Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Скрижаль Невозможности. Часть I. Рождение ассасина.


15 851 +40    5    50    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Авторы:
Беты:
furiosa Стилистичнские, орфографические и пунктуационные правки
Жанр:
Фэнтези/Приключения
Размер:
Роман | 303 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
05.07.2018 - 20.11.2018
Первая игра полного погружения ворвалась на просторы сети, подарив миру такой реальный и такой сказочный мир. Главный герой, выбрав класс ассасина, начинает свой путь по неизведанным землям, где еще не ступала нога геймера.
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 
 
 

Глава 11. Держим курс, Дьяволу навстречу!

Наконец был взят курс на Мертвый Атолл. Программа исследований включала в себя изучение босса локации и его окружения. Я даже завел специальный дневник, гордо названный журналом научной экспедиции, в который мы втроем, заносили всю полученную информацию, включая самые нелепые слухи, сплетни и наблюдения. Две недели мы кружили вокруг Атолла, прочесывая малые и шерстя средние острова. Параллельно с заполнением журнала, отрисовывалась подробнейшая карта местности, на которую Мила со всей скурпулезностью, привитой ей в стенах замка, наносила мельчайшие детали окружающего ландшафта и даже рельеф морского дна.

Первой ниточкой к клубку тайн, окружавших РБ, стало незначительное отличие размеров агро-зоны от размеров зоны безусловного табу, наложенного на практически всех неписей локации. Если быть точнее, агро-зона на каких-то 300-400 метров выступала за границы запрещенной акватории, что однозначно говорило о том, что корабли местных нет-нет, да и встречались с Рино и его командой.

При проверке величины агро-зоны пришлось окончательно отказаться от идеи создания эскадры малых или даже средних кораблей. Более того, первая встреча с боссом чуть не стала для нас последней. РБ был не просто быстр, он был чудовищно быстр. Только топовый набор артефактов и прокачавшиеся за последнее время навыки девочек позволили оторваться от Рино, и это при том, что его корабль был пятого, а наш — первого класса. Нет, “Маун” был быстрее РБ, но разница в скорости была столь незначительна, что любая ошибка неизбежно привела бы к сближению на расстояние залпа, последствия которого, думаю, понятны и так. С маневренностью у противника тоже было все хорошо. В очередной раз сматываясь от босса, мы чуть было не влетели в один из гигантских водоворотов, которых в здешних водах рядом с Атоллом было целых два. Пришлось круто закладывать в сторону, что лишило нас набранной скорости и практически всего запаса расстояния. Чтобы хоть как-то отыграть потерянное преимущество, я, перехватив управление, решил отгородиться от РБ этим водоворотом, и каково же было мое удивление, когда босс уверенно прошел по самой кромке, практически не меняя курс и не сбавляя хода. Это был опасный и страшный противник. А ведь у него наверняка были какие-то свои фазы боя, призванные еще больше разнообразить досуг нападающих.

Помимо игр в догонялки много времени ушло на дистанцированный сбор информации, заключавшийся в посещении многочисленных островов поблизости от Атолла, и лейтмотивом этих визитов был страх. Он накатывал липкой волной при любом упоминании Рино, заставляя жителей вжимать головы в плечи, испуганно оглядываться и переходить на шепот. Несмотря на то, что каждому было что рассказать о проклятом капитане, эту информацию приходилось вытаскивать, в буквальном смысле клещами. Десяток золотых или обильная порция рома, конечно, помогали развязать некоторые языки, но дело двигалось черепашьими темпами. А между тем этот страх не скрывал за собой ничего экстраординарного. Родился Рино прямо в море, на борту корабля, во время сильнейшего шторма. Все детство и юность ходил вместе с отцом под пиратским флагом, а после смерти родителя сам стал капитаном. Он был помешан на древних кладах, которые искал по всему внутреннему морю, и зачастую находил, поскольку чем-то иным было крайне сложно объяснить павшее на него и всю команду проклятие. Одна из старых легенд гласила, что роковой клад был найден им в центре Мертвого Атолла. После этой находки капитан Рино тринадцать лет был королем всего внутреннего моря, отправляя на корм акулам всех, с этим утверждением не согласных. За эти тринадцать лет он не проиграл ни одного морского сражения, вне зависимости от количества противостоящих ему кораблей, а по истечению срока вернулся на Мертвый Атолл, где и пребывал до сих пор на протяжении уже нескольких веков, тщательно охраняя границы собственных владений. Несколько раз пиратские бароны собирали огромные армады в попытках избавиться от проклятого капитана и добраться до столь старательно охраняемой им тайны, но ни единый корабль не вернулся из тех походов, и, в конце концов, его оставили в покое. А корабль Рино все так же стоял в Атолле, выходя оттуда лишь для того, чтобы потопить военный, или взять на абордаж торговый корабль, посмевший, не важно, вольно или невольно, пересечь границу суверенной территории.

Еще одна легенда, рассказывала о том, что иногда, не чаще, чем раз в несколько лет, капитан мог вызвать шторм, подобный тому, что бушевал в день его рождения, и шторм этот непременно приносил к Атоллу какой-нибудь корабль. На таком и только на таком корабле Рино пополнял свою команду, заменяя погибших членов экипажа. После кораблю позволялось покинуть воды Атолла. Проклятый капитан брал только самых лучших. Тех, кто в своем деле достиг поистине небывалых высот. Участь же всех остальных была незавидна. Да, побывать на Мертвом Атолле и вернуться оттуда живым можно было счесть величайшей удачей, но никто из видевших капитана собственными глазами, не проживал после этого более тринадцати лет.

К тому моменту, когда слухи и рассказы начали повторяться уже по третьему разу, мы уже вовсю занимались реализацией сложного, но весьма перспективного плана. Мила с Мартой все больше времени проводили на Моане, стараясь еще больше прокачать навыки, а я искал себе новый корабль, который должен был сыграть ключевую роль в предстоящем представлении. Сложность заключалась в том, что я очень не хотел тратить деньги и время на покупку или строительство нового корабля, а угнать судно было слишком нетривиальной задачей, чтобы справиться с ней в одиночку. И дело даже не в том, что моих сил не хватило, чтобы ворваться на корабль и перебить всю команду. При должной подготовке и грамотном расчете хватило бы, вопрос только в том, как после этого управлять судном? На кораблях местных жителей не было корабельных духов, как и возможности их призвать. Их лодки были предназначены для них и только для них, уравнивая НПСов с игроками и предлагая последним разве что место в команде. Выход подсказала Марта, у которой на любой случай была припасена история из собственной или чьей-то чужой жизни, которые так часто раскрываются в портовых тавернах.

— Капитан без команды и корабля? — Глава регионального отделения торгового альянса посмотрел на меня с усмешкой. — Ты, видать, перебрал вчера в таверне.

— Но у меня большой опыт управления и отличная подготовка. — несмотря на явный скепсис, я продолжал гнуть свою линию. — Вы только дайте мне шанс, и я докажу…

— Да ты совсем с ума спятил. — Вместо того, чтобы пойти на обед, приходилось общаться с очередным пропойцей, возжелавшим попасть на корабль и это не доставляло местному управленцу никакого удовольствия. — У нас за каждым матросом очередь из желающих, а он в капитаны метит.

— Я… Я готов пойти матросом. — Голос предательски сорвался. — Пожалуйста. Я больше не могу без моря. Я больше не могу находиться на этом острове, в такой близости от…

Стук в дверь не дал мне закончить фразу, да и не уверен что стоило ее заканчивать, упомянув того, кого вовсе не стоило упоминать. Вошедший в помещение клерк, бросил на меня быстрый взгляд, подбежал к управляющему и что-то зашептал ему на ухо. Судя по мрачному выражению лица, новости были не из лучших. Я, прикинувшись ветошью, стоял, теребя в руках потрепанную треуголку и смиренно ждал.

— Нужно найти замену, — наконец изрек управляющий.

— Все корабли в разгоне и нам некем его заменить. — Клерк явно чувствовал себя не в своей тарелке, сообщая начальству неприятные известия.

— Да, дела… — Глава отделения, похоже принял какое-то решение и посмотрел на меня. — Говоришь капитаном был?

— Так точно, господин управляющий! — Почувствовав смену ветра я вытянулся в струнку. — Пять лет водил иол и еще два года торговую шхуну.

— Хм… Вот что. Пойдешь на “Распутную Звезду”. Их рулевой сегодня ночью сломал себе шею, а заменить его некем. Жалование стандартное, деньги получишь после рейса, все бумаги сейчас оформит Грег, выходите с вечерним отливом...

Так я и оказался за штурвалом торговой шхуны, везущей груз рома и сушеных фруктов. Ни к команде, ни к капитану я не испытывал никаких теплых чувств, наоборот, я долго выбирал корабль с наиболее скверной репутацией, и Распутная Звезда полностью отвечала моим требованиям. Гнилой такелаж, повсеместная грязь и плещущаяся в трюме затхлая вода были лучшими индикаторами, отлично характеризующими отношение к кораблю. Моральный дух тоже отдавал плесенью и гнилью. Тот сброд, который здесь гордо именовался командой, я бы на пушечный выстрел не подпустил не то что к судну, но даже и просто к порту. Первая бочка рома была вскрыта уже через полчаса после выхода в море, и начавшееся по этому поводу веселье грозило растянуться на весь путь до места назначения.

Выходили в ночь, но я достаточно хорошо изучил местную акваторию, чтобы не переживать из-за этого. Тот факт, что я впервые управлял столь большим кораблем, тоже волновал меня мало — выход в море традиционно взял на себя капитан, а до швартовки по месту назначения дело дойти было не должно.

Весь вечер я усердно изображал безумную радость по поводу выхода в море, пропустил пару стаканов вместе с командой, после заката сменил капитана у штурвала, а примерно в полночь слегка поменял курс, радуясь облакам, скрывшим звезды и не позволяющим заметить это изменение. Было серьезное опасение, что капитан в силу громадного опыта почувствует неладное, но поскольку он принимал активное участие в утряске и усушке груза, мой маневр остался незамеченным ровно до того момента, когда что-то изменить было уже невозможно.

Как я и рассчитывал, багровые паруса появились по правому борту на рассвете. Мне стоило подготовиться, а потому, заклинив штурвал, я поспешил скрыться в трюме.

Переполох начался минут через десять. Поднятый по тревоге капитан мгновенно протрезвел от увиденного и даже попытался навести какой-то порядок, но преуспел в этом слабо. Еще через время заскрипели шлюпбалки, оповестив меня о том, что самые трезвые члены команды решили попытаться спастись бегством с обреченного корабля, на полном ходу приближающегося к своей гибели. Ориентируясь лишь по звукам, я, тем не менее, прекрасно представлял, что происходило снаружи. Вот грянул залп бортовых орудий, и книпеля с характерным свистом обрушились на такелаж шхуны. Вот с хрустом переломилась бизань мачта, пав в сражении с бешеным железом. корабль ощутимо дернулся, замедляя ход. Еще несколько минут томительного ожидания, и на палубу посыпались абордажные крюки. Корпус застонал, подтягиваемый против воли к борту атаковавшего нас мановара. С глухим стуком упали абордажные трапы, по которым с топотом и гиканьем на палубу устремились захватчики. Недолгий лязг железа и предсмертные вскрики членов обреченной команды завершили скоротечное морское сражение, которое и сражением было сложно назвать. Началась вторая, самая рискованная часть моего плана. Скрывшись под пологом невидимости, я ужом выскользнул из трюма и по одному из трапов метнулся на вражеский корабль. Забиться в самую глухую щель, затаиться, спрятаться так, чтобы не быть обнаруженным... Я помнил, как первый раз оказался на пиратском корабле и водил за нос всю команду, но прекрасно осознавал ту колоссальную разницу, что разделяла две эти, казалось бы, столь похожие ситуации. Ничего не зная о системах обнаружения, имевшихся на борту, я действовал с максимально возможной осторожностью. Иконки различных долгоиграющих бафов занимали несколько рядов, практически вдвое поднимая мои характеристики. Мне необходимо было продержаться несколько часов, и я твердо вознамерился это сделать. Изначальную идею спрятаться в трюме я отверг, когда увидел, что команда споро перетаскивает туда груз с захваченной шхуны. Каюты капитана и офицеров я даже не рассматривал, да и вообще, идея скрываться внутри корабля не казалась мне перспективной, поскольку грозила вероятностью оказаться запертым в самый нужный момент. Убежище мне предоставила одна из шлюпок, принайтованная по правому борту и по случаю походного положения закрытая плотным тентом. Вновь пришлось ориентироваться лишь по звукам. Команда закончила перенос груза, трапы были убраны, абордажные крючья отцеплены. Мановар отошел от разоренной шхуны и слитным залпом бортовых орудий прекратил существование корабля, приютившего меня на прошедшую ночь.

К счастью, в традиции команды не входила проверка шлюпок после сражения, так что мое появление на борту осталось незамеченным. Мне оставалось лишь ждать, поэтому я даже позволил себе вздремнуть под мерное покачивание шлюпки. Проснулся я от невыносимой духоты. Поднявшееся солнце разогрело тент, превратив внутренности моего пристанища в импровизированную деревянную духовку. Несмотря на наличие в сумке артефакта с заклинанием климат-контроля, единственное, что я позволил себе — чуть приподнять тент, впуская внутрь свежий морской воздух, да сделать несколько экономных глотков из фляги с водой, поскольку совершенно не был уверен, что активация магического устройства не привлечет к себе внимания. Ради успеха всего предприятия приходилось терпеть.

Наконец по истечении двух бесконечных часов, когда я уже почти готов был плюнуть на все и попытаться найти себе местечко попрохладней, пронзительно заверещала боцманская дудка, оповещая команду о появлении на горизонте новой цели. Резкий крен корабля сообщил о смене курса. Мой план переходил в свою заключительную стадию, и пора было выбираться на оперативный простор. Обновив некоторые бафы и вновь уйдя в состояние невидимости, я без сожаления покинул жаркое нутро шлюпки и начал пробираться к своей главной цели.

Под пересвистывание боцманских дудок мановар оперился ундер, марса и брам лиселями[10] , став похожим на рыбу бабочку, и встал на курс перехвата. Орудийные расчеты готовили пушки, проворные пороховые обезьяны извлекали из крюйт камеры цепные книпели, ядра и упакованные в промасленную ткань пороховые заряды. Матросы повисли на реях, готовые по первой же команде рифить паруса[11] . Все эти действия выполнялись в полной тишине, нарушаемой лишь резкими выкриками команд, плеском волн, да шумом ветра в парусах. Да и за все время, проведенное в шлюпке, я не услышал ни одного, даже самого простого разговора. Впрочем, что с них взять — мобы. Хотя, мобы мобам рознь и, например, памятные дикари, охочие до грибов, могли целый день болтать без умолку, обсуждая какие-то свои проблемы. Возможно, тут дело в том, что в отличие от команды мановара с багровыми парусами, те дикари не были прокляты всеми морскими богами? Зато дисциплина здесь железная, и каждый занят исключительно своим делом, а не глазеет по сторонам, имея шанс обнаружить маленького незаметного меня, в очередной раз прикинувшегося ветошью в нескольких метрах от рулевого. Нет, я серьезно. Если бы команда Рино не была выдрессированна ходить по струнке, а беспорядочно бегала по палубе, кто-нибудь мог случайно об меня споткнуться, чем не только заслужил бы здоровенную шишку на лбу, но и новые лычки за поимку зайца.

Тем временем едва заметная точка на горизонте превратилась в небольшой тренд, на всех парусах улепетывающий от грозного мановара.

Счет пошел на секунды. Однажды я уже наблюдал за трендом, пытающимся оторваться от этого мановара, и тогда я тоже находился в непосредственной близости от рулевого. Вот только в тот раз я был на тренде. Как и тогда впереди показался гигантский водоворот, и на тренде вновь слишком поздно заметили его, в последний момент резко приняв в сторону, теряя скорость и запас по расстоянию. В тот раз я не видел, как напряглись расчеты носовых орудий, готовясь наказать добычу за допущенную осечку. Я тогда перехватил управление, пытаясь укрыться от преследователя за водоворотом. Сейчас, судя по большей плавности маневра и отсутствию каких-то рывков, рулевой не менялся. Тренд уходил за водоворот, а мановар Рино собирался пройти по самой кромке не теряя скорости. Ситуация повторялась вплоть до мельчайших деталей, если бы не одно но. В тот момент, когда мановар практически поравнялся с водоворотом, я активировал ульту и спустил тетиву арбалета. Если бы кто-то решил в этот момент измерить мой пульс, он бы однозначно увидел трехзначное число, с первой цифрой отличной от единицы. В этот единственный выстрел была вложена вся моя надежда и вся моя вера в собственную правоту. Если бы выстрел не достиг цели, я бы, скорее всего, просто вышел из игры, уйдя в оффлайн на неопределенное время. Но я попал. И не просто попал. Активированная ульта полностью оправдала возложенные на нее надежды и длиннющий откат в две недели — парализующий болт преодолел все сопротивления и броню цели. Рулевой упал без сознания ровно тогда, когда корабль поравнялся с водоворотом, двигаясь по самому краю, и мне оставалось лишь резко дернуть штурвал, меняя курс и заваливая судно в смертельную воронку.

Пока активировался персональный портал, я оглянулся на капитанский мостик и встретился взглядом с капитаном Рино Кровавым. Мгновение мы смотрели друг на друга, после чего я отсалютовал ему, как это принято у капитанов, а когда пелена перехода уже практически скрыла от меня происходящее, увидел, как он ответил на мое приветствие.

Я думал, что при выходе из портала на меня набросятся с радостными криками, но меня встретила гробовая тишина. Оглянувшись, я понял ее причину и замер. Похожее зрелище я уже наблюдал однажды. Немного другое, но все же... Корабль Рино погибал, сминаемый бушующей стихией. Трепетали обрывки багровых парусов и такелажа, ломались рангоуты, не выдерживая чудовищных нагрузок, трещал корпус, раздираемый на части.

— У тебя получилось. — Прошептала Мила.

— У нас получилось. — Поправил я девушку.

Мы молча смотрели, как гибнет гроза здешних вод, пока последние обломки не скрылись в морской пучине.

— Поздравляем! Вы одолели Рино кровавого и его команду, получив право проследовать в новые земли!

— Вы в одиночку победили того, кто способен противостоять целому флоту! Ваше имя навсегда будет запечатлено в тайном зале славы!

— Вы решили исход сражения одним единственным ударом! Вы получаете уникальный титул “Молниеносный убийца”. Ваша награда будет увеличена.

— Король умер! Да здравствует Король! Вы первым из живущих смогли повергнуть короля морей и принимаете его звание! Отныне вы получаете право дополнить свой флаг символом золотой короны. Все коронованные корабли смогут беспрепятственно посещать Мертвый Атолл, пока не проявляют агрессии к его исконным обитателям.

Вот и конец. Конец РБ, разумеется. Открыв геральдическое меню я быстро добавил в левый верхний угол флага небольшую золотую корону. Судя по тому, как дернулся корабль, ощутимо прибавив скорости, корона давала не только свободный доступ в Атолл, но и солидный бонус к характеристикам судна.

— Курс на Мертвый Атолл. Кажется, я знаю, где можно выгодно бросить якорь.

— -У нас получилось, получилось... — Как заведенная, шепотом повторяла Мила.

— Да, моя хорошая, да. — Обняв девушку, я заглянул ей в глаза, отвлекая от оставшегося за кормой водоворота. — Теперь вы здесь гроза морей и можете тринадцать лет править в свое удовольствие.

— И про нас тоже будут рассказывать страшные сказки? — Марта, явно еще не пришедшая в себя, а лишь молча исполнявшая команды, наконец подала голос.

— Конечно будут. И еще страшнее, чем раньше. Рино ведь был всего один, а вас, вон, двое.

— А как же ты?

— Я? Пришло время идти дальше. Как говорят, пирата век не долог, а короля пиратов — еще меньше.

Глава опубликована: 20.11.2018
КОНЕЦ

Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
 




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх