Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Оцифрованный человек


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фэнтези
Размер:
Роман | 597 Кб
Статус:
Закончена
Легенда игровых миров. Таинственная фигура в плаще. Оцифрованный человек. Это прозвище знакомо многим игрокам, но мало кто видел его, плод неудачного эксперимента, навечно застрявший в программном коде, бесконечно бродящий из одной игровой вселенной в другую. Когда запускается бета-тест новой онлайн-игры, он одним из первых вступает на ее землю. Так же как и амбициозная журналистка, мечтающая «заполучить» его.

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Поворот, еще один поворот, два скелета рассыпаются прахом, не успев даже осознать, что случилось, и мы все глубже и глубже погружаемся во чрево катакомб под Эстромо. Устав постоянно следить за откатом баффа Аланны, я все же вкинул недостающие пятнадцать очков характеристик в Силу и теперь спокойно носил свой уже порядком изношенный меч в ножнах на поясе, доставая при виде врагов. Позже, когда выберусь, надо будет сдать его кузнецу, пусть подлатает. Меч-то хороший, и службу сослужил верную, жаль будет, если сломается. Восстановление сломанного оружия наверняка дороже будет, чем починка целого.

Глаза потихоньку начали побаливать. Видимо, даже у Магического зрения, которое, судя по всему, в призрачном мире было перманентно активировано, есть предел. Не сказать, что это меня обрадовало — и так проблем выше крыши. Но пока что боль была незначительной и скорее раздражающей. И даже она не мешала мне размышлять.

В битве со Жрецом мне просто повезло. Благодаря Аланне, я смог выживать достаточно долго, чтобы выйти из боя победителем, пусть и не совсем так, как надеялся. Также реальность показала, что даже несмотря на весь мой боевой и игровой опыт, я все же неспособен в одиночку сражаться с настолько превосходящими меня по уровню противниками. Разумеется, я не ожидал того, что даже на первом уровне, вооружившись дубиной, как питекантроп, буду выносить высокоуровневую элиту этого мира. Мои характеристики попросту не позволяют мне в полную силу использовать свои навыки. А это значит что? А это значит, что как только выберусь и определюсь с классом, то сразу пойду качаться. И чем быстрее, тем лучше. Мне нужно освоиться в этом мире, чтобы потом, когда наступит официальный релиз, к которому, скорее всего, всех персонажей, включая меня, обнулят, дабы не создавать дикий дисбаланс, взять высокие уровни как можно скорее. Нет, прокачка ради прокачки не была моей целью. Хотя мне на игровом пути встречались и такие личности. Цель моя была более прозаична.

Вынужденный существовать исключительно в игре — пускай это и было осознанным и практичным решением — я столкнулся с тем, что со временем мне стало нечем заниматься в игровом мире. В гильдии я вступал крайне редко, постоянной группы не имел, боясь, что моя сущность станет широко известна, и мне либо не дадут проходу, либо вообще перестанут считать за полноценного человека. Постоянная монотонная зачистка подземелий и высокоуровневых локаций тоже рано или поздно приедалась. Наступало пресыщение, и я на несколько игровых месяцев откладывал в сторону меч, снимал доспехи и оседал в какой-нибудь деревушке, живя, как обычный НП… человек. Даже к мирным НПС я давно уже перестал относиться как к кускам кода, управляемым искусственным интеллектом.

Потом у меня появилось то, что сейчас, в мире Энарона, имеет облик Мантии Первородного. Плащ, имеющий свойство скрывать мои данные, как игрока, если накину на голову капюшон. Это открыло новые возможности и махом решило большую часть моих проблем. А заодно подарило мне своеобразную глобальную цель.

Игровые миры никогда не находятся в статике. Они всегда меняются, иногда кардинально, иногда — по мелочи. Люди приходят и уходят, и даже сам я постоянно меняюсь, становясь сильнее или начиная все с начала. Если в реальном мире, память о котором уже почти стерлась, это не так сильно ощущалось, то в игровом было заметно невооруженным взглядом. И однажды я решил, что хочу оставить хоть что-то статичное, постоянное в этих бесконечных мирах. И этим чем-то стал Оцифрованный человек в том виде, в котором он существует сейчас. Безликая неидентифицируемая фигура в черном плаще с капюшоном, которая появляется то тут, то там, и начинает вносить хаос в размеренную жизнь игроков. Это было для меня глотком свежего воздуха. Когда Оцифрованный стал довольно популярным, со мной даже связались разработчики, и я стал своеобразным внештатным сотрудником, активно участвуя в организуемых ими ивентах не как игрок, а как Оцифрованный. Или Безликий, как еще меня называли.

Благодаря личине Оцифрованного получалось даже имитировать оффлайн-статус. Благодаря этому я смог активнее участвовать в социальной жизни игры и вступать в гильдии, не боясь быть раскрытым. А играть в группе было гораздо веселее, чем в одиночестве.

Вторая сторона моего стремления как можно быстрее прокачаться, носила больше психологический характер. Игровые миры существуют годами, и большую часть из этого времени так или иначе я провожу на высоких уровнях. Я попросту привык к этому. Каждый раз, начиная все заново в новом мире, я долгое время чувствовал себя неуютно и уязвимо, возвращая уверенность в себе и в своих силах, лишь достигнув высокого уровня. Я просто привык к определенному уровню силы, на котором смогу использовать свои навыки на полную катушку.

И за это я всегда ненавидел бета-тесты. Каждый раз по их завершению меня аннулировали, как и множество других игроков. Хотя создавать персонажа заново мне не было нужды, такое пренебрежение моими усилиями всегда выводило из себя. Тот период, во время которого я судорожно бегал по квестам после релиза, стремясь как можно скорее вернуть утраченное, был моим самым нелюбимым.

Погруженный в свои мысли, я даже не сразу услышал зов Аланны.

— Энли!

А? Прости, я задумался, — помотав головой, отгоняя лишние мысли, я обнаружил себя стоящим перед массивными дверями из темного дерева в два моих роста. Рядом со мной переминалась с ноги на ногу явно нервничающая волшебница, а вокруг нас в разные стороны были разбросаны части скелетов. Кажется, я настолько погрузился в себя, что даже дрался на автомате. Мда…

— Мы пришли, — произнесла Аланна, нервно теребя край платья. — Ты уже решил, что будешь делать?

Я задумчиво посмотрел сначала на нее, потом за запертую дверь. Действительно, что-то надо ведь решать. Там, по ту сторону дверей, нас ждет цель этого променада по катакомбам. Волшебница-некромантка Аланна Кардас — косвенная причина уничтожения целого королевства и создательница города-призрака.

Я снова посмотрел на девушку, что так сильно помогла мне, провела через огонь и сражения к этим дверям и сейчас стояла рядом со мной, нервничая и кусая губы. Белые волосы, до лопаток, светлая, почти бледная кожа, серебристые глаза, тонкие губы и элегантное белое платье, сейчас, правда, покрытое копотью и кровью, а также прожженное в нескольких местах. И на лице нет ни намека на ту ледяную маску, которую я увидел при нашей первой встрече. Она искренне переживала за меня и в то же время боялась собственной судьбы. Настолько боялась, что доверила ее мне. От моего решения зависит, что с ней будет. Но сама она такой уже не будет никогда. Так или иначе, Аланна либо растворится в самой себе и умрет вместе с некроманткой, либо станет полноценной душой и отправится на Божий суд за свои прижизненные дела. Либо так и останется вечно блуждать по одному и тому же циклу, наблюдая смерть Эстромо и медленно, но верно сходя с ума.

Даже с помощью принцессы я не был уверен, что смогу одолеть некромантку в прямом столкновении. Существо, способное породить целый призрачный мир и призвать таких сильных существ, как Черные рыцари и личи, просто не может быть слабым. Кстати…

— Аланна… — девушка встрепенулась. — Ты же говорила, что призвала Черных рыцарей.

Она кивнула, и на ее лице отразилось недоумение, смешанное с пониманием.

— Но ведь мы их так и не встретили, — прошептала волшебница и схватилась за голову. — Мы их так и не встретили!

Я кивнул. Это показалось мне странным. Я был уверен, что помимо лича мне придется сразиться и с Рыцарями. Но ни одного из них мы так и не увидели. Меня терзают смутные, но очень нехорошие предчувствия. Которые к тому же подтвердило бормотание девушки, согнувшейся пополам и держащейся за голову.

— Я их не чувствую, я их не чувствую, я их не чувствую…

Я схватил ее за плечо и легонько потряс.

— Аланна!

Девушка встрепенулась, и ее глаза полыхнули черным пламенем, заставив меня отшатнуться.

— Я их не чувствую! Ни одного из них! — воскликнула она. — Они исчезли! Все семеро!

— То есть, как исчезли? — недоуменно спросил я. Не могли же они просто взять и уйти. Или могли?

— Я не знаю! Но их нет! Я их не чувствую! Как будто… — Аланна глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться и собраться. — Есть два варианта. Либо их кто-то уничтожил, что я непременно почувствовала бы, будучи связанной с… собой, либо они окончательно вырвались из-под моей власти и обрели свободу.

— То есть, где-то здесь бродят семеро высокоуровневых Черных рыцарей, которые более тебе не подчиняются? — уточнил я. Девушка кивнула и посмотрела в сторону коридора, из которого мы вышли.

— И, кажется, я знаю, где они. Энли, магический круг, через который ты сюда попал, был уничтожен. Я разбираюсь в магии и могу тебе сказать, что, несмотря на наличие у круга перехода физического воплощения, уничтожить его можно лишь снаружи и только после перехода ИЗ города-призрака, пока руны еще активированы, и связь с этим миром не распалась. Если это сделать как-то иначе, то круг просто восстановится, даже если он был расколот на куски. Круг перехода в городе-призраке останется нетронутым и самостоятельно выжжет руны заново, как только к нему обратятся. Переход из реального мира в призрачный является односторонним, и основным звеном выступают руны в твоем мире. Их уничтожение после перехода ВНУТРЬ не уничтожит внутренний рунный круг. А переход НАРУЖУ может повлечь уничтожение всей конструкции. Ты понимаешь, к чему я веду?

— Уничтожение внутреннего круга повлечет уничтожение внешнего, но уничтожение внешнего не затронет внутренний. Так?

Девушка кивнула.

— Внутренний круг был уничтожен. Значит, кто-то прошел из призрачного мира в реальный, — продолжил я. До меня начало доходить. — Ты хочешь сказать, что твои Черные рыцари, вырвавшись из-под власти твоей магии, вышли наружу и уничтожили круг перехода?

Девушка снова кивнула.

— Твою ж мать… — пробормотал я, оседая на каменный пол. — Значит, даже если я справлюсь с некроманткой, снаружи меня поджидают семь Черных Рыцарей?

— Скорее всего, да.

— И тебя не будет рядом, чтобы мне помочь, — как-то совсем обреченно закончил я, начав слегка нервно хихикать. Смерти я, конечно, не боялся, но предпочитал до нее все же не доводить. Это довольно… неприятные ощущения. К тому же, черт его знает, как поведет себя квест, если меня убьют. Эх…

Подобрав свое платье, Аланна села рядом со мной и положила руку на мое плечо . Ладонь была маленькой и теплой, что оказалось для меня в какой-то степени неожиданностью, но неожиданностью приятной. Некоторое время мы молча сидели на каменном полу и смотрели на массивную дверь перед нами, открыв которую, мы что-то изменим. Что-то маленькое, незаметное в рамках целого мира — но большое и важное как минимум для одного из нас. Хотя, может, и для обоих.

— Скажи… — начал я, не поворачивая головы. — В чем был план твоего отца? И почему ты отказалась ему следовать?

Не то чтобы меня это интересовало. Просто хотелось разогнать гнетущую тишину, что воцарилась вокруг нас, обволакивая и, как будто высасывая все силы.

— Много лет назад жена лорда Кардаса бросила вызов тогда еще принцу Глаану. Сам Кардас не хотел идти против своего друга и вполне был доволен жизнью. Но леди Тиала была властолюбивой и целеустремленной особой. Законы Эстромо не запрещают женщине взойти на престол, если она докажет свою силу в поединке с фаворитом в наследственной гонке. Вопреки воле мужа, она вызвала Глаана на поединок за право на престол. И проиграла. Обычно такие поединки не заканчиваются смертью, но Глаан был так разъярен тем, что кто-то решил оспорить его право на трон, что в запале убил свою противницу. Этот поступок вызвал недовольство народа. Многие считали, что такой поступок — плевок в лицо всей магической аристократии. Леди Тиала хорошо показала себя в поединке и пусть на краткое время, но снискала уважение знати за свою силу. Отца пытались убедить в необходимости мести, и он поддался. Во главе небольшого отряда магов он ворвался во дворец и перебил половину дворцовой стражи, но был остановлен и не достиг своей цели. Всех магов, что сопровождали его, показательно казнили, а самого Кардаса пощадили лишь в память о давней дружбе с Глааном, лишив большей части земель и титулов, принадлежавших ему по праву рождения и по праву силы. Это было тяжелое оскорбление для Кардаса.

Аланна замолчала, переводя дыхание, а я ей не мешал. Наконец, она заговорила вновь:

— Род Кардас всегда был не на лучшем счету в королевстве, в основном из-за своих исследований в некромантии и химерологии. Но в то же время не было целителей лучше них. В последнее время волшебники рода больше всего уделяли внимания именно целительству, а знания, когда-то бывшие опорой рода, забылись. Кардас же стряхнул с них пыль и, использовав тело своей мертвой жены, создал нас — меня и Ренью.

— Значит, то, что я слышал в саду про магические эксперименты…

— Да, это правда. Меня сложно назвать полноценным человеком, хотя я выгляжу, как человек, осознаю себя человеком и даже могу… могла дать человеческое потомство, — в голосе девушки звучала неподдельная грусть. Она как-то осунулась, опустив плечи и голову. Теперь уже настал мой черед оказать поддержку. Я медленно приобнял ее, и принцесса не оттолкнула меня.

— Через десять лет отец представил нас как собственных детей, рожденных леди Тиалой в тайне вскоре после их свадьбы. Маги взрослеют быстро, а стареют медленно, поэтому никто особо не удивился нашему появлению. Так было поначалу. Но потом кто-то распустил слух, что на самом деле мы — плоды магических экспериментов и вовсе не люди. Разумеется, это было правдой. И, разумеется, мы не могли сказать, что это так. Но отношение к нам в частности и роду в целом сильно ухудшилось.

Отец не оставил своих планов по мести бывшему другу. Под конец он окончательно поверил, что его желание мести принадлежит ему лично, а не навязано со стороны. И для своего плана он десять лет разрабатывал эликсир, который смог бы подточить ментальные барьеры сыновей Глаана и сделать их восприимчивыми к магии подчинения. И, разумеется, подливать эти эликсиры должны были мы.

В отличие от меня, Ренья была копией нашей… матери. Алчной, властолюбивой и артистичной. Она прекрасно играла добрую влюбленную девочку. Я же не хотела идти против короля, но и ослушаться отца не могла. Когда он познакомил нас с Дариусом и Ариусом, я старалась не понравиться им, ведя себя надменно и холодно, строя из себя высокомерную куклу. На фоне «жизнерадостной и скромной Реньи» я выглядела в не лучшем свете. Но ничего не получилось. Дариус все равно обратил на меня внимание. Он был вежлив, добр и заботился обо мне по-настоящему, а не потому, что так велел отец. И я поддалась. Через неделю после нашего с Реньей переезда во дворец я уничтожила все запасы эликсира, какие у меня были, а в вино Дариусу подливала простую воду, чтобы Ренья, которая почти каждый ужин наблюдала за мной, не заподозрила меня в непокорстве. И у меня все получилось.

Отец хотел отправить подчиненных его магии братьев к королю и приказать им медленно убивать его, а потом, пока он еще жив, но уже не имеет шансов выжить, убить друг друга. Но мой отказ от плана отца смешал все карты. Мое предательство оказалось неожиданным, и отец потерял самообладание. Ариус напал на своего брата, а я напала на Кардаса. Остальное ты видел сам.

Она замолчала, и я почувствовал, как ее узкие плечи задрожали.

— Возможно, не предай я отца, его план увенчался бы успехом, но, несмотря на это, Эстромо продолжил бы существовать, — прошептала Аланна. — Были те, кому король доверял всецело, кто был достоин занять его трон. Но я, поддавшись своим чувствам к Дариусу, сама привела к тому, что за одну ночь был уничтожен целый город, а вместе с ним — цвет магической аристократии. И великое королевство прекратило свое существование.

Она замолчала, подняв лицо, и в свете факелов я не увидел слез. Лишь подрагивавшие губы выдавали ее истинное состояние. Но я не был спецом по утешению расстроенных женщин, поэтому моя поддержка ограничилась тем, что я поднялся сам и помог встать ей.

— Что случилось — то случилось, — проговорил я, глядя ей в лицо. — Ты не в силах что-либо исправить. Да ты и не виновата. Поэтому, что бы ни случилось — не падай духом. Я проведу ритуал очищения, и ты отправишься в Царство Владыки Света. Своими страданиями ты искупила свои грехи. А теперь идем. Пора закончить все это. Город-призрак у меня уже в печенках сидит.

Рассказ Аланны не то чтобы меня сильно тронул. Хотя отнестись к нему с равнодушием было сложно. Но каким-то образом она меня успокоила. И помогла определиться, как же стоит поступить. Даже перспектива в одиночку столкнуться с семью Черными рыцарями меня уже не так пугала.

— Хорошо, — Аланна глубоко вдохнула и выдохнула. — Я готова. Как только я обездвижу ее, ты повторишь за мной формулу. Как только закончишь формулу очищения — тебе придется порезать свои руки и приложить ладони ко мне и к ней. Если все получится, мы исчезнем, а высвобожденная магия сама пробьет проход в реальный мир. У тебя будет десять минут на то, чтобы покинуть город-призрак прежде, чем он исчезнет. Понятно?

Я молча кивнул.

— Тогда идем.

Мы вдвоем распахнули двери, оказавшиеся не такими уж и тяжелыми, и решительно шагнули внутрь.

Мы оказались в не очень большой и довольно захламленной полутемной комнате. Мне удалось разглядеть очертания каких-то шкафов, стеллажей, столов и чего-то еще, прежде чем факелы в настенных держателях ярко вспыхнули, разгоняя тьму.

Больше всего комната была похожа на помесь лаборатории и библиотеки. Однако большая часть мебели внутри была поломана или испорчена. Относительно невредимыми остались лишь два стеллажа у дальней стены и читальный столик прямо под ними. Все это я заметил краем глаза. Основное же мое внимание было сосредоточено на фигуре, замершей в центре комнаты.

От привычной мне Аланны в этой женщине было разве что изрядно испорченное платье, белоснежные волосы и бледная кожа. Ее лицо заметно исхудало, тонкий рот превратился в полную острых зубов пасть, а зрачки исчезли, оставив лишь молочно-белые глазные яблоки. Она слегка парила над землей, а волосы развевались от несуществующего ветра. Женщина внушала страх и ужас, вызывая единственное желание — бежать, бежать как можно быстрее и как можно дальше. Но при всем этом, даже несмотря на свой изменившийся внешний вид, она оставалась красивой. Смертельно красивой.

Леди Аланна Кардас

Тип существа: банши; босс.

Уровень: 100. Очки здоровья/маны: 12 000/40 000.

Полагаю, она стала такой под воздействием собственной магии… Эту мысль я опять додумывал, на автомате уклоняясь от черной молнии, пролетевшей сквозь дверной проем и врезавшейся в стену где-то далеко за нами. Банши воспарила под сводчатый потолок, вскинув руки, и снова атаковала меня, сопровождая атаки дикими воплями. На Аланну она не обращала ни малейшего внимания.

Снова и снова уклоняясь от ее атак, разрушающих остатки некогда стильного интерьера, я ждал сигнала Аланны, которая в это время проводила неведомый мне ритуал. То и дело ее ладони вспыхивали на краткий миг серебристым сиянием, но почти тут же гасли. Босс-баньши не обращала на ее манипуляции ни малейшего внимания, без особого успеха пытаясь достать меня. Но так не могло продолжаться вечно, и в следующий раз меня накрыла мощная звуковая волна, поднявшая в воздух весь мелкий мусор. Пронзительный вопль настиг меня, оглушив и буквально сметя с пути, отбросив далеко в сторону. Тряся головой и пытаясь прогнать звон в ушах, я попытался встать.

В следующий момент на моем горле сжались ледяные пальцы с заостренными когтями. В лицо пахнуло холодом, мои ноги оторвались от пола, и мне даже не надо было открывать глаза, чтобы понять всю безвыходность своего положения. Полоска здоровья медленно, но верно приближалась к нулевой отметке. Умирать, разумеется, мне не хотелось. Особенно так бесполезно. Рука сомкнулась на рукояти меча, который я не успел обнажить в начале боя, и вытащила оружие. Острие вошло в живот Банши и пронзило ее насквозь, но она как будто не заметила удара. Хотя хватка, кажется, немного все же ослабла.

Когда до моей смерти оставалось от силы 60 очков здоровья — все же Банши отличалась не столько физической, столько магической силой — я почувствовал, как холодные пальцы, сдавливавшие мое горло, разжалась. Я упал на каменный пол, зайдясь в кашле и пытаясь отползти в сторону.

— Энли, давай быстрее, я не смогу удерживать ее долго!

Голос Аланны доносился как сквозь пелену тумана — тихий, едва различимый, как будто вязнущий в воздухе, окружавшем нас. Но я ее услышал.

Открыв глаза, я наблюдал замерших друг напротив друга Банши и Аланну. Они были окружены серебристым сиянием, исходившим от рук девушки, и чудовище бессильно дергалось, пытаясь освободиться. В ее животе торчал мой меч, но крови не было. Да и вообще не было похоже, что он доставляет ей какой-то дискомфрот.

— БЫСТРЕЕ!

Я вновь потряс головой и поднялся, отгоняя ощущение боли по всему телу. Магия, окружившая две женские фигуры, бушевала, ощутимо давя на меня, но времени было мало. Преодолевая огромное сопротивление, я приблизился к ним так близко, как только смог.

— Повторяй за мной! — крикнула Аланна. Ее голос терялся в том неистовстве энергии, что заполонила всю комнату, но я его слышал. — Именем Владыки Света…

— Именем Владыки Света…

— Смиренный служитель твой восклицает…

— Смиренный служитель твой восклицает…

— Разорвать оковы, что удерживают эту душу…

— Разорвать оковы, что удерживают эту душу…

— Во мраке проклятой силы!

— Во мраке проклятой силы!

Банши задергалась еще сильнее, а сияние вокруг них с Аланной начало приобретать красные оттенки.

— Именем Владыки Света, восклицаю: Уничтожить цепи, что удерживают эту душу во тьме страданий!

— Именем Владыки Света восклицаю: Уничтожить цепи, что удерживают эту душу во тьме страданий!

Сияние стало тускнеть, все больше наливаясь красным.

— Именем Владыки Света умоляю: Прими страдающую душу к… аааарх!

Яростная алая вспышка больно ударила по моим глазам. Магия вокруг взбесилась еще больше, и я почувствовал, как все тело пронзила боль, а последние очки здоровья стремительно утекают.

Сквозь пелену шума и слепоты я услышал голос Аланны:

— Прими страдающую душу к Себе, и да пройдет она испытание Божьим судом!

С трудом, но я повторил последнюю фразу девушки.

— Теперь кровь! Быстрее, она почти вырвалась! Ааааа!

Так быстро, как только мог, я зубами вспорол кожу на обеих ладонях, игнорируя вспышку боли, и мазнул по едва различимым в сиянии силуэтам двух девушек кровавыми ладонями.

Комнату наполнил полный боли вой Банши. Сияние еще раз мощно вспыхнуло и разом погасло, ослепив меня на короткое время. Когда же зрение восстановилось, я увидел неподалеку от себя изможденную, но свою Аланну… В животе которой торчал мой меч. И в отличие от Банши, у девушки текла кровь.

— Полу… чилось… — прохрипела она, кулем падая на пол.

Я подскочил к ней опустился на колени, схватив ее и подтянув к себе.

— Аланна, Аланна!

Но она не отвечала. Ее тело стремительно холодело, а дыхания не было и вовсе. У меня на руках лежала красивая, но мертвая девушка в изорванном грязном платье, с мечом в животе, расплывающимся кровавым пятном и застывшей безжизненной маской улыбкой на тонких губах. Я не сдержался. Нет, не заплакал. Я не проронил ни слезинки. Но прижал ее к себе, гладя по белым спутанным волосам и шепча что-то, неразборчивое даже для меня. Мы совсем недавно познакомились, но казалось, будто я знаю ее давным-давно. Она помогла мне. Она не раз меня спасла. И пускай от меня зависело и ее спасение, она вела меня к самой себе, не поддаваясь страху смерти, который терзал ее.

Исход был известен мне еще до того, как мы спустились в эти катакомбы. Но осознать его я смог только сейчас.

Опустив ее на холодный пол, я снял с ближайшего держателя факел и поднес его к мертвому телу своей первой подруги в этом новом для меня мире. И то, что она — лишь кусок кода, управляемый искусственным интеллектом, для меня не значит ровным счетом ничего. Как я уже говорил — я давно перестал относиться к НПС как к чему-то искусственному.

Смотреть, как сгорает тело Аланны, я не хотел. Поэтому, найдя и забрав с собой те книги о Первородных, про которые она мне говорила (система услужливо подсветила мне их расположение), я шагнул в открывшийся после смерти баньши огненный портал, покидая город-призрак. Назад я не оборачивался.

Глава опубликована: 05.07.2016
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх