Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Вуаль. Крыло первое.


2 719 +3    0    2    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Автор:
Жанр:
Фантастика/Боевая фантастика/Приключения
Размер:
Роман | 487 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
29.08.2021 - 23.09.2021
Серия повествует о славном космопирате, контрабандисте и убийце Айзеке Герасе, которого казнили в его мире. Он не умер, а попал в современную Российскую империю, оказавшись в тело молодого княжича Мышкина 19 лет отроду. Теперь ему нужно закончить Романовскую магическую академию, чтобы в будущем стать главой рода Мышкиных. Правда это будет сложно сделать, ведь Станислав Мышкин был ещё тем гавнюком. Основная печалька в том, что как в своём мире, так и здесь, маг из Айзека, как пловец из скверха, но ему есть что противопоставить тем, кто мешает ему жить. Только, произойдёт ли это, ведь княжича похищают неизвестные, прямо с порога больницы, где он очнулся после комы....
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава
 
 

Глава 22

«Гранд Медикал центр»

— Всего доброго, профессор. — Бросил Орлов на прощение, закрывая за собой дверь, выходя в коридор.

Александр сразу заметил, что количество бойцов рода ожидавших его с процедур существенно выросло. В этом не было ничего удивительного.

— В таком темпе ты меня разоришь на магопластике. — Сказал с лёгким укором статного вида высокий мужчина в костюме тройке, поверх которого было накинуто тонкое пальто, поправив зачёсанные назад волосы.

— Отец? — Слегка удивился Александр, не ожидавший здесь увидеть своего предка. — Ты сюда по делам?

— Можно и так сказать. Только что с Морозовым разговаривал. Ты меня разочаровываешь, Александр. — Мужчин сел на скамью в коридоре, указывая взглядом на свободную половину. Дождавшись, когда его сын сядет рядом Александр Михайлович продолжил. — Ты помнишь о том, что ты будущий глава рода Орловых, сын мэра Петрограда, и потенциальный будущий мэр, Александр?

— Да отец, но не понимаю, к чему этот разговор? — Насторожился Орлов младший, подозревая, что эта беседа не сулит ничего хорошего, судят по началу.

— Я нанял тебе лучших репетиров, частных инструкторов боевых и магических дисциплин....

— Отец, ты сам знаешь, что после учёбы, я занимаюсь....

— Не имей привычки перебивать, особенно когда говорю я, ты должен слушать и делать выводы. — В голосе главы рода не было нажима, но Александр тут же замолчал, устремив свой взгляд в пол.

— Так вот. Ты мой будущий преемник, который должен соответствовать стандартам благородных, одна твоя фамилия должна вызывать уважение и трепет, быть лидером это в твоей крови... — Александр Михайлович замолчал на несколько секунд, разглядывая своего сына жёстким холодным взглядом. — Что же мы имеем в итоге? Сегодня, на встрече с коллегами, я узнаю от Елисеева, что тебя избил, прямо возле аудитории, какой-то безродный князишко. Александр тебе не стыдно?

— Ему тоже хорошо досталось... — Единственное оправдание, что пришло на ум Орлову в этот момент.

— Александр, мне рассказать, как всё было? Я ведь только что от Морозова. Тебя побил бездарный слабокровный маг с полным отсутствием потенциала к развитию. То, что тебе помогли друзья — не меняет этого факта. — Чиркнув зажигалкой, мэр Петрограда закурил прямо в коридоре. — На носилках унесли тебя, а он ушёл своим ходом, но это не самое печальное. Почему я узнаю, что он на первом месте в рейтинге лицея, а ты даже не в первой сотне? Ты сам просил меня «помочь» с его распределением, бил себя в грудь, грозясь раздавить. Было? Было, и ты помнишь! Я воспользовался своими связями, чтобы исполнить твой каприз.

— Отец, послушай я... — Хотел что-то сказать Александр, но замолчал, напоровшись на жёсткий взгляд своего родителя, в котором плескалось бешенство.

— Это ты, сопляк, сиди и слушай... — сквозь зубы процедил Александр Михайлович, вместе с выпускаемым дымом. — В итоге, тебя избивает какой-то плебей, как псину, на глазах тех, кем тебе в скором будущем предстоит командовать, и вести дела. На ваш с Мышкиным конфликт в младшей и средней школе, я смотрел сквозь пальцы, мол "Пацаны бодаются, молодо — зелено". Сейчас, ты уже не ребёнок. Каково мне, когда я слышу от своих деловых партнёром, что наследника рода Орловых, того, кто будет управлять в будущем Петроградом, валяет по полу сын коневода? Сын коневода, Александр! Понимаешь?

— Понимаю, я....

— Ни черта ты не понимаешь. — Разочарованно, с лёгкой толикой злобы произнёс Орлов старший, превращая магией окурок в своей руке в коричневую пыль. — От этого страдает и мой авторитет, как главы рода, который воспитал не своего преемника, а грушу для битья. Займись решением своих проблем. Надеюсь, услышать от тебя хорошие новости в скором будущем. Я всё сказал. Мне пора. Плотный график.

Встав, даже не взглянув на сына, глава рода Орловых сделал несколько шагов, но тут же остановился. Раздражённо, он взглянул на Александра, который лишь украдкой поднял на него глаза, и запустив в карман плаща руку, достал оттуда прямоугольный свёрток.

— Вот, возьми. Это должно тебе немного помочь....

Родовое поместье Мышкиных.

Два дня пролетели линкором на форсированном ходу. Воскресенье в этом мире обычно считается выходным, но по факту, скверх тут плавал. Рано я торжествовал, смакуя то, что мне удалось скинуть исполнение своей задумки на других. Участие всё же пришлось принимать. Начало закрадываться подозрение, что мой предок не спал целую ночь, а выискивал все сомнительные места в моём плане. Завтрак, начавшийся в восемь часов, продлился до одиннадцати. Семейная столовая превратилась в канцелярию. Ставр не слез с меня, пока мы не составили подробный план действий и модель переговоров с выпиской основных тезисов.

Мама Эва тоже подготовилась, притянув целую стопку распечаток по оформлению. Из воспоминаний Стаса я знал, что моя родительница бывает иногда нерешительной, перед каким-нибудь важным событием. Но стоит ей взяться за дело, как хрупкая, утончённая женщина, превращается в штурмовика абордажной команды в тяжёлой снаряге. Она уже ранним утром умудрилась связаться с управляющим администрации дворца культуры для назначения встречи, и ей было до далёкой звезды, что он на выходном, и что вообще спал. Она с энтузиазмом так же успевала принимать участие и в нашей с отцом беседе. Приятно было наблюдать, что моя афера идёт ей на пользу и служит возможностью отвлечься от нерадостных мыслей. Хоть Эва старалась не показывать, но не смотря на произошедшее она переживала за своего братца, и патлатого скверха, которого отправили топтать казённые императорские сапоги. Что касается меня, то я бы с радостью отправил этих двоих «посмотреть» устройство сопла работающего рулевого двигателя линкора изнутри.

Остаток дня я провёл в своей комнате. Не смотря на множественные ушибы, матерясь про себя, мною был проделан комплекс ежедневных упражнений для поднятия тонуса мышц. На «Катастрофе» у меня каждый день с этого начинался. Сейчас, количество повторений оставляло желать лучшего, не смотря на то, что Стас был далеко не доходягой до комы. Часть с растяжкой опечалила меня ещё сильней. Если говорить непредвзято, то тушка доставшаяся мне была деревянной. Попытка сесть на шпагат выглядела так, будто я просто широко расставил ноги. Даже обычный наклон, чтобы достать ладонями пол... Самое лучшее, что у меня вышло, это приблизить кончики пальцев на два сантиметра к полу. Не удивительно, что с такими данными каждое использование контура будет оборачиваться для меня травмами.

Так же выяснилась ещё одна неприятная подробность. Физические нагрузки подстегнули работу меридианов, что вызвало большие энергозатраты, нежели в пассивном режиме. Веретено в этом мире крутит в разы медленней, чем на Фагрисе. Соответственно и восполнение оргона оставляет желать лучшего. Сейчас оно с трудом покрывало работу меридиан, из-за чего резерв практически перестал восполняться. Очень неприятная данность этого мира. С меридианами придётся пока завязать, иначе рискую ходить без оргона или неделями его накапливать. Пока не расширю резервуар, лучше не рыпаться на меридиан к надпочечникам. Как не крути, а резервуаром нужно заняться сразу после перчатки, хочу я этого или нет. Эта первая из двух самых мерзких процедур техники облачения чистоты. Больно, и мутит потом около часа. Вдобавок, мне ещё потребуется уединённое место. Не хотелось бы, чтобы кто-то застал меня за этим занятием. Могут возникнуть вопросы, а я буду выглядеть круглым идиотом.

Ещё хуже расширения резервуара, может быть только создание крыльев веретена. Там всё тоже самое, но добавляются судороги и ощущение, что тебя выворачивают наизнанку. Непередаваемые эмоции гарантированы. Семь раз через такое проходил. Страшнее этого, может быть только в пьяном угаре поцеловать бабу скверхов, приняв её за сексапильную красотку.

Перчатка была завершена в полночь. Проверить не было возможности, а спать не хотелось, по этому пришлось заняться угнетением глобалнета. Нужно было узнать, что за «связи» подразумевал Велланский в своём вопросе.

Ответ нашёлся практически сразу. Через окулус я могу видеть эфирное тело магов в довольно упрощённой модели, но мне этого хватает. На самом деле, организация эфирного тела гораздо сложнее, нежели видно мне. Когда маг тренирует конкретную технику, то токи эфира образуют проводящие связи в эфирном теле. Этот процесс происходит сам собой, без участия мага, на него нельзя повлиять. Чем больше нарабатывается связей, тем убийственней получается магическая техника и тем сильнее уплотняется эфирное тело в этих местах. Взять того же Токарева, правая рука которого светится в окулусе фиолетом. В этом месте эфирное тело имеет не только самую высокую плотность, но и наибольшее количество связей. Главной особенностью сформированных связей являлось то, что они, до недавнего времени, считались неразрушимыми. Лишь пятьдесят лет назад появились первые сведенья о магических техниках наносящих вред связям в эфирном теле. Известно лишь несколько родов, которые владеют магией способной на такое. Подозреваю, что таких умельцев гораздо больше, только они стараются не афишировать своих возможностей, что очень правильно. Как показывают статьи из глобалнета, чем-то хорошим судьба таких умельцев не заканчивается. Либо род остаётся без наследников в силу нелепых причин, либо перестаёт существовать в силу каких-нибудь не менее нелепых обстоятельств. Не удивительно, никому не понравится заново нарабатывать технику, которую тренировал месяцами, а иногда и годами.

С магами всё понятно, но вот со мной что? Велланский всё равно несёт какой-то бред. Я ни раз и ни два устраивал тренировочные бои с Ангером на мостике. Применял на него внешние техники, основанные на воздействии оргона. Ничего такого не было, это точно! По крайней мере в моём мире, да и здесь не должно. Направленные проявления оргона калечат лишь физическое тело, эфирное тело они не затрагивают. Может этот Айболит что-то напутал? В любом случае, вопрос его нездорового интереса ко мне остаётся открытым. То, что он «махровый» — исключаем сразу. Буду пока выжидать, когда этот любитель психотропов более явно обозначит свои намерения и цели.

Пока подтягивал базовые знания о магии, ради любопытства решил узнать, как обстоят дела в этом мире с мозголомными магическими техниками. Они обстояли настолько интересно, особенно в Российской империи, что я даже выругался вслух своей удаче, а в голове сложился план жёсткой и приятной ответочки Жанне. Нужно будет более детально всё обдумать, когда окажусь в лицее. Даже начинаю жалеть, что это произойдёт лишь в четверг. Придётся пока смаковать свою идею в мозгу. Веретено тоже отреагировало на мой замысел, немного прибавив в скорости. Добавив две заключительные связки перчатки в обруч, на этой радостной мысли я уснул.

Понедельник принёс не мало сюрпризов, один из которых заключался в том, что из-за маленького каприза, мне чуть не довелось распрощаться с жизнью.

Начало было вполне штатным. Проснулся рано, не смотря на то, что лёг в час ночи. Осмотр тела показал, что от ношения футболок стоит воздержаться, а Глюка к себе не стоит подпускать на расстояние выстрела. По возможности вообще с ним лучше не встречаться. Хоть я ещё был похож на зебру скрещённую с леопардом, пятнистый от синяков, но гематом было уже меньше. Побили меня вчера, но вот внешний вид синяков говорил о том, что это случилось не меньше пяти дней назад. Юрген не дурак, ему по ушам не проедешь по поводу чудодейственной силы заживляющей мази. Про магопластику так же не соврёшь. В Петрограде этих умельцев магов — по пальцам одной руки можно перечесть, большинство в столицу отправляются работать. Записываться к ним не меньше чем за неделю нужно на приём, и это в лучшем случае. Денег тоже не мало стоит, даже по меркам благородных. Так что, буду маскироваться одеждой с длинными рукавами, и на щёку бутафорию компресса наклею для конспирации.

До завтрака было ещё далеко, только светать начинало. Пользуясь этим, нацепив на себя олимпийку со спортивными штанами отправился на пробежку до посадки рядом с Шинкарским прудом, где располагался старый колодец. Там меня точно никто не должен побеспокоить, кроме рыбаков, но они на соседнем берегу рыбачат.

Пробежка далась в половину легче, чем в прошлы раз. Вспотел что мыша, извиняюсь за каламбур, но в этот раз бок не кололо, хотя дыхалки так же недоставало. Углубившись по тропке в посадку, где Стас частенько покуривал втихую по молодости, перешёл на шаг. Осмотрев просеку в центре которой стоял высохший клён, убедившись, что нет лишних глаз, я стал в стойку для удара, избрав сухой клён грушей.

— Назову тебя «Герман». — Подумав об этом, впустив оргон в первый сниматель перчатки, я слегка ударил по сухому стволу.

Дерево немного скрипнуло, а мне на голову упало несколько веток. Не почувствовав дискомфорта, рубанул ещё один прямой, но уже сильней. Веток на голову упало в этот раз больше, а боли от удара по твёрдой поверхности, я так и не почувствовал. Перчатка защищала руку от повреждений. Если бы сейчас у меня была возможность видеть оргон через окулус, то можно было рассмотреть тонкий, в несколько миллиметров, слой силы жизни, покрывающий мою руку на манер натуральной перчатки.

Ещё больше осмелев, я ударил боковым по касательной, сбив со ствола солидный кусок толстой коры. Пожалев о том, что у меня не было перчатки когда рубанул Скобе, настала очередь последнего теста. Направив оргон во второй сниматель предмета облачения, чувствуя, как усиливаются колебания воздуха вокруг кулака, издавая едва слышный гул, я ударил со всей силы, без использования контура. Глухой звук удара, сопровождаемый треском, разнёсся по просеке, куски сорванной коры разлетелись в стороны, хлеща по лицу и одежде.

— Ска...— Согнувшись я вытянул небольшой кусок сухой коры, попавший в глаз. — Нужно было Тонга слушать.

Мой учитель всегда уделял внимание защите в отличии от меня. После того, как соткёшь окулус для него изначально доступно нанесение трёх плетений. Их около десятка разновидностей, но можно нанести поначалу только три. Тонг всегда настаивал на плетение «Экран стромы». Окулус начинает расходовать немного оргона находясь в пассивном режиме, но взамен получаешь защиту глаз. От удара ножом в глазницу на ранних тапах эта защита не поможет. У неё другое предназначение. Горсть песка в глаза, небольшой сор, инородные частицы в воздухе на подобии газа, капли жидкостей, резкий яркий свет — экран стромы от всего этого в состоянии защитить. Когда по молодости я начал высказывать свои недовольства, мол «Лучше ночное зрение, чем эта хрень». Тонг не стал меня переубеждать, дав отмашку к началу пряжи, переодически справляясь о прогрессе плетения «ночного зрения». Когда я радостно сообщил о том, что работа завершена, Тонг ушёл на несколько минут, после чего вернулся, держа что-то за спиной. Хернув мне в лицо из огнетушителя, огн пользуясь моей беспомощностью налупил мне тетрадкой, после поинтересовавшись «Ну, как? Помогло ночное зрение?». Пример был более чем наглядным. Экран стромы стал вторым плетением или каоном, как они правильно называются, который я нанёс на окулус. Сейчас бы оно мне пригодилось, но приходится делать выбор в пользу более необходимых частей облачения.

Осмотрев восьмидесяти сантиметровый промежуток свободного от коры ствола, я прервал ток оргона в перчатку, скорбя по одной пятой потерянного резерва в результате своих опытов. Ничего не поменялось, заряженный удар перчатки, как был бесполезен, так и остался таковым. Кора просто трухлявая была и паршиво держалась. Это даже не внешняя техника, а удар с выбросом оргона. Усиление слишком маленькое, большие потери убойности из-за 120 градусного угла разброса. Так, воздух колыхнуть только при моём уровне развития, не более. Опытного бойца этим не испугаешь. У заряженного удара есть только одно достойное применение....

Поймав себя на мысли, что оттягиваю ещё одно неприятное мероприятие, я тихо ругаясь про себя, уселся на пожухшую листву, прижавшись спиной к стволу.

— Как же я ненавижу всю эту религиозную чушь, ска.... — Устало буркнув про себя, маленький Айзек в моей голове пинками начал разгонять дурные воспоминания связанные с расширением резервуара. — Хоть бы за сатаниста не приняли...

Наладив связь с атминтисом через контур вуали, я затянул мантру «Огм» усиливающую контроль веретена, скорость которого начала постепенно падать, пока оно вовсе не остановилось. Дав себе мысленную установку, сжав сильнее зубы и булки, усилил воздействие и замычал мантру более уверенно. Постояв ещё секунду на месте, веретено двинулось вновь, но уже в противоположном направление. Увеличение резервуара это по сути его растяжка, для достижения большей ёмкости. Когда веретено крутится по часовой стрелке, то оно тянет оргон из внешнего мира, а когда в противоположную — выбрасывает. Самому, никак нельзя повлиять на скорость веретена, чтобы оно быстрее тянуло оргон, а вот на скорость и интенсивность выброса — можно. Ещё одна несправедливость. Сейчас, я буду рвать свой резервуар, прогоняя через него поток больше его пропускной способности, пока он не опустеет, выбрасывая оргон из себя.

Веретено начало наращивать скорость обратного вращения, а я сквозь стиснутые зубы горланил мантру, чувствуя как нагнетаемый для выброса оргон начинает расширять границы резервуара. Ощущения были такими, что с меня сейчас вырывают внутренности, но мне было не привыкать . Сжав веки и зубы, горланя мантру, я давил своей волей на веретено, ускоряя его обратных ход на сколько это было возможным, пока резервуар не опустел. Как только это произошло, вихрь невидимой силы закручивающий вокруг меня исчез, а на голову начал падать поднятый им в воздух мусор.

— Чуть не кончил... — Слабым голосом произнеся это, я вытер проступившие на глазах слёзы рукавом.

Ещё с десяток минут мне пришлось приходить в себя. Самочувствие было чуть лучше того, когда шестёрки Орлова поиграли мной в футбол. Стоило оно того? Конечно же, да! Изначально, резерв моей тушки был взят за единицу. Когда соткал резервуар он стал 1,58. После расширения 1,89. Без малого, моя духовная тушка может вместить почти в два раза больше оргона, чем с того момента, как меня похитили. Плохо лишь то, что с каждым разом расширение резервуара будет менее эффективным. Как только он перестанет расширяться, это знак для переходя на новую ступень. Для этого необходимо трансформировать веретено, чтобы у него появилось крыло. Это болезненней в разы, чем расширение резервуара, но без этого, дальнейший прогресс развития облачения почти невозможен. Если поспешить с трансформацией до расширения резервуара и построения базового набора меридиан, то можно себя убить. Не хватит оргона, или резервуар не до конца расширен — смерть. Тонг рассказывал, что некоторые адепты вопреки запретам, не в состоянии побороть соблазн стать сильней, начинали трансформацию веретена раньше времени. Конец был для всех один — их разрывало на куски, а послушникам приходилось долго убираться.

После возвращения в поместье, двухчусового откисания в своей комнате и плотного завтрака, я вспомнил об одном деле, отложенном «на потом». Резерв восстанавливался медленно, так что самое время было заняться своими «хотелками». Линкором я управлял, настало время освоить лошадь.

— «Водолаз, жди меня! Будем кататься!»

Была ещё причина, по которой мне хотелось попасть на конюшню поместья. Там работал конюх Степан Матвеевич Жилин со своей внучкой Таней. Судя по воспоминаниям Стаса, эта девушка, немного помладше Анны, была ещё одной горячей цыпочкой поместья Мышкиных. Более того, девушка ни раз выказывала молодому княжичу свою симпатию, правда делала это очень осторожно, на столько, что Стас этого попросту не замечал. Ну, это княжич Мышкин, а вот Айзек Герас сейчас пойдёт знакомиться.

На то, чтобы добраться до конюшни поместья у меня ушло чуть больше пяти минут, т.к она располагалась в удалении от жилой территории. Пройдя через вольер и войдя внутрь конюшни, я сразу натолкнулся на Степана Матвеевича. Пожилой мужчина, засучив рукава клетчатой рубахи наливал поилки. Увидев меня, старикан подпрыгнул на месте от неожиданности, чуть не выронив ведро.

— Стас! Ты ли это? Уже начал забывать как ты выглядишь.

— Я, Матвеич, кто ж ещё? — Даже не поморщившись слукавив, решил перейти к цели своего визита. — Вот, решил тебя, Татьяну и Водолаза проведать. А то после больницы даже времени не было зайти. Как здоровьеце?

— Понимаю, понимаю... Да нормально. Тикаю потихоньку пока. — Отмахнулся старик, ставя ведро. — Я вот он, смотри, живой и здоровый,Водолаз на своём месте, а Танюшка на сегодня отпросилась, егоза. Свидание у неё видите ли. Одни парни на уме, а деду кто помогать будет?

— Ну, да, — Притворно посочувствовал я ворчащему крепкому дебелому старику, бывшему объездчику, который ещё молодым даст фору. — Мы молодые все такие, неблагодарные. Эх, жаль, что Татьяны нет, тоже повидаться хотел, и скачки с ней по выгону устроить. В другой раз, тогда. Матвеич подготовишь Водолаза?

— Конечно, Стас. Он поди в стойле паутиной скоро зарастёт. Сам знаешь, кроме тебя никого верхом не пускает.

— Знаю, Матвеич. Ты его хотя бы по вольеру гонял?

— Обижаешь, княже. Иначе он бы из коня в кабана превратился. Хе-хе. Это я так, к слову. Пойду седлать.

Прошло не больше трëх минут, когда Матвеич вывел "это". Я невольно взглотнул слюну, в животе что-то свело, а в ушах послышалось звенящее постукивание. Это были мои шары. Одно дело знать о лошадях из воспоминаний Стаса, и совсем другое видеть это огромное животное перед собой. Высота в холке 164 сантиметра, вес 660 килограмм — живая гора натурального мяса. Да я лучше на боевого дроида в рукопашную пойдут, чем сядут на это.

Не только у меня шалили нервы. Когда до меня оставалась чуть больше пятёрки метров, Водолаз начал замедлять шаг, а ещё через парочку вовсе упёрся копытами, не желая ко мне подходить.

— Ты чего? — Удивился Матвеич, становясь перед конëм, чтобы установить зрительный контакт с животным. — Это же Стас! Забыл что ли, глупый? Ну, пошли.

Конь нехотя сделал ещё два шага, но взглянув на меня вновь остановился.

— Подожди, Матвеич, я сейчас. — Подсказала решение проблемы память княжича.

Обогнув старика с Водолазом вдоль заграждения, я припустил в конюшню. Всë было на месте, как и раньше. Откинув крышку ящика в углу, схватив оттуда большую морковку, возвратился назад повторив предыдущую траекторию движения. Расчёт был прост. Чтобы познакомиться с лошадью, её нужно угостить! С женщинами такое тоже иногда срабатывает. Видимо за полгода Водолаз отвык от Стаса. Значит будем знакомиться.

— Всё правильно, Стас... Давай... — Одобрил мои действия Матвеич покивав головой. — Задобри животину. Может успокоится.

— "Кто бы меня успокоил, ска?"— Мелькнула мысль в голове, перед тем, как приговаривая " Хороший, мальчик. Хороший... ", мои ноги зашагали вперёд.

Когда я был уже перед Водолазом, который по мере моего приближения с большей опаской таращился на меня, конь заржав встал на дыбы, гарцанув на месте, вырывая поводья из рук не ожидавшего такого поворота Матвеича, и ударил меня задними копытами.

Спасло лишь то, что я зацепился пятками за дёрн и начал падать назад ещё тогда, когда конь встал на дыбы. Ветерок от проходящего перед глазками копыта чиркнул меня по носу, перед тем, как я плюхнулся на задницу. Если б не знал, что Матвеич даже не одарённый, то подумал бы, что старик адепт чистоты, который активировал контур вуали. Превысив все человеческие рефлексы, старик схватился за поводья, натягивая их, уводя жеребца в сторону, перед тем, как он второй раз решил встать на дыбы.

— Сдурел что ли, скотиняка? На колбасу захотел? — Начал орать Матвеич, шлёпнув ладонью Водолаза по грудине. — Это же друг твой — Стас! Чего ты, змей, забесился?

На замечание нашего конюха, Водолаз лишь фыркнул, отвернув морду. Старик быстро подведя коня к перекладине вольера, привязал поводья, поспешив ко мне. Прибывая в ступоре, захлёбываясь от оргона, хлынувшего в моё духовное тело, глядя на картинки своей жизни проносящиеся перед глазами на форсированном ходу, взялся за руку старика, он одним рывком поставил меня на ноги.

— Ты в порядке, Стас? — Подрагивающим голосом от накатившего понимания случившего спросил Матвеич, и дождавшись когда я покиваю, запричитал. — Прости меня, дурака старого, не углядел... Не знаю, что с ним? Как будто обезумел, что ли ....

— Спокойно, Матвеич. Не бери в голову, забудем... — неожиданно низким для себя голосом сказал я, похлопав по спине старика. — Пойду я, пожалуй. В другой раз покатаюсь.

Отказавшись от помощи Матвеича, я попросил его не ругаться на Водолаза и отвести в стоило, а сам направился в сторону поместья. Пока шёл, наблюдая, как мой резерв восполняется буквально на глазах, пришла ясность произошедшего. "А чего я собственно хотел? ". Тонг говорил, что большинство животных способны чувствовать ритм веретена жизни человека рядом с ним. Видимо лошади относятся как раз к таким животным. Веретено Стаса хоть и не было пробуждено, но у него тоже присутствовал свой уникальный ритм. Хоть внешне я и княжич Мышкин, но ритм моего веретена совсем иной. Вот Водолаз и не воспринял меня, как своего хозяина, а благодаря меридианам, у меня сейчас даже запах другой. На сколько я знаю из воспоминаний Стаса это тоже очень важно. В лошадях княжич неплохо разбирался, да и как иначе в семье Мышкиных?

— "Что ж, ладно... Пусть мою голову сейчас чуть не разбили копытом, как тыкву, но я всё равно оседлаю эту коняку. Теперь это дело принципа, или я не Айзек Герас, а скверхов носок"

Дав самому себе обещание, что обязательно это сделаю, остановившись перед воротами поместья на несколько секунд, я второй раз за сегодня припустил бегом в сторону старого колодца. Не люблю и не терплю упускать благоприятные моменты....

Вечер вторника. Петроградская ратуша.

На душе скребли скверхи. Сидя в зоне ожидания, мой взгляд не отрывался от дверной ручки зала заседаний. Казалось, что она вот-вот опустится вниз, а из дверей начнут выходить члены княжеского совета. Была надежда, что заседании закончится раньше. Такое иногда здесь практикуется, но не сегодня. Не сегодня....

Заседание продлилось на пять минут больше положенного, что заставило меня изрядно поволноваться. Наконец-то двухстворчатые двери распахнулись, выпуская статного вида, зачастую пожилых, мужчин. Было и несколько дам преклонных лет. Видимо, за отсутствием наследника, они так же как и я являлись исполняющими обязанности главы рода или кем-то подобными. Увидев своего предка, моё сердце заколотилось немного сильней. Тому виной стало его каменное спокойное выражение лица. Подозреваю, что он с ним родился. Сгорая от любопытства, я поспешил ему навстречу, желая узнать решение совета князей.

— Как прошло? — не хотелось мне ходить вокруг да около.

— Проведение аукционной выставки одобрили. Даже удалось снизить комиссию с 5 до 3-х процентов. — Сообщил Ставр, указывая взглядом в сторону выхода из ратуши, куда тянулась вереница благородных.

— А как я просил, сделал?

— Да, хоть и не хотелось. — Немного помолчав ответил мой предок с едва уловимой толикой недовольства в голосе. — Ты был прав. Как только проведение выставки одобрили, я поблагодарил совет и пригласил всех в дворец культуры. Поначалу реакции не было. Текст короткой презентации составленный тобой сильно помог. После упоминания названий нескольких брендов, что ты выписал на листе, у большинства князей появился интерес. Надеюсь, я хоть правильно названия произнёс....

— Отец, мы их с тобой заучивали. Наверняка не ошибся. — Усмехнулся я тому, как взрослый мужик боится, что выглядел глупо, когда всё уже случилось. — А с магазином что?

— Тут сложней. Решение по этому поводу будет принято в четверг. Большинство князей руководствовались тем, что «так быстро эти вопросы не решаются».

— Надеюсь ты намекнул, отец, что мы можем превратить остаток украшений после выставки в лом и уже с него отдать десять процентов, а не шесть с прибыли от продажи по рыночной цене?

— Да, Стас. Именно благодаря этому, решение будет принято в четверг ЭТОЙ недели, а не следующей. — Ставр едва заметно усмехнулся, видимо вспомнив лица князей после сказанного им.

Если бы они знали, для чего на самом деле мне нужен этот ювелирный магазин с золотыми цацками, то их бы карачун схватил. Ещё одно странное, но прикольное словечко от Стаса… «Карачун».

— Думаю, что решение будет принято в нашу пользу.

— Не знаю Стас. Даже мне кажется, что поставленные нами условия «слегка» завышены.

— Нормальные условия, отец. В случае одобрения, казна совета пополниться гораздо большей суммой, нежели копейками с продажи драгоценного лома. — Сказанное мной было на столько очевидно, что с этим нельзя было не согласится, только если капнуть глубже, там целое кладбище скелетов скверхов зарыто. — Совет примет разумное решение основываясь на своей, — мне хотелось казать «жадности», но почувствовав, что к нам кто-то целенаправленно приближается, решил придержать язык. — ... Своей мудрости, деловой хватке и логике.

— Браво, Ставр, и прошу прощение, что случайно услышал ваш разговор. — Зализанный гелем мужик в костюме тройке, слегка кивнул отцу, мазнув по мне прищуренным взглядом. — Достойную замену ты себе взрастил. Слышал, что ты уже назначил его исполняющим обязанности главы рода?

— Верно, князь Александр, или лучше «мэр»? — На лице Ставра даже мускул не дрогнул, а вот у меня если бы был болтер в руке, то палец точно уже соскользнул.

— Княжич Станислав, из рода Мышкиных. — С едва уловимым нажимом сказал я, представляясь и привлекая к себе внимание, чтобы между Ставром и старшим Орловым не завязался диалог.

С Орловым старшим, Стас лично никогда не встречался, но приблизительно знал как он выглядит. Именно приблизительно, не смотря на то, что его фасад расклеен на билбордах, чуть ли не на каждом перекрёстке.

— Да, я в курсе. Мой сын упоминал о тебе. — Ни чуть не смутившись кивнул глава рода Орловых. — Знаю, что у вас трудности в налаживание отношений.

— Всё верно, мэр. — Кивнул я, не став обращаться к этому матёрому скверху, по имени, потому как не понял отчество, а это был совсем не тот человек которому стоило хамить. — У нас произошло недоразумение из-за дамы, но мы его уладили, как смогли.

— Вот и хорошо, это ваши личные дела. — Непробиваемости старшего Орлова позавидовал бы тяжёлый дроид типа «Заслон». — Что ж, Ставр. Мне пора, это я просто поздороваться подошёл. Не часто доводить увидеть тебя здесь. Особенно с заявлением. Если выдастся свободное время в графики не возражаешь, если на твой ипподром с семьёй приеду покататься?

— Зачем спрашивать, Александр? — Лицо Ставра расслабилось, а на губах появилась сдержанная приветливая улыбка, от которой у меня внутри всё сжалось. — Я всегда рад гостям, особенно тебе.

Окулус подтвердил мои опасения. Две бушующих горы эфира сейчас вели незримую борьбу, надвигаясь друг на друга. Какие, к взрывателю, скверхи? Да, рота их магов разбежится в ужасе затаптывая друг друга, если издалека завидят этих двоих. Маги этого мира до одури жуткие. Чего один Морозов только стоит, но он монстр, его в расчёт не берём.

— Спасибо Ставр, а теперь мне, и правда, пора... Счастливо оставаться.

Едва заметно кивнув, почти неуловимо, Орлов ещё раз взглянул на меня, зашагав в сторону выхода, оставляя нас стоять посреди холла.

— «Личные дела значит... Как же!» — Хмыкнув ему в след , я повернулся к Ставру, которым спокойным взглядом провожал визитёра. — «Подошёл оценить, на сколько качественно меня уработала кодла твоего сынишки? Будь спокоен, неизвестно на чьих костях скверхи плясать будут...».

— Не обращай внимания, Стас. — Видя мой сфокусированный взгляд на себе, выдал инструкцию Ставр.

— Отец, скажи честно, вы же ненавидите друг друга? — Сказанное мной было яснее ясного, но мне хотелось удостовериться наверняка.

— «Ненавидите» — это слишком громкое слово. Мы ведь учились с Александром вместе у Морозова. — Будто обухом топора рубанул меня по темени новый родитель. — «Соперничали» — так будет правильнее сказать. Только, я оставил это далеко в прошлом, а он до сих пор не может смириться. Он ведь к нам подошёл лишь ради того, чтобы на тебя посмотреть. Вернее на «успехи» своего сына. Уже не маленький давно, понимаешь. Не хочу тебя пугать, но это очень плохо. Будь настороже, сын. А лучше....

— Пап, ты сегодня слишком многословен. — Прервал я излияния Ставра, начиная играть на отцовских чувствах. — Документы с бурсы забирать не буду. Переводиться тоже.

— Я за тебя беспокоюсь. — Понизив голос выделяя каждое слово произнёс Ставр, каменная маска которого дала небольшую трещину. — Пропасть в магических способностях скоро начнёт расширяться, а Романовский лицей особенное место. Не хочу потерять ещё одного наследника.

— Это не проблема, отец, — Решил я полностью спрыгнуть с темы, ведь на часах уже было пятнадцать минут десятого. — Заведите с мамой ещё одного наследника. — С трудов сохраняя серьёзный вид, от того, что Ставр начал напоминать мне сову, я решил добить. — Ну, а что? Моя мать очень красивая женщина, между прочим. Ты приглядись, отец.

— Стас, я её муж... — Находясь в прострации от моего заявления, чуть ли не по буквам произнёс Ставр.

— Это не меняет ситуации. — Сделал я хитрющий вид, припечатав папаню следующим вопросом. — Цветы, когда последний раз дарил? И в кабинете заканчивай ночевать, это до добра не доведёт.

Сам того не ведая, мною только что был разработан способ, как уничтожить сильного мага. Сейчас Ставр Мышкин напоминал мне моего сверстника, которого засмущала его же компания из-за того, что он стесняется подойти к понравившейся ему девчёнке.

— ... И вообще, я за сестричку. — Припечатал я «контрольным» в голову.

— Так, Стас! — С напускной строгостью заявил отец, собрав остатки самообладания в один комок. — Нам домой пора... Идём.

— Хорошо, идём. — Кивнул я, лыбясь как последняя шакалина. — Только нам ещё за «игрушкой» нужно заехать.

— Чего? Стас, это не так сразу.... — Удивился отец, приподняв одну бровь, и вероятно испытывая паралич нижних конечностей, судя по резкой остановке. — Мы с Эвой не говорили про ....

— Нет, отец. Это "игрушка" для меня, но ты всё равно подумай. И лучше, сестричка...

Глава опубликована: 22.09.2021
Добавить комментарий
Чтобы добавлять комментарии войдите

Если вы не зарегистрированы, зарегистрируйтесь
Предыдущая глава  
↓ Содержание ↓
  Следующая глава




Земли Меча и Магии
Произведения по миру серии игр "Герои меча и магии", адаптированному под игру с полным погружением

Миры EVE Online
Произведения по миру игры EVE-online или близким ей космическим сеттингам

РеалРПГ
Действие произведения разворачивается в реальном мире с игровой механикой, это может быть Земля или иной мир, но не виртуальность
Закрыть
Закрыть
↑ Вверх