Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Книжные дети


34 676 +7    2    49    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Ссылка:
Автор:
Жанр:
Фантастика
Размер:
450 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.01.2014 - 21.01.2014
Еще вчера - ты типичный представитель "непадавшего" поколения. Мама, папа, школа и друзья - квинтэссенция повседневной рутины и детской беззаботности. А сегодня - ты один из многих узников парящей в небесах виртуальной темницы, у тебя в руках меч, а впереди - кажущаяся бесконечной война за свою и чужую свободу, многочисленные потери и подступающее к самому сердцу отчаяние. Попробуешь остаться человеком? ЗАКОНЧЕНО!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

И, не мешкая ни секунды, он развернулся и вышел, не дожидаясь вопросов.

— Мы сядем тебе на хвост? — полуутвердительно спросил я у Курта.

— Само собой...

Глава 3. Ничего, кроме памяти

Обычные игроки SAO, живущие и сражающиеся на средних уровнях, объединяясь в партии, всегда стараются набрать максимальное число участников — шесть. Чем больше бойцов, тем чаще они смогут меняться в авангарде, тем больше общее число хит поинтов группы и, соответственно, тем безопаснее.

Однако такая тактика хорошо работала только на открытой местности, где было достаточно пространства для маневра. Зачастую в узких и тесных лабиринтах Башен игроки не могли полностью реализовать численное преимущество и количество членов группы легко могло превратиться из преимущества в недостаток. Поэтому мы, Проходчики, действовали гораздо более малыми группами, в три — четыре человека, объединяясь только для рейдов на боссов.

И именно здесь начинались проблемы. Добавь в спаянную ежедневными боями четверку еще двух человек и в сумме получишь вовсе не шестерых бойцов, а всю ту же спаянную четверку и двух человек в нагрузку.

Это была одна из причин, по которой мы объединялись в более крупные образования, нежели партии, — гильдии. Взять ту же Армию, ее боевой отдел, непосредственно занимающийся прохождением игры, насчитывал ровно тридцать шесть человек, разбитых на боевые четверки, меняющие состав каждую неделю. Кроме того, ежемесячно Армия проводила учения, выбирая для этой цели кого-нибудь из мест боссов нижних уровней. Целью всех этих ухищрений являлось боевое слаживание всей команды и обучение их тактике полномасштабных битв. Остальные крупные гильдии, вроде "Серебряного Ветра", "Черного Лотоса" и прочих применяли схожую тактику.

А что в таком случае оставалось делать всем остальным командам, не обладающими такой роскошью как людские ресурсы, но, тем не менее, желающим участвовать в рейде на босса?

Вертеться.

Вот мы с Куртом и вертелись. Раз в неделю, обычно в субботу или воскресенье его четверка брала с собой меня и Кану и отправлялась на охоту на нижние уровни, в которых тоже хватало опасных мест и сильных мобов. Убедить мою нелюдимую напарницу в необходимости подобных действий было нетрудно, чай и сама все понимала, а вот приучить остальных бойцов Курта спокойно относится к ее тараканам было намного труднее.

А вот как мы попали в рейд группу на босса двадцать пятого уровня, да еще и в основной состав, — та еще история. Пришлось потратить кучу денег на чрезвычайно редкий ингредиент класса "В" (для сравнения — офигенно вкусная и довольно дорогая баранина в "Кривой Подкове" явилась ингредиентом С-класса), затем найти человека с прокачанной "Кулинарией" и убедить его приготовить мясной пирог. Вы спросите, каким образом рейд на босса связан с такой роскошью как вкусная еда? Ответ прост — заявками на вступление, а так же их одобрением занимались люди. А у людей есть слабости.

Очаровательно улыбаясь симпатичной девушке, выполняющей в Армии странную для Айнкрада функцию секретаря и передавая ей под столом кулинарный шедевр, я не мог отделаться от мысли, что этот мир все больше начинает походить на реальность. Уже и до взяток должностным лицам доросли. Интересно, успеем ли мы додуматься до такой глупости как избрание президента или все же пройдем игру раньше, чем это случиться?

Впрочем, сейчас эти мысли не ко времени. Я просто забиваю мозг размышлениями, чтобы не нервничать почем зря. Ведь сейчас наша партия стоит перед лестницей последнего, двадцатого этажа Башни и ждет назначенного времени штурма. Рядом с нами в художественном беспорядке расположились все остальные участники рейда, не принадлежащие к Армии — те самые шестьдесят человек, запрошенные Кобертом.

Все Проходчики были знакомы друг с другом хотя бы шапочно, — не так уж нас и много, если посчитать, а сильнейших, достигших предела набора опыта на этом уровне (а только таких и берут в рейды на босса) и вовсе кот наплакал. Едва удалось наскрести сорок семь человек, они в большинстве и попали в основной состав. Остальные были близки к этому, не дотягивая до потолка совсем немного.

Если сравнивать с бета-тестом, для релиза сильно замедлили получение уровней и скорость прокачки навыков. Тогда, в первый день, еще до того как стало известно о том, чем НА САМОМ ДЕЛЕ является эта парящая крепость, это вызывало только удивление и легкий ропот. Однако вскоре все стало понятно, время, которое игроки теперь проводили внутри игры, увеличилось многократно. В таких условиях замедление прокачки было естественным выходом из ситуации и способом сохранить баланс. Таким образом, те из Фронтовиков, которые достигли максимального на данный момент, тридцать второго уровня, проводили на переднем крае почти все свое время, с раннего утра и до позднего вечера, практически без выходных. Те же, кто позволял себе расслабится чаще, чем раз в неделю, постепенно отставали от передовой группы.

Не знаю, как долго мы сможем поддерживать заданный темп. Бесконечные сражения каждый день, без перерывов и выходных выматывают неимоверно. Усталость, не физическая, нет! — моральная, проникает в каждую клеточку твоего тела. Эмоции блекнут, с каждым днем радоваться чему-либо становится все труднее, а твоя реакция и скорость мышления замедляются, ты чаще совершаешь ошибки и, если вовремя не устроить себе отпуск, неизбежно погибнешь, не успев среагировать на изменение обстановки.

Думаю, после этого адски трудного донжона многие из тех ребят, что пойдут сегодня в бой, отправятся на нижние уровни ловить рыбу, шляться по кабакам и расслабляться всеми доступными здесь способами, а кое-кто и вовсе уйдет на покой. Я не мог их винить, — в конце концов я и сам был близок к этому после распада собственной любовно выращенной и тщательной оберегаемой партии.

Я рассеяно скользил взглядом по лицам, изредка кивая или улыбаясь хорошим знакомым, без особого труда вычленяя их из того хаоса, что творился вокруг. Игроки, изначально пришедшие сюда кучками по шесть человек, сейчас перемешались, будто ингредиенты солянки. У каждого нашлись друзья и знакомые в других партиях и общие темы для разговора. То и дело слышались взрыва смеха, споры на повышенных тонах, а кое-где — даже гул рассекаемого клинками воздуха и хлопки звуковых эффектов, — кто-то хвастался недавно открытыми навыками. Впрочем, во всем этом бедламе без труда угадывалась некая наигранность и фальшь. Все собравшиеся здесь бойцы задним радаром чуяли, что этот босс будет чем-то особенным, невообразимым. Чем-то, с чем мы еще не сталкивались, и это не могло не сказаться на настроении.

Ко мне никто не подходил, — все знали, что я не люблю всю эту болтовню перед боем. Я сидел в отдалении от основной массы игроков, прислонившись к стене и поглаживая лежавшего на коленях "Гвардейца", моего любимого полуторника, и пытался вызвать в себе состояние безграничного спокойствия и уверенности. Забыл, как это правильно называется у мастеров боя на той стороне, поэтому обхожусь простым словом: "Транс".

Получалось плохо.

Рядом со мной сидела Кана и в сотый раз правила клинок, проводя по нему точильным камнем, исправляя видимые только ей дефекты. Мы, как обычно, молчали — островок спокойствия и тишины в этой хаотично перемещающейся и мерно гудящей толпе людей.

— Помнишь нашу первую встречу? — внезапно спросила она, не поднимая глаз от меча.

Я замер, боясь спугнуть мгновение и лихорадочно подыскивая правильные слова. В голове вертелись только всякие глупости вроде: "Да, я спас тогда твою задницу" и все в таком духе. Поэтому я ответил коротко:

— Конечно.

Вообще, если подумать, это первый раз, когда она сама заговорила со мной.

— Ты тогда сказал мне: "Я твердо намерен дожить до конца", — ровный голос, ни следа эмоций, но это должно было быть для нее безумно важно, раз она говорит об этом. — Ты... действительно в это веришь?

Может быть, в этом причина ее отчаянной смелости? В этой мысли, что хотя бы раз посещала каждого жителя Айнкрада, в трех простых и страшных словах, способных лишить силы воли любого: "Мы все умрем"? В уверенности, что рано или поздно каждый разлетится на полигоны? Какая разница в таком случае, раньше или позже?

— Нет, — спокойно ответил я и заметил, как моя железная напарница вздрогнула. — Я это ЗНАЮ. Эту игру можно пройти и я доберусь до вершины. Вместе с тобой.

— Откуда у тебя такая уверенность? — она наконец вскинула голову и посмотрела на меня и я едва не забыл о предмете разговора, утонув в этих лихорадочно блестящих желтых глазах. ЖИВЫХ глазах, принадлежащих живому человеку, а вовсе не равнодушному роботу. — Как ты можешь быть так уверен?

На мгновение меня охватило острое желание сказать ей правду. Я даже открыл рот чтобы совершить самую большую в моей жизни глупость (после приобретения нейрошлема, естественно), но вовремя успел заметить внимательные взгляды окружающих нас игроков, которым тоже явно хотелось знать причину такой уверенности.

Придвинувшись поближе, я наклонился к ее уху так, что мои губы практически касались его и прошептал так тихо, как только мог:

— Каяба Акихико... был другом моего отца. Когда он узнал, что я собираюсь купить себе нейрошлем, он сказал мне только одно: "Эту игру можно пройти. Запомни это". Тогда я не понял, что он имел в виду — да и никто не понял. А в первый день, после объявления новых правил игры мне пришло письмо от неизвестного отправителя с теми же словами. Так что я знаю об этом из первых рук.

Еще при первых моих словах Кана дернулась, словно собиралась отскочить от меня, — почти инстинктивная реакция на негласное табу этого мира на разговоры о виновнике всего этого безумия. Мы не вспоминали о Каябе, не разговаривали о нем, не проклинали и не грозились убить, — просто сделали вид, что все дело в какой-то ошибке системы, а вовсе не в человеке, до которому никому из нас никогда не дотянуться. Безумный японец — Бог этого мира, а Богов не поминают всуе.

Даже то, что я ей сказал, — уже большая тайна, представляющая для меня нешуточную опасность. Человеческая ненависть порой приобретает причудливые формы и, если о содержании этого разговора станет известно широкой общественности, я за свою жизнь не дам и ломаного гроша.

Она не отодвинулась от меня, как я втайне боялся. Наоборот, она подалась навстречу и, прижавшись своей щекой к моей, тихо спросила:

— Какой он?

— Безумный гений, — без колебаний ответил я чистую правду. — И всегда им был. Просто никто никогда не понимал, насколько далеко распространяются границы его сумасшествия. Никто никогда не понимал до конца о чем он думает, о чем говорит вслух и о чем молчит, для чего делает свои открытия и изобретения... И, возможно, я скажу ужасную вещь, но... он всегда был забавным. Уверен, что и нас он запер здесь вовсе не потому, что является кровожадным монстром...

— И зачем же?.. — в ее голосе послышалось ожесточение. Да, видимо, от радости, что она не собирается от меня отказываться, я совсем расслабился и открылся больше, чем следовало.

— Ты не находишь, что этот мир с каждым днем становится все более реальным? — она не ответила, да мне этого и не требовалось. Я и так знаю, что каждый житель парящей крепости чувствовал тоже самое — как все больше подергивается пеплом забвения мир реальный и все более настоящим становится этот, выдуманный и виртуальный. — Я уверен, это и было его целью. Создание мира.

— Это безумие...

— Я же говорил, — я позволил себе тихий смешок.

И в ответ (о всемогущая Система!) услышал такое же слабое хихикание. Если бы я прямо сейчас пришел себя в реальности, я бы и то удивился меньше.

— А ты, оказывается, умеешь смеяться, — она не ответила. Хотя мне, в принципе, и не нужны были слова. — Мне нравится.

Я ощутил, как потеплела прижавшаяся ко мне щека. Вероятно, это значит, что знаменитая Немая Убийца способна не только смеяться, но и краснеть. Воистину, сегодня — день открытий.

Нашу идиллию прервало ничто иное, как время, неумолимо напомнившее о своем существовании неслышным никому, кроме меня, будильником. Полдень.

— Приветствую вас, господа, — разнесся по мгновенно притихшему залу властный и уверенный голос Коберта. — Заканчивайте бардак. Разойтись по своим командам, лидерам — ориентировка на моих людей.

Никто и не думал оспаривать его право командовать. Смешно, если задуматься. В реальном мире большинство из нас, Проходчиков, — харкорные геймеры, довольно бесполезная прослойка общества, откровенно-то говоря. Плохие социальные навыки, никакая приспособляемость к жестокой действительности, полное отсутствие понимания понятия дисциплины. Но здесь и сейчас мы, словно заправские солдаты, строимся позади своих командиров и строем идем за ними к людям Полковника, держащими над головами таблички с цифрами "1" и "2", то есть основной и запасной составы соответственно.

Даже и не знаю, где бы мы все были, если бы не он, человек, создавший Армию, сильнейшую гильдию во всем Айнкраде, толкающую передний край все выше и выше, подобно локомотиву. Более того, Коберт и его люди не сосредотачивались только лишь на прохождении игры, подобно всем остальным Проходчикам. Кроме этого они занимались обеспечением правопорядка на нижних уровнях вне безопасных зон, проводили что-то вроде "курса молодого бойца", готовя кадры для переднего края, собирали и распространяли бесценную по нынешним меркам информацию об эффективных местах для прокачки, помогали вооружением и деньгами... Настоящее мини-государство, если начистоту. И все это началось с него.

Когда кутерьма с построением подошла к концу и шестьдесят человек с немым ожиданием уставились на высокую фигуру в зеленых доспехах, тот пробурчал что-то неодобрительное себе под нос. Подозреваю, клял раздолбайство гражданских, хотя на мой взгляд, для раздолбайской и свободолюбивой геймерской натуры мы справились на "отлично".

— Итак, начнем. Как вы знаете, вчера Армия совместно с "Серебряным Ветром" провела несколько разведывательных боев с боссом, — Коберт сделал небольшую паузу, словно раздумывая, как именно следует падать добытую информацию. Наконец он тяжело вздохнул и просто сказал: — Это будет непросто.

По рядам пробежала волна возбужденных шепотков, мгновенно стихнувшая, когда Полковник продолжил:

— Босс, — здоровенный четырехрукий огр, в каждой руке держит по двуручному молоту и имеет пять полос хит поинтов. Свита — те же самые Рыцари Севера, что уже успели всех порядком достать, только живучее и сильнее. Изначально — четверо, после снятия первой полосы хитов появляется еще столько же, скорее всего так будет с каждой полоской.

И вновь пауза в несколько секунд, дающая возможность осознать только что сказанное. У обычных монстров была одна полоса здоровья, у мест-боссов поверхности — три, у боссов уровня — четыре. Пять полосок не было ни у кого из известных нам монстров. Только исходя из этой информации уже можно было судить о силе нашего противника.

Действительно... это будет непросто.

— На протяжении всей первой полосы босс не пользуется спец-приемами, используя исключительно простые атаки без поддержки Системы. Но даже в таком случае под его удары лучше не попадаться, один из бойцов передней линии, не успев заблокировать удар, потерял больше половины здоровья от такого удара. Со второй полосы появляются первые спец-атаки, — обычные навыки для одноручного молота... только для четырех сразу. До третьей полосы мы не добрались. На этом вводную прошу считать законченной. Рейд-группе основного состава — еще раз проверить снаряжение, после чего собираться у покоев босса. Выступаем через десять минут. На этом — все.

12345 ... 272829
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ
Действие произведения разворачивается в реальном мире с игровой механикой, это может быть Земля или иной мир, но не виртуальность
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх