Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Демоны и демонологи2


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Ссылка:
Жанр:
Фэнтези
Размер:
558 Кб
Статус:
В процессе
прода от 10.01

 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Демоны и демонологи2


Принцесса и лисица.

На маленьком-маленьком островке, стоял маленький-маленький домик с большой-большой дыркой в стене. В этом маленьком-маленьком домике с большой-большой дыркой в стене, сидел мрачный-премрачный парень, который вынужден был смотреть на совершенно бездарный спектакль. Иногда, парень косился на ещё более мрачную хозяйку этого маленького домика, и искренне завидовал её выдержке и стойкости.

Сам же спектакль, представлял собой бесконечный диалог между пожилыми людьми. А если точнее, то это был диалог между пожилым мужчиной, который был одет в классический деловой костюм, и пожилой женщиной, которая была укутана в белый балахон. Кроме того, сам диалог чем-то напоминал обычную 'разборку' между разведёнными супругами, которые никак не могли поделить 'детей'.

Бесконечная карусель диалога начиналась с оправданий мужчины за то, что он вовремя не пришёл 'на помощь'. Просил прощение за свою оплошность. Пытался объяснить, что был слишком занят другими, не менее важными и срочными, делами. А так же пенял на нерасторопность своих подчинённых, которые вовремя не сообщили ему о трагедии, и винил плохую телефонную связь (в общем, как и всегда, были виноваты дураки и плохие дороги).

А после череды извинений, мужчина переходил в 'контратаку' и задавал женщине вполне логический вопрос: 'А ты где была?'.

И тут уже женщине приходилось напоминать мужчине о том, что вроде как они живут отдельно друг от друга. Что в её доме и своих проблем полно. И вообще, ей же запрещено появляться в доме мужчины.

В ответ на эти оправдания мужчина задавал ещё более логичный вопрос: 'Так какого чёрта ты пришла?'

И женщина указывала на Артура со словами: 'Нянька пригласила'.


* * *

— Вот только не делайте меня крайним, — в который раз поспешил вклиниться в этот спектакль Артур, всерьёз опасаясь того, что на него возложат вину за произошедшую трагедию. (С этих интриганов станется).

— Да боже упаси! — наигранно воскликнул мужчина, по имени Иван. — В данной ситуации вы поступили весьма профессионально и спасли жизнь девочки. Но только позвольте мне вам напомнить Артур, что это именно вы обещали присматривать за своею 'супругой', и именно вы клялись в том, что она не доставит нам больше никаких проблем.

— Так может нам стоит пригласить Мойру сюда и расспросить её о произошедшем? — внёс предложение Артур. — Какой смысл искать виновных, если виновник очевиден? Пусть Мойра придёт и расскажет нам, как она провернула своё злодеяние и кто ей в этом помог.

— Не стоит, — поспешно отмахнулся от этого предложения мужчина. — Разберёмся как-нибудь и без неё.

Что же касается пожилой женщины, то она как будто и не расслышала этого короткого диалога. Выдержав драматическую паузу, она обратилась к мужчине с очередным требованием отдать ей девчонок. На что мужчина тут же ответил ей в духе известной пословицы: 'На чужой каравай, рот не разевай!' И их ссора, а если точнее, попытка женщины 'отжать' у мужчины девчонок, началась заново.

1

— Спрашивайте, — после ухода мужчины, обратилась к Артуру пожилая женщина.

Поняв, что 'спектакль' закончен, и что теперь ему придётся объясняться с этой непонятной женщиной, парень решил взять время на раздумье.

— Может вначале что-то хочет спросить Мейли? — уступил он право 'первого вопроса' девушке, сидящей рядом с ним.

— У меня нет вопросов, — сухо ответила хозяйка маленького домика.

'Ой, дура-а! — мысленно воскликнул парень, покосившись на девушку. — Тебя же эти интриганы с грязью смешивают, а ты даже не сопротивляешься'.

Под интриганами Артур 'подразумевал' соотечественников Мейли: старшего полковника Хуна и эту пожилую женщину, которая представилась как 'просто Ю'. Такое вот у неё было китайское имя, состоящее из одной буквы.

Судя по внешности (что далеко не главный показатель возраста в виртуальном мире) можно было с уверенностью сказать, что женщине уже далеко за шестьдесят, а может и за семьдесят. А уверенности в том, что женщина была всё же 'почтенного возраста', Артуру придавали некоторые его наблюдения, которые он сделал пока смотрел на долгий 'спектакль'.

Во время беседы голос женщины частенько срывался на скрип и дребезжание, которые были присущи старикам. А её снисходительная манера речи, в которой периодически мелькали такие слова, как 'деточка' и 'вот в наше время...', никак не могла соответствовать молодой девушке.

Что же до облика этой 'старушки', то помимо седых волос и морщин, она мало чем отличалась от Мейли. Практически такое же плоское лицо, такие же раскосые глаза. Даже одна и та же причёска.

— И один и тот же 'парикмахер', — неожиданно дополнила женщина наблюдение Артура. — К сожалению, при создании моего игрового образа, наши программисты не уделили должного внимания 'деталям', и ограничились заранее заготовленными шаблонами. Ну что тут можно сказать? — мужики они и в Африке мужики.

Улыбнувшись Артуру, который пришёл в некоторое замешательство от такой странной фразы, Ю решила немного прояснить ситуацию.

— К моему сожалению, я не умею читать мысли, в отличие от местной императрицы. Однако, в отношении вас Артур, мне и не нужна такая способность. Ваш взгляд не так уж и трудно было проследить. И не делайте сейчас такое каменное лицо. Это вам не поможет. Я всё же буду постарше Мейли и вашей Сачи. И на своём веку, я перевидала сотни таких, как вы.

— И сколько же вам лет? — поинтересовался парень, пытаясь выстроить в своей голове 'план' предстоящего разговора.

— Восемьдесят шесть, — без заминки и весьма легко ответила Ю. — И не удивляйтесь тому, что я так легко говорю о своём возрасте. На самом деле, я чувствую себя весьма молодо. И я намерена ещё пережить не только старшего полковника Хуна, но и этого хамоватого 'просто Ивана'. Не могу отказать себе в удовольствии позлорадствовать на их могилах. Так что считайте моё долголетие, — женским капризом.

— А что случилось с полковником Хуном? — задал свой следующий вопрос Артур, постепенно переходя к проблемам насущным.

— Мы поменялись со старшим полковником Хуном ролями в этом 'проекте', — на этот раз, в своём ответе женщина выделила особой интонацией слово 'старший'. — И я вам настоятельно советую больше не понижать моего мужа в звании. Он очень ревниво к этому относится.

— Э-э-э... — только и смог сказать парень, прикидывая возраст Хуна, да и вообще осмысливая эту новость.

— Он младше меня почти на двадцать лет, — вновь улыбнувшись парню, пояснила Ю.

— И вы хотите пережить своего мужа? — зачем-то уточнил Артур.

— А с какой стати мне умирать раньше него? — искренне удивилась женщина. — К тому же, мой муж так часто сожалел о том, что женился на 'старухе', что теперь я из принципа намерена пережить не только его, но и своего следующего мужа, который обязательно будет ещё моложе.

Выслушав столь необычный рассказ о семейных взаимоотношениях, Артур ещё раз внимательно взглянул на Мейли.

— И она моя родственница, — подтвердила его догадку женщина, вновь продемонстрировав парню свою незаурядную наблюдательность. — Правда, уже и сама не знаю, по какой там линии. Родословная моей семьи настолько запутана, что я давно махнула на это рукой.

— Ну тогда понятно почему именно её приставили ко мне, а не нашли кого-то получше и покрасивее, — усмехнулся парень. — Полагаю, она очень дальний ваш родственник.

Легко кивнув, Ю задумчиво посмотрела на парня, словно ожидая от него какого-то интересного или важного вопроса.


* * *

— Так чем же занимается сейчас ваш муж? — вернулся к прежней теме разговора Артур и получил весьма странный ответ.

— Какое разочарование, — весьма невпопад ответила женщина. — Я была о вас более высокого мнения Артур. Если вы не заметили, то это я специально переключила ваше внимание на моего мужа. И сейчас, если вы хотели взять инициативу в свои руки, вам следовало спросить меня о чём угодно, но только не о нём.

Растерявшись от столь интересного замечания и ехидного тона, которым оно было сделано, парень неловко потупил взгляд.

— Мой муж отправился решать проблемы в Поднебесном королевстве, — тем временем начала отвечать на заданный вопрос женщина. — Там скоро начнётся гражданская война против 'красных повязок'. Так что лучше всего, если дальнейшее развитие событий будет контролировать мужчина. Что же касается вас, то учитывая ваше женское окружение и то влияние, которое это окружение оказывает на вас, было решено, что в дальнейшем вы будете общаться только со мной. К тому же и ваши 'подопечные', которых я намерена подробно изучить, тоже девочки.

— То есть вы уверены в том, что русские допустят вас к этим девчонкам? — взяв себя в руки и приведя свои мысли в порядок, уточнил парень.

— У ваших соотечественников нет иного выбора, — пожала плечами женщина. — Единственное, что им остаётся после сегодняшних событий, — это немного 'покривляться' и тем самым попытаться сохранить своё лицо. Но в конечном итоге, они пойдут нам на уступки.

— А что же сегодня произошло? — задал свой очередной вопрос Артур, отлично понимая, что диалог ведёт не он, а эта опасная 'старушка'.


* * *

— На самом деле всё намного проще, чем вы думаете, Артур, — начала свой рассказ женщина. — Вы наверняка уже поняли, что ваша официальная 'супруга' занялась воспитанием одной из девочек? Мало того, она попыталась стать ей матерью. Но попытка не удалась. И причина этой неудачи кроется в самой Мойре.

Дело в том, что далеко не каждая женщина может стать хорошей матерью. Правда, мне остаётся только гадать, догадалась ли об этой простой истине ваша супруга или нет. Но факт остаётся фактом, — вашей 'жене' следует очень долго посещать психолога, прежде чем взяться за воспитание ребёнка. Да и то не факт, что психолог ей сможет чем-то помочь.

О чём-то задумавшись, Ю прервала свой рассказ.

— Весьма интересный случай, — через некоторое время задумчиво произнесла она. — Я бы с удовольствием 'поработала' бы над вашей 'женой'. Впрочем, давайте не будем отвлекаться на Мойру и вернёмся к сути проблемы. Для начала, я бы хотела Артур, чтобы вы представили ситуацию, в которой оказалась одна из девочек, по фамилии 'Рудина'. Она подросток. И как и любой подросток её возраста, — она жаждет самоутвердиться. В частности, это желание и является причиной её ненависти к другой известной вам девочке. Ведь, хотя Подольская бедна и неказиста, но титул этой девочки, как и её социальное положение в обществе, — куда выше, чем у Рудиной. Поэтому избивая и высмеивая Подольскую, Рудина, тем самым, пытается доказать всему Миру своё превосходство. И не беда, что её воображаемый Мир, не выходит за пределы Магической академии да родового замка.

Но в один момент, — в жизни девочки всё меняется. Пытаясь заполучить как можно больше власти и денег, её отец решил стать местным императором. Отчасти, в этом виновата и сама девочка, которая нередко закатывала дома истерики на тему: 'Почему я не княгиня?!' А после таких истерик у любого родителя возникает желание что-то изменить в своей жизни. Но цена, которую заплатил Ярослав Рудин за свой новый титул, оказалась совершенно немыслимой для его дочери. В один день, он разводится со своею официальной женой, отправляет её в пограничный монастырь и женится на женщине, которая и видеть не хочет его дочь.

В этой ситуации логично было бы успокоить девочку. Утешить её. Попытаться примерить с отцом. Или хотя бы внушить ребёнку, что все эти неприятности временны. И через год-другой, её официальную мать вернут из монастыря.

Но ваша 'супруга' пошла по иному пути. Она решила превратить депрессию девочки в чистую ненависть к её давней 'сопернице'. Мотивация тут очевидна. Подросток бессилен что-то изменить в жизни взрослых. И, как и любой эгоцентричный ребёнок её возраста, Рудина ищет причины своего бессилия в себе самой, а не в окружающем мире. И Мойра указывает девочке на самый очевидный способ показать всему Миру свою силу, — окончательно разделаться с Подольской. Ваша 'супруга' внушила Рудиной мысль о том, что победа над этой 'замарашкой', принесёт ей уважение и страх окружающих. А это позволит девочке не только на равных разговаривать со своим отцом, но и что-то требовать от него.

— Например, вернуть свою 'официальную' мать, — догадался Артур. — А девчонка действительно так сильно привязана к этой женщине? Ведь как я понял, её родной матерью является гувернантка, которая по-прежнему рядом с ней.

— Жена Ярослава Рудина бездетна, но у неё есть талант быть матерью, — пояснила Ю. — Поэтому девочка очень сильно привязана, к ней. Мало того, девочка просто не готова принять тот факт, что она дочь обычной крестьянки. И поэтому она подсознательно отталкивает от себя родную мать и тянется к этой женщине.

— Дурость несусветная,— немного подумав, вынес вердикт услышанному Артур.

— В этом и вся Мойра, — согласилась с парнем Ю. — Ведь все эти 'персонажи' были придуманы ею изначально. К тому же, именно эта 'дурость' и привела нас к сегодняшним событиям.


* * *

Немного помолчав, женщина продолжила свой рассказ, при этом осторожно подбирая слова и внимательно следя за реакцией Артура.

— Как я и сказала ранее, — Мойра не создана быть матерью. Она взялась за воспитание девочки и тут же совершила роковую ошибку, вселив в девочку ненависть к Подольской. В защиту вашей 'супруги' можно привести лишь тот факт, что она попыталась выправить ситуацию, обратившись за помощью к Сачи. Но при этом в голове Мойры поселились сомнения, которые были помножены на её гордыню.

Эти сомнения заключались в том, что Сачи, в первую очередь, помогает именно вам, Артур. И, следовательно, если вы запретите Сачи помогать своей 'супруге', то девушка подчиниться вам. Но даже если запрета и не будет, то где гарантия того, что Сачи действительно приложит все усилия для примирения Рудиной с отцом? Ведь очевидно, что для Сачи важнее всего та девочка, которой занимаетесь вы, Артур (то есть Подольская). А Рудиной она будет заниматься в 'свободное от работы время' и 'спустя рукава'. Поэтому Мойра отлично понимает, что ей нужно идти за помощью к вам, а не договариваться о чём-то с Сачи за вашей спиной.

Но тут сыграла свою роль гордыня Мойры. Ваша 'супруга' побоялась тех унижений и оскорблений, которыми вы обязательно бы осыпали её. По крайне мере, так она тогда посчитала. Именно поэтому Мойра всё же и попыталась договориться с Сачи за вашей спиной. И это у неё получилось. Сачи проявила живой интерес к проблеме с девочкой и искренне пообещала помочь вашей 'супруге'.

Однако, во время этого разговора, перед девушками неожиданно появляетесь вы.


* * *

Сделав торжественную паузу, Ю подвела своего 'слушателя' к логичному и к весьма неприятному для него выводу:

— Мало того, что вы увидели 'тайный сговор' между вашими 'женами', так ещё и умудрились сходу оскорбить Мойру. И именно эти оскорбления и стали катализатором для дальнейших несчастий.

— То есть, виноватым в произошедшем оказался всё же я! — возмущённо воскликнул Артур, поняв куда клонит женщина.

— Вам следует принять часть вины, за произошедшую трагедию, и на себя Артур, — строго сказала женщина. — Вы не смогли понять человека, которого вы взялись контролировать. И к произошедшей трагедии, отчасти, виновата и ваша 'слепота', помноженная на вашу же некомпетентность. Примите этот факт и дайте мне закончить свой рассказ.


* * *

Внимательно посмотрев на Артура, и убедившись в том, что парень больше не намерен перебивать её, Ю продолжила свой рассказ.

— Мойра поняла, что так или иначе, но вы 'докопаетесь' до причины её встречи с Сачи. А по вашим оскорблениям, ваша 'супруга' решила, что вы по-прежнему её ненавидите. Сложив один и один, она пришла к простому выводу о том, что вы запретите Сачи помогать Рудиной.

Причём такой вывод Мойра сделала на основании того, что она так бы и поступила, если бы оказалась на вашем месте. Ваша 'супруга' не упустила бы возможности унизить вас. Она заставила бы вас приползти к ней на коленях и просить о помощи. И Мойре даже в голову не пришло, что люди могут мыслить и поступать иначе, чем она.

Страх перед грядущим унижением, заставил вашу 'супругу' пойти на отчаянный шаг. Она решила избавиться от Подольской. Ведь после смерти этой девчонки, у вас не останется иного выбора, как заняться 'воспитанием' Рудиной.

Дальнейший её план был достаточно прост.

Дело в том, что 'Тёмный барьер', который был поставлен в разрушенной аудитории, запрограммирован так, что абсолютно все, кто проходит через него, лишаются возможности связи с 'внешним миром'. Именно поэтому, для Мойры было крайне важно заманить Подольскую внутрь аудитории и закрыть за ней барьер. И именно поэтому вам так и не пришло сообщение о том, что девочке угрожала опасность. Ведь 'Тёмный барьер' был 'запечатан' демонологом сразу же, как девочка прошла через него.

Наше же невмешательство в эту трагедию было обусловлено целым рядом причин:

— Во-первых, мы хотели убедиться, что для активации искусственного интеллекта, который создала ваша супруга, достаточно и одной девчонки. И та решимость, с которой ваша 'супруга' попыталась избавиться от Подольской, стала самым ярким тому доказательством.

Во-вторых, ни мы, ни русские не хотели смерти Подольской. Но нам было крайне важно, чтобы русские проявили растерянность в этой ситуации, и на помощь к девочке пришли именно мы. Тем самым, у нас появился бы повод 'выторговать' для себя право посещать Империю. Что, в свою очередь, позволило бы нам наладить 'контакт' не только с девочками, но и с местной императрицей.

А русским хотелось доказать вашу, Артур, некомпетентность. Они знали о планах вашей 'супруги'. Но, так же как и мы, ваши соотечественники предпочли не вмешиваться в происходящее. Видимо, они всерьёз полагали, что смогут всё 'уладить' в самый последний момент. После чего, в едва не произошедшей трагедии, можно было бы обвинить вас.

Тут, конечно, мы можем только догадываться о причинах столь странной 'стратегии'. Но, скорее всего, русские всё же всерьёз поверили в то, что Мойра смогла в одиночку создать искусственный интеллект. И теперь они лихорадочно ищут повод, чтобы заменить вас на более подходящих 'воспитателей' для этих девочек. Разумеется, этому противимся мы. И, разумеется, у нас есть на это свои причины.

— И, разумеется, вы мне о них не расскажете, — закончил фразу женщины Артур.

— Наш разговор и так предельно откровенный, — улыбнулась парню Ю. — Вам достаточно знать тот факт, что мы на вашей стороне и будем и впредь 'поддерживать' вас.

— С чего бы вдруг? — насторожился Артур. — Ведь совсем недавно 'кто-то' грозился чуть ли не замуровать меня заживо в пещере.

— Это всего лишь слова глупой девчонки, которую уже разжаловали до лейтенанта и отправили в запас, — 'открестилась' от 'обвинений' Артура женщина, при этом красноречиво покосивший на Мейли. — И как только закончится этот 'проект', её армейская карьера закончится навсегда.

— И что с ней будет потом? — не удержался от этого вопроса Артур.

— Не моя забота, — пожала плечами Ю. — Мы с мужем сделали для неё всё, что могли. Дали ей приличное образование, устроили её на хорошую работу, и даже выбили для неё право на участие в этом 'проекте'. И за всё это, она отплатила нам своей неимоверной тупостью, поставив весь 'проект' под угрозу. Так что пусть возвращается к своим родителям и выращивает рис до самой смерти.

Единственная причина, по которой она всё ещё здесь, это разрешение появляться в Империи, которое русские у неё до сих пор не отобрали.

— То есть вы держите её тут 'про запас', — догадался Артур.

В ответ, женщина лишь неопределённо кивнула головой, словно говоря: 'В общем-то, есть ещё ряд причин, но тебе знать о них не обязательно'.

— И у тебя по-прежнему нет никаких возражений? — уточнил парень у, сидящей рядом с ним, Мейли.

— Нет, — односложно ответила девушка.

— Дура, — буркнул под нос Артур. — Тебя же просто подставили.

2

Спор двух мужчин, которые орали друг на друга прямо над ухом Подольской, заставил девчонку очнуться.

— Девочка ещё слаба! — старческим голосом кричал один из мужчин. — Она не в состоянии сделать и шага.

— Разве я прошу о том, чтобы вы поставили её на ноги?! — деланно возмутился другой мужчина, у которого был весьма молодой голос. — Просто приведите её в сознание, а дальше уже наша забота.

— Но если я это сделаю, неизвестно с какими последствиями от такой 'побудки' столкнётся девочка в будущем, — с нотками истерики попытался возразить старичок. — Некоторые хронические болезни появляются и по более безобидным причинам. Например, достаточно пару минут полежать на холодных камнях и...

— Послушай ты!!! — терпение закончилось и у молодого человека. — Эту еретичку сожгут с минуты на минуту. И единственное, что от тебя требуется, это сделать так, чтобы она была в сознании, когда её будут сжигать. Какие тут к чёрту могут быть последствия для её здоровья?

— Я врач! — стойко выкрикнул старичок. — Моя обязанность делать так, чтобы из этого здания выходили здоровые люди. А что с ними вы будете делать дальше, это уже не моя забота.

Звук разбившегося стекла и оханье старичка совпал с угрозами молодого человека.

— Ещё одно слово, и мы привяжем тебя к одному столбу вместе с этой еретичкой! И я заставлю твоего внука разжечь под тобой огонь. Ты ведь не забыл о своём внуке старик? Милый мальчик. Сколько ему сейчас? Пять или семь лет? Достаточно, чтобы держать в руках факел.

— Я лечил императора и главу инквизиции, сопляк, — зло прохрипел старик. — И возможно, мне придётся когда-нибудь лечить и тебя. Так что советую тебе немедленно покинуть мой госпиталь, если не хочешь, чтобы в будущем я тебе не отрезал что-нибудь 'по ошибке'.

— Ты лечил покойников, старик, — также зло ответил врачу молодой инквизитор. — И их время безвозвратно ушло. Теперь Империей правят новые люди. И ты только что посмел встать у них на пути. Мало того, ты посмел угрожать их верному слуге. Назови хоть одну причину, по которой мне следует сохранить тебе жизнь?!

— Довольно, — похоже, что в столь 'непринуждённую' беседу решил вмешаться третий мужчина. — Мы здесь не для того, чтобы тратить время на бессмысленные споры и угрозы. Либо ты, доктор, приводишь сейчас девчонку в сознание, либо мы обвиняем тебя в пособничестве еретикам. Выбирай!

В больничной палате, повисла тягостная тишина.

— Полагаю, что твоё молчание означает 'нет', — продолжил свою 'речь' третий мужчина. — Хорошо. В таком случае, мы тебя казним не как еретика, а как обычного воришку. А обвиним мы тебя..., — на секунду задумавшись, мужчина придумал доктору обвинение. — А обвиним мы тебя в том, что ты воровал лекарство у своих пациентов, а затем втридорога продавал его на 'чёрном рынке'.

— Вы не посмеете, — в ужасе выкрикнул доктор.

— А зачем мне вообще нужна смелость для разговора с таким ничтожеством как ты? — устало поинтересовался мужчина. — Выведите этого упёртого докторишку на улицу и повесьте его на ближайшем суку. А доказательства обвинения, мы соберём чуть позже и оформим задним числом.

— Слушаюсь! — радостно 'взял под козырёк' молодой инквизитор.

Очередной звук бьющегося стекла и передвигаемой мебели свидетельствовал о том, что пожилой врач просто так 'сдаваться' не собирался.

— Стойте! — попыталась выкрикнуть Подольская, которая почему-то чувствовала свою вину за происходящее. — Я очнулась.

— Мне кажется, она что-то прохрипела, — тут же отреагировал на 'крик' девчонки молодой инквизитор.

— Дура, — прошептал врач.

— Оставьте тогда доктора в покое и тащите эту еретичку на улицу, — распорядился мужчина. — Да и вообще, выведите на улицу всех, кто может ходить. Нам важно, чтобы эту казнь видело как можно больше людей. И не беда, если большая часть 'зрителей' будет представлена обычными 'доходягами'.


* * *

Стоя чуть вдали от лазарета Магической академии, Носфератов без особого интереса наблюдал за тем, как инквизиторы выводят больных на улицу.

— Почему в вашей больнице так много людей? — хриплым голосом задала вопрос девушка, стоящая рядом с ним.

— Прежний ректор занимался благотворительностью, — брезгливо поморщившись, ответил на этот вопрос демонолог. — Бесплатно лечил жителей с окрестных деревень. Да и из столицы, 'халявщики' приезжали. Я уже отдал распоряжение, чтобы новых пациентов не принимали.

Одобрительно хмыкнув, девушка ещё раз внимательно осмотрела толпу больных и раненных людей, еле переставляющих ноги, а затем перевела свой взгляд на странную конструкцию, стоящую посреди двора. Впрочем, вряд ли вбитый в землю деревянный столб, вокруг которого было сложено несколько стожков хвороста, следовало хоть как-то относить к громкому слову, — 'конструкция'.


* * *

— Вы уверены, что инквизиторам не удастся её сжечь? — проследив за взглядом девушки, спросил демонолог.

— Скоро сюда явится мой муж, — немного подумав, ответила 'супруга' Артура по имени Мойра. — И у меня не останется иного выбора, как помочь ему спасти девчонку. Поэтому для нас сейчас важна не её смерть, а признание, которое мы должны успеть из неё выбить.

— И что потом? — с интересом спросил демонолог.

— А потом, твоя судьба будет зависеть от моего мужа, — улыбнулась ему коварная интриганка. — Вряд ли он тебе простит то, что ты сделал с этой девчонкой. А я не намерена заступаться за неудачников.

3

И в то время, пока на территории Магической академии инквизиторы готовились к допросу Елены Подольской, жизнь в императорском дворце шла своим чередом. А мужчина, которого в этой игре все называли 'просто Иваном', спокойно пил свой чай в своём рабочем кабинете.

Чай был чёрным, горячим и с сахаром. А кабинет находился на втором этаже императорского дворца и был весьма просторным. Впрочем, всё это было не важно для его гостьи. Стоя у раскрытого настежь окна, юная блондинка лет шестнадцати-восемнадцати, шмыгала носом и любовалась весьма неприятным зрелищем.

— Ты всё поняла? — строго спросил мужчина у этого подростка.

Кивнув в ответ, девчонка пулей вылетела из кабинета. При этом она едва не сбила с ног парня, возникшего прямо у неё на пути.


* * *

— Полагаю, вы закончили переговоры с Ю? — как ни в чём не бывало поприветствовал мужчина своего очередного 'гостя'. — Вам чаю, кофе или что покрепче?

— Яду, — буркнул Артур. — И посильнее, чтобы не мучиться.

— Тогда просто присядьте к моему столу, — улыбнулся парню мужчина, — и погрызите сухарик. А заодно расскажите мне о том, что вам поведала Ю.

Вздохнув, Артур присел на предложенный ему стул и весьма кратко пересказал мужчине свой разговор с пожилой китаянкой.

— Ю замужем за полковником Хуном, но при этом подыскивает себе жениха помоложе. А ещё она назвала вас хамлом.

— Я о ней того же мнения, — не остался в долгу мужчина. — Однако, мне интереснее её планы относительно девчонок.

— Без понятия, — честно признался Артур. — Мы как-то об этом даже и не говорили.

— А стоило бы поговорить, — со вздохом укорил Артура мужчина.

— А стоило ли детям показывать это? — перешёл в контратаку парень, указав на пейзаж за окном.


* * *

Окно выходило на дворцовую площадь. Где обычно было очень людно. На этой площади проводились ярмарки, зачитывались весьма важные указы, и с этой же площади простому люду можно было 'вживую' лицезреть своего императора, который изредка выходил на балкон. Однако, сегодня площадь была почти пуста. Лишь пара человек деловито суетилось у столба, к которому был крепко привязан обугленный труп.

— Жаль, конечно, девочку, — прокомментировал эту сцену 'просто Иван'. — Она ведь была практически ни в чём и не виновата. Всего лишь призвала не в меру похотливого кролика по приказу покойного императора. И вот результат. Кстати, она была немногим старше той блондинки, которая сейчас выбежала из моего кабинета.

— Так зачем вы ей это показали? — повторил свой вопрос Артур.

— Хм-м, — замялся мужчина. — А вы знаете, оказывается не так-то и просто объяснить другому человеку очевидные для себя вещи. Но я попытаюсь.

Встав из-за стола, 'Иван' закрыл окно и повернулся к парню.

— Представьте, — начал он своё объяснение, — что перед вашим домом разбился пассажирский самолёт. Это ужасное зрелище. Возможно, — оно вызовет у вас шок. И это нормальная реакция человека, который прежде не видел ничего подобного. Однако, что если самолёты будут падать под окнами вашего дома почти каждый день? Уверен, через месяц, а может и раньше, наблюдая за крушением очередного авиалайнера, вы лишь устало скажите: 'Опять. Нужно срочно переезжать'.

Человек ко всему привыкает Артур. Особенно, если он всего лишь сторонний наблюдатель.

И то, что вы видите сейчас за окном, это обычное зрелище в этом мире. Рудина видела подобное десятки, а может уже и сотни раз. Но она ещё ни разу не примеряла на себя роль этих сожжённых несчастных.

Это всё равно, что посадить вас в самолёт, и сказать, что через пару минут он пролетит над вашим домом. И вы точно будете знать, что 'опять', случится на этот раз с вами.

— То есть вы сейчас ей угрожали? — понял Артур.

— Предупреждал, — лаконично уточнил мужчина. — Нужно было срочно укротить её ненависть к Подольской, пока всё не зашло слишком далеко. И можно сказать с уверенностью, что страх, который я ей только что внушил, в ближайшие дни будет справляться с этой задачей на-отлично. А там мы разберёмся с некоторыми проблемами и девочкой наконец-то смогут заняться уже 'нужные' люди. Кстати, мы вам настоятельно рекомендуем, Артур, через пару дней также добровольно покинуть игру. Ведь в ваших услугах мы больше не нуждаемся.


* * *

Предложение 'Ивана' покинуть игру не было столь уж неожиданным для Артура. Собственно именно об этом его и предупреждала Ю. И если бы это предложение прозвучало парой дней раньше, то наверное, парень только радостно пожал своему собеседнику руку и пожелал ему удачи на прощание. Однако сейчас Артур лишь молча 'любовался' весьма мрачноватым пейзажем за окном.

— Не волнуйтесь, — по-своему растолковал молчание Артура мужчина. — Мы считаем, что вы выполнили условия нашей сделки в полном объёме. Правда, некоторое время вам с друзьями придётся пожить вначале здесь, на летающих островах, а затем на китайской военной базе. Но это необходимая мера. Учитывая сколько вы уже дров тут наломали, нам придётся утрясти ряд формальностей, связанных с вашим 'отбытием' из этой 'игры'. Что же до китайской базы, то ваше дальнейшее пребывание там будет связано с секретностью этого проекта. Но как только этот проект подойдёт к концу, необходимость в секретности исчезнет сама собой. А стало быть, после этого вы тут же получите право вернуться на Родину, где мы подыщем для вас вполне достойную работу. Впрочем, вы можете остаться и в Китае. Мы не настаиваем на стране вашего пребывания. Да и ваша личная жизнь нас также не касается.

— А что будет с Мойрой? — не отводя взгляда от окна, зачем-то спросил Артур.

— Судьба вашей супруги предрешена, — нехотя ответил мужчина. — Вскоре её выведут из комы и допросят.

— После чего она умрёт, — сделал вывод парень.

— Мы уже говорили с вами на эту тему Артур, — разражено подтвердил этот нехитрый вывод 'Иван'. — Независимо от того, выведем мы её из комы или оставим в этой игре, она в любом случае умрёт в течении года. Её ничто не спасёт.

— М-мда, — неожиданно усмехнулся парень. — А почему всё 'потом'? Потом прибудут 'нужные люди для Рудиной', потом меня выпроводят из этой игры, потом допросят Мойру. Это такая традиция, всё оставлять на 'потом' или вы просто не в силах сделать это прямо сейчас?

— Это вас не касается! — строго 'ответил' на эти вопросы мужчина.

— А если и я продолжу нянчиться с девчонками, оставив всё на 'потом'? — всё с той же усмешкой спросил Артур. — То, что же вы мне сделаете? 'Потом' что-нибудь придумаете? И почему я вдруг не слышу угроз на подобии: 'Если будешь огрызаться, то мы запрём тебя на самом дальнем и пустынном острове, как это сделали с Сачи'? Неужели и это стало невозможным?


* * *

Немного помолчав, мужчина наконец-то отошёл от окна, и вновь уселся за стол.

— Вы задаёте слишком много вопросов Артур, — в конце-концов заговорил он. — И если честно, а зачем вам знать ответы на все эти вопросы? Я вам только что сказал о том, что ваша роль в этом 'проекте' подошла к концу. Если честно, из-за ваших выходок всё и так летит кувырком. Последние события нас даже заставили пересмотреть все свои скрупулёзно продуманные планы. В частности, в этом 'проекте' мы отказались от дальнейших планов на вас. И вы должны нам быть очень благодарны за то, что мы даём вам возможность просто 'уйти'. Неужели вы не понимаете, что второго такого разговора у нас с вами больше не будет. Как говориться в современных телешоу: 'Только здесь и только сейчас, мы готовы исполнить все ваши желания'. И если вы сейчас откажетесь от нашего предложения, то в дальнейшем будете благодарить Бога за то, что просто остались живы.

Так неужели вы настолько глупы, чтобы отказаться от свободы, которую мы предоставляем вам и всем ваших друзьям-уголовникам? Мало того, мы ведь согласны выплатить вам большие деньги за вашу работу, хотя вся ваша 'работа' заключалась в том, что вы едва не 'запороли' нам весь 'проект'. Да к тому же я уже ни один раз упомянул о перспективах, которые мы вам гарантируем в дальнейшем, если вы вернётесь на свою Родину. Но, по сути, мы не настаиваем даже на вашем возвращении. Нам всё равно: где вы будете жить, как вы будете жить, и с кем вы будете жить.

Так что вам ещё-то надо? Вы сами-то в состоянии ответить на этот вопрос?

— Ответ на этот вопрос очень прост, — не раздумывая, ответил Артур. — Я боюсь, что 'потом' для меня никогда не наступит. Поэтому уж извините, но я продолжу заниматься девчонками. Но чтобы вас не злить, давайте-ка я поделюсь с вами одной очень интересной идеей, которая пришла мне в голову в отношении Подольской. Думаю, вы будете меня по гроб жизни благодарить.

— Скорее уж материть, — срифмовал 'советник'.

4

— Студентка первого курса демонического факультета Магической академии, княгиня Елена Подольская, — торжественно начал зачитывать обвинения молодой инквизитор. — Ты обвиняешься в том, что в нарушении земных и небесных законов Империи самовольно призвала демона по имени Бармаглот. После чего, при помощи этого демона, ты пыталась лишить жизни нашу принцессу Рудину Анастасию. Ты признаешь свою вину?

— Я не призывала... — едва смогла вымолвить сидящая на земле Подольская, прежде чем кто-то схватил её за волосы и заставил кивнуть головой.

— После неудачного покушения, — продолжил зачитывать свои обвинения инквизитор, — твои сообщники напали на карету нашей принцессы и, перебив охрану, попыталась ещё раз убить Анастасию Рудину. Ты подтверждаешь тот факт, что в списке, составленном нами, указаны имена всех твоих сообщников и туда не попали безвинные люди?

Кто-то заботливо поднёс к Лениным глазам длиннющий список имён и фамилий, и почти тут же девчонку вновь заставили кивнуть головой.

— Я не ... — попыталась ещё раз опровергнуть эти нелепые обвинения Лена.

— Не перебивай инквизитора! — рыкнули над самым её ухом, подкрепив эти слова звонким подзатыльником.

— Так и не сумев убить принцессу, ты использовала своего демона, чтобы убить своих преподавателей, — поспешил закруглиться инквизитор. — Смертей удалось избежать только благодаря мужеству Алексея Яровича Носфератова. Она жива?

Последний вопрос молодого инквизитора был адресован здоровенному небритому детине в засаленном фартуке

— Дышит, — уверенно кивнул этот странный 'повар', который внимательно оглядел потерявшую сознание Лену.

— Тогда привязывай её к столбу и покончим с этим, — распорядился инквизитор. — Полученных 'признаний' достаточно для казни.


* * *

По-прежнему стоя в отдалении, за этим спектаклем равнодушно наблюдала Мойра.

— А вот и наш герой, — прохрипела она, повернувшись к Артуру. — Ни белого коня, ни сияющих доспехов. Да к тому же сей благородный спаситель имеет целую кучу любовниц при живой-то жене. Похоже, что времена благородных рыцарей всё же прошли безвозвратно.

— Отойдём-ка в сторонку, благородная принцесса, — тихо предложил своей 'живой супруге' Артур, стремясь не привлекать к себе внимание. — Мне бы очень хотелось с тобой поговорить.

— Поговорить? — не на шутку удивилась Мойра. — А как же бедная девочка, которую сейчас сожгут на костре? Разве ты не собираешься прийти к ней на помощь?

— Так ты этого и ждешь, — усмехнулся парень. — Чтобы разъярённый 'демон' начал избивать беззащитных священников и каких-то перебинтованных доходяг. Да ещё и Снольд, наверняка, подключится, превратив эту драку в грандиозную бойню. И где, кстати, наш горделивый демонолог?

— Скоро подойдёт, — нехотя ответила Мойра.

— А, — взглянув куда-то вдаль, Артур кивнул своей догадке. — Бежит сюда с толпою своих студентов. То есть ты мне предлагаешь и этих детей перебить в общей бойне?

— Я тебе ничего не предлагала, — огрызнулась его супруга. — Это всё твоя больная фантазия. Не хочешь спасать свою девчонку, так я и не настаиваю. Пусть сгорит.


* * *

Смерив Артура уничижительным взглядом, Мойра неторопливо направилась в сторону бегущего ей на 'подмогу' Носфератова, и целой толпы студентов. Но, сделав всего лишь пару шагов, она вынуждена была остановиться и недоумённо посмотреть на девочку, вставшую у неё на пути.

— Какой шикарный у тебя мужчина, — улыбнулся Мойре этот странный ребёнок. — Наверное, я всё же заберу его себе. А ты, старуха, смотри на то, как это делается.

Показав обалдевшей Мойре язык, девчонка прошмыгнула мимо неё и встала напротив, также ничего не понимающего, Артура.

— Дяденька, — шмыгнуло носиком это создание лет двенадцати. — Не угостите юную даму сигареткой?

— Чего?! — вконец опешил парень.

— Ох, какая же нынче молодёжь пошла быстрая, — всплеснула руками 'юная дама' — Ну раз не хочешь тратиться на сигаретку, то пошли сразу в постель.

— Ю, это вы что ли? — тут же узнал 'девчонку' Артур.

— Немедленно прекратить!!! — громоподобная команда заставила всех участников этого представления вздрогнуть и обернуться в сторону седовласого мужчины.

— Хам, — он и есть хам! — по-стариковски заворчала 'девочка Ю', скосив глаза на 'просто Ивана'. — Даже появляется всегда не вовремя и ни к месту.


* * *

Кажется, что мнение Ю о хамоватости императорского советника разделяли и инквизиторы. По крайне мере молодой инквизитор пришёл в некоторое замешательство.

Не зная, что делать и что говорить в такой ситуации, он растерянно посмотрел на своего старшего наставника.

— Не мешай нашей работе, советник — нейтральным тоном начал разговор старший инквизитор. — Девчонка призналась в своих преступлениях и выдала нам своих сообщников. Десятки человек это могут подтвердить. Теперь, наш долг покончить с её бесчинствами раз и навсегда.

Ничего не говоря, 'советник' подошёл к своему собеседнику и протянул ему кожаную папку. Инквизитор же, скосив глаза на имперский герб, выгравированный на папке, лишь досадливо вздохнул и жестом велел палачу отойти от девчонки.


* * *

— И с каких пор наш император защищает убийц своей дочери? — задал инквизитор риторический вопрос, беря в руки папку.

— Вряд ли это можно назвать 'защитой', — также отвлечённо пробубнил императорский советник, разглядывая привязанную к столбу девчонку — Но либо в Пограничье отправляется она, либо туда отправляетесь вы.

— А в Пограничье её отправляют для того, чтобы остановить орду кочевников? — недоверчиво хмыкнул инквизитор, прочитав по 'диагонали' единственный листок, вложенный в папку. — Вы всерьёз считаете, что она справиться с этим? Да где вообще гарантия того, что эта еретичка не присоединиться к Орде?

— Запасы зерна на этот год были розданы крестьянам и нам нечем кормить свою армию, — как можно тише поведал 'текущую обстановку' советник. — На сегодняшний день Империя располагает двумя боеспособными армейскими частями: императорской гвардией и инквизицией. Как вы думаете, кого следующим пошлёт на это задание император, если девчонка не справится? Свою личную гвардию, численность которой едва превышает сотню человек, или инквизицию, численность которой уже давно перевалила за тысячу?

— Наш долг охранять Империю от еретиков и богохульников, а не воевать с варварами и кочевниками в чистом поле, — холодно ответил инквизитор.

— Ваш долг, защищать нашу веру, — в том же тоне парировал 'аргумент' инквизитора 'советник'. — И либо вы, в 'чистом поле', обратите кочевников в христианство, либо вы умрёте, защищая христиан. Но если вас не устраивают эти два варианта, то развязывайте девчонку.

Прочитав врученный ему документ ещё раз, инквизитор недовольно посмотрел на небритого мужика, одетого в засаленный фартук.

— Чего пузо чешешь? Развязывай.


* * *

— Ну вот, — обиделась Ю, стоящая между Артуром и Мойрой. — Я так готовилась к спасению этой девочки. Столько времени убила на разработку плана по её спасению, а этот 'хам' взял и всё 'испортил'.

Повернувшись к Артуру, она склонила голову набок и неожиданно серьёзным тоном поинтересовалась.

— Не подскажешь мне, почему после твоего разговора с этим 'хамом', он теперь в лепёшку расшибается, спасая эту девчонку?

— Если я отвечу на этот вопрос, то меня обвинят в предательстве Родины со всеми вытекающими, — столь же серьёзным тоном ответил Артур, который наконец-то узнал 'подростка'.

Улыбнувшись, Ю понимающе кивнула и исчезла, при этом, не забыв показать Мойре язык.


* * *

— Ну что, 'старуха'? Показывай мне, как ты обустроила свой замок, — после минутного молчания, обратился Артур к своей 'супруге'.

5

— Милая комнатка, — хмыкнул Артур, осматривая одну из комнат в замке Мойры. — Такое ощущение, что попал в какое-то зазеркалье.

Комната действительно была странной. В ней не было окон, а пол в этой комнате, также как и потолок, стены, и двери, — был зеркальным. Куда бы Артур не посмотрел, он повсюду видел своё отражение. Но на этом 'странности' этой комнаты не заканчивались.

Дело в том, что Артур не зря упомянул о 'зазеркалье', так как вся мебель в этой комнате находилась за стеклом. То есть в самой комнате мебели не было вообще. Но в то же время, в зеркалах, Артур видел отражения диванов, кресел, каких-то старомодных столов и шкафов.

Немного подумав, парень решился на эксперимент.

Не отводя взгляда от зеркал, он подошёл к ближайшему креслу. По крайне мере так показывали зеркала. На всех зеркальных отражениях Артур стоял рядом с креслом, но в 'реальности' никакого кресла не было. И вытянув руку вперёд, парень конечно же так и не нащупал того, чего нет.

Но в тот момент, когда Артур вытянул вперёд свою руку, его зеркальное отражение неожиданно стало жить своей жизнью. Повинуясь каким-то немыслимым законам, 'зазеркальный' Артур уселся в несуществующее кресло. А на его коленях почти туже пристроилась Мойра и...


* * *

— Какая гадость! — искренне передёрнулся Артур, наблюдая за долгим и страстным поцелуем этих зеркальных отражений.

— А, по-моему, весьма неплохо, — прокомментировала стоявшая рядом с парнем Мойра, которая так же наблюдала за 'самостоятельной жизнью' своего отражения. — Представляешь, какой шок сейчас испытывают те, кто наблюдает за нами? Ведь они видят именно то, что показывают эти зеркала.

— Надеюсь, дальше поцелуев дела не пойдёт? — выразил надежду Артур. — А то моя расшатанная психика просто не выдержит подобной порнухи.

— Ну, — как-то подозрительно отвела глаза Мойра. — В этой игре секс, конечно, невозможен, но...

— Ты извращенка, — перебил её Артур, наблюдая за тем, как зеркальное отражение Мойры стягивала с его зеркального отражения рубаху.

— Могу я помечтать хотя бы здесь?! — возмутилась девушка. — И кстати? Почему ты не вступился за меня, когда эта малолетняя 'прошмандовка' назвала меня 'старухой'? Кто она вообще такая?

— Она начальница Мейли, наш новый куратор и просто, — весьма опасная женщина, — на полном серьёзе ответил Артур. — По крайне мере, ей удалось сходу загнать нас обоих в ступор. И не понятно, к чему бы всё это привело, если бы не вмешательство Ивана Сергеевича.

— Ты думаешь, она догадалась о происходящем?

— Вот как раз о происходящем, я и хотел с тобой поговорить, — ответил парень и, набрав в грудь побольше воздуха, неожиданно рявкнул на вздрогнувшую девушку. — Какого чёрта ты творишь, дура?!! Как кто-то может о чём-то догадаться, если даже я ничего не понимаю?! Зачем ты попыталась убить девчонку?


* * *

— Я всего лишь помогаю тебе, — неожиданно тихо ответила Мойра, наблюдая за любовными ласками зеркальных отражений. — Ты взялся за воспитание не той девчонки и впустую тратишь своё время.

— Постой, — постарался унять свой гнев Артур. — Я тебя когда-то спрашивал: 'Стоит ли та двоечница, что учится Магической академии, моих усилий?' И ты мне ответила: 'Да'. А теперь ты говоришь мне, что я 'взялся за воспитание не той девчонки'.

— Эта двоечница, — всего лишь неудачный 'экземпляр', — отмахнулась от своих прежних слов Мойра. — Она стоила твоих усилий до тех пор, пока я контролировала ситуацию.

— А сейчас ты ситуацию не контролируешь? — иронично уточнил Артур.

Вместо того, чтобы дать очевидный ответ на этот вопрос, Мойра предпочла отмолчаться.

— Вместо того, чтобы тихо сидеть в своём замке и учится вышивать крестиком, ты втихаря взялась за воспитание Рудиной, — начал выстраивать логическую цепочку событий Артур. — Но у этой девчонки уже есть женщина, которую она считает своей матерью и которая её, если не любит, то по крайне мере хорошо к ней относится. А ещё, у этой девчонки есть и родная мать, которая так же любит эту малолетнюю стервочку. И, по логике вещей, ты в этих семейных отношениях, — была лишней.

Но в один прекрасный день, одну из этих женщин запирают в монастыре, а от любви второй женщины Рудина отказывается сама, так как считает ниже своего достоинства общаться с какой-то крестьянкой. Саму же девчонку срочно перевозят в императорский дворец, где её представляют новоявленной 'матушке' в лице вдовствующей императрицы. Однако, императрица не из той категории женщин, которые готовы нянчиться и сюсюкаться с детьми всю свою жизнь. Тем более, если речь идёт о каком-то 'приёмыше'. Что же до отца Рудиной, то он занялся государственными делами, и у него нет больше свободного времени, чтобы потакать капризам своей дочери.

Таким образом, впервые в своей жизни, девчонка остаётся в 'гордом одиночестве'. И, конечно же, ты не упустила возможность стать для этой потерянной девочки, тем единственным человеком, кто её понимает. Вот только одного 'понимания' оказалось недостаточно.

— Если бы мне помогали все вы, то у меня бы всё получилось, — огрызнулась Мойра. — Но из-за тебя, — со мной никто не хочет общаться. И в то время, как вокруг твоей двоечницы крутиться целая толпа твоих 'подхалимов', мне приходится всё делать самой.

— То есть в том, что все тебя игнорируют и презирают, виноват только я? — уточнил парень. — И в твоей неудаче с Рудиной, — виноват тоже я? Да ты хоть понимаешь ужас того факта, что буквально с минуту назад, ты назвала попытку убийства ребёнка, — 'помощью'?


* * *

В комнате повисла мрачная тишина. Дело в том, что Мойра действительно не понимала, почему на неё злится человек, стоящий сейчас перед ней. Как смеет он злиться на неё? Да кто он вообще такой, чтобы читать ей нотации?

— Ты должен немедленно прекратить тратить своё время на эту 'ошибку' и заняться принцессой! — так и не сумев найти 'достойные' ответы на вопросы Артура, затребовала Мойра. — И, прежде всего, — прикажи Сачи помочь мне!!

— Если мне не изменяет память, Сачи и сама согласилась помочь тебе, — напомнил своей 'супруге' Артур.

— И где гарантия того, что она это сделает? — поинтересовалась Мойра. — Ей выгодно, чтобы Рудина окончательно сошла с ума. А в её безумии эта азиатская стерва обвинит меня. В итоге, ты станешь думать обо мне, как о полоумной старухе.

'Да ты и есть полоумная старуха', — мысленно прокомментировал слова Мойры Артур.


* * *

Закрыв глаза, Артур сделал пару судорожных вздохов. Логика его 'жены' оказалась настолько 'непробиваемой', что с этим безумием трудно было даже спорить.

— Чем отличается двоечница Подольская от принцессы Рудиной, — в конечном итоге, немного успокоившись, задал он Мойре следующий вопрос.

— Подольская 'неудачный экземпляр', — повторилась 'супруга' — Из неё не может получиться ничего путного.

— А под 'неудачным экземпляром' ты имеешь виду, что у этой девочки нет должного ума, красоты, и она слишком наивна?

— Я её 'создала' княгиней, которой судьбой было уготовлено стать королевой. Но за те три года, что 'игра' развивалась без моего вмешательства, она превратилась из княгини в какого-то заморыша. Ты всерьёз думаешь, что ей подойдёт роль правительницы?

— А Рудина, стало быть, подходит на эту роль больше?

— Она уже стала принцессой, — с гордостью ответила на этот вопрос Артура Мойра. — И нам осталось только показать ей, как нужно править людьми.

— И всё? — уточнил Артур. — Девчонки отличаются друг от друга только тем, что одна из них 'заморыш', а другая 'принцесса'?

Почувствовав в этом вопросе некий подлог, Мойра замялась с ответом.


* * *

Впрочем, ответ на этот вопрос Артуру был уже не важен. Всё и так было очевидно. При создании искусственного интеллекта, его супруга решила подстраховаться и создала двух девчонок. Их социальный статус, деньги их родителей и их воспитание, должно было возвышать этих девочек над другими людьми. Однако, за три последующих года, этот игровой мир развивался без какого-либо вмешательства со стороны его 'создателей'. И в итоге, одна из этих девчонок превратилась в 'замухрышку', (или, как назвала её Мойра, — в 'неудачный экземпляр') которая, в конечном итоге, стала балластом.

— Почему тебя подержали русские и китайцы? — задал свой следующий вопрос Артур. — Что ты им пообещала?

— Зачем мне что-то обещать этим дуракам? — удивилась Мойра. — Они сами запутались в паутине своих интриг, которую плетут друг против друга. Мне нужно было только подыграть им.

— Но тогда зачем ты хотела устроить сегодняшнюю бойню возле госпиталя? Я думал, что ты решила подыграть русским и вышвырнуть меня из этой игры. Ведь если бы я накинулся с кулаками на безоружных людей, да ещё бы и Снольд пришёл 'на помощь', да демонолог со своими студентами нам под 'горячую руку' попали, то меня, после такой 'бойни', тут же отправили бы в психбольницу.

Очередное молчание Мойры, заставило Артура ответить на свой же вопрос.

— Ты испугалась моего гнева. Решила, что теперь я точно добьюсь либо твоего 'заточения' в этом замке, либо твоего 'выхода' из этой игры. И решила сыграть на опережение.

И вновь Мойра промолчала.


* * *

'Убить эту чокнутую, пока никто не видит — вертелась в голове Артура единственная 'светлая мысль'. — С ней же даже спорить бессмысленно'.

Однако, странный скребущий звук за дверью, заставил парня отвлечься от своих мрачных планов.

Обойдя бледную девушку, он быстрым шагов подошёл к двери и рывком распахнул её.


* * *

— Ой! — вскрикнула 'девчонка-прошмындовка', распластавшись перед его ногами. — Чего двери без предупреждения открываешь? А если бы кто-нибудь вас подслушивал?

— Артур! — растерянно и потрясённо воскликнула раскрасневшаяся Сачи, стоявшая в коридоре. — Я и не думала, что ты увлекаешься этим!!!

— Если тебе это нравится, то я готова попробовать, — прошептала стоявшая рядом с Сачи смущённая Катрина. — Только без кандалов.

— Каких ещё кандалов? — абсолютно ничего не понимая, спросил у всех девушек разом Артур.

6

— Это просто ужасно, — покачала головой Сачи, глядя на то, что вытворяют зеркальные отражения Мойры и Артура. — Простите, но у меня больше нет сил смотреть на эти извращённые фантазии. Артур, ты ночуешь сегодня у Катрины.

С этими словами девушка перенеслась в свой замок.


* * *

— А зачем она надела на тебя кандалы? — почти тут же поинтересовалась Катрина, крепко обняв парня и вздрагивая каждый раз, как зеркальное отражение Мойры стегало плёткой по зеркальному отражению Артура.

— Эм..., — покосившись на девушку, Артур решил не вдаваться в рассуждения о больной фантазии Мойры. — Пойдём лучше к тебе домой. Мне просто ужасно захотелось спать. Ю, вы бы не могли уничтожить эту комнату?

— Ещё чего! — с неожиданно радостным энтузиазмом возмутилась 'девчонка'. — Я теперь сюда целые экскурсии буду водить. Да и моему мужу не мешает посмотреть на то, что я с ним хочу сделать всякий раз, когда он называет меня 'старухой'.

Взглянув на вмиг помрачневшую Мойру, парень решил закончить этот разговор на паре уточнений.

— Не хотите уничтожать, — так не уничтожайте, — пожал он плечами. — Мне тут ещё кое-что интересно. А что это за медицинская рогулька весит на вашей шее?

— Это называется стетоскопом, неуч, — загундосила девчонка. — Тебя разве им никогда доктора не прослушивали?

— Во! — сделав вид, что он только что вспомнил назначение упомянутой 'рогульки', Артур стукнул себя по лбу. — И кого же вы им собирались 'прослушать', интересно? Неужели кто-то из нас болен?

— Да вас я подслушивала, — буркнула Ю. — К чему весь этот спектакль Артур? Ты всерьёз считаешь, что я могла поверила в ту 'порнуху', что стала разыгрываться перед моими глазами?

— Ни в коем разе, — продолжал разыгрывать 'простачка' парень. — В эту 'порнуху' даже я бы не поверил. Но неужели вы теперь 'шпионите' за мной круглосуточно?

— А ты как думал? — уперев 'руки в боки' ещё сильнее возмутилась Ю. — Ты уже столько дров наломал, что я теперь с тебя глаз не спущу

— Опять я оказался везде крайним, — горестно вздохнул Артур. — А это ничего, что вы взяли себе игрового персонажа не 'по возрасту'? Я как-то краем уха слышал, от 'знающего' человека, что весьма болезненно 'играть' за молодого, будучи стариком в реальности.

— Ещё один хам на мою голову, — так же горестно вздохнула девчонка. — Я же тебе говорила, что чувствую себя достаточно молодо. К тому же, в том, как я сейчас выгляжу, виноват как раз ты.

— И даже в этом виноват я?! — не на шутку удивился Артур.

— Из-за твоих 'выходок', я так и не получила возможности спасти жизнь Подольской и тем самым, завоевать её доверие. Поэтому мне пришлось выдумать другой способ сойтись с этой девочкой.

— В качестве её подруги-ровесницы? — догадался Артур. — И как же вы планируете познакомиться с Подольской? Надеюсь, ваше знакомство обойдётся без сюрпризов?

Коварно улыбнувшись Артуру, Ю повернулась к нему спиной и, тыкнув пальцем в зеркальные отражения, 'испуганно' вскрикнула.

— Ой! А теперь эта 'старуха' бьёт плёткой меня! Извращенка!!


* * *

Сидя на золотом троне, Ярослав Рудин закрыл лицо руками и тяжело вздохнул.

— За что мне всё это?! — неизвестно у кого спросил мужчина. — Единственное, что мной двигало, когда я соглашался занять этот проклятый трон, — это простое желание сделать свою дочь счастливой. Неужели я хотел слишком многого?

— Ваше Величество, — стоявший перед Ярославом тщедушный старичок, смело поднял свою головёнку и решительно заявил. — Это целиком и полностью моя вина. Прошу вас, не втягивайте в этот скандал Магическую академию, и её студентов.

— Это всё те демоны, — с каким-то безумным фанатизмом заявил второй старик, стоявший перед Ярославом в тюремной робе. — Это всё их происки. Освободите меня, и я наведу порядок в Империи за пару дней! Нет! За день!!

— Какой порядок?!! — с трудом сдержал свой гнев Ярослав. — Почти половина мужчин из дворянского сословия, почти вся гвардия, и неизвестно сколько обычный обывателей Империи не могут снять со своего х..., — тут Ярослав замялся.

— Со своего мужского естества, — пришёл на помощь своему императору доверенный советник по имени Иван.

— Не могут снять со своего мужского естества эту гадкую тряпку, которую господин ректор назвал 'тряпичным презервативом', — закончил свою фразу Ярослав. — Как ты собираешься решить эту проблему инквизитор, если я освобожу тебя и верну тебе власть?

— Обрежу это 'мужское естество' под корень! — фанатично и решительно ответил бывший глава инквизиции. — Вместе с этими тряпками!

— Ах! — ужаснулась женщина стоявшая за троном Ярослава.

— У всех обрежешь? — как-то сконфуженно и со страхом спросил Ярослав у бывшего инквизитора.

— У всех, — уверенно ответил бывший инквизитор. — Не буду делать никаких исключений!

— Запри его сейчас же в какой-нибудь самой дальней камере, — зашептала Ярославу женщина, стоявшая за его троном. — Он же безумец! Стоит дать ему власть¸ так он и тебе обре...

Тут женщина осеклась и настороженно посмотрела на странное существо женского пола, сидящее рядом с Ярославом.


* * *

Покрытое медицинскими шрамами и трупными пятнами, с копною ярко-рыжих волос, из которых виднелись маленькие багровые рожки, это странное существо, казалось, не проявляло абсолютно никого интереса к происходящему вокруг него

— Может вы примете более подобающую внешность, дорогая супруга? — стараясь быть как можно более учтивее, потребовал у этого существа Ярослав.

— А смысл? — равнодушно поинтересовалось это существо. — Все присутствующие в этом тронном зале знают о моей тайне. К тому же, моё реальное обличие позволяет мне читать мысли людей.

Повернувшись к Ярославу, существо в роскошном платье знатной дамы средневековья, состроила ему гримасу, на подобии улыбки, обнажив при этом свои гниющие зубы. После чего, оно покосилось куда-то вниз.

— Весьма занятная у нас семейная пара намечается — промолвила эта странная женщина. — Мертвая императрица и император евнух.

— Я не мог допустить, чтобы у меня появился ещё один внебрачный...

— Ярослав! — испуганный вскрик женщины заставил Ярослава Рудина опомниться.

— В смысле все присутствующие понимают, что, по определённым причинам, я не могу спать в одной постели со своей новой супругой, — поспешил он объяснить собравшимся людям текущую ситуацию. — Поэтому мы изначально договорились, что мою постель будет согревать женщина, стоящая сейчас за моим троном. И думаю, все согласятся с тем, что беременность этой женщины крайне не желательна.

— То есть вы опробовали один из 'тряпичных презервативов' на себе? — догадался тщедушный старичок.

— Да! — громко признался Ярослав. — Опробовал! И теперь я не могу его снять! А этот сумасшедший, — тут Ярослав ткнул пальцем в бывшего инквизитора, — вместо помощи решил сделать из меня евнуха.


* * *

— Можно ещё окропить святой водой, — после минутного затишья наконец-то выдвинул менее радикальную идею бывший инквизитор.

— Ты то место ещё крёстным знамением осени, — с плохо скрываемым сарказмом предложил бывшему инквизитору ректор. — А затем и поцелуй для верности.

— Молчи еретик! — воскликнул бывший инквизитор. — Это ты во всём виноват...

— Заткнулись оба!!! — наконец-то закончилось терпение у Ярослава. — Посадить этих шарлатанов в одну камеру и пусть сидят там до тех пор, пока не придумают решение этой проблемы.

Несколько гвардейцев, с каким-то нездоровым энтузиазмом, попахивающим потаённой личной обидой, схватили двух стариков за шиворот и поволокли их к выходу из тронного зала.


* * *

Проводив тяжелым взглядом двух стариков и дождавшись когда за ними закроются двери тронного зала, Ярослав обратился к своему доверенному советнику.

— Ректор ещё ладно. Если бы не договорённость с Носфератовым, я бы вообще оставил этого старика в покое. Но вот зачем вы настояли на сохранении жизни бывшего верховного инквизитора? Он же безумец!

— Это не безумие, а фанатизм, — подал голос мужчина, который любил всем представляться 'просто Иваном'. — К сожалению, этот человек отдаёт себе отчёт в том, что он творит. Он понимает, что все его поступки ужасны и им нет оправдания. Но, в то же время, он считает, что это необходимая жертва, на которую следует идти во имя спасения Империи и веры. И самое ужасное заключается в том, что его приемник куда более фанатичен. И рано или поздно, но он перейдёт черту благоразумия.

— Вы сейчас намекаете на то, что бывший верховный палач решит сесть на моё место? — не понял своего советника Ярослав.

— И это тоже возможно, — после некоторого раздумья ответил Иван. — Но я говорил немного не о том. Новый верховный инквизитор занимает свой прост всего лишь пару дней. Но за это время, он уже успел обвинить сотни людей в ведьмостве, колдовстве и в несуществующих заговорах. В ближайшее время всех этих людей схватят и сожгут. В то же время, списки, на основании которых производятся аресты, даже и не думают заканчиваться. Наоборот, это безумие только начало набирать обороты.

— И я, как император, несу ответственность за это безумие? — догадался Ярослав.

— Официально, церковь не отделена от государства. А инквизиторы, — это внутренние войска Империи. Следовательно, всё что они творят, — делается по вашему приказу или с вашего одобрения.

— И что будет, если я прикажу инквизиции остановиться? — нахмурившись, спросил Ярослав.

— Наша армия распущена из-за того, что её нечем кормить. Гвардейцев чуть больше сотни, и их преданность ещё под большим вопросом. А население Империи видит в инквизиторах, прежде всего, священнослужителей, которые являются верными слугами Создателя. И любые действия против инквизиции, будет расценено вашими подданными как бунт против самого Создателя. Так что единственное, что мы можем, — это либо молча наблюдать за происходящим, либо дождаться осени.

Осенью крестьяне соберут новый урожай, мы сможем вновь набрать армию. После чего, мы объявим о том, что прежний инквизитор был лишён своего поста незаконно и сместим действующего инквизитора.

— То есть вы предлагаете мне, с помощью армии, сменить одного фанатика на другого. И надеется на то, что этот фанатик будет менее безумен, чем его предшественник? — уточнил Ярослав. — Почему я с помощью армии не могу уничтожить всю инквизицию разом?

— А кто займёт место инквизиторов? — развёл руками 'советник'. — Все священники уничтожены инквизицией как еретики, которые 'неправильно' трактовали Священное Писание. Выжило всего лишь пара человек, которые прячутся где-то в Пограничье. Но пара священников на всю Империю, — это же смешно. Единственный выход, это либо сменить веру и пригласить из-за границы служителей новой религии, либо объявить всю религию вне закона. В обоих случаях, — всё закончится гражданской войной.

Тяжело вздохнув, Ярослав закрыл глаза.


* * *

— Но ведь это только ваше видение ситуации, советник, — услышал он голос своей новоявленной 'супруги'. — А что по этому вопросу нам может сказать господин ректор, или те демоны, с которыми вы так любите пить чай? Наверняка, у них тоже будет своё мнение.

— Какие демоны? — оживился Ярослав.

— Тех, что призвала та девочка, которую вы недавно отправили в Пограничье, уважаемый супруг, — любезно ответила на этот вопрос императрица, с усмешкой наблюдая за тем, как бледнеет 'советник'. — Кажется, среди них есть даже настоящая Богиня, которая часто общается с вашей дочерью.

Догадавшись, о ком идёт речь, Ярослав сначала помрачнел, вспомнив Мойру, а затем вздрогнул от ужаса, вспомнив свою первую и единственную встречу с Сачи.

— С ними могу встреться и я, если вы не желаете их видеть, — предложила свою помощь императрица.


* * *

— Я это не рекомендую делать, — наконец подал голос 'советник'. — Среди этих 'демонов' есть представители Поднебесного королевства.

— И что? — не понял 'предупреждения' Ярослав, который уже был готов поручить своей 'супруге' проведение переговоров со странными демонами. — Мы не воюем с Поднебесным королевством. К тому же, у нас общий враг, — Орда. Так что Королевство кровно заинтересовано в том, чтобы мы как можно быстрее решили вопрос с инквизицией, и при этом избежали гражданской войны.

— Проблема как раз в Орде, — со вздохом признался 'советник'. — В этом году случилось две вещи. Орда стала принимать ислам. А в Поднебесном королевстве началась гражданская война с 'красными повязками' (это их аналог нашей инквизиции). Таким образом, Поднебесное королевство в этом году слабо как никогда. Но и от Орды откалываются кочевые племена, не согласные с новой религией. Поэтому можно с уверенностью говорить о том, что в этом году ослабевшая Орда нападёт на ослабевшее Поднебесной Королевство. До нас же 'доскачет' только горстка разрозненных племён, которые 'откололись' от Орды и теперь являются не более, чем обычными варварами. Возможно, с ними бы справилась и ваша личная охрана.

— Я не намерен тратить свои личные деньги и ресурсы на содержание Империи!! — неожиданно рявкнул Ярослав. — Мы обсуждали этот вопрос тысячи раз, советник! Это Империя должна мне за то, что я согласился вытягивать её из той выгребной ямы, в которую её погрузил мой предшественник. Но я Империи, — ничего не должен.

Рука женщины, стоявшей за троном Ярослава, осторожно легла на его плечо.


* * *

— Откуда в Орде вообще появился ислам? — несколько успокоившись, задал вполне логичный вопрос Ярослав. — Орда зажата между нами и Поднебесным королевством. А Персидская республика чуть ли не на другом конце континента.

— Я только что говорил вам об этом, — так же осторожно подал голос 'советник'. — Один из способов борьбы с инквизицией, это принять чужую веру. В Орде тоже была особая категория людей, которая следила за 'ритуалами'. И когда эти люди переступили дозволенную черту, ордынский хан решил отречься от старых богов и принять новую веру. И видимо, религия далёкого государства приглянулась ему куда больше, чем религии соседних народов.

— Тогда какую опасность представляют для нас демоны Подольской? — видя, что Ярослав погрузился в раздумья, следующий вопрос решила задать императрица.

— Те демоны, что 'симпатизируют' Поднебесному королевству, постараются сделать всё возможное, чтобы Орда напала на Империю, — ответил женщине 'советник' — Тем самым, они отведут угрозу вторжения от Королевства.


* * *

— Замечательно! — неожиданно воскликнул Ярослав, стукнув по себя по колену. — И я только что отправил этих демонов в Пограничье. Им осталось только встретиться с ордынским ханом и рассказать ему о том, что Империя распустила свою армию.

— Хан это и так знает, — нехотя прокомментировал слова Ярослава 'советник'. — Однако, если мы соберем всех инквизиторов, магов, паладинов, гвардию, — то сможем дать достойный отпор ослабевшей Орде. В то же время, Королевство тратит все ресурсы на гражданскую войну и вообще ничего не сможет 'собрать'. Поэтому пусть все эти демоны и богини, болтаются в Пограничье. Находясь там, они не смогут причинить вреда Империи. А как только они покинут территорию Империи, вход назад им будет закрыт. И вы больше никогда не увидите эту надменную женщину, с седыми волосами, рядом со своею дочерью.

На лице Ярослава промелькнула улыбка. Обернувшись, он встретился со столь же радостным взглядом женщины, которая так и не убрала руку с его плеча.

— Вы гарантируете, что все эти демоны, богини и сама Подольская в Империю больше не вернутся, — строго спросил Ярослав у своего 'советника'.

— Да, — односложно ответил 'советник'.

— Тогда приведите господина ректора. Я хочу услышать его мнение об инквизиции.

7

— Гав! — лай пса, стоявшего у кровати, заставил Артура продрать глаза.

— И тебе того же, — пробубнил парень перед тем, как отвернуться к стене и накрыться одеялом с головой.

— Гав! — уже недовольно гавкнул пёс и стал стягивать с Артура одеяло.

— Моё-ё, — простонал парень, неохотно ввязываясь в эту неравную борьбу за постельную принадлежность.

— Р-р-р! — помотал головой пёс и продолжил зубами стягивать одеяло с Артура.

— Артур, завтрак стынет! — совсем уж по-домашнему раздался голос хозяйки милой собачки.

— Когда же наступит тот замечательный день, когда меня никто не будет будить по утрам? — задал парень риторический вопрос собаке, покорно поднимаясь с кровати.

Вместо ответа, пёс лишь презрительно фыркнул и вышел из комнаты.


* * *

Тем же утром, старческое брюзжание над ухом, заставило очнуться и ещё одного человека. Этот человек давно уже должен был быть изрублен топором, сожжён на костре и утоплен в сточной канаве, в которую его выбросили инквизиторы, после неудачной попытки сожжения.

— Говорила же я, не доведёт тебя до добра это шарлатанство, — расслышала Подольская ворчание незнакомой старушки. — А ты всё мам да мам.

— Но мам! — раздался мужской возглас, который девчонка тут же узнала.

— Не мамакай!! — прикрикнула на мужчину старушка. — Когда твой отец над трупами всякое непотребство творил, так от этого хоть какая-то польза была. Мёртвые нам, то огород вспашут, то дрова наколют, то колодезную воду в бочки натаскают. К тому же, твой отец был самым лучшим гробовщиком в округе. Мы при нём жили в почёте и в уважении. А ты? Уехал за тридевять земель от дома. Матери своей не помогаешь...

— Какие 'тридевять земель'?! — возмутился мужчина. — До Магической академии рукой подать.

— Молчи непутёвый!!! Если бы не добрые люди, я бы уже от голода и холода подохла.

— Да я этим 'добрым людям' по золотому в месяц плачу!!

— Молчи, говорю!! — вновь прикрикнула на мужчину старушка. — Как я обрадовалась, когда ты хорошую работу получил. Думала, поработаешь там годик-другой, заработаешь достаточно денег, вернёшься в деревню, построишь свой дом рядом с моим, семьёй обзаведёшься...

— Да какая семья с моей-то внешностью?

— Да какой нормальной бабе твоя внешность интересна? — 'резонно' ответила вопросом на вопрос старушка. — Деньги есть, дом есть, — остальное приложится. Богатого мужика любая деваха с охоткой поцелует, пусть потом и отвернётся — сплюнет. В крайнем случае, — она ночью глаза закроет да перетерпит. Твой 'стручок' ублажать, это не ребёнка рожать. Ты бы вон, к моей соседке Захаровне сходил. У неё дочь выросла, загляденье.

— Мама!!

— Хватит мамкать! Год ждала тебя, два ждала, десять лет почти ждала и дождалась таки. Мало того, что тебя с работы пинками выгнали, так ещё и какую-то зомбячку с собою привёз. Чтобы сию же минуту её на кладбище похоронил. Хватит с меня всех этих 'живых мертвецов'.

— Да жива она!!!

После секундного замешательства, шершавая ладонь пожилой женщины осторожно опустилась на лоб Лены.

— Дубина!! — вновь воскликнула старушка. — Что ж ты мне сразу-то не сказал?

— Так я пытался, — попытался оправдаться мужчина, но был перебит весьма звонким шлепком.

— Мама! Ай! Хватит!! Ой!! Я же взрослый уже! Ай!!!

— Взрослый, а ума так и не нажил! — запыхавшись, парировала аргумент мужчины старушка. — Живо неси её в баню.

— Какая баня? — вновь попытался возразить мужчина. — Её бы в кровать и молоком отпоить. Ай!

— Ты меня поучи ещё, как правильно людей лечить! Забыл, как я тебя недоношенного выхаживала?

— Да откуда мне это помнить?! Ай!!!

— Живо тащи в баню девчонку. Кто хоть её мать-то? Надеюсь, ты не ведьму обрюхатил?

— Да не моя это дочь!

— А лучше бы твоей была! — вновь заворчала старушка. — На твоей голове уже седина появилась, а своих детей так и нет. Что о тебе люди подумают? Сходи к Захаровне...


* * *

— Что-то не так? — озабоченно спросила Артура Катрина, видя как всё ещё зевающий парень озадаченно вертит головой по сторонам.

— Не то, чтобы не так, — осторожно попытался ответить на этот 'коварный' вопрос Артур. — Просто всё это как-то необычно. Ты сделала перестановку в доме?

— Ага! — радостно кивнула девушка. — Тебе нравится?

— Шикарно, — честно признался парень, которого и в самом деле поразила своеобразная роскошь этого 'охотничьего домика'.

Стены комнаты, в которой ему предстояло завтракать вместе с Катриной, были увешаны головами животных. На полках резных шкафов стояли чучела птиц, а пол был устлан шкурами хищных животных.

Сам же обеденный стол стоял посреди комнаты. И если ширина этого стола была менее метра, то вот длина составляла минимум метра четыре. На одном конце этого длинного стола сидела Катрина, за другим предлагалось сесть Артуру. По крайне мере там стоял единственный пустующий стул, обитый кожей какого-то животного.

— Я удивлён, — ещё раз повторился Артур. — Ты сама подбирала интерьер?

— Интер...? — не поняла Артура девушка

— Мебель, — поторопился поправиться парень. — Шкуры и чучела животных, ты сама это выбирала?

— Ага, — радостно призналась Катрина. — Вначале я попросила Вернера сделать так, чтобы этот дом понравился и ему самому. Я думала, что дом, который будет нравится одному мужчине, должен будет непременно понравиться и тебе.

Тут девушка прервала свой рассказ и вопросительно посмотрела на Артура.

— Ты ошибалась, — ответил на её немой вопрос Артур. — У меня и Вернера совершенно разные представления о 'домашнем уюте'.

— Я это и сама поняла, — со вздохом продолжила свой рассказ Катрина. — Ты несколько раз был в моём доме, но так и ни разу не пожелал в нём задержаться.

— Да у меня просто не было свободного времени, чтобы задержаться у тебя, — поторопился оправдаться парень. — То гигантские кролики, то зелёные носороги, то полковник Хун со своими допросами.

— А вернуться? — тихо спросила девушка. — Ты хоть раз хотел вернуться в мой дом? Или ты здесь, потому что так тебе сказала Сачи?


* * *

Смутное понимание происходящего наконец-то промелькнуло в сонной голове Артура.

— Ты разговаривала с Сачи? — прямо спросил он у девушки.

— Я говорила с Мейли, — неохотно призналась Катрина. — Она сказала мне, что в моём доме совершенно не ощущается женского тепла. Он выглядит словно берлога замшелого старца. Поэтому ты и не хочешь жить в нём.

— И ты решила переделать всё в этом доме так, как нравится тебе? — наконец-то всё понял Артур.

Молча кивнув головой, Катрина обеспокоено задала свой первоначальный вопрос.

— Тебе не нравится?

— Мне всё нравится, — успокоил девушку Артур, смерившись в душе со столь необычно-длинным столом. — Не могла бы ты выйти из-за стола на секундочку?

Застенчиво улыбнувшись, Катрина послушно поднялась со своего стула и продемонстрировала парню свой новый наряд, — чёрный сарафан с красной тесьмой.

— А кто выбирал одежду? — поинтересовался Артур.

— Тоже я, — едва слышно прошептала девушка. — Мейли сказала, что в доспехах, — я похожа на мальчика.


* * *

'Ох уж эта Мейли, — лишь мысленно сокрушился Артур. — Всё знает, всё понимает, даёт такие прекрасные советы, а сама дура-дурой. Вот уж действительно, — сапожник без сапог'.

— Что-то не так? — вновь забеспокоилась Катрина.

— Ты замечательно выглядишь, — прогнав от себя прочь мысли о Мейли, Артур улыбнулся девушке и крепко обнял её.

Но уже через секунду, парень едва не выматерился, прочитав всплывшее перед его глазами сообщение.

— Да когда же эту девчонку оставят в покое, — зло сцедил он. — Катрина, бери свой арбалет и собак. Моё терпение лопнуло.

8

Клубы пара, нестерпимый жар и относительно низкий потолок, заставили Артура растеряться. Конечно же, парень сразу понял, где он находиться. И уж тем более, он сходу разгадал значение странных хлопков за своею спиной. Но проблема заключалась в том, что Артур явился спасать девчонку, которую, как гласило сообщение, нещадно пытают и убивают, а не париться с кем-то в бане.

— Ай! — как раз кстати взвизгнула девчонка.

— Терпи, — прозвучало в ответ старческое ворчание. — Вот сколько раз я говорила этому дураку: 'Хватит дурью маяться, женись и обзаводись хозяйством!'. Так нет же, — всё мам да мам. А теперь ни работы, ни дома, ни жены. Вот какой он девке теперь приглянется, когда ему уже под полтинник? А я так хотела внуков понянчить. Ты правда не его дочь? Может невеста?

Почти через каждую пару слов, старушка увлечённо колошматила Лену берёзовым веником.


* * *

И только Артур собрался сплюнуть и мирно исчезнуть из этой 'камеры пыток', как в его планы вмешался главный виновник сего действа.

— Помоги!! — звонко взвизгнула 'пытуемая' девчонка, явно обращаясь к Артуру.

— Эк...? — наконец-то отвлёкшись от стегания Лены, старушка заметила Артура.

— Эм-м-м, добрый день, — поздоровался с нею Артур, при этом стараясь не смотреть на голую девчонку и старушку в нижнем белье. — А где тут туалет?

— В туалет приспичило? — опомнилась старушка, при этом как-то подозрительно замахиваясь на Артура веником. — Щас я тебя провожу до туалета.


* * *

— Помогите!! — орал горбатый мужик, сидя на берёзе и прижав к себе лопату.

— Гав!! Гав!! — 'уговаривала' его спуститься свора гигантских псов, расположившаяся под этой самой берёзой.

— Что-то не так, — сделал очевидный вывод Эйнар, рассматривая рваные подштанники горбатого мужика.

— Конечно 'что-то нет так' — согласился с ним Колян. — Как он туда с лопатой-то взобрался?

— Да чё тут гадать? — заворчал Вернер. — Сейчас я берёзу срублю и спросим его: 'Что не так, и как он туда забрался?'

С этими словами рыжий бородач деловито пошёл к крыльцу дома, рядом с которым лежал топор.

— А где Артур? — обеспокоено спросила у собравшихся Сачи. — И Катрина?

— И это сейчас у горбатого спросим, — деловито успокоил девушку Вернер. — Тут делов-то, всего лишь на пару ударов.


* * *

Первый удар топором по берёзе, совпал с проклятиями горбуна, сидящего на этой самой берёзе и радостным гавканьем собак, которые не забыли кровожадно облизываться. Второй удар по берёзе совпал с зычным женским матом и грохотом тазиков, доносящимся из неприметного маленького домика. А когда Вернер ударил в третий раз по берёзе, дверца маленького домика распахнулась и, вместе с клубами пара, на улицу вывалился Артур.


* * *

— Артур! — потрясённо воскликнула Сачи.

— Это не то, что ты думаешь! — попытался оправдаться Артур стандартной для всех мужчин фразой, попутно отбиваясь от полуголой старухи с веником.

— Не смейте обижать мою мать!!! — прокричал с берёзы горбун с лопатой.

— Сейчас я тебя провожу до туалета! — кричала 'злобная' старушка, хлестая Артура хворостиной, в которую уже давно превратился банный веник.


* * *

— Я возвращаюсь, — после секундного замешательства, объявил о своём решении рассудительный Эйнар. После чего он поспешил покинуть игру.

— Так значит, ему всё же нравятся такие вещи, — разочарованно сделала вывод из увиденного Сачи, наблюдая за тем, как Артур драпанул от 'боевой' старушки наутёк.

— Ещё бы! — поддакнул ей Колян, думающий о бане. — Я бы и сам не отказался.

— Вот и всё! — торжественно объявил Вернер, наблюдая за тем, как берёза начала медленно пригибаться к земле.

— А-а-а! — 'согласился' с ним горбун, 'пикирующий' вниз верхом на лопате.

— Во имя Света!! — кричал за забором гигант в помятых доспехах, гоняющийся за полуголой старушкой с банным веником. — Изыди ведьма!


* * *

Понимая, что она ничего не понимает, Сачи осторожно зашла в маленький, тёмный домик.

— М-му-у! — расслышала она чьё-то мычание из боковой комнатки, откуда веяло нестерпимым жаром.

Прикрыв лицо руками, дабы пар не обжог её кожу, Сачи заглянула в комнатку, которую едва освещала керосиновая лампа.

— М-му-у!!! Му-му-му!!! — 'радостно' замычала девчонка, лежащая на деревянной полке.

А мычала Лена потому, что в её рот был вставлен кляп. Кроме того, её руки и ноги были крепко связанны, а стоявшая над нею девушка, которая вновь переоделась в кожаные доспехи, увлечённо стегала несчастную девчонку одним из берёзовых веников.

— Катрина! — только и смогла воскликнуть вконец растерявшаяся Сачи.

9

Проводив взглядом Мейли, которая осторожно занесла разрумяненную Подольскую в дом, Артур строго посмотрел на стоящую перед ним Катрину.

— Ну и зачем же ты связала девочку? — так и не придумав, с каких слов начать разговор о произошедшем, напрямую спросил у неё парень.

— Я думала, что ей это понравится, — опустив глаза, призналась Катрина. — В той зеркальной комнате, которая была в замке Мойры, тебе нравилось быть скованным кандалами.

Глубоко вздохнув, парень прикрыл глаза.

— Какое-то варварство, — между тем, вставила свои пять копеек Сачи. Очевидно, она стремилась поддержать едва не плачущую Катрину. — Если это не имеет никакого отношения к мазохизму, то объясни нам, зачем нужно запираться в этой тёмной душной комнате и бить себя прутами?

'И как мне это объяснить?! — мысленно воскликнул Артур. — Сказать им что-то вроде: 'Это такая традиция. Попробуйте это сами и вам понравится?' Вот уж действительно, чем очевиднее для тебя какая-то вещь, — тем труднее объяснить её назначение другим людям'

Однако, парню всё же нужно было как-то объяснить девушкам назначение этого странного домика. Поэтому, собравшись с мыслями, он попытался дать определение самой привычной и очевидной для него вещи.

— В общем, — это сауна. А в той маленькой комнате люди просто сидят и греются. А веники нужны, чтобы ими делать массаж и для приятного запаха.

— Это полный бред! — наотрез отказалась понимать странную традицию Сачи. — Если это сауна, то почему в ней нельзя просто посидеть с благовониями, а затем воспользоваться услугами массажиста?

— То есть ты и у Мойры делал себе массаж? — по-своему истолковала объяснения парня Катрина.

— Эм-м, — совершенно не понимая, как можно ответить сразу на два эти вопроса, Артур решил начать с истоков возникновения этого 'недоразумения'. — То, что вы видели у Мойры, было не по настоящему. И это вообще не имеет никакого отношения ни к бане, ни к сауне, ни к берёзовым веникам.

— На мой взгляд, разница только в том, что там тебя били кнутом, а здесь целой связкой этих прутьев, — тут же поставила под сомнения слова парня Сачи. При этом она внимательно рассматривала злосчастный веник, которым Артура стегала старушка.

— Вообще-то всё дело в листьях, а не в прутьях, — уже и сам запутался в объяснениях Артур.

— А прутья тогда зачем? — задала логичный вопрос Катрина.

— О-ох, — простонал парень. — Давайте всё сначала. Этот домик называется баней...


* * *

— И чего он девкам нервы изводит? — пробурчала старушка, сидящая на завалинке. — Взял бы их в охапку да и заперся бы с ними в бане, пока оттуда весь пар не вышел.

— Непутёвый он, — со вздохом прокомментировала это ворчание пожилая женщина, сидящая на той же завалинке. — Уже который месяц этим девкам мозги пудрит, а толку никакого.

— Можно подумать, что тебе что-то получше досталось, — скептически прокомментировала слова женщины 'девчонка', сидящая посередине. При этом она красноречиво кивнула в сторону Вернера, который на пару с Коляном, кряхтя и хекая, пытался распилить срубленную берёзу на поленья. — Мне уже надоели его всхлипы у твоей двери. Мой бы уже давно выломал эту дверь к чертям и взял бы меня силой. А твой даже за дверную ручку взяться боится. Может быть, уже простишь его? Сколько дуться-то можно?

— Не твоего ума дело, мелкая, — строго прикрикнула на эту 'девчонку' женщина.

— Это кто тут из нас мелкая?! — возмутилась 'девчонка'. — Если тебе этот пузан не нужен, то отдай его мне. Я ему лучшее применение найду.

— Я своего тоже часто из дому выгоняла, — невпопад забубнила старушка. — Бывало, придёт под вечер домой, а мертвечиной от него так и прёт. Хоть нос прищепкой зажимай. Так я его с порога разворачивала в сторону сарая и гнала туда его пинками, да затрещинами. А он возьми, да и помри в этом сарае....


* * *

— В тот день он снова с мертвецами возился. А под вечер домой заявился. Помню, он тогда даже через порог не успел перешагнуть, а в доме уже дышать стало невозможно. Вот я и погнала его оглоблей в сарай. Да ещё и словами матерными обозвала напоследок и скорой смерти ему пожелала. А утром...

Тут старушка на мгновение замолчала, и посмотрела в сторону покосившегося и заросшего бурьяном строения.

— Не помню я уже, что было тем утром, — продолжила она свой рассказ. — Да и вспоминать не хочу. Кабы мне знать, что он в тот вечер и в самом деле умрёт, — да разве я бы его прогнала? Да я бы всю ночь у его кровати просидела, всем бы богам молилась, и всем бы демонам в ноги кланялась, лишь бы смерть от него отогнать.

А теперь, даже прощения у него не могу попросить.


* * *

Посмотрев в сторону двух старушек и непонятной девочки, сидящих на завалинке, горбун осторожно прикоснулся к своему лицу.

— Ай!

— Тебя по рукам, что ли бить? — незамедлительно отреагировал на этот возглас здоровяк в латных доспехах. — Ведь ясно сказали, руками к ранам не прикасаться. А ты всё равно туда лезешь.

— Да чешется ужасно, — пожаловался горбун.

— Это да, — со знанием дела согласился с ним вояка. — У меня пока раны на теле затягивались, так я от этой чесотки чуть ли не на стену лез. Зато утром уже на ногах стоял. Наш доктор говорит, что такое даже при помощи магии невозможно проделать. Всё допытывался, как и кто меня лечил. Как будто я помню.

— Как он там?

— Кто? Доктор что ли? — не понял вопроса вояка, и, дождавшись кивка от своего собеседника, лишь пожал плечами. — Да так же, как и всегда. Лечит больных и проводит практикум у выпускников. Жалуется только на то, что пациентов стало мало. Носфератов всех же крестьян, которые лечились в нашей Академии бесплатно, — повыгонял. Так что лазарет у нас и в самом деле, почти пустой.

— А с господином ректором что? — с надеждой в голосе поинтересовался горбун.

— В тюрьме наш Иваныч, — со вздохом ответил вояка. — Самое обидное в том, что его туда за дело посадили. Один из моих бывших учеников его сторожит. Говорит, что кормят старика нормально, Обращаются с ним тоже по-человечески. А сам Иваныч с утра до ночи, занят какими-то экспериментами. Свою тюремную камеру в настоящую лабораторию превратил. Одна проблема, — часто дерётся с бывшим верховным инквизитором. На дню по два-три раза этих стариков приходится разнимать.

— Так, а за что его посадили? — попытался вызнать горбун.

— Да срамотень, а не обвинение, — нехотя буркнул вояка. — Он какие-то тряпки придумал для, ...кхм... короче, император это назвал 'мужским естеством'. Так вот эти 'тряпки' с этого 'естества' теперь никто снять не может. И пока наш Иваныч не придумает, как эту проблему разрешить, — он будет сидеть в тюрьме.

— Носфератов не позволит ему выйти из тюрьмы, — едва слышно прокомментировал эту новость горбун.

— Этот уродец будет сидеть в кресле Иваныча лишь до осени, — также тихо отмёл подозрения горбуна вояка. — В наш орден пришла секретная депеша от императора. Приказ, быть готовыми к осени выступить против инквизиции. Так что, я думаю, что нашего Иваныча осенью и освободят. Иначе, плевать мы хотели на этот приказ с высокой колокольни.


* * *

Обдумав слова паладина, горбун благоразумно не стал развивать эту тему в присутствии целой толпы непонятных 'демонов' и своей матери. Вместо этого, он лишь едва заметно кивнул головой, и уже нормальным тоном задал вояке следующий вопрос.

— А чем ты собираешься заниматься до осени?

— Да тем же что и каждый год, — равнодушно ответил паладин. — Отправлюсь в Пограничье. Я собственно к тебе и заехал, чтобы девчонку с собою взять. Вдвоём, мы как-нибудь от кочевников отобьёмся. К тому же; дело это нужное, дело это правое.

— А почему своих мальчишек в Пограничье не берёшь? — поинтересовался горбун. — Ты же туда вместе с ними хотел ехать.

— Я с ними собирался не с кочевниками воевать, — вмиг помрачнев, ответил паладин. — Так что пусть этим летом пацаны отдыхают. Рано им ещё помирать.

10

— Уф, — перевёл дух притомившийся Аристарх, которому выпала почётная 'честь' наколоть дрова.

Обнажённый по пояс, он расправил свои широченные плечи и, посмотрев на клонящееся к закату солнце, утёр пот со лба.

— Ах! — мечтательно вздохнули 'девицы', которые по-прежнему сидели на завалинке и любовались этим 'богатырём'. После чего, они дружно сплюнули шелуху от семечек — Тьфу!


* * *

— Здравствуйте бабушки, — учтиво поздоровался с этими 'девицами' Артур. — А не подскажете ли вы мне, куда запропастился один горбатый лётчик-лопатчик?

— Какие мы тебе бабушки? — первой возмутилась 'девочка', по имени Ю — Глаза раскрой!

— Не заслоняй обзор, непутёвый, — буркнула пожилая женщина, по имени Ажелика. — Дай женщинам помечтать.

— На рыбалку он пошёл, — почему-то неприветливо ответила Артуру мать горбуна. — Если повстречаешь, то проследи, чтобы он никаких утопленников в дом не припёр.

— Хорошо, — пожал плечами Артур, решив, что старушка не простила ему 'выходку' с баней, — передам. Ю, — вы бы осмотрели девчонку.

— Позже, — отмахнулась от просьбы Артура 'лекарша', поедая глазами Аристарха. — Вначале, пусть хорошо выспится.

Немного поразмыслив, Артур согласился с этим 'малолетним' доктором и отправился в сторону местного озера.


* * *

Горбуна долго искать не пришлось. Помог исправно работающий поисковик, встроенный в игровое меню. И если бы странная неприязнь Артура к этому самому 'игровому меню', о местонахождении 'горбатого' можно было бы и вообще не спрашивать. Да и сам путь до озера можно было преодолеть за пару секунд с помощью того же игрового меню. Но опять же, — Артур решил лишний раз прогуляться да развеяться, вместо того, чтобы тыкать по виртуальным кнопкам.

Вечер выдался весьма тёплым, дорога к озеру была прямой и хорошо утоптана, (к тому же, — идти приходилось под горку), а надоедливых комаров и прочей мошкары практически не наблюдалось. Так что, шагая к озеру, Артур наслаждался красивым закатом и размышлял о новом витке интриг и заговоров. А поразмыслить было над чем.

Начать надо с того, что Артур так и не получил ответ на вопрос: 'Почему всё откладывается на потом?'. Почему это слово звучит, чуть ли ни как заклинание. Потом допросят Мойру, потом разберутся с ним, потом займутся Рудиной. А где замечательное слово 'сейчас'?

Всё выглядит так, словно гоночный автомобиль, на полном ходу, врезался в фонарный столб. И теперь обычные работяги лишь чешут затылки и говорят: 'Освещение улицы восстановим потом, сначала бы людей как-то из машины вытащить'.

Этот пример, может быть, и не вполне удачный, но к данной ситуации, он всё же подходит лучше всего. Так как у Артура создалось впечатление, что весь этот 'проект' отложен на 'потом' и теперь все переключились на девчонок. Вот только эти 'все' слишком уж похожи на тех работяг, которые не знают, как подступиться к застрявшим автомобилям людям. То есть иными словами, никто не знает, как наладить контакт с девчонками.

'Советник' Иван ждёт прибытия специальных людей, которые займутся Рудиной. Но только они опять же почему-то прибудут 'потом'. Почему не 'сейчас'? — не понятно. Может эти люди в отпуске или на больничном?

Тоже и с шустрой старушкой по имени Ю. По всей видимости, она хочет познакомиться с Подольской как её ровесница и подружиться с ней. Но почему тогда не подобрать кого-то помоложе? Неужели у китайцев жуткий кадровый дефицит? Ведь получается какой-то абсурд. В неком виртуальном королевстве, за которое несёт ответственность Китай, началась гражданская война. И вместо того, чтобы туда направить ряд специалистов младшего звена, в этой войне решил принять участие лично старший полковник. По нашим меркам, звание старшего полковника армии Китая приравнивается к генеральскому.

Ну, допустим, что происходящие в этой виртуальной реальности события так важны, что требуют личного участия генерала. Возможно, что Хун талантливый полководец, которому даже Суворов в подмётки не годиться. Поэтому он быстро наведёт в том королевстве порядок. Но тогда зачем из этого Королевства отозвали Ю, которая наверняка изучила досконально ситуацию в этом государстве и могла бы очень сильно облегчить жизнь своему мужу?

Нет, всё выглядит так, словно китайцам и в самом деле не хватает людей. И уже сами руководители проекта покидают свои кабинеты, берут в руки лопаты и мечи и пытаются хоть как-то выправить ситуацию. Почему это произошло? Хороший вопрос.

С этими мыслями Артур и подошёл к сидящему на берегу озера горбуну.


* * *

— Здравствуй сестрица Алёнушка, — раздался ехидный голос за спиной горбуна. — Что же ты сидишь пригорюнившись на камне у вонючего озера? Неужто топиться собралась?

Ничего не ответив, и, конечно же, совершенно не понимая о чём говорит этот псих, горбун лишь отмахнулся от него рукой.

— Всё же тебе не хватает любознательности, которая присуща вашему ректору, — уже более серьёзным тоном начал разговор Артур. — Этот старичок тут же начал бы пытать меня, вызнавая кто такая Алёнушка. А ты лишь рукой машешь. Может быть ты всё же послушаешь сказку о сестрице Алёнушке и братце Иванушке, и к чему порой приводит эгоизм близких людей?

— Он не мой ректор, — нехотя начал разговор горбун. — Я оставил науку и больше никогда не вернусь к ней.

Вздохнув, Артур уселся на землю рядом с горбуном.


* * *

— Так ты слышал когда-нибудь сказку об Алёнушке? — после недолгого молчания вновь пристал с расспросами Артур.

— Знаю я эту сказку, — недовольно признался горбун. — И я не собираюсь топиться из-за капризов какой-то глупой богини.

— И чем же ты собрался заниматься дальше, если не наукой? — задал новый вопрос Артур, поняв, что перед ним сидит всё же не самоубийца.

— Буду помогать своей матери, — пожав плечами, ответил горбун. — Огород вскопаю, забор выправлю, старый сарай снесу, памятник отцу поставлю, в общем, — работы тут надолго хватит. Может, и на дочери нашей соседки женюсь. Тогда сразу за двумя домами придётся приглядывать. Да и свой бы хорошо построить.

— Какие прекрасные планы, — иронично хмыкнул Артур. — Ты о таком, наверное, всю свою жизнь и мечтал? Вот прямо как ты оживил своего первого покойника, так и подумал: 'А не жениться ли мне на соседской дочке и построить свой дом?'. И с тех самых пор ты только и мечтал об этом, оживляя одного мертвеца за другим.

— Не юродствуй! — неожиданно гневно осадил парня горбун. — Я занимался наукой, а не тупым оживлением мертвецов. Я пытался изучить смерть. Пытался если не победить её, то хотя бы найти способ продлить человеческую жизнь. Ты задумывался о том, сколько бы смог сделать тот же ректор, проживи он дополнительную сотню лет? Сколько величайших умов он смог бы обучить в своей Академии? А сколько величайших открытий он смог бы сделать сам? Сколько вообще таких гениальных и талантливых людей умирает раньше, чем они смогли полностью раскрыть свой потенциал?

— И что же изменилось сейчас? — всё с той же иронией поинтересовался Артур. — С чего ты так резко решил прекратить свои поиски 'вечной жизни'? Неужто эта благородная цель оказалась для тебя неподъёмной? Или ты решил всё бросить из-за капризов некой глупой богини?

Так и не дождавшись очевидного ответа на свои вопросы, Артур внимательно посмотрел на мрачного горбуна.

— Похоже, ты всё же не понял смысла той сказки, — тихо сказал парень. — Потому что вместо того, что бы бросить вызов моей эгоистичной супруге, ты решил утопить в этом озере все свои мечты и стремления. И если честно, я без понятия, что тебе тут можно сказать. Разве что я могу задать тебе пару вопросов. Например, как твои стремления и твои мечты вообще могут быть связаны с эгоизмом моей жены? Мойра тебя не вдохновляла и ничем не помогала тебе. До недавнего времени она вообще не знала о твоём существовании. Но, при этом, ты ей упрямо продолжал молиться, объясняя свою фанатичную религиозность тем, что сила Мойры даёт тебе возможность проводить свои исследования. Разве это не бред? Разве хирург молится скальпелю, с помощью которого он делает операции? Или, может быть, ты видел плотника, который бы молился рубанку? А может твоя мать молится корове, которая даёт ей молоко?

— У нас нет коровы, — буркнул горбун.

— А если бы была, то что бы изменилось? — ухмыльнулся Артур. — По сути, Мойра всё это время была для тебя той же самой дойной коровой, на которую ты фанатично молился. Только вместо молока, Мойра даёт тебе силы оживлять мертвецов.

Но найди-ка в своих же учебниках хотя бы одну фразу о том, что нужно помолиться моей супруге и всё само-собой сделается. И попробуй найти инструкцию о том, что нужно помолиться корове, и она сама нацедит тебе ведро парного молока.

Сейчас ты больше всего похож на крестьянина, который слепо обожествил свою корову. Даже выглядишь настолько же жалко. Ведь когда твоя 'коровёнка' взбрыкнула и решила пободаться, ты услужливо подставил ей свой зад.

И сидя на этом камне, ты можешь сколь угодно долго проклинать свою судьбу и винить в своих неудачах незнамо кого. Суть сказки от этого не измениться. Вместо того, чтобы вовремя дать своему капризному братцу по рогам, Алёнушка предпочла утопиться. А выступать в роли храброго воина, который в сказке спас эту дуру и решил все её проблемы, — я не собираюсь.

— Я и не просил тебя...!! — выкрикнул было всерьёз взбешённый горбун, однако повернувшись в сторону Артура, он уже никого не увидел.

Встав с камня, Некрофилов зло сплюнул и со словами:

— Да пошли вы все!!!

смело полез в холодную и мутную озёрную воду.


* * *

— Не впущу!!! — кричала чуть ли не в истерике старушка, преградив своему сыну дорогу.

— Да и не надо, — миролюбиво отвечал ей Некрофилов. — Я тогда в бане переночую.

— Никаких бань!! — ещё больше всполошилась старушка. — Хватит с меня и твоего отца, который из-за этих покойников так и умер в сарае. Живо верни этого утопленника на место!

— Я его топить, что ли, должен снова? — не понял этого требования, промокший до нитки Некрофилов.

— Да хоть сожги!!! Но чтобы никаких покойников в моём доме!!

— Но мама!!

— Не мамкай!! — уже чуть ли не плача выкрикнула старушка. — Ты же мне обещал бросить заниматься этой мерзостью. Обещал обычной жизнью зажить. Обещал огород мне вскопать...

— Да вскопаю я его... Мама!!

— Я из тебя эту дурь сейчас выбью!! Это же тот демон тебя подговорил, да?!

— Мама! Положи полено! Ай!!! Больно же!!! Ох!

— Я тебе покажу, как мать не слушаться!!! Ты у меня из дома теперь и шага не сделаешь!!

— Но мама!!!...

11

— Да они издеваются!!! — смяв лист бумаги Данислав Подольский выкинул его в мусорную корзину. — И ты согласишься с этим?!

— Выгоднее заплатить, чем спорить, — неохотно ответил Ярослав Рудин, который и привёз Лениному отцу эту бумажку.

— Заплатить!!! — в гневе выкрикнул Данислав. — Платить за что? За то, чтобы какая-то горстка кочевников не нарушала границы нашего государства? Да я за эти деньги могу послать в степь целую армию, и уже через месяц от этих кочевников ничего не останется.

— Земскому собору не нужна твоя армия и не нужна победа над кочевниками, — устало прокомментировал слова своего князя Ярослав Рудин. — Им нужны откаты и взятки, которые можно получить из той дани, которую мы заплатим кочевникам.

Посуди сам. В теории мы можем собрать требуемое золото на наших рудниках в течении года. Но Земский собор требует это золото прямо сейчас и срочно. Это значит, что мы должны просить об отсрочки, а это обязательно закончиться целой серией взяток. Чтобы добрать золото за тот срок, что мы выпросим у Земского собора в качестве отсрочки, нам нужно будет срочно распродать наши запасы зерна. Из-за срочности мы будем продавать зерно по сбросовым ценам, на чём попытаются нажиться перекупщики. А большинство перекупщиков, — это те самые 'удачливые и талантливые' купцы, которые, по чистому совпадению, являются родственниками членов Земского собора.

Когда же мы соберём это золото, то вначале оно отправится в столицу, где часть его обязательно 'пропадёт'. Затем, это золото ждёт долгая дорога в степи, и, конечно же, по дороге оно будет медленно 'таять'. В итоге, ещё неизвестно сколько золота достанется кочевникам. Но почему-то я думаю, что часть этого золота кочевники вернут членам Земского собора, за 'посреднические услуги'.

И такое можно проделывать каждый год.

А если ты соберёшь армию и уничтожишь за пару месяцев кочевников, — то кому от этого будет выгода? Кто сможет нажиться на гибели кочевников?

— Наш народ! Я избавлю его от грабительских налётов кочевников и поборов Земского собора.

— Народ, — хмыкнул Рудин. — Народ это скот. От кочевников страдает пара сёл, выстроенных у самых границ степи. Думаешь, остальным людям есть дело до этих несчастных? Да спроси любого из своих слуг, что лучше: 'Забрать в армию их сыновей, мужей или отцов и начать войну с кочевниками за пару отдалённых сёл? Или выкинуть эти сёла за пределы государства, назвав земли на которых стоят эти сёла — неким диким Пограничьем?'

Уверен, что всё это быдло единодушно скажет, что лучше будет, если все эти сёла выкинут из состава нашего государства. А если их спросить, почему они так думают, то в ответ они обязательно приплетут какую-нибудь чушь о том, что в этих сёлах наверняка живут либо сами кочевники, либо полукровки, — так зачем и защищать этих людей? Хотя на самом деле, под этой чушью они будут пытаться скрыть куда более очевидный и понятный для всех ответ, — своя рубаха ближе к телу. Так думает каждая овца, которая стремиться затеряться в центре стада, надеясь на то, что волк слопает кого-то с краю. Но только какой человек признается в том, что он ничем не отличается от овцы? Он будет сочинять всякие небылицы и оправдывать до хрипоты свою трусость и скотность.

По этой же причине глупо говорить и о каких-то поборах со стороны Земского собора. Во-первых, основные расходы несём мы. Нам запрещается облагать дополнительными налогами своё население. Так что народу фиолетово на то, что мы тут едва сводим концы с концами. Вот увидишь, это быдло ещё и будет возмущаться: 'А почему в этом году 'Праздник урожая' был менее красочен, чем прошлогодний?'. А во-вторых, даже если мы и обложим дополнительными налогами своё население, то первый же вопрос будет: 'А почему мы обязаны платить за защиту никому не нужных сёл?'

И, наконец, в-третьих, — сейчас Земскому собору можно списать все свои неудачи и своё воровство на неких злобных кочевников. Типа, — все средства и силы уходят на войну с ними. А если ты перебьёшь этих кочевников, то на кого можно будет списывать тотальное воровство в нашем государстве? Только на членов Земского собора или на их многочисленных родственников.

Будь реалистом Данислав, никто тебе не даст собрать армию, и уж тем более уничтожить кочевников. Скорее, вперёд уж уничтожат тебя. Так что плати, как это делают все остальные.

Закрыв лицо руками, Подольский громко застонал.

— Но ведь это же конец! — в отчаянии выкрикнул он. — Через год или два кочевники окрепнут и выстроят в степи своё государство. А потом они просто вторгнуться в нашу страну. И это уже будет не одно или два племени с ржавыми мечами, а профессиональная армия, которую обучат и вооружат на наши же деньги. И что тогда?

— Земский собор мобилизует в армию крестьян, и просто постарается утопить армию кочевников в трупах этого быдла, — спокойно рассказал дальнейшие перспективы своего государства Рудин. — Если получиться, то Собор сдерёт с выживших последние крохи в виде дополнительных налогов и в полном составе переедет за границу. Якобы от туда безопаснее будет руководить своей страной. Если же не получиться, то члены Земского собора свалят за границу ещё раньше и скажут, что они сделали всё, что смогли для спасения своей страны, но обстоятельства были против них.

Вся ирония в том Данислав, что ни один из членов Земского собора не клялся верой и правдой служить нашему государству и защищать свой народ. И не потому что они не захотели приносить такую клятву, а потому что этой клятвы нет в природе (А если бы и была, то кто бы следил за её соблюдением? сами же члены Земского собора?). Так что никто из членов Земского собора ничем не обязан ни этой стране, ни людям, живущим в этой стране. А потому, никто из них и не думает о 'далёком будущем'. Они набьют свои карманы нашим золотом и уедут в спокойные западные страны.

— А мы? — едва слышно задал вопрос Подольский.

— А мы должны будем уехать отсюда ещё раньше. Я уже присматриваю страну для своей дочери. Вроде как она будет обучаться за границей. Под этим предлогом я и переправлю всех своих домашних в спокойную и тихую страну.

— Ты никуда не поедешь, — сухо приказал своему казначею Подольский. — Ни ты, ни твоя дочь. Мы останемся в нашей стране и наведём в ней порядок.

— Ты неисправим идеалист, — сокрушённо вздохнул Рудин, и покосился на приоткрытую дверь.

— Кто там?! — выкрикнул Подольский, поняв намёк своего казначея.

— Ой-к, — раздалось в ответ чьё-то сдавленное икание и на пороге появилась русая девчонка. — Мама просила позвать вас к столу, — стараясь не смотреть на мужчин, промямлила она.

— А мама не говорила, что подслушивать не хорошо? — строго спросил у своей дочери Подольский

— Я случайно, — прогундосила Лена.

— Случайно?! — улыбаясь переспросил её Подольский. — А вот за 'случайно', как раз и бьют...

— Ой! — взвизгнув, девчонка под хохот мужчин выбежала из кабинета.


* * *

— Как она? — строгий мужской голос развеял странное сновидение Лены.

— Спит, — ответила мужчине какая-то девочка. — Но если ты будешь орать над её ухом, то она обязательно проснётся.

— Ты мне ещё поуказывай, что мне делать, демоница! Я ведь не посмотрю что ты ребёнок. Вмиг... Ай!

— Такой красавец и такой идиот, — с искренним сожалением проскрежетал старческий женский голос. — Я тебе твои раны залечила, я могу вернуть их и назад. Показать каким ты был куском мяса, когда мы с тобой повстречались впервые?

— Прекрати, — хрипя от боли, взмолился мужчина.

В ответ послышались странные звуки похожие на пинки по чему-то мягкому.

— Я тебе не добренький Артур, и не одна из тех молодых дур, что возле него крутятся. И в отличие от этой девочки ты жив просто потому, что твоя смерть омрачила бы моё знакомство с Артуром. Но если ты и дальше будешь мне грубить, я вмиг доделаю то, что не успел с тобой сотворить тот рогатый демон. Хватит его бить!

Последняя фраза этой невесть откуда взявшейся старушки, видимо, была командой её сообщнику, так как звуки ударов тут же прекратились.

— Девочку до утра не будить, — строго проскрежетала старушка. — Утром хорошо накормить. Необходимую еду принесёт Мейли (ты с ней только что познакомился). Твои открывшиеся раны сейчас зарастутся. Не чеши их. Но синяки от ботинок Мейли, я тебя оставлю на память о нашем разговоре. Надеюсь, ты не побежишь жаловаться на нас Артуру? А то я окончательно в тебе разочаруюсь. А ты, шмакодяка, — повернулась к стене и живо заснула. Я же вижу, что ты не спишь.

Так и не открыв глаз, Подольская торопливо развернулась спиной к этому страшному 'голосу' и на всякий случай натянула на голову одеяло.

— Какие же все хамы вокруг, — вновь раздался детский девичий голосок. — Неужели так общается всё новое поколение? Или это просто их народ такой хамоватый? Ты, как думаешь, деточка?

Ответа 'деточки' так и не последовало. Вместо него, в комнате раздалось лишь тяжёлое мужское дыхание.


* * *

— Батюшки!!! — через некоторое время раздался возглас ещё одной старушки. — Это к то ж мне всю спальню в кровище измазал? Ты живой там?

— Да вроде, — неуверенно ответил мужчина.

— Ты лежи. Я сейчас сына позову. Он лучше знает, что в таких случаях делать.

— Да всё в порядке, — поспешил успокоить старушку мужчина. — Это не моя кровь. На мне даже царапин нет.

— А чья ж она тогда? — недоверчиво спросила мужчину старушка. — И что это ты чешешься весь, как и мой сын давеча? Ну-ка, повернись ко мне лицом? Ох! Неужто эта та малолетняя лекарка тебя так 'отбуцкала'? Ты что ж ей сказал-то такое, что она так на тебя разозлилась?

Чувствуя, что непонятная опасность миновала и, узнав голоса Аристарха и матери Некрофилова, Подольская облегчённо вздохнула и... легкой походкой она подошла к молодому израненному рыцарю в сияющих доспехах. А он подарил ей цветы. А затем за ними гнался дракон. А затем была радуга, звёзды, единороги, счастливые родители и, конечно же, свадьба. Только вот в роли жениха был не молодой рыцарь, а лысый и беззубый Аристарх, который лез к ней с поцелуями.

Вскрикнув от такого ужаса, Лена вновь проснулась.

12

— Ух! — выдохнул вмиг проснувшийся Артур, глядя на кружащуюся перед ним Катрину.

— Тебе нравится? — весело улыбаясь, спросила у него девушка.

— Очень, — честно признался парень. — Ты сама выбрала такое платье?

— Бабушка Ю помогла, — призналась Катрина. — А туфли тебе понравились?

— Туфли тоже шикарны, — снова честно сказал парень и, предвидя следующий вопрос, поспешил добавить. — И причёска тоже. Это Ю попросила тебя называть её 'бабушкой'?

Видимо в вопросе Артура проскользнула некая настороженность, так как Катрина тут же прекратила кружиться и внимательно посмотрела на парня.

— Да.

— А Мейли тебе чем помогла?

— Она выбрала мне колготки, — тихо сказала девушка.

— Отличные колготки, отличное платье и вообще ты великолепно выглядишь. Передай 'бабушке Ю' и Мейли, что я просто восторге от того, что они помогают тебе.

Вновь заулыбавшись, девушка в красном сарафане, в красных туфлях, в чёрных колготах с красной стрелкой и с какой-то мудреной причёской на голове, — взяла парня за руку и потянула его к двери.

— Пойдём. Я приготовила тебе шикарный завтрак.


* * *

И пока красивая девушка вела Артура к накрытому столу, опухший Аристарх рассматривал своё отражение в маленьком зеркальце. А общего между этими двумя мужчинами было то, что оба думали о 'бабушке Ю'.

— Стерва! — зло выкрикнул Аристарх, и уже было замахнулся для того, чтобы со всей силы швырнуть зеркальце на пол, как его окликнул горбун.

— Не смей! Это любимая мамина вещь.

Опомнившись, паладин осторожно положил зеркальце на место и повернул к Некрофилову своё опухшее лицо.

— Насколько хреново я выгляжу? — грустно спросил у него паладин.

— Такое ощущение, что тебя всю ночь жалили пчёлы, — решил 'утешить' своего друга некромант. — Но зато кочевники теперь примут тебя за своего. Тебе даже глаза щурить не надо.

— Увижу в следующий раз, просто пристукну гадину, — дал самому себе обещание Аристарх.

— Как тебя вообще эта девчонка уделала? — решил поинтересоваться некромант.

— Да какая эта девчонка?! Ведьма это, самая настоящая. Столетняя бабка в ребёнка перекинулась и кривляется перед всеми. А как только я её оскорбил, вмиг старухой обернулась. Страшенная, в белом саване, с окровавленными руками и взгляд как у нашей императрицы, когда она мысли читает. Я когда это увидел, то и растерялся. А затем меня так скрючило, что уже не до бравады было. Единственная мысль была, пусть уж лучше эти стервы на мне вызверятся, чем на Ленке.

— Так значит, она не одна там была?

— Да там ещё её ученица меня пару раз лягнула, — неохотно признал Аристарх факт своего избиения. — Гадины! Я их лично инквизиторам скормлю с потрохами!!

Сильный и неожиданный удар под дых заставил Аристарха скрючится. Затем в его лицо впечаталась чья-то коленка и под конец, сильный пинок под зад заставил паладина растелиться на полу.


* * *

— Не подскажите мне, куда поставить поднос? — поинтересовалась у обалдевшего некроманта Мейли, держа в одной руке огромный поднос с едой. — Это еда для девочки. Она некоторое время будет нуждаться в особой диете, чтобы быстрее восстановить свои силы.

При этом, давая эти пояснения, девушка впечатала свою ногу в опухшую морду, встающего с пола Аристарха. Отлетев к стене, бравый вояка затих окончательно.

— Так куда я могу поставить поднос? — уже более строго поинтересовалась победительница этого короткого поединка.

— А-а? — указав на валяющегося у стены паладина, попытался задать свой вопрос некромант.

— Прилёг отдохнуть, — коротко объяснила состояния Аристарха девушка. — Переутомился. И если вы тоже считаете меня ведьмой, то я вам помогу 'прилечь' рядом с ним.

Поджав губы, некромант внимательно посмотрел на валяющегося Аристарха и жестом пригласил девушку следовать за собой.

— Идёмте.


* * *

— Ух, ещё раз восхищённо выдохнул Артур, взглянув на обеденный стол. — Это ты сама всё наготовила?

— Нет, — потупив взгляд честно призналась Катрина. — У меня пока ещё плохо получается. Но бабушка Ю говорит, что я очень быстро учусь.

— Так она тебя ещё и учит готовить? — удивился Артур.

Вместо ответа Катрина кивнула головой и неожиданно тихо спросила.

— Ты сердишься на меня?

— За что? — искренне не понял вопроса Артур.

— За то, что я ничего не умею, — пояснила Катрина. — Даже выбирать себе одежду.

Улыбнувшись, Артур легонько приобнял стоявшую рядом с ним девушку.

— Из меня, наверное, тоже выйдет плохой муж, — признался парень. — Постоянно где-то бегаю, о чём-то непонятном думаю. Даже мебель в твоём доме передвигали Колян и Вернер, пока я опять где-то бегал и не пойми за что сражался. Ты сердишься на меня за это?

Замотав головой, Катрина вдруг уткнулась в грудь парня.

— Не ходи больше к Сачи, — едва слышно прошептала она свою единственную просьбу к Артуру.

'А вот и плата за предоставленные услуги от 'бабушки Ю', — пронеслось в голове парня, пока он крепко обнимал Катрину.


* * *

Ехидный детский смешок, заставил Сачи скосить глаза на незваную гостью.

— Похоже, он выбрал всё же Катрину, — задумчиво сказала Ю, вышагивая по узким перилам веранды, расположенной на самом последнем этаже высоченного замка. — Что будешь делать?

— Ничего, — равнодушно ответила Сачи, восседающая в кресле, словно на троне.

— Совсем ничего? — осторожно подняв одну ногу и разведя руки в разные стороны, девчонка сделала наклон в сторону бездны. — Он ведь может и окончательно бросить тебя.

— Значит, таков будет его выбор, — всё с тем же равнодушием, ответила Сачи.

— У-у-у! Какая ты не интересная, — вновь выпрямившись, Ю спрыгнула с перил на веранду. — А если мой план как раз и заключается в том, чтобы он выбрал Катрину? Ведь эту дуру будет в дальнейшем легко отодвинуть в сторону и подменить её моей девочкой. Ты всё равно 'ничего' не будешь делать?

— Но вначале он ведь всё равно должен будет выбрать между мной и Катриной? — прикрыв глаза, задала свой первый и единственный вопрос Сачи.

Поджав губы и по-детски шмыгнув носом, Ю подошла к девушке.

— А если я скажу тебе, что сейчас ты соревнуешься не с Катриной, а со мной, — склонив голову набок, ответила Ю на этот вопрос. — Ведь это я говорю этой девочке, во что ей следует одеваться и что ей следует делать.

— Это ничего не меняет, — пожала плечами Сачи. — Ты не сможешь за столь короткий срок изменить характер Катрины. Так что Артур всё равно будет делать выбор именно между ею и мной. А ты и Мейли лишь помогаете Катрине почувствовать себя женщиной.

— Какая ты скучная! — не выдержала девчонка. — А где же твоё желание сражаться?! Где вообще та женщина, которая бросила всё, и ради любимого приехала на забытую всеми богами военную базу? Неужели, после всего этого, ты так и собираешься сидеть тут и любоваться своим ручным драконом?

— Это куда лучше, чем ввязываться в то бессмысленное сражение, которое ты мне так упорно навязываешь.

— Ну что же, — развела руками Ю. — Тогда сиди в этом кресле и смотри на то, как твой возлюбленный уходит от тебя. Сегодня он вновь заночевал у Катрины. И завтра он также останется у неё на ночь. И все остальные ночи он будет приходить в дом той девушки. А ты, в итоге, так и останешься ни с чем.

Разочарованно топнув ногой, девчонка покинула замок 'равнодушной' хозяйки.

— Дура, — тихо прошептала вслед 'ушедшей' гостье Сачи. — В некоторых вещах ты и в самом деле, — всего лишь ребёнок.

13

— У-у-у — горестно 'промычала' Подольская, ковыряясь вилкой в жаренной цветной капусте.

— Чего укаешь? — тут же прокомментировала старушка недовольство девчонки.

Ловко подцепив пальцем маленький кусочек этого странного овоща, женщина смело переправила его из тарелки себе в рот.

— Действительно, гадость какая-то, — сморщившись, согласилась она с Леной. — Давай-ка я тебе лучка репчатого порежу. Это будет куда вкуснее и полезнее.

И не дожидаясь Лениного 'разрешения', старушка начала чистить невесть откуда взявшуюся у неё в руках луковицу.

— Плак, — всплакнула Подольская о своей 'горькой' судьбинушки, да и от рези в глазах.

— Сейчас я тебе редисочку с чесноком ещё натру, и ты у меня вообще выздоровеешь, — пообещала Лене сердобольная старушка, нарезая перед самым её носом лукавицу.

— Ы-ы-ы, — разрыдалась в ответ Лена, которая считала цветную капусту уже чуть ли не самым вкусным овощем на земле.


* * *

И пока несчастная Подольская ревела в три ручья, давясь цветной капустой и отбиваясь от старушкиных попыток подсунуть ей лук, под ветвями огромного дуба не менее несчастный Аристарх обессилено плюхнулся на землю

— Ох! — простонал он, потирая свою ушибленное голову и ощупывая своё опухшее лицо. — Стервы!

— Да ладно тебе, — раздался над головой паладина, миролюбивый 'детский' голосок. — Подумаешь, в рожу ногой заехали. Ты теперь весь день себя жалеть будешь?

Вздрогнув, паладин медленно поднял голову и увидел свою давнюю обидчицу, которая 'угнездилась' на одной из веток дерева.

— Ведьма! — взревев, Аристарх вскочил на ноги и приготовился к битве. — Изыди в преисподнюю!

— Ой, — отмахнулась от него Ю. — Ты чем со мною сражаться-то собрался? Кулаками что ли?

— Их будет достаточно, чтобы избавить этот мир от тебя, — пафосно и излишне самоуверенно заявил Аристарх.

— И что дальше? — неожиданно серьёзно спросила мужчину Ю — Кто тогда тебя с девчонкой лечить будет, когда кочевники вас на куски порубят?

Ловко и без страха спрыгнув с ветки дерева, девчонка заложила руки за спину и, высоко поднимая ноги, замаршировала к замершему Аристарху.

— Прославленный паладин, — сказала она, сделав первый шаг. — Наставник юных паладинов, — ещё один шаг был сделан к Аристарху. — Глава ордена паладинов, — сделав третий шаг, девчонка остановилась и склонила на бок голову. — Сейчас стоит передо мной и угрожает мне кулаками, — закончила она свою фразу. — А где же твоя сила, паладин? Где тот Свет, которым ты можешь просто испепелить меня?

— Ты его недостойна! — всё с тем же пафосом заявил Аристарх

— Ой ли? — усомнилась в этом утверждении Ю, которая уже откровенно ухмылялась мужчине. — А может всё намного проще? Это ты считаешь себя недойным Света, чтобы пользоваться его силой.

— Ты лжёшь ведьма! — с излишней поспешностью заявил Аристарх. — Сила Света всегда со мною, где бы я не был.

— Сила-то с тобою, — согласилась с паладином Ю. — Она никуда не делась и не исчезла. Но вот ты почему-то её не используешь. Мало того, ты сам, вполне осознано, отворачиваешься от этой силы, рассчитывая только на свои кулаки, доспехи и меч. Ответь мне честно, — ты решил не возвращаться из этого 'похода'? Ты собрался умереть в бою с кочевниками, до последнего вздоха защищая своим мечом свою страну и жизнь ребёнка.


* * *

Похоже, что-то промелькнуло на лице Аристарха, так как девчонка хлопнула в ладоши и весело засмеялась.

— Как мило! — сквозь смех воскликнула она. — Передо мной и в самом деле воин, который усомнился в своих силах, и решил умереть в сражении. А я-то думала, что подобные тебе дураки давно уж вымерли, как мамонты.

Помрачнев, Аристарх разжал кулаки и повернулся спиной к девчонке, твёрдо намереваясь уйти. Однако не успел он сделать шага, как перед ним появилась Мейли.

— Если честно, мне плевать на тебя, — раздался за спиной Аристарха старческий скрипучий голос. — Ты можешь обманывать сам себя сколь угодно долго. Но факт в том, что умрёшь ли ты в бою, или разобьёшь свою дурную голову об это дерево, это ничего не изменит. Твоя смерть не спасёт девчонку и не остановит кочевников. Твоя смерть не остановит инквизицию, которая и дальше будет свирепствовать в вашей стране, подобно чуме. И уж тем более, твоя смерть никак не возвеличит твою страну.

А вот твои ученики лишатся хорошего наставника и, скорее всего, превратятся в обычных разбойников и мародёров (вряд ли Носфератов сделает из них что-то более достойное). Твой орден будет 'обезглавлен' перед своею самой решающей битвой (и инквизиция сожжет не только всех тех, кого ты был обязан вести за собою в бой, но и их семьи). А на троне, будет и дальше сидеть император, который прикрываясь твоим Светом, заживо сжигает безвинных людей и при помощи демонов убивает детей. Я уж не говорю о всяких 'демонологах', которые, как саранча, уже сейчас губят всё, что ты так бережено взращивал все эти годы. Но коль уж ты решил, что твоя смерть важнее всего этого, то и умри сейчас. Мне надоело тратить на тебя своё время.

Сильным ударом ногой в живот, Мейли заставила Аристарха скрючится. Через мгновение девушка подпрыгнула вверх и, резко вытянув в прыжке свою ногу, заехала скрюченному Аристарху под челюсть.

Массивная челюсть Аристарха выдержала столь жёсткую встречу с ногою девушки. Однако, сам Аристарх пережить этот удар без последствий не смог. Взмыв в воздух, он сделал в воздухе сальто и обессилено шмякнулся на землю.

— Ничтожество, — с презрением прокомментировала поражение мужчины Ю. — Ничтожество и эгоист. Жизнь девочки, жизни его учеников, жизни его братьев по оружию, жизни миллионов людей живущих в этой стране зависят от него и нуждаются в его защите. А он решил предаться своим сомнениям и тихо умереть в забытом всеми богами краю. Ты и в самом деле считаешь, что твои сомнения в том: 'Достоин ли ты той силы, что была тебе дадена Светом' ценнее жизней всех этих людей? Или ты и в самом деле хочешь предать всех в трудную минуту и тихо сбежать в небытие? Таково твоё представление о воинской чести и долге?

Дождавшись когда Ю закончит свою 'пламенную' речь, Мейли занесла свою ногу над Аристархом.

— Умри и смотри с небес на то, как из-за твоих сомнений вскоре умрут все, кого ты был обязан защищать, и как будет разрушено всё, за что ты сражался, — проскрежетала прощальные слова 'ведьма', перед тем как, Мейли опустила на голову паладина ногу.


* * *

— Так, — отложив вилку и с сожалением посмотрев на недоеденный завтрак, Артур сообщил своей 'сотрапезнице' две пренеприятнейших новости. — Нашу девчонку снова кто-то пытает, а 'бабушку Ю' и Мейли кто-то упорно пытается убить. Кому будем помогать вначале?

Замявшись с ответом, Катрина растерянно оглядела стол и предложила Артуру третий вариант.

— Может быть, попьём чаю?

— Давай, — даже не задумываясь, согласился с этим предложением Артур. — Только на улице.

Улыбнувшись, девушка стремглав побежала за чайником и конфетами.


* * *

— Ну, давай же, внученька, — уговаривала старушка, Подольскую поднося к её рту ложку натёртого редиса с чесноком. — Слушайся бабушку и не капризничай!

— Я не хочу, — упрямо заявила Лена, которой было неудобно и нагрубить хозяйке этого дома, но и есть редис категорически не хотелось. — Я уже наелась.

— Ешь, говорю! — приказала старушка. — Не хватало, чтобы по деревне слух прошёл, что я свою внучку голодом заморила. Ты себя хоть в зеркало-то видела? Одна кожа, да кости. Открывай рот!

'Но я не ваша 'внучка'!' — хотела было возразить Лена, однако в её раскрывшемся рту тут же оказалась редиска с чесноком.

— Ум! — со слезами на глазах девчонка проглотила 'угощение'.

— Ну вот, — успокоилась старушка. — А теперь ещё ложечку.


* * *

— Тебе не стыдно бить бабушку?! — воскликнула Ю, ловко увернувшись от удара разгневанного мужчины.

— Изыди в ад, ведьма!!! — прокричал Аристарх, тело которого было окружено сияющей аурой мягкого солнечного света. — Пошла вон, тварь!!!

Второе восклицание было обращено к изрядно потрёпанной Мейли, которая попыталась атаковать мужчину со спины. Но Аристарх даже не обернулся, а просто отбросил от себя девушку небрежным взмахом руки.

— Давай всё обсудим! Я не хотела тебя убивать, — зачастила Ю, проследив за полётом Мейли и увернувшись от кулака Аристарха. — 'Бабушка Ю' просто так 'шутит'.

— Шутит?!! — взревел разъярённый мужчина. — Так я тоже умею шутить! Во имя Света!!!

— Уй-й-й!!! — вскрикнула от боли 'бабушка Ю', утонув в солнечном сиянии.


* * *

Лёгкий щелчок по макушке, заставил Артура обернуться и улыбнуться, своей первой 'гостье'.

— И что ты тут делаешь? — поинтересовалась у него Сачи.

— Пью чай и разговариваю с Катриной, — пожав плечами, честно ответил 'гостье' Артур. — Кстати, не хочешь к нам присоединиться?

— А разве мы не должны сейчас спасать девочку? — резонно уточнила Сачи. — Или вы не видели сообщения?

— Она как-нибудь выживет, — отмахнулся от этой проблемы 'парень', отметив между делом, что вторую часть сообщения о китаянках, Сачи просто проигнорировала. — Я сейчас размышляю над куда более важной проблемой. Как ты думаешь, какой цвет Катрине подошёл бы лучше всего? Красный или чёрный? А может быть, синий?

Ничего не понимая, но уже привыкнув к необычным 'закидонам' Артура, Сачи осторожно присела на предложенный ей стул и внимательно взглянула на погрустневшую Катрину.

— Похоже, я вам помешала, — догадалась она. — Простите.

— Ничего страшного, — поспешил успокоить девушку Артур. — Мы всё равно ждали гостей. Так что не стесняйся, наливай себе чаю и...

— Артур!!! — раздался за спиной вздрогнувшей Сачи рык разъярённого мужчины. — Что вы творите?! Мы же с вами договорились!! Зачем вы украли из дворца Рудину?!

— ... И да начнётся в колхозе утро, — закончил свою фразу парень, перед тем как строго обратиться к 'незваному гостю'. — Садитесь пить чай, уважаемый 'советник', и не пугайте своими криками девушек.

— Какого чёрта!!! — воскликнул за спиной 'советника' какой-то вояка в самурайских доспехах. — Мою жену убивают, а вы тут чай пьёте?!! Вы в своём уме?!

— И вам доброго утра старший полковник Хун, — со вздохом поздоровался с ещё одним гостем Артур. — Вам чай или кофе?

— Ас-салям, — кратко поздоровался со всеми разом незнакомый Артуру бородатенький старичок в каком-то странном чёрном 'халате' и в столь же чёрном тюрбане. — Зачем ваша жена, уважаемый Хун, выкрала нашего принца?

— Она, кажется, говорила, что подыскивает себе мужа 'помоложе', — тут же нашёлся с ответом Артур, пока все остальные удивлённо хлопали глазами с раскрытыми ртами. — Ваш принц, красивый юноша?


* * *

Первым опомнился 'советник'. Хохотнув, мужчина, указал на свободные стулья.

— Тут один лишний, — озвучил он очевидную вещь. — Кого-то ещё ждёте, Артур?

— Узкоглазые твари!! — вместо ответа парня, раздался гневный возглас ничего не видящей вокруг себя Мойры. — Превратили мой замок в какой-то аттракцион. Немедленно сделай что-нибудь с...

Замолчав, девушка испуганно прикусила губу и попятилась назад.

— Что там насчёт 'тварей'? — с угрозой в голосе, переспросил у неё Хун.

14

Три пары лошадей мчали по ухабистой просёлочной дороге золочённую карету. Лошади были взмылены, и было видно, что они тянули карету из последних сил. Однако, возница продолжал нещадно подгонять их кнутом.


* * *

— Удивительно, — после долгого молчания, наконец-то заговорила пассажирка кареты. — Почти не трясёт. Хотя ведь ясно, что после весенней распутицы, эта дорога должна быть далеко не в лучшем состоянии. А ещё эти странные дорожные указатели. И когда их только успели установить?

Замолчав, пассажирка покосилась на хмурую девчонку, сидящую напротив неё.

— Хватит думать о том, что ты не в силах изменить, — строго сказала девчонке женщина. — Ты не сможешь побежать быстрее кареты, а сама карета не поедет быстрее, если ты выйдешь и начнёшь её толкать. Сейчас у тебя есть время и повод подумать о том, что ты можешь сделать не только для своей матери, но и для своего отца.

— А что я могу для него сделать? — тихо спросила девчонка, стараясь не смотреть на женщину и её служанку, которая всюду таскалась за своей хозяйкой. — Мечта моего отца сбылась, и он стал императором. Так что теперь ему плевать на меня и мою мать. Я от него только и слышу: 'Я занят государственными делами. Это необходимая жертва во имя государства'. Да любая выгребная яма намного лучше того 'государства', ради которого у меня отняли мать.

— Твой отец не император, а марионетка, — о чём-то задумавшись, поправила женщина девчонку. — И ему никто не даст править этой страной. Также, как не дали править моему покойному мужу.

О чём-то вспомнив, женщина горько улыбнулась.

— Из воспоминаний той, в чьём теле я сейчас живу, я знаю, что мой покойный муж был неплохим человеком. Он любил, мечтал и пытался изменить эту страну к лучшему. И даже когда я заняла место его покойной супруги, он не зациклился на ненависти ко мне, а продолжал работать.

Возможно, если бы нас оставили в покое, то я бы смогла найти с ним общий язык. В конечном итоге, мне не нужна была его супружеская верность и уж тем более, я бы никогда не потребовала от него исполнения супружеского долга. Я бы просто помогла ему править этой огромной страной так же, как сейчас помогаю это делать твоему отцу. Но проблема в том, что этой страной давно уже правит 'советник', который весьма часто называет наш мир, — 'всего лишь' игрой. И кто знает, какая роль отведена нам в этой 'игре'.

Тяжело вздохнув, женщина отвлеклась от своих размышлений и задала девчонке пару вопросов.

— Мне говорили, что 'советник' угрожал тебе? Почему ты не рассказала об этом Ярославу?

В ответ девчонка лишь пожала плечами.

— 'Советник' сказал мне, что 'фантазии' капризного ребёнка ничего не стоят супротив слов взрослого человека, — едва слышно буркнула она себе под нос.

— И ты всерьёз побоялась предстать пред своим отцом в образе 'капризного ребёнка'? — хмыкнула женщина. — А ты не подумала о том, что я бы могла подтвердить твои слова в отношении угроз 'советника'? Ведь из-за того, что я умею читать мысли, никто не может мне лгать. И твой отец мне доверяет. Так что твой рассказ о 'советнике' тут же перерос бы из фантазий 'капризного ребёнка' в полноценное обвинение.

Загоревшись идеей избавиться от 'советника', девчонка радостно взглянула на женщину.

— Теперь уже поздно, — тут же поспешила разбить эту надежду императрица. — После нашего совместного побега из дворца, мои слова в твою защиту уже ничего не стоят.

— Но ты можешь прочитать мысли советника, — не пожелала расставаться с только что обретённой надеждой девчонка. — И рассказать моему отцу не только о том, что он угрожал мне, но и о заговоре. Ты ведь к этому ведёшь разговор? Ты считаешь, что советник скоро убьёт моего отца?

— Я не могу прочитать мысли 'советника', — призналась императрица. — Этот человек использует какую-то непонятную мне магию, через которую я никак не могу пробиться. А когда он мне это 'позволяет' сделать, то это значит, что: либо он сам хочет мне что-то сказать, либо, в очередной раз, он решил поиздеваться надо мной. И, в этом случае, я не 'услышу' в его голове ничего, кроме похабного анекдота или слишком сложных математических формул.

— А те 'демоны', к которым мы едем, — спросила у женщины Рудина. — Ты можешь прочитать их мысли? Почему ты уверена, что они помогут мне, если они служат той дуре?

— С ними тоже не всё просто, — вспомнив о предупреждении Сачи, женщина заметно побледнела. — Но мне кажется, что они единственные кто может пойти против 'советника'. К тому же, среди них есть те, кого наш 'советник' очень сильно боится. Ведь то, что я не могу прочесть его мысли, ещё не означает, что я не могу почувствовать его страх. И когда в тронном зале речь зашла об этих демонах, я почувствовала, как он испугался. Я отчётливо увидела в его глазах страх и беспокойство.

Да и в любом случае, просить о помощи нам больше некого. Всё, что есть в этой стране, уже принадлежит 'советнику'. Даже эта карета принадлежит ему. Так же как и эта дорога, по которой мы едим.

Помнишь, я удивилась, что карету почти не трясёт? Она сделана по чертежам, которые предоставил советник. И помимо странных надувных колёс, под её днищем установлена не менее странная конструкция, которую советник называет 'рессорами'. А ещё ты не замечаешь дорожные указатели , которые мы иногда проезжаем. Они вкопаны также по указу этого человека. Практически, 'советник' уже долгое время правит этой страной в одиночку. И я была очень удивлена, когда на освободившийся трон, он предложил кандидатуру твоего отца, а не себя любимого.

— Но на 'советника' можно пожаловаться инквизиции, — нашла решение 'проблемы' девчонка. — Ведь все во дворце видели, как он пил чай с демоном.

— Ты забыла одну очень важную вещь девочка, — покровительственно улыбнулась Рудиной императрица. — А с чьей помощью верховный палач занял должность верховного инквизитора? Мало того, я боюсь того, что смена 'верховного инквизитора' всего лишь вершина огромного айсберга, в который скоро всех нас погубит.

Задумавшись над тем, стоит ли дальше продолжать разговор с сидящей напротив неё девчонкой, императрица всё же решила озвучить свои подозрения.

— Новый верховный инквизитор занимает свою должность только благодаря 'советнику'. И я не вижу никакой логики в желании 'советника' сместить своего 'протеже' с той должности, на которую он же его и назначил. Единственное, что мне пришло на ум, он хочет стравить твоего отца и инквизицию. Затем, 'советник' дождётся когда они либо перебьют друг-друга, либо заметно ослабеют, и явится перед народом в образе спасителя и примирителя. Ведь к тому времени, уставшие от гражданской войны люди будут рады любому императору, который сможет принести мир этой стране. И людям будут абсолютно не важны ответы на вопросы: 'Кто этот человек и откуда он пришёл?'. Гражданские войны всегда возвеличивают проходимцев. Порою, мне кажется, что эти войны только для того и затеваются.

А те люди, которые могу помешать планам нашего 'советника', уже либо сидят в тюрьме, либо скоро отправиться на смертельное задание, с которого, по всей видимости, они уже никогда не вернутся.

— Ты говорила об этом с моим отцом? — серьёзным тоном спросила у императрицы Рудина.

— Я говорю об этом с тобой, — также серьёзно ответила женщина. — 'Советник' быстро всё поймёт, если твой отец начнёт интриговать против него. Но если против него выступят две 'капризные дуры', которые не видят ничего дальше собственного носа, то у нас появится шанс на победу.


* * *

— Ох! — стонал синюшный утопленник, с черепашьей скоростью перекапывая землю в огороде матери Некрофилова.

— Хороший 'агрегат', — прокомментировал стоны утопленника Вернер, примериваясь к покосившемуся забору. — Есть не просит, бензина не требует, единственный недостаток, — работу делает медленно.

— А ещё, если потеряешь над ним контроль, то он тебе враз горло перегрызёт, — подметил нахмурившийся Некрофилов. — Я так пару своих ассистентов уже потерял. Один хотел создать армию мертвецов, но потерял контроль на десятом покойнике, а второй захотел стать сильнейшим личём, да только вот забыл, что самоубийцы сами себя не воскрешают.

Вздохнув, некромант безнадёжно махнул рукой.

— Который год пытаюсь найти себе толкового заместителя и который год теряю очередного идиота.

— Так ты бы из студентов кого-нибудь выбрал, — посоветовал ему Веренер, отдирая сгнившую штакетину.

— Молодые они ещё, — поморщился некромант. — Знания есть, а вот ума как правильно применять эти знания, ещё не нажили. Поэтому к каждому моему выпускнику обязательно прикрепляют паладина или инквизитора, дабы вдалбливать ему этот 'ум', уже за стенами Академии.

— Это правильно, — одобрил такую методику 'контроля' Вернер. — У меня, в строительной в бригаде, тоже были старшие мастеровые, которые молодых материли и по шее били, когда маты уже не помогали. А вот толковых мастеровых, я тоже очень долго искал.

Посмотрев на заросшее бурьяном строение, бородач тихо поинтересовался:

— Сарай отстраивать будем?

— Нет, — подумав, ответил некромант. — Если бы мать хотела, она бы давно наняла мужиков и либо отстроила его заново, либо снесла. Так что пусть всё остаётся так, как есть.

— Ты лучше у неё всё же спроси, — дал ему очередной совет Вернер.— Вдруг она захочет что-нибудь с этой развалиной сделать.

— Потом, — нехотя ответил некромант и почему-то поспешно перевёл разговор на другую тему. — Ты не собираешься помогать своим друзьям?

Посмотрев в сторону маленькой рощи, из которой били во все стороны солнечные лучи, Вернер лишь сплюнул и продолжил отдирать сгнившие штакетины.

— Таких 'друзей' и врагам не пожелаешь, — буркнул он себе под нос. — Давно было пора им по шеям надавать.

Не желая вмешиваться во взаимоотношения 'непонятных демонов' и твёрдо веря в победу Аристарха, некромант лишь равнодушно пожал плечами.


* * *

— Ох!!! — неожиданно раздался жалобный девичий стон.

Отвлёкшись от ремонта забора, мужчины недоумённо посмотрели на выбежавшую из дома Подольскую. Скрючившись в три погибели и прижимая руки к животу, та стремглав побежала к маленькому 'скворечнику'.

— Опять мать чем-то перекормила, — со знанием дела прокомментировал 'забег' Подольской некромант. — Я, в детстве, тоже часто так бегал.

— Ты помнишь своё детство? — с непонятным удивлением спросил его Вернер.

— Не всё, — задумавшись, признался некромант. — Урывками. Что-то запомнилось так, словно это было буквально вчера, а что-то я вообще не могу вспомнить. Но это ведь у всех так. Разве нет?

— Ну-у, — замялся с ответом бородач. — Подай-ка лопату лучше. Придётся этот столб подкопать.


* * *

— Ох!!! — раздался новый девичий стон.

Чумазая и дымящаяся 'девочка Ю', пыталась перелезть через проделанную в заборе дыру.

— Меня тут не было, — предупредила она мужчин. — И только пробуйте сказать этому 'лысому светильнику', куда я пошла, — враз горб выправлю и бородёнку выщиплю.

— Там занято, — вместо ответа на угрозы поспешил предупредить девчонку некромант, видя как та направилась в 'оккупированный' Подольской туалет.

Но, проигнорировав предупреждение некроманта, Ю дёрнула за дверную ручку.

15

— Т-с-с, — зашипела ютящиеся в туалете Подольская, прижимаясь к стене.

— Ш-ш-ш, — так же ответила ей Ю, заперев за собой дверь и прижавшись к противоположной стене.

— У! У-у-у-у, у, у, — раздалось чьё-то уканье из скрученного ковра, который и занимал основную часть туалета.

— Тс-с-с! Ш-ш-ш!! — зашипели на ковёр обе девчонки.

После чего они посмотрели друг на друга и весело улыбнулись.

— От кого прячешься? — первой поинтересовалась Ю.

— От старушки, — шёпотом ответила Подольская. — Меня от её редиски едва не вырвало. А ты от кого?

— От Аристарха, — так же шёпотом ответила Ю — Совсем шуток не понимает. Посмотри, что сделал.

С этими словами Ю поднесла к носу Подольской рукав всё ещё дымящейся кофты.

— Фу-у! — забывшись, выкрикнула Подольская, зажимая нос.

— Тихо! — напомнила ей о 'конспирации' Ю, после чего продолжила жаловаться на паладина, — Последняя красивая вещь была, и ту сжёг. Теперь придётся у Артура новую одежду клянчить.

— Так ты тоже демон? — удивилась Подольская.

— Да какой я тебе демон, — искренне обиделась Ю. — Я у Артура лекаркой работаю. Раны и ссадины лечу. За тобой, вот, приглядывала, пока ты спала.

Вспомнив страшную сцену своего пробуждения, Лена наконец-то узнала голос своей собеседницы, и, съежившись, вжалась в туалетную стену.

— Вспомнила меня? — проскрежетала старческим голосом стоявшая перед Леной 'ровесница', после чего она вновь заговорила голосом ребёнка. — Это я так своих врагов пугаю. Люди не ожидают, что перед ними старуха появится. Пугаются, теряются и убегают. А если не пугаются, то приходится убегать мне.

Горестно вздохнув, Ю сделала страшное признание.

— Другого оружия, кроме этой иллюзии, у меня ведь нет. Я же лекарь, а не воин. И как только Аристарх узнал об этом, так и начал за мной гоняться. Ведьмой обзывает, сжечь грозиться. А за что? За то, что я его от ран вылечила? Козёл неблагодарный.

С этими словами надувшая губки Ю громко всхлипнула и утёрла грязным рукавом скатившуюся слезинку.

— Вечно все меня хотят обидеть. Там лисица Сачи надо мной издевается. А я даже Артуру на неё пожаловаться не могу. Она ведь красивая, сильная, богатая, в замке живёт, а я сиротинушка. Прибилась к Артуру, лишь бы с голоду не умереть. С тех пор и терплю молча все её издевательства. А как в этот мир попала, так на меня Аристарх начал кидаться. Нашёл для себя 'нечисть' по силам.

Вся эта реплика Ю сопровождалась громкими всхлипами, соплями и размазыванием грязи по лицу. Пожалуй, Лена впервые оказалась в ситуации, когда плачет не она, а кто-то другой. А потому, растерявшаяся девчонка даже не стала обращать на несуразицы в рассказе Ю. Например, она напрочь забыла о том, что Аристарха у её кровати избили до крови. Вместо этого, она почему-то вспомнила свою первую встречу с Сачи, когда та была ещё в образе лисицы.

'Красивая, сильная, богатая, в замке живёт', — с ненавистью подумала о ней девчонка, приписывая образу Сачи, черты Рудиной.

Что же касается Ю, то в очередной раз утеревшись грязным рукавом, она украдкой взглянула на Лену и улыбнулась. После чего, желая закрепить свою победу, Ю сделала Подольской весьма неожиданное предложение.

— А давай вместе у Артура для себя одежду попросим! — забыв о своих слезах и горестях, неожиданно радостно воскликнула Ю. — Меня одну к Артуру Сачи не пустит. Опять будет издеваться. Но если мы к нему вместе подойдем. То он обязательно нас выслушает.

— М-м-м, — только лишь промычала в ответ вконец растерявшаяся Лена.

— Ну, пожалуйста, — тут же начала клянчить у неё Ю. — Помоги мне хотя бы какую-нибудь обносочку выпросить. Пусть эта Сачи позеленеет от злости. Может и тебе какая-нибудь красивая вещь перепадёт.

— Ладно, — выдохнув, согласилась Подольская, искренне желая навредить если не лично Рудиной, то хотя бы существу, похожему на неё.

— У! — прокомментировал согласие Лены ковёр, о котором все давно и успешно забыли


* * *

— Где эта ведьма?!!! — орал в сиянии солнечного света, вернувший себе силы, Аристарх. — Говори бородатый недомерок!! Иначе я и тебя сожгу.

— Тогда держи, — невозмутимо ответил паладину Вернер, протягивая ему лопату.

— Это мне ещё зачем? — возмутился Аристарх, искренне не понимая смысла столь странного жеста.

— Ну, ты же меня 'сжечь' собрался, а хозяйке этого дома нужно забор выправить, — всё с той же невозмутимостью пояснил ему Вернер. — Так что держи лопату и копай за меня.

— Э-э-э, — смутился Аристарх, осознав, что копать, — это не кулаками махать. Да и вообще, 'черновая работа', — это самое подходящее занятие для демонов и их слуг. Почесав макушку и ещё раз посмотрев на протянутую ему лопату, паладин беспомощно уставился на стоявшего рядом с Вернером горбуна.

— А что ты на меня смотришь? — возмутился горбун. — Я вообще без понятия, как с этим забором управиться. Так что его будет чинить либо он, либо ты.

— Да ну вас всех к лешему! — признал своё 'поражение' Аристарх. — Ведьму не видели?

— Какую? — поинтересовался у него горбун, порядком подуставший от тупости и хамства Аристарха. — Ты и мою мать называл 'ведьмой'.

— Я обознался, — попытался оправдаться паладин.

— Но не извинился, — подметил горбун, внимательно посмотрев куда-то за спину 'сияющего здоровяка'.

— Извинюсь! — пообещал Аристарх. — Как только расправлюсь с лекаркой, встану на колени перед твоей матерью и извинюсь.

— Эдак, я так и никогда не дождусь никаких извинений, — раздался за спиной паладина, голос матери горбуна. — Вчера за мной гонялся, сегодня за 'лекаркой', завтра ещё за кем-нибудь погонишься. А извиняться перед всеми мой сын за тебя будет? Живо прекратил людей пугать и начинай передо мной извиняться, чёрт лысый!


* * *

— Ух! — облегчённо вздохнула Ю, наблюдая через щёлку в туалете за тем, как Аристарх встаёт на колени перед матерью Некрофилова. — Кажется, пронесло. Сейчас он перед старушкой извиниться. Она его простит и твою редиску ему скормит. А Аристарху будет неудобно отказаться и он этой редиской отравится.

— Ыгы, — недоверчиво хмыкнула Лена, так же наблюдая за тем, как Аристарх приносит перед старушкой свои извинения. — Такой бугай редиску вместе с тарелкой съест и не подавится.

— У! — поддакнул Лене 'ковёр'.

— Да тихо ты! — шикнула на 'ковёр' Ю и заехала по нему локтём.

— Ой-й! — совсем уж по человечески отозвался ковёр.

— А кто там? — наконец-то проявила интерес к ковру и Лена. Справедливо рассудив, что сами по себе ковры разговаривать не могут.

— Да почём мне знать, — равнодушно отмахнулась от ковра Ю. — Наверняка, некромант очередного покойника оживил.

— А может там живой человек? — засомневалась Лена.

— Может и человек, — с лёгкостью согласилась с девчонкой Ю. — Да только я человеческих слов что-то не слышу. Да и какой смысл живого человека в ковёр заворачивать? Нет, наверняка некромант своего нового покойника в этот ковёр завернул и от своей матери спрятал. Ты бы слышала, как она на него вчера ругалась, когда он утопленника в дом привёл.

Поразмыслив над словами Ю, Лена вынуждена была с ней согласиться. Вряд ли Некрофилов или Аристарх стали бы заворачивать в ковёр живого человека. Да и то, что старушка не одобряла 'увлечение' сына, девчонка уже успела понять. К тому же, вся Академия знала, что Некрофилов просто не может спокойно пройти мимо неоживлённого трупа.

— Давай его перетащим, — тем временем предложила Лене Ю. — Я тут неподалёку овражек видела. Скинем ковёр туда. Сам мертвяк из этого оврага не выберется. А некромант нам за это только спасибо скажет. Ведь рано или поздно, но сюда обязательно зайдёт и его мать. Представляешь, что будет, когда она тут 'это' увидит? А если она ещё и ковёр развернёт, а покойник на неё накинется?

— Давай, — немного подумав, вновь согласилась с 'лекаркой' Лена.


* * *

'Охая и ойкая', две девчонки волокли ковёр к ближайшему оврагу. 'Укая и ыкая', ковёр, по мере своих скудных сил и возможностей, пытался оказать этим девчонкам сопротивление. Громко чавкая и нахваливая старушкину редиску, успокоившийся Аристарх с интересом наблюдал за девчонками и ковром. А старушка была искренне рада тому, что нашла благодарного едока. Улыбаясь и нахваливая аппетит Аристарха, она 'стахановскими темпами' 'настрогала' уже целую кастрюлю какого-то мудрёного салата из редьки, репы свеклы, капусты, моркови и бог знает ещё каких овощей. А где-то, в самом конце огромного огорода, под дружное: 'Э-э-эх!' Вернер и Некрофилов пытались вырвать из земли подгнивший деревянный столб.

— Лепота! — восхитился такой размеренностью сельской жизни появившийся Артур.


* * *

— Они превратили мой замок в какой-то проходной двор! — зажужжала Мойра под ухом Артура, появившись следом за ним. — Ходят в эту комнату целыми толпами! Тыкают на меня пальцами, пытаются облапать...

— Тпр-ру!! — перебил Мойру возница, остановив золочённую карету перед самым носом Артура.

— Верни мою маму!!! — выкрикнула Рудина, выпрыгнув из кареты и отдавив Артуру ноги.

— Нам нужно очень серьёзно с вами поговорить, — не обращая на сдавленный возглас Артура потребовала у него аудиенции женщина, сидящая в карете.

— Вы нашли нашего принца, Артур? — тут же поинтересовался у парня, неизвестно откуда взявшийся, старичок в чёрной чалме.

— Немедленно полезайте в карету принцесса и отправляйтесь обратно во дворец! — строго потребовал от Рудиной 'советник', появившийся вслед за старичком. — А с вами, Ваше Величество, мне нужно и в самом деле очень серьёзно поговорить! Немедленно выходите из кареты.

— Не указывайте, что мне следует делать, 'советник'! — возмутилась императрица.

— Я приехала к нему, — так же упрямо заявила Рудина, топнув ногой.

— Ой-й-й! — воскликнул Артур, которому девчонка в очередной раз отдавила ногу.

И почти тут же, вслед за возгласом Артура, последовала звонкая пощёчина, заставившая всех ошеломлённо замолчать.


* * *

— У-у-у! — прокомментировала приезд кареты 'лекарка Ю'. — И принесла же их нелёгкая.

— Кого 'принесла'? — не поняла Подольская, которая всецело была поглощена борьбою с 'брыкающимся' ковром.

— Да всех, кого не лень, — раздражённо ответила Ю. — Нужно срочно от мертвяка избавляться, пока на нас никто внимания не обратил.

— А куда его деть? — в очередной раз поинтересовалась Подольская, озираясь по сторонам. — До оврага ещё далеко.

— К колодцу тащи, — дала ей команду Ю.

— У! У, у! — ещё более отчаянно 'запротестовал' брыкающийся ковёр.

— Живее, — поторопила растерявшуюся Подольскую Ю.

16

Пощёчина, которую отвесили Рудиной, заставила растеряться и Артура. Хотя парень и ожидал чего-то подобного. Терпение могло лопнуть у 'советника'. Вызвериться на девчонке могла Мойра, у которой сегодня было очень скверное настроение. В конце-концов, Рудину могла втянуть в карету и сама императрица. Артуру оставалась только дождаться, кто будет первым и дальше действовать по обстоятельствам. Он мог вступиться за девчонку, будь это Мойра или 'советник' или помочь императрице. Однако, обстоятельства сложились так, что 'воспитанием' Рудиной занялась Сачи.

Смерив девчонку надменным взглядом, она демонстративно развернулась к ней спиной и нарочито громко обратилась к Артуру.

— Пустая трата времени. Чтобы выполнить её просьбу, мы будем вынуждены потратить своё время, нервы, возможно, нам даже придётся кем-то пожертвовать. А что мы получим взамен? У этой дуры нет ничего. Даже её жизнь не принадлежит ей.

— Я принцесса!! — со злостью выкрикнула пришедшая в себя Рудина.

— На колени! — едва повернув голову, приказала ей Сачи, и побледневшая девчонка тут же ухнулась на колени.

Презрительно хмыкнув, Сачи обратилась к Мойре.

— Может быть ты скажешь нам, что может дать нам такого ценного эта 'принцесса'?

— Сказать? — переспросила её Мойра, которой явно не понравился надменный тон Сачи. — Ты хочешь, чтобы я отчитывалась перед тобой?! Да кем ты себя возомнила, азиат...?!

— Замолчи! — грубо перебил Мойру Артур. — Ещё одно слово, и ты будешь экскурсоводом в своём замке работать.

— Спасибо, — со всё столь же надменным тоном поблагодарила парня Сачи, при этом неожиданно ласково улыбнувшись ему.


* * *

— Э-э, — подал голос 'советник'. — Прошу прощения за то, что ввязываюсь в ваши 'семейные' дрязги, Артур. Но девочке срочно нужно возвращаться во дворец. Не могли бы вы, госпожа Ёсикава, приказать ей вернуться в карету.

— А ещё не забудьте о нашем принце, — на полном 'автомате' напомнил о 'первоочередной задаче' местный 'Старик Хоттабыч'.

Сощурив глаза и перебирая чётки, этот старичок не сводил взгляд с Рудиной. И у Артура создавалось такое впечатление, что какой-то там 'принц' этому старику и даром был не нужен. Возможно, он Ю ещё и спасибо сказал за то, что та избавила его от этой 'обузы'. А вот за Рудину старичок явно собирался сражаться. И его абсолютно не волновал тот факт, что две девчонки на три государства поделить никак нельзя.

'Значит, всё же с тестированием этого виртуального мира что-то пошло не так, — мысленно сделал вывод Артур. — Раньше они на девчонок максимум, — косо смотрели. А сейчас готовы вцепиться за них, словно утопающие за соломинку. И, конечно же, все хотят иметь влияние на ту из девчонок, с которой 'нянчилась' Мойра. Интересно, а сколько ещё принцев 'затеряется' на территории Империи?'

Похоже, причины странного поведения старичка разгадала и Сачи.

— Мне кажется, что он вам не так уж и нужен, — лукаво подметила она, имея ввиду конечно же принца. — Может быть вы заберёте вместо принца, эту принцессу?

— Я бы с удовольствием обсудил этот вопрос, — тут же ухватился за предложенную идею старичок.

— Нечего тут обсуждать! — поспешил отшить его 'советник'. — Забирайте своего принца, и впредь не появляйтесь на территории Империи.

— Так его ведь нет, — хитро сощурившись, подметил очевидный факт старичок. — Так что пока его ищет уважаемый Артур, позвольте мне познакомиться с потенциальной невестой нашего принца.

— Чего?— выпучил глаза 'советник', до которого наконец-то дошёл хитрый план 'безобидного старичка'. — Это Ю вас до такого надоумила? Нет никакой 'потенциальной невесты'. Немедленно выметайтесь с территории Империи!

В ответ старичок лишь хитровато улыбнулся и развёл руками.

— Верните, для начала, нам нашего принца...


* * *

И пока между двумя стариканами разгорался спор насчёт 'потенциальных невест и женихов', Сачи медленно склонилась над Рудиной, которая по-прежнему стояла перед ней на коленях.

— Вот и вся твоя ценность 'принцесса', — тихо прошептала она девчонке. — Когда эти двое договорятся друг с другом, а они обязательно договорятся, ты станешь невестой человека, которого раньше и в глаза не видела. А затем, в лучшем случае, тебя ждёт судьба той женщины, которая сидит сейчас в карете. Ты станешь очередной 'эстафетной палочкой', которая будет переходить от одного мужчине к другому. И никто не сможет изменить твою судьбу, даже эта женщина с серебряными волосами.

Указав на Мойру, Сачи едва слышно прошептала на ухо девчонке.

— Или ты всерьёз думала, что если женщина станет принцессой или богиней, то это что-то изменить в её судьбе? Всерьёз считала, что власть может избавить тебя от одиночества и защитить от предательства? Увы, но я вынуждена тебя разочаровать. А ещё, мне всё-таки интересно, чем же ты готова пожертвовать ради спасения женщины, которую ты называешь своею матерью?


* * *

— И раз! — скомандовала Ю.

— О-ох, — заохали от натуги девчонки, пытаясь приподнять ковёр, а затем сбросить его в колодец.

— У, у, у, — вторил им брыкающийся ковёр.

— Отпускай! — отдала новую команду Ю

— У! — сказал им на прощание ковёр, прежде чем скрыться в глубинах бездонного колодца.

— Бультых! — раздался звук из бездонных колодезных глубин.

— Ух! — хором выдохнули девчонки и, переглянувшись, весело рассмеялись.

— Я Ю, — наконец-то представилась Лене улыбающаяся 'лекарка'.

— Лена, — немного посомневавшись насчёт того, стоит ли раскрывать перед Ю своё настоящее имя, всё же преставилась Подольская.

— Пошли теперь у Артура новую одежду просить, — предложила дальнейший план действий Ю

— Пош... — дала было согласие Лена, как её заглушил истеричный вопль появившегося рядом с ими старичка.


* * *

— Принц!!! — фальцетом завизжал 'Старик Хоттабыч'.

Растолкав стоявших перед ним девчонок, он кинулся к колодцу и, перегнувшись через его край, завизжал ещё громче.

— Принц!!!

— У, бульк, у, бульк, фырк, — раздалось с глубин колодца.

И пока ничего не понимающая Лена хлопала глазами, а старичок, кричал тонущему в колодце 'ковру' что-то на подобии: 'Держитесь! Я вас спасу', Ю вновь отличилась своим 'умом и сообразительностью'. Подбежав к старичку, она ухватилась за его ногу, после чего отдала растерянной Лене команду.

— Хватайся за вторую ногу!! Быстрее!

Совершенно ничего не понимая, но уже проникшись доверием к своей новой 'подруге', Лена без лишних вопросов схватилась за вторую ногу старичка.

— Перекидывай! — отдала 'лекарка' новую команду Лене.

На этот раз, не прилагая каких-либо особых усилий, девчонки в лёгкую отправили 'Хоттабыча' исследовать тёмные глубины колодца.

— Будьте вы прокляты!! — успел выкрикнуть старичок, 'полетев' к своему 'принцу' на помощь.

— Ой! — вскрикнула Лена, поняв, что она натворила.

— Вот гад! — раздалось рядом с Леной обиженное сопение Ю. — Ещё и проклинает. Держи тогда!

С этими словами 'лекарка' скинула в колодец железное ведро, стоявшее рядом с ней. И судя по сдавленному воплю и новым проклятиям старичка, ведро безошибочно попало в цель.

— Пердун старый!! — выкрикнула в ответ на эти проклятия Ю. — Хватит визжать и вспомни наш план! Я и так для тебя слишком многое сделала. 'Поплавай' и ты для меня хотя бы разок.


* * *

— Ох!!! — продолжала охать и стонать Лена, которая оказалась в состоянии шока.

Утопить в колодце мертвяка, для неё было 'шалостью'. Но вот сбросить туда живого человека!!!

Охнув, ещё раз, девчонка развернулась спиною к Ю, которая что-то кричала в колодец, и драпанула с места преступления, не разбирая дороги.

17

Лена не осознавала, что она делает. Она просто хотела убежать, спрятаться, забиться в самый тёмный угол и постараться, чтобы её не нашли. Такое желание возникало у неё всякий раз, как только девчонка понимала, что скоро её накажут. И на вопрос: 'Почему она боялась наказания за свои шалости больше смерти?' — Лена не могла дать ответа. Ей просто надо было убежать как можно дальше, и спрятаться как можно надёжнее. И переждать.

Но вот только что она собиралась 'пережидать', — Лена так же не знала.

Чья-то сильная рука обхватила бегущую девчонку за талию и на миг оторвала её от земли. Взвизгнув от испуга, Лена засучила в воздухе ногами.

— А ну тихо!! — раздалась у самого её уха 'строевая' команда.

Встряхнув разок девчонку в воздухе, словно та была обычной погремушкой или половой тряпкой, гигант опустил её на землю, и уверенным тоном закончил свою фразу.

— Всё в порядке! Я тебя никому в обиду не дам.

Узнав голос Аристарха, Лена уткнулась ему в живот и разрыдалась.

— Я человека убила, — сквозь слёзы призналась она.

Ничего не ответив, Аристарх лишь погладил девчонку по голове.


* * *

— Может, вмешаемся? — неуверенно предложил некромант Вернеру.

— Сами разберутся, — отвлёкшись от работы, бородач внимательно посмотрел в сторону кареты. — Там императрицы, принцессы, советники, Артур со своими девками, что нам-то в этой компании делать?

— Ну, может кого-то стоит подержать, — пояснил некромант. — Или советом помочь.

Посмотрев ещё раз на: разгневанную императрицу, которая, выйдя из кареты, что-то выговаривала прямо в лицо невозмутимому советнику, на Рудину, послушно стоящую рядом с Сачи, и на откровенно зевающего Артура, который всеми силами пытался игнорировать Мойру, что-то 'жужжащую' у него под ухом, — Вернер лишь пожал плечами.

— Как до мордобоя дойдёт, так и поможем, — принял он решение. — А если мы все будем языками 'чесать', то твоя мать так и без забора останется.

Грустно вздохнув, некромант посмотрел на гору штакетника.

— Чего вздыхаешь? — ухмыльнулся Вернер, поняв 'тоску' некроманта. — Тут работы, всего лишь на пару пролётов.

— Вы чего тут делаете, балбесы?! — выкрикнула подбежавшая к ним 'лекарка Ю'. — Там люди в колодце тонут, а вы тут дурью маетесь!

Не дожидаясь реакции мужчин на свои слова, 'лекарка' побежала звать 'на помощь' остальных.

— А вот теперь, можно и помочь, — недовольно буркнул Вернер, проводив взглядом эту не в меру шебутную 'молодую старушку'.


* * *

— Нравится вам это или нет, но я всё ещё правительница этой страны, — кричала на 'советника' женщина. — И не должна отчитываться перед вами всякий раз, как мне захочется выйти из дворца и отправится в 'путешествие'. А вот вы 'советник'...

Что хотела сказать советнику императрица, так и останется загадкой. Во-первых, женщина и сама поняла, что наговорила много лишнего. А во-вторых, её вовремя перебила подбежавшая 'девочка Ю'

— Там старикан в колодец упал! — выкрикнула она, дёрнув 'советника' за рукав.

Поняв, что это сообщение адресовано главным образом к нему, 'советник' одёрнул свою руку и не довольно ответил 'девчонке':

— Пусть сам себя и вытаскивает, — буркнул он, догадавшись, что речь идёт о 'старике Хоттабыче'. — Способность перемещения в пространстве, у вас никто не отнимал.

— Ты это сам ему и скажи, — прокомментировала слова советника Ю. — А то он вцепился в свой ковёр и визжит: 'Принц! Принц!' И не о чём больше не думает.

— Какой ковёр? — всё же заинтересовался советник, подозрительно покосившись на хмыкнувшего Артура.

— Да в него некромант местный своего зомбака завернул и в колодце от матери спрятал. А этот, полоумный старикан, как в колодец заглянул, так и завизжал: 'Принц!'. А затем и сам прыгнул в колодец.

— Прямо вот сам, взял и прыгнул? — уже откровенно улыбаясь, уточнил у 'девчонки' Артур.

— Сам, — не моргнув и глазом, уверенно подтвердила свои слова Ю.

Вздохнув, советник хотел было решить эту проблему 'одним щелчком пальцев', но неожиданно передумал. Взглянув ещё раз на стоявшую перед ним императрицу, он обратился к Артуру.

— Артур, не могли бы вы разобраться с этой проблемой самостоятельно? — то ли попросил, то ли приказал парню 'советник', при этом красноречиво покосившись на Ю. — И заберите с собою это 'недоразумение'. Нам с местной 'правительницей' нужно кое-что обсудить наедине.

— Хам! — обиженно выкрикнула Ю, обращаясь, конечно же, к 'советнику'.

Резко развернувшись спиной к мужчине, она быстрой походкой направилась к колодцу, возле которого уже суетились некромант и Вернер.


* * *

— Мне нужно кое-что обсудить с девочкой, — поспешила объявить Артуру Сачи. Тем самым, давая понять, что на её помощь парень может не рассчитывать.

— Мне тоже нужно кое-что сказать девочке, — тут же объявила и Мойра. — Ой!!

Сильный хлопок по заду, заставил Мойру сделать пару шагов вперёд.

— Ты уже и так наговорила ей много лишнего, — раздался за её спиной голос Артура. — Живо пошла к колодцу!

— Да как...! — 'ты смеешь прикасаться ко мне', хотела было возмутиться Мойра, но толчок в спину уже придал ей ускорение в нужном направлении.


* * *

— Теперь ты сама видишь реальное положение вещей, — едва слышно зашептала Сачи девчонке, стоявшей рядом с ней. — И сама можешь убедиться, какая судьба тебя ждёт, если ты и дальше будешь слушать советы этой женщины. А теперь пойдём, обсудим твою работу в моём замке, 'служанка'.

Не оборачиваясь, Сачи направилась к дому некроманта, на пороге которого одиноко сидела хозяйка с целой кастрюлей салата.

— Во-первых, ты будешь приходить ко мне в замок каждый день, — начала говорить девушка, даже не удосужившись убедиться, последовала ли за ней Рудина, или осталась стоять на месте. — Во-вторых, независимо от той работы, что я тебе поручу, каждый день ты будешь обязана развлекать меня непринуждённой беседой.


* * *

— Вы и в самом деле допустите это? — удивлённо спросила 'советника' императрица, глядя вслед уходящим от них Сачи и Рудиной.

— Я прослежу 'за этим', — уклончиво пообещал мужчина. — Возможно, ничего плохого и не случится, если 'принцесса' решит немного погостить в замке этой девушки.

— То есть вы решили спрятать девочку от меня и от принцев? — догадалась императрица, припомнив возмущение советника от словосочетания 'потенциальная невеста'.

— От вас, от принцев, от её отца, от этой действительности, — не стал отрицать советник. — Рудиной давно пора взглянуть на окружающий её мир немного под другим ракурсом.

— И кто же ей покажет этот, — 'другой ракурс'? — задала свой следующий вопрос женщина

— Я, — кратко и честно ответил ей советник.

18

— Может хватить дурью маяться, и ты сам вылезешь из колодца, — крикнул Артур, плавающему в колодце, 'Хоттабычу'.

— Я не могу! — раздался из колодезных недр голос 'старика Хоттабыча'. — Тут наш 'принц', которого я удерживаю на плаву. Если я выберусь из колодца, то принц утонет.

— Да просто возьмись за этот ковёр покрепче и переместись вместе с ним, — со знанием дела, посоветовал старичку Вернер. — Я уже так делал. Работает.

— А если я перемещусь к вам только вместе с ковром, а принц, который в него завёрнут, так и утонет здесь? — задал резонный вопрос старичок, и не дожидаясь ответа, дал весьма дельный совет. — Хватит корчить из себя умников и вытаскивайте нас.


* * *

— Крепкую верёвку надо и пару сильных рук, — деловито сказал Вернер, которому уже доводилось вытягивать людей из глубокой ямы.

— То есть, я вам тут не нужна? — обрадовано уточнила Ю и уже собралась куда-то идти, как за её спиной раздался пафосный возглас Аристарха.

— Ведьма, лгунья, убийца! Клянусь Светом! Я избавлю этот мир от тебя!!!

— Опять ты со своими угрозами, — равнодушно отмахнулась девчонка от паладина. — Если бы ты хотел меня убить, давно бы убил. Но кто будет тогда всех вас лечить? Может быть она?

С этими словами Ю ткнула пальцем на стоявшую в стороне Мойру, которую всеми силами пытался не замечать некромант.

— Кстати, — продолжила свою речь Ю. — Артур, посмотри, что он сделал с моей одеждой!

— И что? — не понял этого 'намёка' Артур, справедливо полагая, что уж одеждой 'лекарка' может обеспечить себя и самостоятельно.

— Как это, 'что'? — возмутилась 'лекарка'. — Ты хочешь, чтобы я проходила в этом рванье всю оставшуюся жизнь? Или я, так же как и она, обречена теперь в мужских обносках ходить? — с этими словами, Ю ткнула пальцем в Подольскую, которая пряталась за спиной Аристарха. — Ты долго там прятаться будешь? Выходи живее.

Немного поколебавшись, Подольская всё же вышла из-за спины Аристарха и, шмыгнув носом, уткнулась взглядом в землю.

— Ну, посмотри во что мы одеты, — 'заныла' Ю, при этом хитро улыбаясь и косясь на Подольскую. — Неужели тебе нас не жалко?

— То есть это я должен дать вам одежду? — наконец-то понял Артур.

— И верёвку тоже, — напомнил о себе Вернер. — Иначе тот старик так и утонет в колодце с принцем в обнимку.


* * *

Почесав макушку, Артур придумал только один способ достать требуемую одежду для двух 'сироток' и верёвку для 'ворчливого спасателя'. Впрочем, тут и думать особо было не над чем. Все требуемые вещи можно было получить, (а уж тем более перетащить эти вещи на территорию Империи), либо через Ю, либо через Мейли. Артур понятия не имел, через сколько согласований требовалось пройти его просьбе о выдаче мотка верёвки и разрешения перетащить этот моток на территорию Империи. Но парню чётко дали понять, что спорить с глупостью и маразмом бюрократии, — бесполезно.

Так что способ удовлетворить все запросы Ю и Вернера был найден моментально. А вот дальше начинались проблемы.


* * *

Тяжело вздохнув, Артур посмотрел на хитро улыбающуюся Ю. Было понятно, что коль она просит одежду для себя и для сопливой 'сиротки', то обращаться к ней с просьбой выполнить её же просьбу, — полный идиотизм.

С другой стороны, Вернер прекрасно знает, что даже такую простую вещь, как верёвку, нужно просить у Мейли. И раз он обратился с этой просьбой к Артуру, то получается, что Мейли ему либо отказала, либо дала чёткое указание, у кого следует просить эту вещь.

'И вот стою я, как дурак неприкаянный, средь чиста поля, — мысленно пожалел себя парень. — И хоть в этом колодце топись, но должен я достань из воздуха одежду и верёвку. Впрочем, верёвку можно достать либо в доме матери некроманта, либо в деревне. Но где я достану этим 'дурёхам' одежду? Не ходить же мне по деревне с протянутой рукой, выпрашивая рваные обноски? Или Ю хочет, чтобы я обратился за помощью к 'советнику'? Ведь это самый простой и очевидный выход из создавшейся ситуации. Как интересно всё получается'.

— И с какой это стати, я должен вам выдавать новые вещи?! — 'неожиданно' для всех возмутился Артур. — Вы их не заработали.

— Как это 'не заработали'!! — возмутилась Ю, ничуть не удившись реплике парня. — А тот факт, что я всех вылечила, это уже не в счёт?

— Так я тебе и дал за эту работу новую одежду, — не моргнув и глазом, солгал в ответ Артур. — В ней ты сейчас и ходишь. А то, что тебе её 'сожгли', — это не мои проблемы. Виновник стоит рядом с вами, с него и требуйте компенсацию.

С этими словами Артур кивнул на удивлённо моргающего Аристарха.

— Ну, это, — замялся паладин, признав свою вину. — Куплю я вам одежду.

— Ты и трусы собираешься нам покупать? — поинтересовалась у него Ю, под аханье покрасневшей от стыда Подольской. — Как ты их размер собрался узнавать?

— Эм-м-м, — окончательно выпал в осадок Аристарх, который в поиске 'новых идей', начал энергично чесать свою лысину. — О! Может, я денег вам дам, а вы сами себе что-нибудь купите?

— А магазин одежды, где мы тебе найдём? — продолжала 'давить' на паладина Ю, потихоньку вновь взваливая эту проблему на Артура. — Где ты тут вообще магазины поблизости увидал? Или они посреди степи будут где-то стоять?

— Ну-у-у, — разведя руками, паладин беспомощно посмотрел на некроманта.

Однако тот, не спешил своему другу на помощь. Демонстративно повернувшись в сторону 'заборной стройки', некромант нарочито громко обсуждал с Вернером весьма важную, в данных обстоятельствах, тему, — рыбалку на мотыля. И никого из них не волновало, что тема их разговора никак не связана с происходящим вокруг.


* * *

А пока Артур 'воевал' с Ю, Сачи и Рудина наблюдали за тем, как мать некроманта, совместно с 'невестой' Вернера, поспешно накрывала на стол, стоявший посреди двора. Чуть в стороне от них стояла Мойра, которая всё же отболталась от 'командировки ' в сторону колодца, дав Артуру 'честное слово', что впредь она будет просто молчать.

— Надеюсь, я вам больше не нужен? — совсем уж неприветливо поинтересовался у своего 'начальства' хмурый Колян, (который и вынес обеденный стол из дома во двор).

— Помоги моему мужу, — даже не взглянув на парня, приказала ему Сачи.

— Он тебе не..., — слово 'муж', окончательно выведенный из себя Колян вынужден был 'проглотить' и, помимо своей воли, он молча направиться к колодцу.

— Скотина, — с презрением прокомментировала его уход Рудина, и тут же получила лёгкий тычок от Сачи.

— Никогда не говори вслух своего мнения о людях, — строго сказала девушка своей новой 'служанке'. — Особенно, если эти люди могут тебя услышать.

— Но он же самая натуральная скотина, — не согласилась с ней Рудина, при этой проигнорировав неодобрительные вздохи старушек. — С какой стати я должна придерживаться каких-то правил и норм поведения в отношении него? Такие, как он, только и годны на то, чтобы в шахтах и в рудниках пачками дохнуть. Хоть какая-то польза от их скотской жизни будет.

— И кто же получит пользу от их смерти в рудниках? — резонно поинтересовалась Сачи.

— Моя семья, — тут же, ни на секунду не задумываясь, ответила Рудина.

Чему-то улыбнувшись, Сачи покосилась на Мойру, которая одобрительно кивнула словам девочки.

— Значит для тебя важнее всего, — твоя семья, — прикрыв глаза, обратилась Сачи к Рудиной. — А всем остальным, ты предлагаешь принести пользу твоей семье, погибнув на рудниках?

— Если другой пользы человек нам принести не в состоянии, то пусть дохнет, — вновь не задумываясь, ответила Рудина.


* * *

— Зачем ты задаешь ей эти бесполезные вопросы? — поспешила вмешаться в эту странную беседу Мойра, которая заподозрила что-то не ладное. Беспокоясь о том, что сделает 'советник', прослушав запись этой беседы, она не обратила внимания на следующий вопрос Сачи.

— А что если человек способен принести пользу твоей семье, но для этого его нужно вначале вылечить? — поинтересовалась девушка у Рудиной, при этом продолжая улыбаться подошедшей к ним Мойре. — А для того, чтобы его вылечить, тебе придётся потратить на него своё время и ресурсы.

— Проще найти этому человеку замену, чем тратиться на отработанный материал, — пожав плечами, ответила на этот вопрос Рудина.

— А если человек незаменим? — продолжила задавать свои 'странные' вопросы Сачи, отвернувшись от побледневшей Мойры. — Или если этот человек очень многое сделал для твоей семьи, прежде чем заболеть?

— Да какое мне дело до его незаменимости или прежних заслуг? — возмутилась Рудина. — Главное в жизни это то, что есть здесь и сейчас, а не то, что было или что будет. Если человек многое сделал для нашей семьи, — значит, он прожил свою жизнь не зря и должен быть нам за это благодарен. Мы же ему, — ничего не должны. К тому же, наша жизнь и судьба никогда не должна зависеть от здоровья какого-то слуги. Этим мы и отличаемся от остальных.

— Этому тебя отец научил? — заинтересованная столь 'взрослым' ответом, задала свой следующий вопрос Сачи.

— Мама, — ответила ей Рудина.

И в её голосе Сачи без труда расслышала нотки искренней любви к этому человеку.


* * *

А 'поединок' между Артуром и 'лекаркой' Ю, тем временем, подходил к своему логическому финалу. Что было и не удивительно, ведь никто не желал приходить Артуру на помощь. Никто из присутствующих не хотел оказаться на месте Аристарха и, так же как и он, 'бекать и мекать' пытаясь найти ответ на очередной коварный вопрос от 'лекарки' Ю. А потому, все предпочитали просто не замечать происходящее под самым их носом. Даже 'Старик Хоттабыч', 'плавающий' в колодце, как-то подозрительно затих.

— Так ты дашь нам новую одежду, или нам и дальше ходить в этих обносках? — поставила финальную точку в этом поединке Ю, заставляя Артура дать чёткий и однозначный ответ на свой вопрос.

'Интриганка фигова!' — только и смог про себя выкрикнуть Артур, глядя на хитро улыбающуюся ему Ю. Однако, вслух он ответил этой 'интриганке' совсем другое.

— Хорошо, — 'сдался' парень. — Найдите мне верёвку, а я вам 'найду', новую одежду. Такое условие вас устроит?

— Ага, — как-то подозрительно поспешно согласилась с этим 'условием' Ю и, потянув Подольскую за рукав, тут же громко 'зашептала' ей на ухо. — Пошли, я видела верёвку совсем неподалёку.


* * *

Проводив взглядом двух убегающих девчонок, Аристарх с подозрением посмотрел на Артура.

— И где ты им одежду достанешь? — спросил у парня паладин.

— Попрошу у 'принцессы', — ответил ему Артур и направился к Рудиной.

19

Издали наблюдая за тем, как накрывают обеденный стол, 'советник' чему-то иронично улыбнулся.

— Что вы там увидели смешного? — тут же 'накинулась' на него всё ещё разгневанная императрица.

— Между невестами Артура идёт весьма интересная борьба, — спокойным голосом ответил ей мужчина. — Одна из них накрывает стол своему 'жениху' здесь, а другая в своём доме. Так что вскоре паренёк окажется перед весьма непростым выбором. Возможно, ему стоит и посочувствовать, но с высоты моих лет, такое состязание между девушками кажется очень забавным.

— Так они всё же люди или демоны? — решила уточнить императрица.

— Да кто ж их разберёт, — пожал плечами 'советник'. — Вот ваш нынешний муж, пресвящённый правитель или кровавый тиран?

— Правитель, — не задумываясь ответила императрица. Но при этом, — она 'потеряла' слово 'пресвящённый'. Что не могло укрыться от излишне наблюдательного 'советника'.

— Думаю, что те, кто отправлен на его рудники, с вашим мнением не согласятся, — осторожно возразил императрице мужчина.

— Они преступники, — тут же жёстко парировала это 'косвенное' обвинение императрица. — Одни из них нарушили законы нашей страны, а другие были когда-то варварами и кочевниками, которые сжигали до тла наши сёла и города. Полагаю, что рудники, — это вполне достойное для них место.

— Но на тех же рудниках есть люди, которые просто не смогли рассчитаться по своим долгам. Или по причине своей дурости помочились в городской фонтан или устроили драку на городской площади. По вашему, эти люди тоже должны сгнить на рудниках вашего мужа?

Немного помолчав, женщина повернулась в сторону толпы деревенского люда, которая собиралась на почтительном расстоянии от дома некроманта.

— Люди прослышали, что тут объявилась некая 'лекарка', — вновь заговорил 'советник'. — А так как в Магической Академии им отказано в бесплатном лечении, то они начали стекаться сюда. Да и императрицы с принцессами в эту глушь заглядывают не часто.

— Бесплатное лечение, — повторила за советником императрица. — Вы же в курсе, 'советник', что наша страна настолько бедна, что в казне не хватает средств даже на примитивное лечение своих граждан?

Не дождавшись ответа, женщина неспешной походкой направилась к голосящей толпе.

— Можно пенять на что угодно, — продолжила свою речь императрица, скосив глаза на шагающего рядом с ней 'советника'. — На тотальное воровство в нашем государстве, на набеги кочевников и варваров, на золотые храмы, кресты и иконы, которыми владеет инквизиция, попутно обвиняя в ереси тех, кто задаётся вполне логичным вопросом: 'А откуда в обнищавшей стране берётся золото на все эти вещи?' В конечном итоге, причины нищеты нашего государства можно найти даже плохой погоде или в некой 'злой доле', которая выпала нашему народу. Виноватым может быть даже мой новый 'муж', который на своих рудниках 'гребёт золото лопатой', а с народом не делится. Но если посмотреть в корень этой проблемы, то с чего всё это началось? С выборов Земского собора. А что говорили тогда те люди, которые делали тогда свой выбор и которые стоят сейчас перед нами? 'Во власть идёт одно ворьё, но выбирать больше не из кого'.

— А что они, по-вашему, должны были тогда сказать? — поинтересовался советник.

— Возможно что-то вроде: 'Нам не нужна такая форма правления', — неуверенно ответила императрица. — Или что-то подобное. Но они тогда промолчали, хотя и отлично знали, кому доверяли власть над страной. Они предпочли непрерывную череду праздников и обещаний того, что завтра они станут жить ещё лучше. И они даже не задумывались над тем, с чего бы вдруг жизнь в нашей стране, должна измениться к лучшему? У нас сменился бы климат? Или с наших границ ушли бы варвары? Или то ворьё, которому была доверена власть, в один миг повинилось бы в своих проступках и вернуло бы награбленное?

Брезгливо поморщившись, императрица окинула презрительным взглядом затихшую толпу, к которой она приближалась.

— В конечном итоге, праздники закончились, — продолжила она свой монолог. — Иллюзия благополучия была развеяна по ветру и осталась суровая реальность, в виде нищей страны с суровым климатом, которая вынуждена периодически защищаться от варварских набегов. И так было всегда. Весенние заморозки, волнения на границах, повальные эпидемии гриппа, — всё это появилось не вчера и даже не прошлом году. И ясно, что при таких условиях, мы никогда не будем жить, 'как и все остальные народы'. У нашей страны, — своя собственная история, а у народа, — своя собственная судьба. И 'общими', — они никогда не будут. Этим людям следовало бы понять эту простую истину ещё три года назад, когда им представился шанс повлиять на судьбу своей страны. Но тогда они предпочли выбрать мечту, а не принять суровую действительность. Так что в том, что сейчас происходит, — виноваты только эти люди, а не мои мужья.

— То есть вы считаете, что Ярослав Рудин поступает справедливо, отправляя людей на верную смерть за малейший проступок? — уточнил у императрицы советник.

— Впереди у нас гражданская война с инквизицией, затем, скорее всего, новая война с варварами и Ордой. И даже если мы отобьёмся от этих 'напастей', то наша страна очень сильно ослабнет. Как вы думаете, кто из наших 'цивилизованных соседей' первым позарится на наши земли и решит 'окультурить' наш народ?

Остановившись, женщина внимательно посмотрела на 'советника'.

— В любое другое время, — я бы назвала Ярослава тираном. Но сейчас мы стоим на краю бездонной пропасти. И вы отлично знаете, что на то золото, которое бешеными темпами добывается с его рудников, мы закупаем амуницию и провиант. Вы сами занимаетесь этими закупками. И вы отлично осведомлены о том, что больше золота нам взять неоткуда. Поэтому, давайте оставим демагогию о том, 'что такое хорошо, а что такое плохо'. Если у вас есть другой действенный план по спасению нашей страны, то предлагайте. В конечном итоге, это же ваша работа. Но это должен быть именно план, за провал которого вы ответите жизнью. А свои предположения о том, что если мы сегодня сделаем так-то, то завтра, возможно, всё наладиться само собой, — оставьте при себе. Подобные сказки приберегите для 'идеалистов', которые своими мечтами и подвели нашу страну к этой пропасти.


* * *

И пока советник 'подыскивал' необходимые слова, чтобы озвучить свой план по спасению страны, другие 'дипломатические' переговоры явно заходили в тупик.

— Нет, — решительно отказала Артуру голубоглазая блондинка.

— Совсем-совсем 'нет'? — не сдавался Артур. — Даже драные трусики не отдашь?!

— Чего?!!! — от такого предложения, у раскрасневшейся Рудиной едва не отвисла челюсть.

И почти тут же она получила очередной тычок от Сачи. После чего, Сачи деликатно кашлянула, и со словами 'Тайм-аут!' развернула Рудину спиной к Артуру.

— Не давай ему смутить себя, — зашептала она девчонке. — Помни, — сейчас ты принцесса, а он всего лишь проситель. Соберись!

Кашлянув и гордо задрав головёнку, Рудина вновь повернулась к Артуру и повторила своё однозначное 'Нет'.

— Ну, нет так нет, — разочарованно вздохнул Артур. — Тогда я не буду спасать твою мать.

— Что?!!! — на этот раз Рудина аж позеленела от охватившей её злости. — Ты обещал...

— Тайм-аут, — вновь вмешалась в переговоры Сачи.

И вновь развернув девчонку спиной к Артуру, она снова зашептала ей на ухо.

— Он блефует. Сделка уже заключена и он не может так просто разорвать её. Но, подыграй ему. Скажи, что тогда ты отказываешься подчиняться мне. Посмотрим, захочет ли он меня расстроить.

— Тогда я отказываюсь подчиняться этой женщине, — вновь с гордо поднятой головой заявила Артуру девчонка.

— Так не честно, — тут же сменил тактику переговоров Артур. — Вас двое, а я один. Слабо вести переговоры со мной один на один?

— Не слабо!!! — в запале выкрикнула девчонка.

— Тайм аут! — вклинилась в 'переговоры' Сачи.

— Не ведись на его уловки! — зашептала она Рудиной. — Предложи ему тоже взять себе 'советчика'. Пусть это будет Аристарх.

Хихикнув, втянувшаяся в эту 'игру' Рудина повернулась к Артуру.


* * *

В некое подобие 'переговоров' играли и ещё две девчонки.

— Бе-е-е, — проблеяла на этих 'переговорах' коза.

— Ой! — вскрикнула Подольская, хватаясь за зад.

— Да не шуми ты так, — шыкнула на девчонку Ю, отвязывая излишне бодатую козу от столба. — Хозяйка услышит.

— Так может, просто попросим? — жалобно взмолилась Подольская, которой и выпала сомнительная честь отвлекать козу, пока Ю 'воровала' верёвку.

— Долго просить. Проще сейчас своровать, а затем вернуть и извиниться. Так что побегай ещё чуть-чуть. Я почти отвязала.

— Ой! — вскрикнула в ответ Подольская, которую снова боднули под зад.

— Бе-е-е! — победоносно проблеяла коза.


* * *

— Вы были предельно откровенны Ваше Величество, — наконец промолвил 'советник'. — И я очень рад тому, что вы отказались от своего первоначального плана и не стали разыгрывать передо мной полнейшую дуру.

Внимательно наблюдая за реакцией императрицей, мужчина лишь слабо улыбнулся, увидев промелькнувшее удивление на её лице. Теперь, когда 'советник' дал понять женщине, что он в курсе 'деталей' заговора против него, мужчина продолжил свой монолог.

— Недавно у меня был очень интересный разговор с одним человеком. И по чистому совпадению мы с ним как раз обсуждали несовершенство государственного строя. Ту тему, которую вы так осторожно обошли стороной. Вы сказали, что три года назад народ должен был выбирать не членов Земского собора, а форму правления, которая бы исключила наличия во власти откровенных дебилов и воров. Скажите, а монархия может дать подобную гарантию? Вы можете поручится, что все чиновники в Империи предельно умны и честны? Или вы знаете какую-то другую форму правления, которая смогла бы дать подобную гарантию?

— Это опасный разговор 'советник', — предупредила 'мужчину' императрица.

— Вы даже не представляете, насколько опасен этот разговор, — согласился с ней 'советник'. — Ведь я сейчас говорю о том, что правление Ярослава ничем не лучше периода правления Земского собора. Единственная разница заключается в том, что теперь из государственной казны ворует инквизиция. И инквизиторы считают, что им нанесли личное оскорбление, если кто-то из чиновников не поделился с ними взяткой, либо без спроса залез своими ручонками в государственную казну. Конец для таких 'наглецов', — костёр. И им ещё крупно повезёт, если рядом с ним не будут гореть их близкие родственники.

Вся ирония заключается в том, что в такой жестокости и кроется причина, по которой ваш покойный супруг закрывал глаза на откровенное воровство инквизиторов. Ведь на деле получается, что хорошо организованная горстка воров в лице инквизиторов, отпугивает от общей 'кормушки' прочий вороватый сброд. А прокормить эту 'горстку' куда проще, чем целую толпу не пойми кого. Ведь если инквизиторы хоть что-то делают для своего государства, то остальные, помимо того что обворовывают своё государство, ещё его и хают на каждом углу. И именно об этом говорил ректор Магической академии, когда Ярослав спросил его мнение об инквизиции. Вы не помните, что тогда предложил этот старик?

— Создать что-то наподобие государственного Синода, чтобы впредь контролировать инквизицию, — ответила императрица, при этом внимательно посмотрев на поморщившегося мужчину.

— В своё время, инквизиция получила государственную поддержку, так как нужно было контролировать чиновников и прекратить тотальное воровство, — решил пояснить свою реакцию на предложение ректора 'советник'. — Считалось, что фанатики, которые служат только Создателю и которым, по логике вещей, должно быть чуждо всё мирское, никогда не будут воровать. Не прошло и пары лет, как предлагается создать Синод, который бы контролировал проворовавшихся фанатиков, которые в свою очередь контролируют проворовавшихся чиновников. Вам не кажется это абсурдным? А кто будет контролировать Синод, который, скорее всего, также неизбежно погрязнет в воровстве и в своей безнаказанности? Ведь 'власть развращает', — разве вы никогда не слышали такое выражение?

— Возможно, с этим справится Ярослав, — неуверенно ответила императрица.

— Возможно, — вновь согласился с ней 'советник'. — Интригуя и заставляя людей 'стучать' друг на друга, можно искусно балансировать между Синодом, инквизицией, чиновниками и народом. Однако, в эту 'игру' невозможно играть вечно. Рано или поздно, но какая-то из сторон получит в этой 'игре' перевес, а следовательно и шанс, заполучить абсолютную власть. И лучше бы, чтобы в этой 'игре' победителями оказались откровенные воры, так как фанатики и тираны не испугаются крови. А толпу разгневанного люда вообще невозможно контролировать. К тому же, мы забыли обсудить ещё один не мало важный вопрос: 'А кто будет контролировать Ярослава?'

— Хотите предложить на эту роль свою кандидатуру? — недобро спросила у 'советника' императрица.

— А кто тогда будет контролировать меня? — резонно поинтересовался у неё мужчина. — Где гарантия того, что со временем власть не развратит и меня?

Задумавшись над словами 'советника', императрица неожиданно резко повернула голову в сторону 'необычных демонов'.

— Вы всё правильно поняли, — вновь улыбнулся ей мужчина. — Порочный круг из бесконечных властных надстроек, для контроля одних за другими, а также порочную практику 'стукачества' можно разорвать, если власть доверить сторонним 'существам'. Таким 'существам' должно быть безразлично богатства этого мира, и им должна быть безразлична власть над людьми. Они просто 'механически' и скрупулёзно будут делать порученную им работу. Только тогда мы получим гарантию того, что воровство будет прекращено и в то же время, мы избежим появления тиранов, на подобии Ярослава.

— То есть вы хотите, чтобы страной правили эти демоны? — пытаясь не потерять самообладания и не выкрикнуть прямо в лицо мужчины 'Да вы обезумели!!!', задала свой вопрос императрица.

— Эти? — также повернувшись в сторону Артура и его компании, советник лишь махнул рукой. — Эти 'демоны' лишь временное явление. Скоро они исчезнут также, как и появились. Или вы всерьёз полагаете, что кто-то из них согласиться прожить в чуждом для него мире всю оставшуюся жизнь? Нет. Я говорил о другом существе. О некой особе, которой некуда возвращаться и которая называет эту страну 'своим домом'. Я говорил о вас, Ваше Величество. Ведь вы не нуждаетесь в золоте, как и во многих других вещах, которые необходимы любому человеку. Вы и не заинтересованы во власти над людьми, иначе бы вы не пытались защитить Ярослава, а, наоборот, плели бы интриги против него. Но в то же время, вы переживаете за свой 'новый дом', так что, как бы не тяготила вас власть, вы никогда не бросите всё на 'самотёк'.

— Но меня никто не поддержит. Вы сами говорили о том, что..., — тут женщина осеклась и испуганно посмотрела на вмиг помрачневшего мужчину.

— Подслушивать не хорошо, — укорил её хмурый 'советник', который догадался о том, что императрица подслушала один из его разговоров с Артуром. — Впрочем, сейчас это даже и к лучшему. Тогда, вы должны понимать, что абсолютной власти у вас не будет никогда. Вам придётся быть постоянной тенью тех правителей, которых изберёт народ. Но в то же время, вы уже и не будете жалкой 'марионеткой на троне', которая переходит от одного мужчины к другому, словно 'эстафетная палочка'. Уже сейчас мы говорим о том, чтобы вы взяли на себя роль бессменного казначея и возглавили инквизицию (по крайне мере то, что от неё останется от инквизиции, после нашей будущей победы над ней). А со временем, кто знает, возможно, вам будет доверена ещё большая власть. Если честно, я и сам знаком с подобной 'формой правления' только в теории. И именно поэтому я с удовольствием помогу вам вначале вашего 'пути'. Мне очень интересно узнать, — куда этот 'путь' нас всех заведёт.

А что касается хоть какой-нибудь 'народной поддержки', то не переживайте. Как вы сами сказали недавно 'принцессе': 'Уставшие от гражданской войны люди будут рады любому лидеру, который сможет принести мир этой стране'.

20

— Вот! — победоносно заявила Ю, протягивая Артуру верёвку, к которой была привязана коза.

— Бе-е-е!!! — так же победоносно заявила коза, по привычке боднув Подольскую под зад.

— Ой! — отнюдь не победоносно вскрикнула Подольская.


* * *

— Что 'вот'? — искреннее не понял всей этой сцены Артур. — Ты мне предлагаешь козу попасти?

— Верёвку держи, — обиделась на слова парня Ю.

— А ничего, что к другому концу верёвки привязана коза? — всё же решил уточнить Артур весьма немаловажную деталь.

— Да мы её отвязать не смогли, — пояснила Ю, под очередной вскрик Подольской. — Бодается постоянно.

— И вы решили, что будет намного правильнее и справедливее, если я 'подменю' вас, услужливо подставив этой козе свой зад, — догадался Артур. — Кстати, а где хозяйка сего животного?

— Да не важно, где хозяйка, — поспешила 'замять' этот вопрос Ю. — Тебе была нужна верёвка, — получи!

С этими словами Ю тыкнула Артура кулачком, в котором была сжата верёвка.

— Сейчас же бери у меня верёвку, болван! — угрожающе зашептала она парню.

— Я просил верёвку, — демонстративно сложив руки на груди, заявил Артур. — Вы взялись принести её мне. Так всё было?

— Так вот же верёвка, — раздражённо ответила, теряющая терпение, Ю.

— А коза прилагается бонусом к этой верёвке? — уточнил парень. — Сейчас же отматывайте её и возвращайте хозяйке. Я, незаконченную 'работу', — принимать не буду. И уж тем более, я не буду доделывать эту работу за вас.

— Ах, вот ты как! — воскликнула Ю. — Решил на принцип пойти? Где наша одежда? Мы договаривались, что мы тебе принесём верёвку, а ты нам дашь одежду. Где она?

— Будет, — неопределённо и весьма односложно ответил Артур.

— Вот когда 'будет', тогда и козу отвяжем, — решительно заявила Ю.

— А когда это ты стала принимать решения за вас обоих? — ехидно улыбнулся парень уже позеленевшей от лютой злобы Ю. — У нашей 'княжны' нет своего мнения?

— Тебе конец, — тихо прошептала Артуру 'лекарка'.

— Госпожа Подольская, — не обратив внимания на обещание 'лекарки', Артур ехидным тоном обратился к девчонке. — Хватит услужливо подставлять свой зад этой козе. Сейчас же отойди от неё и пусть эта животина бодает того, кто держит верёвку.

Покосившись на Ю, девчонка нерешительно отошла на один шажок от козы.

'Угу, — понял суть происходящего Артур. — Значит Ю, не только нашла общий язык с этой дурой, но уже успела стать её лидером. Наверняка, она нашептала этой девчонке, что-то на подобии: 'Да я договорюсь и всё порешаю. А ты стой позади меня и помалкивай. Отвлекай козу и смотри, как я умело решаю все проблемы'. А когда 'договориться' со мной не получилось, и неокрепшее лидерство Ю было поставлено под угрозу, эта 'бравая старушка' решила показать своё истинное 'личико'. Никаких больше: 'Мы на вашей стороне Артур' и 'Мы будем вам всячески помогать'. Все скатилось к тупому: 'Делай то, что я тебе говорю!'.

Ещё раз взглянув на китаянку, которая буквально испепеляла его взглядом, Артур весело подмигнул ей.

'Ну что ж, 'лицемерка', угрозы я тебе припомню чуть позже, а пока займёмся твоим влиянием на девчонку'.

— Не она моя хозяйка, — уже более сурово заявил Артур, обращаясь по-прежнему к Подольской и тыкая пальцем в Ю. — Так что и 'договаривался' я не с ней, а с тобою. Живо отошла от козы и объясни, почему ты не выполнила свою часть сделки? Неужели в деревне так трудно раздобыть верёвку?

— Ну-у, — замялась с ответом Подольская, всё же отойдя от козы на приличное расстояние. — Я предлагала...

— Ты 'предлагала'?!! — в ярости рыкнул на девчонку Артур, заставив её вздрогнуть. — Кому?! Демону, который обязан тебе подчиняться?

— Но она же не демон, — попыталась объясниться Подольская.

— Это она тебе так сказала?! Ты совсем что ли наивная дура, если веришь словам каждого встречно-поперечно?

— Хватить орать на девочку? — 'проскрежетала' окончательно выведенная из себя Ю, обернувшись в старуху в белом саване.

— А ну, молчать!! — прикрикнул в ответ на старушку Артур, и развернул 'обалдевшую' лекарку задом к козе. — Фас! — скомандовал он рогатой животине.

— Бе-е-е! — обрадовано ответила ему коза, увидев перед собою новую цель.


* * *

— Вот всё и встало на свои места, — облегчённо выдохнул Аристарх, наблюдая за тем, как ползающую на четвереньках 'ведьму', под зад бодает коза.

— В смысле? — не понял эту реплику стоявший рядом с ним некромант.

— Это ведь демоны, — пожав плечами, стал объяснять своему собеседнику прописные истины паладин. — У них же как? Если кто-то проявит самостоятельность или начнёт оскорблять своего лидера, то ему живо голову с плеч сносят. А эта ведьма уже чуть ли не в открытую насмехалась над своим 'хозяином'. Так что мне только и оставалась дождаться, когда они сами перережут друг-другу глотки. Хотя, то, что я сейчас вижу, мне нравится куда больше, чем жестокая резня.

— То есть ты хотел, чтобы девочка увидела, как демоны убивают друг-друга? — ужаснулся от такого признания некромант.

— Ленка демонолог, — строгим тоном ответил ему Аристарх. — Ей давно уже пора понять, что она призывает в этот мир не милых ангелочков, а самых настоящих тварей. И раз уж эту истину она не смогла постигнуть на лекциях, то значит, она это будет постигать её на практике. Возможно, такой способ обучения подходит для этой девчонки куда лучше, чем зубрёжка учебников. К тому же, — я полностью контролировал ситуацию. И откровенной бойни, — я бы не допустил.

Не зная, что тут и сказать, некромант лишь устало вздохнул и продолжил наблюдать за дальнейшим развитием событий.


* * *

— Придурок! — 'тявкнула' стоящая на четвереньках старушка, которую фанатично бодала коза. — Ай!!!Больно!!! Псих!! Ты в тюрьме у меня сгниешь вместе с этой стервозной японкой!! Ой!!! Ну, помогите уже бабушке!!!

В ответ на эти угрозы и просьбы Артур лишь сладко зевнул и потянулся. После чего он решил таки заговорить с растерянной Подольской.

— Знакомьтесь княжна Подольская, перед вами 'бабушка Ю', — представил он эту злобную старушку девчонке. — В своём истинном обличии. Но прежде чем делать какие-то выводы учти, что это она тебя спасла от неминуемой смерти. К тому же, если судить по некоторым её выходкам, она и в самом деле твоя ровесница. Так что ребёнок перед тобой или древняя старушка, злая карга или добрая бабушка, — решай сама. У меня же, чёткого ответа на эти вопросы нет.

— Ой! — подала голос притихшая старушка, которую в очередной раз боднула коза.

— А коза? — недоверчиво спросила Подольская.

Видимо, вконец растерявшаяся девчонка стала видеть демонов в каждой встречной козе.

— А что, коза? — недоумённо развёл руками Артур. — Коза самая обычная. Рогатая и вреднючая. Вы у кого её спёрли?

— Она в соседнем огороде паслась, — ответила девчонка, виновато потупив взгляд.

— Стало быть, у невесты нашего 'горбуна', — хмыкнул Артур. — Знаешь, говорят, что домашние животные по характеру очень схожи со своими хозяевами. Так что скоро ты будешь 'бодаться' с хозяйкой этой козы. Кстати, вот тебе ещё один выбор, который ты должна сделать прямо сейчас:

Либо ты сейчас помогаешь своей 'подруге', а затем вы вместе отбиваетесь от хозяйки этой зловредной животины.

Либо я сам помогаю этой 'старушке' и мы уходим. В таком случае, вся ответственность за 'воровство' этой козы целиком и полностью ложится на твои хрупкие плечи.

Даже не задумываясь ни на секунду, Подольская храбро кинулась к козе и принялась её оттаскивать от старушкиного зада.


* * *

— Хи-хи! — всё же не удержалась от смеха Рудина, наблюдая за безуспешными попытками Подольской справиться с козой.

— Не смейся, — сделала ей замечание улыбающаяся Сачи, которая так же наблюдала за этой сценой. — Помни, ты принцесса, а не крестьянка.

— Если я принцесса, то почему я обязана делиться с этой дурой своей одеждой? — тут же задала вопрос Рудина, которая так и не смерилась со своим проигрышем в 'переговорах'.

Прикрыв глаза, Сачи развернулась спиной к 'представлению', которое устроил Артур, и не спеша направилась к накрытому столу.

— Как ты думаешь, подойдёт ли этой девочке твоя одежда по размеру? — задала она свой вопрос Рудиной, вновь даже не удосужившись убедиться, что та последовала за ней.

— Да эта малявка утонет в ней, — с превосходством ответила ей девчонка, и тут же получила щелчок полбу.

— В том, что она мельче и слабее тебя, нет ничего хорошего, — строго сказала Сачи. — Посмотри. Её пытается защитить мой муж, с неё не сводят глаз твои преподаватели, даже тот человек, которого ты назвала 'скотом', готов в любой момент прийти к ней на выручку. Что же до тебя, то..., — недоговорив Сачи остановилась и обвела рукой окружающее её пространство. — Ты видишь тут кого-то, кто готов заступиться за тебя, напади на нас эта коза?

— Они все предатели, — буркнула под нос Рудина, не уточняя, кто эти 'все'.

— Какая примитивная логика, — презрительно прокомментировала эти слова Сачи. — Дело не в 'предательстве', а в банальной жалости, которая вызывает эта девочка у окружающих. Через несколько лет этой 'малявке' достаточно будет мило улыбнуться, шмыгнуть носиком и пустить слезинку, — и к ней на помощь поспешат десятки мужчин. А что до тебя? — тут Сачи бросила высокомерный взгляд на ссутулившуюся 'блондинку'. — То жалеть тебя не за что, а восхищения ты не заслужила. Мало того, твоя гордыня вызывает в сердцах окружающих только лютую ненависть.

— Да какое мне дело до их ненавести? — по привычки брякнула Рудина.

Однако, Сачи не расслышала её вопроса. О чём-то задумавшись, она вновь повторила только что сказанные слова.

— Мило улыбнётся, шмыгнет носиком и пустит слезинку. А ещё она может его крепко обнять и прошептать ему на ухо какую-нибудь глупость. Как всё, оказывается, просто!

Улыбнувшись своим мыслям, девушка резко остановилась и заинтересованно посмотрела на Рудину, словно вспоминая, о чём с ней она только что говорила.

— Если тебя никто не любит и не уважает, то тебя никто и не предаст, — продолжила свои поучительные наставления Сачи. — Для окружающих людей ты полный ноль, и они будут подчиняться тебе только до той поры, пока не найдут замену. Или, всё же у тебя есть кто-то, кто готов тебя защищать ценою своей жизни до самого конца, не прося ничего взамен?

— Кормилица! — не задумываясь, почему-то почти выкрикнула это слово Рудина

— Получается, что ты правишь всего лишь одним человеком, а не страной, — со вздохом резюмировала Сачи.


* * *

Немного помолчав, девушка подошла к столу, возле которого всё ещё хлопотали сердобольные старушки.

— Сразу же отказав моему мужу в его просьбе, ты дала понять ему, что не намерена как собачонка выполнять любую его прихоть по первому же щелчку. Согласившись пойти на 'переговоры', ты показала себя как человек, который готов выслушать все аргументы и доводы в защиту этой просьбы, и на их основе принять вполне взвешенное решение. А согласившись отдать несчастным 'сироткам' свою одежду, ты доказала моему мужу, что способна на жалость и сострадание. В то же время, твоя одежда будет велика для этих девочек, а потому, какой бы красивой и нарядной она не была, эти двое будут выгладить в ней как общипанные курицы. Всего этого ты достигла, согласившись выслушать моего мужа и дав своё согласие на его просьбу. И всего этого ты бы лишилась, если бы сказала ему своё гордое 'нет'.

— Чего 'этого'? — не поняла Рудина.

— Уважения моего мужа, благодарности этих девчонок, которые теперь будут чувствовать себя чем-то обязанными тебе, и возможности ещё раз посмеяться над этими дурами, когда они наденут твою одежду, — пояснила Сачи. — И запомни на будущее. Если ты и в самом деле считаешь себя 'принцессой', то, для начала, ты должна научиться извлекать для себя выгоду в любой ситуации. А не волочиться слепо за своей гордыней.

Внимательно вглядевшись в лицо стоявшей рядом с ней Рудиной, Сачи вдруг ласково улыбнулась ей.

— Поначалу, всё это очень трудно понять. Ещё труднее, — этому научиться. Но у нас будет достаточно времени, чтобы попытаться во всём этом разобраться. А сейчас, пригласи к столу своих преподавателей.

Кивнув, девчонка направилась к паладину и некроманту, которые весело обсуждали между собой 'бой с козой'.

— Не сутулься, — раздался за спиной Рудиной строгий голос её 'хозяйки'. — Распрями спину, подними подбородок, и шагай к ним медленно, словно ты на прогулке. Заговори с ними не раньше, как подойдёшь к ним на расстоянии вытянутой руки. Говори с ними почтительно. Однако, не дожидайся их ответа. Просто развернись к ним спиною сразу же, как передашь моё приглашение. Затем, так же неторопливо подойди к столу и сядь рядом со мною.

Гордо задрав головёнку, Рудина неторопливой походкой направилась к мужчинам.

21

— Держи за ноги! — прокричала Подольская, схватив козу за рога.

— Ох, — простонала ползающая по земле старушка, без колебаний сделав то, о чём её просили.

— Да не мои! — в отчаянии выкрикнула девчонка, за ноги которой и уцепилась старушка.

Звук шмякнувшейся на землю Подольской совпал с блеяньем козы, которая стала победителем в очередном раунде этой 'нелёгкой' борьбы.

— Ох, — виновато заохала старушка. — Прости меня, скудоумную. Откуда мне было знать, что я должна была хватать за ноги именно козу?

— А чьи же ещё? — удивилась такой тупости Подольская.

— Вот и объясняй мне в следующий раз, — чьи, — ответила 'простоватая' Ю. — А то ведь как получилось, чьи ноги ко мне были ближе, за те я и схватилась.

— Хорошо, — принялась терпеливо объяснять свой план действий Подольская.— Я сейчас хватаю козу за рога, а ты её за задние ноги.

— А потом? — поинтересовалась у неё старушка.

— А потом тащим! — завершил объяснение своего победоносного плана доморощенный Суворов.

— Куда? — не поняла этот план 'туповатая' старушка.

— На место!

— А верёвка?

— А-а-а, — беспомощно посмотрев в сторону колодца, в котором всё ещё 'плавали' люди, Подольская моргнула и уставилась на стоявшего рядом с ними Артура.

Однако, парень демонстративно любовался безоблачным небом и никак не хотел помогать советом своей 'хозяйке'. А ещё Артур время от времени посматривал на приближающуюся к нему женщину.


* * *

— У меня к вам просьба, Артур, — наконец тихо заговорила императрица, подойдя к парню буквально на расстоянии вытянутой руки. — Не могли бы вы сделать для меня одолжение и попросить своего лекаря оказать посильную помощь местным крестьянам.

— Как только разберёмся с соседской козой, обязательно попрошу, — с готовностью отозвался на эту просьбу Артур.


* * *

— Живо снимай с её шеи верёвку, — кричала на старушку Подольская, которая схватила козу за рога.

— Но я же за ноги её держу, — кричала в ответ 'туповатая' старушка, держа козу за задние ноги.

— Ужас, — лишь ужаснулась от этой сцены императрица.

— Не все рождаются талантливыми полководцами, — со вздохом согласился с императрицей Артур.

— Хватит дурью страдать! — высказалась по поводу всего этого безобразия подошедшая к Артуру мать некроманта. — Возвращайте козу Захаровне и идите есть. А то девочка совсем исхудала.

— Тоже дело, — согласился с женщиной Артур. — Долго терпеть нас на территории Империи не будут. Так что девочке как можно скорее нужно набраться сил. Колян, — помоги-ка мне.


* * *

— Эй! — крикнул в отчаянии Старик Хоттабыч, который всё ещё плавал в колодце вместе с загадочным 'принцем'. — Помогите нам!!! Есть там хоть кто-нибудь?!

— Давай, — раздался мужской голос сверху. — Бросай им 'верёвку'.

— Как скажешь, — неуверенно отозвался второй голос.

Обрадовавшись, что наконец-то его решили спасти, старичок устремил свой взор наверх.

— Бе-е-е!!! — вывалив язык и вытаращив глаза, кричала летящая в него сверху коза.

— Ик! — только и успел икнуть старичок.


* * *

И пока пучеглазая коза летела на встречу икающему старичку, а большинство людей и демонов мирно усаживалось за один обеденный стол, — двор огласил истошный ор.

— Глаша!!! — выкрикнула здоровенная бабища.

Оттолкнув от колодца Артура и Коляна, она едва не прыгнула следом за козой. Хотя, вряд ли бы она пролезла в колодец.

— Ироды!!! — после неудачный попытки спасения козы, женщина в гневе обернулась к тем, кто был повинен в неминуемой смерти некой Глаши.

— Эм-м-м, — только и успел сказать Вернер, который 'внезапно' остался у колодца в гордом одиночестве.

— Убийца! — не растерялась бабища, и с размаху заехала своим кулачищем бородачу в глаз.

— Ум-м! — попытался возмутиться Вернер, стойко выдержав удар и оставшись стоять на ногах.

— Живодёр!!! — продолжила свои обвинения бабища, заехав кулачищем второй руки в уцелевший глаз Веренера.

— Ох, — всё же не выдержал таких побоев ослепший Вернер и согнулся в три погибели.

— Хряк кастрированный! — занесла бабища, свои кулачищи над бородатым 'хряком'. — Ой!

Чья-то сильная рука, неожиданно и без труда, перехватила замахнувшуюся для удара руку бабищи и заломила её за спину.

— Охладись, — пробасила над ухом бабищи пожилая женщина. И в следующий миг, хозяйка козы полетела в колодец.


* * *

— Ик — икнул плавающий в колодце старичок, смотря на козу.

— Ик, — почти по-человечески ответила, ему плавающая коза.

— У-у-бульк, — прокомментировал этот диалог всё же ушедший на тёмное колодезное дно 'ковёр'.

— Гла-а-а-ша!!! — орала несущаяся к ним сверху бабища.

— Ик! Ик! — дружно икнули в ответ старик и коза. После чего они так же дружно зажмурили глаза.

22

— Ух! — выдохнул Артур, оказавшись на тихой лужайке. — Едва ноги унесли от этой бабищи.

— Это точно! — ухмыляясь поддакнул Колян. — Это ж 'фура' какая-то, а не человек. У неё, что ли, козу эти дуры спёрли?

Вместо ответа Артур лишь кивнул и улыбнулся бегущей к нему Катрине.

— Ну ладно. Я пошёл, — смущённо зачастил Колян, почувствовав себя, тем самым, 'третьим лишним'. — Ты это. Зови, если что.


* * *

Знакомый ехидный смешок, заставил Сачи лишь досадливо поморщиться.

— А для кого же ты поставила пустующий стул рядом с собой? — всё тем же ехидным тоном поинтересовалась у неё Ю. — Наверное, для меня.

Не дав девушке ответить на свою издёвку, шустрая старушка взгромоздилась на пустующий стул.

— Он опять ушёл к другой, а ты опять строишь из себя 'королеву', — продолжила свою уничижительную речь Ю. — И что толку от твоей гордости, ума и красоты, если ты не способна удержать мужиков? Один застрелился от пары лет совместной жизни с тобой. Другой, вместо того, чтобы соблазниться твоими 'прелестями', заставил работать тебя чуть ли не в публичном доме. А третий предпочёл тебе какую-то глупую психопатку. Садись рядом со мною деточка. Не стоит бояться эту фригидную дуру.

Последняя фраза, конечно же, была обращена к Подольской, которая стояла на значительном отдалении от накрытого стола и робко поглядывала на Сачи.

— А ты, 'кукла силиконовая', расскажи-ка нашей 'принцессе' о своей работе в этих дешёвых забегаловках, — не став больше отвлекаться на Подольскую, заскрежетала зловредная старушка. — Должна же твоя новая подруга знать, кто её учит 'хорошим манерам'. Напомни-ка мне, скольких ты мужиков ублажила за отдельную плату? Впрочем, о чём это я? Подобное же тянется к подобному, ведь так? Наверняка, уже пол-академии через постель этой блондинки прошло. Так что подобными рассказами нашу 'принцессу', — не впечатлить. Кстати, привет! — тут Ю улыбнулась, побагровевшей от гнева Рудиной, сидящей по другую руку от Сачи. — Зови меня 'бабушкой Ю' и не изображай из себя 'варённого рака'. Стыдиться надо было тогда, когда ты свои ножки перед преподавателями раздвигала.

— Пошла прочь, — тихо произнесла Сачи, глядя 'бабушке Ю' прямо в глаза.

— А с чего бы мне уходить? — неожиданно ухмыльнулась девушке старушка, даже и не думая выполнять отданный 'приказ'. — Мне тут нравиться. Мне всегда нравилось 'вправлять мозги' напыщенным дурам, и указывать этим дурам на их истинное место. И, к слову о месте. Если ты не хочешь, чтобы я припомнила Артуру козу, то ты сейчас же выйдешь из этой игры и вылежишь язычком пол в моей комнате. А то ты им столько мужских членов облизала, что, наверное, уже и не помнишь для чего он тебе...

Речь 'бабушки Ю' была прервана тарелкой, которая впечаталась в её лицо. А через секунду Ю слетела с насиженного стула.

— Мой муж сам способен позаботиться о себе, — спокойно сказала Сачи, стоя над упавшей старушкой. — Что же до тебя, то так уж и быть. Я покажу тебе твоё место.

С этими словами девушка, победоносно пнула под зад, встающую на ноги, страху и строгим тоном обратилась к Рудиной, которая с кровожадной ухмылкой подходила к пятящейся от неё Подольской.

— Вернись за стол. И ты тоже садись, — тут Сачи указала всерьёз испуганной Подольской на приготовленный для неё стул. — Что же касается 'бабушки Ю', то она поест с земли.

С этими словами Сачи вывалила на землю первую же попавшуюся ей под руку тарелку с каким-то салатом.

— Ей не привыкать, — под смех Рудиной, поставила она точку в этой соре.


* * *

Придержав за плечо некроманта, рвущегося вмешаться в эту 'разборку', Аристарх лишь брезгливо сплюнул, когда сидящая на земле 'ведьма' и в самом деле стала подъедать вываленный на землю салат.

— Что мужики, что бабы, — ни чести, ни гордости, — вслух высказал своё мнение о 'демонах' паладин, обращаясь к некроманту. — Пошли лучше людей из колодца вытаскивать. Не хочу я сидеть за одним столом с этими тварями.


* * *

Посмотрев на спины демонстративно уходящих преподавателей, взглянув на улыбающихся Сачи и Рудину, Лена так и не присела на предложенный ей стул. Вместо этого она тихо подошла к сидящей на земле старушке, и молча протянула ей 'руку помощи'.

— Спасибо деточка, — благодарно улыбнулась ей 'бабушка Ю' и, закряхтев, стала подниматься с земли.


* * *

Что же до Артура, из-за которого и начался весь этот сыр-бор, то он и в самом деле 'ушёл к другой'. И теперь, делая вид, что он задумчиво смотрит на бантик, который был подвязан к хвосту огромного пса, парень прослушивал аудиозапись одного очень интересного разговора.

— Тебе не понравилось? — обеспокоенный вопрос Катрины заставил парня отвлечься от своего занятия.

— Ты про бантик? — уточнил Артур.

Вместо ответа девушка подошла к нему вплотную.

— Прекрасный бантик, — так и ничего не поняв, решил похвалить сие собачье украшение Артур. — Прости, мне нужно срочно зайти к Мойре, пока у неё совсем в мозгах не переклинило.

С этими словами парень растворился в воздухе, оставив девушку в коротких шортиках, которая прямо перед его глазами демонстрировала свои стройные ножки. И по щеке оставленной Артуром девушки скатилась слезинка.

23

— Спасите Глашу, ироды! — голосила бабища, которую почти уже вытащили из колодца.

— Ик! — всё ещё икала коза, стоя на плечах бабищи.

— Да вылазь ты быстрее!!! — кричал бабище 'Старик Хоттабыч', которого решили спасать следом за женщиной.

И в принципе, 'Хоттабыча' можно было понять. Ведь каждый раз, когда он поднимал глаза, то вместо спасительного голубого неба, которое являлось символом надежд и вполне здорового оптимизма, старик видел необъятную задницу бабищи. Нельзя было точно сказать, с чем это зрелище ассоциировалось у старика, но он периодически тыкал в этот зад персидским ковром, пытаясь как можно быстрее вытолкнуть женщину из колодца. При этом, сам 'ковёр', судя по звукам, был категорически против встречи с женским задом. Но старика, мнения ковра, ничуть не волновало.


* * *

А чуть в стороне от колодца, стояла императорская карета. И сидели в этой карете отнюдь не императрица и Рудина, и даже не их слуги. А сидели в этой карете старушка в белом саване, да Подольская с тарелкой салата. При этом заняты они были крайне важным и полезным делом. Недоумённо смотрели на крестьянку, которая рискнула зайти к ним в эту карету.

— И ты пришла ко мне с этим? — наконец заскрипел голос старухи.

— Не знаю я, к кому больше обратиться, — со вздохом призналась женщина.

Сокрушённо покачав головой, старушка покосилась на хрумкающую салатом Подольскую.

— Ну что 'хозяйка', помочь мне этой крестьянке? — по привычке спросила лекарка у девчонки.

— Угу, — с набитым ртом весело кивнула Лена, отвлёкшись от своей тарелки с салатом.

— Ох, и добрая у тебя душа, — покачала головой старушка. — Ладно, держи.

С этими словами старушка поднесла крестьянке пол-литровую банку с какой-то травой.

— Это слабительное, — пояснила лекарка женщине. — Как твой муж на других баб засмотрится, сразу же подсыпь щепотку этой травы ему в еду. Трава ароматная, душистая, да и по виду на укроп сильно похожа. В общем, вместо того, чтобы по ночам думать о чужих женщинах, он всю ночь на горшке просидит. А днём будет спать, как убитый.

— А что делать потом? — с волнением спросила женщина, дрожащими руками принимаю от 'лекарки' сей бесценный дар. — Когда трава закончится?

— Банка большая, на год травы должно хватить. А потом, — задумавшись на секунду, старушка эмоционально всплеснула руками. — Да какой нормальной бабе через год твой 'засранец' будет нужен? Иди давай, у меня ещё вон, сколько 'больных'.

Прижав банку к груди, крестьянка с улыбкой выскочила из кареты.

— Следующий, — выкрикнула старушка.

— Еретички и блудницы!!! — почти тут же загорланил толстый мужчина в красной рясе и с золотым крестом на шее, при этом пытаясь подняться по хлипким ступенькам в карету. — Изыдите в ад, во имя Света!!! Я проклинаю и изгоняю вас!!! Уф!

Наконец-то сумев взобраться в карету, розовощёкий пузан плотно закрыл за собою дверцу.

— Чего у тебя? — после недолгого молчания, задала старушка свой вопрос инквизитору.

— Геморрой у меня матушка, — уважительно и почтительно ответил ей тот, кто прилюдно только что её проклял. — Уж не знаю, что с этой напастью и делать.


* * *

В то же время, Рудина, которая периодически недовольно косилась на свою карету, всё же набралась смелости и задала свой вопрос девушке, которую она уже начала всерьёз уважать и побаиваться.

— Почему обязательно нужно было лечить этих крестьян в моей карете? Теперь я в ней не смогу не то чтобы ездить, даже зайти в неё. Она вся пропитается этой 'собачьей' грязью и смрадом.

— Ты чем-то похожа на моего мужа, — слабо улыбнувшись, невпопад ответила ей Сачи. — Тот тоже часто не видит то, что твориться под самым его носом. Ты переживаешь за карету, но ты не обратила внимания на то, кто предложил использовать эту карету в качестве врачебного кабинета.

— Советник, — недовольно ответила Рудина.

— А что было до того, как советник сделал столь странное предложение? — поинтересовалась у неё Сачи

— Императрица приказала крестьянам принять помощь от 'ведьмы', — уже раздражённо ответила Рудина, которая начала понимать, что она снова ничего не понимает в происходящем.

— Ты можешь объяснить, почему твоя мачеха отдала крестьянам столь странный приказ? — продолжала задавать свои наводящие вопросы Сачи.

— Крестьян лечит 'ведьма', — не задумываясь, ответила на этот несложный вопрос Рудина. — Если бы они добровольно приняли от неё помощь, то инквизиция тут же сожгла бы всю эту деревню дотла. Однако, если крестьяне выполняют приказ, который им лично отдал кто-то из членов императорской семьи, то инквизиторам не в чем их обвинить.

Кивнув, Сачи задала следующий свой вопрос.

— А что инквизиторы могут сделать с домом, в котором бы 'ведьма' лечила больных?

— Они посчитают его осквернённым и сожгут, — снова не задумываясь ответила на вопрос девушки Рудина.

— Так почему крестьян лечат в твоей карете? — наконец подвела итог своих расспросов Сачи и тут же получила весьма грубый ответ

— Ты меня за дуру, что ли, принимаешь? Да мне нет никакого дела до этих крестьян и до этого дома. Пусть инквизиторы выжгут хоть всю округу. Меня-то это как должно касаться? Почему я должна жертвовать своей каретой ради этого сброда?

Внимательно выслушав девчонку, Сачи лишь разочарованно вздохнула и отвернулась от неё.

— Ты снова позволила своей гордыни ослепить себя, — тихо сказала девушка и повторила свой первый вопрос. — Кто предложил использовать карету в качестве врачебного кабинета? И кто поддержал этого человека?

— Советник, императрица, — задумавшись, поочерёдно ответила на два эти вопроса Рудина.

— Ты думаешь о карете, в то время, как нужно думать совсем о другом, — с усмешкой в голосе подтвердила зародившиеся подозрения Сачи. — Ты пошла на поводу своей гордыни и всё это время решала для себя дилемму: что для тебя важнее, — приятный запах в твоей карете или жизни крестьян. И будучи поглощённая этими мыслями, ты пропустила куда более важное для себя событие. Советник и императрица стали поддерживать друг друга. Хотя я должна воздать тебе должное, даже будучи ослеплённой гордыней, ты всё же решила разобраться в ситуации до конца и поинтересовалась моим мнением. Так что я тобой сегодня осталась крайне довольна. Ты выполнила все мои 'просьбы', выслушала моё мнение о происходящем и сполна развлекла меня 'непринуждённой беседой'. До завтра.

— Постой! — спохватилась Рудина, у которой тут же возникло множество вопросов к девушке.

Впрочем, возможно причина, по которой Рудина не хотела расставаться со своею 'хозяйкой' была даже не в вопросах, а в том, что за огромным обеденным столом она неожиданно осталась совершенно одна.


* * *

Впечатлённая от сегодняшней встречи с Сачи, Рудина некоторое время молча сидела за пустым столом.

'Сильная, красивая, гордая, опасная — размышляла она. — А замужем за таким уродом'. Вспомнив об Артуре, девчонка брезгливо скривилась: 'Что она вообще в нём нашла?'

Затем её мысли плавно коснулись воспоминаний о своих беседах с Мойрой, которая также называла Артуром своим 'мужем'.

'Будь сильной, — с презрением вспомнила Рудина слова этой девушки. — Не дозволяй всяким насекомым насаждать тебе. Делай то, что пожелаешь. Бери то, что хочешь. Покажи всему миру свою силу. И убей всех, кто встанет на твоём пути. Смахни их одним движением руки со своей шахматной доски'.

А что в итоге? После всего того, что она мне наговорила, оказалось, что об неё саму разве что только ноги не вытирают. Наверняка, тоже жрёт с земли, как и эта 'лекарка'. А ещё корону нацепила. Строит из себя какую-то там Богиню. То же мне, — богиня червей и королева клопов. Да она такая же лицемерка, как и моя мачеха'.

Тут Рудина вспомнила свой недавний разговор с императрицей.

'Советник хочет стравить отца и инквизицию', — презрительно повторила она слова императрицы. — А сама-то ты этого не хочешь, гадина? Своего первого мужа, наверняка, тоже при помощи советника убила, теперь к моему отцу подбираешься. Да ещё и просишь, чтобы я помогла тебе. Что ты там мне нашептала? 'Давай побудем дурачками и ничего не будем говорить твоему отцу'. Ну уж нет! Не бывать этому!! Как только я вернусь во дворец, — тут же всё расскажу отцу. Пусть он всех вас сожжёт на костре!'

В гневе, Рудина смахнула со стола ближайшую к себе посуду. После чего девчонка устало навалилась на спинку стула.

'Я обязательно стану такой же сильной, как она, — дала Настя самой себе обещание, конечно же, подразумевая под словом 'она' Сачи. — И заставлю их всех землю жрать'

Неизвестно, насколько длинным был список этих 'всех', но определённо, возглавляла его мелкая 'замухрышка', которая сейчас выпрыгнула из кареты и, под пристальным взглядом Рудиной, стремглав помчалась к колодцу.

Заинтересовавшись столь странным забегом, 'принцесса' вышла из-за стола, и, пытаясь повторить походку Сачи, неторопливо направилась вслед за Подольской.

24

Жилище Мойры встретило Артура темнотой и тишиной. А ещё в замке его 'жены' было ощутимо прохладно и почему-то пахло плесенью.

— Уходи, — тихо прохрипел Артуру женский голос из темноты.

— А если не уйду? — нагло поинтересовался у 'темноты' парень, обернувшись на голос. — Ты меня метлой прогонишь?

Ответом ему стала тишина.

— Тут слишком холодно, — попытался вновь завязать разговор Артур. — Простудишься.

Снова тишина в ответ.

— Хорошо, — сдался парень. — Шутить у меня не получается, утешить, наверное, тоже не получится. Давай, просто поговорим.

— Решил примерить на себя маску этой крысы? — со злой иронией поинтересовался у Артура голос из темноты.

— Ты сама попросила Сачи исправить то, что ты натворила, — начал 'разговор' Артур, догадавшись о какой 'крысе' идёт речь. — И ты же испортила девчонку настолько, что к ней уже невозможно 'подлезть' с коробкой конфет и кучей комплиментов. Поэтому Сачи и приходится изображать из себя ту 'идеальную' женщину, образ которой сложился в больной голове подростка. И кому как не тебе знать, насколько жестоким может быть этот 'спектакль'.

— Спектакль? — хмыкнул голос. — Так вся моя жизнь, все мои мечты, надежды, — для тебя это всего лишь спектакль?!

— А как ты сама это всё называешь? — с удивлением спросил Артур. — Если бы ты поддержала меня, не пыталась играть по собственным правилам, или хотя бы советовалась со мною перед тем, как совершить очередную глупость, то всё происходящее, возможно, обрело хоть какой-нибудь смысл. А так... Интриги, заговоры, шпионские игры и какие-то абсолютно непонятные головоломки. Я уже и сам плохо соображаю: какую роль я играю в этом 'театре абсурда' и накой чёрт мне вообще всё это нужно.

— Так оставь меня и иди 'играться' дальше! — неожиданно истерично выкрикнул голос. — Дай мне спокойно умереть.

— И рад бы выполнить твою просьбу, да не получится, — со вздохом признался Артур. — Без твоей помощи, вся эта игра с девчонками не имеет никакого смысла. Ведь совершенно не важно, чего я добьюсь в итоге. В любом случае, сервера отключат и всё, что я делаю, просто исчезнет. Так что мне нужна твоя помощь, чтобы добраться до финиша. Мне нужна уверенность в том, что всё, что я сейчас делаю, не напрасно.

Сделав паузу, Артур ожидал услышать хоть какую-нибудь реплику от Мойры. Но вместо этого, из темноты раздался тяжёлый вздох и хруст битого стекла.

— Так! — закончилось терпение у парня. — С меня хватит этой мути!!

Уже немного ориентируясь в окружающем его пространстве, Артур быстрой походкой направился к плотно задёрнутым шторам.

— Стой! — испуганно выкрикнула Мойра, но холодные лучи местного светила уже проникли в комнату.

А вместе с первыми лучами, Артур увидел и ту, с которой только, что разговаривал.


* * *

В противоположном углу комнаты, перед разбитым настенным зеркалом, на обычном деревянном табурете сидела изуродованная шрамами, облысевшая столетняя старуха. А на полу, рядом с табуретом, лежали: золотая маска, золотая корона и золотое обручальное кольцо.

— Не смотри!!! — выкрикнула Мойра, закрыв своё лицо руками.

— Нашла кого стыдиться, — равнодушно прокомментировал испуг своей 'жены' Артур. — Я на тебя уже насмотрелся. Наши обручальные кольца ещё работают?

Вместо ответа, Мойра лишь энергично закрутила головой.

— Я не хочу его надевать. Я вообще ничего больше не хочу. Оставь меня! Убирайся!!

Немного подумав, парень сделал первый нерешительный шаг к Мойре.

— Знаешь, — грустно усмехнулся Артур. — Совсем недавно я дал обещание одной женщине, что никогда не встану перед ней на колени. Интересно, смогу ли я его сдержать?

С этими словами он подошёл к Мойре, опустился перед ней на колени и поднял с пола обручальное кольцо.


* * *

Конечно же, речь шла не просто об обручальном кольце, как символе верности, любви и прочих тягот и радостей семейной жизни. В случае с Артуром и Мойрой, обручальные кольца были ещё и средством разделения далеко нешуточной боли на двоих. Точнее не боли, а голода. Безумного и нескончаемого голода, который просто невозможно было ничем утолить и который терзал Мойру даже в этой игре. А средством против этого голода, по крайне мере в этой игре, были те самые обручальные кольца, которые носились 'молодожёнами' на левой руке. Благодаря этим кольцам, большая часть голода Мойры передавалась Артуру. Хотя, необходимость терпеть эту боль появлялась только исключительно по ночам или если Мойра попадала к какое-то тёмное помещение. Если же на кольцо Мойры попадал дневной свет, (а в мире 'летающих островов' холодное солнце светило постоянно), то, благодаря тем же кольцам, проблема исчезала полностью.

Именно это обстоятельство и смутило Артура, когда он попал в 'тёмную комнату'. По всей правилам он должен был уже глотать от голода слюни и, подобно какому-то наркоману, облазить весь этот замок в поисках еды. Однако, парень не ощущал ровным счётом ничего. А это означало, что либо обручальные кольца перестали работать, либо Мойра сняла своё обручальное кольцо.

Как выяснилось — последний вариант оказался правильным.

И сейчас перед Артуром сидела женщина, которая должна была от голода превратиться в обезумевшее животное, а не переживать о том, как она выглядит.


* * *

Пожалел ли Артур Мойру, или вновь восхитился её силой воли, а может быть им двигали совсем иные чувства, но, встав на колени, он надел на дрожащую женскую руку обручальное кольцо.

— Отец никогда не ходил на могилу моей матери, — прохрипела 'избранница' Артура, не желая отпускать его руку. — В нашем доме не было ни одной её фотографии. У нас в доме не было вообще ничего, что напоминало бы о ней. А после пары пощёчин, я поняла, что в нашем доме запрещено и разговаривать о маме.

Крепко взяв руку Артура за запястье, словно опасаясь того, что парень в любой момент может её отдёрнуть, Мойра поднялась с табурета и небрежно отпнула его от себя.

— Я долгое время всерьёз считала, что он её просто ненавидел, — продолжала стоящая на Артуром женщина свой рассказ о своём отце. — Позднее, я стала подозревать отца в убийстве своей матери. Дело в том Артур, что брак по расчёту, далеко не редкость в моей семье. А разводы зачастую куда болезненнее, чем 'случайная смерть' одного из супругов. Наверное, для тебя это звучит дико, но в таком уж мире я живу. Имущество матери было завещано отцу, ребёнка она родила, и собственно, а для чего она ещё ему была нужна? Эта женщина сделала для нашей семьи всё, что от неё требовалось и исчезла.

Почему я была так уверенна в своей правоте? — задумавшись, Мойра посмотрела в окно. — Я видела лишь то, что хотела видеть и не замечала ещё более очевидных вещей. Я ни разу не видела другой женщины в нашем доме. Я ни разу не видела, чтобы мой отец вообще покосился в сторону какой-либо женщины. Всё своё время он проводил либо со мною, либо на работе. Хотя я точно знаю, что он мечтал о сыне. И будь я на его месте, то обязательно нашла бы себе новую супругу, способную родить здорового ребёнка.

Оторвав взгляд от окна, Мойра внимательно посмотрела на парня, который всё ещё стоял перед ней на коленях и не делал никаких попыток не то чтобы подняться на ноги, но и отдёрнуть руку.

— Как ты думаешь, он всё же мог любить мою мать? — спросила она. — Любить и хранить ей верность до самой своей смерти?

Вместо ответа Артур лишь пожал плечами.


* * *

— Наивный дурак, — со вздохом прокомментировала Мойра молчаливый 'ответ' парня. — Стоит рассказать тебе какую-нибудь душещипательную историю и ты 'поплыл'.

— Душещипательная история, это воспоминания о том, как однажды ты обнаружила, что в левом кармане своей рубашки твой отец носит медальон твоей матери. Или как ты однажды нашла старую мамину фотографию в книге, которую постоянно перечитывал твой отец. Ты же мне задала вполне обычный вопрос, на который я не могу дать тебе ответа. Ведь я не знал ни твоей матери, ни твоего отца. Ответ: 'возможно', тебя устроит?

Кивнув, Мойра ещё раз тяжело вздохнула.

— Мне с тобою будет очень сложно жить Артур, — сказала она слова, которые парень не желал даже и слышать. — Ты постоянно просчитываешь каждый шаг своего собеседника, но в то же время ты совсем не понимаешь близких тебе людей. Думаешь, что стоя передо мною на коленях, ты снова разожжёшь во мне гордыню и злость? А вместе с ними и моё желание снова сражаться за свою жизнь?

— Что-то типа того, — признался парень, понимая, что он снова сделал что-то не так.


* * *

То ли закашляв, то ли засмеявшись, Мойра неожиданно для Артура опустилась на колени, а затем она осторожно подтянула руку парня к своему изуродованному лицу.

— Девчонка была права Артур, — проскрежетала она, прижав ладонь парня к своей щеке и вспомнив слова Рудиной. — Я 'отработанный материал'. И дело даже не в том, что я уродина и калека. А в том, что я всё этой время жила в иллюзиях своих мечтаний.

Стану молода, — хмыкнула женщина, вспомнив первую свою мечту. — Мне уже сорок. Какая молодость? Стану красива. В смысле накачаюсь силиконом, как эта Сачи, и буду, словно резиновый мячик, по баскетбольному полю скакать? Не сдерживайся, можешь улыбаться. В конечном итоге этому идиотскому юмору я научилась у тебя. О чём я там ещё мечтала? Вернуть деньги и власть?

— И отстроить свой родовой замок, — напомнил своей 'супруге' Артур.

— То есть построить свой дом на руинах, на которые сейчас гадят собаки и бездомные, — брезгливо поморщилась Мойра. — Да и не могу я жить в этом средневековом ужасе. Ты был прав, это далеко не дом моей мечты. А власть и деньги, — так для чего они мне? Тех денег, что есть у меня сейчас, вполне хватит на безбедную жизнь. Что же касается моего наследия, которое я оставлю после своей смерти, то оно очевидно. Не важно чем закончится вся эта история, в любом случае, я уже изменила весь этот мир. И больше я никому ничем не обязана. Так что пусть тот, кто решит меня хоть в чём-то упрекнуть, пройдёт для начала через тот ад, что прошла я. Пусть тоже станет тем живым трупом, в который превратилась я. И если у него хватит сил не сойти с ума, то, возможно, я выслушаю его упрёки.

Однако, вряд ли у кого-то сможет повторить мою судьбу. И вряд ли мне самой хватит сил и времени совершить что-то ещё более грандиозное, чем создание своего собственного искусственного интеллекта. По сути, моя дальнейшая жизнь ничем не будет отличаться от тупой и бессмысленной жизни моих родственничков, которых я ненавижу (и всегда буду ненавидеть) за то, что они просто существуют.

И ты был прав, когда говорил о моих титулах. Я графиня давно уже несуществующего королевства.

— Ну, вообще-то ты хотела восстановить своё королевство, — зачем-то напомнил женщине Артур.

— И править неблагодарным быдлом, которое не сделало ничего, чтобы доказать своё право на жизнь?! Строить для этого скота больницы, тратиться на социальные пособия, изображать из себя убитую горем правительницу, если где-то погиб очередной неудачник из моего несуществующего королевства? Нет, Артур. Я не лицедейка. Я то, что я есть. И сейчас я выгляжу так, как выгляжу в реальной жизни. И я всё ещё та женщина, которую ты когда-то повстречал и на которой ты женился.

Сделав паузу, женщина внимательно посмотрела на парня, словно ожидая от него какой-то реплики.

'Ждёшь, что ли, что я закончу твою фразу словами: 'И ты та, с которую я проживу всю оставшуюся жизнь?' — не понял этого молчания Артур. — Да как бы не так!'

— И ты та, с которой я обязательно разведусь, — закончил фразу Мойры Артур.


* * *

— Разведёшься, — кивнула Мойра. — Мешать не буду. Ни разводу, ни свадьбе. Но у меня к тебе одна просьба. Даже требование. Я буду жить с тобою до тех пор, пока сама не захочу уйти из твоего дома.

— Чё-ё?! — не поняв очередного 'заскока' своей 'супруги', Артур всё же отдёрнул свою руку и вскочил на ноги. — Это ты как себе представляешь?

— Построю свой дом рядом с твоим, — не вставая с колен, ответила ему 'просительница'. — И буду ходить к тебе в гости, когда захочу. А ещё, скорее всего, у нас тобою будет общий бизнес. Надеюсь, ты не решил 'шестерить' всю оставшуюся жизнь на китайцев или своё родное правительство?

— Ты где таких слов-то понахваталась? — буркнул Артур, пытаясь понять, чего от него вообще хочет эта чокнутая 'старуха'.

— Это лексикон твоего неотесанного друга, — всё так же тихо и спокойно проскрежетала Мойра, перед тем, как прикрикнуть на парня. — Сядь сейчас же! Ты же знаешь, что я ненавижу, когда кто-то возвышается надо мной.


* * *

Дождавшись, когда Артур успокоится и снова усядется на пол, Мойра пояснила своё требование.

— Будем реалистами Артур. Я почти мертва, и я почти смерилась со своей смертью. И причина моего смирения, заключается не в том, что ты меня обыграл, а в том, что я изначально поставила на 'хромую' скаковую лошадь. Теперь, после слов той стервочки (которую я создала буквально из ничего), у меня нет никакой уверенности в том, что в случае нашего успеха, ко мне обязательно вернётся молодость, красота и здоровье. Возможен вариант, и он более всего вероятен, что мне удаться выкарабкаться снова, но я так и останусь старухой, прикованной к кровати. И мне нужна будет сиделка.

— Найми, — коротко прокомментировал монолог Мойры Артур, догадываясь о том, куда она клонит.

— Конечно, найму, — вновь кивнула Мойра. — Я тебя не просила и не прошу выносить за мною горшки. Ты меня немного неправильно понял. Мне нужен человек, на которого я могу всегда положиться. Я хочу быть уверенной, что не останусь умирать в одиночестве.

— То есть тебе нужен верный и преданный друг, — уточнил парень, надеясь услышать от Мойры, что он снова её неправильно понял.

— Влюбить тебя в себя у меня не получилось, — проскрежетала женщина. — Удерживать тебя рядом с собою силой, это значит терпеть твои постоянные оскорбления, любоваться твоими друзьями неандертальцами, слышать смешки твоих любовниц и ждать, когда ты всё же решишься покончить со мною. Поэтому, я предлагаю тебе свою дружбу.

— Как-то неправильно ты мне её предлагаешь, — снова пробурчал Артур, ломая свою голову над вопросом: 'Да что за фигня-то творится вокруг меня?'

— Как могу, так и предлагаю, — пожала плечами Мойра. — Такой уж я человек. И либо ты примешь меня такой, и закачиваешь свои нелепые и глупые попытки изменить меня. Либо сейчас же уйди из этой комнаты и дай мне возможность тихо дождаться своей смерти.

'Угу! — мысленно плюнул Артур Мойре в лицо. — Иными словами ты хочешь сказать мне следующее: Либо няньчся со мною всю оставшуюся жизнь. Либо ничем я тебе не помогу и выкарабкивайся из всего этого дерьма (в которое я тебя сама и окунула) как-нибудь сам'.

— Шантажистка, — обиженно буркнул Артур расхохотавшейся женщине.

— Какой же ты ещё ребёнок!!! — сквозь смех и кашель проскрежетала Мойра.

25

Промокший до нитки, обиженный на весь мир, черноокий жгучий брюнет зло смотрел на окруживших его людей.

— Наследный принц Персидской Республики Кир Ахеменид Второй, — торжественно представил 'старик Хоттабыч' этого брюнета.

— Республика и принцы? — недоверчиво хмыкнул некромант, не без основания указав на слишком уж странную форму правления.

— Республика, как таковая, исчезла пару месяцев назад, — поспешил пояснить политическую обстановку в своей стране 'старик Хоттабыч'. — Однако, взойдя на трон, наш мудрый шах решил не менять название страны. Так что прошу относиться с почтением к нашему будущему правителю.

— Худющий-то какой? — посочувствовала будущему 'правителю' мать некроманта.

— И глаза какие-то бешенные, — озвучил своё наблюдение Аристарх.

— До Артура ему далеко, — 'ударился' в рассуждения Вернер. — Вот тот, действительно, бешенный. Даже Снольд... Ой!

Подзатыльник пожилой женщины, заставил бородача замолчать.

— Пошли отсюда лучше, — 'пробасила' эта женщина, обращаясь к своему 'суженному'. — Хватит с нас на сегодня икающих коз и принцев с принцессами.

— Ик! — прокомментировала исчезновение двух пожилых 'демонов' коза.

— Глашенька! Миленькая моя, — чуть ли не плача, пыталась успокоить свою козу здоровенная бабища.

— Головы всех этих людей к вечеру должны лежать у моих ног, — наконец-то подал голос и 'наследный принц', который обращался, конечно же, к старику Хоттабычу. — Деревню сжечь. Никто не должен знать о том, что сегодня произошло со мною. Козу тоже убейте.

— Ой! — вскрикнула бабища, пытаясь накрыть своим здоровенным телом вновь икнувшую козу.

— Э-м-м, — растерялся старик, который, видимо, не ожидал столь чёткого и однозначного приказа.

— Чего стоишь! — прикрикнул на него принц. — Немедленно перенеси сюда мою личную охрану, как ты это умеешь! Иначе я и тебе прикажу откусить свой собственный язык.


* * *

— Ну что? — первым прокомментировал приказ 'принца' Аристарх. — Обратно в колодец этих двоих?

— Пожалуй, — согласился с паладином некромант.

— Стойте! — всполошился старик. — Наш принц так шутит.

— Ничего я не шучу! — возмутился 'принц'. — Если о сегодняшнем моём унижении узнает мой отец, он немедленно решит меня титула 'наследного принца'. Так что живо перенеси сюда мою охрану.

— Боюсь, он этого не может сделать 'принц', — после долгого молчания, подал голос 'советник'. — В этой стране он вообще ничего не может сделать без моего разрешения.

— Спроси у этого самоуверенного болвана, кто он такой, — отдал 'старику Хоттабычу' свой новый приказ принц.

— Что-то вроде главного визиря при местном правителе, — ответил принцу мужчина, не став дожидаться, когда вопрос юноши продублирует старик. — А рядом со мною, стоит жена местного правителя.


* * *

Сморщившись так, словно он только что съел самый кислый в своей жизни лимон, 'принц Персии' неспеша поднялся на ноги, дабы подобающе представиться местным правителям. Однако, вместо заготовленных слов приветствия и извинений, паренёк неожиданно для себя восхищённо ахнул.

Небрежно растолкав собравшуюся вокруг него толпу людей, и пнув под зад какую-то сопливую замухрышку, вперёд вышла настоящая Богиня. Белокожая, синеокая, с золотыми волосами и статной фигурой.

— Это что за дрыщ? — смерив презрительным взглядом принца, спросила у всех разом Богиня.

— Это насл... — начал было представлять впавшего в ступор юношу 'старик Хоттабыч'.

— Не важно, — перебила старика Рудина, при этом зло поглядев на императрицу и советника. — Убейте его.

— Что? — не поверил своим ушам Хоттабыч.

— Немедленно убейте его, — повторила свой приказ Рудина, адресуя его уже непосредственно к 'советнику'. После чего, она ткнула пальцем в Хоттабыча. — А этого старика в кандалы и на рудники моего отца.


* * *

Очередной чёткий и однозначный приказ об очередной казни, который отдал очередной 'юный правитель' заставил всех присутствующих прочувствовать абсурдность происходящего. В полной тишине, переглянувшись с растерянной императрицей, не менее растерянный 'советник' попытался таки взять ситуацию под свой контроль.

— Принцесса, мне кажется, что вам стоит кое о чём напомнить, — осторожно намекнул он Рудиной о своей угрозе сжечь девчонку прямо на дворцовой площади.

Однако, этот 'намёк' не подействовал на Рудину. Наоборот, она только этого и ждала.

— Вы не подчиняетесь моим приказам, 'советник'? — с усмешкой в голосе поинтересовалась у растерянного мужчины девчонка. — Прилюдно? Вы понимаете, что теперь с вами сделает мой отец?

— Принц наш гость, — решила вмешаться в назревающий конфликт императрица.

— Тогда сама и выходи замуж за этого 'гостя', суккуба рогатая, — зло сцедила девчонка и быстрым шагом направилась к карете. — Я немедленно возвращаюсь к отцу.

— Стоять! — рыкнул на вздрогнувшую Рудину советник, который понял, чем всё закончится, как только девчонка встретиться со своим отцом. — Живо вернись назад!

— Да как ты,.. — обернувшись возмутилась было Рудина, однако чьи-то сильные руки крепко обняли её за талию.

Настя даже не успела вскрикнуть, как оказалась перед своим побледневшим отцом.


* * *

— Что это было? — тихо промолвила свой вопрос императрица, всё ещё смотря на то место, где только что стояла Рудина.

— Похищение!!! — воскликнул Аристарх, готовый прямо сейчас отправиться спасать принцессу.

— Её вернули во дворец, — пораженческим тоном прояснил случившееся 'советник'. — Нам нужно немедленно возвращаться в столицу, Ваше Величество. Пока эта своенравная девчонка не наплела своему отцу не бог весть каких сказок о нас.

— Эм-м, — хотел было напомнить о себе принц.

Но не успел юноша вымолвить и слово, как его перебил весьма характерный звук, который был весьма не характерен в его присутствии.


* * *

'Принц! — сидя перед юношей, восхищённо размечталась Подольская. — Настоящий! Красивый! Молодой! С зубами! — вспомнив свой сон, в котором беззубый Аристарх пытался её поцеловать, девчонка вздрогнула. — Сейчас принц увидит меня и протянет мне руку, чтобы помочь мне подняться с земли. Я её с благодарностью приму, поднимусь на ноги и поприветствую его так, как меня учили этому в детстве. А он в ответ признается мне в любви с первого взгляда и увезёт меня в свою сказочную страну, где все счастливы. Там мы сыграем самую красивую свадьбу, и мои родители будут улыбаться нам с небес.

Вспомнив о своих покойных родителях, размечтавшаяся Подольская всплакнула и высморкалась в какую-то влажную тряпку.


* * *

Скосив глаза вниз, принц узрел, как сидящая у его ног замухрышка вытирала полой его халата, свой нос.

— Ох! — охнула девчонка, поняв, во что она только что высморкалась. — Простите.

— Ты!!! — воскликнул принц, узнав девичий голос одного из своих 'палачей'. — Убью!!!

— Принц!! — воскликнул 'старик Хоттабыч', узрев, как рассвирепевший юноша бросился на закричавшую в ужасе Подольскую.

— А ну, пшол вон от Ленки! — заступился за девчонку Аристарх, со всей богатырской силушки двинув принцу кулаком по роже.


* * *

А в императорском дворце, остолбеневший Ярослав любовался тем, как некий незнакомец прямо перед ним лапает его дочь. Впрочем 'дочь', вроде как, была и не прочь. Ведь незнакомец был молодым, голубоглазым юношей, с густой шевелюрой почему-то седых волос, (которые придавали ему только лишь колорит некой таинственности).

Осторожно разжав свои крепкие объятия, незнакомец отошёл от моргающей Насти.

— Анастасия, — прозвучал сиплый голос девчонки, которая даже и не поняла, что она только что сказала.

— Хорошего тебе дня, Анастасия, — покровительственно пожелал ей юноша и растворился в воздухе.

26

О чём-то задумавшись, стоящая на веранде своего замка Сачи, любовалась полётом своего ручного дракона. Иногда девушка плавно поднимала свою руку, в которой она держала нераскрытый веер, и неторопливо рисовала в воздухе какую-нибудь незамысловатую геометрическую фигуру (круг или восьмёрку). А через некоторое время, после того как фигура была 'нарисована' в воздухе, парящий в небесах дракон повторял её в полёте.

— Сделал, — кратко отрапортовал Сачи голубоглазый юноша, появившийся за её спиной.

Молча кивнув этому юноше, Сачи медленно развернулась спиной к дракону и оглядела своего гостя задумчивым взглядом.

— Завтра я официально познакомлю тебя с девочкой, — немного подумав, поделилась она своими планами со своим гостем. — Мы поедим с ней в ту же деревню, лечить всё тех же крестьян. Ты будешь в качестве нашего единственного сопровождающего. Каретой умеешь править?

— Да научился за десяток лет, — ответил ей 'гость', с неохотой вспоминая года проведённые в другой игре.

— Хорошо, — кивнула своим мыслям хозяйка необычного замка. — Тогда возьмёшь с собою только оружие. Доспехи не надевай. Девочка должна видеть перед собою человека, а не груду железа.

— И что дальше? — с интересом поинтересовался у девушки её гость.

— А дальше, Снольд, всё зависит только от тебя, — со вздохом ответила 'юноше' Сачи. — В деревне китаянки будут лечить крестьян, Артур, наверняка, опять учудит какую-нибудь глупость, доведя до икоты очередную козу, а ты останешься наедине с этой девочкой. И от того, что ты ей скажешь, будет зависеть то, как она к тебе будет относиться. А от её отношения к тебе, будет зависеть твоя дальнейшая судьба.

— И всё? — не поверил сказанному Снольд. — Всё так просто?

— Если твои слова не понравятся китаянкам, тебя выкинут из этой игры. Если твои слова не понравятся Артуру, он тебя вновь пожалеет и вновь заставит пройти через ад. Надеюсь, ты помнишь, чем оборачивается его жалость для тех, кого он жалеет? — дождавшись ироничной ухмылки 'юноши', Сачи продолжила свои 'угрозы'. — Если твои слова не понравятся мне, я просто прикажу тебе умереть. А если твои слова разочаруют девчонку, то все твои мечты будут погребены навсегда.

— Я бы предпочёл быструю смерть, — не задумываясь, выбрал из всего предложенного Снольд.

— Всё зависит только от тебя, — повторила свои слова Сачи. — А теперь обернись и посмотри на ту, которой ты недавно восхищался. Посмотри, во что её превратила жалость моего мужа.

Резко обернувшись, Снольд недоумённо замер, ибо за своей спиной он не обнаружил ничего.

— Ты сейчас пошутила? — не оборачиваясь, спросил он у Сачи.

— Подожди минутку, — высокомерно ответила ему девушка, садясь в единственное кресло, стоящее на веранде. — Я хочу, чтобы ты это увидел.


* * *

— О-о-о!! — радостно улыбаясь, развёл руками Артур, через минуту появившийся на веранде. — Снольд! Да ты в молодости был просто красавчиком. Надеюсь, ты тут не Сачи соблазняешь?

— Ты угадал, — ответила за Снольда девушка, сидящая в кресле. — Снольд мне рассказывал, чем он занимался в твои годы. И знаешь? Я, всерьёз задумалась о правильности своего выбора. Может быть мне следовало влюбиться в серьёзного, холостого мужчину, а не в молодого, женатого чудака?

— А ничего, что холостому мужчине за семьдесят? — поспешил озвучит Артур железный аргумент в свою пользу.

— Возраст любви не помеха, — улыбнулась ему в ответ Сачи, и обратилась к женщине стоявшей за спиной Артура. — Не так ли, Мойра?

— Тварь, — проскрежетало за спиной так и ничего не понимающего Артура. — Ты ведь специально пригласила его, чтобы показать меня. Ну, так смотри!!!

С этими словами женщина откинула золотую маску, которая была закреплена на её лице.

— Доволен? — проскрежетала в гневе старуха, обратившись уже непосредственно к Снольду. — Так я выгляжу на самом деле, и такой я останусь до конца своих дней. Все наши мечты о молодости и красоте, это всего лишь иллюзия, как и вся эта игра. И чтобы мы не делали, мы останемся стариками до конца своих дней. Всё бесполезно.

— До завтра, — проигнорировав слова Мойры, Снольд повернулся к ней спиной и попрощался с Сачи, После чего, он, так и не обернувшись к Мойре, растворился в воздухе.


* * *

— Глупец, — презрительно прокомментировала его поведение Мойра. — Он всё ещё цепляется за иллюзии и мечты.

— У нас кризис среднего возраста, — в свою очередь прокомментировал поведение Мойры Артур, одновременно извиняясь за её поведение перед Сачи.— А ещё, нам негде жить. Приютишь на пару дней?

— Вам или ей? — непроницаемым тоном уточнила у Артура девушка, мельком покосившись на Мойру.

— Да я, пожалуй, поживу у Катрины, — потупив взгляд, ответил ей Артур. — Да и к Мейли нужно заглянуть. Кажется, наша 'бабушка Ю' мной очень недовольна.

— Артур, — окликнула его Сачи, перед тем как неловко переминающийся с ноги на ноги парень решил было покинуть её замок. — Чем дольше ты не решаешься сказать ей правду, тем большую боль ты ей причиняешь.

Так и не уточнив, про кого она говорила, Сачи дождалась когда Артур молча исчезнет.


* * *

— Празднуешь победу? — проскрежетала Мойра, оставшись наедине с Сачи.

В ответ Сачи лишь сокрушённо покачала головой. Затем девушка поднялась с кресла и подошла к Мойре.

— Я сегодня очень устала, — почти шепотом обратилась она к Мойре. — А тебе ещё нужно найти подходящий этаж в этом замке. Так что давай не будем тратить время на бесполезные споры и оскорбления, а обсудим, как нам всем жить дальше. Ведь я, как никто другой, могу понять то, что ты испытываешь сейчас.

Сделав паузу, Сачи посмотрела на золотую маску.

— Когда-то, одна очень самоуверенная женщина, в такой же золотой маске, положила меня в гроб и заживо похоронила, — озвучила она свои крайне неприятные воспоминания. — Возможно, если бы этого не произошло, то я бы никогда не решилась на то, что сделала позже. Даже удивительно, насколько может измениться человек, и какие безрассудные решения он может принять, осознав, что его жизнь завершена. Например, лёжа в этом тесном заколоченном ящике, я поняла, что у меня совершенно ничего не осталась, кроме иллюзий и бесплодных мечтаний. А ещё я осознала, что уже прожила свои лучшие годы и вряд ли смогу добиться чего-то большего. Я уж не говорю про этот страх, который, наверное, навсегда поселился во мне. Страх, не пред смертью, а перед тем, что я могу потерять последнего человека, который решил приютить меня. Ты умоляла Артура позволить тебе остаться рядом с ним?

Растерявшись от столь неожиданного и прямого вопроса, Мойра вместо ответа лишь скрежетнула челюстью.

— А он, по своей доброте, конечно же, согласился, — грустно улыбнулась своей догадке Сачи. — И привёл тебя в мой дом. Как ты думаешь, могу ли я это назвать своей победой?

— Я здесь всего лишь на пару дней, — прохрипела Мойра.

— Не обманывайся, — со вздохом ответила ей Сачи. — Мы обе знаем, что это навсегда.

27

Артур слишком мягко описал недовольство 'бабушки Ю'. Старуха была в ярости. Позволять какой-то козе бодать себя в зад, разыгрывать перед какой-то фитюлькой полнейшую дуру, оставить без ответа оскорбления Сачи и есть с земли какие-то объедки. Таких унижений, она не испытывала уже очень давно. И всё ради чего? Чтобы добиться тех же результатов, которые она бы получила, возьми у неё Артур верёвку с самого начала.

А ещё, — эта безмозглая гора мышц, которая едва не спалила её заживо. Она же спасла его от верного самоубийства. Вывела из депрессии, помогла разобраться в происходящем и принять верные решения, а что в благодарность?! 'Дебил!!! — зло подумала Ю об Аристархе. — Но зато какой красивый! Ой!!!'

Поспешив прогнать от себя образ накаченного тела Аристарха в лучах заходящего солнца, старуха осторожно поставила кружку чая на стол.

— Ещё чаю? — несмело спросила у неё девушка, стоящая рядом.

— Чёрного чаю, — проскрипела старуха. — Я ненавижу эту зелёную гадость.

— Вот это поворот!! — раздался удивлённый мужской голос. — А я думал, все китайцы пьют зелёный чай и заедают его корнем женьшеня.

— А все русские пьют водку и играют на балалайке, — не осталась в долгу Ю. — Садись. А ты, деточка, принеси нам две кружки чёрного чая.

Кивнув, Мейли поспешно вышла из комнаты.

— Не правильно ты талант 'деточки' используешь, 'бабушка Ю' — раздался ехидный голос Артура за спиной уходящей Мейли.

— Зато ты, как я погляжу, умело распоряжаешься своими людьми, — подметила 'бабушка Ю'. — Объясняй давай, почему не взял у меня верёвку¸ к которой была привязана коза? Я ведь предупредила тебя о последствиях.

— Но, взяв эту верёвку, я бы отдал вам девчонку, — продолжал ехидничать Артур. — Почему вы вообще решили, что меня устроит ваш образ смелой и находчивой девочки, готовой уладить все проблемы осиротевшей замухрышки. А ещё, способной понять эту замухрышку и пожалеть. Связать её общими воспоминаниями, и настроить против злого Артура и его женщин, которые только и делают, что издеваются на бедной сироткой Ю.

Кстати, а какую роль играл в вашем плане этот тощий 'принц Персии'? Он ведь явно Подольской не пара.

— Зато он идеальная пара для Рудиной, — немного подумав, ответила Ю. — Был идеальной парой. Пока во всё это не вмешалась твоя резиновая кукла.

— Перегибаете палку, — по-прежнему улыбаясь и не меняя весёлого тона, предупредил старуху Артур.

— В чём и где я перегибаю? — удивлённо развела руками старушка, и обратилась к Мейли, которая в это время вошла с подносом в комнату. — Поставь кружки и покружись.

Молча поставив чашки на стол, Мейли крутанулась пару раз на месте.

— Вот так и выглядела бы твоя Сачи, если бы не легла на хирургический стол, — прокомментировала происходящее Ю. — Только она была бы ещё косолапой и кривоногой. А так, почти копия. Обратил бы ты внимание на это убожество?

— Вообще-то, я изначально влюбился в белую лису, — осторожно ответил Артур.

— Ох ты! — всплеснула руками Ю — Вот только не надо мне сказок о том, что мужики любят не за внешность. Чем тогда я тебе не пара? Уж я-то буду поумнее твоей Сачи и куда поопытнее. Стара? Но ведь внешность не главное. Могу побыть для тебя и белой лисой, коль ты так на животных падок.

— Эм-м-м, — откровенно растерялся Артур. — Мне кажется, что наш разговор немного не туда свернул.

— Как раз об этом я и хотела бы с тобою поговорить, — коварно улыбнувшись Артуру, Ю взяла кружку чая.

— Неужели вы хотите со мной переспать? — удивился Артур.

Впрочем, такому предположению удивился не только он. Выпрыснув изо рта чай, Ю закашлялась.

— Идиот!!! — сквозь кашель прохрипела она. — Похлопай!

— Да с удовольствием! — с этими словами Артур саданул скрюченную кашлем старуху подносом, который так услужливо оставила на столе Мейли.

Удар пришёлся по старушкиной макушке, и её лицо тут же впечаталось в стол.

— Я не виноват! — выкрикнул Артур округлившей глаза Мейли. — Она сама меня просила. Ты свидетель. Кстати, на подносе есть и твои отпечатки пальцев. Так что ты ещё и соучастница.


* * *

И пока Артур 'укреплял' международные отношения, тайная мечта 'бабушки Ю' так же взялась за дипломатию, и попыталась укрепить добрососедские связи.

— С вами всё в порядке? — заботливо поинтересовался Аристарх у причитающей бабищи.

— Глашеньку жалко, — всхлипнула хозяйка козы. — Такая умница она у меня была, тихая, смирная, никого не трогала. Целыми днями на солнышке травку зелёную ела.

— Ик! — подтвердила слова своей хозяйки коза.

— Глашенька, — вновь запричитала бабища. — Что же эти ироды с тобою сделали.

— Демоны, — со знанием дела объяснил произошедшее Аристарх. — От них никому житья нет. Ни людям, ни животным. Но обещаю, когда-нибудь наступит день и час, и этот мир будет избавлен от них.

Впечатлённая такой пафосной речью, бабища утёрла слёзы и с интересом посмотрела на мужчину, стоявшего рядом с ней.

— А вы сын Петровны? — с надеждой в голосе спросила она. — Знаете, я вас таким себе и представляла. Настоящим мужчиной. Я дочь Зинаиды Захаровны. Ваша соседка. Мальвина Ивановна.

— Кхм, — кашлянул от такой неожиданности Аристарх.

— У-у-у, — раздался то ли стон, толи вздох стоявшего рядом с ним некроманта, который неожиданно для себя оказался самым несчастным женихом в Империи.

— Вы бы зашли к нам на чай? — тем временем взяла в оборот Аристарха, 'хрупкая' Мальвина. — Мама сегодня ватрушек напекла. Рассказали бы нам о демонах и магии. Вы же маг? Я слышала, что вы преподаете в Магической Академии?

— Паладин, — поправил Мальвину растерянный вояка.

— Я так и думала! — восхищенно воскликнула Мальвина, забыв уже о козе. — Мой суженный просто не может быть каким-то чокнутым стариканом. Настоящий паладин!!!

— У-у-у, — вновь испустил странный звук ссутулившийся некромант.

— Ну, вообще-то, — попытался разъяснить ситуацию Аристарх, покосившись на некроманта.

— Вообще-то Аристарх тоже часто думал о вас, — поспешил взять инициативу в свои руки некромант. — Я его друг, Николай. Маг.

— Угу, — кратко 'представилась' некроманту бабища, которая уже буквально пожирала восхищённым взглядом несчастного паладина.

— Э-э-э, — попытался возразить некроманту Аристарх, не ожидавший такой 'подставы' от своего друга.

— Иди уже! — прикрикнул на паладина Николай, не дав тому сказать и слова. — Я тут со всем остальным как-нибудь один управлюсь. Ведь дружба, превыше всего! Разве не так?

— Так, — согласился с ним Аристарх. — Но ведь...

— И друзья должны выручать друг друга. Разве не так?

— Эм-м-м, — не зная, что и сказать в ответ хитроумному некроманту, несчастный паладин лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации.

А здоровенная бабища по имени Мальвина, с упорством и силой карьерного тягача, уже тянула Аристарха к себе в 'берлогу'.

— Идёмте быстрее, — уговаривала она паладина. — Ватрушки остынут.

— Я не забуду твоей жертвы, друг, — попрощался с Аристархом некромант.

После чего, горбун развернулся спиной, к так и ничего не успевшему сказать Аристарху, и поспешил спрятаться в доме.

— Мама! Ты кого мне в невесты подсунула?!! — уже от туда раздался его рык полный негодования и разочарования.

— Ик! — в очередной раз икнула позабытая всеми коза.


* * *

Дипломатические связи налаживал и Ярослав. И хотя его мысли были заняты совсем другим, он вежливо дослушал пламенную речь щуплого юноши, лицо которого представляло один большой синяк.

— Сф-ф-ши спф-фши — закончил свою очередную фразу 'принц Персии'.

— Принц благодарит вас за оказанный ему приём, — перевёл речь юноши старикашка в мокрой одежде.

— А я благодарю его за визит. И ещё раз приношу прощения за этот инцидент. Сами понимаете, паладины, — люди суровые.

— Ниф-ше сраш-ш-ше — пробубнил юноша, с трудом ворочая челюстью.

— Мои лекари готовы вас осмотреть, — решил больше не мучить своих гостей Ярослав.

— Ещё раз благодарим за оказанный нам приём, — поклонился Ярославу 'Старик Хоттабыч' и, взяв хромающего принца под руку, повёл его к двери.


* * *

— И как он тебе? — дождавшись, когда иностранные гости покинут тронный зал, обратился Ярослав к своей дочери.

— Дрыщ, — дала краткую и ёмкую характеристику своему жениху Рудина.

— Ну, конечно!!! — практически моментально пришёл в ярость Ярослав. — Лучше влюбиться в какого-то безродного демона, чем в принца!

— Я не влюблена, — в сотый раз возразила ему Рудина.

— Да кому ты врёшь?! У тебя же всё на лице написано.

Молча поднявшись с трона императрицы, Рудина всё так же молча направилась к выходу из тронного зала.

— Вернись сейчас же!! — выкрикнул Ярослав своей строптивой дочери. — И не смей игнорировать меня. Ты слышишь?!!

Однако, Рудина даже не обернулась. А на плечо Ярослава привычно легла рука женщины, которая всегда стояла за его троном. Закрыв глаза, мужчина пару раз глубоко вздохнул и перевёл свой тяжелый взгляд на парочку, стоявшую чуть в стороне от его трона.


* * *

— В её возрасте влюблённость не такое и редкое явление, — решил первым начать разговор 'советник', говоря, конечно же об ушедшей Рудиной.

— Ты ещё меня поучи, как воспитывать мою дочь, — грубо ответил ему Ярослав. — Мне и так долго будет 'икаться' после твоих уроков управления государством.

— Я давал вам правильные советы, Ваше Величество, — возразил Ярославу 'советник'. — И то, что вы сейчас сидите на этом троне, самое яркое тому доказательство.

— И как долго я должен был просидеть на этом троне? — иронично поинтересовался у него Ярослав. — До осени? Чтобы собрать армию с помощью которой меня и свергнут.

— Боюсь, что ваша дочь всё неправильно поняла, — начал свои объяснения советник. — Произошло недоразумение. Вы прекрасно знаете, и я никогда не скрывал это от вас, что ваши выборы на должность императора проходили спонтанно. Все вопросы приходилось решать в спешке. И на ведущие государственные посты приходилось назначать людей, которые тогда поддерживали вашу кандидатуру. При этом, их профессиональные качества, были абсолютно не важны. Теперь же, когда мы получили передышку, пришла пора избавиться от тех, благодаря кому вы получили власть. В их услугах мы больше не нуждаемся. Мало того, сидя на своих постах, которые они получили в 'смутное время', эти 'горе профессионалы' теперь только мешают нам. И одним из первых, от кого я бы хотел избавиться, это нынешний верховный инквизитор.

Однако, — тут советник покосился на стоящую возле неё женщину, — Её Величество, всё неправильно поняла. И решила, что коль я избавляюсь от тех людей, с помощью которых вы получили власть, то вскорости, я избавлюсь и от вас. Именно поэтому она и предупредила вашу дочь, о якобы готовящемся заговоре. Но, после долгих и трудных переговоров, я и ваша супруга пришли к взаимопониманию.


* * *

Терпеливо дослушав объяснения советника, Ярослав лишь ему холодно улыбнулся.

— Ты прав 'советник'. Люди, благодаря которым я получил власть, мне стали не то чтобы не нужны, -они стали помехой. Посуди сам. Я вынужден быть женатым на каком-то уродливом чудище, недочеловеке. И это чудище считает себя вправе похищать мою дочь из дворца, когда ей это заблагорассудится.

— Я не..., — попыталась возразить императрица, но была перебита рыком Ярослава.

— Молчать! Я ещё не договорил. Ведь помимо этого чудища, которое я вынужден видеть каждый день, мне ещё даёт советы какой-то проходимец, появившийся неизвестно откуда и думающий, что он вправе вмешиваться в судьбу моей страны и моего народа. Да ты кто вообще такой? Какое отношение к Империи имеют твои предки? Какое вообще ты имеешь моральное право высказывать своё мнение об Империи? Я уж не говорю о том, чтобы давать советы её правителю?

— Разве это важно, откуда я родом? — вопросом на вопрос ответил 'советник'. — Главное, что я связал свою жизнь и своё будущее с Империей.

— Ну, так паши землю, торгуй или будь шутом, — кто тебе мешает заниматься всеми этими профессиями? — пожал плечами Ярослав. — Так нет же! Ты решил, что лучше всех знаешь, что нужно этой стране. И ты стал навязывать жителям Империи своё мнение о том, какой должна быть их страна и как они сами должны жить. Похоже на то, что ты принял нас за тупой скот, который не способен самостоятельно решить в какую сторону ему идти.

— Ваше Величество, я никогда не пытался навязать вам своё мнение, — как можно более вежливо возразил Ярославу 'советник'.

— Нет, — кивнул его словам Ярослав. — Ты слишком слаб и туп, чтобы навязать мне своё мнение. Ты его навязывал другим. Тем, от кого ты сейчас избавляешься.

Дверь тронного зала широко распахнулась и в неё строевым шагом стали входить люди в красных рясах вперемешку с гвардейцами, которые были полностью закованы в латные доспехи.

— Я правитель этой страны, — нарочито громко обратился Ярослав к 'советнику'. — А это люди, чьи предки жили в этой стране, и чьи потомки будут жить в этой стране. И не важно, какие взаимоотношения сложатся между нами в будущем, станем ли мы непримиримыми врагами или верными друзьями. Главное, что своей судьбой распоряжаемся и будем распоряжаться только мы сами. А не какие-то проходимцы и чудища, явившиеся не пойми откуда и возомнившие, что они вправе решать, кто из нас прав, а кто виноват. Арестовать их и казнить на рассвете. На дворцовой площади.

Последнее предложение Ярослав произнёс глядя советнику прямо в глаза. Желая увидеть там тот страх, который он поселил в сердце его дочери. Однако, 'советник' лишь равнодушно вздохнул и произнёс фразу, которая окончательно вывела Ярослава из себя.

— Как омерзительно слышать такие правильные слова из уст такого напыщенного индюка.

— Казнить сейчас же! — выкрикнул в ответ на это оскорбление Ярослав свой новый приказ.

28

Сильный и хлёсткий удар Мейли и очередной отскок Эйнара. Кувырок и подсечка Эйнара, и очередной прыжок Мейли. Артуру было неимоверно скучно смотреть на очередную драку, которую устроили 'его' подчинённые. Но с этой скукой ничего нельзя было поделать. Иногда, лучше не вмешиваться в происходящее.

Зевнув, парень поудобнее развалился в шезлонге.

— Вам не кажется, что между этими двумя возникла весьма тесная связь? — задал он вопрос своей собеседнице.

— Мне кажется, что эти двое скоро поубивают друг друга, — буркнула в ответ 'бабушка Ю', периодически почёсывая свою макушку.

— Какая же вы пессимистка, — показушно вздохнул Артур. — Нет, чтобы помечтать о любви и прочих возвышенных вещах, вы сразу говорите, — 'убьют'. Неудивительно, что вы периодически пугаете меня расстрелами.

Хмыкнув, и задумчиво почесав свой подбородок, Ю подошла к Артуру и уселась прямо ему на ноги.

— Рот закрой, — посоветовала она парню, который и в самом деле открыл уже рот, дабы возмутиться столь бесцеремонным поведением старухи. — Мог бы и догадаться бабушке место уступить. А то я, восьмидесятилетняя женщина, стою перед ним на вытяжку, а он, тридцатилетний болван, разлёгся в шезлонге и загорает. И вообще, поведай-ка бабушке, почему ты так уверен, что я оставлю твою выходку без последствий?

— Без понятия, почему я так решил, — улыбнулся 'бабушке' Артур. — Просто как-то странно, что мы живём на этих островах в полнейшем одиночестве. Ведь в этом проекте принимают участие сотни людей из десятка государств. А я вижу только вас, да Мейли. Остальные, к примеру, ваш муж или 'просто Иван', забегают на эти острова лишь ненадолго. И зачастую, наша встреча с ними проходит под девизом 'даже чай не попьёте'. Вот мне и стало интересно. А что же не так с этими островами? Почему тут никто не желает поселиться, или задержаться здесь хотя бы на день?

— Я задержалась, — так же ласково улыбнулась ему 'бабушка Ю'.

— Вот я и говорю о том, что с нами рискнули поселиться только лишь восьмидесятилетняя женщина, да дура, которая не ценит свою собственную жизнь, — скептически хмыкнул Артур. — И кстати, о дуре. Как-то уж очень странно, что Мейли так равнодушно относится к своим дальнейшим понижениям и увольнениям. Помнится, до того, как поселиться на этих островах, она меня прокляла и избила, когда её впервые понизили в звании. А потом она поселилась здесь, и неожиданно ей стало на всё плевать. Хотя, конечно, она была несколько шокирована своим увольнением в запас. Но всё же, как-то всё это неправильно. Возражений у неё нет, её собственная дальнейшая судьба, — её не волнует. Такое ощущение, что она собирается пустить себе пулю в лоб, как только все эти 'приключения' закончатся. Или уже пустила? Мы мертвы или пока ещё живы?

— Скорее мертвы, чем живы, — всё так же ласково улыбаясь, сообщила старушка новость, к которой Артур уже был морально готов.


* * *

— Мойра об этом знает?

— Откуда? — удивилась старушка. — Эта надменная выскочка ничего не видит, дальше собственного носа, и уж тем более, она никогда не признает своих собственных ошибок. А то, что произошло с нами, это, в первую очередь, именно её ошибка.

— И в чём же её ошибка? — попытался выяснить Артур детали своей догадки.

— Без понятия, — пожала плечами бабушка Ю. — Я не программист и вообще никак не связана с высокими технологиями. Как мне объяснили, одна программа, неудачно наложилась на другую, а, появившись здесь, Мойра ухитрилась занести ещё какую-то заразу. В итоге, вся система зависла. Сервера можно отключить, только если их полностью обесточить. А наш мозг почти мёртв, точнее вообще мёртв. По сути, сам факт нашего существования здесь, весьма удивителен. Так что, даже если нам удаться вернуться обратно, нет никаких гарантий в том, что мы не превратимся в даунов.

— Мейли об этом знала?

— Она, упёртая дура, — поморщилась Ю. — Время пребывания на этих островах строго ограничено. Минута промедления и всё. Процесс необратим.

— И она промедлила, — догадался Артур.

— Послушай, — решила прояснить ситуацию Ю. — Никто даже и подумать не мог, что такое может произойти. И по сути, никто до сих пор толком не понимает, что происходит. Ведь до вашего появления никому и голову не приходило поселяться на этих островах. Они были никому не нужны и считались вполне безопасными. Потом появились вы с Мойрой. И произошёл сбой, о котором мы догадались только когда поняли, что вы практически мертвы.

В дальнейшем мы выяснили, что кратковременное пребывание на этих островах вполне безопасно, но точное время, — не знал никто. И в один прекрасный день, эта упёртая девчонка отключила почти все настройки игрового меню и наотрез отказалась покидать эти острова. Теперь мы знаем, что максимальное время безопасного пребывания на этих островах, составляет около двенадцати часов.

— Неужели вы никак не могли её вытащить из этой игры? — холодно спросил у старушки Артур.

— Это её выбор, — также холодно ответил старушка. — И кому-то всё равно бы пришлось это сделать.

— Зачем?

— Затем, что эксперимент продолжается, — пожала плечами Ю. — И никто не говорил о том, что он не потребует человеческих жертв.


* * *

— А вы? — поинтересовался Артур у старушки. — Вы тоже 'необходимая жертва'?

— Мне восемьдесят шесть, — вздохнула старушка. — И кому какое дело, что я всё ещё молода душой. Годы взяли своё. Так что я уже почти ничем не рисковала. Мой выбор можно описать, как последнюю отчаянную попыткой моего мужа продлить мне жизнь, и моим последним шансом хоть что-то оставить после себя. Да и кто-то же должен был присматривать за вами, дураками. Долго они ещё будут драться?

— Да пускай ещё подерутся, — скосив глаза на Эйнара и Мейли, ответил Артур. — Думаю, они отлично понимают, что мы уже 'помирились' и их драка лишена всякого смысла. Но раз они продолжают, значит им это нравиться.

— Тогда вставай и принеси бабушке стул. А то я об твои тощие ноги уже всю задницу отдавила, — проскрипела недовольно старушка, поднимаясь на ноги.


* * *

В то же время императрица, которая до последнего момента верила, что хитрый 'советник' сможет договориться с Ярославом, ужаснулась, услышав приказ о своей немедленной казни. Уже успев познакомиться с жестоким нравом и тяжёлым характером своего нового мужа, женщина не сомневалась, что отданный приказ будет выполнен сию же секунду и бесполезно молить о пощаде. Зайдя за спину единственного мужчины, который остался с ней рядом, императрица крепко зажмурилась, ожидая, что её сейчас схватят и поволокут на казнь.

Однако, время шло, а женщину никто не торопился хватать и куда-то вести.


* * *

— Как же неприятно признавать своё поражение, — тихо сказал мужчина, к спине которого она прижалась. — Да ещё от какой-то сопливой девчонки, которая даже не поняла, что она натворила. С вами всё в порядке?

Поняв, что последний вопрос адресован ей, женщина открыла глаза и удивлённо стала оглядываться по сторонам. Странный мир, в котором звёздное небо освещали холодные лучи ослепительно-белого солнца, заставил женщину растеряться. Ещё сильнее, женщину потряс огромный остров, который подобно торговой барже, неторопливо проплывал практически у неё над головой.

— Где мы? — наконец, собравшись с мыслями, задала императрица свой вопрос 'советнику'.

— Сложно сказать, — уклончиво ответил ей мужчина, стоявший рядом с ней. — Я называю это место 'Миром Артура', другие называют этот мир 'Миром Мойры', а сам Артур называет это место 'Летающие острова'. Вы же можете назвать это место 'Своим новым домом' Ваше Величество. Так как, пока я не решу проблему с Ярославом и с его дочерью, вам придётся жить здесь.

— То есть, я в изгнании, — догадалась императрица. — Только вместо того, чтобы просить политическое убежище в соседнем государстве, я вынуждена договариваться с Артуром и его жёнами.

— 'Договариваться' не придётся, — жестко отрезал предположение женщины 'советник'. — У меня есть определённо влияние на Артура. Так что нам достаточно будет поставить его перед фактом. К тому же, все эти острова не принадлежат Артуру. Он здесь, — всего лишь гость. Такой же вынужденный поселенец, как и вы. Так что я бы это назвал 'знакомством с новыми соседями'. В дальнейшем, если вы захотите, я могу запретить появляться Артуру и всей его компании на том острове, на котором вы пожелаете поселиться.

— И дожить свои дни в полном одиночестве? — грустно усмехнулась женщина.

— Я решу проблему с Ярославом в кратчайшие сроки, — уверенно заверил её 'советник'. — И я сделаю всё от меня зависящее, чтобы вы вернуть вас в Империю.

Не желая комментировать это излишне самоуверенное заявление, женщина лишь покачала головой.

— И где же 'хозяин' этого мира? — задала она свой новый вопрос.

— На острове, который сейчас проплывает над нами, — ответил мужчина. — Однако, прежде чем я вас официально представлю, хотел бы вас предупредить кое о чём. Видите ли, Ваше Величество...

— Анна, — перебила женщина 'советника'. — Обращайтесь ко мне просто по имени. Какая я теперь императрица?

— Иван, — представился женщине 'советник' и продолжил свои наставления. — Видите ли, Анна, мир, в котором существует ваша Империя, далеко не единственный. Кроме него существует и ещё один мир.

— Я уже это поняла, — кивнула словам советника императрица, думая, что он говорит о мире 'Летающих островов'.

— Не этот мир, — правильно понял слова женщины Иван. — Ещё один. Мир, в котором родился Артур, его жёны и я. Так что позвольте мне рассказать вам о нём, чтобы в дальнейшем вам было более легко нас понимать.

29

— И всё же я бы очень хотела поговорить с тобой о Сачи, — решила вернуться к старой теме разговора, сидящая рядом с Артуром, 'бабушка Ю'.

— Если наш разговор снова свернёт на тему: 'Посмотри какая Мейли уродина, а Сачи и того хуже', то шутить больше не буду, — предупредил старушку Артур.

— Вообще-то я хотела, чтобы ты задумался о более серьёзных вещах, — осторожно начала разговор Ю. — Тебе очень много раз говорили о том, что Катрина это домохозяйка. Она будет всю жизнь сидеть дома, готовить, стирать, убирать и нянчится с детьми. И как следствие, тебе даже не о чем будет с ней поговорить. Таков главный козырь Сачи. И именно поэтому она тебя и толкала в объятия Катрины.

Ведь в этом мире ты не сможешь переспать с Катриной. Но, в то же время, тебе предоставили шанс сполна пресытиться 'домашней жизнью'. И либо тебе такая жизнь опостылит и ты её возненавидишь окончательно, либо такая жизнь тебе понравится. В последнем варианте, Сачи готова уступить тебя Катрине. Но не потому что она уважает твой выбор и не хочет вставать у вас на пути, а потому что она не готова идти на жертвы.

— Как-то это странно слышать, — фыркнул Артур. — Ради меня, девушка бросает всё и, рискуя своей собственной жизнью, приезжает к чёрту на рога. А в итоге оказалось, что всё это относится к категории 'не готова идти на жертвы'.

— Ты и в самом деле непроходимый болван, раз не смог понять мечты и желания девушек, между которыми ты сейчас делаешь выбор, — вздохнула Ю. — Тогда давай-ка я вначале расскажу тебе о мечтах Катрины.


* * *

Эта девушка никогда не станет домохозяйкой. Если ты не заметил, то сообщаю тебе один очевидный факт, — она очень любит животных. И миленького котика или маленькой собачки ей будет недостаточно. Обрати внимание на то, как она нянчится с той сворой собак, которую мы ей подарили. У каждой собаки есть имя. Каждая собака живёт, чуть ли не отдельном коттедже, которые перестраиваются чаще, чем её дом. А ещё есть зелёный носорог, которому Катрина также подобрала имя и отдельный остров. Кстати, советую тебе посетить этот островок. Посмотри на то, как там живёт это животное. И послушай рассказы Катрины о том, как она собственноручно пересаживала на тот летающий остров привычные носорогу растения. А потом она переселила на тот остров ещё и нескольких мелких животных, дабы этому носорогу не было одиноко.

Что уж говорить об этих мерзких похотливых кроликах.

— Кролики? — насторожился Артур, догадавшись, что речь идёт о демоне 'Трах-трах'. — Вообще-то я перетащил на 'Летающие острова' только одного кролика, которого поселил на самом дальнем и пустынном острове.

— Если называть вещи своим именами, то ты бросил этого кролика в пустыне, — улыбнулась Артуру старушка. — На этом острове не было ничего, кроме выжженной земли. Однако, Катрина сжалилась над 'несчастным животным' и переселила его на остров поближе. Причём, на этом её забота о кролике не закончилась. У этого животного появилась огромная семья из маленьких крольчат.

— Как-то слишком уж шустро, даже для кроликов, — указал на слишком короткие сроки Артур. — Это с кем он так размножается?

— Да мне-то откуда знать? — отмахнулась от таких подробностей Ю. — У Катрины и спрашивай.

Да и вообще, речь идёт не об этой ушастой секс машине, а о том, что Катрина никогда не будет домохозяйкой. Она зачахнет в четырёх стенах. Её судьба связана не с домом, а с животными. В идеале, ей бы быть смотрителем зоопарка или заповедника. А лучше всего, — девочке стать ветеринаром. Так что ты изначально неправильно воспринимаешь мир Катрины, думая, что он ограничивается стенами её дома. Возможно, её мир куда обширнее и интереснее.

И если ты не смог увидеть мир этой 'простушки', то что уж говорить о Сачи? Мне вот даже интересно, а как ты представляешь совместную жизнь с этой женщиной? Ты вообще можешь представить, как Сачи будет сидеть дома и штопать тебе носки? Или представить её в роли матери, которая будет радостно менять подгузники ребёнку?

— Признаться, даже не задумывался об этом, — честно ответил на этот вопрос Артур.

— Ты не то чтобы не задумывался, а просто не можешь понять, насколько мир Сачи отличатся от твоего. Насколько разняться ваши представления о совместной жизни. Почему ты так уверенно говоришь, что ради тебя эта женщина потеряла 'всё'? Подумай хорошенько, а что у неё было, к моменту встречи с тобой? Да ничего у неё не было, кроме растоптанных мечтаний и гордости. А ещё у неё была работа, которую она воспринимала как каторгу. Я уж не говорю о долгах её покойного мужа. Вот, этим 'всем' она и пожертвовала ради тебя.

И как ты думаешь, могла ли она дорожить жизнью, в которой у неё ничего и никого не осталось, кроме тебя? Тебе она не напоминает одну 'простушку', у которой тоже ничего и никого нет, кроме тебя? Или чокнутую старуху, иллюзии и мечты которой ты недавно втоптал в грязь, при этом не оставив ей взамен ничего, кроме себя? Чувства этих трёх женщин схожи, и эти чувства никак нельзя назвать любовью. Это всего лишь страх перед одиночеством. Все они привязаны к тебе, как собачонки. И если Мойра и Катрина, навряд ли смогут найти тебе замену, то вот Сачи уйдёт от тебя сразу же, как только решит, что ты ей мешаешь начать всё сначала. Или ты думаешь, она перестала мечтать о карьере певички?

Усмехнувшись, старуха отвернулась от помрачневшего Артура.

— Я не хочу очернять или навязывать тебе своё мнение об этой японке, — чуть тише заговорила она. — Посети в её замке этаж, на котором она поселилась. Посмотри, чем живёт и о чём мечтает твоя избранница. И поговори с ней сам о её мечтах. А потом, хорошенько обдумай своё решение, касаемо этих трёх женщин.

Я же просто попыталась обратить твоё внимание на то, о чём ты сам, никогда не подумаешь.

К примеру, Сачи тебе прожужжала все уши о том, что маленький мирок Катрины не для тебя. Я же попыталась показать тебе, что мир Катрины огромен. Просто он связан с животными, а не с людьми. Заговори ты с ней хотя бы раз о собаках или носороге, и ты бы всё понял сам. А ещё Сачи умалчивает о том, что маленький мирок мужчины, который мечтает о детях, уютном домике и женщине, которая будет его провожать по утрам на работу, — не для неё. У тебя ничего этого не будет, если ты выберешь Сачи. Она избавилась от долгов, она распрощалась с ненавистной работой, она получила от тебя желанную поддержку и уверенность в том, что она не одинока. Она почувствовала в себе силы начать всё заново. И, разумеется, теперь она попытается вновь воплотить свою давнюю мечту о сцене и славе. Напомнить тебе, чем это закончилось для её бывшего мужа? А самое главное, что ты сделаешь с этим? Запретишь ей мечтать? Побьёшь? Запрёшь её дома и настрогаешь ей кучу детей, по примеру того безмозглого кролика? Ты вообще спрашивал её, а хочет ли она детей?

— Мы с ней не говорили о будущем, — повторил ещё раз Артур.

— Болван, — лишь вздохнула Ю. — Делаешь выбор между женщинами, при этом даже не интересуясь их мечтами и планами. Ты даже не обратил внимания на слова Сачи о том, что она готова проститься с тобой, если ты встанешь у неё на пути. Помнишь её фразу: 'Такой мужчина не сделает меня счастливой, как бы он не старался'? Она уже всё решила для себя. Она уже живёт будущим, в котором ты не так уж и важен для неё. Но ты, с упорством тупого идеалиста, продолжаешь жить в иллюзии о том, что мир этой женщины вращается только вокруг тебя.


* * *

— Вам-то какое до этого дело? — наконец, после долгого молчания и размышлений, задал свой вопрос Артур. — Какое вам дело до того, какую женщину я себе выберу? Ведь вполне вероятно, что мы все вообще никогда не выберемся отсюда.

— Если мы не выберемся, то умрём, — равнодушно озвучила очевидный для себя факт старушка. — Прерывать эксперимент, от которого зависит будущее всего человечества, ради десятка психов, никто не будет. Так что сервера отключат в любом случае. А вместе с ними, 'отключат' и нас. Если же найдут способ вернуть нас обратно до окончания эксперимента, то, скорее всего, я долго не протяну. И мне будет плевать на то, как сложится в дальнейшем твоя жизнь. Но что если затея с девчонками себя оправдает? И что если твоё влияние на них будет слишком велико? Тогда мне будет далеко не безразлично на то, какая из женщин будет нашёптывать тебе 'верные слова', стоя за твоей спиной.

— И чем вас не устроила Сачи?

Задумавшись на секунду, Ю решила не отвечать на этот вопрос.

— Мне просто симпатична Катрина, — 'отшила' она парня. — Кажется, к нам пожаловали гости.


* * *

Гостями, конечно же, оказались советник 'просто Иван' и императрица 'просто Анна'.

Представив местным 'аборигенам' императрицу по имени и обменявшись с 'бабушкой Ю' взаимными упрёками и угрозами, 'советник' решил то ли поговорить, то ли допросить Артура. В принципе, сам Артур так же был не против 'поговорить', а потому, оставив императрицу на попечение китаянок, мужчины перенеслись на ближайший островок.

— И в чём же смысл нашего 'побега' на другой остров? — задал философский вопрос Артур, оглядываясь по сторонам. — Наш разговор всё равно все слушают и записывают.

— Пусть слушают, — устало ответил 'советник'. — Я не намерен с вами говорить о чём-то уж совершенно секретном. А вот терпеть рядом с собою эту зловредную старуху, я сегодня не в настроении. Кстати, поосторожнее с ней. Она весьма злопамятный человек и вряд ли она когда-нибудь простит вам выходки с козой и с подносом.

— А нужно ли мне её прощение? — усмехнулся Артур. — Ведь из её недавнего рассказа я сделал вывод о том, что кто-то забыл мне рассказать о моей фактической смерти.

— Вы пока ещё живы, — поспешил уточнить советник. — К тому же, ещё совсем недавно китайцы заверяли нас в том, что с именно с вами как раз и всё в порядке. Якобы люди, которые не способны вживаться в виртуальные миры, не восприимчивы к произошедшему.

— То есть, когда вы требовали, чтобы я покинул игру, вы не знали о том, что я просто не могу отсюда выйти?

— Да, — коротко ответил 'советник'.

— Но вы уже тогда знали что Сачи, Катрина и Мойра фактически обречены?

— Мы делаем всё возможное, чтобы решить эту проблему, — заверил Артура мужчина.

— Если бы вы хоть что-то делали, то вы бы знали и обо мне, — наконец-то озвучил своё обвинение Артур. — Вам плевать на них.

Немного помолчав, мужчина тяжело вздохнул и уселся на землю.

— Вы сейчас находитесь на территории Китая, — начал он свои объяснения. — Мы не можем, без их разрешения, прислать своих врачей на их военную базу. Так что если китайцы официально заявляют, что они делаю всё возможное чтобы спасти вас, и в посторонней помощи они не нуждаются, значит так оно и есть. Хотя, конечно, мы теперь обязательно перепроверим информацию о вас и ваших женщинах. Но опять же, проверка будет формальной. Никто, ради вас, не будет что-то требовать от целой страны. И если китайцы вновь заверят нас в том, что 'они делают всё возможное и в посторонней помощи они не нуждаются'. То значит, так всё и есть.

— И зачем, тогда мне работать на вас? — задал логичный вопрос Артур.

— А вы разве на нас работаете? — поинтересовался мужчина. — После выходки Сачи, я в один момент потерял всё, что выстраивал в течении долгих месяцев. Всего лишь пара её слов, которые она гашептала какой-то смазливой блондинке, разрушили все мои планы. Так что если бы вы на нас работали Артур, то вы бы, в лучшем случае, сейчас отправились куда-нибудь в Заполярье, в очень и очень долгую 'командировку'.

— Ваши слова можно считать моим увольнением? — насторожился парень.

Вновь немного помолчав в ответ, мужчина закрыл на пару секунд глаза.

— Не обращайте внимания на то, что я сейчас вам сказал, — тихо посоветовал он Артуру. — Я очень расстроен сегодняшней неудачей. Поэтому, я и сказал вам про это Заполярье. В данный момент, я вообще хочу, чтобы вы тут и сдохли вместе со своими ненормальными девками. Но мои желания, никоим образом не относятся к нашим договоренностям. В конечном итоге, я всего лишь чиновник. И как бы я к вам не относился, мне придётся с вами работать.

— Тогда ответьте мне на вопрос, а зачем мне на вас работать, если моя жизнь зависит от китайцев?

— Мы уже говорили с вами на эту тему, — ответил Артуру мужчина. — Помните, что я вам ответил на этот вопрос в день, когда вы впервые посетили императорский дворец и познакомились с императрицей? К тому же Артур, не прикидывайтесь безвинной овечкой. Мы прекрасно понимаем, что вы пытаетесь вести свою собственную игру.

— Я всего лишь пытаюсь выжить, — тихо парировал это обвинение парень.

— Ставя мне палки в колёса? — уточнил советник. — Поймите вы уже наконец, одну простую вещь. Вас ввели в эту 'игру' чтобы подыграть Мойре. Мы рассчитывали, что эта высокомерная выскочка, ослеплённая своей гордыней, раскроет либо вам, либо кому-то из вашего окружения, все свои секреты. Параллельно, другие наши смежные 'ведомства' хотели использовать вас в своих 'шпионских интригах'. Но при этом, лично от вас, ничего и не требовалось. Вам надо было просто пожить в местном виртуальном захолустье.

Однако, произошёл целый ряд накладок, неприятных совпадений и непредвиденных случайностей. Такое часто бывает в глобальных проектах. И необходимость в ваших услугах отпала. Тем не менее, мы были готовы выполнить все наши обязательства перед вами. Вы отказались. Вы заявили мне, что не хотите возвращаться в тот мир, в котором вы так и не нашли себе место. А потому, вы готовы приложить все усилия, чтобы его изменить. В общем, вы изобразили передо мной пламенного революционера. И знаете? Да бог с вами. Если бы все ваши выходки ограничивались козами и подносами, то мы бы даже сказали вам спасибо. Так как это никоим образом не идёт в разрез с нашими планами. Но нет. Вы первый перешли черту, которую не стоило переходить. И при этом вы всё ещё ждёте, что мы с вами будем сюсюкаться?

— Чёрт, — вздохнул Артур. — Кажется, я получаю самый настоящий 'втык' от начальства. А у меня при себе даже и вазелина-то нет.

— Мальчишка, — едва сдержал свой гнев мужчина. — Ты хоть понимаешь, что в эту 'игру' играют не одиночки, а целые государства. И если мы откажемся от тебя, то ты тут не продержишься и пяти минут. Тебя раздавят как клопа, те же китайцы. Хотя, им этого даже и делать не надо. Тебя просто 'запрут' на этих островах и ты будешь покорно дожидаться отключения серверов.

— Причина, по которой вы не смогли заменить покойного императора на его копию, — это зависание серверов? — перебил мужчину Артур. — Вы можете 'отключить' этот виртуальный мир, но вы не можете вмешиваться происходящее.

— Я могу хоть сейчас уничтожить всю эту империю одним щелчком пальцев, — заверил Артура советник, который в момент переключился на другую тему разговора.

— Уничтожить, но не создать. Убийство людей, сжигание городов и сёл, система считает естественным. А вот создание людей и восстановление разрушенных городов буквально из ничего, система считает неприемлемым. И, из-за её зависания, вы не можете переписать это правило по своему усмотрению. Так же как вы не можете поставить этот мир на 'паузу' или отмотать события назад во времени. Я прав?

— Вы нашли способ это исправить? — заинтересовался советник.

— Нет, — признался Артур. — Я просто собираю необходимую мне информацию.

— Вы меня сейчас плохо слушали, Артур?! — вновь повысил голос мужчина. — Хватит! Остановитесь. Иначе вы пожалеете о том, что встали у нас на пути.

— Мне нужно идти, — 'попрощался' с мужчиной Артур и растворился в воздухе.

— Упрямый глупец! — крикнул ему вдогонку 'советник'.

30

Однако, Артуру было абсолютно не интересно, что о нём думает 'чиновник'. Выбрав своей конечной целью замок Сачи, парень в секунду оказался в ледяной пещере.

— Всегда мечтала о таком троне! — донёсся до Артура восторженный голос Мойры. — Но почему-то я не могла представить себя сидящей на глыбе льда. А трон из хрусталя, — это немного не то. Он был похож...

— Он был похож на подделку, — пришла на помощь задумавшейся Мойре Сачи.

— Да, — грустно подтвердила Мойра. — Трон из хрусталя, — это такая же подделка, как и все мои мечты.

Опустив свою руку на спинку ледяного трона, уродливая женщина хотела было опрокинуть его и разбить на сотни осколков. Но, её остановил ехидный мужской голос.

— И что же тебе мешает воплотить в жизнь свою детскую мечту? — поинтересовался Артур. — Ты мечтала стать красивой молодой девушкой, так будь ею. Ты мечтала посидеть на ледяном троне, так садись. В принципе, если ты мечтала покататься на санях Санты, то давай устроим и такое представление. Где-то тут летает огромный остров с огромными снежными сугробами. Главное, чтобы ты понимала, что всё это всего лишь развлечение, которое ровным счётом ничего не значит. Изменив свою внешность, ты не изменишь своего настоящего возраста. Сев на этот трон, ты не станешь правительницей 'ледяного королевства'. А, покатавшись на санях Санты, ты не превратишься в этого толстого старикана. Но разве кто-то говорил о том, что делать все эти вещи строго запрещено?

Ничего не ответив и больше не раздумывая, Мойра решительно села на трон. Причём, так быстро, словно боялась, что кто-то её опередит.

— И как? — раздался насмешливый вопрос Артура.

Закрыв глаза, 'ледяная королева' торжественным голосом отдала свой первый приказ.

— Приказываю вам склонить предо мной на колени!

— А вот фиг тебе! — почти смеясь, прокомментировал команду Мойры Артур. — Лучше ответь. Ты тут жить собралась?

— Конечно! — так и не сумев скрыть свою обиду за то, что Сачи и Артур проигнорировали её приказ, проскрежетала Мойра.

— И чем же эта ледяная пещера отличается от твоего каменного замка? — задал свой следующий вопрос Артур.

— А чем может отличаться каменный мешок от алмазного дворца? — вопросом на вопрос ответила Мойра.

— Э-м-м, — не понял это странное сравнение Артур, оглядываясь по сторонам.


* * *

Огромная ледяная пещера с высоким каменным сводом. Повсюду можно было увидеть сталактиты и сталагмиты, которые весьма красиво переливались в лучах мягкого голубого и розового света. А сам свет исходил от многочисленных жучков-светлячков, летающих по всей пещере.

— Посмотри на стены, — тихо подсказала парню Сачи.

Проследив за взглядом девушки, Артур увидел огромный кристалл, который был 'вмурован' в одну из стен пещеры. А потом и ещё несколько десятков таких же кристаллов рядом. А чуть поодаль, — их было уже несколько сотен.

— Это алмазы, — всё тем же тихим голосом подтвердила догадку парня Сачи.

— А, — понимающе кивнул Артур, наконец-то сумев осмыслить сказанное Мойрой. И, повернувшись к новой хозяйке 'алмазного дворца', он поспешил уточнить одну очень важную вещь. — Но ты же понимаешь, что всё это тоже не настоящее?

— Ты мне запрещаешь здесь жить? — тут же насторожилась Мойра.

— Если ты мечтала жить в алмазной пещере и сидеть на ледяном троне, то какое я имею право запрещать тебе это делать? — развёл руками Артур. — Я просто хочу убедиться в твоём понимании того, что всё это иллюзия.

Ничего не ответив, женщина устало откинулась на спинку своего ледяного трона и сомкнула глаза.

— Уйдите, — тихо прохрипела она свою просьбу.

— Вообще-то.., — начал было Артур свой монолог, но был перебит шиканьем Сачи.

Молча взяв Артура за руку, она повела парня прочь из 'алмазного дворца', где спала на своём новом ледяном троне новоявленная королева.


* * *

— Она пережила очень тяжёлый стресс, — прошептала парню Сачи, когда они уже почти вышли из пещеры. — И я думаю, её надо оставить на сегодня в покое.

— Хорошо, — согласился Артур. — Можно отложить разговор с ней и до завтра. А пока, я хотел бы узнать, куда это мы идём?

Остановившись, Сачи растерянно улыбнулась в ответ и пожала плечами.

— Я просто не хочу быть в 'доме' этой женщины, — призналась она.

— А ещё, ты не хочешь, чтобы и я оставался в 'доме' Мойры, — тихо дополнил ответ девушки Артур. — Также, как ты не хочешь, чтобы я общался с Мейли. И я бы принял это за ревность, если бы кое-кто не толкал меня в объятия Катрины.

Вздрогнув, Сачи отпустила руку Артура и отошла от него на пару шагов.

— Пойдём, — строгим голосом распорядился парень. — Нам и в самом деле не стоит в этой пещере говорить о наших планах и мечтах.


* * *

— Вообще-то я считаю, что ей бы подошёл трон из цельного алмаза, а не из какой-то глыбы льда, — выйдя из пещеры, закончил свою фразу Артур, которую так и не дала договорить ему Сачи.

— Я думаю, она будет очень рада такому подарку, — слабо улыбнулась девушка.

— М-м-да, — тяжело вздохнул парень. — Я ведь и не знал, что Мойре нравятся алмазы.

— Все мы о чём-то мечтаем, — тихо и осторожно произнесла девушка.

Понимая, что Сачи подводит их разговор к основной теме разговора о 'мечтах и дальнейших планах', Артур почему-то не решился его начать первым. Понимая всю глупость происходящего, он неловко переминался с ноги на ноги.

'Зачем? — корил себя парень. — Зачем я, как дурак, побежал к ней и затеял этот разговор? Что я хочу услышать от неё? Да и так ли важно для меня то, что она скажет? Может просто спросить её на прямую, любит ли она меня? Или это тоже будет выглядеть слишком уж глупо? А если она спросит: 'А любишь ли ты меня?' Что мне на это ответь?'

— Тебе страшно? — неожиданный вопрос Сачи, прервал размышления Артура, которые медленно перерастали в панику.


* * *

Не дождавшись ответа, девушка отвернулась от Артура и тихо призналась

— Ощущаю себя каким-то ребёнком, который вынужден оправдываться перед родителями. Глупо и неловко. Наверное, в обычной жизни, прежде чем начать подобный разговор, нам бы полагалось вначале напиться или переспать. А, может быть, стоило сделать, и то и другое. Скорее всего, тогда у нас появилась бы хоть какая-то иллюзия того, что мы взрослые и не совсем чужые друг-другу люди.

— Напиться можно и здесь, — неосознанно ляпнул Артур, о чём тут же и пожалел. — Прости. Не понимаю что говорю.

Прикрыв глаза, Сачи повернулась к Артуру спиной.

— Мне будет проще, если я не буду видеть тебя, — пояснила она. — Возможно, если я поверю в то, что сейчас разговариваю сама с собою, то я смогу лучше объяснить свои мысли о нас.

Вновь не дождавшись ответа от Артура, который и в самом деле боялся ляпнуть очередную глупость, девушка принялась 'размышлять вслух'.

— Я боюсь будущего Артур. Боюсь того, что ты мне так и никогда не признаешься в любви. Что я тогда буду делать? Куда мне возвращаться? К кому идти? У меня даже нет подруг. Нет ничего, кроме фальшивых иллюзий о том, что я всё ещё могу петь. Нет ничего, кроме этой глупой тщеславной мечты, которая разрушила всю мою жизнь. Фальшивка, которой я подменила свою настоящую жизнь и к которой я постоянно тянусь. Я даже не знаю, зачем это мне сейчас нужно?

Вновь задумавшись над этим вопросом, Сачи ненадолго замолчала, безуспешно пытаясь хотя бы сейчас ответить на него.

— Наверное, — очень неуверенно продолжила она свою речь, — очень многие люди мечтают жить на каких-нибудь тропических островах и ничего не делать. А я мечтаю о сцене и толпах поклонниках. Точнее, — мечтала.

Ещё одна причина, по которой я боюсь будущего, это моя новая мечта. Мечта о том, что ты однажды встанешь передо мной на колени и сделаешь предложение. Что тогда? Как и где мы будем жить? Чем заниматься? Я вообще не представляю жизнь с тобою. Например, мы въедем в новый дом. А дальше? Я не смогу быть домохозяйкой. Я не могу, как твоя мать, готовить кастрюли борщей и мыть полы каждые три дня. А ты не сможешь, как твой отец, каждый день ходить на монотонную и бессмысленную работу, мечтая о скорой пенсии. Так как же мы будем жить? Может быть, и нет никаких 'нас'? Может быть, тебе и в самом деле подходит больше Катрина, а мне лучше уйти?

Рука мужчины, стоявшего за спиною девушки неуверенно легла ей на плечо.

— Однажды, мы говорили с тобою о детях, — вздрогнув, но не сторонившись от Артура, продолжила свои объяснения Сачи. — Вскользь, невпопад, всего лишь пара слов, которые меня вначале очень обрадовали. Я сразу представила, как у нас будут две девочки, а может быть три. Тогда я даже не задумалась над тем, почему я так не хочу мальчишек. Я просто представила, как я буду играть с этими девочками в куклы, говорить о парнях, когда они подрастут, и ходить с ними на вечеринки. И только на следующий день я ужаснулась от того, о чём я мечтала. Ведь я мечтала не о детях, а о подругах, которых у меня когда-то отняла сцена. Мечтала о том, что у меня никогда не было и никогда уже не будет. Но ведь дети, это совсем другое. И я не знаю, хочу ли я их? Я вообще не представляю себя в роли матери.

А потом я вспомнила свой разговор со Снольдом. Ты знаешь, о чём он мечтает?

— Грабить и убивать, — тихо сказал Артур первые же слова, которые ему пришли на ум при упоминании этого старика-уголовника.

— Он не безумный маньяк-убийца, каким ты хочешь его видеть, — возразила Сачи. — Снольд прекрасно осознаёт свой возраст в реальном мире. Мало того, он прекрасно понимает, что даже если случиться невозможное, и ему вернут здоровье молодого мужчины, то единственное, что его ждёт — тюрьма. Потому что он не умеет и не знает, как жить по-другому. Отсюда и его тайная мечта, о которой он хочет попросить любую из девчонок, — он хочет остаться здесь, в этом мире, навсегда. Ему нравиться жить в грубом средневековье, где всё решает только сила и его топор. Но единственное, что его сдерживает, это ограничения, которые наложены в этом мире на каждого из нас.

— То есть он хочет быть в этом мире обычным человеком, — понял Артур. — Получить возможность есть, спать...

— Трахаться, — поняв замешательства парня, Сачи закончила его предложение. — Да. Он хочет именно этого. И я хочу того же. Мне страшно возвращаться назад, в реальность, и столкнуться с вопросом: 'А что же дальше?' Почему-то мне кажется, что счастливее, чем здесь и сейчас, я уже никогда не буду. И так же, как и Снольду, мне уже нет места в том, реальном, мире. Я...

Рывком развернув заплаканную девушку к себе лицом, Артур крепко обнял её.

— Я боюсь будущего, Артур, — сквозь слёзы, прошептала Сачи.

31

Всю ночь Рудиной снились кошмары. Её, то выдавали замуж за уродливого принца-дрыща, то она почему-то ела какие-то помои с земли, то за ней гналось какое-то страшенное чудовище с ног до головы закованное в стальную броню. И всё это происходило под истеричный хохот Подольской и её уродливой ведьмы. А затем появилась 'она'. Как всегда красивая, гордая, надменная. И все эти кошмары вдруг стали неважны. 'Просыпайся', — приказала 'она' девчонке и Рудина послушно открыла глаза.


* * *

Пару раз, моргнув Рудина недоверчиво уставилась на существо, которое сидело на её кровати. Сощурив глаза, на девчонку пристально смотрела белая лиса.

— Доброе утро, — промолвило это 'чудо' голосом той, которой Рудина пообещала вчера служить.

— А-а-э, — промычала в ответ потрясённая девчонка и недоверчиво коснулась белого хвоста.

Лисий хвост оказался пушистым и тёплым, а щелчок по лбу оказался весьма болезненным.

— В следующий раз будет ещё больнее, — строго пообещала ей лиса. — Вставай. Мы должны успеть выехать из дворца ещё до обеда.

— Куда? — начала медленно приходить в себя Рудина.

Ничего не ответив, лиса посмотрела куда-то в сторону. И проследив за её взглядом, Рудина ойкнула и накрылась одеялом с головой.

Чуть в стороне от кровати стоял её вчерашний таинственный 'спаситель'. По-прежнему сильный и красивый. А она, — не одетая, растрёпанная, сонная. Покраснев от стыда, Рудина поспешила ещё надёжнее закутаться в одеяло.


* * *

— И как тебе девочка? — услышала она из-под одеяла голос лисицы.

— Ребёнок, — равнодушно и честно ответил ей 'спаситель'.

'Кто ребёнок?!' — гордыня и гнев начали медленно захлёстывать Рудину, отодвигая стыд и растерянность на второй план.

— К сожалению, ты прав — тем временем продолжила свой диалог со 'спасителем' лисица. — Взрослая женщина никогда бы так не поступила. Укутаться одеялом с головой, стесняясь мужчины, который достоин лишь вылизывать ей ноги, — какой же глупый поступок.

Откинув одеяло, пунцовая девчонка гордо поднялась с кровати и, вновь копируя походку Сачи, неторопливо прошествовала в ванную.


* * *

— Мамочки! — в ужасе всхлипнула Рудина, торопливо захлопнув за собою дверь ванной комнаты. — Он ведь наблюдал за мной. Он не сводил с меня взгляд, пока я сюда шла.

Словно ожидая того, что её 'спаситель' вот-вот начнёт ломиться в ванную, Рудина подперла спиною деверь и крепко зажмурилась.

'Зачем она так со мной?! За что?'

И стоило девчонке только подумать об этой 'лисе', как рядом с ней тут же раздался голос Сачи.

— Ты молодец. Хотя, лично я бы приказала выйти ему из спальни.


* * *

И пока заперевшись в ванной комнате 'лиса' и девчонка секретничали о мужчинах, а объект обожания Рудиной, оставшись в гордом одиночестве в спальне 'принцессы', равнодушно обозревал пейзаж за окном, Подольскую, которой этой ночью вообще ничего не приснилось, разбудил весьма странный звук.


* * *

— Да это достойно великих королей! — услышала девчонка восторженный голос Аристарха.

— Вообще-то, я женат на богине, — ответил ему Артур.

Затем вновь раздался этот странный звук, разбудивший девчонку. Похоже было на то, что кто-то постукивал по стеклу.

— Алмазы так не звучат, — раздался недовольный голос некроманта. — Это стеклянная фальшивка.

— Да какая разница! — воскликнул в ответ Аристарх. — Ты посмотри, какая красотища!

— Это ж какие деньжищи за такую фигню дадут? — вмешалась в разговор мужчин мать некроманта.


* * *

Поддавшись любопытству и стараясь не шуметь, Подольская тихонечко поднялась с кровати и осторожно выглянула в окно. А затем, позабыв обо всём, девчонка восторженно ахнула.

Прямо под её окном, сверкая в лучах всходящего солнца, стоял стеклянный трон.

— О! — радостно 'поприветствовал' девчонку Артур. — Проснулась наконец-то. Давай-ка, одевайся и выходи к нам. Опробуешь трон. А то один слишком здоровенный, второй слишком 'кривой', а третья даже приблизиться к нему боится.

— Не почину мне на таких вещах своим задом сидеть, — буркнула в ответ мать некроманта.


* * *

Очередная странная выходка Артура с троном, который был сделан из поддельных алмазов, (по крайне мере так заверял всех некромант) совпала с началом очень странного разговора между Сачи и Рудиной.

Так и не выйдя из ванной комнаты, две 'подружки' обсудили Снольда и сравнили его с 'принцем Персии'. Затем Сачи рассказала об Артуре и поведала девчонке страшную историю о том, как коварная Мойра чуть ли не силой 'женила' на себе Артура. Разумеется, эта история закончилась вполне ожидаемой от Сачи 'моралью' о том, что как бы не была коварна и сильна твоя соперница, никогда не стоит сдаваться. А затем речь незаметно зашла и об отце Рудиной.

И любуясь на своё отражение в огромном зеркале, дочь Ярослава внимательно слушала то, о чём ей говорила белая 'лиса'.

— Ты должна понимать, что всё, что делает твой отец, это только ради тебя, — прикрыв глаза, тихо нашёптывала девчонке Сачи. — Когда он принял предложенную корону, он отлично понимал, что его ждёт такая же судьба, как и его предшественника. И это только в лучшем случае. Ведь эта страна балансирует над пропастью. И единственная надежда не упасть в бездонную бездну — это собрать осенью очень хороший урожай, который должен будет прокормить армию и народ. А ещё нужно что-то поставить на экспорт и обеспечить крестьян семенами для посева на будущий год. Даже при самых благоприятных обстоятельствах, собрать такой богатый урожай за столь короткое лето почти невозможно.

А что если это лето будет засушливым или дождливым? Что если зима наступит слишком рано? Хватит ли тогда золота в рудниках твоего отца, чтобы прокормить и армию и народ? И не будет ли это золото стоить как обычный щебень? Ведь соседние страны непременно воспользуются безвыходной ситуацией твоего государства и попытаются сбросить закупочные цены на этот драгоценный металл. И что тогда произойдёт раньше? Голодные бунты, вторжение кочевников и варваров, или бунт гвардии? А ещё ведь есть непредсказуемая инквизиция, которая в любой момент может сжечь всех вас на костре.

Именно поэтому твой отец и сделает всё возможное, чтобы выдать тебя за Персидского принца. Ты отправишься в другую страну и будешь в безопасности. А статус принцессы, позволит тебе прожить оставшуюся жизнь без унижений и нужды. Пусть, при этом ты и будешь жить в золотой клетке, но зато в безопасности и вдали от тех ужасов, в пучину которых скоро ввергнется эта страна.

— То есть я должна прожить всю свою жизнь с этим дрыщём? — зло спросила у лисицы Рудина.

— Внешность, это далеко не главное, в мужчинах, — философски и как-то не совсем уверенно подметила лиса.

— А что тогда главное?! — окончательно вспылила девчонка. — Да меня воротит от одной только мысли о том, что этот дохляк залезет ко мне в постель.

— Думай не о нём, а о ваших детях, которые унаследуют трон твоего мужа.

Видимо и в самом деле задумавшись над этими словами, Рудина искренне содрогнулась.

— Так я ещё и должна вынашивать для него таких же уродливых доходяг?!!

— А какой у тебя ещё есть выбор? — развела руками лисица. — Что ты можешь противопоставить решению своего отца? Что у тебя есть, кроме твоей глупой и никому не нужной гордости. Кто стоит за твоей спиной и на кого ты можешь рассчитывать в случае беды? Снова побежишь за помощью к моему мужу? Ты часом не забыла о том, что он служит совсем другой девочке? Да и что ты можешь дать нам за очередную оказанную тебе услугу? Не забывай, что мы с тобою далеко не подруги, и наши беседы, — это не более чем развлечение для меня.

Поджав губы Рудина, повернулась к Сачи.

— Я всегда помнила об этом, — тихо сказала девчонка. — А теперь я запомню это на всю оставшуюся жизнь. Но ты права, мне нечего дать тебе. Поэтому, — я выйду замуж за этого дрыща. Я в состоянии сама о себе позаботиться. И мне больше никто не нужен. Передай Артуру, что наша сделка 'расторгнута'.

С этими словами, Рудина вышла из ванной комнаты, громко хлопнув за собой дверью. При этом, оставив хитро улыбающуюся лисицу в гордом одиночестве.

— Ой!! — через секунду раздался за дверью вскрик Рудиной и через секунду, разрумяненная девчонка вновь оказалась в ванной.

— Он не ушёл, — тихо прошептала она, вновь прижавшись спиной к двери.

Вздохнув, Сачи лишь весело подмигнула сгорающей от стыда девчонке.


* * *

— Ой! — вскрикнула и Подольская, медленно съезжая с 'фальшивого трона'.

— Великоват он ей, — глядя на это, объявил некромант.

— Тогда мы все идём к человеку, которому этот трон будет в самую пору, — объявил Артур.

— К Богине?! — ужаснулся некромант.

— Я сказал к человеку, а не к чудовищу, — опроверг догадку некроманта Артур. — Идём спасать томящуюся в неволе женщину. Аристарх, ты ведь не против спасти женщину, которую насильно удерживают в темнице?

— Да, нет — неуверенно и весьма неопределённо ответил паладин, который был смущён тем, что столь благородное предложение исходило от демона.

— А вы, уважаемый почитатель моей супруги, — обратился Артур к некроманту. — Вы не против принять участие в создание подарка для своей Богини?

— Эм-м..

Некромант не мог дать однозначный ответ на этот коварный вопрос. Весьма противоречивые чувства к Мойре полностью поглотили его. Понимая это, Артур не стал дожидаться, когда некромант придёт хоть к какому-то взвешенному решению. Радостно хлопнув в ладоши и окончательно спутав размышления некроманта, парень объявил о 'своих' планах на сегодня.

— Ну, вот и отлично! Тогда идём спасать несчастную женщину.

— Угу, — наконец-то подала голос и 'хозяйка дома'. — Сейчас вы у меня пойдёте, — недобро пообещала она. — Сейчас вы у меня так пойдёте, что костей не соберёте. Спасатели! А ну живо, все в дом!!!

— Но мама!! — подал голос некромант.

— Не мамкай! — окончательно разошлась старушка. — Хватит с меня! Вернулся домой нормальным человеком. Дочку с собою привёз, жениться собрался и свой дом построить. Пообещал мне, что к трупам больше не подойдёшь. И что? — тут старушка ткнула пальцем в Артура. — Стоило только объявиться этому демону, как всё заново началось. Снова эти трупы! Снова меня не слушаешь!! Снова куда-то собрался!!! А ну живо в дом!!!

— Мама!!! — рыкнул в ответ некромант.

— На свою мать кричать вздумал?! — подперев руками бока и сощурила глаза, старушка топнула ногой.

— Ну, мама, послушай же меня хотя бы раз! — попытался было что-то объяснить своей матери некромант, однако старушка уже исчезла в доме.

— Мама!! — выкрикнул ей вдогонку некромант.

— Мы, наверное, сами справимся, — тихо пробасил за спиной некроманта паладин. — Твоя мать права. Не стоит тебе во всё это лезть. У тебя мать, дом, да и Мальвина, — прекрасная девчонка. Ты не смотри на её внешность и забудь, что она вчера сказала. У неё очень добрая душа. Ни о чём не пожалеешь, когда на ней женишься. В общем, присмотри за Ленкой, пока мы будем несчастную женщину спасать.

— Чего?!! — похоже, что слава Аристарха не на шутку возмутили некроманта. — Ты в своём уме? Ты что думаешь, что я всю свою жизнь мечтал только об этом? — с этими словами некромант широким взмахом руки обвёл окружающий его мирок — Всерьёз полагаешь, что вся моя жизнь была прожита только ради того, чтобы поселиться в каком-то провинциальном болоте?

— Болото значит! — послышался из недр дома голос матери некроманта. — Люди тебе дельные советы дают, а он свой родной дом болотом обзывает и на мать кричит!!

— Мама, дай же мне тебе всё объяснить, — крикнул в ответ некромант и собирался было зайти в дом.

Однако, старушка сама появилась на пороге дома с огромной оглоблей в руках.

— Сейчас я тебе всё объясню! — пообещала она своему сыну. — Сейчас я тебе мозги-то вправлю!! Сейчас ты у меня покричишь на свою мать!!

— Мама! — уже испуганно взвизгнул некромант, медленно отступая от порога дома. — Брось палку!!

Однако боевая старушка уже не слушала просьб своего 'непутёвого сына'.

— Ай! — вскрикнул некромант, получив по заднице.

— Ох! — простонал Аристарх, получив по горбушке.

— Бежим! — призвал всех к позорному бегству Артур и матюгнулся, получив по макушке. После чего, он получил ещё и по заднице за то, что матюгнулся перед ребёнком.

32

На этот раз роскошная карета ехала неспешно и в сопровождении охраны. Так и не сумев противиться желанию белой лисицы, Ярослав сделал всё возможное, чтобы обезопасить свою дочь. И размышляя над дальнейшими действиями отца Рудины, сидящая в карете лисица лишь сокрушённо вздохнула.

— Что опять не так? — недовольно спросила сидящая рядом с нею девчонка.

— Боюсь, что твой отец принял окончательное решение выдать тебя замуж, — тихо ответила лисица.

— Тоже мне новость, — скривилась Рудина. — Мы всё утро об этом только и проговорили.

— Ты не поняла, — улыбнулась ей лисица. — До моего вмешательства, твой отец хотел дать тебе время, чтобы ты одумалась и полюбила своего жениха. Теперь же, тебя уже никто ни о чём не будет спрашивать. Всё же я надеялась этого избежать.

— То есть наша поездка напрасна? — как не странно, но Рудина даже обрадовалась этому варианту.

— Дело не в этом, — отвернувшись от девчонки, лисица посмотрела в окошко кареты. — Для нашего плана, тебе в любом случае понадобиться хотя бы какая-то поддержка народа. В данном случае, излечение болезней, — идеальный вариант. Люди должны связывать своё выздоровление не с Подольской и не с её 'ведьмой', а с тобой. Люди должны понимать, что лечение для них начинается только тогда, когда в деревню приезжает твоя карета. У них должен выработаться рефлекс, как у собак, на то, что твоя карета это избавление от их хворей и несчастий. И, разумеется, в этой карете и рядом с этой каретой, они всегда должны видеть только тебя. В текущей ситуации, жадность и прагматизм твоего учителя Носфератова, который отменил бесплатное лечение в Магической академии, а так же доброта и наивность Подольской, — только нам на руку. Однако, проблема во времени, которого у нас почти не осталось. Ведь для того, чтобы люди осознали, что своим счастьем и благополучием они обязаны только тебе, нужно время. Да и благодарности населения всего лишь одной деревни, — нам будет недостаточно. Поэтому нам придётся сделать то, чего я бы очень хотела избежать.

Вздохнув, лисица устало прикрыла глаза.

— Тебе придётся попросить о помощи Снольда.

Поняв, что речь идёт о её 'новом кучере' Рудина лишь радостно улыбнулась и тут же зарделась.

— Нам понадобиться помощь военных, которые будут преданы лишь тебе, — продолжила свои рассуждения лиса. — Снольд сможет найти таких людей в очень короткий срок. А самое главное, он сможет их контролировать.

— И что в этом плохого? — восторженно спросила Рудина. — У меня будет своя собственная армия!

— Я не могу приказывать Снольду, — едва слышно призналась лисица. — Тебе придётся самой убедить его собрать для тебя армию. В деревне у вас будет возможность остаться наедине и обсудить этот вопрос.

Услышав это, Рудина помимо своей воли глупо заулыбалась.

— Однако, должна тебя предупредить, что Снольда не так-то и просто контролировать. Ему абсолютно нечего терять и он уже ни во что не верит. Поэтому стоит ему только разочароваться в тебе, и тебя не спасёт даже Артур.

— Опять этот Артур, — зло прокомментировала это предупреждение девчонка. — Почему всё и всегда должно зависеть только от него?

Ничего не ответив лисица лишь высокомерно скосила глаза на глупую девчонку и сокрушённо покачала головой.


* * *

— Ух! — с облегчение перевёл дух Артур, и отпустил некроманта, которого держал за шкирку. — Кажется, оторвались!

— Где это мы? — недовольно спросил Аристарх, резко сбросив со своего плеча вторую руку Артура.

— Рядом с монастырём, в котором насильно удерживают мать Анастасии Рудиной, — пояснил Артур, разглядывая скорее мрачную крепость, а не монастырь. — Кстати, это точно монастырь?

— Монастырь, — со вздохом подтвердил некромант, огладываясь вокруг. — В них часто прячутся люди во время набегов кочевников. Мы ведь рядом с Пограничьем?

— Да, — кивнул Артур. — Почти у самой границы. Как догадался?

В ответ некромант лишь кивнул на головешки, которые остались от стоявшей рядом с монастырём-крепостью деревни.

— Постойте! — дошло наконец— то до Аристарха. — Так мы собрались монастырь штурмовать? Это же святотатство!!!

— Втроём напасть на эту крепость? — удивился догадке паладина Артур. — Чтобы про меня не говорили, но я ещё не настолько выжил из ума. Мы просто попросим освободить одну женщину. Причём очень и очень вежливо. Вот только есть одна проблема. Монастырь ведь женский? И как это будет выглядеть, если к его воротам подойдут двое мужчин в сопровождении одного демона и попросят выдать им одну из монашек?

— Так может Аристарх один сходит? — предложил некромант, который уже с интересом направился в сторону головешек. — Он ведь, всё таки, паладин. А я тут немного 'поколдую'.

— Эм-м, — засомневался в успехе такого плана Артур, с большим сомнением глядя на Аристарха. — Как бы его самого в монахи не постригли. Давайте-ка вы посидите здесь, а я за помощью сбегаю. Одну минутку.

С этими словами Артур поспешил исчезнуть.

— И что теперь? — не понял 'юмора' Аристарх. — Что нам делать, если он не вернётся?

— До дому сами доберёмся, — отмахнулся от тревог паладина Некрофилов. — Не пропадём. Помоги мне лучше обгоревшие поленья разгрести. Надо бы мёртвых похоронить. Хотя, сходи лучше за помощью в монастырь.


* * *

Между тем, за рассуждениями Сачи и за странными действиями Артура пристально наблюдали две китаянки, сидящие напротив друг друга.

— Не правильно, — покачала головой Ю, которая внимательно прослушала монолог Сачи. — Это не её мысли. Она не настолько умна, чтобы разбираться ещё и в экономике. Тем более, — в урожае зерновых. Что с Артуром?

— Убегает от матери некроманта, — тихо ответила Мейли.

Вздохнув, Ю лишь сокрушённо покачала головой.

— Я с ума сойду от этого мальчишки. Ты просмотрела запись его вчерашнего разговора с Сачи?

— Там ничего, — всё так же тихо, а, может быть, покорно ответила Мейли. — Когда она заплакала, он не сказал ей больше не слова.

Закрыв глаза, старушка забарабанила пальцами по подлокотнику кресла.

— Может они используют язык жестов? — выдвинула она новую идею. — Они точно как-то общаются друг с другом в тайне от нас. То, что советует эта японка Рудиной, даже манера её общения, — это всё очень похоже на Артура. Словно она озвучивает его мысли. Что нам ответили эти дебилы?

— Наши аналитики отслеживаю каждую секунду их жизни, — ответила Мейли, тут же поняв о каких 'дебилах' идёт речь. — Наблюдаемые, больше не используют никаких 'зеркальных комнат'. Ведётся ежесекундная запись каждого их диалога, каждого их действия, каждого их движения.

— Да что мне толку от этих записей?! — вспылила старушка. — Ты же видишь, что творят эти двое!! Присосались к этим девчонкам, как пиявки! Передай этим 'аналитикам', что если они не поймут, как общается с друг-другом эта парочка, они на эти острова вместе с семьями переселятся!!!

— Хорошо, — тихо ответила Мейли.

Видимо, Ю было мало этой угрозы. Она бы хотела сейчас кричать лично на тех, кто отслеживал каждый шаг Артура, а не на безвольную Мейли. Недовольно поморщившись, старушка перешла к следующему 'персонажу'.

— Что делает Мойра?

— Гуляет по острову, — отчиталась Мейли, вмиг переключив экраны игрового меню.

— По какому острову? — вновь стала закипать старушка. — Тут их под сотню. Ты можешь мне ответить нормально?

— Заснеженный, со скалами. В нашей номенклатуре он проходит под номером семьдесят шесть.

— Да засунь себе в задницу, эту номенклатуру!

— Не правильно ты задницу 'деточки' используешь, 'бабушка Ю', — раздался как всегда весёлый мужской голос, заставивший старушку вздрогнуть.


* * *

— Дебил, — буркнула старушка, повернувшись к Артуру. — Ты в курсе, что русские отказались от тебя?

— Ожидаемо, — махнул рукой Артур.

— И ты понимаешь, что теперь у тебя нет иного выхода, как работать на нас? — уточнила старушка.

— Конечно, понимаю, — ласково улыбнулся старушке парень. — А какие ещё 'сказочки' вы мне расскажите, 'бабушка'?

— Ты совсем спятил? — не поняла этого юмора Ю. — Живо прекратил мне рожи корчить и отвечай на мои вопросы!

— От меня никто не может отказаться, так как никто ничего не понимает, — неожиданно серьёзно и холодно отчеканил парень. — А единственный выход разобраться в происходящем, — это наблюдать за мной. Так что хватит брать меня на испуг, обе подняли свои задницы с этих кресел и живо пошли лечить крестьян в деревне.

Сощурив глаза, старушка зло посмотрела на Артура.

— Ты начинаешь паниковать 'бабушка Ю', — всё тем же холодным голосом отчеканил Артур, предупредив очередные угрозы старушки — Начинаешь делать ошибки. Сходи, развейся в деревне. Отдохни. И прекращай пугать меня пустыми угрозами. Мы же оба знаем, что ничего нельзя сделать с тем, что сейчас происходит.

— У нас всё ещё твои друзья и родители, — неожиданно подала голос Мейли

— И что дальше? — с угрозой в голосе спросил её Артур. — Ты готова принять последствия, за свои угрозы?

— Какая же она дура, — тихо сказала Ю. — Ну вот в кого? В кого она такая уродилась? Как ты всё понял?

Усмехнувшись в ответ, Артур лишь указал пальцем на старушку.

— Вы же сами всё мне рассказали. Впрочем, и без вашего рассказа о зависании серверов, всё очень просто проследить.

Мы зашли в игру. После этого, несмотря на все мои тихие глупости и шалости, никто не предпринял попытки вытащить меня обратно в реальность. Хотя я чуть ли не открыто говорил Мойре о том, что я что-то задумал. И вы наверняка несколько раз прослушали запись этих разговоров. Но ответной реакции так и не последовало.

Вместо этого, вначале пошли неумелые угрозы и подкуп от лица Мейли. Затем, произошла попытка, такого же неумелого и даже абсурдного соблазнения, от лица всё той же Мейли. И, в конечном итоге, всё закончилось шикарной тупостью, когда вы рискнули довериться Мойре.

Полагаю, Мойра пообещала раскрыть вам тайну девчонок, если вы поможете ей избавиться от одной из них.Однако, слепо доверять этой женщине вы не стали, и перестраховались. Вы позволили ей запереть Подольскую в той аудитории. Позволили полудохлому чёрту разделаться с паладином и некромантом, а затем, перед тем как убить девчонку, вам нужно было допросить Мойру. И только потом решить, убить Подольскую или нет. А меня и Сачи вы заперли на разных островах. И даже попытались меня 'отвлечь' весьма увлекательной потасовкой между Мейли и моими друзьями.

Но в итоге, произошёл очередной сбой. В запертую аудиторию никто не смог пробиться. Несмотря на все старания. И когда я просил вас о помощи, вы лишь могли говорить о том, что вы вот-вот, сейчас подойдёте. Просили продержаться меня ещё чуть-чуть! Но прийти на помощь вы смогли только тогда, когда израненная девчонка немного успокоилась. Только тогда вы смогли зайти в эту игру. Но так как на тот момент вы не понимали, из-за кого и из-за чего произошёл этот сбой, вы самоотверженно спасли от смерти даже искалеченного Аристарха, которому жить оставалась считанные секунды.

Итогом этого провала, стало ваше 'самопожертвование'. В качестве гаранта того, что эта ситуация больше не повториться, и уже не сильно полагаясь на Мейли, вы рискнули лично поселиться на островах вместе с нами. Уж не знаю, в силу своего возраста или убеждений, вы приняли такое решение, но последовательность событий тут очевидна. Возможно, вас бы с удовольствием подменил и Хун. Но он, как должностное лицо, просто не имеет право на такую 'роскошь'. А подпускать ко мне очередную 'Мейли', — вы уже не рискнули.

Что же до Мойры, то для неё всё это закончилось вообще без каких-либо последствий. Вы даже не заперли её на отдельном острове. Единственное на что вас хватило, так это выселить её из замка. Причём, — это чисто психологический аспект, который никак не связан с игровой механикой этого мира. Иными словами, никто не знает, к какому 'сбою' приведёт очередное вмешательство извне. Ведь не случайно, что на помощь 'советнику' по имени Иван, никто не пришёл на выручку. Хотя он очень ждал 'воспитателей' для Рудиной. Но по каким-то причинам эта 'игра' не допускает к себе новых игроков.

В вашем распоряжении только те люди, которые уже были в этой игре до нашего появления, или до появления Мойры. К примеру, когда я ещё в первый день своего пребывания на этих островах обратил внимание Мейли на завораживающую красоту мира 'летающих островов', она призналась, что уже сотни раз видела всё это. А вы говорили о том, что до встречи со мною, вам пришлось решать проблемы в Поднебесном Королевстве. Тоже и с 'советником' Иваном. Он сам признался в том, что попал в этот мир раньше меня. Да и Хун, который, как куратор этого проекта от вашей страны, тут тоже бывал раньше. Но новых людей, — тут нет.

И в завершении всего сказанного, можно обратить внимание на то, что вы как-то уж слишком резко отказались от своего первоначального плана. По этому плану, на мою группу должны были выйти сторонние люди. Но проблема этого плана заключается в том, что этим сторонним людям тут просто неоткуда взяться. Система их не пустит в игру.

Кроме того, система не позволяет вам создавать новые предметы в мире Подольской и Рудиной. Всё, от банок кофе до оружия, создаётся вначале на этих островах, и только потом доставляется в мир девчонок. Хотя, конечно, мир девчонок допускает перемещение уже созданной вещи в пространстве. Но сама вещь, при этом, должна быть уже создана.

И так, выгнать из этой игры вы меня не можете, запереть меня на каком-то острове вы меня не можете, вы даже не можете создать тут обычный гвоздь, без разрешения постоянно 'зависающей' системы. А заставить меня силой и угрозами сидеть где-то в тихом и тёмном углу, вам никто и не позволит. Ведь вы не единственные, кто играет в эту 'игру', и кто стремиться разгадать тайну девчонок. Очень многих устраивает тот факт, что они просто могут наблюдать за мной.

Хотя, лично я не испытываю какого-либо восторга от того, что я стал героем некоего реалити-шоу. И что мою личную жизнь разглядывают под микроскопом две зловредные китаянки, которых я сейчас отхлестаю по задницам.

— Извращенец, — отвернувшись от Артура, недовольно заворчала Ю. — Из какой же дыры ты вылез, на мою больную голову? А я ведь предупреждала всех, что эту чокнутую больную старуху нужно расстрелять, пока не поздно. Так нет же! 'Она нам пригодиться, давайте сыграем, какой вред нам принесут эти психи?' Сыграли! Они в орденах, а я тут, с тобою нянчусь!

— Ваш ждёт деревня, 'бабушка Ю', — напомнил старушке Артур. — Подышите свежим воздухом, успокойтесь, и хватит меня за дурака считать.

33

Смерив нереально 'упёртого' старца гневным взглядом, Аристарх указал на женщин, которые помогали некроманту в поисках мёртвых крестьян в сгоревшей деревне.

— О себе не думаешь так подумай о женщинах. Ты хоть представляешь, что с ними сделают кочевники, когда ворвутся в ваш храм?

— Мы все во власти Создателя, — завёл свою шарманку старикан. — И он милостив к своим слугам.

— То есть, крестьяне, которые жили у стен вашего храма были не достойны зваться слугами Создателя? — уточнил Аристарх. — Хочешь сказать, что милости достойны только те, кто носит рясу, а остальные животные?

— Возможно, они слишком много грешили, — спокойно ответил старик. — Кто мы такие, чтобы судить людей? При жизни мы можем только смерено служить нашему Создателю.

— Это самая тупая ересь, которую я когда-либо слышал! — воскликнул Аристарх. — У этих крестьян были дети. Наверняка, в этой деревни были даже младенцы. Хочешь сказать, что они тоже успели нагрешить настолько, что Создатель приговорил их к смерти?

— Не обсуждай и не перечь воле Создателя, паладин, — неожиданно гневно осадил Аристарха старикан. — И не называй ересью цитаты из Священного Писания. Возможно, смерть этих младенцев, — это план нашего Создателя, который нам не суждено постичь!

— Да что тут 'постигать'?! — всплеснул в ответ руками паладин. — Даже ангелы воюют с демонами, а не парят в облаках и смерено ожидая, когда им перережут глотки. А нам, как детям Создателя, и тем более положено сражаться со злом. И не важно, чем будет измеряться наш вклад в этой войне, убитыми врагами или собранным урожаем. Весь смысл жизни заключён в борьбе за саму жизнь.

— Вот мы и сражаемся, — твёрдо сказал старик. — Молитвами и смирением.

— И кто услышит твои молитвы? — скривился Аристарх — Оглянись, тут уже никого нет, кроме трупов. Живым твои молитвы не помогли, а мёртвым они тем более уже не помогут. Вы ведь даже выйти за стены храма боялись, чтобы похоронить этих людей по-человечески. А когда кочевники придут в следующий раз, они вам только спасибо скажут за ваше смирение, попутно насилуя женщин. Так что не прикрывай свой трусливый фанатизм, верой.

— Я никогда и ничего не боялся! — гордо подняв голову, заявил старик. — И я не брошу этот форпост христианской веры на разграбление кочевникам.

— Ничего не боялся, значит? — с угрозой в голосе спросил старика Аристарх. — А как так вышло, что никто из крестьян не смог укрыться в вашем храме? Ведь деревня расположена буквально в двух шагах от стен этого храма. Так почему все жители этой деревни погибли?

— Нападение произошло неожиданно, — тут же всё 'объяснил' старик.

— Хочешь сказать, что двери твоего храма всегда были закрыты для прихожан, и когда произошло нападение, ты их просто не смог открыть?

— Это женский монастырь, — поправил Аристарха старик. — Разумеется, его двери всегда закрыты для мужчин.

— Что за чушь! — не выдержав, Аристарх схватил старика за грудки и поднял его над землёй. — А куда эти люди тогда молиться ходили? На кладбище что ли? Ты закрыл двери монастыря сразу же, как на деревню напали. И со стен этого монастыря ты наблюдал за тем, как кочевники режут твоих прихожан. А сейчас, ты решил прикрыться ещё и женщинами. Ибо я в жизни не поверю в то, что ты всерьёз считаешь их способными защитить этот 'форпост веры'. Зато в качестве дани кочевникам, — они сгодятся.

Плюнув в лицо старика, Аристарх откинул его от себя.


* * *

— Чего вы тут не поделили? — под оханье матери некроманта, поинтересовался Артур у Аристарха. — Я думал, что вы тихо сидите без меня где-нибудь на обочине дороги и семечки щелкаете. А у вас тут священники оплёванные 'летают'. Вы монастырь, что ли, штурмом взяли?

— Ты! — рявкнул в ответ на вопрос парня Аристарх, тыкнув в него пальцем. — Ты немедленно перенесёшь всех этих женщин в деревню.

— Да без проблем, — миролюбиво поднял руки Артур, всем видом показывая, что он не намерен спорить с разгневанным паладином. — Хоть прямо сейчас. Но мне нужно знать, кто из этих женщин является матерью Рудиной.

Наморщив лоб и с трудом вспомнив о первоначальной цели их 'путешествия', Аристарх развернулся к сидящему на земле старику-настоятелю, вокруг которого уже суетилась сердобольная старушка.

— Живо отвечай, которая из монашек бывшая жена Ярослава Рудина?

— Я выгнал эту еретичку из монастыря! — тихо ответил старик, опасливо косясь на паладина.

— Куда выгнал?! — вновь побагровев от гнева, воскликнул Аристарх.

— Да в никуда, — ответил старик. — Просто выставил её за ворота монастыря и велел убираться.

— Убью гадёныша, — кажется, паладин и в самом деле был намерен свернуть старику шею.

— Не смей! — воскликнула старушка, встав на пути Аристарха.

— Мама, отойди сейчас же! — раздался голос некроманта, который наконец-то решил вмешаться в этот религиозный 'диспут'. — Ты не понимаешь, что тут происходит.

Похоже, что спор паладина и настоятеля монастыря привлёк внимание всех в округе.

Женщины, которые помогали некроманту, испуганно замерли. Некоторые из них от страха даже прижались друг к другу. А женщины, которые остались в храме, теперь вышли за его ворота и молча наблюдали за этой ссорой.

Что же до некроманта, то он, с большой неохотой оторвавшись от своей 'работы', быстрым шагом подходил к спорщикам.

— Мама отойди, — ещё раз потребовал он от своей матери, подойдя к ней вплотную. — Не вмешивайся во всё это. Как ты вообще тут оказалась?

— Я подумал, что она идеально подойдёт для переговоров, — ответил за старушку Артур. — К тому же, я ведь 'похитил' вас, так и ничего ей не объяснив. Невежливо как-то получилось.

— Невежливо? — переспросила Артура старушка. — Да со мною чуть ли сердечный приступ не приключился, когда ты вместе с моим сыном исчез. Думала, ты его в ад забрал.

— Мама, всё в порядке, — поспешил успокоить старушку некромант. — Мы в Пограничье. Я хороню местных жителей. А Аристарх пытается 'уговорить' настоятеля этого монастыря, эвакуировать женщин.

— Вижу, как он 'уговаривает', — заворчала старушка. — Если бы не вмешалась, он бы точно его убил. Совсем уже ошалели от общения с этим демоном. Вы хоть думайте, что творите. На священника руку подняли.

— Да какой он священник! — эмоционально махнул рукой на старика Аристарх. — Говнюк он, самый настоящий, а не священник.

— И это даёт тебе право быть убийцей? — строго спросила у паладина старушка. — Пусть вас инквизиция рассудит, если считаешь, что он в чём-то неправ.

34

Рудина выполнила своё обещание, которое дала Артуру. Она привезла 'бабушке Ю' и Подольской одежду. Вот только не свою. Одежда была пошита на очень высоких женщин и очень крупных мужчин. И поняв насмешку, Подольская хотела было швырнуть эту одежду Рудиной прямо в лицо, но её вовремя остановила 'бабушка Ю'.

Весьма вежливо поблагодарив Рудину, старушка увела Подольскую в дом.

— И всё?! — не поняла произошедшего Рудина, которая ожидала совсем иного. — Ты же мне обещала, что я смогу примерно наказать эту дуру после того, как она швырнёт мне в лицо подаренную одежду. Я уже и наказание ей придумала достойное. Дойти голой до Магической академии.

Скосив глаза на разочарованную девчонку, белая лисица лишь горестно вздохнула и повернулась к Мейли.

— Это Артур вас сюда прислал?

Мейли же, изображая каменную статую, проигнорировала этот вопрос и продолжила упрямо смотреть себе под ноги.

— Ну что ж, — вновь повернувшись к Рудиной, лисица лишь развела руками — Боюсь, что наши планы слега подкорректировал Артур. Впрочем, не переживай. Ты ещё вдоволь посмеёшься над этими дурами. Я тебе обещаю. А пока они переодеваются, прикажи старосте деревни, чтобы все больные крестьяне немедленно пришли к ведьме на лечение. Кажется, гвардейцы именно его ведут к нашей карете.


* * *

Представление, которое обещала Рудиной Сачи, началось сразу же, как из дома вышли Подольская и 'бабушка Ю', вновь превратившаяся в девчонку.

Подольская была облачена в роскошную, но в безразмерную мантию, полы которой волочились по земле. А Ю была одета в столь же безразмерную кофту, которая была ей до колен.

Не смотря на свой комичный вид, обе девчонки шли гордо задрав головёнки, иногда зыркая на скривившуюся от злости Рудину.

— Покажи язык этой уродине — посоветовала Ю Подольской. — Пусть она кусает локти от гнева.

Хихикнув, Подольская украдкой показала Рудиной язык.

— Ах ты гадина! — почти тут же последовала ответная реакция от Рудиной, которая собралась было уже лично поколотить этих двух нахалок.

Однако, стоящая рядом с возмущённой блондинкой белая лиса, одёрнула её и что-то зашептала ей на ухо.

— Какая она красивая, — в очередной раз вздохнула Подольская, любуясь белой лисой.

— Да обе они шлюхи тупые, — буркнула под нос Ю. — Одну отец опекает, а вторую Артур. Ни будь этих мужиков, они бы уже давно вышли на панель с голодухи.

Преисполнившись чувством своего превосходства над этими двумя 'тупыми шлюхами', а так же гневом социальной несправедливости, Подольская ещё сильнее задрала свою головёнку и ускорила шаг. Результат не заставил себя долго ждать. Через пару шагов Подольская наступила на полы своей мантии и отчаянно попыталась удержать равновесие.

— Ай!

Всплеснув руками, девчонка ухватилась за кофту Ю. Раздался треск рвущийся одежды и уже обе девчонки повалились на землю


* * *

— Ох! — простонала Ю, шибанувшись об матушку-землю

— У-а-а! — издала странный звук Подольская.

Окончательно запутавшись в своей мантии, эта девчонка стала походить на жука, которого перевернули на спину.

— Помоги им, — распорядилась Сачи, обратившись к Снольду.

Выразив тихим рыком своё недовольство тем, что ему кто-то что-то приказывает, Снольд всё же подчинился и неторопливо 'поспешил' на помощь двум недотёпам.


* * *

— Ой! — ойкнула барахтающаяся Подольская, когда нога Снольда перевернула её на живот.

— Ай! — вскрикнула Ю, когда рука Снольда ухватилась за шиворот её кофты.

— Ух! — ухнул Снольд, резко подняв с земли девчонок.

Держа Ю, за шиворот кофты, в одной руке, и Подольскую, за шиворот мантии, в другой, — Снольд направился к карете.

— Отпустите! — жалобно заныла Подольская, перебирая в воздухе ногами.

— Ты у меня в тюрьме сгниёшь, доходяга! — голосом старухи проскрежетала Ю.

Однако, не обращая никакого внимания на эти просьбы и угрозы, Снольд донёс девчонок до кареты. Затем он ногой открыл каретную дверцу и закинул этих 'замухрышек' внутрь, словно поленья в печку.

— Ах! — восхищённо ахнула Рудина, впечатлённая силой и невозмутимостью седовласого красавца.


* * *

— Пойдём, — шепнула стоящая рядом с Рудиной лисица. — Это самый удачный момент заговорить с ним.

Легонько подтолкнув девчонку в спину, Сачи первой подошла к Снольду и тут же заворковала:

— Ты был просто великолепен. Такая смелость. Такая решительность. Надо признать, ты умеешь произвести впечатление на женщин. Посмотри, как тобой восхищена принцесса.

Хорошо зная Сачи, Снольд конечно же сразу понял, что это откровенная лесть. А потому, он уже хотел было послать эту плутовку куда подальше. Но повелительные нотки в голосе лисицы, заставили Снольда посмотреть на Рудину. Девчонка же, под взглядом Снольда, зарделась и поспешила спрятаться за спиной лисицы.

— Ах! — продолжила ворковать лисица. — Опять этот твой убийственный взгляд! Моё сердце так и рвётся из груди, когда ты на меня так смотришь. Если бы не Артур, я бы прямо здесь и сейчас отдалась тебе.

При этом она ловко зашла за спину Снольда, оставив Рудину стоять в гордом одиночестве прямо напротив него.

— У-у-у, — наконец-то подала голос 'лекарка Ю' высунув свою гловёнку из кареты. — Шлюха. Ой!

Даже не взглянув на 'разворчавшуюся' Ю, Снольд обхватил её лицо своей широченной ладонью и зашвырнул эту 'лекарку' обратно в карету.

— Это твой единственный шанс поговорить с девочкой, — между тем стала нашёптывать ему на ухо лисица. — Не упусти его. И помни, у тебя всего лишь полчаса.

Не успел Снольд осмыслить эти слова, как совсем рядом с каретой раздался истошный женский визг.


* * *

Кричала перепуганная насмерть женщина в монашеской рясе. Вторая же монашка, вцепившись за маленьких крестик на шее, кому-то неистово молилась. А между этими женщинами стоял ухмыляющийся Артур.

— Артур! — тут же 'забыв' о Снольде, переключилась на своего 'избранника' лиса. — Ты опять каких-то женщин 'цепляешь'? Да ещё и монашек?! Неужели тебе нравятся ролевые игры?

— Это не мои монашки, — поспешил 'перевести стрелки' Артур. — Это всё Аристарх. Он как только этих монашек увидел, так сразу и заголосил. Дескать, негоже таким красивым женщинам прятаться в монастыре! Нужно их срочно в деревню перенести. Там баня, самогонка, огурцы и всё такое.

— Всё 'такое'? — недобро переспросила лисица. — А можно с этого момента поподробнее?

— Ну-у, — замялся парень, — как бы... Давай пойдём вместе к Аристарху и он всё сам объяснит. Почему я опять-то крайним оказался?

— О! Мне давно пора поговорить с этим неотесанным паладином, — согласилась с предложением Артура лисица. — Мне кажется, он на тебя очень дурно влияет. Мейли, займись пока этими женщинами.

— Пусть ими Снольд займётся!— попыталась было опротестовать этот приказ Ю, вновь высунувшись из кареты — Ой!

И вновь ладонь Снольда обхватила лицо излишне шустрой 'лекарки' и эта 'лекарка' вновь полетела внутрь кареты.

— Анастасия, может быть и ваши солдаты помогут этим перепуганным женщинам? — тем временем поинтересовалась лисица у Рудиной.

— Да, — неуверенно ответила девчонка, смущённо буравя взглядом землю. — Конечно. Гвардейцы, -немедленно помогите этим женщинам!

Оставив первую 'партию' монашек на попечении гвардейцев и Мейли, Артур и Сачи отправились 'разбираться' с любвеобильным Аристархом. А в карету, в которую чуть ли не силой затолкали 'лекарку Ю' и Подольскую, уже начали ломиться первые больные крестьяне. И как-то так 'само собой' получилось, что Снольд и Рудина остались в полном одиночестве, при огромном скоплении народа.


* * *

— Тут шумно, — первым заговорил Снольд, помня о строгом лимите времени. — Может, отойдём?

— Никуда вы, не 'отойдёте', — тут же высунулась из кареты Ю, при этом поспешив предупредить Снольда. — И только попробуй меня ещё раз тронуть!

Но на этот раз Снольда опередила Рудина

— Заткнись и лечи крестьян, тварь! — неожиданно рявкнула она на 'лекарку Ю'. — Иначе я прикажу сжечь тебя и твою 'хозяйку', прямо в этой карете!!

И пока у обалдевшей Ю медленно отвисала челюсть, Снольд запихнул эту 'лекарку' в карету уже традиционным способом. А Рудина вновь потупила свой взгляд.

— Идёмте, — тихим голоском дала она своё согласие на 'прогулку'. Словно и не было той вспышки гнева, которая только что обрушилась на 'лекарку Ю' и Подольскую.

35

Тихий и спокойный пейзаж Пограничья.

На пригорке возвышается монастырь, похожий на крепость. Рядом с ним находится сгоревшая дотла деревня. По этой деревне ходит несколько монашек, которые прутиками помечают обнаруженные трупы. Двое мужчин (Колян и Вернер) во главе с Аристархом разгребают завалы и складывают извлечённые из под них трупы, один на один, словно это были какие-то дрова.

Ещё около десятка оживлённых мертвецов под присмотром некроманта роют сами себе общую могилу.

Взглянув на всё это, Артур лишь грустно усмехнулся.

'Да. Всё тихо, мирно, обыденно. Всего лишь за пару лет, местное население привыкло к таким пейзажам и считает это в порядке вещей. И если бы не вмешательство Аристарха, то в этот 'порядок' идеально бы вписались и изнасилованные монашки, которых готовы были отдать в качестве дани за сохранение монастыря. И всем безразличен тот факт, что в этом монастыре больше некому жить, и никто в его стенах больше никогда не прочитает ни одной молитвы. Обычные стены из кирпича, которые всегда можно восстановить или отстроить заново, стали дороже человеческой жизни. А то, что должно защищать и вселять надежду, по какой-то извращённой логике, стало источником смертей и причиной всех бед. Разве это не апофеоз слепой и фанатичной веры?'

Повернув голову, Артур ещё раз внимательно посмотрел на представителя той самой 'слепой веры'. Старикан, с крепко связанными руками, сидел на огромном валуне и бубнил проклятия в адрес Аристарха. 'Ну, раз не раскаиваешься, значит сам и виноват в том, что с тобою дальше произойдёт', — только и смог мысленно развести руками Артур по поводу дальнейшей судьбы этого упёртого старикашки.


* * *

И пока Артур размышлял над всем к этим, к его спине прижалась девушка.

— Как я устала от этого мира, — прошептала Сачи. — Устала от царящих вокруг жестокости, цинизма и эгоизма.

— Ты просто устала от общения с Рудиной, — поправил её Артур. — Может тебе отдохнуть денёк у обычных людей? Погости у матери некроманта. Она тебя сводит в баню. Напоит парным молоком. Расскажет и покажет, как правильно доить коз.

— Там царит страх, — тихо прошептала Сачи. — Ты разве не заметил этой очевидной вещи? За всё то время, что Подольская 'гостит' у этой женщины, никто из местных жителей не посетил её дом. Даже к забору не подошёл. Разве не поэтому тебе пришлось устроить целое представление с козой, чтобы вынудить соседку зайти на их двор?

Не зная что и сказать, Артур ещё раз окинул взглядом местный пейзаж.

— Скоро всё это закончится, — уверенно пообещал он.

— Закончится только эта 'игра', — со вздохом прокомментировала обещание парня Сачи. — А что насчёт нас?

Нахмурившись, Артур осторожно повернулся к растрёпанной девушки с заплаканным лицом.

— Прости, — смущённо извинилась за свой внешний вид Сачи. — Я устала быть в образе этой белой лисицы, и отыгрывать роль 'безупречной женщины'. Захотелось побыть собой, без всяких притворств.

— То есть ты предстала перед Рудиной в образе лисицы, так как не хотела, чтобы эта девчонка увидела твоё усталое лицо? — догадался Артур, корректно подменив понятия 'усталое' и 'заплаканное'.

— Перед ней я должна быть всегда красивой, всегда счастливой и всегда недостижимой, — подтвердила Сачи догадку парня. — Когда-то я пыталась быть такой и для тебя. Но, я устала от этой роли. Мне хочется, чтобы рядом со мною всегда был человек, которому мне было бы не страшно показать свою усталость, грусть, слёзы. Наверное, я многого прошу от тебя?

Ничего не ответив, Артур обнял девушку за плечи.

— Знаешь, у меня был очень интересный разговор с Ю, — после долго молчания осторожно заговорил он. — И я задумался над тем, а где ты хочешь жить, когда это всё закончится? Ответ: 'Рядом с тобой' — не принимается.

— В центре Токио, а лучше в Акихабаре, или рядом с ней, — тут же, без раздумий, ответила Сачи. — Всегда мечтала там поселится. Именно там я пела свои первые песни, когда моя группа была совершенно никому не известна.

— А, 'Хибара', это где? — не понял названия города Артур.

— Ты не знаешь? Это квартал в Токио...


* * *

В то же время, Рудина пристально наблюдала за тем, как слаженно организовывается быт эвакуированных монашек (которых 'доставляла' на новое место жительство избранница Вернера, -Анжелика). Гвардейцы вынесли из близстоящих домов обеденные столы и организовали для монашек полевую кухню. Продуктами, конечно же, 'добровольно' поделились крестьяне, которые очень не хотели стать еретиками и быть сожженными на костре. А это мог легко устроить представитель инквизиции, — тот самый пузан, которого Ю недавно вылечила от геморроя. С важным видом он бродил среди спасённых монашек, записывал их имена и брал показания о произошедшем.

Что до Мейли, то, позвав инквизитора и надоумив гвардейцев накормить 'беженцев', она теперь неотступно следовала за Снольдом и Рудиной.

Первоначально, Рудина хотела было приказать гвардейцам схватит её и посадить на цепь, подобно собаке. Но разговоры с Сачи всё же сделали своё дело. Задумавшись над тем, что она ничего не знает об этой странной женщине, девчонка решила повременить с наказанием для этой 'собачонки'. Тем более, что Мейли держалась на почтительном расстоянии и в разговор, в отличии от той же 'лекарки Ю', не вмешивалась. Так что, привыкшая к телохранителям Рудина вскоре успокоилась и перестала обращать на Мейли вообще хоть какое-то внимание. Ведь все её мысли были поглощены словами Снольда.

— ...Слабаки и трусы, — с нескрываемым презрением, продолжил свой монолог Снольд. — За всю свою жизнь я не встретил ни одного человека, который был бы достоин хотя бы того, чтобы вылизывать мне сапоги. Богачи, интеллигенты, политики, прочие хитрожопые очкарики и заплывшие жиром ублюдки, — все они смотрят на простых людей, как на скот. Но стоит только взять их за глотку, как они ту же начинают просить помощи у тех, кого они всю жизнь презирали. Тут же вспомнят о каких-то законах, которые они всю жизнь критиковали. Стоит прийти в их дом с оружием или приставить к глотке их ненаглядных детишек нож, как они тут же начнут визжать как свиньи и безропотно отдадут тебе всё, что у них есть. А затем, забыв о каких-то там 'правах человека' и прочих 'презумпциях', за которые они якобы всю жизнь боролись, они устроят на тебя самую настоящую охоту. Словно ты какой-то бешенный зверь.

И я всю жизнь ненавидел этих надменных и лицемерных глистов. И всю жизнь давил их. И мне совершенно не важно, что мнят о себе эти клопы, спрятавшись в своих особняках и отгородившись от всего мира высокими заборами и железными дверями. Я всё равно сильнее их. И по праву сильного, я имею право прийти в их дом, когда хочу и взять у них то, что я захочу. И этим правом я пользуюсь не потому что я бандит или убийца. А потому что так и должен быть устроен мир. Слабые, платят за свою защиту сильным. Если же они не могут платить или не хотят платить, то пусть дают возможность жить другим, а не загаживают мир своим дерьмом.

— Или пусть работают на рудниках и приносят хоть какую-то пользу от своей бессмысленной жизни, — задумчиво дополнила монолог Снольда девчонка.

— Можно и так, — согласился с ней Снольд. — В этом даже больше смысла, чем в простом убийстве. Но у меня никогда не было рудников, о чём я сейчас очень жалею. Поэтому, я сокращал поголовье этого мусора, единственно доступным мне способом.

— А Артур? — решила выяснить одно весьма странное обстоятельство Рудина. — Вы ведь служите Артуру? И я недавно видела, как вы выполнили приказ его жены. Вы их слуга?

— Я никому не служу, — тут же отмёл это 'предположение' Снольд. — И при обычных обстоятельствах, я и пальцем не пошевелил бы ради этого надменного мальчишки, который возомнил себя, чуть ли не Богом. Но там, откуда я пришёл, я не нашёл понимания. Да и глупо его было искать. Ведь там всем заправляют как раз те самые клопы, которых я давил.

Задумавшись над тем, как описать свою дальнейшую судьбу, Снольд замолчал.

Однако, это молчания Рудина истолковала по-своему. Кивнув своей догадке и сделав свой собственный вывод о том, как так сложилось, что столь гордый и красивый воин вынужден подчиняться Артуру и Сачи, девчонка поспешила поменять тему.

— А нападение на мою карету? Это ведь вы были тем гигантом в латных доспехах?

— Я вас напугал? — без какой либо интонации поинтересовался Снольд.

'Напугал? — удивилась Рудина. — Какой глупый вопрос! Да будь у меня хотя бы один такой воин, и мной бы никто не стал помыкать. Даже отец бы заткнулся!'

— Я не хотел вас убивать, — тем временем по-своему истолковав молчание девчонки, решил объясниться Снольд. — И вряд ли бы я вообще причинил вам вред, если бы наш разговор состоялся до того случая. Но ваша охрана состояла из одних лишь слабаков. Так что я не считаю должным просить у вас прощения за то, что избавил вас от этих ничтожеств. Даже та женщина, что бросилась на меня с кинжалом, достойна большего уважения, чем они. Я уж не говорю о вас. Безоружной набросится на меня и ценою своей жизни попытаться спасти верную служанку, — это поступок воистину сильной женщины.

'Ах!' — только и смогла восторженно ахнуть Рудина, в ответ на эти слова.


* * *

Глупо улыбнувшись Снольду и хлопнув пару раз глазами, Рудина всё же опомнилась и кашлянула.

— А вы бы могли найти мне более сильную охрану, — прохрипела она, смущённо отводя взгляд. — И чтобы эти люди служили только мне.

— Могу, — кратко и по деловому ответил Снольд. — Но это займёт пару дней.

'Пару дней? — не поверила своим ушам Рудина, удивившись столь короткому сроку. — Где он найдёт нужных мне людей за пару дней? Может, он меня неправильно понял?'

— Один или два человека, меня не устроят, — осторожно уточнила она.

— Пара сотен. Можно и больше. Если хотите, я соберу для вас армию. Мне это не будет стоить ровным счётом ничего.

— Но как?! — не смогла сдержать своего удивления Рудина. — То есть, откуда вы возьмёте этих людей? Или это тоже будут демоны?

— Я наберу вам людей из солдат, которые служили в вашей армии и которую недавно распустили, — ответил, как само собой разумеющееся, Снольд. — Скажите только, сколько настоящих воинов вам нужно и через пару дней они будут служить только вам, верой и правдой.

Неожиданно став очень серьёзной, девчонка пристально посмотрела на Снольда.

— Чем больше, тем лучше, — наконец, с расстановкой проговаривая слова, отдала она свой приказ.

— Положитесь на меня, — не задавая больше никаких вопросов, заверил её в успехе сего мероприятия Снольд.

36

На пороге невысокого и вполне скромного домика сидела грустная девушка. О чём-то мечтая, что-то вспоминая и о ком-то грустя, она иногда поглаживала огромного пса, лежащего у её ног. И она совершенно не обратила никакого внимания на наглого парня, когда тот уселся с ней рядом. Так они и сидели на крылечке некоторое время, — он, она и собака.

А потом пришла она. Ещё одна женщина, которая считала себя в праве сесть рядом с ними.

Зачем она пришла? Зачем она появилась в их размеренной жизни? Почему она никак не хочет понять, что тут она лишняя?


* * *

— Сидеть и молчать не имеет никакого смысла, — первой заговорила 'лишняя' женщина. — Мы всего лишь оттягиваем неизбежное.

Нахмурившись, он и она посмотрели на эту самозванку.

— Не смотрите на меня так! — испуганно вскрикнула она, почувствовав что-то недоброе. — И ты отвернись!

Заскулив, пёс отвернул свою огромную морду от самозванки.

— Артур, начни ты, — не унималась самозванка. — Расскажи нам, о своих впечатлениях от первой встречи с Катриной.

— Она хотела меня убить, — пожал плечами парень. — Какие у меня могли быть тогда 'впечатления'?

— И это всё? — удивилась 'самозванка'. — А что ты подумал обо мне, когда мы с тобою впервые встретились?

— Ещё одна проблема свалилась на мою бедную голову, — честно признался Артур, вспоминая свою первую встречу с Сачи.

— Это невозможно! — сокрушённо вздохнула Сачи. — Вы оба, как маленькие дети.

— Он был первым, кто заговорил со мною, — неожиданно тихо сказала Катрина и после её слов наступила неловкая тишина.

Понимая, что запланированный разговор либо снова не состоится, либо вновь закончится слезами Катрины, Сачи осторожно коснулась Артура. Затем, убедившись, что парень обратил на неё внимание, она энергично мотнула головой в сторону 'чистого поля'.

— Что-то Мойра опять 'чудит', — понял намёк девушки Артур. — Да ещё и нашу новую знакомую к своим 'причудам' припахала. Я пойду, проверю, как бы ничего дурного не произошло.


* * *

— И в этом весь Артур, — тихо прокомментировала исчезновения парня Сачи. — Он пойдёт проведать Мойру, пойдёт нянчиться с этим тупоголовым Коляном, пойдёт примирять Вернера и Анжелику, пойдёт спасать мир. Он вечно куда-то 'идёт'. А так хочется, чтобы он хоть раз остановился и побыл рядом со мной. Ты понимаешь, о чём я сейчас говорю?

— Уйди, — вместо ответа, тихо попросила хозяйка дома.

— Ты же понимаешь, что мой 'уход' не решит проблему? — с нажимом в голосе, задала свой следующий вопрос Сачи. — Ни ты, ни я, никуда не денемся из жизни Артура. Если он узнает, что одна из нас 'ушла' по просьбе другой, то он тут же помчится её 'догонять'. И я не уверена, что смогу его прогнать, когда он меня догонит. А ты?

Не дождавшись ответа, Сачи молча села рядом с Катриной и погладила её пса.

— Мужчины часто говорят, что умная жена, — это настоящий кошмар для мужа. Но и среди мужчин, есть те, к кому лучше никогда не приближаться. Такие мужчины никогда не прогонят тебя прочь. Они всегда сильнее и правее тебя. И если в каком-то споре за тобой осталось последнее слово, это значит только то, что тебе это позволили сделать. Их невозможно удивить и им невозможно тайно изменить, и вся совместная жизнь с этим мужчиной похожа на какую-то странную 'игру', которая иным женщинам порою кажется настоящим кошмаром. Но, самое страшное заключается в том, что от таких мужчин не так уж просто выкинуть из своего сердца. Даже если ты с ним рассталась, и уехала от него на другой конец света, ты всё равно невольно будешь тянуться к нему.

Перестав гладить пса, Сачи посмотрела в глаза Катрины.

— Мы обе сделали ошибку, приблизившись к Артуру. И нас обоих он впустил в свою жизнь. И нам обоим теперь нужно решить, как жить дальше. А 'уйти', — это не выход.


* * *

На самом деле, Сачи была не права. К Артуру приблизилась не только она и Катрина, но и ещё одна женщина. И пусть эта женщина совершенно не умела любить, но и она смогла отвоевать себе место в сердце Артура.

Совсем крохотный уголок, где-то между словами Артура: 'Эта женщина не совсем чужой мне человек' и 'Лучше бы мне никогда не встречаться с ней'. Однако, этой женщине большего было и не нужно. Она получила от Артура даже больше, чем сама готова была отдать ему. Ибо в её сердце, — Артуру места не было. Мало того, где-то в глубинах своей души, она всё ещё надеялась встретить благородного принца своей мечты.

Но вера в детские мечты с возрастом проходит, уступая место насмешкам над собственной глупостью. А надежды, часто сменяются разочарованием. И тогда, смыслом в этой жизни становится стремление не потерять то, что у тебя пока ещё есть. Пожалуй, эту нехитрую истину, после множества потерь и разочарований, она постигла в совершенстве.

Сейчас у неё не было ничего. Её даже смогли выжить из её же собственного виртуального 'дома'. А какая-то сопливая девчонка, особо не задумываясь и не рассуждая, разбила вдребезги её последние надежды. И что у неё осталось в итоге?


* * *

— ... и я потеряла всё. У меня совершенно ничего не осталось, — прервали раздумья Мойры слова её собеседницы. — Я живу без цели и какого-либо смысла. Мало того, по какой-то злой иронии судьбы, я теперь попала в зависимость от человека, которого никогда не понимала, которому никогда не доверяла и которого всегда недолюбливала.

Нахмурившись, Мойра внимательно взглянула на бывшую императрицу Анну, которая и была её собеседницей. Она навязала своё общество Мойре, когда та бродила по заснеженному острову, размышляя над словами Артура об 'иллюзиях'.

— Я чем-то оскорбила вас? — вежливо поинтересовалась Анна, от которой не укрылась странная реакция Мойры на её слова.

— Нет, — прохрипела в ответ Мойра. — Просто ваша судьба, удивительно похожа на мою собственную. И до вашего появления, я как раз размышляла над тем, что же мне делать дальше.

— Именно поэтому я и хотела с вами поговорить, — приняв объяснения Мойры, продолжила свой монолог Анна. — Мне кажется, что мы с вами похожи не только внешне, но и судьбой.

— Боюсь, уважаемая, что моя супруга далеко не лучший собеседник для вас, — раздался за спиной женщин ироничный мужской голос. — Вы даже не представляете, какую чепуху она иногда не...сёт.

Последнее слово Артур выговорил на автомате, ибо обе женщины одновременно повернулись к нему.

— Спаси и сохрани! — высказал своё мнение о их внешности шокированный парень, и поспешил перекреститься.

— Хам! — высказалась в ответ на сие действо Анна, прибывая в облике нежити.

— Этот хам и есть тот самый человек, которого я 'всегда недолюбливала', — проскрежетала Мойра, будучи в своём реальном облике.

— Уважаемые 'юные дамы', — поспешил оправдаться за своё поведение Артур. — Давайте внесём ясность. Вы обе прекрасны по-своему, но ваша внешность несколько необычна. И, с моей стороны, было бы верх лицемерия делать вид, что я этого не замечаю. А теперь, не подскажите ли вы мне, — какого чёрта вы гуляете по этой заснеженной пустыне? Неужели вы не нашли для своей болтовни более подходящего места?

— Неисправимый хам, — поставила диагноз Артуру императрица.


* * *

Мойра, императрица, вся компания Артура, вместе с советником и китаянками, Подольская и эта проклятая Магическая академия, безумные инквизиторы и ни на что не способные гвардейцы, тупой народ и дерьмовая страна, — был на свете человек, который ненавидел всё это скопом. Ненавидел до зубовного скрежета. И этот человек сейчас мило улыбался 'Старику Хоттабычу'.

— Я не против замужества своей дочери, — осторожно и предельно вежливо высказал свою позицию Ярослав, покосившись на женщину стоявшую рядом с ним. — Она девочка вполне взрослая и самостоятельная. Так что ей пора вступить во взрослую жизнь, пока она не натворила ошибок. И я считаю вашего принца вполне достойной кандидатурой на роль её мужа. Но с другой стороны, (поймите меня правильно, я никого не хочу обидеть или оскорбить), я не могу её выдать насильно за совершенно незнакомого человека. Пусть они хотя бы пообщаются с друг-другом, найдут общие темы для разговоров. Возможно, молодые люди проявят друг к другу взаимный интерес, и нам останется только назначить день свадьбы.

— А если ваша дочь не проявит никакого 'интереса' к нашему принцу? — резонно поинтересовался старик. — По дворцу ходят слухи, что она без ума от некоего седовласого демона. Может, стоит всё же выдать её замуж за нашего принца как можно быстрее? Пока она и в самом деле не сделала роковой ошибки. 'Поймите меня правильно, я никого не хочу обидеть или оскорбить', но мы говорим о женщине. А в нашей стране к невестам всегда предъявляются особые требования. Вы понимаете, о чём я сейчас говорю?

Кивнув головой, Ярослав ещё раз проклял всех и вся, добавив в этот длинный список и 'Старика Хоттабыча'

— Я решу проблему с этим демоном в кратчайшие сроки, — пообещал Ярослав. — Уверяю вас, это всего лишь подростковые бредни, которые вскоре навсегда исчезнут, вместе с этим демоном.

37

Своё обещание в отношении Снольда и прочих 'странных демонов' Ярослав решил выполнить с самого утра. Хотя, тем же утром нашлось и ещё одно важное дело, которое также касалось его семьи. Речь шла о старике-священнике, который гордо стоял перед Ярославом.

— Я сделал для спасения храма и веры всё, что было в моих силах, — с вызовом заявил этот старик, надменно глядя Ярославу прямо в глаза. — И я не жалею о содеянном. Тем более, я не собираюсь раскаиваться или объясняться в вашем присутствии. Ибо меня должен судить только Создатель, и только по божественным законам. А не какой-то смертный, по каким-то нелепым 'понятиям', которые даже и законами нельзя-то назвать.

— Этот смертный, твой император! — рявкнул на старика Ярослав, который был выведен из себя таким надменным тоном.

— Ты второй император за второй год существования Имеприи, — фыркнул старик. — Да и Империя, — это всего лишь ошмётки той страны, которая развалилась у меня на глазах. Чем тут гордиться? Чего тут бояться? И что тут уважать? А вот я, — представитель религии, которая была и будет всегда! И она переживёт все эти Империи и самозваных императоров! Так что поумерь свою гордыню, сын мой. Ибо мне кажется, что ты возомнил себя, чуть ли не Богом.

— А мне кажется, что тебя пора расстаться со своей дурною головой, — холодно заявил Ярослав.

И это уже была не угроза, а прямой приказ, который легко поняли гвардейцы. Однако, они не смогли и сделать шагу к этому надменному старику. Так как им преградили дорогу инквизиторы.

— Ваше Величество, — раздался голос мужчины, который, казалось, вообще был безразличен к происходящему. — Я бы попросил вас не принимать поспешных решений в отношении этого человека.

Проявляя не просто абсолютное спокойствие, а полный пофигизм к происходящему, вперёд вышел человек в ярко алой рясе священнослужителя.

— Казнить человека только за то, что он не проявляет к вам должного уважения, — это деспотизм. И в нашей стране, мы такого не потерпим, — снова без какого либо выражения, словно бубня конспект какой-то лекции, заговорил бывший Верховный палач, а ныне Верховный инквизитор. — К тому же, в нашей стране, каждый имеет право на собственное мнение. Разве я не прав?

Сжав кулаки, Ярослав зло смерил взглядом своего оппонента.

— Прав, — равнодушно, ответил за Ярослава, Верховный инквизитор. — Свобода веры, свобода слова и равенство всех перед законом. Этот человек, сделал то, что считал должным сделать в той данной ситуации. Он никому не помог, но и никого не убил лично. Разве где-то тут кроется преступление?

— По его вине погибли десятки людей, — холодно ответил Ярослав.

— И, за это, он ответит перед Создателем, после своей смерти, — согласился с ним Верховный инквизитор. — Но какой из человеческий законов он нарушил? Он не военный. И в отличии от них, он не давал клятву: 'Служить и защищать'. Наоборот, это его должна была защищать армия, которой у нас сейчас нет. Так что единственное, в чём он виноват, так это в том, что в кризисной ситуации он банально растерялся, и не открыл ворота монастыря жителям деревни. Вот и всё. С кем не бывает? А жители этой деревни, — так их смерти, это простое стечений весьма неблагоприятных обстоятельств. Такое тоже бывает. Лесные пожары, оползни, землетрясения, ураганы — во время этих бедствий гибнут десятки и сотни людей. Но их смерть, — всего лишь несчастный случай. И в этом никто не виноват. Просто Создатель посчитал, что их жизнь была бессмысленна и бесполезна, вот он и прибрал этот мусор в нашем мире. Вопрос, полагаю, закрыт?

— Он отправил на верную смерть мою маму! — больше не в силах сдерживать свой гнев, выкрикнула Рудина, которая сидела на троне 'изгнанной' императрицы.

— О, — скривившись в усмешке, Верховный инквизитор лишь развёл руками. — Как я мог забыть об этом? Этот человек не захотел держать в своём монастыре женщину против её воли. В чём тут его вина? Ваша мать потребовала, чтобы её отпустили. Этот человек дал ей продуктов на пару дней и выставил за порог своего храма. А что он ещё должен был сделать ради вашей матери? Неужели против её воли удерживать в монастыре?

— Дать ей охрану и проводить до столицы! — тут же выпалила девчонка.

— Какую охрану? — лицо Верховного инквизитора вновь стало безразличным к происходящему. — Этот человек всего лишь настоятель женского монастыря. Кроме беззащитных женщин он никем не распоряжается. К тому же, принцесса, я напомню вам, что ваша мать оказалась в его монастыре по воле вашего отца.

'Где ты?! — кричала Рудина, взывая к помощи Сачи и бессильно глядя на Верховного инквизитора. — Помоги мне! Мне так нужны сейчас твои советы!!'

— А что с обвинениями от главы нашего Ордена, — неожиданно вышел вперёд мужчина в сияющих латных доспехах.

— Это о том, что монахинь якобы собирались отдать кочевникам в качестве выкупа за сохранения монастыря? — даже не повернувшись к представителю паладинского 'братства', уточнил Верховный инквизитор. И, не дожидаясь ответа, признался. — А я вот, в своих мыслях, иногда хочу женщину. Все мы хотим чего-то грешного в своей жизни. Но тут же каемся и никогда не совершаем этого. Монахинь хотели отдать в качестве выкупа, но в итоге, — спасли. Так Аристарх предлагает наказать человека только за его тайные греховные желания?

— Их спасли только благодаря вмешательству Аристарху Федотовича!— рыкнул паладин, делая особый акцент на отчестве Аристарха.

— А вот это тоже отдельный разговор, — неожиданно холодно и по-деловому заговорил Верховный инквизитор. — Ходят слухи, что в спасении этих женщин принимали участие демоны. А ещё, ходят слухи, что Аристарх водит дружбу с этими демонами и чуть ли не пьёт с ними водку из одного стакана. Не кажется ли вам, что нам нужно подробно обсудить этот вопрос?

— Это всего лишь слухи! — побагровев от гнева, поспешил опровергнуть все эти обвинения паладин.

— Слухи, так слухи, — пожал плечами инквизитор. — Давайте, они так и останутся слухами. И мы закроем вопрос о 'намерениях и долге'. Мы, что-то ещё будем обсуждать?

— Сука, — послышался громкий и досадливый 'шёпот' от проигравшего этот спор паладина.

Такого же мнения о Верховном инквизиторе был и Ярослав. Он хотел прихлопнуть этого гада прямо здесь и сейчас. Но отдай он такой приказ, и на его стороне выступит лишь горстка паладинов, да кто-нибудь из магов. Армии нет. Гвардейцы откровенно побаиваются инквизиторов и в случае открытого конфликта сохранят нейтралитет. А личная охрана Ярослава, — это все го лишь наёмники. Ярослав им платит большие деньги за верность, но инквизиция может заплатить этим людям за предательство намного больше. В общем, наёмники, — это наёмники. Вся надежда только на народ. Но вот пойдёт ли это 'быдло' против религии?

Вот и приходится 'бедному императору' чуть ли не впервые в жизни 'кланяться' этому 'проходимцу'.


* * *

'Слабаки и трусы — вспомнила Рудина слова Снольда, глядя на своего отца. — Все они смотрят на простых людей, как на скот. Но стоит только взять их за глотку, как они ту же начинают просить помощи у тех, кого они всю жизнь презирали'.

'Трус! — мысленно выкрикнула Рудина, глядя на сломленного отца. — Жалкий трус, который не может никому бросить вызов в одиночку!! Как это сделал он!!!'

Вспомнив о Снольде, девчонка закрыла глаза и вздохнула: 'Где же вы все? Мне так нужна ваша помощь!'


* * *

Тронный зал опустел, и, тяжело вздохнув, Ярослав закрыл лицо руками.

— Завтра я устраиваю бал в честь твоей помолвки с принцем Ахеменидом, — тихо сказал он, так и не повернувшись к дочери.

— Ты даже не хочешь спросить, согласна ли я? — после непродолжительной паузы поинтересовалась Рудина, которую Сачи уже 'подготовила' к такому повороту судьбы.

— Это уже не столь важно, — буквально прошептал Ярослав. — Я не смогу долго сдерживать инквизицию, а потому, мне недолго осталось сидеть на этом троне. И когда меня придут 'свергать', я хочу быть уверенным, что ты в безопасности.

— Ты можешь собрать армию за пару дней и перебить этих фанатиков, — предложила Рудина, всё ещё пытаясь разглядеть в своём отце ту силу, которую она увидела в Снольде.

— Пару дней? — скептически спросил у своей дочери Ярослав, окончательно поняв, какой же она всё ещё ребёнок. — Это невозможно. Да и если бы мне это удалось, то чем я буду кормить этих людей?


* * *

Разочарование! Самое первое и сразу в самом близком человеке. Даже когда отец отправил её мать в тот дальний монастырь, в Рудиной всё ещё теплилась надежда, что всё это временно и отец всё исправит. Даже когда Сачи говорила ей о слабости Ярослава, девчонка всё ещё надеялась, что это не правда. Но сейчас, уже сам Ярослав заговорил словами Сачи.

— Трус! — со слезами на глазах выкрикнула Рудина. — Жалкий трус и слабак!!


* * *

За троном Ярослава испуганно ахнула женщина.

Сам же Ярослав удивлённо посмотрел на свою дочь, словно не веря в то, что это она произнесла только что эти слова. Он ожидал споров или скандала по типу капризов: 'Не хочу, не буду!'. Но услышать от дочери сразу такое?!!

Не дожидаясь ответной реакции от своего отца, Рудина вскочила с трона и побежала вон из тронного зала.

— Вернись сейчас же!!! — наконец-то опомнился Ярослав.

Вскочив с трона, он хотел было догнать свою дочь и 'вправить' ей мозги старым добрым методом. Но хлёсткий удар по ногам заставил вскочившего Ярослава упасть. А через секунду кто-то схватил его за волосы, приподнял голову и подставил к его горлу нож.

— Помогите!!! — заголосила женщина стоявшая за троном.

Но в тронный зал никто не вошёл. Вместо этого раздался женский голос, заставивший женщину умолкнуть.

— Помолчи! — приказала ей белая лисица, обняв прижавшуюся к ней Рудину.

Погладив девчонку по голове, она растворилась вместе с ней в воздухе. А через секунду исчез и Эйнар, который так грубо обошёлся с Его Величеством.

38

Тем же утром около десятка инквизиторов вломились в дом матери некроманта. Точнее, они попытались это сделать. И теперь, после этой попытки, их бесчувственные тела бесформенной кучей валялись во дворе дома. А причиной такого странного феномена был очень разгневанный и не выспавшийся Аристарх и его более молодая копия, в лице Коляна.

— Так и знал, что всё этим и закончится! — в сердцах выкрикнул паладин.

— Ой, ли?! — удивлённо спросила у него 'бабушка Ю' залечивая синяки и ссадины у поколоченного некроманта. — А кого я вчера уговаривала не ехать в столицу? Кто тебе вчера говорил, что без 'ответа', твой благородный поступок не останется?

— Молчи ведьма!! — рявкнул Аристарх, оскорбленный тем, что кто-то стал оспаривать его уникальную интуицию.

— Сам молчи! — вступилась за Ю хозяйка дома. — Что толку, что ты остался? Если бы Юшка вас не лечила, тебя бы с моим сыном уже вперёд ногами из дома выносили.

Смерив Аристарха весьма неодобрительным взглядом, старушка переключилась на более дорогого ей человека.

— И ты тоже хорош! — начала отчитывать она своего сына. — Зачем полез в драку с такими бугаями? За моей спиной бы постоял, пока всё не закончилось. Уж я бы тебя как-нибудь защитила.

— Мама!! — только и смог воскликнуть некромант, чья мужская гордость была только что втоптана в грязь.

— Не мамкай! А слушай, что я тебе говорю!!! Отец твой тоже был непутёвым и тоже со священниками не ладил. Но мы хоть жили тихо и мирно. А ты даже этого сделать не можешь! И друзей себе таких же непутёвых нашёл. Что этот бугай лысый, что тот извращенец ненормальный! Даже страшно представить, во что вы внученьку превратите!

— Да не друзья они мне!! — брякнул некромант

— Это кто тут тебе не друг?! — тут же рявкнул на опомнившегося некроманта Аристарх.

— Да не ты, а...

— Я, что ли? — весело спросил у некроманта Артур, выходя из дома и поедая творог.

Прикусив язык, некромант предпочёл отмолчаться.

Однако, тут же заголосила его мать.

— Тебе кто разрешил творог жрать, дурья твоя голова? Я его специально для внучки делала!...


* * *

А Подольская лишь тихо улыбалась, поедая абрикосы которыми её угостил Артур, и наслаждалась таким прекрасным утром! Сегодня за неё впервые заступились. И сегодня она впервые не захотела никуда убегать и прятаться. Этой девочке хватило для счастья всего лишь нескольких человек, которые всегда готовы прийти к ней на помощь.


* * *

Совсем о другом мечтала Рудина. Для её счастья нескольких человек было недостаточно. Нужна была армия. Сильная, непобедимая, преданная только ей. Эта армия нужна была девчонке для того, чтобы возвысится над отцом, чтобы вернуть мать, чтобы утопить в выгребной яме всех, кто осмелился ей перечить. Впрочем, прижимаясь к белой лисе, Рудина думала совсем о другом.

'Трус! Жалкий трус!! — безмолвно кричала она на своего отца. — Из-за своей трусости, ты отнял у меня мать! А теперь ты готов разрушить и мою жизнь!! Ненавижу!!! Ненавижу тебя и ту шлюху, с которой ты спишь. Лучше бы Снольд её убил тогда!!'

Весьма болезненный подзатыльник, заставил Рудину опомниться.

— Вряд ли смерть женщины, которая готова отдать за тебя жизнь, сможет изменить твоего отца, — холодно сказала лисица.

Сощурив глаза, она медленно отстранила от себя плачущую девчонку.

— Уверенна, если ты попросишь свою кормилицу последовать за тобой на край света, она это сделает, — как можно убедительнее заговорила лисица. — Но изменится ли твой отец от того, что потеряет вас обоих? Изменится ли мир от того, что ты сбежишь с этой женщиной на край света?

Немного помолчав, лисица обняла девчонку за плечи.

— Твой отец всё ещё видит в тебе маленькую девочку, — зашептала она. — Ребёнка, у которого нет никаких желаний, кроме детских капризов. И он по-прежнему пытается защитить тебя. Так же, как и та женщина, смерти которой ты пожелала. Они всё ещё любят тебя и всё ещё готовы пожертвовать собой ради твоего счастья. Купить любую игрушку, угостить вкуснейшим лакомством, выдать замуж за настоящего принца на белом коне. И ни их вина, что этот принц пришёлся тебе не по нраву. Думаю, и он не восторге от вашего знакомства. Помнишь, как Подольская высморкалась об его халат? Какое выражение лица было у этого бедолаги?

Вспомнив этот эпизод, Рудина помимо своей воли заулыбалась.

— Ты уже не ребёнок, — всё также продолжила шептать лиса. — Ты выросла, и стала смелее и сильнее своего отца. Ты даже познакомилась с мужчиной, который тебе кажется намного лучше твоего отца.

— Он лучше этого труса! — яростно воскликнула Рудина, которой не понравилось слово 'кажется'.

В представлении девчонки, сильный и горделивый Снольд не шёл ни в какое сравнение с её отцом, об которого Верховный инквизитор чуть ли не вытирал ноги.

— Пусть будет так, — не стала спорить лисица. — Но это не отменяет того факта, что твой отец любит тебя, а та женщина, как и прежде, готова отдать за тебя жизнь. Но как им понять, что перед ними уже не ребёнок, а взрослая женщина, мнение которой стоит уважать? Ведь ты им не дала и шанса увидеть это. Как они должны догадаться по твоим слёзам и оскорблениям, что с ними разговаривает взрослая женщина? И какую ответную реакцию ты ожидаешь после всего этого?

Покачав головой, Сачи указала Рудиной на заброшенный монастырь-крепость.

— В этом здании и хотела поселиться твоя мать, — уже нормальным голосом сказала она. — И в нём действительно жили только беззащитные женщины и тот древний старик. Никто её не удерживал здесь силой. Да и некому было это делать.

Затем Сачи силой развернула Рудину лицо к сгоревшей деревне.

— А вот от этого твоя мать и отец хотят защитить тебя. За желанием твоей матери добровольно поселиться в этой глуши. Так же как за желанием твоего отца, побыстрее выдать тебя замуж и отправить в далёкую страну, — стоят эта выжженная дотла деревня и свежевырытая братская могила. Твои родители прекрасно понимают, что ждёт государство, которое не способно защитить свои границы. А что стоит за твоим желанием самостоятельно выбирать свою судьбу? На что ты опираешься, когда гордо заявляешь, что будешь жить так, как тебе заблагорассудится? Что у тебя есть такого, что заставит твоего отца выслушать тебя? Думаешь, одной лишь армии, которую для тебя соберёт Снольд, будет достаточно?


* * *

Достаточно ли будет армии для того, чтобы стать сильным и независимым? Если бы этот вопрос задали Артуру, то он бы тут же назвал имена двух полководцев. Один из них скончался в заключении на маленьком островке, а другой, подох как крыса, прячась в глубоком бункере. Добились ли они с помощью сильной и непобедимой армии своей мечты?

Но, попивая кисель и слушая парламентёра от инквизиции, Артур размышлял над тем: 'А понимали ли те люди, что они творили?'


* * *

Парламентёром был всё тот же пузан, вылеченный Ю от геморроя. Говорил он предельно почтительно и с упором на то, что он всего лишь посыльный. А послание было из разряда: 'Руссишен партизанен, сдавайся!'.

Хотя, если серьёзно, то инквизиция просила не накалять больше обстановку и отправляться Подольской, вместе со всеми её демонами, в Пограничье. Некроманту предписывалось больше никогда не практиковать магию, под страхом смерти. А Аристарху следовало покинуть пост главы Ордена паладинов и отправиться в 'путешествие' вместе с Подольской.

Надо признать, требования были весьма мягкими. Особенно, если учитывать то, какой властью обладала инквизиция в этой стране и как эта организация привыкла разрешать все 'спорные вопросы'. Чувствовалось, что инквизиция всё ещё не хотела идти на открытый конфликт с магами и паладинами. С другой стороны, это был даже не намёк, а ничем не прикрытая месть за то, что Аристарх поставил человеческие жизни выше монастырских стен. Месть за то, что кто-то осмелился выступить против решения представителя 'новой веры'.


* * *

— Вы сами-то уверены в том, что всё так и должно быть? — перебил Артур 'толстопуза', которые зачитывал текст сего 'послания'.

— Кхм, — сбившись с мысли, инквизитор недоумённо посмотрел на 'странного демона'.

— Вы тоже считаете, что священники должны быть стражниками, судьями и палачами? — пояснил Артур свой вопрос.

Недовольно поморщившись, инквизитор снял со своей шеи массивный золотой крест и бережно положил его на 'стол переговоров'.

— Теперь тут нет ни стражников, ни судей, ни палачей, — с неожиданным спокойствием сказал инквизитор. — Перед вами сидит обычный человек. Этот человек нуждается в защите. Кроме того, этот человек хочет жить по справедливым законам, и ищет смысл жизни. Кто из вас способен дать мне всё это?

Совершенно не понимая происходящего, некромант с Аристархом лишь переглянулись и пожали плечами. Подольская же, вообще не задумалась над этим сложным вопросом. Она просто поедала очередной абрикос. Зато инквизитора хорошо понял Артур.

— Хотите сказать, что кто-то должен принять этот крест? — проверил он свою догадку.

— Именно, — кивнул инквизитор. — Люди хотят во что-то верить. Люди хотят, чтобы их вера гарантировала их покой и приносила порядок в этот хаотичный мир. Люди хотят получить простые и понятные ответы на свои извечные вопросы. В конечном итоге, людям просто нужны чудеса. Они хотят верить в то, что однажды солнце взойдёт на западе, а они проснуться в покоях своего личного дворца. И не беда, если это произойдёт после их смерти. Главное вера в то, что это произойдёт. Что же до нашей непосильной ноши, которую мы на себя взвалили, то..., — тут инквизитор нахмурился и о чём-то задумался, — ...то вы видели хоть раз толпу убогих калек, жаждущих приложиться к чудодейственной иконе?

— Допустим, видел, — кивнул Артур.

— Тогда вы должны понимать и принцип этого 'чуда'. Кому-то Создатель помогает и излечивает от болезней, а на кого-то он вообще внимания не обращает. Кого-то он приговорил к жизни, а кого-то к смерти. Так кем же быть его верным слугам, если не судьями и палачами, которые исполняют его волю? Чем мы должны ещё заниматься, если не защищать покой тех, кто верит в справедливость божественных законов? И кто справится с этими обязанностями лучше, чем мы?

— Без понятия, — честно признался Артур. — Но мне почему-то казалось, что священники обязаны утешать людей в горе, а не обещать им солнце, встающее на западе, и дворцы после смерти.

— А может быть, лучше защитить людей от этого горя? — тут же задал встречный вопрос инквизитор. — Зачем нам утешать людей, если мы в силах предотвратить их горе? Если мы в силах обрушить свой гнев на тех, кто приносит верующим все эти неисчислимые беды. То не слишком ли лицемерным будет с нашей стороны иметь возможность помочь людям, но при этом ничего не делать и только 'утешать'?

— Видел я, как вы 'помогаете', — наконец-то въехал в тему разговора Аристарх. — Продажа женщин кочевникам, это тоже называется 'помощью'?

— Они не женщины, а слуги Создателя, — парировал инквизитор. — Они принесли клятву верности Создателю и являются такими же солдатами, как и паладины. И как солдаты, они обязаны были защитить тот монастырь, даже ценой своей собственной жизни и свободы. В свою очередь, монастырь, который пережил набег кочевников и не был даже разграблен, — стал бы чудом, которое бы укрепило сердца тысяч верующих. Сплотило бы наш народ вокруг храмов. И под знаменем церкви, мы бы изгнали этих 'неверных' с нашей земли.

— А изгонять кочевников, 'сплочённый народ' будет вилами и мотыгами, — справедливо подметил Аристарх.

— Сила веры творит чудеса, — уже с фанатичным блеском в глазах ответил инквизитор. — Истинно верующие будут сражаться вилами, руками, зубами. Сражаться как звери. И не один враг не устоит против их веры в справедливость.

'Как знакомо, — иронично улыбнулся этим словам Артур. — Очередная религия для зверья'

Но вслух он сказал, конечно же другое.

— Если ты так уверен в своей правоте, то надевай этот крест и прими свою дальнейшую судьбу с достоинством.

39

Холодное белое солнце. Неспешно 'плавающие' вокруг этого солнца острова. Высокий и очень необычный замок, стоящий на одном из таких островов. И парящий над этим замком самый настоящий дракон.

Рудиной казалось, что она попала в какую-то сказку. Ведь в её представлении, такого просто не могло быть в реальности. Это противоречило всему, чему её учили.

Не было никакого раскалённого подземного мира, в котором живут полчища уродливых демонов. Вместо этого было солнце, небесные острова и красивый дракон. Не было никаких готических замков, по коридорам которых текла лава. Вместо этого был роскошный белокаменный замок, на каждом этаже которого был цветущий палисадник, со своим собственным климатом. И Рудиной хотелось посетить каждый этаж этого замка, ибо она никогда не была в джунглях, в пустыни, в алмазной пещере и в вечно цветущем вишнёвом саду.

Если бы девчонку попросили описать одним словом тот мир, в котором она сейчас оказалась, то это было бы слово 'Рай'. Если бы её попросили описать одним словом замок, в котором жила Сачи, то это слово было бы 'Роскошь'.

Девчонка давно привыкла к золотым статуям, роскошной мебели и дорогой одежде. Она это видела каждый день в своём родном замке, в императорском дворце, во дворцах и замках отцовских друзей. Поэтому, в её представлении, золотые статуи драконов, который стояли на входе в этот необычный замок, — были полнейшей безвкусицей. Но настоящий живой дракон, который охранял этот замок, — был роскошью, которая была недоступна 'простым' смертным. То же и с этажами этого замка. Если бы на каждом этаже были бы 'тронные залы', обставленные дорогой мебелью, то Рудина лишь разочарованно фыркнула. Но вместо залов и мебели, девчонка увидела ожившие картинки из энциклопедий о дальних странах, в которых Рудина даже и не мечтала побывать.


* * *

И теперь Рудина стояла на вершине этого замка. На самом последнем замковом этаже, над которым и парил сказочный дракон. А перед самой Рудиной стояло огромное 'волшебное' зеркало.

По сути, это был монитор, по углам которого предлагалась на выбор разнообразная женская одежда. Рудиной нужно было лишь прокручивать пальцем разнообразные варианты и тыкать по понравившемуся. После чего, выбранная одежда тут же примерялась на её зеркальное отражение.

Рудина была в восторге от этого. Ведь это зеркало, было её детской мечтой. Никаких бессмысленных переодеваний и примерок. Никаких гаданий на тему: 'Подойдёт ли платье к твоим туфлям?'. Но в то же время, — это было и ужасно.

Рудина ощущала себя одичавшей провинциалкой, которой нужно было срочно выбрать платье для императорского бала. Таких 'куриц' девчонка видела весьма часто на подобных балах. И столь же часто над ними потешалась её мать.

Провинциальные аристократы! Общипанные курицы и индюки, которые на мгновение вырвались из той помойки, на которой им всю жизнь суждено поедать столичные объедки.

Таких людей можно было сразу разглядеть по стилю их одежды, по их манерам и их речи. И Рудина никогда не могла представить себе, что когда-нибудь ей выпадет 'участь' превратиться в одну из таких 'куриц'. Злясь на себя, девчонка не глядя тыкнула на первое же попавшееся платье и, увидев своё отражение в зеркале, тут же покраснела. 'Да оно же почти ничего не скрывает!' — ужаснулась она.


* * *

— Отличный выбор, — почти тут же раздался довольный голос за её спиной.

Это было весьма неожиданным для девчонки, так как в 'зеркале' по-прежнему было лишь её отражение. Поэтому она испуганно вздрогнула, резко обернулась и открыла от удивления рот. Перед ней стояла Сачи. Но на этот раз в своём настоящем, 'человеческом', облике и в весьма коротком, обтягивающем платье. Помимо своей воли девчонка уставилась на её ноги.

— Нравятся мои колготки? — с улыбкой спросила её девушка.

Ещё сильнее покраснев, Рудина смущённо отвела глаза.

— Мы должны поразить своим видом сотни мужчин, — поняла её поведение Сачи. — Они должны сразу понять, что перед ними не очередной взбалмошный аристократ, а их новый правитель. Их новая богиня, о которой они будут мечтать по ночам, и за которую они не задумываясь отдадут свои жизни. Так что предстать перед ними в роли старухи, закутанной горы тряпья, — не самый лучший вариант. А выбранное тобой платье, идеально подходит к твоей внешности и возрасту.

— Оно слишком открытое, — пробубнила девчонка.

— Эти мужланы увидят ровно столько, сколько им следует увидеть, — небрежно отмахнулась от довода девчонки Сачи. — А от их хамоватый шуточек и 'поведения', — нас защитит Снольд. Не забудь, ты должна ещё произвести впечатление и на него. Иначе он так и будет смотреть на тебя, как на ребёнка.

— Я не надену 'это', — упрямо повторила девчонка.

— Как хочешь, — вздохнув, Сачи уселась в кожаное кресло и положила ногу на ногу. — Тогда Снольд будет любоваться моими стройными ножками. Возможно, он и в самом деле намного лучше Артура. Тогда я совершаю огромную ошибку, 'уступая' его тебе.

Поджав губы, Рудина вновь повернулась к зеркалу и стала подбирать к 'своему' новому платью туфли.


* * *

Для Подольской же, всё было намного суровее. В маленькой комнатке деревенского дома матери некроманта, она с 'лекаркой Ю' выбирала ту одежду, которую подарила ей Рудина. Пытаясь не утонуть и не запутаться в огромных мантиях и платьях, девчонка уже второй час примеряла на себе все эти 'обноски'. Рядом с ней кряхтела и Ю, прибывая в облике ровесницы Подольской.


* * *

— Проклятый Артур, — по-старчески ворчала 'девочка Ю'. — Своей мымре, так самое лучшее, а нам какие-то обноски от Гулливеров. Подай-ка мне вон то платье, деточка.

Молчаливая Мейли, тут же подала Ю платье, на которое та указала


* * *

— А вот и я! — под визг Подольской, в комнату влетел Артур.

— Ты что творишь! — тут же возмутилась Ю, прикрывая собой покрасневшую девчонку.

— А что такого, — невинно удивился парень. — Я её и так уже в бане видел. Да и не на что там смотреть. Доска-доской. Да ещё прыщавая и костлявая.

— Выпни сейчас же этого идиота! — выкрикнула приказ Ю, обратившись к Мейли.

И не смотря на показушную обеспокоенность и возмущение, лицо Ю озарила самодовольная ухмылка. Артур только что сам унизил и оскорбил девчонку. И теперь Ю осталось только защитить Подольскую, а затем, утешить. И всё! Девчонка в её руках.

— Сиротка Ю, а с каких пор вам подчиняется эта красивая девушка, — неожиданно строго спросил у радостной Ю Артур, указывая на подошедшую к нему Мейли. — Не уж-то у каждой 'сиротки' есть своя личная служанка?

— Она моя ученица, — тут же сориентировалась Ю. — Я её учу лечить людей, а она меня защищает.

— Да-а?! — недоверчиво протянул свой вопрос Артур, наблюдая за тем, как ухмылка медленно сползает с лица Ю. — Но я что-то не помню о том, чтобы кто-то давал моей 'лекарке' разрешение заводить 'ученицу'. Да и как-то странно, что 'ученица' одета намного лучше 'учительницы'.

— У тебя память плохая, — с угрозой в голосе, поставила диагноз Ю, проигнорировав вторую часть вопроса о 'богатстве'. — Могу вылечить.

— Ой, как страшно, — усмехнулся Артур и обратился напрямую к Мейли. — Выйди-ка со мною на секунду, 'ученица', нам с тобою нужно кое-что обсудить.

Дождавшись кивка Ю, Мейли, вместе с Артуром, вышла из комнаты.


* * *

— Хам, — прокомментировала произошедшее Ю.

— Угу, — согласилась с нею Подольская, стягивая с себя одежду. — А он и правда, герцог?

— Кто? — не поняла вопроса Ю.

— Артур, — пояснила девчонка свой вопрос, крутясь перед зеркалом.

— Да какой он герцог? — чуть ли не сплюнула от презрения Ю. — Женился на больной старухе с титулом и теперь ждёт — не дождётся когда та подохнет. А чтобы не было скучно ждать, свою лису трахает.

— Значит, он герцог, — о чём-то задумавшись, сделала вывод Подольская из реплики Ю.— А я, и в самом деле настолько уродлива?

Странное поведение девчонки, которая только что была для Ю столь же проста, как и марлевые трусы, заставили 'лекарку' забеспокоиться. Что-то пошло не так. Что-то в этом хамоватом 'вторжении' Артура было неправильное, и что-то Ю снова упустила из виду.

'Гад!! — мысленно выкрикнула она вдогонку Артуру. — Как же ты забодал меня своими играми. Я что, одна должна разгадывать все эти ребусы?!'

А Подольская, неожиданно схватила в охапку одежду и пулей вылетела за Артуром.

— Какого...?! — только и успела выкрикнуть опомнившаяся Ю, побежав вслед за девчонкой.

40

Вылетев из комнаты с ворохом 'тряпья' в руках, Подольская сначала услышала голос Артура.

— ... Просто стоим и ждём, — отдавал он распоряжения Мейли. — Всё остальное, я потом объясню.

— Вот! — выкрикнула девчонка, бросив под ноги Артура всё это тряпьё.

— Эм-м, — издав почти одинаково удивлённый возглас, паладин и некромант уставились на полуголую девчонку, которая даже и не думала кого-то стесняться. Гордо задрав голову и даже привстав на цыпочки, она с вызовом смотрела на Артура.

А хозяйка дома, выйдя из кухни, уронила от удивления поварёшку.

Что же до Артура, то он лишь попытался не расхохотаться при виде этой сопливой 'гордячки'.


* * *

— Чего, 'вот'? — сделал удивлённое лицо парень. — Решила голышом в Пограничье отправиться?

— Я никуда не пойду в этой одежде, — нагло заявила Подольская.

— Тогда мы оставим тебя здесь, и тобой займётся инквизиция, — пожал плечами Артур.

— Не оставишь! — чуть ли не приказным тоном возразила Подольская.

— Оставлю! — по-детски и упрямо заявил Артур.

Похоже, не на такой разговор рассчитывала Подольская, (если она вообще на что-то рассчитывала). Её запал решимости начал потихоньку сходить на 'нет' и опомнившаяся девчонка стала озираться по сторонам, при этом краснея как рак. Но отступать она была не намерена.

— Немедленно дай мне нормальную одежду! — уже не столь решительно повторила она попытку 'наехать' на Артура.

Но парень и не собирался уступать девчонке. И уж тем более он не собирался поощрять этот необычный приступ наглости, который переплюнул даже выходки Рудиной. А потому, Артур более резко и холодно заявил.

— Не дам!

В ответ на это баранье упрямство, Подольская попыталась гневно рыкнуть на Артура и испепелить его взглядом. Однако, гневаться она не привыкла. Поэтому, скорчив гримасу, которая, конечно же, должна быть злобной и ужасной, она издала странный звук и выпучила глаза. И окружающие подумали именно то, на что всё это было похоже, — девчонка страдает диареей и изо всех сил пытается окончательно не опозориться перед народом. По крайне мере именно так подумала старушка.

— Сейчас горшок принесу, — попыталась успокоить она девочку.

Эти слова и стали последней каплей для Артура. Не выдержав этой комедии, он громко расхохотался.

А решимость девчонки окончательно сошла на 'нет'. Рванув обратно в комнату, и при этом, сбив с ног ошеломлённую Ю, она захлопнула за собою дверь и громко разрыдалась.


* * *

Подольская и в самом деле не знала, что на неё нашло. Минутный порыв, минутная решимость, минутное возмущение от того, как обращаются с ней. И в ту минуту, когда она выбежала почти голышом из комнаты, ей казалась, что она поступает правильно. Она должна была показать этому хаму, что ей безразлично, что он там думает о её внешности. Да она вообще его, как мужчину, не воспринимает. Зато, здесь и сейчас, он должен был понять, что она не позволит ему обращаться с ней как с животным. Она не Ю и никогда не будет есть с земли и носить одежду, которую подарили ей в качестве издёвки. Она должна была указать этому самозваному герцогу на его место. В конечном итоге, — он же простой демон, а она его хозяйка.

Но выбегая их комнаты, Подольская даже не подумала о том, что её могут увидеть Аристарх и Некрофилов! Сгорая от стыда, она закрыла лицо руками. С ней обошлись как с ребёнком! Да её все и считают ребёнком!!

Медленно осознавая, что она только что натворила, Подольская разревелась ещё громче.


* * *

Но и Артур понял кое-что важное о девчонке. Возможно, она и наивная дура. Но это не помешало ей выжить в той резне, в которой погибли её родители. И не смотря на одиночество, бедность, нападки Рудиной и полное непонимание науки, девчонка упрямо учится на демоническом факультете. Зачем? Хороший вопрос, если учитывать, кто повинен в смерти её родителей и кто является природным врагом инквизиторов. Артуру оставалось лишь найти тот предел унижений и страха, за которым начиналось безрассудное упрямство и решимость девчонки. Где-то там же были запрятаны наглость и злость.


* * *

— У девочки нервный срыв, — пояснил произошедшее отсмеявшийся Артур. — Она слишком многое пережила за слишком короткий срок. А при таких обстоятельствах даже взрослому человеку необходимо напиться и забыться на время. Что уж говорить о ребёнке? Так что не обращайте внимания на эту выходку. Всё замечательно.

— Замечательно?! Да ты её с ума свёл, — дала свою оценку произошедшего Ю.

— А вас, полагаю, вполне устроило, если бы девчонка замкнулась в себе, и ни о чём не думая и не размышляя, поедала бы вёдрами абрикосы? Типа, чем угостят, то и съем. Что дадут, то и одену. Куда пошлют, туда и пойду. И зачем ей о чём-то задумываться и о чём-то переживать? Ведь добрые дядечки и тётечки её всегда оденут, накормят и защитят.

— Я бы вывела её из этого состояния постепенно, — недовольно поморщившись, ответила Ю.

— Ой, ли? — снова не поверил её словам Артур. — А не благодаря ли вашим стараниям, девчонка медленно превращается в овощ? Вы же так хотите стать её лучшей подругой, которая бы всё решала за неё. Вы так упорно навязываете девочке своё мнение о том, кого ей следует ненавидеть, а кого внимательно слушать, восхищённо раскрыв рот. И вы снова думали, что я буду равнодушно смотреть на то, как девочке навязывают ошибочные представления обо мне и о близких мне людях.

Презрительно фыркнув и не собираясь оправдываться перед Артуром, Ю распахнула дверь, за которой скрылась Подольская, и удивлённо обвела комнату взглядом. В этой комнате не было никого.

Быстро обернувшись, Ю увидела ехидную улыбку Артура, который помахал ей на прощание ручкой и исчез вместе с Мейли.

41

Рыдала не только Подольская, рыдала и Рудина. Точнее, она бы рыдала, если бы не десятки бандитских рож, которые на неё пялились, как на портовую шлюху. А всё дело в том, что эта лиса её подставила.

Сачи даже и не думала показываться прилюдно в своём коротком платье. Она даже не посчитала нужным оставаться в человеческом облике. За девчонкой вновь шла белая лисица, одетая в один из своих 'халатов'.

А вот Рудина, которая купилась на советы этой коварной лисы, шла в том самом коротком платье, которое она не хотела одевать. И шла она через строй из десятка диковатых мужиков, которые провожали её посвистом, похабными шуточками и глумливыми улыбками.

Однако, несмотря на такую жёсткую 'подставу', Рудиной отнюдь не собиралась куда-то убегать или проваливаться сквозь землю. Нет, она хотела, чтобы на её глазах сквозь землю провалился весь этот сброд.

Небритые, немытые, одетые в какой-то ржавый металлолом или в откровенные лохмотья и воняющие так, словно они всю жизнь чистили те самые выгребные ямы, в которых девчонка хотела топить своих врагов.

'И это моя армия?! — мысленно ужаснулась Рудина, в очередной раз окинув взглядом собравшийся сброд.— Да им всем место на рудниках моего отца! Какая ирония!!'

Последнее предложение и в самом деле идеально подходило к данной ситуации. Дело в том, что весь этот сброд собрался на одном из выработанных карьеров, который когда-то принадлежал её отцу. И когда Рудина наконец-то добралась до котлована, она невольно улыбнулась.

— Так их!!! — уже вслух и весьма радостно воскликнула она, заставив 'диковатый сброд' убрать с лиц свои глумливые улыбки и настороженно зашептаться.


* * *

По краям огромного котлована были сложены десятки бездыханных человеческих тел из тех самых мужиков, которые сейчас настороженно зыркали на девчонку. А сам котлован был превращён в импровизированную гладиаторскую арену, на которой пятёрка вооружённых оборванцев осторожно окружала настоящего гиганта в латных доспехах.

— Кажется мы как раз к началу очередного 'поединка', — пояснила происходящее лисица. — Думаю нам нужно присесть и полюбоваться этим 'зрелищем'. Давай-ка подыщем себе приемлемый стул.

И не успела Рудина отреагировать на слова лисицы, как та громко отдала команду.

— На четвереньки!

И почти тут же толпа мужиков, обступивших Рудину, встала на четвереньки. Позабавило ли это Рудину? Да она была в восторге!

Девчонку не заботило, что большинство из этих людей являлись ветеранами, которые были доведены до нищеты и отчаяния. Её не волновало, что большинство из этих людей уже перестали ценить свою жизнь настолько, что решились принять участие в этом 'кровавом собеседовании'. Она видела в этих людях лишь немытый скот, который посмел пялиться на неё.


* * *

— О-о-о! — между тем высказала своё удивление Сачи, не сводя своего взгляда с латника, который всего лишь преклонил перед Рудиной одно колено. — Встань и подойди!

Облегчённо выдохнув, рыцарь в старинных ржавых латах, поспешно встал, но весьма неохотно подошёл к лисе.

— Ты не считаешь должным исполнять мои приказы? — сощурив глаза, поинтересовалась у него лисица.

— Это не приказ, — холодно ответил латник, не отводя своего взгляда от лисы. — Это унижение.

— Унижение? — переспросила его лисица. — Унижают людей, а не тот немытый сброд, что сейчас стоит на корячках.

— Мы солдаты, — коротко пояснил латник. — А если вам нужны чистенькие и прилизанные лизоблюды с благородным происхождением, то поищите их среди гвардейцев. Наверняка и среди них найдётся пара человек, которые не обосрутся на настоящем поле боя.

— Ты так не любишь.., — хотела было задать свой вопрос Рудина, заинтересованная новым мнением о императорской гвардии, но была перебита лисой.

— Вы говорите за всех них или только за себя?

— Я говорю только за свой десяток, — пояснил латник. — Многих из присутствующих я вижу впервые.

— Целый десяток, — презрительно фыркнула Рудина, наблюдая за тем, как 'её гигант' одним махом топора снёс голову первому слабаку из пятёрки неудачников. — И ты привёл весь свой десяток в надежде справиться с ним?

— Я привёл своих людей в надежде, что увижу достойного правителя, который понимает, куда катится эта страна. Но вместо правителя, я увидел лишь пару чудовищ и молоденькую...

Тут латник был перебит шиканьем лисицы. Впрочем, Рудина и так поняла, что и про кого хотели сказать. Резко обернувшись, она с ненавистью посмотрела на этого наглеца.


* * *

— Давайте проясним происходящее, — поспешила предотвратить надвигающуюся катастрофу лисица. — Мы не набираем армию. Речь идёт всего лишь о личной охране для принцессы.

— Охрана в несколько сотен человек? — недоверчиво усмехнулся латник.

— Несколько сотен сильных человек, для которых сражения и смерть это профессия, — поправила его лиса. — В будущем этим людям предстоит очень много сражений и все эти сражения будут очень жестокими.

— А за что предстоит сражаться этим людям? — скептически поинтересовался латник. — Чтобы вот это 'дитятко' заняло место своего отца и развалило то, что ещё осталось? Надеюсь, вы не будете мне 'толкать' речь о том, что при её правлении жизнь в один миг изменится и наступит рай. Потому что я как-то не вижу причин, по которым бы эта жизнь изменилась. Или хотите сказать, что рай начинается с трупов, которые сейчас лежат по краям этой ямы?

— А что вы ещё видите, кроме этих трупов? — тихо спросила лисица.

— Чудовищ.

— И всё? — разочарованно вздохнула лисица. — А я думала, вы увидели принцип, по которому проходит этот набор.

— Весь принцип этой резни заключается в убийстве людей. И эти люди повинны лишь в том, что они не в силах что-то противопоставить вашему чудищу.

— Если бы это было так, то боюсь, что принцесса вообще осталась бы без 'охраны', — лукаво улыбнулась вояке лисица. — Давайте прервём наш разговор и досмотрим этот поединок. Мне кажется, что он как раз подходит к концу.


* * *

Поединок и в самом деле подошёл к своему финалу. Из пятёрки, — в живых осталось три человека. Причём третий был тяжело ранен.

— Ну! — из под рогатого шлема прогромыхал голос Снольда. — Будете тут трястись передо мной или всё же умрёте как мужчины?

Переглянувшись, двое уцелевших стали медленно надвигаться на Снольда. На что тот лишь презрительно фыркнул.

— Тупицы! Если бы вы напали на меня с двух сторон, — у вас бы был шанс. А так...

— Много болтаешь! — выкрикнул один из вояк и метнул в Снольда свой топор. После чего он выставил перед собой железный щит в качестве тарана и побежал на Снольда.

Что же до самого Снольда, то он даже не стал уворачиваться от топора. Для его стального доспеха, запущенный в него топор был сродни бумажному самолётику. Так что вместо того, чтобы тратить время на бессмысленные отскоки и увороты, он впечатал свой стальной кулак в щит несущегося на него вояки.


* * *

Щит погнулся, а незадачливый вояка отлетел от Снольда, словно волейбольный мячик.

Однако, своей цели эта странная атака всё же достигла. Второй воин изо всех сил рубанул Снольда по вытянутой руке, которой тот только что ударил по щиту. Видимо, один из солдат намеренно привлёк к себе всё внимание Снольда, дабы дать второму шанс победить этого 'монстра'. Или, по крайне мере, лишить его руки.

Удар двуручного меча второго воина пришёлся точно в сочленения доспехов и заставила Снольда на мгновение замереть и рыкнуть от боли. Но затем, Снольд небрежно оттолкнул от себя второго нападающего, и как ни в чём не бывало, направился к третьему воину, который истекая кровью и тяжело дыша, всё же стоял на ногах.


* * *

Не отводя взгляда от надвигающегося на него монстра, тяжелораненый воин пошатнувшись поднял свой меч, на который всё это время опирался, и выставил его перед собой словно копьё. Всего лишь секунда потребовалась ему, чтобы собрать остатки своих сил и побежать навстречу смерти.


* * *

Остановившись, Снольд поднял над своей головой топор, с твёрдым намерением обрушить его на этого отчаянного храбреца. Но в самый последний момент бегущего воина оттолкнул пришедший в себя щитоносец.


* * *

Оттолкнув своего раненного товарища в сторону, он выставил свой погнутый щит, дабы принять смертельный удар Снольда на себя.

Наблюдая за прежними поединками, этот воин прекрасно знал, что его щит не сможет выдержать удара монстра, с которым он сражался. Он видел, как Снольд вспарывает своим топором доспехи и щиты прежних 'гладиаторов'. Если честно, воин вообще не надеялся выжить в этом поединке.

Зачем он тогда вышел против этого монстра? Да кто бы знал! Может, он и искал смерти в бою? В конечном итоге, — это намного лучше, чем та нищенская жизнь, на которую его обрекло это проклятое государство.

Почему он решил пожертвовать своей жизнью ради незнакомого человека? Это тоже было невозможно объяснить. Просто воин знал, что и тот человек тоже устал от унижений. И тот человек, также как и он, осознанно вышел на этот смертельный поединок, чтобы достойно встретить свою смерть. Их роднило одно общее проклятие. Они были никому не нужными солдатами, никому не нужной армии. Они были людьми, которые виноваты лишь в том, что они выжили в кровопролитных сражениях и теперь их нечем стало кормить. Так что же было плохого или удивительного в выборе этих людей, которые пришли на этот заброшенный карьер? Ведь им всем уже него было терять, кроме своей жизни, которая была сродни с жизнью выброшенного на улицу пса.

А умереть в бою с чудовищем, защищая жизнь своего раненного товарища, — разве это плохая смерть для солдата?


* * *

Однако, Снольду не нужны были жизни этих людей. Он создавал армию согласно своим принципам и пониманиям долга, силы и чести, а не бездумно убивал людей. И, в данный момент, он принял решение. Теперь его оставалось только озвучить. Поэтому вместо сокрушительного удара по щиту, Снольд лишь легонько постучал по нему.

— Приняты! — проревел гигант, дождавшись когда покажется голова озадаченного щитоносца.

Обернувшись к лежащему на земле израненному воину, перед которым встал вояка с двуручным мечом, намереваясь также защищать жизнь раненного товарища, Снольд повторно озвучил своё решение специально для них.

— Все трое приняты в мою армию. Вылечи их!


* * *

Последний приказ был отдан незнакомой монашке, которая сидела на валуне у самого края 'гладиаторской арены'. С каменным выражением лица она взирала на происходящее и послушно лечила только тех людей, на которых указывал Снольд. Что же до остальных раненных и умирающих, то эта женщина не обращала на них никакого внимания.

Рядом с этой монашкой стоял седовласый мужчина, как всегда в опрятном костюме и как всегда с невозмутимым лицом.

Именно эта невозмутимость и заставила Рудину сжать кулаки. Этого старика приговорили к смерти, его ищут по всей стране. Да он должен был сейчас прятаться в какой-нибудь сточной канаве и стучать зубами от страха. А он стоит здесь, как ни в чём не бывало.

— И так, — голос Сачи заставил девчонку опомниться. — Вы по-прежнему не видите ничего, кроме бессмысленной бойни?

— Это бессмысленное убийство людей, которые отчаялись во что-то верить, — с прежней непоколебимостью ответил латник.

— Вера, — задумчиво повторила лисица. — В этой стране все просто помешаны на вере. Вера в доброго правителя, вера в справедливые законы, вера в то, что кто-то за вас что-то построит или создаст. А вы лишь будете стоять в стороне и кричать: 'Это не правильно!'

Сделав паузу, лисица оглядела стоящих на четвереньках мужчин и ткнула пальцем в одного из них.

— Ты! Ползи ко мне.

— Моя хозяйка пытается что-то сделать, — дожидаясь, когда избранный ею вояка 'приползёт', лисица продолжила свой монолог. — Она создаёт армию, с помощью которой можно будет вернуть утраченные земли, разгромить варваров и положить конец набегам кочевников. Вы же говорите, что это неправильно.

— Я сказал, что неправильно то, что здесь происходит, — поправил лисицу латник. — Происходящее на этом карьере, — это и есть самое настоящее варварство.

— А ещё вы сказали, что моя хозяйка неподходящий правитель, — продолжила перечислять лисица.

— Она не похожа на человека, который бы смог спасти нашу страну, — не стал отрицать свои слова латник. — И если она так хочет поиграться в солдатики, то пусть пороется в своих детских игрушках. Хотя, судя по платью и возрасту, она мечтает кое о чём другом.

— Молчи! — приказала Рудиной лисица, прекрасно зная, что та скажет

А затем лисица уселась на спину подползшего к ней человека.

— Ну что ж, — развела руками она. — Тогда мне осталось напомнить вам ваши же слова о том, что вы не видите причин, по которым ваша жизнь вдруг бы стала прекрасной. Ведь и в самом деле, за каждым обещанием о 'светлом завтра' должны стоять факты, на основании которых и раздаются подобные обещания. А за спиной каждого человека, который собирается возглавить целый народ и вести его в это самое 'завтра', должны стоять неординарные личности, которым будет по силам выполнить то, что не смогли сделать другие.

За этим 'ребёнком' стою я, и тот жестокий воин. За обещаниями этого 'ребёнка' будет стоять армия, которая создаётся прямо на ваших глазах. И если вы знаете ещё одного человека, который не раздавая пустых обещаний, готов пойти против императора и инквизиции, то сообщите мне. Если же нет, то перестаньте голосить о 'правильном и не правильном' и сделайте для спасения своей страны хоть что-нибудь.

42

— А он не плох, — наблюдая за ходом нового поединка, прокомментировала лисица боевые навыки своего недавнего собеседника.

— Я казню его сразу же, как займу трон своего отца, — вынесла приговор этому 'наглецу' Рудина.

— Не казнишь, а сделаешь своим доверенным офицером, — поправила её лисица. — Возможно, генералом. И ты будешь прислушиваться к его советам, если не хочешь, чтобы тобой помыкали также, как и твоим отцом.

— Сделать его генералом?! — Рудина не поверила своим ушам. Она не ожидала услышать такую чушь от Сачи.

— Этому человеку безразлична политика, — спокойно объяснилась Сачи. — Он никогда не захочет сместить тебя и сесть на трон. С другой стороны, твоя страна слишком велика. Ты не сможешь лично контролировать всё, что происходит на её границах. Значит, тебе нужен будет верный человек, который это будет делать за тебя. На мой взгляд, он самая подходящая кандидатура. Тем более, что его верность будет оцениваться не золотом и амбициями, а процветанием вашей общей страны.

— Мне хватит и тебя со Снольдом, — не хотя буркнула Рудина, которая не хотела затрагивать эту тему разговора.

'Сейчас она скажет, что она не моя служанка или что служит этой дуре, — предсказала девчонка дальнейшую реплику Сачи. — Ну, вот почему этой мелкой дряни с рождения достаётся всё самое лучшее?'

— Мы скоро покинем ваш мир, — неожиданно тихо сказала лисица. — Возможно, что мы больше никогда не встретимся. Так что тебе нужны люди, которые бы смогли заменить нас.

— Покинете? — Рудина, которая не ожидала такого 'поворота', шокировано посмотрела на свою собеседницу.

'Слишком рано! Нет!!! Это просто недопустимо! И он тоже покинет её?!'

Помимо своей воли, девчонка вздрогнула и посмотрела на сражающегося Снольда.

— Этот мир, для нас словно золотая клетка, — тихо заговорила лисица. — Здесь мы живём во дворцах, здесь наша сила неоспорима, но в то же время, здесь нам не о чем мечтать и не к чему стремиться. Здесь я не могу заснуть рядом с любимым человеком, я не могу иметь от него детей, я лишена возможности начать свою жизнь заново. Поэтому, как только мой муж найдёт способ вернуться назад, мы тут же это сделаем.

— И Снольд тоже хочет вернуться в ваш мир? — недоверчиво спросила Рудина, лихорадочно вспоминая рассказ Снольда и пытаясь найти в нём хоть какой-то намёк на желание вернуться.

— Снольду, придётся это сделать, — нехотя ответила Сачи.

'Я права! — неожиданно обрадовалась Рудина. — Я так и знала!! Он говорил что 'сражался и проиграл'. Значит, он их раб! А это значит, что я могу выкупить его!!!'

— Я хочу встретиться с Артуром. Немедленно! — решительно потребовала Рудина.

— Не сейчас,— улыбнулась ей Сачи, словно зная зачем Рудина затребовала эту встречу. — Сейчас тебе предстоит встреча с бывшим советником твоего отца.

— С ним я встречусь, только на его казни, — бескомпромиссно заявила Рудина. — Отведи меня к Артуру.

В ответ Сачи лишь сокрушённо вздохнула.


* * *

— Не могу поверить, что Артур уговорил меня взяться за воспитание этого ничтожества! — раздался над головой плачущей Подольской высокомерный и хриплый женский голос.

— Надо признать, ваш муж умеет быть очень настойчивым, — прокомментировал это восклицание второй женский голос.

Вместо ответа, женская рука схватила затихшую Подольскую за подбородок и девчонке пришлось поднять свою голову.


* * *

Вместо маленькой комнатки в деревенском доме, теперь она находилась в просторном зале, где вместо стен были сплошные панорамные окна от пола до потолка. Помещение было залито лучами холодного солнца, а в самом помещении стояло всего лишь два кресла. Одно из них пустовало. По всей видимости, оно принадлежало девушке в серых доспехах и в золотой короне на голове, которая всё ещё держала Подольскую за подбородок. И если Мойру девчонка опознала с большим трудом, да и то, лишь по золотой короне на её голове, то женщину, сидящую во втором кресле, она узнала тут же.

— Ваше Величество, — потрясённо обратилась Подольская к императрице.

— Слава богам, уже нет, — ответила Анна. — Хватит с меня всех этих мужей-императоров. Хотя, всё же нужно как-то официально развестись с Ярославом.

— Зачем ты показалась моему мужу раздетой? — перебив бывшую императрицу, Мойра принялась отчитывать девчонку. — Тебя разве не учили элементарным нормам приличия?

— А вы, сейчас чья жена?

Девочка и в самом деле хотела уточнить, чьей женой является женщина в короне. Аристарха, Некрофилова или Артура. Хотя, она уже и догадывалась, что речь идёт об Артуре. Но, мало ли? Столько событий произошло за последние дни. Да и вообще, это неожиданное похищение и это странное место, — сбивало девочку с толку.

Вместо ответа Мойра лишь издала стон, и, приложив руку к своему лбу, отошла от Подольской.

— Это какая-то изощрённая пытка! — прошептала она. — Наверняка, Артур все эти дни только тем и занимался, что придумывал, как превратить мою жизнь в один сплошной кошмар.


* * *

Почти те же чувства испытывала и Рудина. Для неё настоящей пыткой было о чём-то говорить с человеком, который сейчас стоял перед ней. Но Сачи смогла убедить её это сделать.


* * *

— Попытайтесь не видеть во мне врага принцесса, — как можно более осторожно начал переговоры советник, — и ответьте на простой вопрос. Вы вдавались в детали того, каким образом Снольд собирался соберать для вас армию?

Рудина ничего не собиралась отвечать этому человеку. Она твёрдо решила, что ею никто не будет помыкать. Так что она собиралась просто выслушать этого человека, о чём её и просила Сачи, а потом приказать Снольду порубить его на мелкие кусочки.

— Полагаю, что нет, — так и не дождавшись ответа от своей собеседницы, сделал предположение советник. — Тогда позвольте мне вам задать следующие вопросы, принцесса. А Снольд вас спрашивал, где вы найдёте провиант для вашей армии? Откуда вы возьмёте амуницию? Какое жалование будет у ваших солдат, и из каких доходов оно будет выплачиваться?

Вновь сделав паузу и вновь не дождавшись ответа от девчонки, советник вновь предположил очевидный ответ.

— Полагаю, не спрашивал. Снольд просто сдержал своё обещание. И он не докладывал вам о том, каких трудов ему всё это стоило. Так же, как он никогда не расскажет вам, какой ценой он выиграет ту или иную битву для вас. Он просто принесёт вам победу или погибнет. Это его обязанность, как полководца. И он никогда не поинтересуется у вас, каких трудов вам будет стоить содержать армию, которую он для вас собирает. Потому что это уже ваша обязанность, как правителя. И именно поэтому я задаю вам этот вопрос вместо Снольда. Чем вы собираетесь кормить свою армию?

— Не твоё дело, — зло ответила Рудина.

На самом деле, она задумалась над словами 'советника'. Но её гордость и злость на этого мужчину, не позволяли ей попросить у него, если не помощи, то хотя бы совета. А советник продолжил 'набивать себе цену'.

— Те 'демоны', которые вам помогают, не всесильны. Они не смогут наколдовать вам склады с оружием или амбары с зерном. Увы, но и их возможностям есть предел. Так что не надейтесь на чудеса. Вы либо найдёте способ самостоятельно решить эту проблему, либо в вас разочаруется ваша армия. И я надеюсь, вы понимаете, что с вами сделает Снольд, если он разочаруется в вас?

'Ты пытаешься запугать меня?!' — от гнева и возмущения Рудина едва не выкрикнула этот вопрос вслух.

— Кажется, мне удалось правильно изложить суть проблемы, с которой вы вскоре столкнётесь, — вновь не дождавшись ответа от разневанной девчонки, продолжил свою речь советник. — Тогда я отниму у вас ещё немного времени принцесса, чтобы вы поняли одну простую вещь. Оглянитесь и скажите, что делают ваши будущие солдаты перед тем, как выйти на бой со Снольдом?

На этот раз советник не стал дожидаться ответа от Рудиной, и сам ответил на свой же вопрос.

— Они молятся. А что в этой стране олицетворяет веру? Инквизиция. Так почему же вы так уверены, что делая выбор между верой и вами, эти люди выберут вас? Может быть, вам стоить задуматься над тем, как избежать этого выбора?

'Теперь ты ещё и указываешь мне, чем мне стоит заняться! — окончательно потеряла самообладание Рудина. — Думаешь, я не поняла, зачем ты притащил с собою монашку?! Снова хочешь заменить Верховного инквизитора на свою очередную марионетку? Да я вас обоих казню, прямо здесь и сейчас!!!'


* * *

То ли мысли Рудиной были слишком уж очевидны для советника. То ли советник сказал девчонке всё, что хотел. Но, так или иначе, мужчина не стал дожидаться ответов на свои вопросы. Вместо этого, он поспешно поклонился девчонке и исчез раньше, чем та успела опомниться.

— Я убью его!!! — в гневе выкрикнула девчонка, поняв, что её 'обидчику' вновь удалось 'улизнуть'.

— Не кричи, — тихо приказала ей монашка, которая до этого лишь молча слушала их разговор.

'Ещё и ты мне приказываешь!' — наконец-то Рудина нашла на кого излить свой гнев.

— Я единственный представитель церкви здесь, — тихо сказала женщина, предугадав мысли Рудиной. — Это значит, что я единственный человек, который может развеять сомнения в сердцах этих людей в то, что они не отворачиваются от Создателя, вступая в твою армию. Ведь без меня, они будут лишь видеть обезумевшего демонолога и двух демонов, которые собрались пойти против церкви и императора. Так что если ты тронешь меня хоть пальцем, то у тебя не будет вообще никакой армии.

'Плевать!' — высокомерно отмела этот довод девчонка, помня, что за её спиной стоят Снольд и Сачи. Они обязательно защитят её и помогут добиться поставленной цели.

Но самоуверенность Рудиной тут же была разрушена, дальнейшим монологом монахини.

— Уже завтра инквизиция будет знать о том, что здесь происходит, — всё тем же спокойным тихим голосом отчеканила она. — И уже завтра инквизиторы придут за головой твоего отца. А это значит, что завтра у тебя уже должна быть армия, чтобы их встретить. Что же касается тех демонов, на которых ты сейчас так слепо полагаешься, то даже если они тебя завтра смогут спасти, ты подумала над тем, какая дальнейшая судьба тебя ждёт? Ведь у тебя не останется иного выбора, как всю оставшуюся жизнь быть слугою Подольской. Ты не забыла, кому служат эти демоны?

— Ненавижу! — зло прошипела Рудина, которая уже не могла сдерживать свои эмоции. — Ненавижу эту мелкую дрянь!! Эту несправедливость!! Этот уродливый мир!!!

Почему она с рождения имеет всё?! Я вынуждена день и ночь зубрить учебники, чтобы призвать какого-то рогатого тупого придурка. А она, не зная толком ни одного заклинания, призывает этих демонов. Я всегда из кожи вон лезла, чтобы меня похвалил отец. А её все любят и защищают просто за то, что она есть. Я рискую жизнью, чтобы доказать своё право на самостоятельную жизнь, добиться того, чтобы во мне перестали видеть ребёнка, чтобы все поверили в то, что я способна руководить народом и страной. А ей с рождения никто ничего не указывает и ей ничего не надо доказывать. Ведь она с рождения имеет благородное происхождение. А теперь я ещё могу и стать её служанкой?! Разве это справедливо?!! Она ведь в своей бессмысленной жизни не ударила даже пальцем о палец!!!

— Постой рядом со мной и просто послушай. Возможно, я смогу тебе дать куда более дельные советы, чем лисица за твоею спиной, — после непродолжительного молчания распорядилась монахиня.


* * *

Права ли была Рудина в отношении Подольской? Вполне возможно. В конечном итоге, даже её учитель Носфератов говорил о том, что девчонка просто 'отсиживала' лекции от звонка до звонка. Но с другой стороны, вряд ли судьбу девчонки можно было назвать счастливой. И уж тем более, вряд ли сирота (пусть даже и благородного происхождения) смогла бы выжить в средневековом мире 'не ударив пальцем о палец'.

Но Рудина смотрела на этот мир со своей 'колокольни'. Она просто не могла представить, что кому-то вместо зубрёжки учебников по ночам, будет важнее подработка, которая позволяет не умереть с голоду.

Со своей колокольни смотрела на этот мир и Мойра. В её глазах то существо, что стояло сейчас перед ней, должно молча слушать её наставления и благодарить небеса за то, что с ним вообще разговаривают. Увы, но и 'колокольня' Мойры не устраивала Подольскую.

Вначале девчонка растерялась. Ведь эта злая женщина отчитывала её в присутствии императрицы (пусть и бывший) за то, что Подольская и сама бы была рада исправить. И девчонка тут же попросила прощения за свой проступок. Но Мойре, конечно же, было этого мало. Ей нужно было унизить Подольскую. Показать, насколько она ничтожна. Донести до этой мелкой размазни мысль о том, что она всего лишь 'ошибка' своих родителей, на которую остальные люди теперь вынуждены тратить своё время.

Подольская вначале терпела, потом засопела, а затем согнулась и боднула Мойру в живот.

— Ой! — вскрикнула девчонка, поздно осознав, что доспехи на Мойре были отнюдь не декоративными. И теперь на её любу зарождается нехилый синяк.

— Ты что себе позволяешь, дрянь!!! — обомлев от того, что её атаковала эта сопля, Мойра схватила девчонку за волосы и изо всех сил дёрнула.

— Ай!! — вскрикнула от боли Подольская.

В следующей момент девчонка прыгнула на свою обидчицу и попыталась заехать своим кулачком по её лицу.

— Тварь!!! — выкрикнула Мойра перед тем, как грохнуться на пол.

— Ы-ы-ы!! — прокомментировала оскорбление Мойры рыдающая Подольская, сидя верхом на своей обидчице и колошматя её по лицу.

Одним взмахом руки, Мойра стряхнула с себя эту ненормальную и попыталась подняться на ноги. Но Подольская тут же схватила её за ногу.

— Отцепись! — вскрикнула Мойра, упав на четвереньки.

— У-у-у!! — вновь отозвалась Подольская, колошматя брыкающуюся Мойру по заду.


* * *

Сидя в своём кресле, императрица Анна молча любовалась этой 'вознёй'.

Определённо, ей всё больше нравилось жить в мире 'Летающих островов'.

У неё появился дом, в котором не было этих давящих каменных стен. В её новом жилище все стены и потолки были стеклянными. У неё появилась подруга, с которой у неё было много общего. Она повстречалась с людьми, которым было откровенно плевать не её настоящую внешность. А теперь в её доме появился ещё и этот 'шебутной' ребёнок.

Осталось только упросить 'советника' поселить в этом доме её верную служанку, именем которой она так полюбила представляться окружающим людям.

43

Радостные крики пронеслись по заброшенному карьеру. Кому-то удалось заставить Снольда потерять равновесие. Пошатнувшийся гигант в ответ рассмеялся.

— Наконец-то кто-то достойный!! — проревел он. — Не разочаруйте меня!

В ответ бородатый мужик в доспехе заморского викинга лишь что-то выкрикнул на своём непонятном наречии, отступил на несколько шагов, перевёл дух, кивнул воину в лёгком доспехе кочевника и вновь кинулся в лобовую атаку. В это же время, кочевник стеганул своей плёткой по ногам Снольда.


* * *

Однако, столь красочные поединки для Рудиной были всего лишь пейзажем, на фоне которого незнакомая ей женщина средних лет, пыталась дать совет.

— ... С этого дня, в каждом твоём действии и поступке должен быть какой-то смысл. И ты должна как можно быстрее научиться понимать происходящее вокруг тебя. Иначе об тебя просто вытрут ноги, — сидящая на булыжнике монашка окинула Рудину равнодушным взглядом. — Например, твоё платье. Оно совершенно не подходит для данных обстоятельств. Но, в то же время, оно бы идеально подошло для переговоров с бывшим советником твоего отца (если бы они состоялись). По сути, как только бы он высказал своё мнение о твоём внешнем виде, он бы тут же потерял инициативу в переговорах. Так как в ответ, ты бы могла задать ему любой встречный вопрос. Или лиса за твоею спиной. Если ты не заметила, то она специально пытается принизить собравшихся людей. На её фоне, даже Снольд не вызывает столько гнева. Тем самым, мы получили доброго правителя, дающий людям шанс начать свою жизнь заново и его злое окружение. В будущем, все твои ошибки можно списать на эту лисицу, так как её и так уже все ненавидят. Тебе только остаётся обвинить её в каком-нибудь своём проступке и твои вояки тут же порвут эту лисицу на клочки.

— Как жестоко, — со вздохом прокомментировала Сачи.

— А разве это не так? — с усмешкой спросила монашка и, не дожидаясь ответа, продолжила свой монолог. — То, что сейчас делает Снольд, весьма спорный, но в тоже время весьма эффективный метод набрать для тебя армию в короткие сроки. Оглянись и скажи, все ли эти люди являются бывшими военными?

Рудина не повернула голову. Её не интересовала история жизни собравшихся здесь людей. Она не сводила своего взгляда с говорящей с ней женщины, ожидая, когда же та озвучит цену, за свою 'помощь' и эту 'лекцию'. Эта монашка хочет стать новым Верховным инквизитором или советником? А, может быть, она метит сразу на два этих поста?

— Тут собрались все, — между тем, не делая никакой паузы в своём монологе и даже не ожидая того, что Рудина примется разглядывать собравшуюся толпу, монашка продолжила пояснять происходящее вокруг. — Крестьяне, бандиты, каторжники, чужеземцы. Даже варвары и кочевники, которые пришли искать своё счастье в нашем государстве. Снольд берёт в твою будущую армию всех, кто не устрашится смерти и пройдёт его испытание. А люди, которые соглашаются на это испытание, надеются, что они будут служить в совершенно новой армии. В армии, где каждый воин может дослужиться до генерала.

— Никогда!! — вспылила Рудина, вспомнив того наглого вояку, что осмелился оскорбить её. — Ни один из этого отребья никогда не будет чем-то или кем-то командовать!

— А кто тогда 'кем-то или чем-то' будет командовать? — наигранно удивилась монашка. — Страна очень большая и в одиночку Снольду её границы не защитить. Я уж не говорю о возврате потерянных территорий. Так что тебе нужно около десятка верных людей, которым бы ты доверяла и которые бы разбирались в военном деле. У тебя есть такие люди на примете?

Рудина вновь замолчала.

— Сейчас ты даёшь собравшимся здесь людям надежду на новую жизнь, — заметив, что очередной поединок Снольда подходит к концу, монашка поднялась с булыжника, дабы излечить израненных 'счастливчиков'. — Каждый из этих людей верит, что они будут служить в новой армии. В армии, где чины раздаются по способностям, а не по 'родословной'. Что их больше не предадут дворяне в офицерских погонах и с родословной, перечисление которой займёт не один день. Ведь именно они и допустили развал предыдущей армии, выбросив большинство из этих людей на помойку. И пока, кроме этой надежды, ты не можешь дать этим людям ничего. Ведь ты никто. Всё что у тебя есть, принадлежит твоему отцу. А единственные 'существа', которые тебя поддерживают, служат Артуру.

Прервав свою лекцию на столь 'разгромной' ноте, монашка пошла лечить выживших людей, оставив за своей спиной побледневшую Рудину.

— Порою, именно надежда и определяет ход всей истории, — тихо прошептала лисица за спиною девчонки. — И вполне возможно, что ты сейчас богаче нас всех.


* * *

Как это не странно, но о подобном 'богатстве' размышлял и Артур, стоя перед закрытой дверью.

— Может быть, ты мне всё объяснишь? — строгим голосом потребовала у него Мейли.

— Если кратко, то я решил продолжить заниматься твоим обучением, — отвлёкшись от своих раздумий, ответил ей парень. — Иначе ты так и будешь 'бабушке Ю' чай подавать, да свой зад подставлять. Другому, эта старая карга, тебя совершенно не хочет учить. Так что за этой дверью начинается твой следующий урок.

С этими словами, Артур поторопился распахнуть дверь, пока Мейли не успела ему что-либо ответить.


* * *

Комната, в которую Артур так стремился попасть, была тем самым 'волшебным зазеркальем' в заброшенном замке Мойры, которое категорически отказалась уничтожать Ю. На этот раз, зеркальные полы в этой комнате были застланы коврами, на одном из которых восседали три 'Старика Хоттабыча' покуривающие кальян. Что-то обсуждая между собою на совершенно незнакомом Артуру языке, они украдкой поглядывали на зеркала, которыми были увешаны стены. А в этих зеркалах, отражались не эти три старикана и не стратегическая карта по завоеванию Мира, а полуголая дива, которая энергично отплясывала танец живота. И судя по жесту одного из стариков (понятному любому мужчине), Артур догадался, что обсуждался весьма пышный зад этой шамаханской танцовщицы (или улов рыбы, что было бы весьма не логичным в данной обстановке).

Так как вошедший Артур удостоился лишь мимолётного взгляда от этих ушлых Хоттабычей, то парень понял, что первому придётся начать беседу именно ему. Но, абсолютно не зная традиции и правила приветствия, которых он должен придерживаться при разговоре с этими стариканами, Артур решил вообще отбросить в сторону всякий этикет.

— Коничева отцы!!! — продемонстрировав удивлённым Хоттабычам улыбку до ушей, поприветствовал их парень. — Разрешите и мне проникнуться духом культуры вашего народа. Тем более, что этот 'дух' , -весьма неплох.

Кивнув на одно из боковых зеркал, Артур дал недвусмысленно понять, что именно его восхитило в древней культуре Персии. И пока 'отцы' лихорадочно придумывали 'достойный ответ', один из стариканов подозрительно икнул и со страстью наркомана, приложился к трубке кальяна. Разумеется, 'икнувшим наркоманом' оказался старик, которому уже довелось поплавать в колодце и познакомиться с Артуром и с его 'культурой общения'.

И так как знакомый Артура спешил укуриться в усмерть, то честь начать беседу взял на себя незнакомый старик.

— Изучаете японский? — нейтральным голосом и вполне учтиво поинтересовался у он парня.

'Обиделись', — мысленно вздохнул Артур, поняв, что здороваться с ним в ответ никто не желает. В отместку парень решил следовать одному очень известному правилу переговоров: 'Улыбайтесь, людей это раздражает'. Улыбнувшись ещё шире своим собеседникам, Артур беззаботно развёл руками.

— Подумываю переселиться в какую-то Хибару.

Загадочно кивнув, старикан указал рукой на Мейли.

— А она вам вещи будет паковать? — без всякого уважения к 'представителю' иностранного государства поинтересовался он.

— В смысле, вы хотите спросить меня, зачем я привёл на переговоры 'грузчика'? — намёк старика был и в самом деле пространен. И Артур ужаснулся от мысли, что вся беседа может пройти в таком же русле. А ответ старика лишь подтвердил эту догадку.

— Место танцовщицы уже занято.

— Но эта девушка прекрасно умеет подавать зелёный чай, — чувствуя уже себя идиотом, начал подстраиваться под эту беседу Артур. — А ещё, она прекрасно умеет маршировать. Да и вообще, — мы же все тут помрём от скуки, если она начнёт стриптиз танцевать.

— А зачем нам зелёный чай и военные марши? — подал голос третий старик.

— Затем, что будущее неопределенно, — наконец-то убрав улыбку со своего лица, также пространно ответил Артур.


* * *

— Если будущее неопределенно, то как вам Ближний Восток? — вновь заговорил первый старик, проигнорировав намёк Артура о производителях зелёного чая и их военных маршах.

— Никак, — просто и честно ответил парень, понимая куда клонит его собеседник.

— Даже если у нас есть возможность вполне официально узаконить брак сразу с несколькими женщинами? — уже напрямую поинтересовался старик.

— Даже при такой возможности, всё равно 'никак', — отклонил это заманчивое предложение Артур.

— Тогда зачем мы сюда пришли? — вновь подал голос третий старик. — С 'поставщиками' зелёного чая, мы в состоянии договориться как-нибудь сами.

— Затем, что на вас может прогневаться некая юная особа и ваше будущее может не наступить, — в духе этой пространной беседы ответил Артур, подразумевая конечно же Рудину и её отношение к персидскому принцу.

— Девочка слишком юна. И она может сотни раз передумать, — невозмутимо отклонили намёк Артура старики. — К тому же, забавно слышать разговоры о будущем от юного глупца. Ведь это ведь всего лишь игра.


* * *

Осознав, что переговоры завершены, даже толком не начавшись, Артур лишь горестно вздохнул.

— Рано или поздно девочки поймут, во что они играют, — сделал он ещё одну попытку достучаться до этих упёртых болванов.

В ответ старики дружно кивнули.

— И девочка будет нам благодарна за наше гостеприимство, — продолжил 'мысль' Артура старик, который и начал эти переговоры. — Мы сделаем всё возможное от нас, чтобы ей понравилось жить в нашей стране, по нашим законам и нашим традициям. А то, что она сейчас капризничает, — так это свойственно всем молодым людям.

— Вы говорите так, словно игра будет продолжаться ещё целые десятилетия. Но она ведь скоро закончится.

— Сроки игры от вас не зависят, — строго одёрнул Артура третий старик, который всё меньше нравился парню. — И вам пора идти.

— Может быть вы и правы, и 'сроки игры' от меня не зависят, — согласился с этим стариком Артур, пропустив мимо ушей приказ убираться вон. — Зато от меня зависит, какая из этих девочек дойдёт до финала этой игры, а какая исчезнет после отключения серверов.

— Вы кем себя возомнили, Артур? — третьего старика едва не перекосило от возмущения и злобы. — Вы хоть осознаёте своё положение в этой игре?!

— Кхых... — издал странный звук старичок, который всё это время только и делал, что икал да курил кальян. И этого 'странного звука' было достаточно, чтобы усмирить своего не в меру вспыльчивого коллегу. Впрочем, замолчал и старик, который вёл до этого переговоры.

— Сирота или принцесса? — задумчиво заговорил старый знакомый Артура, который плавал в колодце вместе с персидским ковром. — А может быть бывшая королева? А может быть никто из них?

— А может быть все? — столь же загадочно задал свой встречный вопрос Артур.

— Мойра считает, что только одна, — словно играя в некую игру, старик продолжил перебрасываться с Артуром короткими фразами.

— Она выбрала из троих, одну, — сделал уточнение Артур, согласившись с условиями этой игры и переходя на короткие фразы.

— И если мы заберём эту 'одну'?

— Мы выберем другую.

— А та, что будет у нас?

— Исчезнет, как и вся эта 'игра', — закончил эту игру Артур. — И никому не будет дела до её 'благодарности'.

Замолчав, старик снова икнул и закурил кальян.

44

— Говорят, что у одной из ваших невест, шикарный дворец, — после долгого молчания, подал голос икающий старичок.

— Хотите его посетить? — понял намёк Артур.

— Хотелось бы увидеть своими глазами, — кивнул его собеседник. — Через пару дней.

— Боюсь, что в тот день, мы будем заняты государственным переворотом, — с сожалением развёл руками Артур. — Можно завтра, до начала императорского бала.

— Молодые, — посетовал старик. — Вечно куда-то спешите.


* * *

Три старика окончательно замолчали, но никуда не исчезли. Они покуривали кальян и смотрели на танцовщицу, которая всё также отплясывала танец живота.

'Ни здрасте, ни до свидания', — окончательно обиделся на стариков Артур, поняв, что разговор с ним закончен.

Кивнув Мейли, он первым вышел из комнаты и почти тут же столкнулся с женщиной, у которой под глазом был здоровенный фингал.


* * *

— Смотри, — приказала Артуру Мойра, вытолкнув вперёд себя зарёванную Подольскую.

— На что мне смотреть? — не понял Артур. — На синяк под твоим глазом или на шишку на лбу этой девчонки?

В ответ Мойра скрежетнула зубами и попыталась испепелить парня взглядом. Однако, и Артур был не в том настроении, чтобы разбираться кто там кого первый ударил.

— Пни её по ноге, — не долго думая, приказал Артур Подольской.

— Что?!! — только и успела возмутиться Мойра, которая не поверила своим ушам.

— На!! — радостно выкрикнула Подольская, изо всех сил топнув по ноге Мойры.

— Ах ты дрянь! — прокричав эти слова, Мойра в ответ залепила девчонке пощёчину.

— Ы-ы-ы! — тут же вновь разревелась Подольская, при этом, успев схватить Мойру за руку. А в следующий миг, она уже отчаянно пыталась откусить Мойре пальцы.


* * *

— Да ну вас всех нафиг, — безнадёжно махнул рукою Артур на этих двух дур, на трёх упёртых Хоттабычей и на Мейли, которая всё также молча стояла за его спиною.

Не желая смотреть на то, что происходило прямо перед его глазами, парень зажмурился и поспешил побыстрее убраться из этого мрачного замка.


* * *

Плачь, крики и оскорбления сменились долгожданной тишиной. Вздохнув, Артур открыл глаза и подмигнул девушке в кожаных доспехах, стоявшей перед ним посреди зелёного луга.

— И так, эра сарафанов и прочих нарядов от 'бабушки Ю' подошла к концу. Тебе действительно нравится такая одежда?

Неуверенно пожав плечами, Катрина препочла помолчать. Стоит ли вообще отвечать на этот глупый вопрос, если любимый человек сейчас скажет, что он любит другую? Стоит ли слушать этого человека, если уже и так знаешь всё, что он скажет? Сачи говорила, что уйти это не выход, но что тогда ей остаётся делать?

— Для начала, позови свою любимую собаку, — посоветовал девушке Артур, словно прочитав её мысли. — Возможно, так тебе будет легче выслушать меня. Иначе, такое ощущение, что я собрался оглашать смертный приговор заключённому.

Оглядевшись, Катрина подозвала первого же пса, который попал в её поле зрения.


* * *

— И так, — начал зачитывать свой 'приговор' Артур. — Хотел бы я начать разговор с того, что я встретил другую и влюбился в неё, как мальчишка. Что эта 'другая': моложе, умнее и красивее. А ещё она вкусно готовит и готова целыми днями мыть полы и посуду. Но, увы, я такую не встретил. Вместо неё мне повстречалась женщина старше тебя, которая совершенно не хочет быть домохозяйкой. И если честно, у меня создалось впечатление, что в последнее время она играет со мной. То, рыдая в моих объятиях, то, делая совершенно не свойственные ей признания. В общем, она, — ужасная женщина, которую я, к сожалению, люблю.

Побледнев, Катрина принялась машинально гладить гигантского пса, сидящего рядом.

— Но я так же люблю и тебя, — продолжил свою речь Артур. — И поэтому, всё вышло крайне запутано. В итоге, я так зациклился на вопросе о том, кого из вас мне страшнее потерять, что даже не пытался понять, а кто я сам-то для вас? Если точнее, то мне интересно узнать, а кем я являюсь для тебя?

— Я люблю тебя, — после некоторого молчания призналась Катрина, видимо так и не поняв вопроса парня.

Словно и ожидая это услышать, Артур кивнул и уселся напротив девушки.

— Я обходил эту тему стороной, но, наверное, нам всё же стоит обсудить и это. Ты любила своего брата или отца?


* * *

Тишина, которая наступила после вопроса Артура, была бы манной небесной для собравшихся в доме матери некроманта. Так как Мейли не смогла придумать ничего лучше, как попытаться разнять драку между Подольской и Мойрой, при помощи 'бабушки Ю'. А Ю, — всё ещё гостила в доме матери некроманта. В итоге, в маленьком деревенском домике, теперь стоял настоящий 'тарарам'.


* * *

— У-у-у!! — всё ещё рыдающая Подольская пыталась вырваться из лапищ Аристарха и дотянуться до Мойры.

— Гадина!!! — кричала в ответ Мойра, пытаясь отцепиться от Мейли и дотянуться до Подольской.

— Ты чего в угол забился?! — кричала мать на своего непутёвого сына-некроманта. — Это же твоя богиня, так иди и успокаивай её! Иначе она мне весь дом разнесёт!

— Ох! — горестно вздохнул невесть откуда взявшийся бывший императорский советник, и повернулся к стоявшей рядом с ним женщине. — Боюсь, Анна, что тут даже я бессилен. Лучше давайте побыстрее уйдём отсюда.

— Куда ты пошёл?!! — закричала на советника Ю. — Живо помогай мне наводить здесь порядок!!!

Не обратив никакого внимания, на этот возмущённый возглас, мужчина демонстративно развернулся спиной к царящему бедламу. Но женщина, с которой он прибыл, неожиданно от него отстранилась и направилась к истерящей Мойре.


* * *

Неожиданно Мойра затихла. С опаской покосившись, на женщину, подошедшую к ней, она попыталась что-то объяснить. Но бывшей императрице Анне эти объяснения были не интересны. Прижав к губам Мойры указательный палец и глядя ей прямо в глаза, она тихо прошептала.

— Молчи.

Последовала секунда тишины и всеобщего замешательства. А потом, Мойра схватилась за голову и рухнула на колени. Через мгновение, рядом с ней упала и Мейли, которой 'досталось за компанию'.

Но это уже не интересовало Анну. Она медленно подходила к затихшей Подольской.

— Не надо, — тихо проблеяла девчонка, уже не вырываясь, а прижимаясь к Аристарху, и косясь на ползающих по полу двух взрослых тёток.

Однако, Анна не обратила на это 'блеяние' никакого внимания. Подмигнув паладину, и дождавшись от него одобрительного 'Кхех', она схватила Подольскую за ухо и силой оттащила её от этого гиганта.

— Ай! — вскрикнула девчонка, схлопотав по заднице. И, будучи тут же отпущенной, она поспешила спрятаться за спиной Аристарха.


* * *

— Извините, — попросила прощения Анна у хозяев и гостей этого дома. — К сожалению, мои новые друзья, крайне не сдержанные люди.

После чего женщина ещё раз оглядела комнату и, убедившись, что тут вновь воцарились покой и уют, подошла к советнику.

— Перенесите меня в мой новый дом, — царственно распорядилась она.

— Эм-м, — пытаясь прийти в себя и осознать, что тут вообще такое произошло, советник вежливо протянул женщине руку. — Идёмте.

45

Неспокойно было и в императорском дворце. Ярослав был в не себя от ярости. Практически в его доме, к его горлу приставили нож и похитили дочь. Весь день девочка была незнамо где, а вернулась в одежде портовой шлюхи. Ничего не говоря и не объясняя она заперлась в своей комнате, от которой теперь шарахались даже 'бесстрашные' гвардейцы.

Страшила гвардейцев, конечно, не сама комната принцессы, а лисица, которая не отходила от Рудиной ни на шаг.

— Надо позвать инквизицию, — раздался за спиной Ярослава несмелый женский голос.

— Чтобы они сожгли её?! — выкрикнул в ответ Ярослав, который уже обдумывал этот вариант. — Ты же знаешь, что эти гады, в красных рясах, только и ждут предлога меня уничтожить. А принцесса, которую контролирует демон, чем не повод для убийства всей императорской семьи?

Резко обернувшись к своей собеседнице и увидев бледную испуганную женщину, Ярослав немного смягчил свой тон и постарался её успокоить.

— Я уже послал за Носфератовым, скоро он будет здесь и разрешит эту проблему.

— А если он не сможет?

— Лучше бы он смог, — зло сцедил Ярослав. — Я уже и так достаточно разочаровался в этом человеке. Он мне обещал поддержку магов, но я как-то её не замечаю. Он обещал навести порядок в Академии, но вместо этого он лишь озлобил крестьян и горожан, которые теперь не могут бесплатно лечиться этой самой Академии. Он обещал избавиться от Подольской, но эта девчонка до сих пор жива. Мало того, теперь её защищает Аристарх, и я рискую потерять поддержку паладинов. В конце-концов, он обещал нас избавить от той мерзкой богини, на которую молятся некроманты, но вместо этой богини появилась эта лиса. Так что если он и сейчас ничего не сможет сделать, то я ему лично перережу горло.

— А ректор? — тихо спросила женщина. — Может быть, стоить попросить его помочь нам? Мы ведь не ссорились с ним лично. И он как-то раньше договаривался и с этими демонами и с Подольской.

Ничего не ответив, мрачный Ярослав встал с кресла и вышел из кабинета.


* * *

А в это время Рудина и лисица мило улыбались своему неожиданному гостю.

— Если честно, мы ожидали другого человека, — вежливо 'поприветствовала 'гостя' лиса. — Но и вам, мы рады. Полагаю, вы пришли не для того, чтобы ещё раз восхититься красотой моей хозяйки?

— И это тоже, — сдержанным тоном ответил наследный принц Ахеменид, при этом покосившись на 'старика Хоттабыча'. — Но, как мне объяснили, принцесса влюблена в другого. Поэтому я бы хотел услышать, кого мне предложит принцесса взамен себя?

— Чего?! — удивлённая такой постановкой вопроса, Рудина изогнула бровь и смерила худющего принца надменным взглядом. — Что ты сейчас сказал?

— Я не могу вернуться с пустыми руками, — признался принц. — И так как я не могу вернуться на свою Родину с вами, принцесса, то я бы хотел заполучить кого-то, кто будет равноценен вам.

— Равноценна мне, — твоя отрубленная голова, — тут же предсказала Рудина мрачное будущее своего незадачливого, но весьма наглого 'жениха'.

— А может быть, вам стоит предложить нам головы братьев нашего принца? — поспешил вмешаться в столь 'прохладные' переговоры 'старик Хоттабыч'. — Видите ли, уважаемая будущая императрица, наш принц не единственный отпрыск нашего шаха. Помимо старшего сына, у шаха есть ещё трое сыновей. И эти сыновья также мечтают заполучить титул 'наследного принца'. К сожалению, отец нашего принца предпочитает не вмешиваться в этот конфликт. Он считает, что трон должен занять самый достойный из его сыновей. А 'самый достойный', по его мнению, это тот, кто способен выжить в череде бесконечных интриг и покушений. Поэтому, наш уважаемый шах, лишь следит за тем, чтобы этот 'семейный конфликт' не вышел за пределы дворца и не спровоцировал очередную гражданскую войну.

— И? — коротко спросила Рудина, пока не понимая, куда клонит старик.

— У меня нет возможности собрать армию и разом избавиться от своих братьев, — продолжил переговоры принц, проклиная глупую традицию в этой стране обо всём говорить прямо. — За этим строго следит отец. Но у меня есть возможность продать вам зерно, в кредит.

— В бессрочный и в беспроцентный кредит, — тут же уточнил старик, нагло перебив принца.

— Но при этом, — продолжил свои объяснения принц, сделав вид, что он не заметил наглость своего 'советника', — я наверняка попаду в немилость к отцу и могу даже потерять титул 'наследного принца'.

— Но в отличие от ваших братьев, в вашем распоряжении будет армия моей хозяйки, которая, конечно же, не бросит в беде своего верного союзника, — догадалась лисица.

— Вот это я бы и хотел с вами обсудить, — подтвердил догадку лисицы принц. — Мне нужны гарантии того, что вы 'не бросите меня в беде'. Мне нужен заложник. Человек, который будет жить в моей стране до тех пор, пока ко мне на помощь не подойдёт ваша армия, или пока меня не убьют мои братья, (вместе с заложником). И если вы, принцесса, не можете сами быть этим заложником, то мне нужен кто-то равноценный вам.

— С чего ты решил, что я вообще соглашусь принять твоё бредовое предложение? — с вызовом и с прежним высокомерием поинтересовалась у принца Рудина.

Вместо принца ответил 'старик Хоттабыч'. Хитро улыбаясь, он легонько 'подвинул' принца в сторонку и вышел вперёд.

— У вас есть армия, а у нас есть еда для вашей армии. Как говорила когда-то лисица за вашей спиной, покажите нам ещё одного человека, который согласиться продать вам зерно 'задаром'. Если вы такого человека поблизости не видите, то примите наши условия. Мы вам даём зерно, которого вам хватит не только до осени, но останется даже на долгую зиму, которая так характерна для вашей страны. Взамен зерна, вы нам отдаёте бывшую императрицу, нам пригодиться её способность читать мысли, и эту лисицу, которая украсит гарем нашего принца.

— Эм-м... А?! — на этот раз вопрос принадлежал не Рудиной, а лисице, которая буквально потеряла дар речи.

— Не беспокойтесь, — поспешил объясниться с лисицей старик. — К вам никто не прикоснется и пальцем. Мы знаем, чья вы невеста. И мы даём вам возможность всё обсудить с вашим женихом. Кстати, крайний срок он нам назначил сам. Завтра, до начала императорского бала, вы должны будете сказать нам о своём решении.

С этими словами старик легонько подтолкнул принца к двери, позволив потрясённым девушкам побыть одним и обсудить услышанное.


* * *

Столь необычное и бредовое требование 'Старика Хоттабыча' выбило Сачи из колеи. Зачем и для чего она понадобилась принцу, да ещё и в гареме? Что такого наговорил Артур этому старику, что он столь резко отказался от идеи женить принца на Рудиной и обратил свой взор на Сачи.

Понимая, что она ничего не понимает, девушка хотела немедленно покинуть Рудину и встретиться с Артуром. Но как только она попыталась попрощаться с девчонкой, та неожиданно цепко ухватилась за её руку. Именно эту сцену и застал ректор, которого буквально затолкнули в комнату принцессы.

— Я вам помешал? — неловко переминаясь с ноги на ноги, поинтересовался хиленький старичок.

— Нет, — пытаясь собраться с мыслями, Сачи приветливо улыбнулась старику. — Мы вас давно поджидаем.


* * *

Растерян был и Ярослав, увидев, как из комнаты его дочери выходит 'персидский принц'.

— Ваше Величество, — поспешил первым начать разговор 'старик Хоттабыч'. — Ваша дочь просто великолепна. Столь стройная фигура и столь горделивый нрав чрезвычайно редки для женщин. Я уж не говорю об уме, который вообще не свойственен женщинам. Нам нужно срочно обсудить с вами приданое.

'Что за бред он несёт?' — только и успел подумать Ярослав, как ушлый старичок уже взял его под локоток.

— Нам бы хотелось заполучить все ваши золотые рудники, на востоке вашей страны, — страстно 'заворковал' старик, мечтательно закатив глаза.

'Чего?!!' — шокированный такой небывалой наглостью и жадностью, Ярослав даже позабыл о дочери.

— И не забудь у него затребовать право на беспошлинную торговлю, — тут же потребовал принц, который сходу въехал в 'игру', затеянную Хоттабычем.

— А вы не оборзели?! — выкрикнул забывшийся Ярослав.

— А?! — наивно хлопнув глазами, спросил старичок. — Вы что-то сказали?

— Э-э-э, — спохватился Ярослав. — Я предложил вам посмотреть на моих борзых и, заодно, обсудить приданое моей дочери.

46

Больше всего на свете Ярослав не любил торговаться и идти на компромиссы. Однако, это нравилось его 'будущим родственникам'. При этом, все эти переговоры о 'приданом', которые окончательно измотали Ярослава, оказались абсолютно бессмысленны. В какой-то момент 'старик Хоттабыч' просто сказал: 'Давайте тогда оставим всё, как есть'. После чего он развернулся и молча ушёл. А Ярославу только оставалось гадать: 'Это что сейчас такое было?'

Отец Анастасии Рудиной уже ничего не понимал и ничего не контролировал. Сейчас он лишь мог только тянуть время, в надежде на то, что его дочь скоро увезут в далёкую страну. А потом.... А что, собственно, потом? Задумавшийся над своей дальнейшей судьбой, Ярослав припомнил давние события, которые когда-то произошли в доме Подольских.


* * *

Данислав Подольский тогда тоже тянул время, не желая отдавать казне золото, которое уйдёт в качестве дани кочевникам. Он ездил в столицу, уговаривал, угрожал, подкупал. В ответ, ему давались обещания, предлагались 'откаты' и угрожали. И в конечном итоге, однажды всё это закончилось.


* * *

В тот день Ярослав разбирал финансовые отчёты вместе с Даниславом. Неожиданно дверь их кабинета распахнулась настежь и на пороге возникла фигура взмыленного мальчишки.

— Священники! — выкрикнул он.

Сегодня, подобный крик заставил бы людей спешно схватить своих близких в охапку и бежать, куда глаза глядят. Но в те годы инквизиция ещё только набирала силу. Люди ещё не понимали разницу между священниками и палачами. Да и не было ещё тогда такого, чтобы людей сжигали заживо. Во времена, когда даже само понятие 'смертная казнь' приравнивалась к варварству, сжигание людей на костре было немыслимым. Поэтому и не мудрено, что мальчишку восприняли как безумца.

'Священники убили патруль и едут ко дворцу Подольского? Что за бред?!!' — подумал тогда Ярослав.

Видимо, о том же думал и Подольский, выслушивая мальчишку. Однако он внимательно выслушал рассказ мальчика и, кинув ему медяк, велел убираться домой.

— Мальчишка, — сын моего лесничего, — дождавшись, когда ребёнок покинет его кабинет, спокойным голосом заговорил Подольский. — Скорее всего, его рассказ правдив.

— То есть он видел, как безоружные священники убили стражников? — скептически спросил Ярослав.— Они их убивали молитвами, что ли?

— Почему каждый, кто одет в одежду священнослужителя, обязан быть священником? — задал ответный вопрос Подольский. — Возможно, это переодетый отряд разбойников. Тебя не смутило, их количество? Мальчик показал два раза по десять пальцев. То есть к нам скачет отряд из двух десятков попов. Ты можешь представить подобный отряд?

Задумавшись, Ярослав и в самом деле постарался представить отряд из двух десятков попов, скачущих на лошадях. После чего он честно высказал своё мнение.

— Бред какой-то.

— Думаю, это не лишено смысла, — Подольский встал со своего кресла и подошёл к огромному сейфу, который стоял в кабинете. — Кто станет останавливать священников и проверять у них подорожные? Скорее уж люди начнут креститься и просить у этих самозванцев благословения. Держи.

С этими словами Подольский достал из сейфа толстенную папку и протянул её Ярославу.

— Я предвидел, что всё так может закончиться, — объяснился он, видя непонимание в глазах Ярослава.— Ведь это самый надёжный способ заткнуть мне рот и получить золото. Глава семейства убит, а женщины эффективно управлять моим имуществом не способны. Поэтому всё возвращается в государственную казну. Мне уже не раз намекали на такой вариант событий, но я всё же надеялся, что у этих взяточников не хватит решимости.

Отдав Ярославу паку, Подольский подошёл к окну.

— Разбойников около двух десятков, моя стража должна с ними справиться, — продолжил он свои объяснения. — Но если они всё же нас одолеют, то не получат ничего. В этой папке дарственные на все мои золотые рудники. Тебе остаётся только поставить свою подпись на этих документах. А дальше, разберешься во всём сам. В конечном итоге, ты и так управляешь этими рудниками. Просто теперь они станут твоей собственностью.

Благородно отказываться от такого подарка и говорить, что всё обойдётся, — Ярослав не стал. Наоборот, дрожащими руками он открыл врученную ему папку и бегло прочёл первый лист документа. Между тем, Подольский покончил с объяснениями и начал отдавать приказы.

— Сейчас ты возьмёшь мою жену и дочь и увезёшь их к себе домой, — властно приказал он Ярославу. — И если меня сегодня убьют, то ты возьмёшь на себя заботу о них. Поклянись!

— Клянусь, — даже не прислушиваясь к словам Подольского, машинально поклялся Ярослав, изучая 'подаренные' ему документы.

— В этом году золото придётся отдать. Я не рассчитывал на то, что дело дойдёт до убийств. Но в следующем году, ты обязан собрать армию и покончить с этим цирком в нашей стране. Если же ты этого не сделаешь, то самой стране придёт конец. И всем будет плевать на то, кому принадлежат золотые рудники. А без этих рудников, — ты нафиг никому не нужен. Ты станешь никем и ничем. Ты слышишь, что я тебе говорю?

— Ага, — кивнул Ярослав, полностью поглощённый мыслями о столь нежданном 'подарке судьбы'.

— Тогда не будем больше терять время, — закончил разговор Подольский. — Как только я переговорю со своей женой, ты тут же должен будешь покинуть мой дом.


* * *

'Без рудников я никто и ничто', — мысленно повторил Ярослав слова Подольского.

До сегодняшнего дня они казались Ярославу бредом. Он богат, у него в подчинении целая армия наёмников, он император огромной страны. Как он может быть 'никем'?

Да только то золото, что он накопил, — могут легко отнять. Оно хранится в банках других стран. И стоит только правителям тех стран обидеться на него, как это золото тут же исчезнет. Поэтому, с каждым днём, для сохранения этого золота, Ярославу приходиться прогибаться перед правителями тех стран всё сильнее и сильнее.

А что до власти в своей родной стране, — так она смехотворна. Вначале страной правил 'советник'. Стоило его только убрать, как тут же страной захотела править инквизиция. И что толку от целой армии наёмников, которая подчинялась Ярославу? Кто из этих наёмников в здравом уме пойдёт против инквизиции, даже за огромные деньги? Ведь стоит кому-то выступить против этой организации, как всех его родственников, даже дальних, тут же сожгут или зарежут. Страна окончательно погрузилась в террор. И самое ужасное заключается в том, что этот террор осуществляется от имени Ярослава. Ведь инквизиторы до сих пор формально подчиняются ему.

Вот и получается, что не смотря на свои богатство и власть, — Ярослав 'никто'. Возможно, единственная причина, по которой он всё ещё жив, — это те самые проклятые рудники, с которых кормятся все. От мелкого чиновника до верховного инквизитора. Но эта 'кормушка' не может существовать вечно. Особенно, когда аппетиты 'нахлебников' растут не по дням, а по часам.

Рассматривая ночной пейзаж за окном, Ярослав который раз пожалел о том, что не может повернуть время вспять. Но если бы он это сумел, если бы у него только появилась такая возможность, то уже через пару месяцев после убийства Подольского, он собрал бы армию и смёл любого, кто посмел бы встать бы у него на пути.

Но тогда он этого не сделал.

'Моя дочь права, — горько улыбнулся Ярослав своим мыслям, — я трус. Тогда, я банально струсил. А сейчас уже слишком поздно, что-то 'собирать' и кого-то 'сметать'. Мне надо как можно быстрее выдать замуж свою дочь, а затем попытаться самому сбежать из этой страны. Возможно, я ещё смогу спастись'.

47

И пока Ярослав предавался мрачным воспоминаниям и размышлениям о своём будущем, бабушка Ю смерила презрительным взглядом Артура, стоящего перед ней.

— Дурак! — то ли выкрикнула, то ли пролаяла она. — Ты вообще, кем себя возомнил? Ты хоть понимаешь, что эти 'персы' тебя выжмут как лимон, а потом выбросят на помойку? И никто тебя не будет защищать, потому что ты сам положил свою голову на эту плаху. Мы ни причём. Мейли даже не знала, куда ты её ведёшь, а на этих переговорах даже и слова не сказала. (В кое-то веки эта деточка сделала хоть что-то разумное!). А твои русские так вообще, ни слухом ни духом, что ты там вытворяешь. Будут открещиваться от тебя всеми силами. И что дальше? Персы, поняв, что их всё это время водили за нос, решат всё 'переиграть'. Они откажутся от Рудиной, и решат взять к себе одну из тех, за кого мы и так уже который день друг другу глотки грызём, пытаясь их между собою поделить. Что будет с тобою дальше, предсказать не трудно. Русские до сих пор тебя не простили за прошлые твои 'выкрутасы', а мы тебя за эти 'персидские переговоры' тоже никогда не простим. Странно, что до сих пор моё 'начальство' отмалчивается. Но, в конечном итоге, их молчание ничего не изменит. Тебе конец! Ты стал поперёк горла абсолютно всем в этом 'проекте'. И вряд ли эти 'старички-боровички' решат тебя защищать. Ты же своими руками угробил всё, что ты так отчаянно пытался спасти и защитить. Мечты Сачи, мечты Катрины твои планы на будущее, — всё это, теперь не имеет никакого значения.

— Вы только за этим меня так 'срочно' вызвали? — спросил Артур, покосившись на Мейли. — Даже гонца прислали, который меня чуть ли не силой с плачущей девушкой разлучил.

— Не велика трагедия! — фыркнула Ю. — Как ты вообще собирался успокоить Катрину? Заявил ей в лоб: 'Я тебя люблю, но как сестру' и думал, что она тебе скажет: 'Ну, ОК!'?

Безнадёжно покачав головой, Ю пробубнила себе под нос.

— Жил бы ты в этой Сибири, да трахал бы какую-нибудь колхозницу. Так нет! Тебе принцесс подавай. Всяких богатеек, да певичек известных. Видит Бог, я пыталась тебя образумить, как могла. Сколько раз я тебе говорила, остановись на Катрине и выполняй наши инструкции. Жил бы так, как и все остальные люди живут. Но ты же у нас 'сам себе на уме'. Вцепился в эту Сачи, да ещё и Мойру зачем-то принялся защищать. Ну, вот ты и получил, чего добивался.

— Может, хватит брюзжать и дадите дельный совет насчёт Катрины? — перебил её Артур.

— Как ты переговаривался с Сачи? — вместо ответа, спросила у него старуха.

— Никак! — честно ответил Артур. — Если честно я просто попросил её присмотреть за Рудиной. И я был без понятия о том, какие она советы ей будет давать. Просто, в один момент, меня поставили перед фактом того, что хорошо бы помочь Снольду собрать армию и сделать девочку королевой.

— И ты 'просто' согласился? — язвительно спросила Артура старуха.

— Если Сачи так захотела, то почему бы это мне не сделать, — развёл руками парень, и ухмыльнулся. — До самой Рудиной мне вообще нет никакого дела. Но если моя 'невеста' так привязалась к этой 'кукле', то пусть поиграться.

На несколько секунд в доме воцарилась мёртвая тишина. После чего старушка хлопнула в ладоши и весело рассмеялась.

— Так значит всё же Подольская!!! — с некоторым облегчением вздохнула она. — Значит, я была права, когда выбрала ту из девчонок, с которой возишься ты. Что должно произойти с Подольской, и кто предатель?

— Девочка должна умереть, — холодно ответил Артур. — Хотя это должно произойти при каких-то особых обстоятельствах, о которых я пока лишь смутно догадываюсь. А что до предателя, то я даже не понял, о чём вы спрашиваете?

— Предатель это тот, кто помогает Мойре. Ведь ясно, что без посторонней помощи она не сможет занести искусственный интеллект в общую сеть, — пояснила Ю. — И поделись со мною, своими 'смутными догадками' о Подольской.

— Про то, что у Мойры есть 'помощник', и так понятно. Но, боюсь, она мне никогда не скажет имя этого человека. Копайте как-нибудь сами, — всё со столь же холодной улыбкой ответил Артур. — В конце-концов у вас есть контрразведка и всё такое. А я заперт в этой 'игре'. И давайте уже вернёмся к событиям, которые происходят в этой 'игре'. В частности, не пора ли вам пойти утешать Катрину?

— А мы разве о чём-то договаривались? — удивилась старуха. — Ты сейчас просто отвечаешь на мои вопросы. Так что продолжай это делать и дальше, пока я в тебе окончательно не разочаровалась.

— Так, а какие тут могут быть вопросы? Вы проиграли. Императрица уезжает к 'персам'. Подольская, уезжает в Пограничье, где встретиться с 'советником Иваном', и ни вас, ни меня, теперь к ней, даже на пушечный выстрел не подпустят. А Рудина вас люто ненавидит. К тому же, теперь у неё есть другой 'советник', который заменит Сачи и прекрасно поможет ей разобраться в вопросах религии. Получается, что вы остались у разбитого корыта. Как вы думаете, что произойдёт дальше? Ведь из такой глубокой ямы, в которой ваше правительство сейчас оказалось только из-за вас, нужно будет как-то выкарабкиваться?


* * *

В доме вновь повисла тишина. По мере размышления над словами Артура у старухи медленно стала отвисать челюсть.

— Слишком вы зациклились на этой Рудиной, — развёл руками Артур. — Я же вас предупредил прямым текстом. Помните, когда я потребовал от вас, чтобы вы немедленно отправлялись на выручку Подольской? Что я тогда вам сказал? 'Ты начинаешь паниковать 'бабушка Ю', начинаешь делать ошибки'. Обратили ли вы внимания на эту фразу? И кого теперь сделают 'крайним', и выбросят на помойку? Какой единственный шанс у вашего правительства хоть как-то сгладить ситуацию и попытаться вернуть контроль над происходящим?

— Ты....

Артур не стал выслушивать очередной маразм от этой старухи. Он топнул ногой, заставив вздрогнуть стоявшую, рядом со старухой Мейли.

— Хватит уже из себя всезнающую королеву корчить! — выкрикнул он этой старухе-маразматичке. — Наделала ошибок, так исправляй их. Поднимай свою задницу и бегом к Катрине. И делай что хочешь. Но добейся того, чтобы она превратила плакать и я бы смог с ней обсудить наше дальнейшее будущее без всех этих истерик. А ты останься здесь. Дождёмся Сачи, чтобы мне по два раза не объяснять одни и те же вещи.

Последний, скорее приказ Артура, чем его просьба, относился к Мейли. И в полной тишине, которая воцарилась после этого, прозвучал спокойный голос этой девушки.

— Иди и делай, что он тебе говорит.

Через мгновение старуха, по приказу Мейли, поднялась с кресла, и как-то совсем уж сгорбившись и захромав, вышла из комнаты.


* * *

— Ты слишком жесток, — наконец заговорила Мейли. — Она ведь и в самом деле пыталась тебя защ