этом периодически посещая усадьбу Короля Ситара. Следующим неприятным открытием был важный разговор между Матильдой и Ситаром. Король сдал Олега. Теперь Матильда знала кто являлись истинными хозяевами «Клевер банка», попутно солнцеликий гном сдал ей с потрохами все договоренности дав орчанке несколько весомых козырей на руки. Но имелся и смущающий момент, Матильда ни разу не заикнулась про банк, а это заставляло задуматься.

Размышляя обо все этом Олег Евгеньевич и вернулся в гостиницу, где его уже поджидали. А поджидали нашего героя все те же лица, причем скопом. Первыми Олег принял Матильду и Алого. Лидеры выглядели умиротворенно, расслаблено и весьма довольно. На сей раз, за компанию прибыл и старый знакомый Олега Шура, личико аналитика, было слегка напряжено. Высокие гости без особого разрешения расселись за любимым столиком Олега, причем Алый нагло занял любимое место комбинатора. Видимо такими своими действиями гости решили сбить с толку и лишить душевного спокойствия нашего героя

— Чем обязан очередному вашему визиту? — усевшись за соседним столиком лицом к морской глади безмятежно поинтересовался Олег.

Командор не испытывал страха, трепета или иных неприятных ощущений, он даже на Шуру по какой-то непонятной для себя причине не испытывал гнева. Олегу было все равно, он прекрасно знал о планах этой парочки, благо с утра пообщался с Аспирином, он знал кто доносит о происходящем в «Бригантине», а знание это сила.

— Пора заканчивать эти игры, — цыкнув вынес приговор Алый Штык, — мы дали тебе время подумать. Милостиво разрешили пожить спокойно в этих землях. А ты нам ответил черной неблагодарностью.

— Хм. Это когда вы мне спокойно пожить дали, когда ваши бойцы пляски возле ущелья устроили? Или, когда вы убера в наши земли притащили? — напомнил Олег.

— Тут ты сам виноват, — взяла слово Матильда, — согласись ты продать нам иглу мог бы избежать кучи неприятностей, а так мы решили подтолкнуть тебя в нужном направлении. Зверек бы вас потрепал, ты бы попросил нас о помощи, и мы бы на этой почве мирно договорились. Вот только с тобой планы моих аналитиков дали осечку. И кстати, что вы с крабром сотворили?

Олег лениво зевнул напрочь проигнорировал вопрос Матильды.

— А Шурика вы на кой сюда притащили? — вопрос был адресован Алому.

— Александр очень хороший аналитик, — ответила орчанка, — от бога аналитик. Он сейчас в моем клане на место старшего аналитика претендует. Он и его коллеги сделали некоторые выкладки на твой счет, не желаешь послушать?

Комбинатор лениво развел руками.

— Просветите нашего друга, Александр, — отдала команду Матильда.

— Ну, начнем с того, что у нас появились оперативные данные на счет дракона, — начал отчет Шура, — в этих землях, четыре раза в год местные устраивали праздник кормления дракона — покровителя и защитника Орана. Последнее кормление прошло с эксцессом, вроде как, дракон сильно разозлился и попробовал сжечь какого-то пришлого, а пришлый возьми и не сгори, поговаривают будто плащ этого пришлого драконье пламя в себя впитал. Вот и стало нам очень интересно, что же за плащ способен драконье пламя пожрать. Мы навели справки и узнали, что были такие плащики у ныне забытого культа хранителей черного пламени. Очень занимательная вещица с особыми характеристиками, которые мы приняли за очередное проклятие Оранских земель. Все ваши комбинации на этой земле хорошо поставленный и продуманный блеф. Нам неизвестно, как вы умудрились притащить дракона на битву с Вивальди и его подопечными, но то что у вас нет возможности призывать древних ящеров, мы знаем точно.

— Мы знаем, — без лишних эмоций спародировал Олег аналитика.

— А еще мы нашли описание одного интересного, но довольно редкого заклинания, свитки с подобными заклинаниями находили не единожды, — зло продолжил вещать Шура, — оно называется метеоритный удар. Убойная вещица. И есть у нас предположение, что подобный свиток вы и использовали. Командор, ваш блеф больше не прокатит. Вы загнаны в угол.

Олег с весьма довольной физиономией глядел на бывшего соратника. Взгляд его был на столько ехидно-скептическим, что аналитик невольно замолчал.

— Как там твоя подруга поживает, — как бы между прочим поинтересовался Олег, — сняла с пальчика мой подарок?

Аналитик отвечать не стал, хотя и без его ответа все было понятно.

— Нам сейчас некогда с тобой возиться, — теперь уже продолжил разговор Алый, — грядет «парад чемпионов», всех лучших бойцов нам придется снять с охраны Орана. А по сему, вот тебе наш ультиматум. Либо ты до среды отдаешь иглу, либо сразу же после парада мы будем решать твой вопрос радикально. От твоей собственности в этих землях камня на камне не останется, и твой ручной клан мы уничтожим.

— А решалка пополам не сломается? — тонко намекнул Олег на проклятье земель Оран.

— Мы сами осаждать цитадель не будем, — зло ухмыльнулся Алый, — у нас для этих целей имеются кандидат кланы. Эти ребятки себя не пожалеют для достижения нами нужных целей. Так что подумай хорошенечко.

А дальше были угрозы, уговоры и бесплотные попытки убедить неразумного. Расстались переговорщики врагами. Комбинатор довольно твердо и ненавязчиво объяснил где и на чем он видал всех топов и их аналитиков, а стоящая недалеко Архэя придала дополнительной уверенности стоя у нарезной доски с массивным тесаком.

Напоследок Алый заявил, что стадия переговоров закончена и теперь Олег будет умолять забрать у него эту иголку. На том и разошлись.

Следующие пару дней, до вечера вторника, наш герой посвятил знакомству с новыми представителями персонала гостиницы. В частности, девушка с довольно пышными формами с именем Бриджита. Сея представительница прекрасной половины человечества обладала выдающимися формами и пропорциями тела, она трудилась прилежно и со всем старанием тщательно убирая пыль и грязь. Она заглядывала в каждый уголок, тумбочку, прикроватный шкафчик. А Командор начал ее безбожно преследовать, он ходил за ней по пятам, отвлекая бедную девушку от важной работы, всячески ее развлекал и тонко намекал на различные непотребства. Аврора, оценив отношение «великого и ужасного» к новой труженицы, даже приревновала, но Олег продолжал настойчиво преследовать бедную горничную.

К вечеру вторника вернулись Юм, Рубин и братья Фениксы. До полного заряда кольца осталось менее девяти часов. Вечером того же дня произошло еще одно довольно интересное событие. В комнатушке комбинатора собрались Юм и Виктор. Дела коммерческого учреждения отлагательства не терпели.

— Ну, господа коммерсанты, рассказывайте, как важная встреча прошла?

Олег с деловитым видом стоял перед докладчиками и перекатывал по фалангам пальцев монетку леприконьего золота.

— Я свои тридцать серебряников получил, — довольно признался Витек, — мне сто тысяч кредитов на счет перекинули. Так что, поздравьте меня, теперь я свободен, молод и богат.

— А сестра твоя в курсе? — обломал свободного и богатого Командор.

— Мой личный счет — это банковская тайна, — с полной серьезностью заявил Виктор, — и упаси боже кто-либо прознает про количество денег на счету.

— Все, все, — постарался утихомирить чересчур серьезного клиента Олег.

В этот момент, перекатывающаяся по фаланге монетка завибрировала, Олег едва ее на пол не уронил. Сделав от удивления большие глаза и поглядел на Юма:

— Что это с ней?

— Это особые возможности леприконов, — разглядев беснующуюся и вибрирующую монетку объяснил леприкон, — вы ведь помните трюк с монеткой, ну, когда мой племянник монету из ваших рук исчезнуть заставил. Так вот если у леприкона достаточно магической энергии, то он, при определенной сноровке может перенестись к собственной монетке на любое расстояние. Да ты вспомни как я исчезал.

— Ничего себе!

— И теперь если ты бросишь эту монетку на землю, то Обладатель появится рядом с ней.

— Походу твой друг взбешен или очень желает меня созерцать. Что будем делать?

— Отказывать нельзя, вы сами говорили, что у него высокий уровень личного развития. Может встретитесь с ним поговорите, мозги попудрите. А дальше что-нибудь придумаем.

Комбинатор скрипел зубами от одной мысли о встрече с этим нехорошим леприконом. Но Юм был прав, просто так прокатить этих сволочей значило объявить им войну. А война на два фронта в планы «великого и ужасного» не входила.

Комбинатор открыл платяной шкаф оглядел его и весело скомандовал:

— Залезайте, хоть послушаете какие мудрые мысли великие толкают.

Банкир и почетный клиент спорить не стали и живо запихали свои тушки в шкаф. Дверца неплотно прикрылась и монетка, получив поступательно-вращательные движения пролетела, вращаясь по дуге и упала на пол. Вибрация прекратилась, а рядом с монеткой из воздуха появился Старец.

— Ты очень долго возишься, — не поздоровавшись попенял вредный старикашка, — я так понимаю тебе твоя награда без надобности?

— И вам не хворать, уважаемый, — учтиво ответил Олег, — ответить быстро я не мог, потому как Юм был рядом.

— Я тебе не про вызов говорю, дубина. Я тебе про возню с бумагами. Какого ты с ними так долго возишься? Уже больше недели прошло, а от тебя не привета не ответа.

— Так, не было здесь Юма, — виновато отчитался Олег, — он своими делами занимался и только сегодня появился в гостинице. Когда вы меня вызывать начали, я как раз собирался с ним вопрос обсудить.

Старик ослабил напор и прекратил дырявить нерадивого человека взглядом.

— Собирался, говоришь?

— Ага, — согласился Олег, — я его как раз к этой теме подводил.

— А что этот старый дурак?

— А что он? Я ему заявляю, мол, нужно бы еще леприкона в совет ввести, мол вы ребятки жизнью тертые и везде плавали.

— А он что? — старец уселся на многострадальную кровать.

— А он, мол, давай моего племяша включим, я буду не против.

— Этого идиота! — возмутился ординарец.

— Вот и я, о чем, не вовремя вы меня отвлекли, уважаемый.

— Я понял, — деловито произнес леприкон, — тогда я тебя оставляю, но завтра обязательно свяжись со мной. И я очень надеюсь, что к этому времени ты успеешь все сделать.

Ригдэз спрыгнул с кровати, поднял брошенную на пол монетку и вложил ее обратно Олегу в ладонь.

— И помни, мой мальчик, семнадцать миллионов и защита нашего ордена — серьезный стимул.

Леприкон исчез ровно так же, как и появился, без хлопка или вспышки. Вот он стоял рядом, а в следующий момент — пустое место. Юм весь красный и бешенный вывалился из платяного шкафа, а дальше у уважаемого леприкона приключился истерический приступ. Юм в несвойственной ему манере перечислять красочные эпитеты которые он относил в адрес своего бывшего друга и высокого ордена подлых поганцев.

— Серьезный шкет, — раздумывая произнес Виктор, встав рядом с беснующимся леприконом — за спиной таких ребяток оставлять очень опасно. Вы, уважаемый Командор, уже придумали как будете решать эту проблему?

— Думаю, — сухо ответил комбинатор, перекатывая монетку по фалангам.

— А что, если у меня имеется решение вашей проблемы? — загадочно заявил Виктор, — давайте так, я решу вопрос с орденом, а вы мне особые условия как первому клиенту банка.

— Начнем с того, что у этих ребятишек пятисотые уровни, — напомнил Олег, — ты не гляди, что они маленькие и кашляют. По моим данным этот дедок самого Локи обул и тот ему ничем ответить не смог. И что за условия ты пытаешься для себя выбить?

— Начнем со второго, — глядя на бешенство Юма начал закидывать удочку Виктор, — мне нужна нулевая процентная ставка в вашем банке, мне и моей семье.

— Нулевая, — задумался Олег, — а сейчас у тебя какая?

— Полтора процента годовых, — отчитался дроу.

— Мы тебе платим полтора процента, — непонимающе отчеканил Олег.

— Да, — подтвердил Виктор.

— Витек, может я чего не понимаю, но полтора процента это больше чем ноль.

— Я знаю. Вот только если меня привлекут к ответственности за коммерческие махинации, то предъявить властям будет нечего, я не наваривался на нашем сотрудничестве, моя ставка ровна нулю.

— Глупо конечно, но пусть будет по-твоему, — сдался Олег, — а что на счет круга просвещенных?

— Юм, — отвлек Виктор леприкона от стенаний и самобичевания.

— Что! — раздражённо гаркнул Юм.

— Прошу прощения, почтенный Юм, а не могли бы вы нам пояснить насчет этого фокуса с монеткой.

— Я вроде уже все разъяснил, — леприкон сурово буравил взглядом Витька, тонко намекая, что его в это тяжкое время самобичевания беспокоить не стоит.

— Мне просто очень интересно, — продолжил, не обращая внимания Витек, — вы, когда за своей монеткой приходите, вы в каком -то особом состоянии прибываете, на вроде призраков, или в обычном, как сейчас?

— В обычном, — сухо ответил Юм и вновь принялся бубнить проклятия в сторону сволочного ординарца.

— А как быстро вы можете вернуться обратно, ну забрав монетку?

Дядюшка Юм скрипел зубами зло глядя на зануду Виктора, но ответа его всё-таки удостоил: — Да секунд через пятнадцать.

Виктор недобро улыбнулся:

— Я решу вашу проблему, Командор.

Дорогой читатель, остальную часть вечера и добрую половину ночи одиозный союз провел в спальне «великого и ужасного». Виктор посвятил всех в подробности разработанного им плана и «псы», поссорившись и поскандалив покинули обитель комбинатора.

Ранним утром Олега Евгеньевича бесцеремонно разбудил громкий и неприятный стук в дверь. Разбудил «великого и ужасного» Виктор Феникс. Долговязый дроу ухмыляясь поприветствовал сонного комбинатора и без приглашения заперся в комнату.

— Я всю ночь размышлял над решением вашей проблемы, на счет круга просвещенных и нашел отличное решение, — просияв признался Витька, — И так, уважаемый. Вам нужно будет собрать два комплекта одежды. Первый — боевой, в него вы включите плащ с капюшоном и шмотки тихушника, а второй эпически раздражительный.

— Какой? — не понял спросонья комбинатор.

— Ваш рыбацкий костюмчик из парусины, сандалии, плащ с помощью которого вы Вивальди поджарили и ваша рыбацкая плетенная шляпа. Вам час на сборы, через час у нас праздничный завтрак и мы выдвигаемся в путь.

Комбинатор только кивнул головой и нехотя поплелся собирать вышеперечисленное.

— И не забудьте прихватить монетки ваших недругов, — напомнил Витек.

— А ты со своими помирился? — одеваясь поинтересовался Олег.

— Все нормально. Аврора, правда, зубами скрепит, но я это переживу.

Ближе к полудню боевой отряд в полной выкладке и груженный под самое не хочу выдвинулся к цитадели «Морских псов». Одиозному вассальному союзу «Маленьких нашных котят» предстояло устроить шоу. И не просто шоу, а шоу с приобретением умопомрачительного количества опыта. Все основные зрители расположились на почтительном расстоянии от статуи убер крабра и теперь раскинув плед и достав попкорн с интересом ожидали будоражившего воображения зрелища. Олег отдал колечко Соломона, объяснил лидеру «Псов» как им пользоваться и что говорить, а после тоже было собрался усесться на плед. Вот только Виктор его обломал:

— Олег Евгеньевич, к великому вашему сожалению у вас будет совершенно иная задача.

Витек перевел взгляд на сестру и весело поинтересовался:

— Ты колечко Командора не забыла?

Девушка помотала головой и достала из-за пазухи колечко на цепочке.

— На кой оно здесь нужно? — насупился Олег.

— Чтоб попасть на событие, парад чемпионов, нам нужно будет предъявить кольца. В противном случае нас не пропустят на стадион. А по поводу возможности отнять колечко, не беспокойтесь, турнир проходит по особым правилам, что-то вроде олимпиады, все враги на период состязания превращаются в друзей, чуть-ли не в братьев и не думают вредить друг другу.

Комбинатор с недоверием поглядел на лидера.

— Не беспокойтесь Командор, все пройдет по намеченному мной плану, — самодовольно хрюкнул в ладошку Виктор.

Олег Евгеньевич с подозрением поглядел на кланлидера и очень сильно напрягся:

— Витя, дружок, ты чего задумал?

— Ну для начала, вы, многоуважаемый Командор, заберетесь на спину вон той громадине, — Виктор указал на массивный монумент крабра, — после вы призовёте двух очень поганых представителей расы леприконов, а за тем я взорву вас к чертовой матери, — довольно заявил Виктор.

Комбинатор хмыкнул:

— У меня имеются несколько вопросов, могу я услышать на них ответы? — не смело поинтересовался Олег.

— Прошу, — пребывая в великолепнейшем настроении разрешил Витька.

— Первое — а нельзя ли сделать так, чтоб я не подыхал от чудовищного взрыва, например, кинуть монетки и отбежать подальше, второе — на кой нам уничтожать соплеменников Юма, может их как-нибудь по другому можно утихомирить и наконец, самый интересный вопрос — а если ты собственноручно взорвешь собственного сюзерена, не отразится ли сей факт на «Морских псах»?

Виктор на мгновение задумался, а после сделав большой вдох ответил:

— Начнем с последнего вопроса. Я не буду вас взрывать, я буду взрывать крабра, а то что вы окажитесь не в том месте не в то время, так это сопутствующие потери. Поверьте, Олег Евгеньевич, подобные прецеденты уже приключались, дружеский перекрестный огонь еще никто не отменял. И если вы не обратитесь в высокий храм с претензией, то нам ничего и не грозит. Теперь по поводу ваших маленьких друзей. Вы вчера сами заикнулись, что у них уровень пятьсот +. Я так думаю, что подобные враги в живых вам ни к чему. В идеале нужно было бы весь орден жахнуть, но и гибель пары высокоуровневых лидеров заставит серьезно задуматься остальных. Теперь, что касается первого пункта, нам очень важно, чтобы погибли оба леприкона, посему вам придется их либо держать, когда они появятся либо заговаривать зубы, да и не факт, что вы отбежать далеко успеете, метеорит шутка разрушительная.

— И в кого ты такой умный Витек? — хмыкнул комбинатор и весело принялся снимать с себя одежду.

Олег Евгеньевич, в семейных трусах в горошек с горделивым и донельзя уверенным видом стоял на широком панцире огромной статуи крабра. Предобеденный ветерок задорно обдувал лысую голову и весело колыхал трусы. Комбинатор глядел в даль, там в дали Виктор колдовал над кольцом готовясь к атаке. Но вот из-за спины лидера клана «Псов» махнули флажком, и Олег бросил две монетки леприконьего золота под ноги. Секунд пятнадцать ничего не происходило, Олег уже всерьез начал опасаться, что мелкие шкеты не появятся. Первым появился МиллионМауз, надменный леприкон с ехидством поглядел на почти голого человека:

— Ты все сделал как мы тебе говорили? — даже не оглянувшись спросил леприкон.

В этот момент материализовался второй представитель серьезного и очень амбициозного ордена. Старец даже что-либо сказать не успел.

— Идите вы к черту!

Только и успел выкрикнуть Олег и кусок земли на котором располагался крабер с мерным гудением и взрывом превратился с огромное облако пыли.

Зловещие цифири, весящие во мраке, заканчивали отчет пятиминутного отрезка времени, нули моргнули и вокруг О. Бендера вновь появилась окружающая действительность. Появился наш герой в полном неглиже перед самым носом Авроры. Девушка сидела на краюшке заботливо расстеленного пледа и глядела в сторону цитадели. Олег, поняв, что случилось и где он находится тут же попытался прикрыть самые срамные места, но это было излишне. Аврора отсутствовала в этом мире, ее взгляд был бессмысленно серым, рядом с сестрой со столь же отсутствующим взглядом расположился младший из Фениксов. Зато старший брат и Рубин конвульсивно дергались неподалёку. Олег Евгеньевич вспомнил свои ощущения после гибели удеб дэва. Ему тогда было очень плохо, безумно рябило в глазах, видимо огромный объём опыта полученный разово не дается так легко. Комбинатор нашел свою сумку и принялся одеваться.

— Что с ними, Командор? — отвлек от процесса дядюшка Юм.

Олег натянул шерстяной свитер с горлом и перевел взгляд в то место откуда послышался звук. Немного поодаль, метрах в пятнадцати на травке удобно расположились Юм, Клест и Аспирин.

— Плохо им, от силы великой, — пояснил Олег, — а вы чего здесь забыли?

— Так, Виктор нас позвал, — ответил Юм, — а этот здесь вас дожидался, хорошо его племянник перехватить успел, а то бы взорвался вместе с вами к чертовой бабушке.

Пока союзники, корчась в лужах утреннего завтрака постепенно приходили в чувство, Командор присел к леприконам и выслушал последние напутствия и новости от гнумплена и если напутствия были приятны и сквозили заботой, то новости Аспирина оказались так себе. Местные представители поселковой аристократии окончательно спелись с Матильдой и ко. Аспирин подслушал, как сама Матильда убеждала совет соглашаться на любые условия банка. Единственное и самое важное условие с обратной стороны было то, что в качестве гаранта некто 666 должен будет оставить в залог свое колечко возрождения. Орчанка торжественно поклялась, что выполнить взятые на себя обязательства настырному человечишке она ни в какую не позволит.

— Юм, а чем мне эта ситуация грозит? — пораскинув мозгами спросил Олег.

— Честно сказать я не понимаю.

А дальше начался суровый и долгий мозговой штурм. Правда результат штурма был плачевным. Идей было накидано уйма, только все они были маловероятными. Прояснение внес Виктор, который пришел в себя и некоторое время сидел молча, слушая всю ту чушь, что обсуждало высокое собрание. Для начала Витек поинтересовался, а в курсе ли Матильда что Командор имеет статус свободного разумного? После он вновь принялся удобрять почву остатками завтрака. Еще минут через пять, приняв склянку какого-то пойла, и отдышавшись долговязый дроу поставил все на свои места. Оказалось, вся оказия заключалась в следующем, Матильда и ко по-прежнему считали, что бывший каторжанин 666, до сих пор имеет статус каторжанина. А так как всеми забытые и проклятые земли небольшого королевства Оран лежат вдалеке от торговых путей и практически не касаются статистикой и казенной частью с остальным материком имелась возможность провернуть одну довольно неприятную штуку с банком. Матильда и ее аналитики просчитались. Они всерьез предполагали, что банк перестанет быть легитимным, как только всплывет информация о его втором учредителе — беглом каторжнике. Возможно они собирались подмять банк по средствам шантаж, взяв на понт Юма. А Командора воспользовавшись нарушением договора и тем что колечко в руках местной Элиты, скорее всего по тихому сплавили бы обратно на Турамс.

— Послушайте, Юм, — немного отдышавшись от дурноты, продолжил Виктор — я бы на вашем месте согласился отдать колечко Командора, правда с одним условием, только после парада чемпионов, выкатите им самые жесткие условия, раз уж пошла такая пьянка, гарантируйте им что 666 самолично подпишет предварительный договор с таким условием. Единственное я бы на вашем месте разбил бы этот платеж на пять-шесть траншей. После парада у нас деньги будут.

— А если вы проиграете? — Юм хитро сузил глаза.

— Если мы продуем, то от вашего банка и так ничего не останется, — Виктор закашлял, — теперь все зависит только от того, как пройдут игры. И поверьте, Юм, мы выиграем, я приложу к этой цели все свои усилия.

Чуть погодя очухался и Рубин, Олег помог ему подняться и поудобнее устроиться рядом с пледом.

— Роман Алексеевич, вы чего из игры не вышли? — укоризненно спросил Виктор, — я ж вам говорил, что откат будет сильный.

— Боялся, что опыта не получу, — борясь с рвотными позывами едва шевеля языком признался грилл.

— Мы же в пати, опыт на всех по любому делиться будет.

— Зато теперь я знаю, что тебя нужно слушать, — рубин попробовал подняться на ноги, но предательская почва так и норовила уйти из-под ног.

Еще через десять минут в лучший из миров вернулись отсутствующие представители семейства Фетисовых. К великому огорчению Ромы, чувствовали они себя великолепно, их не тошнило и не шатало, а после того, кок комбинатор убедился в огромном приросте опыта, внушительный грилл чуть не расплакался.

Команда мечты пришла в себя, собралась в полном составе и теперь прощалась с друзьями. Клест всем по порядку пожал руки, закончив на Командоре, а после искренне пожелал старому другу удачи. Следом со всеми попрощался Юм, а на деловом партнере он остановился и вложил тому в ладонь золотую монетку леприконьего золота.

— Это, Командор, тебе на всякий случай, — шмыгнул носом Юм, — держите ее при себе, если ты мне понадобишься, и я захочу с тобой связаться монетка завибрирует. Бросишь ее на пол, и я появлюсь.

Командор сунул монетку в сумку и искренне пожал небольшую пухлую ладошку.

— Ты давай, Юм, накрути местным хвоста, как Витек советовал.

Аспирин со всеми прощаться не стал, он с гордым видом прошел мимо всех и протянул пятерню «великому и ужасному». Олег ответил рукопожатием.

— Аспирин, следите за местными и обо всем виденном докладывай вот этому леприкону, — указал Олег пальцем на Юма, — слушайтесь его, как меня.

Гнумплен только кивнул головой. Виктор достал портальный свиток развернул его и негромко произнес:

— Порт!

Глава опубликована: 08.07.2018
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх