Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Вуаль. Крыло первое.


2 506 +6    0    2    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фантастика/Боевая фантастика/Приключения
Размер:
Роман | 487 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
29.08.2021 - 23.09.2021
Серия повествует о славном космопирате, контрабандисте и убийце Айзеке Герасе, которого казнили в его мире. Он не умер, а попал в современную Российскую империю, оказавшись в тело молодого княжича Мышкина 19 лет отроду. Теперь ему нужно закончить Романовскую магическую академию, чтобы в будущем стать главой рода Мышкиных. Правда это будет сложно сделать, ведь Станислав Мышкин был ещё тем гавнюком. Основная печалька в том, что как в своём мире, так и здесь, маг из Айзека, как пловец из скверха, но ему есть что противопоставить тем, кто мешает ему жить. Только, произойдёт ли это, ведь княжича похищают неизвестные, прямо с порога больницы, где он очнулся после комы....
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 16

— Что за шум? — Выйдя из комнаты, я протёр глаза, оглядываясь по коридору, где сновали бойцы Токарева. — Ночные учения? Что тут случилось?

Ответа я не получил, по этому направился к кабинету, возле дверей которого стояли отец и Токарев. Уже на подходе удалось отметить, что лица у них крайне озадаченные. Не могу их винить в этом, ведь пропажа родовой гербовой печати это далеко не рядовое происшествие.

— Что произошло? Почему сигнализация сработала? — Сделал я обеспокоенный вид, как и полагается в подобных ситуациях.

— Гербовую печать украли. — Голос Ставра Мышкина был тяжёлым. — Ждём группу криминалистов из имперской полиции.

— Имперской полиции? — Захлопал я удивлённо глазами.

— Да. Нужно помещение на пальцы откатать и на следы использования магии проверить. — Взял слово Токарев, и после небольшой паузы добавил. — Сомневаюсь, что это даст результаты, но чем чёрт не шутит?

— Есть предположения, кто это мог сделать? — Участливо поинтересовался я, продолжая отыгрывать беспокойство.

— Есть. Это мог быть маг рангом грос практик или выше освоивший «стеклянное тело» или нечто подобное. — Задумчиво произнёс дядя Фёдор.

— А это как, «стеклянное тело»? — Поинтересовался я, почесав затылок.

— Вот так. — Коротко сказал бывший вояка, вытянув перед собой правую руку, сдавливая пятернёй что-то невидимо, после чего от него пахнуло лёгким ветерком, очертания его тела смазались, становясь прозрачными.

— Фига себе! — Только и успел сказать я, перед тем как моя челюсть сама собой опустилась вниз.

Местные маги просто нечто! За всё время на Фагрисе мне не доводилось встречать ничего подобного. Да он почти невидим! Даже стоя перед ним мне приходится напрягать зрение чтобы увидеть контуры его тела. Правда в окулусе его силуэт отчётливо виден. Хорошо что Скоба старший не умел таких штук, иначе я бы выхватил, и даже не понял как. Чувствую, не мало придётся горя хапнуть от местных кудесников, пока в бурсе буду учиться.

— Да... Это достаточно сложная в освоение техника. — Сказав это, Токарев принял свой прежний вид. — Не так много магов ею владеют, по этому я склоняюсь к тому, что кража печати дело рук кого-то из поместья.

— Из поместья? — Сделал я как можно более удивлённый вид, решив плеснуть пром-энерголита в реактор. — А дядюшка Гийом не мог этого сделать? Печать пропала когда он приехал....

— Не мог. Я только что от оператора. Гийом не покидал своей спальни, по крайней мере через дверь. — Немного помедлив, как-то странно взглянув на меня, безопасник добавил. — В любом случае, когда прибудет группа криминалистов его модуляцию эфира тоже снимем для проверки. Только это всё равно не он. Сейф вскрыт мастерски, никаких явных следов взлома нет. Не думаю, что у него хватило бы способностей. Может экспертная группа что-нибудь найдёт, но при визуальном осмотре я ничего выявил. С сейфом вообще очень странный момент, как и с сигнализацией на окне.

— А может это был кто-то кто знал код? — Выдвинул я заведомо ложное предположение.

— Исключено, сын. — Покачал головой Ставр, прибывая в тягостной задумчивости. — Кроме меня код от сейфа никто не знал. Я его не записывал нигде, и никому не говорил.

— Ставр, мне нужно твоё разрешение на обыск поместья. — Обратился Токарев к отцу, доставая из нагрудного кармана вибрирующий смартфон. — Я всё же думаю, что печать не покинула поместья. Судя по камерам, периметр не нарушался, а значит это кто-то из персонала.

— Хорошо, делай всё, что в твоих силах, друг. — Дал добро глава рода Мышкиных. — Что не в твоих, тоже делай. У тебя полная свобода действий. Сегодня уже восьмое число. Два дня до того, как прибудет посланник из титулярной коллегии.

— Помню, Ставр. Всё помню. — С мрачно решимостью в голосе сказал Токарев, взглянув на экран опять завибрировавшего от сообщения телефона. — Пойду к оператору пока. Ещё раз взгляну на видео с камер, может что просмотрели.

— «Легки на помине» — Подумал я, взглянув в сторону лестницы, откуда к нам приближались Гийом с Дмитрием, после чего обратился к отцу. — Не переживай отец, думаю пропажа скоро найдётся. Дядя Фёдор, знает своё дело. Я могу чем-нибудь помочь?

— Спасибо, Стас. — Ставр тронул меня за плечо, покачав головой. — Иди лучше спать ложись. Время позднее.

Я хотел ответить «Уснёшь тут, как же», но Гийом закудахтал раньше, ещё на подходе, в своей излюбленной эмоциональной манере.

— Ставр, что случилось? Что это был за вой? — Начал распаляться дядюшка махая руками, будто отгонял от себя мух, а я приготовился наблюдать его реакцию. — На поместье напали?

— Нет, Гийом. — Покачал головой отец, посмотрев в кабинет, через приоткрытую дверь. — Родовую гербовую печать из сейфа похитили.

— Как похитили? — Захлопал глазами Гийом, стоя с приоткрытым от удивления ртом. — Этого быть не может....

— Боюсь, что может. — Пожал плечами отец, тяжело вздохнув, продолжая являть собой воплощение самообладания.

— Да, кому она могла понадобиться? — Взвизгнул патлатый скверх, бледнея на глазах, стреляя взглядом полным смятения по всем присутствующим, в том числе по Гийому. — Это невозможно....

— Как бы то ни было, печать украдена. — Констатировал я, глядя, как моего братца накрывает истерика.

— Заткнись. — Рыкнул на меня братец, одаривая полным ненависти взглядом. — Тебя не спрашивали.

— Ага, да. — Издевательски улыбнувшись парочке сверхов, я обратился к Ставру. — Отец, если понадоблюсь, то буду в своей комнате.

Слегка поклонившись, я развернулся по направлению к комнате, и специально задев плечом братца, неторопливо направился к себе. Остановившись перед дверью, ещё раз взглянув в конец коридора, где сейчас находился отец в окружении двух скверхов, вошёл внутрь, прикрывая за собой дверь, чувствуя, как от злого азарта веретено начинает ещё сильнее закручивать оргон. Какой тут сон, когда веретено само намекает на то, чтобы начать заниматься пряжей? Пять с половиной часов до утра у меня есть. Если хорошо постараться, то с рассветом у меня будет протянут меридиан к желудку. Мост уже ускоряет сращивание костей кисти, но с меридианом это дело пойдёт гораздо быстрее. Единственный минус в том, что мне придётся чаще питаться. Нужно будет позаботится о каких-нибудь перекусах. Благо, что в этом мире с нормальной едой и её получением нет проблем. На «Катастрофе» иногда приходилось затягивать пояс. Ощутимее всего это было когда мы уходили на несколько недель в дрейф, из-за того, что гвардейская псарня «Единоправов» устраивала рейды по нодам в поисках нас. Линкор не маленький, но сделан не из резины, растягиваться не умеет. Приходилось выбирать, хочешь ли ты быть с набитым пузом или иметь дополнительный боезапас, лишний кислород и топливо для реактора. Сейчас передо мной таких трудностей не стоит. Единственная проблема, эта наша «фея кухни» Анжела, которая сильно не любит, когда кто-то шатается по её «царству», обладающая не менее взрывным характером чем у Токарева и вообще не слышавшая об иерархии титулования. Исходя из воспоминаний княжича, будь ты хоть императором, а половником получить по макушке можно запросто. Стас кстати получал, за то, что частенько любил заскочить в необеденное время, и стянуть что-нибудь вкусненькое. Анжеле было не жалко съестных припасов, но у неё опускалось забрало всегда, когда кто-то заходил на кухню в верхней одежде и уличной обуви.

Улёгшись в кровать, прикрыв глаза и скрестив руки на груди, я приступил к пряже. За этим занятием даже не заметил, как наступило ранее утро. Один раз пришлось прерваться, из-за того, что ко мне зашёл Токарев. Дядя Фёдор на долго не задержался, лишь поинтересовавшись не видел ли я чего необычного, когда заходил в кабинет отца. Благополучно соврав, что ничего не видел, проводил старого вояку, после чего запихнув куда подальше едва ощутимые позывы совести, которая решила проснуться и поскулить, вновь принял рабочее положение. Разумеется я понимаю, что своим поступком обеспечил всем бессонную ночь, кучу переживаний и беготню, но лучше так, чем вооружённое нападение в следующую субботу. Жертвы среди бойцов Токарева мне не нужны, хоть я не глава рода, но это и мои люди тоже, в какой-то мере, да и по карману сильно ударит. Мышкины выплачивают далеко не маленькие компенсации семьям погибших на службе роду. Вдруг мне на «тортики» хватать не будет, или месячный бюджет урежут? Не-не-не! Я как никто другой заинтересован в финансовом благополучии своего рода, мне ещё здесь о-очень долго жить, и хочется делать это хорошо и на широкую ногу.

Шикая от боли в запястье, в этот раз мне удалось справиться с пуговицей на штанах без помощи Анны. Меридиан завершён, а значит, не позже чем через десять дней наступит полное сращивание. Не смотря на это, лангет снимать не буду спешить. Ещё немного посимулирую травму, чтобы ко мне не возникало лишних вопросов, по поводу быстрого исцеления. Можно съехать на юный возраст и растущий организм, но самая правдивая ложь та, которая не сказана.

Завязав галстук перед зеркальной дверью гардероба, я подошёл к спикеру, и сверившись со временем на смартфоне зажал кнопку вызова управляющего.

— М-да-да! Слушаю. — Послышался в динамике бодрый, не смотря на ранний час голос Призрака.

— Утречко, Валерий Кузьмич. — Поздоровался я, решая сразу перейти к делу. — Анна на месте? Мне её помощь нужна с одним вопросом.

— Конечно, голубчик. — Так же воодушевлённо проговорил своим певучим голосом Призрак, после чего уже менее радостным тоном поинтересовался. — Вы там как, княжич Станислав. Я уже знаю о произошедшем. Такое горе, такое горе...

— Да. Валерий Кузьмич, но думаю скоро всё разрешится. — Уверено произнёс я, решив дать дополнительные указания. — Пусть Анна, как освободится зайдёт ко мне в комнату. Выдайте ей письменные принадлежности и штуки три гербовых бланка с конвертом для официальных обращений. Мне нужно кое-какие документы в лицей оформить.

— Понял, голубчик... Понял. Всенепременно будет исполнено. Что-нибудь ещё?

-Нет, это всё.

— Тогда-с до связи, Станислав. Откланиваюсь....

— «Давайте-с» -С усмешкой произнёс я, после того, как отпустил кнопку.

Минут десять пришлось мерить комнату шагами, пока в дверь не постучали, а через несколько секунд ко мне вошла Анна. Девушка как всегда улыбалась своей открытой улыбкой, при взгляде на которую, лёгкий мандраж от предстоящего дела сразу улетучился.

— Доброе утро, княжич Станислав. — Анна сделала едва заметный книксен, держа в руках поднос со всем необходимым.

Хоть она сейчас улыбалась, но по глазам было видно, что девушка чем-то озабочена, и я даже догадывался чем.

— Анна, мы одни... — Намекнул я, решив напомнить о нашем с не уговоре.

— Да, Стан... Стас. — Запнулась девушка, с лица которой тут же сошла улыбка. — Я сама не своя от происходящего здесь. Испереживалась вся. Как такое могло случится? Даже думать страшно, что теперь будет.

— Всё будет хорошо, Анна. — Я легонько тронул девушку за плечо, аккуратно погладив, чтобы успокоить. — Обещаю, что скоро ситуация разрешится и печать вернётся главе рода.

Было видно, что она искренне переживает за наш род. Ничего удивительного, ведь у Мышкиных нет текучки персонала в отличие от других родов. Причина здесь не в высокой заработанной плате, хотя она на довольно приличном уровне, даже в сравнение с более обеспеченными семьями, или каком-то нереальном социальном пакете. Дело в отношении к персоналу. Ставр с ранних лет прививал Стасу и Дмитрию, что нельзя обижать людей, которые на тебя работают, а если наказывать или поощрять, то только по справедливости и никак иначе. Благодаря этому правилу, наш род не испытывает недостатка в сотрудниках ни для особняка, ни для конюшен.

— Мне бы такую уверенность, Стас. — Грустно вздохнула Анна, опустив глаза. — Сердце не на месте. Ваш брат на взводе, а ты спокоен, будто ничего не произошло.

— Надеюсь он не ходит по поместью и не демонстрирует свои психи каждому встречному? — Мне захотелось разузнать об этом моменте побольше. — Тебя не обижал?

— Нет, Стас. Что ты? Они с дядей сильно ругались, когда я им напитки относила. — Девушка на секунду прервалась, а на её лице появился румянец. — Не подумайте только, что я подслушивала, просто они очень громко друг на друга кричали, но когда я постучала они прекратили. Видимо Дмитрий очень сильно обидел маркиза, раз тот решил покинуть поместье сегодня к обеду.

— Ты очень добрая. — Беззаботно улыбнувшись, я указал девушке на свой письменный стол у окна комнаты, стараясь не показать своего недовольства скорым отъездом Гийома. — Присаживайся Анна, у нас не так много времени. Нужно спешить....

— Поняла, сейчас. — Без лишних расспросов решительно кивнула девушка, порхнув к столу со своей привычной грацией.

Дождавшись, когда Анна приготовится я положив перед ней гербовый бланк зашёл на сайт Петроградской ратуши и принялся диктовать слово за словом.

Уже после первой части текста, девушка испуганно посмотрела на меня захлопав ресницами, прикрывая рот ладонью, будто старалась поймать слова.

— Это ведь не может быть правдой... — Тихо прошептала Анна, замотав головой, отказываясь верить. — Неужели он....

— Да, Анна. У меня есть все доказательства. — Немного приврал я. — Пожалуйста, давай поторопимся.

— Хорошо, хорошо....

Через двадцать минут, я ещё раз перечитав написанное Анной, удовлетворенно кивнул не найдя ошибок, и попросил девушку подняться.

— Не могу даже представить, что вы сейчас чувствуете. — Тихо произнесла Анна, отойдя в сторону не поднимая глаз.

— Разочарование... Лишь разочарование. — Спокойно сказав это, я склонился над столом. — Анна, теперь я попрошу тебя не говорить никому до обеда об увиденном. От этого зависит само существование рода Мышкиных.

— Я поняла. — Закивала быстро девушка, теребя подол фартука.

— А об этом, тем более... — Моя рука скользнула в карман пиджака, доставая оттуда печать.

— Это ведь, то о чём я думаю? — Чуть не подпрыгнула Анна от удивления, не поверив своим глазам.

— Да. Это и есть гербовая печать рода Мышкиных. — Наложив печать на первый бланк я надавил на рукоять c маленьким отверстием, поморщившись от лёгкого укола и воздействия эфира, прошедшего через левую руку.

Затаив дыхание, отведя печать в сторону, напряжение покинуло меня. На бланке красовался геральдический щит с головой медведя, двумя перекрещенными алебардами, под которыми был силуэт небольшой мышки, идущей в левую сторону. Ещё больше интересным было то, что каждый контур изображения подсвечивался нежно голубым цветом.

— Красиво. — Тихо протянула Анна, рассматривая герб подойдя поближе, после чего немного смутившись тронула меня за руку. — Стас, у тебя не будет проблем из-за этого?

— Не знаю. Может отец отругает за самоуправство, — пожал я плечами, усмехнувшись. — Но могу сказать точно, что у кого-то их будет гораздо больше, чем у меня. Анна сделай для меня ещё кое-что.…

Дав инструкции и обменявшись с девушкой телефонами, я написал сообщение в черновик для отправки Токареву в нужный момент. Кстати, нужно будет его сейчас найти, и немного «обработать», чтобы мои задумки не пошли скверху под хвост.

Запечатав конверт, я вышел в коридор, предполагая, что Токарев находится в кабинете и не прогадал. Уже на подходе было слышно, как старый вояка покрикивает на криминалистов имперской полиции, упрекая их в том, что они топчут улики.

— Дядь Фёдор? — Осторожно выглянул я из дверного проёма, как скверх из засады.

— Да, что вы творите!? — Взялся за голову Токарев, видя как один из криминалистов положил чемодан на стол, после чего выругавшись, повернулся ко мне. — Что такое Стас? Ну это беда, просто! Что ты там ручкой тычешь?! Перчатки одевать учили?

— Можно у тебя, дядь Фёдор, самого быстрого бойца на колёсах позаимствовать? — Невинно спросил я, мысленно благодаря судьбу за сложившуюся сейчас ситуацию.

— Стас, прошу, повремени с выездами. Умоляю тебя, сейчас все при деле, к тому же я запретил выезд из поместья до обеда всем.

— Да, не, я никуда не поеду. Мне перечень выбранных лекций в лицей нужно передать декану. Просили срочно это сделать, а то выходные завтра. Из головы вылетело....

— Вот, холера... — Тяжело вздохнул Токарев. — Ладно, иди к гаражу, сейчас этого бездельника Рику туда направлю, и на ворота звякну, чтобы выпустили.

— Спасибо, дядя Фёдор. — Поблагодарил я, находясь уже на низком старте от кабинета.

Путь до гаража не занял у меня много времени, от накатившего злого азарта, ноги несли сами собой. Рикошет уже ждал меня, натягивая на руки перчатки с обрезанными пальцами, которые он почему-то считал «гоночными».

— Княжич Станислав, бравый пилот-универсал Сергей Решетило управляющий всем, начиная от боинга и заканчивая сивой коровой в ваше распоряжение прибыл. — Завернув кепку козырьком назад, боец выпрямился, картинно отдав честь.

— Вольно боец. — Поддержал я игру нашего пилота. — Доверяю тебе архиважную миссию. В твою задачу входит доставить этот пакет в Петроградскую ратушу княжеского совета и отдать уполномоченному судебному исполнителю для заверения. Как только это произойдёт, не менее быстро возвращаешься на «базу» и возвращаешь пакет мне. Вопросы?

— Никак нет, княже. Только....

— Все выписанные штрафы оплачу из своего кармана.

— Вот это другое дело, — Довольно осклабился Рика, позвякивая ключами с брелоком в руке, принимая пакет, но от чего-то замерев на месте.

— А вот у меня, вопросы есть, в отличии от него. — Раздался за моей спиной спокойный голос Токарева, который вышагнул буквально из воздуха. — Езжай Рика куда сказано, а нам с княжичем Станиславом нужно поговорить.

— Что меня выдало? — Не потеряв самообладания от неожиданности поинтересовался я у старого вояки.

— В общем то ничего. Просто показалось странным, что для отключения сигнализации использовали мятную жвачку. Подсказать одного любителя таковой? Да и по этому стоку, что рядом с кабинетом ты частенько сбегал, когда тебя наказывали.

— А вы хорошо меня знаете... — Улыбнулся я, скрещивая руки перед собой, после чего из меня ушла напускная весёлость.

— Достаточно хорошо, чтобы с уверенность утверждать, что ты затеял всё это не из пустого баловства. — Токарев помедлил, измеряя меня взглядом, не поведя и бровью, когда рядом с нами с буксом проскочил автомобиль с Рикой за рулём. — Не желаешь объяснить, с какой целью ты это сделал?

— Разумеется объясню, тем более, что я сам собирался это сделать, только чуть позже, когда Рика вернулся бы. — Не соврал я, решая перестраховаться, и доставая телефон. — Дядя Фёдор, сейчас я расскажу вам, только прошу, после моего рассказа не хватайтесь за оружие, и не идите устанавливать справедливость....

— Всё настолько серьёзно?

Блямкнувшая смс-ка на телефоне дяди Фёдора стала ему ответом. Одним ловким движением достав смартфон, Токарев прочитал посланное мной сообщение. По мере его прочтения, глаза старого вояки начали увеличиваться в размерах.

— Это только прелюдия, а теперь сам рассказ, только держите себя в руках.

На повествование у меня ушло чуть меньше десяти минут. Токарев терпеливо слушал, изредка задавая интересующие вопросы. Я отвечал ему в меру своих возможностей, наблюдая, как старый вояка потихоньку начинает белеть. К концу рассказа, мне даже начало казаться, что Токарев постарел на пятёрку лет, а мимические морщины по уголкам глаз, увеличились в глубину.

— Стас, ты меня в гроб загонишь... — Подал спустя какое-то время голос дядя Фёдор. — Что если ты ошибаешься?

— Тогда я сдамся на милость нашего главы рода и приму справедливое наказание, по всей строгости. — Заранее заготовленная мной фраза подействовала на Токарева, к тому же, я изначально знал на что шёл. — Дядь Фёдор, ты мне поможешь?

— Доведёшь ты старика, Стас... Ох доведёшь.... — Укоризненно кивая головой, запричитал Токарев, после чего махнул рукой. — А-а-а, ёлки зелёные! Помогу конечно, куда мне деваться? — После чего, более мрачным голосом, добавил. — Боюсь только, что палец нечаянно соскользнёт... Пойду «Миротворца» заряжать.…

Услышав голос отца в нашей семейной столовой, я вышел с будничным видом из кухни с подносом, держа в зубах пирожок. Это не осталось незамеченным, патлатым скверх, тут же среагировал.

— А что, ты у нас теперь за прислугу? — И скорчив недовольную моську, понимая, что ответа от меня не дождётся из-за того, что мой рот сейчас забит, уселся на своё место, добавляя. — Одичалый....

— Весь персонал кухни, у Токарева. Показания дают... — Удостоил я ответом своего братца после того, как расставил стаканы с соком и вытянув пирожок изо рта и нагнувшись над ним понизил голос. — Радуйся, что самому ножками не пришлось топать на кухню.

— Мальчики, не ссорьтесь. — Устало произнесла мама Эва. — Тут такое случилось, хоть сейчас будьте друг к другу терпимее. Возможно, наш род вскоре ждут тяжёлые времена, мы должны быть более сплочёнными, ведь мы — одна семья.

— Эва, не сгущай краски. — Спокойно произнёс Ставр, с теплотой взглянув на свою жену, а потом на нас с братом. — Я уже давно позаботился обо всём. У нас достаточно денег на дальнейшую достойную жизнь и чтобы выучить сыновей. Пусть мы будем жить не так, как сейчас, но бедствовать точно не будем. Уверяю тебя.

— А как же дело всей твоей жизни? Род? — Слегка подрагивающим голосом спросила мать, взяв в свою руку, руку отца.

— Дело — я могу начать заново, а с позором, что не выполнил своих обязанностей, как глава рода — придётся жить до конца дней. — Не смотря на то, что самообладанию Отца могла бы позавидовать гранитная плита, на его лице проступило горестное выражение. — Мне плевать, по большому счёту, что будет говорить обо мне совет князей, мне перед тобой, Эва, предками и сыновьями стыдно, за то, что не справился со своими обязанностями не сохранив семейного наследия.

— Было бы, что сохранять. — Тихо пробубнил себе под нос Дмитрий, залпом допивая стакан сока, но его услышали абсолютно все, кто сидел за столом.

— Ставр, — перевёл внимание на себя Гийом, видимо пытаясь сгладить ситуацию. — После этого происшествия, я не в праве просить тебя о помощи. Я связался со своим другом в Петрограде, он мне поможет. Не хочу обременять тебя, когда и так тяжело, по этому после завтрака отправлюсь к нему. Он согласился мне помочь.

— Хорошо, Гийом. Спасибо, что вошёл в моё положение. — Степенно кивнул отец, повернувшись в сторону арки входа в столовую, в которую будто снежный ком влетел Рика, приговаривая «Простите, Простите, Простите» на полусогнутых ногах, видимо решив, что он так менее заметен и вручил мне пакет, после чего чуть ли не гуськом, приговаривая «Ухожу, ухожу, ухожу» покинул столовую под недоуменные взгляды.

Видя, что всё внимание приковано сейчас ко мне, я потёр руки, и взяв со стола вилку, разорвал опечатанный магической печатью пакет.

— Сын, не хочешь рассказать, что это сейчас было? — Настойчиво спросил Ставр, который хорошо знал символ печати княжеского совета ратуши.

— Это самоуправство отец, в чистейшем его проявлении. — Ответив это, мой взгляд остановился на Дмитрии. — У меня не было выбора, ведь у нас в славном роду Мышкиных, завелась одна огромная патлатая крыса, спевшаяся, — мой палец упёрся в Гийома, а тон моего голоса начал повышаться. — Вот с этим хорьком! Дима! Зачем вам с Гийомом понадобилась печать? Говори быстро!

Последнюю фразу вскочив со своего места я буквально прошипел в лицо своему брату.

— А почему всё должно было достаться тебе? — Сам от себя не ожидая взвыл Двитрий, раненным в живот скверхом. — Я слышал ваш разговор с матерью, отец! Слышал, когда вы обсуждали, что он будет следующим главой рода!

Сейчас братец был явно не в себе. Впрочем, не удивительно, после того чудного коктейля химозы, которым пытался меня напичкать Велланский, и который сейчас был в стакане Дмитрия. С того лекаря херова, я тоже живым не слезу, но это потом, а сейчас размажу этих двух гадёнышей, по своему «кованному капитанскому сапогу», чтобы влага на их шарах утолила им жажду.

— Значит, это правда... — Раздался мрачны голос Токарева, а в затылок дёрнувшегося Гийома, который хотел вскочить из-за стола, упёрся ствол увесистого револьвера с треугольным трёхзарядным барабаном. — Руки в гору! Шевельнёшься, и у меня соскользнёт палец. Садись, маркиз, не доводи до греха.

— Почему ты это сделал? Что ты хотел? — Одним движением левой руки, активируя контур вуали, я опустил на стул собирающегося вскочить на ноги Дмитрия.

— Мы... Я...Я... Мы хотели получить с Гийомом печать, после чего заставить отца отказаться от должности главы рода в мою пользу. Если бы это произошло... А потом! А потом мы бы избавились от тебя, я бы принёс вассальную клятву роду Экторов де Виллар и индицировал распад... Распад рода Мышкиных! А потом! Дядя принял бы меня в род, и я бы уехал в столицу из этой дыры, ведь я был бы уже не Мышкин! — Задыхаясь от гнева, Дмитрий говоривший всё это время на грани надрыва, начал часто дышать, после чего истерическое состояние начало его покидать. — Почему? Зачем я всё это сказал? Я не хотел....

— Спасибо, Дмитрий. — Поблагодарив братца, мой взгляд перешёл на Гийома, который сидел с поднятыми руками и ехидно так, погано скалился. — Дальше рассказ продолжу уже я, но перед этим. — Моя рука скользнула в пакет, а перед Дмитрием на стол лёг гербовый бланк княжеского совета. — Вот, ознакомься. Теперь твоя очередь вспоминать знакомые буквы.

— Что это? — Растерянно спросил Дмитрий, глядя на бланк отупевшим взглядом.

— Это постановление княжеского суда. Я, княжич Мышкин, как наследник рода Мышкиных, обвинил тебя в совершении преступления против собственного рода, а в качестве наказания, предложил лишить тебя права стать главой преданного тобой рода и лишить титула. Можешь обжаловать постановление. У тебя на это есть десять дней.

— И обжалую! — Взвизгнул патлатый скверх, отшвыривая бланк. — У тебя....

— Да всё, у меня есть. — Устало произнеся это, я запустил руку под стол, доставая оттуда свой смартфон, приклеенный на пластырь со включённой записью. — ... Заткнись, ты уже и так дел натворил. Лучше не на меня зыркай, а отцу с матерью в глаза посмотри. И скажи спасибо, что мы живём не четыре сотни лет назад, иначе, тебя за подобное... уже к лошадям на центральной площади Петрограда привязывали.

— Браво... Браво! Я восхищён. — Протягивая каждое слово произнёс Гийом. — Извиняйте, что похлопать не могу. Теперь можно я пойду?

— Если только вперёд ногами.... — Ледяным голосом пробасил Токарев, чуточку сильней прижав ствол к затылку маркиза.

— Как ты мог, Гийом? — Почти безжизненным, едва слышным голосом прошелестела мама Эва, с остекленевшими, от застывших слёз, глазами, а мне почему-то захотелось пустить кровь этому хлыщу.

— Потому, что он весь в долгах, как в шелках. Так бы он решил свои финансовые проблемы.

Мне хотелось продолжить рассказ, но в столовую, вновь снежным комом влетел Рика, с криками «Там-там!» после чего вновь скрылся с глаз. Стоило ему это сделать, как в зал вошли двое военных по форме, а следом за ними пожилой, статного вида мужчина в знаках отличия императорской семьи. В руках у него была увесистая папка.

— Приветствую вас, Платон Абрамович. — Обратился отец, вставая со своего места, слегка приклонив голову.

— Не нужно приветствий, Ставр Гаврилович. — Выставил руку, тут же открывая папку. — Вижу, вы тут заняты. Продолжайте, меня не касается происходящее здесь.

— Не ждал вас так рано, Платон Абрамович. — Немного смутился отец, мазнув взглядом по Токареву, который продолжал не поведя бровью держать ствол у головы Гийома. — Вроде ещё не десятое число.

— Да новые правила, Ставр. Будь они неладны. Десятое число на воскресенье попало, а господам князьям невдобно. Теперь, если на субботу или же воскресенье будет выпадать, то на пятницу переносится.

— Прошу прощение. — Слегка приклонив голову перед визитёром из титулярной канцелярии, я подошёл к отцу протягивая завёрнутую в платок печать, тихо шепнув. — Потом ругать будешь....

Ставр Мышкин одарил меня многообещающим взглядом, направляясь к Платону Абрамовичу, который уже стоял с открытой папкой. Действо заняло несколько секунд, после чего лейб-гвардейцы, удалились так же быстро, как и появились.

— Ну, и я тоже пойду. — Изрёк Гийом, но левая рука Токарева легла ему на плечо. — Как бы вы не хотели, — продолжил он высокомерным тоном. — Но сделать, ни-че-го вы мне не можете. Чтобы избежать пошлин, мой визит сюда оформлен в посольстве как «дипломатический». Если с моей головы упадёт хоть один волосок, то представляете, что потом начнётся?

— Я, и об этом, позаботился. — Елейным голосом пропев эту фразу, моя рука вновь потянулась в пакет, откуда появился ещё один бланк, который лёг перед Гийомом обратной стороной, а я обратился к отцу. — Отец, «этот», не знаю как его назвать, специально попросил у тебя людей на «якобы» на охрану выставки, чтобы ослабить охрану поместья, и совершить налёт для того, чтобы завладеть печатью.

— Уже догадываюсь. — Жёстким голосом отчеканил отец, холодный взгляд которого начал наливаться кровью.

— Чтобы спугнуть его, и вывести на чистую воду, я решил украсть печать раньше. Не хотел допустить перестрелки и гибели наших людей.

— Это я тоже понимая. — Ставр сейчас не смотрел на меня, а казалось решал судьбу Гийома. — Один вопрос. Как ты узнал код от сейфа?

— А что там узнавать? 66-25-46-42-2-58-84-45. На панели ввода под каждой цифрой есть буквы. Ты использовал имя и фамилию будущего главы рода «Станислав Мышкин».

— Почему, отец? — Начал завывать Дмитрий, пустив слезу. — Почему он, а не я?

— Именно по этому, Дим. — Загадочно ответил Ставр. — Ищи ответ в своих поступках. Может твой брат, где-то бывает легкомысленным, иногда несерьёзным, но у тебя нет даже половины его человеческих качеств. Подумай над этим.

— Поверни, я не умею через лист читать. — Напыщенным тоном веря в свою безнаказанность процедил сквозь зубы Гийом.

— Пожалуйста, давай сэкономим время. — Пожав плечами, поддев лист ногтями, я перевернул его. — С этого дня за преступления против нашего рода ты объявлен врагом семьи Мышкиных. И будь ты трижды дипломатом, дядя Фёдор сейчас может спокойно, не опасаясь ни за какие последствия нажать на курок.

— Вот это — княжеский подарок! — Не скрывая кровожадности в голосе поблагодарил Токарев.

— Извини за самоуправство отец, я написал прошение от твоего имени.

— Извиняю, но тебя тоже ждёт наказание. Эва закрой глаза. — Произнёс Ставр, начиная поднимать руку, вокруг которой сгустился воздух, загудев от эфира, будто сейчас в толовой прогревался небольшой реактивный двигатель.

— Отец, прошу подожди! — Замотал я рукой, торопливо разрывая пакет полностью, доставая последний гербовый бланк и протягивая его Ставру. — Вот, держи. Тебе решать что с этим делать.

Треск на мгновение стих, после чего глава рода взял протянутый ему бланк. Быстро пробежав по нему глазами, Ставр недоумённо пожал плечами нахмурившись. Вместо ответа, я кивнул на маму Эву, которая не закрыла глаза. Женщина находилась в предобморочном состоянии. Не удивительно, ведь сегодня на неё многое свалилось, предательство сына, брата, а сейчас ещё и возможная смерть последнего.

— Прошу, подумай, отец. Если ты этим воспользуешься, то его ждёт кое-что страшнее смерти. Особняк Гийома в Милане уже находится в залоге. Скоро его начнут рвать кредиторы, если он раньше не сядет. — Видя, что глава рода задумался, я привёл ещё один довод. — Он хотел разрушить наш род, лишить тебя любимого дела и оставить нас ни с чем. Убийство для него — слишком лёгкое наказание.

— Пожалуй, ты прав Станислав. — Задумчиво сказал отец, глядя на свою жену, которая сейчас прибывала в отрешённом состоянии, положив бланк с печатью княжеского совета перед Гийомом.

— Мне уже надоело читать за сегодня! Что на этот раз? — Всё так же дерзко в повышенном тоне прогнусил Гийом.

— Это уведомление о том, что наш род аннексирует твоё имущество, находящееся на хранение у нас. — Пояснил Ставр Мышкин, каменным голосом. — Завтра, из казначейства княжеского совета, прибудет оценщик и казначей, за десятью процентами.

— Какое им.... — Слова застряли у Гийома в горле, будто ему на шею накинули удавку. Видимо до него только что дошло, что под «имуществом» имеются в виду четыре бокса с золотыми побрякушками, которые находятся сейчас в нашем арсенале. — Ставр, ты не можешь так поступить....

— Тогда, могу казнить тебя прямо сейчас. Похищение наследника рода, преступление против рода. Наказание за это одно, не мне тебе рассказывать. Решай. — Сказав это, отец повернулся ко мне. — Стас, у тебя всё?

— Да отец, мне больше нечего сказать.

— Тогда, иди в свою комнату и жди. Как здесь разберусь, решу, что с тобой делать.

— Э-х-х... — Тяжело вздохнув, слегка поклонившись, я зашагал прочь. — «Вот так всегда, на самом интересном месте. Может у дяди Фёдоро палец бы соскочил, а я всё пропущу? И вообще! То дед Нейтан меня тянул по поводу и без, теперь Ставр Мышкин. Где-то, я всё же нагрешил в прошлой жизни... Надеюсь, меня не выпорют. Вроде я князь, не должны... »

Глава опубликована: 13.09.2021
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ
Действие произведения разворачивается в реальном мире с игровой механикой, это может быть Земля или иной мир, но не виртуальность
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх