Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Книжные дети


34 196 +3    2    49    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Ссылка:
Автор:
Жанр:
Фантастика
Размер:
450 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.01.2014 - 21.01.2014
Еще вчера - ты типичный представитель "непадавшего" поколения. Мама, папа, школа и друзья - квинтэссенция повседневной рутины и детской беззаботности. А сегодня - ты один из многих узников парящей в небесах виртуальной темницы, у тебя в руках меч, а впереди - кажущаяся бесконечной война за свою и чужую свободу, многочисленные потери и подступающее к самому сердцу отчаяние. Попробуешь остаться человеком? ЗАКОНЧЕНО!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Когда началась... эта война... Я даже не знаю, как объяснить, — он немного виновато улыбнулся. — Я навыбивал из мобов денег, купил себе домик в глухой части третьего уровня и стал просто жить... У меня был огород, я ловил рыбу и выпивал с приятелями в ближайшем баре ближайшего города. Понимаешь, у меня просто не было причин возвращаться в реальный мир. Во-первых, потому что здесь — лучше, здесь я это все еще я, до самого конца, а не еле передвигающийся живой труп. Во-вторых... Я все равно не доживу до того момента, как SAO будет пройдена. По моим подсчетам у меня осталось около года.

Я неловко отвел глаза. Зря я вообще полез со своими дурацкими вопросами. Пребывал бы дальше в неведении, строил бы смешные теории... Идиот.

А Хитклиф продолжал рассказ своим противоестественно спокойным и размеренным голосом человека, давно смирившегося со своей судьбой:

— Потом до меня постепенно начало доходить, что я делаю что-то не то. Там, в реальном мире, после известия о моей скорой смерти для меня стал шоком тот факт, что моя жизнь до этого момента была пуста и бессмысленна. Когда я очутился в Айнкраде, я снова повторил ту же ошибку — продолжил тратить жизнь на ерунду. Еще более непростительный поступок, учитывая то, что я уже во второй раз наступаю на те же грабли.

Открою тебе секрет, сынок... Все люди хотят что-то оставить после себя и этим "что-то" никогда не бывает куча денег, которую некому завещать. Хорошо помню тот момент, когда я решил, что моим наследием будут "Рыцари Крови": раннее утро, еще даже не взошло солнце, я просыпаюсь от кошмара, в котором на кладбище стоит надгробный камень, на нем высечено мое имя, дата смерти и... все. Могила зарастает сорняками, дорогой мрамор сначала чернеет от времени, затем крошится на мелкие кусочки и некому позаботится о том, чтобы место моего последнего пристанища выглядело хоть сколько-нибудь пристойно.

Уже через час после восхода я рубил монстров в ближайшем лесу, набирая очки опыта, чтобы попасть на передний край.

И вновь — молчание. Я каким-то шестым чувством знал — слова сейчас излишни. Разве что...

— Я буду помнить тебя... Виктор.

Пауза.

— Я не прошу о большем.

Почему-то я вспомнил о Коберте. Странное дело, полковник спецназа в отставке и умирающий миллиардер... похожи. И пускай я не был знаком с бывшим главой Армии, но уверен, ощущения от общения с ним такие же, как с Хитклифом. Оба они выступили опорой в тяжелые времена для всех нас, оба подарили надежду и уверенность. И оба не увидят результатов своих трудов.

— Теперь моя очередь, мой юный друг.

Я подобрался, как перед прыжком. Хоть бы он не угадал с вопросом, ибо отвечать после ТАКОГО придется честно.

— Зачем ты сражаешься?

Проклятье...

Я грустно вздохнул. Даже боюсь загадывать, как он отреагирует на правду. Хотя... почему-то я уверен, что он сможет понять.

— Чтобы исправить ошибки моего отца, — ответил я с максимально возможной честностью. И, глубоко вздохнув, продолжил. — Дело в том, что моя фамилия... Акихико.

Я грустно улыбнулся, глядя на застывшее лицо моего начальника. Кажется, сегодня вечер исповедей. И да — я соврал Кане. А что прикажете делать? Я смертельно боюсь ее реакции на подобное признание.

— Мда... — наконец выдавил глава РыКа. — Неожиданно...

— Я тоже, знаешь ли, не ожидал ТАКОГО твоего рассказа, — язвлю, потому что страшно. И продолжаю говорить, отчаянно пытаясь оправдать... даже не знаю кого. — Это правильно, когда ошибки отцов исправляют их дети. Он ведь не кровавый маньяк, он просто запутавшийся гениальный мечтатель...

Хитклиф молча слушал этот тщательно подавляемый, но наконец вырвавшийся наружу монолог.

Только начав говорить я понял, что все еще не могу его возненавидеть. Айнкрад уже отнял у меня не одного и не двух друзей, он стоил жизни многим замечательным людям, а я...

— Я все еще не могу его ненавидеть, — тихо признался я, когда поток слов иссяк. — Я, наверно, зря пытаюсь его оправдывать, но...

— Он твой отец.

— Да, — и уточнил, чтобы убедится, что он меня правильно понял. — Но я сделаю все, что в человеческих силах, чтобы мы выбрались отсюда. И, если потребуется, сделаю так, чтобы мой... Каяба заплатил за содеянное.

— Я даже не знаю, что тебе на это сказать, — после непродолжительного молчания признался Хитклиф. — Разве что... Ты все делаешь правильно. Лучший способ искупить грехи отцов — деяния их сыновей. И пока у тебя неплохо получается.

Я вымучено улыбнулся и расслабил пальцы, которые, как оказалось, намертво вцепились в подлокотники кресла.

— Спасибо...

— Поэтому вы с Каной все еще не вместе?

— Кажется, сейчас моя очередь задавать вопрос... — проворчал я, отчаянно пытаясь собрать в кучку пребывающие в раздрае мысли.

— Ну валяй, — хмыкнул уже полностью вернувший самообладание Хитклиф.

— Почему я — сублидер "Рыцарей"? Почему не Калеб, бывшее второе лицо "Черного Лотоса" или Твинс, лидер бывших "Волков"? Они старше и опытнее и вполне успешно справлялись со своими обязанностями на прежних... местах службы.

— Именно потому, что они старше, — выдал шеф совершенно бредовое, на мой взгляд, утверждение. — Старых псов новым трюкам не научишь. Коберт, Калеб, Твинс, многие другие... Мы выросли в другом мире и до сих пор живем по старым правилам. Ты же сам говорил мне, что первая атака на Северного Огра провалилась потому, что Полковник считал вас детьми, а не бойцами.

Мы — состоявшиеся личности, мы уже достигли своего потолка и измениться уже не сможем. Вы... ты и те молодые парни, что, едва отпраздновав совершеннолетие, приходят на передний край... Вы станете плоть от плоти этого мира и сможете подчинить его своей воле. А ты — самый талантливый из молодежи, — он хитро посмотрел на меня. — Взять хотя бы "Режим Бога".

Я чуть улыбнулся в ответ. Что ж, может быть, он и прав.

— Хотя конечно, тебе еще учиться и учиться, — решил все таки добавить ложку дегтя мой шеф. — Например, хорошим манерам.

Я только фыркнул.

— Здесь другой мир и нормы приличия здесь тоже будут другие! — заявил я, наставительно подняв вверх указательный палец. — Я лично займусь их разработкой!

— А теперь моя очередь, — со злорадной усмешкой заявил "Святой меч".

Черт! Совсем забыл, что, озвучив давно мучивший меня вопрос о причинах моего назначения, я тем самым дал ему право задать мне любой вопрос и получить на него правдивый ответ.

— Расскажи мне о своем отце.

Вздохнув, я погрузился в воспоминания.

Отец... Ты был разным. Гениальным, одержимым своей работой и мечтой. Внимательным и заботливым, никогда не отказывающимся рассказать мелкому мне о своей работе, целях и мечтах. Ты разговаривал со мной как с равным, не стесняясь спросить у меня совета, хотя что тебе мог посоветовать тот сопляк, каким я был тогда?

Отец... Чем ближе было исполнение твоей мечты, тем дальше ты уходил от нас с мамой и тем холоднее себя с нами вел. Теперь я понимаю почему. Ты уже тогда знал, какой ценой достанется воплощение твоих надежд. Я никогда не прощу тебе того, что Айнкрад оказался для тебя важнее, чем мы.

Отец... Я помню твои глаза, когда ты рассказывал мне о стальной крепости, беззвучно плывущей в безграничном океане небес. Я помню рисунки, которыми был обклеен твой кабинет — на каждом из них было изображено то место, внутри которого сейчас заперты тысячи людей. Ты хотел, чтобы мир из твоих снов стал реальным. Поздравляю, у тебя это получилось.

Отец... я восхищаюсь гением, которому оказалось под силу подобное. Реальному миру очень повезло, что ты родился наивным мечтателем, а не жаждущим власти подонком. Я могу тебя понять и поэтому не могу возненавидеть. Но я не могу принять то, что из-за твоей мечты умирают люди.

После моего рассказа мы еще долго молчали, я — апатично ковыряя остатки давно растаявшей мороженки, Хитклиф — задумчиво разглядывая быстро темнеющий горизонт.

А потом, когда на тридцатом уровне окончательно наступила ночь, отправились по домам, не говоря друг другу ни слова — мы и так сказали сегодня слишком много для одного вечера. Я был благодарен Хит... нет, Виктору за то, что он меня выслушал и смог понять, потому что только сейчас осознал, насколько тяжело носить все это в себе. Я уверен — "Святой меч" был благодарен мне за то же самое.

А еще я был рад, что Виктор не задал вслух вопрос, который я без труда читал в его глазах, потому что его я боялся даже больше, чем раскрытия правды о своем отце.

Но еще больше я боялся ответа на него, как положительного, так и отрицательного. Причем я даже под дулом пистолета вряд ли смогу определиться с тем, какого варианта я боюсь больше: "да" или "нет".

А вопрос был простой:

Могу ли я умереть?

Глава 7. Призраки прошлого

Протянув руку, я аккуратно подхватил Гвардейца, прислоненного к стене. Не забывая лениво покачиваться в кресле-качалке, я положил верный клинок к себе на колени, нежно проведя пальцами по блестящему лезвию.

— Это будет наше последнее совместное приключение, друг, — шепнул я.

Возможно, кому-то это покажется смешным, но я просто не мог относиться к нему как к простому куску программного кода, которым он, собственно, и являлся.

Гвардеец — широкий длинный клинок, без каких-либо украшений, длиной чуть больше ста тридцати сантиметров. Простой и надежный, каким и должно быть настоящее оружие. Он достался мне в качестве трофея от босса двадцатого уровня и с тех пор мы не расставались. Мы с ним прошли через многое — тысячи скоротечных схваток с обычными мобами, чуть менее полутора десятков сражений с боссами, тот черный день первой атаки на Северного Огра, наш реванш... Всего и не упомнить.

Я посчитал бы за честь пройти с ним весь путь до вершины Айнкрада, но увы... в этом царстве цифр свои законы. Еще на прошлом, тридцать третьем уровне я стал замечать, что мой верный клинок уже, как говориться, "не тянет". Пришла пора моему верному товарищу уйти на покой.

Только оказавшись в Айнкраде, я наконец начал понимать предков, имевших традицию давать своим мечам имена и приписывать им чуть не наличие свободы воли. Тогда, в ту почти забытую сейчас эпоху меч был не просто оружием, не просто инструментом, чем-то намного большим, почти мистическим. Хорошие клинки передавались от отца к сыну, они были свидетелями смены поколений и эпох.

Я усмехнулся своим мыслям. Казалось бы, времена благородных средневековых рыцарей и помешанных на части самураев давно прошли, но вот, пожалуйста, спустя века их далекий потомок сдувает пыль с "устаревшей" философии воинов.

Я бы соврал, если бы сказал, что не изменился с тех пор, как попал в этот странный виртуальный мир. Я бы соврал, если бы сказал, что до конца понимаю, что именно во мне стало другим. Но если вы меня спросите, я отвечу... Я просто осознал одну единственную истину: "В этом мире нет ничего, чтобы было неподвластно моим рукам и оружию, которое они держат".

Хочешь спасти друзей — сражайся. Хочешь вернуть свою свободу — сражайся. На все в Айнкраде есть только один ответ. Там, в реальном мире, мы стали забывать эту истину, хотя она никуда не делась — просто поблекла, замаскированная мнимым благополучием. Здесь же — она снова так же ярка и неоспорима, как во времена юности человечества.

Гвардеец, мой стальной друг... спасибо, что был со мною эти месяцы. Спасибо, что помог мне увидеть путь.

Ты просто несколько мегабайтов цифр, всего лишь один из бесчисленного числа файлов на сервере SAO. Ты хранишься в папке "Swords" вместе с сотнями своих коллег, отличающихся от тебя лишь набором цифр.

Однако...

Если бы ты существовал в реальности, ты бы состоял из протонов, нейтронов и электронов, сгруппированных определенным образом. В этом мире ты — совокупность нулей и единиц, чередующихся по определенным правилам.

Одному мне кажется, что разница несущественна?

Мои пальцы, ранее спокойно поглаживающие клинок, дрогнули, а плечи рефлекторно поежились от ощущения холодного ветра, пробравшего до костей. У меня было ощущение, что я заглянул за грань, на которую обычному человеку не то что смотреть не стоит — лучше даже не подозревать о ее существовании.

"Что же ты сотворил, отец?"

Сеанс размышлений на тему: "Что же такое реальность?" и "Зачем я вообще об этом думаю?" прервал стук в дверь и я с чистой совестью засунул умные мысли обратно в тот дальний уголок сознания, где они пребывали раньше.

Спрашивать "Кто там?" я не стал. И так ясно.

— Привет, напарница! — улыбнулся я девушке. — Проходи, я почти готов.

Кана только кивнула и, проскользнув мимо меня, расслаблено плюхнулась на диван.

— Я уже и отвык от тебя в таком прикиде, — хмыкнул я, пристраивая Гвардейца за спину и проверяя инвентарь на предмет: "что именно забыл".

— Ну, мы же решили путешествовать "инкогнито".

— Перекрасить амуницию обратно в черный и надеть маску в стиле ковбоев Дикого Запада это, конечно, идеальная маскировка, — хмыкнул я, закрывая инвентарь.

— А ты думаешь, что красный плащ и эта шляпа из древнего мультика — лучше? *

Я только молча улыбнулся, заметив "Рассветную слезу" на поясе девушки — она тоже решила взять ее в последнее приключение. Приятно, когда твои подарки так ценят.

А вообще, смотрю на нее — и душа радуется. Кана уже совсем не напоминает ту молчаливую, равнодушную ко всему мечницу, которую я повстречал в мрачном донжоне семнадцатого уровня. Даже с посторонними она научилась не изображать бездушного робота, а очень даже продуктивно общаться. И пусть пока ее искренний заливистый смех слышал только я, настанет час — и это сокровище станет всеобщим достоянием.

Я протянул ей руку, помогая подняться с дивана.

— Ну что, предлагаю начать операцию "Каникулы Проходчиков"!

Она не спрашивает зачем и куда мы идем. Она не спрашивает, зачем мы покинули уютный ресторанчик в главном городе восьмого уровня и зачем сейчас под проливным весенним дождем крадемся по лесу.

Она не спрашивает, почему я сегодня так мало улыбаюсь, не задает вопросов о том, почему периодически выпадаю из разговора, не интересуется, зачем я купил букетик полевых цветов у НПС-продавщицы на выходе из города. Она насмешливым фырканьем отвечает на предложение подождать в гостинице, пока я "хожу по делам".

Она не пристает с вопросами, не теребит меня глупыми разговорами, пытаясь отвлечь от мрачных мыслей. Она просто идет рядом, напоминая, что в этом мире есть человек, которому я могу безоговорочно доверять и на которого могу положиться в любой ситуации.

Благодарность — слишком слабое слово, чтобы описать все то, что я сейчас к ней испытываю.

Извилистая лесная тропка скорее угадывается, чем виднеется среди древесных стволов и буйства трав. Лесные мобы молчаливо провожают нас взглядами, даже не пытаясь атаковать. Умные цифровые твари.

Наконец, мы на месте. Небольшой холмик, лишенный древесной растительности, исключая могучий раскидистый дуб на вершине. Крохотный ручеек, с веселым плеском стекающий от корней и теряющий где-то в траве уже у подножья. И — одинокое надгробие у корней дуба.

123 ... 910111213 ... 272829
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ
Действие произведения разворачивается в реальном мире с игровой механикой, это может быть Земля или иной мир, но не виртуальность
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх