Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

По имени Шерлок. Книга 3


16 979 +1    1    107    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Жанр:
Детектив/Фантастика/Приключения
Размер:
516 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
22.04.2017 - 20.07.2017
Убийца пойман, зло повержено. Но, неужели, настоящему герою больше нечем заняться? Вовсе нет. Впереди новые, захватывающие приключения. Когда рядом с тобой друзья, даже безумие Бога можно обуздать!

АННОТАЦИЯ и ОБЛОЖКА - ВРЕМЕННЫЕ!
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 15

Интерлюдия 6.

Приемная губернатора, Белиз-Сити, Белиз.

— Послушайте, господин Клери, вы уверены, что ничего нельзя сделать? Ведь этот ребенок действительно родной внук Оливера Роддса, о нем есть запись в книге рождений и смертей города. Вот, посмотрите, у нас есть выписка.

Губернатор нехотя протянул руку и взял листок бумаги. Он уже тысячу раз пожалел о том, что согласился поговорить с леди Элеонор, как представилась чернокудрая красавица, и ее молодым спутником, которого она называла своим женихом.

Жара в городе стояла страшная и обещала только усилиться к обеду, поэтому губернатор, который был уже немолодым человеком, хотя сам себе в этом и не признавался, страдал от нее неимоверно. Лишний вес и сильная одышка тоже не добавляли приятных ощущений, поэтому энтузиазм и настойчивость юной леди и ее спутника начали вызывать у него глухое раздражение.

Мужчина, отдуваясь, и периодически промокая платком заливавшиеся за воротник струйки пота, быстро просмотрел бумагу.

Впрочем, смотреть на нее ему было вовсе и не нужно. Он, как, впрочем, и многие другие жители города, прекрасно помнил историю молодой красавицы Айвори Роддс, которая спуталась с туземцем и родила от него ребенка. Знал он и самого полковника Роддса, который так и не простил дочь до самой смерти, впрочем, наступившей раньше, чем он успел вычеркнуть ее из завещания. Все-таки дочь была единственной, и любимой…

— Послушайте меня, милая леди, — губернатор протянул листок обратно. — Я прекрасно понимаю ваше благородное желание помочь несчастному сироте. Да только лучшее, что вы можете сделать — это забрать его отсюда, и дать возможность обучиться какой-нибудь полезной профессии, стать столяром, или, предположим, сапожником. Вот это будет реальная помощь. А то, что вы хотите провернуть… Уж извините, тут нужны железные доказательства. Они у вас есть?

— Но…

— Я так и думал. Мой вам добрый, практически отеческий совет — оставьте это дело, не будет проку.

Выйдя на крыльцо губернаторского дома, белого, с пузатыми колоннами, надутого, как сам владелец, Марисса яростно скомкала в руке листок.

— Проклятый жирный паук, чтоб ты провалился!

Вышедший вслед за ней Донни молча стиснул руку девушки в своей.

— Нет, я этого дела так не оставлю! Уверена, что этот боров не хочет помогать только потому, что у самого рыльце в пушку. Уж я-то всегда узнаю эти свинячьи глазки! Вылитый Норри!

— Кто такой Норри, милая?

— А? — услышав со стороны имя своего давнего недруга, Марисса, казалось, очнулась. — Это из прошлой жизни, не обращай внимания. Такой же кровосос, как этот господин Клери. Потом расскажу, если захочешь, а сейчас, пойдем, нужно обсудить это с мальчиком.


* * *


Надо сказать, что приступ, который накрыл меня так стремительно, что я вылетел из тоннеля наружу позабыв про опасность, был, наверное, самым сильным в жизни. До этого случая я испытывал дискомфорт в замкнутых пространствах, но это был именно небольшое неудобство, но никак не полноценный приступ паники, как сейчас. И с помощью небольшого волевого усилия я вполне справлялся.

Но не сейчас. Подстегиваемый волнами ужаса, практически не контролируя себя, я смог остановиться только в тот момент, когда выскочил на открытое пространство и увидел над головой небо. Примерно с минуту я просто стоял, позабыл про опасность, наслаждаясь светом и свежим воздухом, прислушиваясь, как неистово трепыхающееся в груди сердце возвращается к нормальному ритму.

К счастью, мне несказанно повезло, и никого из туземцев рядом не оказалось, иначе на этом путешествие подошло бы к концу. Через некоторое время, осознав, что действительно стою на открытом пространстве и виден со всех сторон, как маяк в порту, я, охнув, торопливо присел и спрятался за камни.

Подождав пару минут, убедившись, что в мою сторону не бегут разъяренные туземцы с копьями наперевес, я осторожно выглянул и увидел то место, которое, как я теперь и не сомневался, было домом для племени вайтукку — туземцев, которые поклонялись механическому богу и, скорее всего, убили моих виртуальных родителей и дядю.

Практически идеально круглая зеленая долина диаметром в несколько километров, окруженная сплошным кольцом гор, с весело скачущим по камням нешироким потоком, который, спустившись со скал, разливался маленьким пресным озерцом.

Среди сплошного ковра зелени притаились небольшие, но очень аккуратные домики. С того расстояния, на котором находился я, было сложно разглядеть подробности, но четкие геометрические формы и равные расстояния, на которых находились строения, разительно отличались от тех хаотичных застроек, в которых проживали туземцы в городе.

Над ровными рядами крошечных домов, причем именно домов, а не хижин, как командир над своим войском, возвышался огромный храм в виде ступенчатой пирамиды. Эта картина вдруг подарила мне четкое ощущение дежавю. Долина, эти домики, храм… Именно это все увидела Ребекка, когда они с Томасом перевалили через горных хребет.

Ну-ка… Там еще на храме должно что-то блестеть — не иначе, как огромный бриллиант. Я напряг зрение, пытаясь разглядеть, но расстояние было слишком велико.

— Ну что, Джой, вперед, к приключениям?

Надо сказать, что прозвучал мой призыв именно как неуверенный вопрос. Я вдруг вспомнил, что в дядиной книге супругов Тэтчер, после того, как они вошли, наконец, в храм, ожидал ни больше, ни меньше, как целый оживший идол, и закончили они свое приключение именно на его алтаре. Правда, я так и не дочитал до конца. Скорее всего, в лучших традициях жанра, им все же удалось выйти сухими из воды, найти сокровище и стать богатыми и знаменитыми. Хотя, это не точно.

Мне же терять было нечего, поэтому, больше не тратя время, которого и так было немного, я принялся спускаться.

Надо сказать, что с этой стороны горной гряды спуск оказался более пологим. За спиной у меня, как и там, снаружи, возвышалась неприступная скала, но впереди, к счастью, не было никаких отвесных уступов и прочих радостей. Казалось, я стоял на краю огромного блюдца, «дном» которого и являлась заросшая лесом долина.

Идти было неимоверно легко, меня как будто кто-то постоянно подталкивал в спину, провоцируя перейти на бег. Но, помня о том, что несмотря на то, что до сих пор я не встретил ни одного человека, не считая того, снаружи, люди тут жили, причем в любую секунду могли обнаружиться где-то совсем близко.

Поэтому, периодически приседая и оглядываясь, я медленно и очень осторожно принялся преодолевать те пару сотен метров полого снижающегося каменного плато, усеянного крупными булыжниками, которые отделяли меня от густых зарослей внизу. Через пятнадцать минут я смог, наконец, облегченно вздохнуть, укрывшись под сенью густого леса. Понятное дело, что для меня, городского жителя, лес был не более безопасен, нежели открытое пространство, но все равно стало немного спокойнее.

Дойдя до зарослей, я стал передвигаться еще аккуратнее. До поселка, который находился ровно в центре долины, оставалось примерно километра два. И надо сказать, что в самом лесу уже чувствовалось влияние близко расположенной деревни. Первой жертвой стал Джой.

Не успели мы пройти и сотни метров, как пес, который бежал немного впереди, не издав ни единого звука, молча провалился, что называется «сквозь землю». В один прыжок преодолев разделяющее нас пространство, я с ужасом увидел своего бедного питомца, попавшего в самую настоящую ловчую яму и, как мне показалось с перепугу, пропоротого насквозь заточенным деревянным колом.

Наклонившись поближе, я понял, что Джой просто упал на самое дно ямы, раздвинув колья, которые скользнули по его гладкому металлическому корпусу, не причинив сколько-нибудь заметного вреда. Убедившись, что с ним все в порядке, я успокоился.

Правда, пришлось потратить минут двадцать на то, чтобы достать бедолагу из ловушки, при этом окончательно ее разрушив, но это были уже мелочи, по сравнению с той радостью, которую я испытал, когда увидел, что пес цел и невредим.

Надо сказать, что отделались мы легким испугом, а я получил полезный опыт, и с этого момента не только крутил головой по сторонам, а еще и внимательнейшим образом смотрел под ноги, так как, ввиду отсутствия на мне металлической брони, мое падение в такую же яму завершилось бы более плачевно.

На этом опасные приключения закончились, и до самого момента, когда я, наконец, не увидел тропинку и первый жалкий огород на окраине деревни, больше ничего, заслуживающего отдельного упоминания не произошло.

Это, если не считать трех убитых Джоем змей и одного гигантского кузнечика, размером с мою ладонь, за что питомцу отсыпали опыта как раз на следующий уровень. Итого — уже третий. Большой парень! Я распределил эту единицу характеристики и предыдущую, о которой забыл с прошлого раза, в интеллект и ловкость. Способность «Бросок» теперь была второго уровня, а также появилась новая, которую можно было изучить.

«Калечение»урон среднего уровня, при нанесении вызывает пятнадцатисекундный штраф к скорости передвижения противника в размере 60%, а также, в течении пяти секунд вдвое увеличивает шанс вызвать кровотечение способностью «Жестокая трепка».

Как мне показалось, довольно неплохое умение. По замедленному противнику и мне попасть проще, если что.

Тем временем, действительно показалась окраина деревни. Ну, как, окраина… Небольшой квадрат голой, вручную обработанной земли, огражденной шаткой конструкцией из жердин — это явно был чей-то огород. С уверенностью я смог опознать несколько растений — поспевающую кукурузу, которая тут составляла основной рацион питания местных жителей, тыкву, которую вообще сложно было перепутать, ну, и на этом все. Там была еще какая-то зелень, но я, к своему стыду, понятия не имел — что это. Какие-то стручки, плети с зелеными пупырчатыми шарами, размером с кулак, красные ягоды на раскидистых, бледно-зеленых кустиках…

Вдоль огорода вилась тропинка, уходя дальше, вглубь леса. Опасаясь быть замеченным, я не стал выходить непосредственно на тропу, а пошел приблизительно в том же направлении, прячась за высокими кустами.

Однако, через некоторое время я понял, что придется эти сельскохозяйственные угодья как-то обходить, если я не хочу, чтобы меня обнаружили раньше времени. Дело в том, что через несколько десятков метров, лес начал заметно редеть. Справа вдруг завилась другая тропинка, которая привела к еще одному огородику, потом я заметил еще и еще…

Через несколько минут я заметил первых жителей. К счастью, это были вовсе не воины, да и было им явно не до меня.

Надо сказать, что задолго до этой встречи я ощутил ее предвестник — слабый запах гари. И вот, наконец, обнаружил его источник.

Небольшой участок земли как раз находился в процессе превращения в очередной жалкий огородик, когда я подполз поближе, привлеченный движением и звуками.

Несколько женщин разных возрастов, причем там была и практически девочка, ребенок, и древняя, согнутая годами в колесо старуха, корчевали расколотые на части, обугленные пни. Часть территории уже пестрила ямами, оставшимися, очевидно, от уже выкорчеванных деревьев, и там уже вовсю ковырялись в земле еще две туземки, вооруженные неуклюжими мотыгами.

Присмотревшись внимательней, я снова начал сомневаться в уже, казалось, подтвержденном предположении, что это именно то, нужное мне племя. Уж очень жалко выглядели работающие женщины. Рваная, ветхая одежда, сутулые от работы спины, истощенные лица. Более-менее живой выглядела только девочка, остальные женщины были больше похожи на иссохшие тени.

Из рассказа старика Ашихты я вспомнил, что после поражения Тлалока в какой-то битве, он перестал творить чудеса, и племя пришло в упадок. Но, честно, такого я просто не ожидал. Туземцы, проживающие возле города, на побережье, выглядели намного упитаннее и здоровее. Да, когда я впервые увидел то, как они живут, это показалось мне кошмаром, но тут же царил настоящий ужас.

Насмотревшись на то, как в прорехах одежды мелькают обтянутые темной кожей кости, и как напрягаются в борьбе с неподатливым деревом жалкие мышцы, больше похожие на узловатые веревки, я почувствовал, что от ужаса на голове начали шевелиться волосы. Людей именно в таком состоянии, с таким же обреченным взглядом я видел и раньше, когда изучай историю войн человечества. Освобожденные пленники лагеря Аушвиц-Биркенау, сохранившиеся изображения более, чем столетней давности — вот, что мне напомнили эти несчастные женщины. А рубцы на обнаженной спине одной из туземок, еще больше усилили это сходство.

Осторожно, стараясь не потревожить лишний раз и листика на дереве, я отполз в сторонку. Приблизительное направление, в котором нужно было двигаться, у меня было, поэтому я не боялся заблудиться и действительно, через полчаса аккуратных перебежек по кустам, я увидел край поселка и первый дом.

Схватив за ошейник и затащив в кусты радостно было выскочившего на открытую местность Джоя, я снова засел в зарослях и приготовился наблюдать.

Надо сказать, что ощутимые следы упадка и разрушения присутствовали везде, начинаясь еще в крипте, через которую я пробирался после тоннеля. Дом, который я теперь смог рассмотреть поближе, нес на себе те же отпечатки.

С высоты и расстояния в пару километров, деревня вайтукку выглядела аккуратно, как игрушечная, однако вблизи это впечатление быстро рассеялось и наружу полезла неприглядная реальность.

От старого, очевидно, когда-то красивого и удобного дома, остался лишь остов — каменные стены, практически неподвластные времени. А вот деревянные перекрытия, крыша, двери — все то, что во влажном и теплом тропическом климате очень быстро приходит в негодность, скорее соответствовало тем самым кособоким хижинам, которые я видел еще в Пуэрто-Белло, а потом и в Белиз-Сити. Но никак не ровным каменным стенам, на которых кое-где еще сохранились следы геометрического рисунка, оставшегося со времен благоденствия племени.

Перед неуклюжей дверью, собранной из нескольких, никак не обработанных жердин, причем скрепленных между собой не гвоздями, как можно было бы ожидать от племени, знающего механику, а просто поперечной палкой, привязанной сухой лианой, сидела еще одна старуха с трясущейся головой. Она медленно, отдыхая после каждого удара, толкла что-то в огромной ступе.

Что удивительно, я до сих пор не встретил ни одного подтверждения тому, что это племя действительно имело дело с механикой. Возможно, а ведь такая мысль не приходила мне в голову раньше, это вовсе не вайтукку, а какие-то пришельцы, которые просто пришли на пустующее место. Но где тогда сами вайтукку?

Момент, который тоже вызвал некоторое недоумение — это численность туземцев. Разглядывая долину от самого кольца гор, я, не пересчитывая, навскидку оценил количество домиков в несколько десятков, возможно, около сотни штук. Учитывая, что семьи у туземцев довольно многочисленные, это давало в среднем от пятисот до тысячи человек жителей.

Я же пока встретил восьмерых, считая того охотника, которого оставил связанным у дерева там, снаружи. По идее, даже, если предположить, что количество людей в племени идет на убыль и осталось их не больше половины, то все равно — это минимум две, три сотни человек. И где же они все?

Хотя… Я же еще пока не видел центра поселка, а ведь есть еще и храм. Возможно, сейчас как раз проходят какие-то религиозное отправление, требующее присутствия всех жителей, исключая только немощных и бесправных? Как вариант. В любом случае, двигаться мне стоит именно туда.

Шепотом окликнув Джоя, я принялся обходить дом по широкой дуге, двигаясь, тем не менее, к центру долины. Вскоре, я увидел соседний дом, который показался мне и вовсе заброшенным — у него не было никаких признаков крыши, одни голые каменные стены. Следом за ним виднелся третий дом, потом еще один, уже побольше и вроде как немного получше сохранившийся. В целом, все говорило за то, что, если я как можно скорее не найду себе какое-то укрытые, то шансы быть обнаруженным — растут с каждой минутой.

Вдруг тишину разорвали детские крики и на улицу, а это уже была именно она, а не просто просека в стене леса, выбежала кучка ребятишек. Они пробежали в нескольких метрах от меня, скрючившегося и припавшего к земле в зарослях какого-то колючего кустарника, и с дикими криками умчались вдаль. Не заметили, но я понял, что это было, можно сказать, последнее предупреждение — скоро меня обнаружат, если я не предприму каких-то мер.

Присмотрев еще один полуразрушенный дом, я прокрался к нему, решив, все-же, дождаться ночи. Таймер показывал, что до какого-то, неизвестного мне пока события, оставалось еще тридцать шесть часов. До темноты — часов шесть.

Забившись в самую темную часть дома, в котором, как оказалось, было даже несколько комнат, я приготовился к долгому ожиданию. Джой послушно улегся рядом в пыль.

— Ну что, дружок, самое время немного подкрепиться, как ты думаешь?

Джой не нуждался в пище, в отличие от меня, но его молчание я воспринял, как знак дружеского одобрения, и развернул сверток с жареным мясом ящерицы, который тащил с собой еще с плато. Не сказал бы, что я был очень сильно голоден, но раз уж возникла возможность передохнуть и подкрепиться, не стоило ей пренебрегать.

Прислонившись к стене и жуя холодную, резиновую «ящерятину», я попытался представить, что может ожидать меня дальше. Возможность застать в живых родителей Шерлока я уже даже не рассматривал всерьез — слишком много прошло лет, дядя… Скорее всего тоже мертв. После того, что я услышал от Ашихты, я в этом почти и не сомневался, а уж когда увидел всех этих изможденных женщин…

Глупо предполагать, что люди, которым так откровенно не хватает пищи, несколько месяцев будут кормить пленника, скорее я бы поверил, что они его просто съедят.

Внезапно раздавшийся лязг металла, громкие голоса и топот шагов заставил меня позабыть и о еде, и о моих размышлениях. На улице, причем явно совсем недалеко, что-то происходило. Я замер, стараясь не шевелиться и даже не дышать, весь обратившись в слух.

Изначально, мне показалось, что шум раздается чуть ли не из соседней комнаты, и я, уверенный, что пришли, не иначе, как по мою душу, мысленно приготовился давать отпор. Однако, через несколько секунд источник звука явно начал смещаться, и я понял, что все происходит где-то снаружи, на улице.

Медленно, практически на корточках, шепотом приказав Джою сидеть без движения, я переполз в соседнюю комнату, где было окно. Прижавшись к стене рядом с проемом, я смог выглянуть, не привлекая внимания.

Застал я только хвост процессии, впрочем, и этого было достаточно для того, чтобы понять, в чем суть. Приличное количество туземцев, преимущественно молодых мужчин, вооруженных короткими метательными копьями с латунными наконечниками, подобными тем, которые я видел у своего пленника, шло, радостно переговариваясь, смеясь и выкрикивая что-то непонятное.

Причиной их радости, очевидно, были две небольшие, килограммов на тридцать, тушки косули, которые болтались, привязанные за ноги к длинным палкам. Помимо оленей, явным охотничьим трофеем был и связанный человек, который не особо отличаясь внешностью и цветом кожи от остальных, был одет в фабричного производства штаны и безрукавку, выдавая в себе жителя побережья.

Пленник шел довольно спокойно, не поднимая головы и не смотря по сторонам. Решив, что просто обязан узнать, куда повели этого мужчину и что с ним будут делать дальше, я вышел из дома.

Проблема была только одна — судя по всему, в самом центре поселения, вблизи храма, а именно туда повели пленника, дома будут расположены настолько плотно, что спрятаться не будет никакой возможности.

Пригибаясь и максимально быстро перебегая открытые участки, я поспешил вслед за мужчинами. То, что меня до сих пор не обнаружили, можно было принять за чудо, не иначе. Еще одной причиной этого можно было посчитать то, что джунгли постепенно вновь захватывали отвоеванную у них когда-то территорию, и все пространство между домами, за исключением широких троп, по сути, превратилось в заросли, в которых мне пока удавалось скрываться.

Вот так, где-то бегом, кое-где на корточках или ползком, но я уверенно приближался к цели, как мне казалось, моего путешествия — к огромному храму, мрачно нависающему над деревней.

Процессия, ведущая пленника, уже давно скрылась за деревьями — я, вынужденный передвигаться максимально тихо, сильно от них отстал. По дороге мне попалось несколько работающих женщин, еще одна группка играющей в грязи ребятни, и один незрячий старик.

Дед, глядящий в никуда неподвижными слепыми бельмами, жующий какую-то листву и периодически сплевывающий перед собой длинную струйку зеленой травяной слюны, едва не разрушил все мои планы, чутко отреагировав на осторожное шуршание в кустах мгновенным поворотом головы.

Мне пришлось просидеть в одном и том же положении долгих пятнадцать минут, пока старика не окликнула вышедшая из соседнего дома худая оборванная девчонка. После того, как он скрылся в темноте дверного проема, я позволил себе, наконец, вздохнуть, и поскорее пополз дальше.

Темп моего передвижения был крайне низким, и на площадь, которая располагалась у подножия и вокруг храма, я попал уже к началу представления.

Самый первый ряд домов, которые своими фасадами смотрели точно на храм, оказался вдвое выше остальных. Здания оказались двухэтажными. Сложенные целиком из огромных полированных базальтовых плит, они, очевидно, предназначались для проживания местной знати. Несмотря на то, что эти дома, в отличие от жилищ рядовых жителей, которых я уже успел повидать во множестве, сохранились, можно сказать, прекрасно, половина из них, судя по всему, тоже пустовала.

Проскользнув в распахнутый проем роскошного, по местным меркам, «особняка», я поднялся на второй этаж. Вместо лестницы тут использовался пологий пандус из цельной каменной плиты с неглубокими поперечными насечками.

Обзор площади был просто великолепным. Теперь, когда я видел, что творилось перед храмом, стало очевидно, почему же так мало народа встретилось по дороге сюда. На гладком пространстве, вытоптанном за десятки лет многими тысячами ног, сейчас находилось, на первый взгляд, более сотни, а то и полутора сотен взрослых мужчин.

Замерев в торжественной неподвижности, они стояли, не отрывая глаз от деревянного помоста, возвышавшегося на площади перед самым храмом. Когда же я, прищурившись, смог разглядел все подробности, я тоже застыл. Только чувствовал при этом отнюдь не благоговение.

Ледяной ужас и отвращение почти парализовали меня, и, не в силах отвести взгляд, я все смотрел и смотрел на помост, и на находившегося там человека. А мерный рокот далеких барабанов, где-то на самой границе сознания, только помогал погружению в этот кошмарный темный транс.

Глава опубликована: 25.06.2017
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ (вирт. в реале)
Действие произведения разворачивается в нашем мире, где начинает действовать магия или иные игровые атрибуты


Закрыть
Закрыть
↑ Вверх