Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Оцифрованный человек


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фэнтези
Размер:
Роман | 555 Кб
Статус:
В процессе
Легенда игровых миров. Таинственная фигура в плаще. Оцифрованный человек. Это прозвище знакомо многим игрокам, но мало кто видел его, плод неудачного эксперимента, навечно застрявший в программном коде, бесконечно бродящий из одной игровой вселенной в другую. Когда запускается бета-тест новой онлайн-игры, он одним из первых вступает на ее землю. Так же как и амбициозная журналистка, мечтающая «заполучить» его.

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

— Тебе не кажется, что мы заблудились? — такой вопрос задала мне Шэна после нескольких часов блуждания в темноте, разгоняемой слабым магическим сиянием «Светляка». Перешагнув очередной труп паука, я вытер меч об край темно-зеленого плаща, найденного в одном из закутков и принадлежавшего, судя по всему, одному из эльфов-экспедиторов. Прочность меча медленно, но неуклонно снижалась, лезвие было покрыто мелкими зазубринами и сколами, а обмотка рукояти, казалось, вот-вот натрет мозоли на ладонях.

— Не знаю, — ответил я ей. — Эти туннели до того одинаковы, что я их отличаю уже только по количеству трупов пауков.

Поиски эльфов-экспедиторов, заблудившихся где-то в этих подземных коридорах, затянулись. Мы не знали, как они выглядят, куда пошли, да и вообще живы ли еще незадачливые остроухие. Не было даже примерного направления, и нам часто приходилось прокладывать свой путь наугад. Количество всевозможных развилок и перекрестков выросло в разы, и, поворачивая в очередной раз, я понял, каково было бедным древнегреческим юношам и девушкам в мифах о Лабиринте Минотавра.

Еще больше осложняли поиски буквально орды пауков, то и дело обрушивавшиеся на нас в коридорах. К счастью, живучие «стражи» попались лишь однажды — и то застряли в одном из узких коридоров, в который их заманила моя хитрая спутница. Ну а дальше было дело техники. Основными врагами были небольшие пауки ростом до метра, которые брали не качеством, а количеством, но и в их случае механика боя была отработана до автоматизма. Единственным необычным противником оказалось существо, выглядевшее, как помесь арахнида и человека — примерно моего роста, худощавый, с короткой редкой шерстью, всего шестью конечностями и паучьей головой. В отличие от своих «классических» собратьев, этот арахнид был облачен в подобие тоги и активно плевался ядом. Неприятной смерти от отравления мне удалось избежать лишь благодаря заклинаниям Шэны и собственному проворству. Правда, под конец противник смог удивить и едва не поставил крест на выполнении задания. У него было значительно меньше здоровья, чем даже у маленьких пауков, но когда оно опустилось ниже четверти — арахнид взорвался. Взрывом нас с Шэной раскидало в разные стороны и с силой впечатало в стены, вызвав сильное проседание здоровья у обоих и кратковременную дезориентацию. К счастью, противников в той пещере больше не наблюдалось, иначе на этом наше путешествие бы и закончилось.

После смерти странного арахнида нам досталось неплохое кольцо, усиливавшее длительность и эффективность проклятий магии Тьмы на 10%. По нашему уговору, его забрала себе Шэна.

Через полчаса мы решили сделать привал. Местом для остановки было выбрано небольшое подземное озеро, на побережье которого мы обнаружили следы недавней стоянки. Это был уже третий обнаруженный нами водоем, и каждый раз своды пещеры, в которой находилось озеро, были покрыты слабо светящимся в темноте мхом.

Выбрав укромное местечко на возвышенности, из которого было видно все выходы из пещеры, мы опустились на камни, переводя дух и пользуясь возможностью немного расслабиться. Несмотря на то, что все вокруг нас было виртуальным пространством, напряжение от постоянного ожидания нападения и жестокие сражения выматывали морально.

Воспользовавшись передышкой, я решил задать несколько интересующих меня вопросов моей спутнице.

— Шэна, — позвал я тифлингессу, лежавшую на камнях в позе морской звезды и смотревшую в потолок. Она повернула голову на звук моего голоса и уставилась в немом ожидании. — В твоем окне персонажа, которое ты показала, было написано, что ты Жрец-Инквизитор. Да и магия Тьмы — это последнее, что я ожидал бы от священника, пусть даже и тифлинга, что, кстати, тоже очень необычно. Расскажи, пожалуйста.

Девушка задумчиво пожевала губу, словно прикидывая, стоит ей говорить или нет, после чего согласно кивнула и вернула голову в исходное положение, не торопясь вставать.

— «Как Орден Паладинов — щит Церкви, так Инквизиторий — Ее карающий меч. Инквизиторы набираются из числа жрецов, проявивших большую склонность к магии разрушения, чем к магии созидания. Инквизиторы — это полицейские, дознаватели и судьи на страже единства Церкви Владыки Света. Они преследуют отступников и предателей веры, обезвреживают их и судят за их грехи. Инквизиторы — те, кто не делит мир на свет и тьму, но те, в ком есть обе составляющие мироздания». Говоря проще, Жрецы-Инквизиторы — аналог боевых магов. Только у них, в отличие от боевиков, ориентированных на прямой физический урон, костяк составляют различные ослабляющие и наносящие периодический урон проклятия. К тому же, Инквизиторы — едва ли не худшие враги для магов, которые за счет своих проклятий могут быстро истощить запас магической энергии противника и оставить его по сути беззащитным. Хорошо, что Инквизиторами не могут быть гномы, иначе из-за их высокого процента сопротивления к магии и расовых бонусов они были бы практически непобедимы, а маги в игре, можно сказать, вымерли бы как класс.

— А как к тебе относятся? Тифлинги же считаются порождениями Чистого Хаоса, большинство служит Безымянному. А тут тифлинг — и жрица светлой богини. Это странно, — заметил я, принимая сидячее положение и доставая из инвентаря оселок, купленный у кузнеца в Бакколо. Мой меч срочно нуждался в починке, иначе до конца квеста мы рискуем не дожить.

— Как я уже говорила, Энвель Белая — богиня-покровительница Инквизиторов — не делает различий между расами. Для нее любое живое существо, желающее принести пользу миру и вере, достойно войти в ряды ее жрецов. Поэтому среди наших жрецов кого только нет. Есть даже парочка темных эльфов и полумертвый, о котором ходили слухи, будто он практикуют некромантию. Но пока они верно служат богине, их не трогают. Правда, насчет полумертвого я не уверена. Скорее всего, это заблуждение, и он просто слишком бледный и не слишком следящий за собой человек. Сама-то я его не видела.

Представив подгнивающего зомби в рясе священника, воздевающего руки в молитве перед ликом богини, я хмыкнул. Эта картина вполне тянет на хороший разрыв шаблона.

— Так что тифлинг, служащий светлой богине — это не так уж и необычно. Хотя служители других богов этого не признают, но репутация Энвель и ее Инквизитория держит их в узде. Пока что держит, — последние слова Шэна проговорила с мрачным лицом.

— Почему пока что?

— Потому что нас боятся. А когда чего-то боятся — это пытаются убрать. Любым способом. Инквизиторы берут качеством, но точно не количеством, и в случае прямого боевого столкновения даже Орден Паладинов, в целом относящийся к Инквизиторам лояльно, нас не сможет защитить. Попросту сомнут, не считаясь с жертвами.

— Почему этого еще не произошло?

— Из-за статуса Энвель. Она младшая сестра Владыки Света, являющегося главой пантеона Светлых Богов — а никто не хочет себе настолько могущественного врага. Поэтому другие боги просто ищут способ убрать Энвель по-тихому. Или подставить ее и ее Инквизиторов, ослабив и выставив их угрозой Свету. Тогда даже Владыка не сможет вмешаться, — грустно закончила Шэна.

— Откуда ты знаешь такие подробности? Обычно игроков в начале игры интересует больше прокачка, чем хитросплетения отношений НПС.

— Ну… скажем так, у меня была очень насыщенная квестовая цепочка — уклончиво ответила моя спутница.

— Ну что, вы долго еще будете рассиживаться и травить байки? — противный голос черепапрервал наш разговор и заставил поднять головы, вглядевшись во мрак, клубившийся под потолком пещеры. — Чем быстрее вы найдете этих ушастых, тем быстрее уйдете отсюда! Весь воздух испортили своим человеческим запахом!

— Но у тебя же нет носа, — заметил я, поднимаясь и пряча оселок в инвентарь. Мне удалось восстановить две трети прочности оружия, так что теперь я чувствовал себя увереннее.

— И что? Это не мешает мне ощущать ваше зловоние! Прочь! Прочь! Прочь отсюда, мерзкие людишки! — захохотал череп, на мгновение показавшись перед нами и… спокойно пролетев сквозь стену, как будто ее и не было. Мы с Шэной недоуменно переглянулись.

— Что это было? — спросил я. Жрица пожала плечами и, медленно подойдя к стене, в которой скрылся череп, положила ладонь на камень. Точнее, попыталась это сделать, но рука спокойно прошла сквозь монолитную стену, как будто ее действительно здесь не было.

— Это какая-то иллюзия, — пробормотала девушка, вытаскивая руку. — С той стороны точно ничего нет, пустое пространство.

Я подошел к ней и повторил манипуляции. Действительно, рука свободно прошла сквозь камень, не встретив никаких препятствий. Ладонь ощутила дуновение холодного ветра, характерное для сквозняка.

— Проверим? — задал я, в общем-то, риторический вопрос и, не дожидаясь ответа своей спутницы, первым шагнул сквозь стену. Шэна, поколебавшись пару мгновений, последовала за мной и застыла соляным столбом, расширенными в изумлении глазами глядя на открывшуюся перед нами картину.

Мы стояли на самой границе просторной пещеры, по своему строению больше напоминающей арену. Даже скальные выступы, покрывавшие своды пещеры, напоминали ложи амфитеатра. Откуда-то сверху падал свет, освещавший пещеру и позволявший разглядеть все в малейших деталях. Воздух был холодным, я бы даже сказал, морозным. Изо рта при дыхании вырвалось облачко пара. Однако после затхлости и гнили пещер, заполненных пауками, свежий морозный воздух воспринимался, как дар свыше.

— Смотри, — ткнула меня под ребра Шэна, указывая на середину арены. Я посмотрел в указанном направлении и слегка побледнел. Да ну. Не может этого быть. Сорвавшись с места, я в несколько прыжков по ложам, спустился на арену, перед ожидавшим нас… существом. Шэна последовала за мной, немного отставая.

Перед нами стояла высокая фигура, закутанная в темно-синий балахон. Лицо было скрыто шлемом, под забралом которого клубилась тьма. Незнакомец был облачен в старые, видавшие виды, но не утратившие изящности черные доспехи, покрытые тускло мерцающими темно-синими рунами. За его спиной в ножнах покоился широкий двуручный меч.

Перед нами стоял я. Так я выглядел много лет назад, в первом игровом мире, когда в «Виртуалити Инк» еще не знали, что их эксперимент по оцифровке человеческого сознания прошел успешно. В этом облике я провел долгие двенадцать лет, и мне не составляло труда узнать броню черного льда и меч Бездны, выбитые мной к концу шестого года моей игры, и с тех пор тщательно лелеемые и улучшаемые рунами. Хотя сейчас они выглядели потрепанными и старыми, но все же узнаваемыми.

Последний магистр клана Первородных

Тип существа: нежить.

Уровень: 65; Количество жизней/магической энергии: 8 127/3 341

Магистр стоял неподвижно, не обнажая меч и не бросаясь в атаку. Его лица я не видел, но чувствовал его взгляд. Он смотрел на меня, а я смотрел в ответ на этот внезапный привет из прошлого, пытаясь понять, чего ожидать. Наконец, магистр определился. Медленно подняв руку, он взялся за рукоять меча и вытянул его из ножен.

— Шэна, отходи к трибунам и следи за моим здоровьем. И будь готова бежать, этот противник нам может быть не по зубам, — процедил я сквозь зубы, но девушка меня услышала и побежала назад, попутно накладывая на меня все доступные ей баффы. Она не питала иллюзий и вполне понимала ситуацию. Хотя и явно не до конца.

Я зеркально повторил действия своего двойника из далекого прошлого, обнажая свой меч и принимая оборонительную стойку. Мы медленно пошли на сближение, не сводя друг с друга взглядов и держа мечи наизготовку. Несколько напряженных секунд ничего не происходило, но потом магистр сорвался с места, в два прыжка сократив расстояние между нами и обрушив свой меч мне на голову.

Но я тоже не стоял на месте, перекатом уйдя в сторону. Меч Бездны чиркнул по каменному полу, выбивая несколько искр вперемешку с каменной крошкой, а в следующий момент магистр вновь пошел в атаку. Однако моей скорости хватало для того, чтобы принимать его удары на отводящие блоки, не рискуя жестко блокировать массивный меч противника и уходя от наиболее опасных ударов.

Магистр теснил меня, буквально гоняя по всей арене, и несколько раз даже задел, но Шэна не спала, активно применяя лечебные заклинания. Как ни странно, противник действовал нетипично для большинства мобов, которые, как правило, довольно легко переключались на целителей врага. Пауки этой классической модели поведения в бою следовали, но магистр был не из таких. Он насквозь игнорировал Шэну, что, несомненно, было плюсом, но с неистовой яростью наседал на меня, гоняя, как щенка, и это уже было плохо.

К своей чести, я тоже смог несколько раз достать своего врага, ударив в сочленения доспехов. Но разница в уровнях и откровенно дерьмовое оружие — дурацкие игровые условности! — привели к тому, что за первую минуту боя я смог снять ему лишь чуть меньше тысячи очков жизни. Это было мало, очень мало. Броня истребителя арахнидов пока что спасала мою жизнь, но с каждым пропущенным ударом все больше и больше теряла в защитных свойствах. Все же, она и так была не в лучшем состоянии, а противостоять мечу Бездны она не могла столь продолжительное время. Поэтому все чаще и чаще я прибегал к уклонениям, ломая рисунок боя своему врагу. Но он был не лыком шит и как будто предсказывал большинство моих действий.

Сделав короткий шаг, магистр нанес широкий рубящий удар на уровне груди, от которого пришлось уходить перекатом. Оказавшись за спиной Магистра, я тут же воспользовался шансом и атаковал в полную силу, нанося целую серию ударов по не успевшему повернутся ко мне лицом противнику. А в следующий миг мощный удар ногой в латном сапоге прилетел мне в грудь, отбрасывая прочь и протаскивая по каменному полу. Больно! Полоска здоровья резко просела на две трети, но Шэна уже наложила на меня лечащие заклинания и обновила баффы. Мысленно поблагодарив ее, я поднялся на ноги и вновь бросился в бой.

Очередной короткий обмен ударами, и магистр, приняв мой меч на жесткий блок, внезапно хватает меня за горло и приподнимает над землей, после чего вновь отбрасывает в сторону, как бесполезную куклу. Уже в который раз за этот бой полоска здоровья тревожно мерцает красным, и только благодаря заклинаниям жрицы я все еще жив и не отправился на перерождение.

Собравшись с силами, я вновь поднялся на ноги, краем глаза проверив состояние брони и меча. Дело плохо. У доспехов осталось всего тридцать процентов прочности. Еще несколько таких полетов — и они превратятся в бесполезную груду металлолома. Я и так потерял где-то левую перчатку и наруч, а нагрудник перечеркнут длинной глубокой бороздой. С мечом дела обстояли немного лучше — процент прочности был чуть выше половины. Но это больше заслуга моего стиля боя и заточки незадолго до неожиданной схватки, чем самого оружия. Эх, скорее бы до Черного меча дорасти!

Магистр Первородных медленно приближался ко мне, подволакивая правую ногу — во время одного из сближений мне удалось подсечь сухожилия, и мой противник резко потерял в скорости и маневренности. Это было хорошо. Его полоса здоровья была опустошена наполовину, а шлем слетел с головы в пылу последней стычки, обнажая свалявшиеся серые волосы, собранные в короткий куцый хвост, мертвенно-бледное лицо, иссеченное шрамами, и пронзительно-синие глаза.

Магистр остановился в нескольких метрах от меня. Я застыл в ожидании, напряженно следя за ним, готовый действовать в зависимости от ситуации, и мой противник меня не подвел. Взявшись за меч двумя руками и поднеся его к лицу, магистр закрыл глаза, а в следующий миг его тело окуталось грязно-серой дымкой с редкими проблесками синего. От него по каменному полу зазмеились причудливо изгибающиеся белые линии инея, складывающиеся в непонятный узор. Воздух ощутимо похолодел, а ветер усилился, пробирая до костей.

А в следующий миг враг сорвался в атаку. Мелькнул меч, и уже в следующий миг я спешно сдираю с правой руки наруч, стремительно покрывающийся инеем. Я знал эту магию. Сам когда-то использовал ее. «Голодный лед». Заклинание проводится через оружие, и от места соприкосновения с доспехами начинает расползаться магический лед, «пожирающий» доспехи элемент за элементом. Заклинание довольно медленное, но в пылу боя редко кто его замечает. Его можно преодолеть, просто сорвав пораженный элемент доспеха, пока лед не разросся, но чем дальше, тем сложнее преодолеть сопротивление льда. А в конце противник застывает хрупкой ледяной статуей, разлетающейся от одного удара. Однако «Голодный лед» — заклинание затратное. У меня в прошлом он отнимал почти две трети запаса маны и использовался по большей части против неудобных противников-мобов, но никак не против игроков, против которых это заклинание было неэффективо. И, судя по мелькнувшей на лице магистра досаде и его сильно просевшей полоске маны, все так и есть.

К сожалению, мой противник сдаваться не собирался. Один за другим, в меня полетели четыре ледяных осколка, сорвавшиеся с левой руки магистра Первородных. От трех из них мне удалось уклониться, а вот четвертый угодил прямо в плечо. Полоска здоровья в очередной раз просела, а левая рука повисла плетью, и пошевелить ей я не мог. Перехватив меч поудобнее правой рукой, я сорвался в атаку, перемежая стремительные колющие и рубящие удары с уклонениями. На блоки я уже не разменивался, да и силы мне не хватит, чтобы одной рукой остановить массивный меч противника.

Очередной вертикальный удар буквально разрубил трибуну за моей спиной, подняв тучу каменной пыли. Воспользовавшись этим прикрытием, я использовал уже доказавшую свою эффективность тактику и зашел за спину магистра. Однако, противник был к этому готов, и я вновь вылетел спиной вперед, в последний момент приняв на меч мощный удар ногой. Лезвие жалобно хрустнуло и сломалось, оставив в руке лишь обломок длиной в две ладони. Твою мать!

Пропахав спиной несколько метров по покрытому инеем полу, я в последний момент перекатом ушел от резкого колющего удара сверху вниз, которым магистр попытался добить меня. Его меч завяз в камне, и я воспользовался этим шансом, на полной скорости влетев в замершего на несколько мгновений магистра и сбив его с ног. Мы покатились по каменному полу, прежде чем Первородный оттолкнул меня от себя.

Тяжело дыша, но все же вновь вставая, я обратил внимание на своего противника. Магистр зеркально повторял мои движения, медленно и тяжело вставая. Его полоска здоровья мерцала красным, сохраняя не более десятка процентов здоровья. Да и сам он был в далеком от идеального состоянии. Правда, и я был не лучше. Только благодаря держащимся на честном слове доспехам и лечащим заклинаниям Шэны я еще жив. И то она дистанционно не может снять ту кучу негативных эффектов, которых я собрал целый букет за этот бой, длящийся уже, казалось, целую вечность.

И у меня не было оружия, чтобы добить противника. Я бы сказал, что ситуация патовая, если бы у магистра не было магии. А так мне попросту нечего ему противопоставить. Кроме…

Мой взгляд зацепился за его меч, по-прежнему воткнутый в пол. Шанс очень призрачный, но это лучше, чем умирать просто так. А так своей попыткой в случае неудачи я хотя бы дам время Шэне сбежать. А я, видимо, свой квест провалил…

Но предаваться меланхолии не было времени. Магистр Первородных вскинул руку и обрушил на меня сразу с десяток ледяных осколков, веером разлетевшихся в разные стороны. Я же, не теряя времени, рванул к воткнутому мечу, уклоняясь от летящих осколков. Но магистр оказался быстрее. Короткая вспышка — и он уже припал на одно колено, пытаясь вытянуть меч из каменного плена. Вот черт!

— Энли!

Голос Шэны заставил нас обоих повернуться к его обладательнице, стоявшей в десятке метров от меня на обломках трибуны, ранее разрушенной ударом Магистра. Тифлингесса слегка пошатывалась и имела нездоровый оттенок лица, а в строке состояния под полосками здоровья и маны мерцал значок «Магическое истощение», накладывавший штраф на скорость восстановления маны и эффективность заклинаний. Похоже, кое-кто все-таки надорвался, раз за разом вытаскивая увлекшегося напарника с того света.

— Лови! — кинула мне что-то жрица. Я машинально поймал и взглянул на предмет, сжимаемый в руке.

Кинжал Шэны.

Тип предмета: редкое, кинжал.

Урон: 20-45.

Требования: уровень персонажа 20; Сила 10, Ловкость 50.

Характеристики:

Ловкость +10;

Шанс критического удара при атаке со спины: 25%;

Бонус к урону от удара со спины: +10%;

Бонус к урону: 10% от значения показателя Веры.

Прочность: 100/100

Изготовитель: МастаДонт

Кинжал выглядел простенько — кожаная обмотка рукояти, деревянное навершие, короткая прямая гарда и сужающееся к острию лезвие в две моих ладони длиной. У меня рукоять почившего полуторника большей длины, чем это лезвие. Но выбора-то другого не было, характеристики он давал неплохие, хотя сама Шэна явно не могла им пользоваться — не проходила по характеристикам Ловкости. Видимо, кинжал был на вырост, и им еще не пользовались. И, судя по строке «Изготовитель», чей-то подарок.

Уже поворачиваясь к Магистру, я краем глаза уловил быстрое движение. С очередной короткой вспышкой мой противник возник справа от меня ударил наискось снизу вверх, после чего мгновенно переместился за спину и, продолжая движение по инерции, вновь обрушил меч вертикально. Мне стоило больших трудов, чтобы уклониться, а уж о контратаке и вовсе говорить не стоило. Длина кинжала требовала приблизиться вплотную и давала мне преимущество на коротких дистанциях против двуручника Магистра, но не сейчас. Сейчас я больше обеспокоен вопросом своего выживания и необходимостью отвести Магистра Первородных подальше от Шэны, дабы ее не зацепило в горячке боя. Кувырком уйдя от очередной атаки, я на полной скорости рванул в противоположную Шэне сторону, уводя за собой противника, однако уже через четыре метра мне вновь пришлось уворачиваться от возникшего из ниоткуда матово-черного широкого лезвия меча Бездны. Черт!

Еще два ледяных осколка на огромной скорости рассекли воздух. И если первый, летевший в голову, я каким-то чудом смог отбить кинжалом, то второй пробил доспех и засел в левом боку. Острая боль пронзила меня, а индикатор здоровья начал неуклонно ползти к нулевой отметке. Нет, нет, это так не закончится! Зажав зубами кинжал — левая рука так и не вернулась под контроль — я правой рукой схватился за осколок, имевший форму сосульки, и выдернул инородный объект из своего тела, стиснув зубы на металле от боли и застонав. Но падение здоровья прекратилось, замерев на двадцати процентах.

Ситуация стала совсем скверной. С единственной работающей рукой и практически недееспособной Шэной, как магом, я не могу подлечиться даже теми немногочисленными зельями, неприкосновенный запас которых всегда ношу в инвентаре, и сейчас любой успешный удар Магистра станет для меня роковым и отправит на перерождение. Ситуацию немного сглаживало то, что у Первородного закончилась мана, а, значит, он не сможет больше мгновенно перемещаться, ведь «Пространственный шаг» пожирает большое количество энергии, насколько я помню из той книги о Танцующих с ветром (хотя какой тут ветер, он сосульками кидается!). А это значит, что пора идти ва-банк.

Перехватив кинжал поудобнее, я на полной скорости рванул навстречу противнику. Проскользнув под свистнувшим над моей головой мечом, я успешно зашел ему за спину и, коротко замахнувшись, со всей силой всадил кинжал в основание шеи Магистра. Шея — это всегда критическая точка у большинства гуманоидных созданий, поэтому удары по ней наносят повышенный урон даже нежити, хотя вот у них как раз повышающий коэффициент значительно ниже, чем у «живых» противников. Но мне сейчас было достаточно и этого.

Критический удар, нанесенный со спины, да еще и с моими характеристиками, снес Магистру сразу семь процентов здоровья, оставляя всего три. Первородный, разумеется, такого отношения к себе не оценил и, резко развернувшись, вновь попытался сделать из одного меня двух Энли поменьше. Однако, как я уже говорил, на таких коротких дистанциях кинжал выигрывает у двуручника вчистую. Правда, этот момент был самым опасным в моем плане. На таком близком расстоянии увернуться очень сложно, а очков здоровья у меня осталось слишком мало. И здесь вся надежда была на знаменитое русское авось. От удара Магистра в такой ситуации даже мне увернуться было бы практически невозможно. Однако ставки были слишком высоки.

Уклониться полностью мне, разумеется, не удалось, но я смог минимизировать урон. Удар меча пришелся на неработающую левую руку чуть выше локтя, туда, где броня еще была. Остаток доспеха смягчил удар и снизил урон, но не смог остановить лезвие. Моя левая рука отлетела далеко назад, а в следующий миг я всадил кинжал по самую рукоять в глазницу последнего Магистра Первородных. Моя полоска здоровья остановилась на единице, но меня это уже не волновало.

Это была победа.

Глава опубликована: 10.11.2016
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх