Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Худший из миров. Книга 1.


Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фэнтези/Фантастика/Фанфик
Размер:
Роман | 492 Кб
Статус:
Закончена
Предупреждение:
Низкая грамотность
Дорогой читатель, данное произведение — история одного не очень хорошего человека, в силу жизненных обстоятельств оказавшемся в «Другом мире». История насыщенна всеми видами человеческих пороков и страстей, подслащена легким юмором и приправлена обильным слоем авантюризма. Эльфы, гномы, боги и мухи, все смешалось в одном большом котле именуемым - «Другой мир»!!!

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава
 
 

Глава шестнадцатая. В которой герои очень много пьют и очень мало закусывают.

Дорогой читатель, как я упоминал ранее, все «приключения» сослуживцев начинались с фразы «А не пропустить ли нам по кружечки?».

Передел собственности в благословенном городе Солента закончился несколько лет назад, и он постепенно стал приобретать славу спокойного города, в котором можно поселиться для комфортного проживания. Но эта ситуация закончилась ровно в тот момент, когда Командор предложил выпить бывшему сослуживцу, по одной, потому как бывших военных не бывает. За одну буйную ночь криминогенная обстановка в городе выросла в десятки, а то и в сотни раз.

— Я за! — с радостью согласился Егор. — Есть тут одно недорогое местечко.

— Ну уж нет, уважаемый младший сотрудник! Мы хорошо поработали и заслужили приличный ужин в шикарном месте.

— Давай самый дорогой ресторан. Гусарить, так гусарить!

Прижимистому Таранкину идея не понравилась, но босс был настойчив. А после кружки холодного пенного ему стало вообще по барабану. Лучший ресторан города «Шелковая Миля» встретил гостей хлебосольно. Интерьер был великолепен, роскошен и в то же время прост и строг. Официанты все, как на подбор. В общем, богемное местечко для утомленных тяжестью кошелька изысканных клиентов.

С пенного экс сослуживцы переключились на напитки покрепче. От заказа блюд Егор Таранкин отказался категорически, мотивируя это неоправданно высокой ценой и высокомерием обслуживающего персонала, Олег спорить не стал и в знак солидарности тоже отказался от плотного ужина. Компаньоны самым тщательным образом прошлись по винной карте. С повышением градуса богемное местечко начинало нагонять тоску, и бывшие сослуживцы решили переместиться в место повеселей. Долго не могли дозваться официанта и в конечном итоге терпение Таранкина иссякло.

— Командор! — произнес Егор заплетающимся языком. — Идите на улицу и ждите меня у входа, я тут договорюсь и скоро выйду.

Пьянющий в хлам Командор только мотнул головой и, шатаясь, направился на широкую просторную улицу. Долго ждать младшего научного сотрудника не пришлось. Он вышел из заведения держа под мышкой ящик вина. Без лишних слов Егор схватил Командора под руку и практически потащил начальника за ближайший угол. После того как подельники скрылись за углом, у входа в «Шелковую Милю» начался какой-то кипишь. Несколько официантов разбежались в различных направлениях, явно кого-то разыскивая.

— А это, я так понимаю, Таранкин, на сдачу дали? — поинтересовался Олег, глядя на ящик.

— Меня не устроил сервис, а это компенсация.

— Резонно! — согласился Командор.

— Куда двинем, босс?

— А где мы еще не были?

— В центре! — предложил герой первой компании.

— Тогда в цент! Веди меня Сусанин!

И Сусанин повел. Подельники какое-то время плутали по узким улочкам и переулкам. Сделав очередной поворот, подельники вышли на широкий проспект. На просторной улице веселилась толпа, происходившее вокруг очень походило на карнавал. Различного народу было неимоверное число, художники рисовали, барды пели песни и играли на различных инструментах, на лавочках сидели небольшие, мирно выпивающие компании. Подельники с удовольствием влились в общую массу и теперь пробирались в сторону центра, периодически останавливаясь у какого-нибудь барда послушать песню. Егор Таранкин с ящиком вина двигался впереди, попутно рассказывая интересные истории, происходившие на этих улицах. Подельники уже напрочь забыли про «Шелковую Милю», когда произошел пренеприятный инцидент.

Официант «Шелковой Мили» схватил Командора за руку.

— Попался, Голубчик!

— По какому праву! — заорал заплетающимся языком Командор.

Труженики ресторана в подобной ситуации старались работать по четко отлаженной схеме. У них уже была прикормлена местная стража, официант старался дотащить подобного бедолагу к стражнику без особого шума, а потом они на пару выгребали у того последнее. Обычно, во избежание больших проблем, подобные бедолаги предпочитали отдать последнее. Но на сей раз случай не являлся рядовым. Егор, поняв, что происходит, начал горланить на всю площадь.

— Что творится! Уважаемые игроки! Тут какой-то мошенник новичка ограбить пытается! Уважаемые! Что ж вы смотрите!

От подобной наглости труженик ресторанного бизнеса на секунду растерялся, но этой секунды вполне хватило. Вокруг уже собралась толпа, бедный официант пытался, что-то объяснить, но Таранкин ревел громче, заглушая невнятный лепет растерянного бедолаги. Завел толпу Егор Таранкин знатно. Люди вокруг ревели, кричали, и уже не было понятно, что вообще происходит. Толпа требовала справедливости. Огромная рука Егора Таранкина вырвала босса из цепких лап нерасторопного служителя ресторанного бизнеса. Теперь в толпе негодующих официант находился один, а подельники медленно выбирались, продолжая выкрикивать лозунги: «Нет ворюгам!», «Каков наглец, новичка обворовать!»! Чем закончилась запущенная Таранкиным волна народного негодования подельники так и не узнали, исчезнув в соседней подворотне. Дальнейшее движение к центру города периодически прерывалось, если встречался какой-либо местный бар. Бывшие сослуживцы заходили пропустить по кружечке, а после шли дальше к намеченной цели. В одном из баров подельников пытались даже опоить, но прошаренный Таранкин раскусил подвох сразу. Компаньоны подняли вой и их просто выставили за дверь, но бутылочку с отравленным пойлом Командор все-таки прихватил с собой.

— Таран, друганя! А как это, отравленное пойло?

— Вы, босс, это уже испытывали на собственной шкуре, когда день потеряли. В общем полный аналог клофелина.

Озарение яркой вспышкой мигнуло в замутненном сознании Командора и тут же погасло. Огромное количество выпитого алкоголя, требовало свободы.

— Таран, мне нужно припудрить носик.

— Босс, соседняя подворотня в полном вашем распоряжении.

О. Бендер спорить не стал и походкой моряка на суше проследовал в указанном направлении. И все бы было ничего, но подворотня выходила прямехонько к центральной площади, а если точнее, непосредственно к воротам казарм городской стражи. И как ты понимаешь, дорогой читатель, такое обстоятельство не могло обойтись без кого-либо происшествия.

Изрядно облегчив душу, О. Бендер обратил внимание на ту часть подворотни, которая выходила к центральной площади. Какой-то коротышка нервно поглядывал за угол, совершенно не обращая внимание, на то что происходит у него за спиной. Не смотря на сгущающиеся сумерки, и помутненное сознание, Командор с легкостью опознал это существо. Перед его глазами стоял, а вернее нервно заглядывал за угол — леприкон. Командор вернулся за Егором.

— Таран, давай за мной. Только, тсс... — поднес палец к губам еле стоящий на ногах О. Бендер.

Егор кивнул головой в знак согласия и последовал за боссом.

До леприкона оставалось шагов пять, когда Командор остановился и показал пальцем в его сторону.

— Да это же леприкон! — во всю глотку гаркнул Егор.

Шокированный поганец со страхом в глазах смотрел на две в хлам пьяные потенциальные угрозы. Для леприконьего племени, поганец был довольно толст и неповоротлив, но даже не смотря на лишний вес ему не составило труда убежать от подельников.

— Таран, Таран! Язык твой — враг мой!

— Извини, Командор. Не сдержался. Никогда не видал леприконов.

— Да, бог с ним, а чего это наш пухлик здесь высматривал?

Егор пожал плечами. Командор направился обратно в подворотню, шатаясь подошел к углу и стал внимательно рассматривать площадь. На площади стояла небольших размеров клетка, вокруг которой резвилась местная мелкота, периодически кидаясь камнями в обитателя. Охраняли клетку, помятого вида палач и не менее мятого вида стражник. Им явно было плохо, особенно палачу. Подельники шатаясь подошли к клетке, уселись на скамью, стоящую рядом и стали с интересом рассматривать происходящее вокруг, распивая компенсацию из «Шелковой Мили». В небольшой клетке, забившись в угол, свернувшись калачиком и прикрывая голову руками, сидел забитый леприкон. Местные мальчишки придумали интересную забаву. Когда узник убирал руки от головы, они кидались в него небольшими камушками. И если камень попадал в лицо, вся эта мелкая сволочь начинала радостно улюлюкать и поздравлять меткого стрелка. Охранник и палач с апатией несли возложенную на них задачу и совершенно не вмешивались в игры местной шпаны. Палач, седобородый эльф, давился слюной, глядя на то, как подельники выпивают на лавочке. Шпана отвлеклась на мгновение, дав небольшую передышку измученному узнику. Леприкон убрал руки, и затравленный взгляд упал прямиком на Командора. Все лицо узника было в синяках и ссадинах, но Олег узнал своего старого знакомого. Без сомнений, это был Блупик Шкода. Блупик, в свою очередь, тоже узнал недавнего каторжанина. Бедолага растерялся, у него нервно задергался глаз.

— Ты сволочь! Это все из-за те… — закончить фразу не дал представитель местной шпаны, зарядив увесистым камнем ровнехонько в лоб.

Командор вложил два пальца в рот и из-за всех сил свистнул. Шпана разбежалась в разные стороны, оставив бедолагу в покое.

— Эй, уважаемый, — обратился Командор к седобородому эльфу, — не желаешь ли выпить?

Палач с радостью замотал головой.

— Было бы очень неплохо, почтенный!

Уважаемый старик оказался весьма прытким, он осушил бутылку в несколько глотков. Щеки порозовели, а нос стал сизым.

— Вот спасибо вам, добрые господа, я уж думал не доживу до конца смены.

Старичку явно полегчало.

— А скажи-ка, отец, что это за зверь у вас в клетке сидит?

— А это, мил человек, репликон. Говорят, сволочь редкостная.

Этого несколько месяцев назад на корабле с Турамса поймали. А я тебе так скажу, уважаемый, с Турамса ничего путного не приходит. — Закончил свой спич старик, периодически косясь на открытую бутылку вина.

— А не выпьешь ли с нами еще, отец? — поинтересовался Командор.

— А чего ж не выпить с хорошими то людьми? Да особливо ежели они угощают?

После второй бутылки старик разомлел. Начал рассказывать разные истории из своей жизни, а в конце даже к себе ночевать пригласил.

— Только у меня это… барсук на сеновале завелся. Половину курей передавил. А может вы его… того? Вы, вроде, ребята здоровые.

— Чего того? — удивился Командор.

— А... Так вот, как у старика квест брать нужно! — Егор с удивлением посмотрел на Командора. — Босс, поздравляю! Ты сейчас решил головоломку, над которой бьются практически все в этом городе.

Олег гордым взглядом посмотрел на подчиненного.

— Да я такой! А теперь объясни, что я все-таки сделал?

— Это последняя часть социального квеста — нужно получить задание у местного палача, чтоб поднять репутацию с городом на полную.

— Ну и что будем делать, уважаемый младший сотрудник?

— Делать все равно нечего, а до нас этот квест никто не выполнял. Надо брать, — резюмировал Таранкин.

— Мы согласны отец, показывай свою зверюгу.

Отец не торопясь поднялся с лавки и, шатаясь, побрел прочь с площади.

— Эй, отец, а как же узник? — крикнул вдогонку Командор.

— А че с ним будет? Он в клетке, ключ только у меня. Клеть возле казармы стоит, какой дурак здесь чудить будет? Никуда он не денется, мы его ночью даже не охраняем.

Проживал палач за стенами славного города. Его небольшой домик был аккуратен и прост.

— Ну, батя, показывай где твоей зверек, сейчас я ему глаз на лапу натяну, — расхорохорился Егор.

— Вон там, — указал старик на курятник.

Судя по звукам, в курятнике творилось черти что. Из небольшого сарайчика доносились шум, возня и кудахтанье возмущенных кур. Через какое-то время шум затих, и из небольшого курятника, через маленький прямоугольный проем для входа и выхода курей, высунулась толстая барсучья морда. Из ее пасти свисала мертвая курица. Совершенно не стесняясь и не обращая никакого внимания на вновь прибывших, тварь не торопясь пошла к сеновалу. Герой Таранки был уже готов ринуться в бой, но Командор, глядя через стеклышко на наглую зверюгу, остановил младшего научного сотрудника. Жизни у зверюги было больше чем у всех здесь присутствующих. Размером барсук был с приличную дворнягу. Командор обратил внимания на выход для курей, он закрывался небольшой дверцей, поднимающейся вверх.

— Чего ж ты, старый, дверцу не закроешь? — поинтересовался Командор.

— А смысл? Энтот поганец мордой своей приподымает её и выходит, все равно, что нет ее. Вот сейчас на сеновале сожрет куру, через пол часа за другой попрется.

— Так, отец, тут дело серьезное, без пяти капель не обойтись.

— Подготовка к бою — это святое! — одобрил старик.

Командор аккуратно разлил экспроприированное поило по трем стаканам. Причем в двух из них было пойло из "Шелковой Мили", а в третий попало пойло с клофелином. Собутыльники выпили по рюмке, и тут произошло неожиданное. Старик подскочил, начал напевать какую-то не внятную песенку и приплясывать, а после плашмя грохнулся на землю. Еле стоявший на ногах Егор начал приводить в порядок собутыльника.

— Оставь его в покое, Таран. Я его клофелином угостил.

— Зачем?

Командор без зазрений совести лазил по карманам беззащитного старика.

— Что вы делаете Командор? — возмутился Таранкин, — вы же обещали не грабить бедных бабушек.

— А это, Таранкин, не бабушка, а дедушка. Есть небольшие анатомические отличия. Да и потом не ты его грабишь, а я.

— Все равно, так нельзя, мы же с ним выпивали, — набычился Егор.

Командор снял с шеи старика небольшой ключ на веревочке.

— А бедолага леприкон в клетке, ты вспомни как над ним шпана издевалась. Тебе его не жалко. Старик говорил, что ему на днях голову снимут.

— Леприконы поганцы, а этого старика весь город уважает. Я в этом участвовать не буду.

Обиженный Егор Таранкин демонстративно сел на землю и скрестили руки на груди.

— М, да уж! Вот когда инициатива печалит инициатора!

Командор плюнул с досады развернулся и направился с ключом в сторону городских ворот. Отойдя метров на двадцать Олег остановился, совесть не позволяла бросить бывшего сослуживца. Пришлось вернуться.

— Ладно! Будь по-твоему, сволочь! Пускай этот поганец сдохнет, — сдался О. Бендер.

— Командор, я знал, что ты — нормальный мужик, мы своих не бросаем.

— Ладно, Таран, побрели в город.

— А квест? Я вон себе уже и дрын присмотрел для борьбы с вредителем.

— Не окучим мы бобра.

— Не бобра. Барсука, — поправил босса Егор.

— Какая разница, не завалим мы его, у него очков жизни вагон. Если он даже ляжет спать, а мы будем лупить его всю ночь твоим дрыном, он проснется с утра и даже не почувствует.

— А откуда вы знаете, Командор?

Пришлось Олегу рассказать про стеклышко.

— Не верю! — категорически заявил Таранкин.

Командор взглянул на подчиненного сквозь зеленое стекло линзы.

— У тебя, Таран, 57890 жизни.

Таран был сильно удивлен, босс выдал личную информацию, закрытую для любого постороннего игрока.

— И все равно надо квест выполнить, хотя бы попытаться, — сопротивлялся изо всех сил Таранкин.

Барсук не торопясь вышел с сеновала и безмятежной походкой проследовал к курятнику, совершенно не обращая внимания на незваных гостей. На несколько секунд в поле зрения стёклышка оказались два персонажа, Барсук и Таранкин. И несмотря на огромную разницу в характеристиках, кое в чем Егор был лучше. Показатель силы Егора был выше чем у барсука пунктов на тридцать. Замутненный мозг О. Бендера сработал моментально.

— Хрюн с тобой, Таранкин! Завалим зверюгу, но здесь нужен подход по тоньше.

— Тоньше дрына?

— У твари очков жизни вагон, а вот физически ты сильней на самую малость.

— Да я очень сильный! — согласился Егор.

— Слушай внимательно, Таран, сейчас эта зверюга обратно полезет. Так вот, тебе надо будет ему голову прищемить дверцей и держать. И если, Таран, ты не дай бог его отпустишь — он нас на лоскуты порвет.

— Понял, Командор. А что дальше?

Командор улыбнулся.

— Я же говорил тебе, что у меня бабка ведьма. Она мне слова заветные поведала. Я попробую воздействовать на его мозг и подчинить своей воле.

Таранкин собирался было, что-то сказать, но времени уже не было, шум в курятнике затихал. Незваный гость собирался на выход.

Дорогой читатель, эти два изрядно пьяных экс вояки мне порядком надоели. В связи с чем, я буду описывать дальнейшую ситуацию глазами бедного барсука.

Да простят меня защитники окружающей среды и борцы за права животных!!!!

Вечер был теплый и ничто не предвещало беды. Попив водицы из ручья и почесав спину об дерево, барсук направился к замечательному месту, на которое он набрел несколько дней назад. Связываться с барсуком никто не решался, а по сему он решил для себя, что отныне это его владения. А так как по натуре барсук был не злобный, он милостиво разрешил проживать по соседству странному двуногому. К тому же, старик присматривал за тем волшебным местом, где находился дармовой корм. Но в это вечер старик пришел не один. Барсук чувствовал свою силу и прекрасно понимал, что запросто может прогнать незваных гостей. Но мысли о свежем мясе и простая банальная лень отвратили барсучка от этой затеи — сосед, в конце концов.

Не торопясь, зверь пересек знакомый двор и подошел к знакомой дверце. Дальше предстояло самое сложное, выбрать курочку пожирнее. За несколько дней проживания зверь выработал технику ловли и сейчас мог спокойно поймать именно ту курочку, которая ему приглянулась. Несколько ловких движений, и жертва была в зубах. Зверь, стоя у выхода, оглядел оставшихся курей и просунул окровавленную морду в дверцу. Свежая плоть во рту наводила на приятные мысли. А дальше случилось ЭТО!

Из дверцы появились две лапы, а за тем окровавленная мордочка барсука. Коварный двуногий приведенный стариком (поздоровей) прищемил зверя дверцей. Получилось очень неудачно. Передние лапки прижало телом, а сверху, на холку давила дверца, не давая двинуться ни назад, ни вперед. Поняв, что оказался в ловушке, зверь изо всех сил начал вырываться. Он упирался задними лапами в стену, пытался подрыть под собой грунт, но ничего не выходило — проклятый двуногий был сильней. Барсук попробовал несколько раз укусить здоровяка, но ничего не получалось. Теперь предстоял изматывающий бой, и победителем должен был выйти тот, у кого больше выносливости. Барсук не сомневался в своей победе, он уже придумал, как будет жестоко убивать двуногих, как они будут страдать и верещать от боли на своем странном и смешном языке. Но коварству двуногих не было предела. Тот что поменьше, шатаясь подошел к мордочке зверя, схватил того за нос и со всех сил потянул к верху. Барсучку было очень больно, ничего подобного он никогда не испытывал. Инстинктивно зверь потянул морду вверх, а коварный двуногий вытащил из пасти честно добытую курочку, зубами откупорил бутыль и с криком: «Я выбираю тебя, Пикачу!», вбил бутылку в глотку зверя. Обжигающая противная влага потекла по глотке, вызывая нещадное жжение. Зверь начал усиленно биться, еще бы чуть-чуть и он бы выбрался из лап коварных двуногих, но силы начали покидать зверя. Голова барсука упала на землю, перед носом лежала окровавленная курица, а на заднем фоне был виден благословенный сеновал, медленно исчезающий в дымке забвения. Последнее что он услышал:

— Мы это сделали Командор!

Подельники тяжело дышали. Безвольное тело барсука лежало в проемы для выхода.

— Командор, а я ведь и правду поверил, что у тебя бабка ведьма.

— Дед всегда ее так называл.

— Че будем делать с этим? — Таранкин пнул пьяного барсука.

— Таран, ты же сам орал, мол, его нельзя бросать, мы же с ним пили.

— Так я про старика...

— Так с бобром мы теперь тоже пили, да и потом, квест был избавить старика, от зверюги.

— С барсуком, — поправил протеже начальника.

— Я его оставлю себе, будет моим питомцем, — мечтательно произнес Олег.

— Я тоже хочу, пета! — с этими словами Таран побежал в сарай и вернулся оттуда с маленьким визжащим поросенком.

Особо не раздумывая, Егор Таранкин подобрал бутылку с пойлом, что осталось от барсука и влил его в глотку визжащему поросенку. Бедный хрюшка бешено нарезал круги по двору, дико визжа. Через какое-то время, поросенок сел на задние лапы и плашмя рухнул на землю.

— Назову его Фунтиком, — с гордостью заявил Егор.

Командор тронул носком ботинка бесчувственного порося.

— Кажись, кончился твой фунтик.

Собутыльники обшарили весь двор, в результате — за сеновалом они нашли небольшую клетку, небрежно собранную из толстых прутьев. По ширине барсук в нее влезал нормально, даже оставалось немного места, а вот по длине выходила небольшая накладка, в принципе, барсук помещался, только хвост и голова свисали сквозь толстые клети Егор закинул в клетку порося. Что будет дальше (когда барсук проснется), в данный момент подельников беспокоило мало, как в принципе и вопрос куда его деть после отрезвления. Сейчас был важен сам процесс.

Когда подельники отошли на достаточное расстояние от дома, Таранкин вспомнил про старика.

— Надо его назад отвезти, а то ему завтра такой нагоняй устроят.

Командор уже усвоил, спорить с пьяным Таранкиным — дело бесполезное и неблагодарное, а по сему дал добро.

В итоге, Егор положил старика на клетку к верху брюхом, привязал его веревкой и накрыл куском мешковины, найденным в сарае. Груз был бережно упакован, с одной стороны клети свисали ноги старика и голова барсука, с другой стороны голова старика в перевернутом состоянии и хвост зверюги. С боку клетка была бережно обмотана найденной мешковиной. Таранкин закинул клеть на свою голову, и собутыльники, шатаясь, направились в сторону города.

Вопрос наличия городской стражи у входа в город не особо беспокоил бывших сослуживцев. Они как-то упустили этот момент из виду. И самое удивительное, когда О. Бендер и его протеже входили в город, у городских ворот они не встретили никого. Подельники направлялись к центру города небольшими темными улочками.

О. Бендер упал на колени.

— Все, Таран, кончились силы!

— Командор! Я и так тащу всех, давайте старайтесь! До площади рукой подать.

Дальше Командор двигался на карачках, опустив голову вниз. А Таранкин в свою очередь боролся с другой проблемой. Над головой одной рукой, он держал клетку, а второй сжимал, остатки экспроприированного вина. Из клетки самым неудобным образом свисала голова барсука, напрочь перекрывая вид. Практически всю дорогу Егору приходилось идти на ощупь, благо город был хорошо знаком. В полумраке улицы, со стороны казалось, что по мостовой бредут странный здоровяк и рядом какой-то приблудный пес. Собственно, так и подумали два местных стражника патрулирующие близлежащие окрестности.

— Стоять! Кто таков!? — крикнул один из блюстителей правопорядка.

Подельники замерли на месте, стражники медленно приближались, едва освещенные слабым светом факела. Наконец, в тусклый свет факела попал Таранкин. А вот Командор, в силу того, что полз спереди, по-прежнему казался приблудным псом. Ужас обуял представителей правопорядка, их взгляду открылась страшная картина. Здоровяк нес на своей голове какой-то ящик, а с него свисала, перевернутая голова с открытым ртом и закатившимися глазами.

Страх пробежал холодным ветерком по спинам стражников. Представители правопорядка трясущимися руками достали казенные мечи.

— Повернись! — потребовал один из них.

Таранкин спорить со стражниками не стал, в принципе, он ничего плохого не сделал и задерживать его было не за что. Егор повернулся. От прежнего страха доблестных стражников не осталось и следа. На смену ему пришел новый, более сильный. Перед их глазами стояло огромное страшное существо — барсучья морда с безумными глазами и свисающим языком безвольно шаталась на шее огромного тела. А полумрак и голова в дрова пьяного палача усугубляли и без того довольно жуткую картину.

Доблестные труженики сил правопорядка держались на последних каплях воли, факел выпал из рук, но не погас. Смена угла освещения не сделала ситуацию проще, тени удлинились и образ гигантского барсука-оборотня стал еще ужасней. У стражников тряслись поджилки, они выставили вперед острые мечи. Последней каплей в ситуации противостояния стал Командор. В полумраке ночи на глазах стражников приблудный пес, вдруг, поднялся на ноги и превратился в человека без головы.

Нет, дорогой читатель, голова была конечно на месте, просто она казалась Олегу на столько тяжелой, что он попросту не мог ее поднять. А темнота ночи, да помноженная на все уже увиденное… Нервишки у доблестных сотрудников правопорядка, сдали. Раздался лязг метала о мостовую и шаги прочь убегающего стражника. Его напарник долго думать не стал и с воплями кинулся в ближайший проулок.

— Че это они, Командор? — удивленно поинтересовался Егор.

— Да кто ж их разберет, чужая душа потемки.

Пустынная площадь встретила наших героев зловещей тишиной. Стражника, охранявшего многострадального леприкона, не было, как ранее сказал Старик, на ночь они просто забивали на свои обязанности и уходили спать. Из клетки раздавались тихие всхлипы. Подельники уселись на скамейку и усугубили еще по стакану красного.

— Жалко малахольного, слышь, как плачет! — посочувствовал Егор.

О. Бендер подошел к клетке и стал рассматривать последнего из рода, зрелище было удручающее. Леприкон узнал Командора и заплакал еще сильнее. Ситуация была парадоксальна. Когда-то Блупик Шкода встретил каторжника в безвыходной ситуации, в пещере, из которой не было выхода. Каторжник должен был в ней сгинуть, но жизнь штука не предсказуемая. И теперь вчерашний узник с интересом рассматривал узника сегодняшнего.

— Контролер! Помоги мне! — взмолился леприкон. — Я попал сюда только потому, что ты забрал мою удачу. Или убей, чтоб я не мучился.

Коротышка горько зарыдал.

— О чем это он, Командор?

— Бредит, бедолага. Видать совсем крыша поехала, — без лишних эмоций пояснил О. Бендер. — Надо смилостивиться и прикончить поганца.

Дорогой читатель, как я уже упоминал ранее, Олег Евгеньевич Бендер был безжалостной и беспринципной скотиной, и прикончить бедолагу ему было раз плюнуть, его совесть, перевернулась бы на другой бок и уснула здоровым крепким сном. Но пребывание в шкуре каторжника, что-то сильно изменило в восприятии окружающего мира. Он прекрасно помнил, каково было ему, когда Орк над ним издевался. И свой нынешний спич, Командор затеял с одной целью, потролить сердобольного Егора. Таранкин был натурой душевной и хронически не переносил женские или детские слезы. Бывало так, что, выпив после какого-нибудь темного дела, ему на глаза попадалась какая-нибудь слезливая старушка, или убитая горем вдова, и он без зазрений совести отдавал им последнее, все что у него было, совершенно не думая о жене и дочке.

Егор Таранкин возмущенным взглядом смотрел на босса.

— Что не так? Ты же сам говорил, что леприкон поганец, а старика все уважают.

— Ну говорил, — согласился Таранкин отвязывая палача.

Командор обошел клетку, присел к углу, где плакал леприкон, и очень больно его ущипнул. Узник хотел было возмутиться, но Командор закрыл ему рот ладонью. Безвольный леприкон уже был готов проститься с жизнью, все-таки он сам просил контролера прикончить его без мучений.

— Поганец, ты меня никогда не видел, — прошептал О. Бендер, — побольше слез, дети сироты и все такое.

После этих слов Командор отпустил бедолагу. Секунд пять понадобилось поганцу, чтобы переварить все сказанное, а после началась истерика.

— Как же мои бедные детки, я больше никогда их не увижу — и коротышка заплакал навзрыд.

Таранкин нервно возился с веревками палача, а Командор удобно развалился на скамейке и с интересом наблюдал за младшим научным сотрудником.

— Моя бедная маленькая доченька, я надеюсь ты выживешь в этом опасном мире, а если вдруг тебя разорвут какие-нибудь звери, когда ты будешь голодная искать пропитание.... Пусть твоя смерть будет безболезненной! — поганец заревел еще сильнее.

Слова про дочку угодили точно в цель. Егор нервно сглотнул, но горечь комом встала поперек горла. Он явственно увидел собственную дочку, одиноко блуждающую в лесу, полном опасных диких зверей. Руки предательски затряслись.

— Слава богу, мы старика не подставили, — подлил масла в огонь Командор. — Теперь у него со службой будет все в порядке, может даже премию дадут после казни поганца.

Глаза у Таранкина были на мокром месте, но он пока еще держался, продолжая нервно развязывать тугие узлы.

— Моя бедная маленькая Хэльда, надеюсь звери не изуродуют тебя слишком сильно, и я тебя смогу узнать на том свете!

Рыдал леприкон очень натурально. Даже Командор проникся, хотя он прекрасно знал, что поганец был последним в своем роду.

— Командор, может это. Поможем ему? — Предложил Егор, утирая сопли рукавом.

— Да как можно? Таранкин, мы же подставим такого замечательного старика, — продолжил О. Бендер тролить Егора.

— Ну не знаю, Командор, давайте поросенка посадим в клетку. Как будто леприкон превратился в Фунтика.

— Таранкин, неужели ты готов принести в жертву своего дорого пета?

— Ну ведь у него же дочка! — нервно пояснил Таранкин.

— Моя бедная маленькая Хельда! — взвыл поганец.

— Да! — сдался Егор.

— Уважаемый Таранкин, я тебя за язык не тянул.

С этими словами О. Бендер открыл клетку и достал бесчувственного поросенка. Своими габаритами Фунтик не сильно отличался от узника.

— Эй ты, отец семерых детей, — обратился Командор к поганцу. — Жить хочешь?

Леприкон нервно закивал головой в знак согласия.

— Тогда раздевайся.

Узник с недоверием глядел на контролера, зная поганую натуру этого подлого человека, можно было смело предположить, что он вновь решил поглумиться над беззащитным коротышкой, и тот грядущим утром по-прежнему будет находиться в клетке, только голым. Командор заметил сомнения леприкона.

— Слушай меня внимательно, леприкон. У меня не очень много времени. У тебя есть уникальный шанс выбраться из клетки, просто потому, что у меня сегодня хорошее настроение. А сейчас мне нужна твоя одежда!

Нехотя, поганец разделся и просунул шмотки сквозь прутья решетки. Совершенно голый коротышка стоял в клетке и трясся от холода.

Таранкин просунул в клети решетки открытую бутылку.

— Выпей, — предложил Егор сочувственно.

Поганец с подозрением смотрел на дутлана.

— Если хочешь с нами, то пей. С нами даже Фунтик выпил.

Последний из рода противиться не стал и хлебнул горя полной чашей. Прохладное пойло обожгло желудок, распространяя тепло по всему телу, земля слегка зашаталась под ногами. Для своих размеров выпил леприкон прилично, а так как последние несколько дней он сидел впроголодь, зеленый змий начал довольно быстро одолевать бедолагу-узника.

Подельники в свою очередь старались нарядить Фунтика в одежды поганца. Непокорные вещи издевались над собутыльниками и ни в какую не желали надеваться на бесчувственного поросенка. Когда подельники нарядили фунтика, поганец уже находился в прострации и с тяжестью излагал свои мысли, проклиная хозяев города, стражников, мелкую сволочь, контролера и проклятых лесных тварей, погубивших любимую дочку Хульгу.

С ключом тоже вышла небольшая накладка. После того, как Командор вернул ключ от клетки Таранкину, во избежание — тот напрочь привязал его к руке старика. Привязать-то получилось, а вот с отвязать... Подельники подтащили бесчувственное тело старика к дверце клетки, Таранкин держал руку, а Командор, воткнув ключ в замочную скважину и несколько раз его провернул. Дверца со скрипом открылась и леприкон в расстроенных чувствах прошмыгнул между ног спасителей, но «проклятый зеленый змий» все-таки поборол бедолагу. Пробежав пару метров, последний из рода споткнулся и рухнул оземь. Подельники совершенно не обращали на бедолагу никакого внимания и с остервенением запихивали поросенка в не очень просторную клетку.

После проделанной работы Егору даже взгрустнулось.

— Хороший был пет.

— А давай и моего туда же, — предложил Командор, — чего друзей разлучать.

Таранкин кивнул в знак согласия и подельники потащили барсука из одной клетки в другую, бедного зверя тащили волоком, после минут пятнадцать трамбовали в клетку. Бесчувственный зверь распластался по дну клетки, в противоположном углу мирно дремал бесчувственный поросенок. Командор закрыл дверцу, но ключ так и не удалось вытащить. Ключ был воткнут в замочную скважину, от него тянулась короткая веревочка, примотанная к запястью старика. Палач лежал возле клетки, лицом вниз, а рука тянулась вверх.

Два подельника, шатаясь, любовались творением своих рук.

— Таранкин, ты иди помоги поганцу, а я вас сейчас догоню.

Егор кивнул головой в знак согласия и поплелся в сторону мирно спящего леприкона. А Командор снял факел с рядом стоявшего поста и, не торопясь, побрел к клетке. Он поднял хвост зверю и сунул туда зажженный факел. Барсук открыл бешенные красные глаза. Бедный маленький Фунтик был единственным существом в клетке и именно его зверь принял за врага, причинившего ему такую зверскую боль. Барсук двинулся молниеносно, поросенок разлетелся на куски, на очень небольшие куски, практически фарш, а в руках О. Бендера остался клочок шерсти с хвоста животного. Только сейчас до О. Бендера дошло, на сколько близки были подельники от мучительной гибели. Барсук сделал несколько кругов по клетке, после лег на землю и уснул.

Командор погасил факел, подобрал веревку и кусок мешковины и, шатаясь, направился в сторону подельника. Таранкин приводил бедолагу-леприкона в чувства, тот в свою очередь по-прежнему, о чем-то бредил и трясся от холода.

— Босс, надо спрятать недомерка. Леприкона каждая собака узнает, нам с ним так гулять опасно.

— Таран, друганя, ты как всегда прав, щя мы его замаскируем.

О. Бендер не был экспертом в области маскировки, не имел он и навыков работы с гримом, но в голову пришел один рекламный слоган «Другого Мира»: «В «Другом мире» бесчисленное множество рас! Командор потухшим факелом начал водить по лицу поганца, через две минуты перед подельниками стояло абсолютно черное маленькое человекоподобное существо. Деготь плотно въелся в кожу. Волосы, сорванные с хвоста барсука, тоже пошли в дело, Олег прилепил их на лицо поганца, получилась довольно жиденькая борода. И только рыжие лохматые волосы смотрелись нелепо на этом существа, выдавая в нем замаскированного леприкона.

Егор внимательно осмотрел бедолагу.

— Не босс, палево. Надо что-то делать с этой рыжей шевелюрой.

Взгляд О. Бендера был полон решимости, он вытащил нож из сумки и недобрым взглядом посмотрел на коротышку.

— Я не дам отрезать волосы! — заартачился леприкон.

Командор улыбнулся отрезал небольшой кусок мешковины и повязал на голову поганца на манер банданы.

— Что думаешь, Таран? Так пойдет?

— Ну вот совсем другое дело, босс, теперь он похож...

На кого был похож поганец, Егор затруднялся ответить.

— А на кого он похож, Командор.

— Это, уважаемый Таранкин, карликовый... боевой... лохматый... — Командор подбирал название своему творению, но путного ни чего на ум не приходило — тупень!

— Боевой лохматый тупень! — Таранкин закатился истерическим смехом.

Поганец с недоумением смотрел на катающегося по земле в истерическом приступе, Таранкина.

О. Бендер подсел рядом к поганцу с совершенно серьезным видом заявил.

— С сегодняшнего дня и пока не выберемся из города, ты мохнатый боевой тупень.

— А кто это такие? — удивленно спросил леприкон.

— Это, коротышка — страшные войны которых боятся даже драконы, ростом они не велики, примерно с тебя, их очень мало осталось в этом мире. А сейчас повтори, кто ты?

— Я, боевой, лохматый тупень. — не уверенным голосом произнес поганец.

— Тупни говорят уверенней, повтори уверенней, кто ты?

— Я лохматый боевой тупень! — заорал леприкон.

Вопли поганца только усилили истерику Таранкина. Глядя на реакцию Тарана, нехорошие мысли стали закрадываться в нетрезвую голову леприкона, но совершенно серьезное лицо Командора свидетельствовало об обратном.

Пока Егор катался по полу, Олег приодел бедолагу, из оставшейся мешковины, он вырезал лоскут прямоугольной формы, свернул его вдвое и по центру сделал разрез для головы, получилась импровизированная туника. Командор натянул ее на леприкона, подвязал на поясе веревкой. В общем, хоть сейчас на модный показ. Остатки мешковины Олег намотал бедолаге на ноги и подвязал веревкой.

Истерика Егора сошла на нет, и собутыльники обмыли обновки поганца. Боевой тупень незаметно влился в компанию веселых собутыльников, и на ровне со своими спасителями начал усугублять экспроприированное пойло.

Троица шаталась по городу горланя древне русские песни, именуемые некогда — матерными частушками:

Бригадир у нас хороший!

Бригадир у нас один!

Соберемся всей бригадой!

Таранкин поднес палец ко рту, показывая, мол потише ругайся.

— И накажем подлеца! — заорал Командор что было мочи.

Самара городок!

Не спокойная я!

Горланили на три голоса.

Окосевший поганец, хотя и не понимал, о чем поется в песне с радостью подпевал припев, который он хорошо выучил. Во истину, у поганца сложилось устойчивое мнение. Волшебный городок с незамысловатым названием Самара — потрясающе интересное место. Сколько там случилось ситуаций и нелепых приключений с различными людьми. Многие из ситуаций небыли понятны поганцу, в силу того, что он был «местным». Но славный городок Самара, лег на душу тяжелым бременем любопытства, и теперь поганцу страсть как хотелось увидеть хоть одним глазком это заветное местечко.

Собутыльники с комфортом разместились на красивой резной лавочке, в тихом глухом переулке. Они продолжали распевать нецензурные произведения древних мастеров делая редкие остановки для ревизии экспроприированного ящика. Поганцу стало по-настоящему плохо, он лег на край лавки и тяжело дышал.

— Эй, Шкода, что с тобой? — поинтересовался Командор.

— Силы магические кончились.

— Щас мы тебе нальем несколько капель магических сил, — предложил Егор.

— Нет. Мне нужно шкодить, чтоб восстановить силы.

К подельникам не спешным шагом приближались два стражника, видимо кому-то из местных жильцов не очень нравились песни про городок Самару, и он сбегал на ближайший пост стражи.

О. Бендер заметил доблестных защитников правопорядка еще на подходе.

— Ща мы вылечим твою хандру, поганец, — Командор присел в плотную к леприкону. — Монетку дай.

Монета леприкона легла в ладонь Командора.

— Так, уважаемые, почему нарушаем? Честным людям спать не даем? — обратился один из стражников к троице.

Олег подошел в плотную к служителям правопорядка.

— Извините нас, мы больше так не будем.

Олег незаметно бросил монетку под ноги стражников. И вернулся к собутыльникам.

Подойдя к лавочке О. Бендер пристальным взглядом посмотрел на Таранкина и произнес: «Два — четыре!»

Таран даже слегка опешил. (Два-четыре) — это была особая команда в бригаде у Татарина, и не многие вояки понимали, что она значила. А значила она, дорогой читатель, следующее — готовься к пакости. Так, например, когда вояки скучали, они кидали патрон под ноги мелкоты, а после стравливали пацанов между собой, те дрались за трофей, а бравые вояки получали зрелища. В этой игре каждому отводилась своя роль. И сейчас Олег планировал провернуть подобный трюк.

— Ты только глянь, Командор, да это же монета! — вошел в образ Егор.

Один из охранников поднял монету. О. Бендер не торопясь вернулся к стражнику.

— Ох ты, повезло тебе парень! — Командор сделал изумленное лицо. — Да ведь это же золото леприкона, такая монета миллион стоит.

Оба охранника потеряли дар речи.

— А чего это ему повезло? — влез в разговор Таранкин, — вон тот первый ее заметил, я своими глазами видел.

— Не важно кто увидел, важно кто поднял, — вступился Командор за первого охранника.

— Да сейчас! Кто увидел первый того и монета. Миллион золотых, шутка ли?

Нужные слова и посылы были самым аккуратным образом вложены в сознание «местных» служителей правопорядка, оставалось наслаждаться зрелищем и следить чтобы «праведное пламя» не угасало. Постепенно спор стражников перешел в рукопашку, два здоровых лба метелили друг друга нещадно, а троица продолжала безмятежно выпивать на лавочке.

Поганцу полегчало, он даже начал болеть за одного из охранников, тяжело реагируя на каждый пропущенный удар.

О. Бендер обратил внимание на решетку ливневой канализации.

— Таран, а это что за решетка?

— Канализация, — ответил Егор.

Командор толкнул локтем леприкона.

— Слышь, отец пятерых детей, забирай монетку.

В пылу драки доблестные служители правопорядка потеряли монету из виду и полностью сосредоточились на мордобое.

— Упала прям в канализацию! — что есть мочи заорал Олег.

Драка остановилась, две порядком помятые морды с нескрываемым любопытством смотрели сквозь щели решетки. Недолго думая они откинули ливневую решетку и спрыгнули в низ. Собутыльники подошли к открытому люку и с интересом сталь наблюдать, как два избитых охранника стоя по колена в сточных водах водят руками по дну в поисках бесценной монеты.

На это моменте, экспроприированный ящик закончился. За стенами города теплился рассвет нежно освещая восточную часть небосвода. И собутыльники неторопливой походкой направились на съемную квартиру. Оставив стражников копаться в своих проблемах. На сегодня приключений было достаточно.

Глава опубликована: 27.02.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь

Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
  Следующая глава



Закрыть
Закрыть
↑ Вверх