Страница книги
Войти
Зарегистрироваться


Страница книги

Трансформа: Прайд (книга 4)


116 820 +377    4    857    0   

Метки
  • Прочитано
  • Скачано
  • Не читать
  • Прочитать позже
  • Жду окончания
  • Понравилось
  • Не понравилось
Ссылка:
Жанр:
Фэнтези
Серия:
Размер:
1171 Кб
Статус:
Закончена
Даты:
08.06.2015 - 07.11.2016
Когда в спину дышит старуха с косой, готов согласиться на многое, а тут всего-то работу предлагают, в игре — подарок судьбы! Разве что раса досталась весьма специфическая и не очень почётная, да болевой фильтр чуть выше, чем у остальных. Главное — живём! С этими мыслями Артём уже не просто играет, а живёт в виртуальном мире, не догадываясь, что «Трансформа» не просто корпорация со звучным именем.
 
↓ Содержание ↓
↑ Свернуть ↑
 
 
 

Трансформа 4 - Глава 1-10 (отредактированы) +22 (финальная) остальное - черновик. Книга закончена


Хочу сказать отдельное спасибо Владимиру Кадочникову и Сергею Демченко. Эти два человека настоящие генераглаваторы идей, которым я очень благодарен!

Собственно первая глава четвертой книги, это так сказать авансом, но сама четвертая книга пока дальше писаться не будет — в работе еще третья.

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава I. Тот, кто внушает страх (ОТРЕДАКТИРОВАННАЯ)



Трудно сказать, что именно пошло не так: вырвавшийся у меня из груди рык, неуклюжая попытка сделать шаг в новом теле или сдавшие нервы у одного из охранки. Наверное, всё вместе.


Автомат в руках одного из бойцов дёрнулся, выплюнув одиночную пулю. Плечо толкнуло и обожгло — снаряд прошел навылет, прихватив с собой не большой кусок мяса. Вслед за первым выстрелом прогремело ещё два, отозвавшихся тупой болью в боку и ноге, начавшей стремительно расползаться по телу.


Глаза застелила багровая пелена ярости. Мир смазался и сознание ушло на задний план, я вновь стал лишь сторонним наблюдателем. Тело бросилось в бой, желая лишь одного — уничтожить врага.


Впрочем, случившееся тяжело назвать боем. Приговорённый к обезглавливанию смертник не сражается с палачом, им обоим заранее известен исход. Замах, удар — бронежилет выдержал, а вот человек, отлетев на пару метров и приложившись о стену, рухнул на пол бесформенным мешком.


Возможно на этом бы всё и закичилось, ведь единственный враг был повержен. Всё испортила череда новых выстрелов и...страх. Спустя какие-то доли секунд он достиг того предела, когда перестал быть чем-то эфемерным и стал осязаемым, по крайней мере для меня. Липкая серая хмарь с алыми прожилками и сводящий с ума терпкий аромат. Страх — он таил в себе огромный источник желанной и в то же время бесхозной силы! Стоило лишь протянуть руку, позвать и грязные потоки эмоций подались навстречу, словно верный зверёк готовый услужить.


Я вобрал в себя всё без остатка, но смог принять едва ли сотую часть. Страх, этот источник был предназначен кому-то другому, я же мог ухватить лишь жалкие крохи, которые скорее распаляли голод, нежели утоляли его.


Мир окончательно исказился, я видел лишь серые образы и отсветы чужих Искр — источник заветной пищи, моей пищи! Добраться до неё оказалось на удивление трудно, но всё же преграда стоявшая между нами пусть и медленно, но поддавалась.


Объятия Удава

Полное обездвиживание

Любая попытка вырваться может нанести травму


Стоило прислушаться к...системке, но в том состоянии я попросту не был способен здраво мыслить. Первая же попытка высвободиться отозвалась хрустом в рёбрах, но это меня не остановило, в отличие от укуса в шею. Стены неуклюже покачнулись, налившееся свинцом тело обмякло и рухнуло на пол. Короткая схватка показала, что самой опасной тварью в этой бетонной коробке оказался не я, а Алёна — Шас-саари сотого уровня.


Обратная трансформация заставила забыть обо всём. Здесь не было Иллании, и я смог в полной мере прочувствовать каково же это когда мясо плавиться, бурлит и сливается в плотные куски новой плоти, а кости, оказавшись слишком большими для человеческого тела, ломаются и стягиваются.


Хотел бы я сказать, что терпел, сжав зубы, но сдержать рвущийся из груди вопль было не реально, вот только ещё не преобразившаяся гортань и связки обратили его в вой обезумевшего зверя, породивший новую волну страха, едва не обратившей процесс вспять. С тем же успехом можно попытаться успокоить дикого и голодного зверя, размахивая перед его носом окровавленным куском мяса. К счастью девушка так и не выпустила меня из своих объятий, а новая порция...яда заглушила боль, погрузив в состояние пусть и с натяжкой, но походившее на полудрёму.


— Артём, ты меня слышишь? — голос старика был тихим и далёким. — Алёна, антидот, нам нельзя его терять.


Шею вновь кольнуло, и обволакивающая дремота уступила лёгкому головокружению, продлилось оно не долго. Спустя полдюжины секунд тело вновь было моим, вот только с сознанием вернулась и тупая боль в плече, боку и ноге. Открыть глаза получилось далеко не сразу, я словно не веки двигал, а стальные створки. Это, казалось бы, простое действие потребовало титанических усилий — яд у Алёны был убойным.


Перед глазами всё плыло, но попытки этак с третьей я всё же смог сфокусировать зрение. Меня заперли в бетонной коробке единственным выходом из которой были механические двери, на чьей металлической поверхности красовались глубокие борозды — вот она та самая преграда, которая мешала мне добраться до...пищи. Впрочем, животная сущность решила пойти иным путём, причем создав его собственными лапами. Вид провала в стене из которого торчали вывернутые арматуры пробрал даже меня, что уж говорить о десятке человек, запертых в соседнем бункере? Я их не видел, но всё ещё чувствовал, словно гончая вставшая на след добычи. Ученые, возможно врачи и внутренняя охрана, люди, совсем недавно пытавшиеся меня пристрелить.


Охрана...навряд ли это рядовая организация, скорее уж головорезы и дело не в том вояке, что в меня выстрелил, а в остальных, которые до последнего держали себя в руках. Никакой паники, суеты и криков. Остается только гадать, сколько пролитой крови на их руках, и тем не менее, боялись они, а не я. И всё же их страх был обоснован — четыре тела так и оставшиеся лежать бесформенными мешками у стен наглядно показывали разницу в нашей силе и возможностях.


Из всей не малой делегации, устроившей мне столь тёплый приём, в коробке осталось лишь двое...по крайней мере живых. Алёна, так и не ослабившая своих цепких объятий и Степан Маркович, склонившийся над нами.


— Артём, ты меня узнаёшь? — спокойный и вместе с тем жесткий голос старика подействовал не хуже ушата с холодной водой, возвращая мысли к 'здесь и сейчас'. — Артём, ты знаешь кто я такой? — попытался кивнуть, но Алёна тут же отреагировала, ещё сильнее сжав тиски. — Не нужно резких движений, назови моё имя, Артём!


— Степан Маркович, — говорить было тяжело, во рту пересохло и язык едва ворочался, но я всё же прохрипел ответ.


— Артём, ты понимаешь где ты и что происходит? — старику явно было мало одной проверки.


Прежде чем ответить, я вновь посмотрел на четыре неподвижных тела. Стрелок, у которого первым сдали нервы, судя по всему приложился затылком о стену, оставив алую кляксу в месте от удара. Сейчас он лежали лицом в луже собственной крови и не подавал признаков жизни. Скорее всего погиб быстро, в момент удара, остальным повезло ещё меньше. Пусть когти не справились с металлической дверью, но на то, чтобы разорвать защиту людей их хватило. Те самые бесформенные мешки были...порваны.


Изувеченные трупы, кровь...я смотрел на них, а внутри меня так ничего и не дрогнуло. По спине пробежался едва заметный холодок, но оформиться в оцепенение он не смог — слишком часто я видел подобное в Теллуре и если честно, большой разницы не ощущал. Тот мир любил детали во всём, даже в вывернутых наружу органах. Даже привкус крови во рту не был чем-то новым, правда его я едва уловил, организм буквально впитывал ту всей поверхности — на мне не было ни единой капли крови.


Если старик сказал правду...


Понимаю ли я что происходит? Трудно сказать. Если это всё обманка, то и переживать не стоит — на моих руках хватает виртуальной крови. А окажись всё реальным...что ж, я спасал свою жизнь. И это не оправдание, а факт.


С возможностями корпорация воссоздать этот крохотный бетонный мирок вопрос даже не часов, а десятков минут. Очередной эксперимент? Похоже на правду, вот только почему внутренний голос едва ли не надрываясь кричит о том, что я слишком затянул с ответом, чего делать не стоит если хочу жить.


— Я готов поговорить, — на этот раз слова дались легче, тело приходило в норму.


— Я рассчитываю на твоё благоразумие, дважды дать выйти ситуации из-под контроля я не позволю, — старик не угрожал, просто предупреждал. — Алёна, отпусти.


Хватка девушки ослабла, и я наконец-то смог не только пошевелиться, но и вдохнуть полной грудью. Алёна встала первой и отчего-то пошатываясь подошла к старику, словно трёпку задали ей, а не она мне.


Только сейчас я смог её нормально разглядеть. Большую часть тела девушки скрывала одежда, причем такая больше подойдёт для Теллуры. Сплошь чёрная ткань, плотно облегающая тело, руки в перчатках, а на лицо успела вернуться маска-воротник — нечто подобное носят воры или убийцы. Не смотря на маскировку, я всё же разглядел немного чешуи на скулах.


Поднявшись следом, первым делом осмотрел собственное тело, полностью. Одежда при этом мне не особо мешала в силу своего полного отсутствия. Зрители меня не особо заботили и уж точно не смущали, после того как я на их глазах вывернулся мясом наружу, подобная вольность была простительна.


Внимание привлекли три иссиня-чёрных кровоподтёка в плече, боку и бедре — именно тут должны были красоваться отверстия от первых пуль. Подобной регенерации можно только позавидовать.


А вот рёбра, чьи осколки торчали из груди, выглядели не очень хорошо, да и поднывали знатно. Стоило повнимательней прислушаться к телу, и я довольно быстро отыскал причину, по которой до сих пор не корчусь от боли. Пальцы на руках и ногах онемевшие, шевелятся, но словно чужие. Я вообще практически ничего не чувствовал — остатки яда Алёны создали эффект наркоза.


А ведь она даже не сражалась со мной, просто удерживала... — полоски внушительных синяков, оставленных объятиями Шас-саари внушали не меньше самих переломов.


Ставить обломки рёбер на место голыми руками мягко говоря неприятно, причем с этим были согласны все — суя по звукам в соседнем бункере кого-то стошнило. Спустя пару секунд звук повторился, но думаю в этом уже был виноват первый. А вот Степан Маркович и Алёна особо никак не отреагировали.


— Прежде чем мы продолжим разговор, у меня есть к тебе просьба, — продолжил старик, привлекая к себе внимание, — твоя кровь, забери её пожалуйста, она и раньше могла доставить неприятности, а после метаморфозы и вовсе стала очень...агрессивной. И будь добр, начни с Алёны.


Гадать о чём говорит Степан Маркович не пришлось, хватило одного взгляда на девушку, чтобы во всём разобраться. Всё же стычка со мной не прошла для девушки бесследно. Пара капель моей крови попала ей на лицо, чешуя в этом месте не просто побледнела, а попросту слезла, обнажив чёрную язву от которой разрастался узор чёрных пульсирующих сосудов.


— Очередной эксперимент? Считываете эмоциональную матрицу...психа?


— Я был бы рад, окажись твои слова правдой, — отрицательно покачал головой Степан Маркович, — ведь в таком случае достаточно было бы пожертвовать всего одним нежелательным элементом, ставшим свидетелем противозаконных экспериментов, но всё гораздо хуже, — при всём желании, я бы не смог воспринять эти слова как шутку, старик говорил абсолютно серьезно. — В мои слова тяжело поверить, тем более что не так давно я сам уверял тебя в обратном, давил на симптомы диагноза и приводил аргументы. У меня нет нерушимых доказательств тому, что всё происходящее вокруг тебя реально, но и поверить на слово не прошу. Прокрути в памяти последние дни, возможно недели, вспомни все подозрения и странности, но уже не с позиции человека, боящегося стать психом.


Старика оборвал кашель Алёны, поначалу тихий и едва заметный, он перерос в настоящий приступ, едва не согнувший девушку пополам.


— Вспомни Астрал, Алёна говорила, что там что-то пошло не так, с тобой — она едва оболочку тогда удержала. А ведь это не единственный случай, в этом я уверен — твоя матрица регулярно считывалась и анализировалась. Скажу даже больше, на неё оказывалось воздействие, не сильное, это были лишь толчки, помогающие тебе сменить акценты внимания, но теперь все карты открыты, так что думай Артём и принимай решение. Я хотел бы дать тебе на это время, но у Алёны его попросту нет!


Девушка вновь закашляла, уже сильнее, с натугой, а я всё медлил. Казалось, что стою на распутье...нет, у барьера — стоит сделать шаг за грань и обратного пути не будет.


Старик ещё что-то говорил, но я слышал лишь нарастающий, захлёбывающийся кашель Алёны. Оставить всё как есть? Просто не могу. Да, она едва меня не убила пару минут назад, но ведь и спасла тоже она.


Забрать свою кровь...выполнить эту безумную просьбу было на удивление легко. Вокруг хватало пролитой крови, как моей, так и чужой, но среди прочей, я чувствовал несколько особенных капель. Они словно были средоточием той моей силы — скверны, способной убивать. И мне их не хватало, я всем своим существом желал обрести целостность.


Каждая капля крови нашла временную обитель — помимо Алёны роль вместилища сыграли два тупа. И пусть внешне зараза никак о себе не давала знать, внутри них уже запустился непонятный мне процесс. Добравшись до столь питательной среды, Забвение пыталось разрастаться и пускало...споры, подобно плесени, что её и породило.


Следовать совету Старика я не стал. Подойдя к первому телу, вытянул руку и мысленно позвал кровь, и та откликнулась, но не совсем так, как я хотел. Кровавый ком, размером с кулак, выбрался проломив грудную клетку и вывернув рёбра наружу. Капля успела обжиться и прибавить в весе, но я забрал лишь сердцевину, саму суть, без которой всё остальное разлезлось бесформенной и совершенно не опасной массой — спора не успела созреть.


Со вторым пробовал действовать иначе и постарался вывести кровь через рот. Это не было данью уважения или чем-то сродни тому, просто прежде чем взяться за Алёну, требовался хоть какой-то опыт. Получилось немного лучше, но чавкающие звуки за грудиной и хруст в шее подсказали, что не всё прошло гладко.


Когда я подошёл к Алёне, старик не сводил с меня цепкого взгляда. Отчего-то я был уверен, что если девушка покинет этот мир, то я отправлюсь вслед за ней и никакого перерождения и респа уже не будет.


В живом организме моя кровь действовала куда скромнее и это давало неплохие шансы, но процедура от этого не становилась приятней.


— Будет больно, но постарайся не шевелиться, — став на колени, я опустил ладонь на живот девушки и вновь позвал.


Почувствовав мою близость, капля потянулась к ладони, но не настолько сильно, чтобы повредить внутренние органы. Медленно, выверяя каждый сантиметр, я вёл руку вверх к горлу. Несколько раз я терял контроль, но к счастью успевал всё исправить. За каждую мою оплошность Алёна платила болью, но при этом не проронила ни звука, лишь изредка вздрагивала и сильнее сжимала кулаки, не сводя с меня взгляда. Только когда капля дошла до цели, девушка закашляла, избавляя своё тело от...скверны.


— Спасибо Артём, — как только всё закончилось, старик позволил себе расслабиться, — ты сделал правильный выбор. Алёна, отдохни пока немного, пусть проведут полное обследование, нужно убедиться, что всё в порядке, — старик говорил искренне, чувствовалось, что он не играет на публику, а действительно переживает за свою...подопечную? А собственно кем ему приходится Алёна?


Поднявшись, девушка вяло кивнула старику и прежде чем уйти всё же бросила на меня быстрый взгляд. Я никогда не мог похвастаться, что умею читать по глазам, тем более змеиным, но видя ауру, можно легко прочитать не только человека, но и Шас-саари.


Благодарность и надежда...чтобы это могло значить.


— Полный карантин сектора, статус — красный. Пришлите за телами, распределите их между 7 и 12 отделами. Группу зачистки помещения и транспортировщиков в карантин. И да, принесите комплект одежды для нашего друга.


Старик говорил тихо и не использовал никаких видимых устройств, но я совсем не удивился, когда металлические створки двери разъехались в стороны, впустив четыре человека в глухих скафандрах, иначе их форму не назовёшь. Оставив запакованную в полиэтилен одежду у стены, четвёрка тут же занялась телами. Раскинув длинные чёрные мешки, каждый занялся отдельным трупом и...его составляющими — некоторые тела и до моих экспериментов с каплей выглядели так себе, а теперь и вовсе походили на жертву психопата.


Решив, что собрали всё наиболее ценное — кровь и мелкие осколки ребер оставили на полу, бригада упаковала тела в двойные трупные мешки, причем не ограничились банальным застёгиванием на молнию. Достав по...мелку, люди вывели на грузе с полдюжины закорючек и только после принялись за транспортировку.


Четыре трупа...весомый довод в пользу того, чтобы отказаться принимать этот мир как реальный. Насколько же всё будет проще, если эти люди окажутся простыми НПСами, — тут же вспомнились слова Лиэль, предупреждавшей, что и Теллура не просто игра. — Чёрт побери, что же здесь происходит!?


— Вы обещали объяснить, всё, — напомнил я старику, примеряя новую одежду...совсем как настоящую.


— Я рад, что ты готов слушать, — одобрил улыбнувшийся Степан Маркович. — И так, что же здесь происходит...если взять глобально, то главное событие — это гибель известного тебе мира, конец света во всей красе! Артём, для...человека, бывшего всего пару минут назад в облике зверя, взгляд у тебя слишком скептический.


Н-да...в Теллуре я становлюсь лошадью одного из вестников апокалипсиса и тут неожиданно реальный мир решает сдохнуть. Нет парни, здесь вы перегнули палку.


— И как же погибнет планета — глобальное потепление? — не удержался от сарказма. — Или с небес спустятся всадники апокалипсиса, но один из них будет пешком, потому, что я сижу здесь?


— Артём, давай на чистоту, как ты видишь случившееся? Только прошу, без заверений в собственной лояльности, скажи, как есть — мы не в той ситуации, когда можно сомневаться или ставить под сомнение силы...союзников.


— Если уж совсем честно, то вариантов всего три, — старик зажал меня в угол, уверять его в том, что я во всё поверил, было бы верхом идиотизма. — Первый: всё это часть вирта, а я всё ещё нахожусь в капсуле, — Степан Маркович кивнул, предлагая продолжить. — Второй: сеансы не помогли, и я сейчас нахожусь в палате, смотрю в одну точку, улыбаюсь и пускаю слюни. Ну и в третьем варианте, я только что убил четверых людей.


— Будь это эксперимент, то ты должен понимать, что корпорация тебя уже не отпустит. От сумасшествия тоже не убежишь, так почему бы не продолжить жить в...своём воображении? А относительно тех людей, они знали на что идут, да и стрелять в тебя было не лучшей идей.


К своему удивлению, возразить старику было нечем, ведь при любом раскладе стоило прислушаться к его словам. Даже если я псих, то тут я хотя бы осознаю себя.


— А относительно того, как погибнет твой мир...я не знаю, вариантов много, правда некоторые из них уже скажем так заняты, — продолжил Степан Маркович.


— Заняты? Допустим, но если никто не знает, что именно произойдет, то откуда такая уверенность в неизбежном? Может быть Мой мир ещё поживёт?


— Артём, я был бы рад оказаться трусливым глупцом, но к сожалению, для нас это далеко не первый опыт. Каждый из миров на нашем пути угасал, просто пути у всех были разные.


— Думаю тут пояснения не будут лишними, — остановил я старика. — — Кто вы такие и какой именно у вас опыт?


— Правильный вопрос, если позволишь, я начну немного со стороны, — присев на край раскуроченной капсулы, старик пригладил бороду, причем движение было рассчитано на куда более длинную. — Старые привычки, — улыбнувшись, старик продолжил. — Вселенная очень велика и многогранна, при этом она продолжает расти и развиваться вне понимания большинства из нас.


— Теория мультивселенной? Всё, что может существовать и происходить, существует и произошло в параллельном мире?


— Что-то вроде того, — усмехнувшись, кивнул старик, — у меня было время ознакомиться с гипотезами этого мира, но они немного неверны. Не каждое событие порождает новый мир. Вселенной безразлично, порвался ли костюм, с какой именно ноги ты встал или есть ли у тебя неизлечимая болезнь, этот поток вероятностей смешивается в нечто единое. А вот глобальные события имеют куда большие последствия, они словно разрывают одну линию событий на несколько и чем дальше во времени произошли, тем ощутимее будут различия миров. Множество миров населяют самые разные люди, но при желании всегда можно отыскать своё отражение. Например, в одном ты человек, в другом Проклятый.


— Вы хотите сказать, что капсулы отправляли не в виртуальный мир, а в параллельную вселенную, в тела наших двойников? Неужели в твоём мире царит бессмертие, а толпы людей выкашивают появляющихся из ниоткуда монстров, чтобы набить опыт и лут?


— Нет, в моём мире всё было иначе. Были люди, были нелюди и даже парочка божков имелась, вот только последние очень сильно не поладили между собой и доигрались. Добить ослабших богов, забрать себе их силу и стать единственным владыкой мира — как тебе перспектива? Заманчивая и безрассудная, ведь даже ослабленный бог, он всё же бог, но видимо такова была судьба — свержение удалось. Как итог, мир разорвало на части и это не метафора. Такие как я, у кого хватило сил и знаний, успели просочиться в иной мир, так сказать спаслись, но ненадолго, через год пришлось повторять бегство. Во втором было чуть лучше, там удалось прожить уже пять лет, но мне хватило этих двух совпадений, чтобы увидеть закономерность — нас пускало лишь в обреченную реальность, иным беженцы были просто не нужны.


Рассказ старика походил на страшилку, но я слушал и не перебивал. Не могу сказать, что безоговорочно ему поверил, но и игнорировать подобную информацию не мог.


Посмотрим, куда всё это выведет.


— Как я уже сказал, каждая вселенная по-своему уникальна и навряд ли будет два одинаковых конца света, так что с некоторой уверенностью можно исключить сразу несколько вариантов. Ядерная война, в одночасье уничтожившая большую часть планеты и обрёкшая оставшихся умирать в бункерах, — старик потёр глаза и добавил с совсем не весёлым смешком, — никогда не смотри в сторону взрыва. Знаешь? А я вот не знал, решил бросить последний взгляд в сторону умирающего мира. Увиденное заставило меня иначе посмотреть на людей, лишённых дара.


Люди всегда умели убивать людей, в этом нам не откажешь...


— Столкновение с Апофисом в следующем мире заставило человечество повторить судьбу ископаемых. В третьем прорыв в области исследований пространства и времени, оказался не только самым важным открытием в науке, но и последним. И да, глобальное потепление повлекшее прочие катаклизмы тоже имело место быть, правда сам я в том мире не был — порой путей к бегству несколько, иногда мы разделяемся и ещё реже нам удается встретиться вновь.


— Не самая обнадёживающая статистика, а сейчас есть какие-нибудь догадки?


— Да, несколько, среди моих собратьев даже есть те, кто считает, что этот мир ждёт Забвение, — признаться, эти слова меня зацепили. — Но я в корне не согласен с ними, — тут же подбодрил меня Степан Маркович. — Кроме того, это лишь один из возможных сценариев, да и не переживай, мы ведь не сидим сложа руки, на этот раз Мы вложили все силы в Теллуру.


— Создать целый мир так просто?


— Я бы не сказал, что это легко, — с нескрываемой грустью ответил он, — я, и мне подобные отдали очень многое. Самое меньшее — мы лишили себя возможности убежать куда-либо, кроме как в Теллуру. Но даже так, это лишь положило начало, на самом деле мир творите вы — люди, игроки, что ежедневно погружаются в...вирт. Мы лишь направляли ту силу, что заложил в вас Творец, благо большинство из вас не то, что не умеет ей самостоятельно пользоваться, но даже не догадывается о её существовании.


— Тогда для чего весь этот опыт, прокачка...выбор расы в конце концов?


— Необходимо было создать понятную и естественную для вас оболочку, этакую красочную и знакомую обёртку, которая будет сама приманивать людей. Игра с полным погружением — идеальный вариант. А что касается рас...ваша Искра оказалась универсальной, сродни первичному бульону, стволовой клетке. Собственно, именно это и заставило Нас рискнуть всем и попробовать создать Теллуру — кто его знает, подобных вам можно не встретить и спустя бесчисленное количество миров.


— Это настолько уникальное явление? — старика этот факт действительно впечатлял, по крайней мере так ощущалась его аура.


— Подобная Искра — нет, в моём мире не мало достойных носителей Дара обретали схожее состояние. Поражает другое — количество! В лучшие годы рождалось не более семи подобных! Тут же всё человечество обладает силой, способной менять душу на что угодно, было бы желание. А у многих людей этого самого желания более чем достаточно. В конце концов, каждый сам выбирает, кем он станет в новом мире.


— Будь выбор осознанным, то людей в Теллуре было бы куда больше. Тем более, что вы всячески подталкиваете...игроков к выбору чего-то нового, вешая штрафы на самые популярные расы.


— Согласен, но думаю это допустимая цена, за выживание, — не стал отпираться Степан Маркович. — В любом случае, в этой ситуации было не так много вариантов и, если жизнь по ту сторону окажется слишком невыносимой, всегда можно вернуться к смерти.


И вновь мне было нечего возразить. Между смертью и жизнью в облике проклятого, я без сомнений выберу последнее.


— Но ведь там мы бессмертны, как человек сможет умереть?


— Совершенно верно — бессмертны, как и боги в моём мире, — а вот подобные новости меня совсем не радовали. — Не жди от меня подробностей, Теллура не Наш мир, там иные хозяева...хозяйки. Момент с балансировкой населения рас тоже их воля. Разнообразие мира для высших сущностей Теллуры много важнее, нежели переживания людей.


— Я так понимаю, вы спасаете человечество по доброте душевной?


— Если бы...большинство из нас слишком часто стояло на пороге смерти, чтобы теперь по-настоящему заботиться о ком-то кроме себя. Все мы, люди и нелюди, едины с миром, в котором живём. Без него мы погибнем, но и без нас он зачахнет. Корпорация успела создать около семи миллиардов капсул, но лишь пятая часть...пользователей имеет приемлемый уровень слияния, который гарантирует перенос. Остальные под вопросом.


— И какие перспективы у тех, кто под этим самым вопросом?


— Бессмертие, сверх способности и магические силы — за всё это нужно будет платить.


— Жертвоприношение в масштабах целого мира, — подобного от старика я не ожидал.


— Не нужно громких слов Артём, в Теллуру перенесутся души, просто большей их части придется дождаться своей очереди. Да, для кого-то это будут века, для других всего пара дней. Разве это не достойная альтернатива смерти?


— А что с остальными, с теми кто останется здесь?


— Мы сделали всё, что могли за отпущенный срок, — развел руками старик.


— Мои родители...


— Они уже помещены в капсулы с режимом непрекращающегося сна, применением гипноза и моделированием сознания, — очень своеобразно успокоил меня Степан Маркович. — Не стоит так реагировать, с ними всё хорошо, просто так их шансы на перенос ненамного меньше твоих.


— Я хочу с ними поговорить.


— Это можно устроить, но имей ввиду, если прервать их сон, вторая попытка принудительного слияния с миром будет слабее, причем в разы. Если этот разговор для тебя определяющий фактор, то всё можно устроить, но помни, это будет твой выбор.


— Не нужно лишнего риска, — и вновь я в патовой ситуации. — А что на счёт встречи в Теллуре?


— Они, как и прочие люди, готовящиеся к неосознанному переносу, содержатся в специальных законсервированных локациях. Контакт попросту невозможен, на данный момент. После финальной фазы проекта локации будут открыты.


— Ну а хотя бы их имена...ники, я могу узнать?


— С этим никаких проблем. В общей системе они будут обозначаться по паспортным данным, Ник же будет состоять из первых двух букв фамилии, имени и отчества — именно в такой последовательности. Позже они их смогут поменять, но первое время они будут носить эти имена. При желании выйти на связь, в сообщение можно добавить точную дату рождения, это упростить поиск.


— Сегран и Сетани... — собрать новые имена родителей не составило труда, как минимум они звучали непривычно. Теперь при необходимости, я хотя бы буду знать кого искать.


— Видишь Артём, я был открыт перед тобой, но думаю ты и сам понимаешь, что всё это неспроста, — наконец-то старик перешёл к сути разговора.


Понимаю...особенно родители в капсулах.


— И чего же вы хотите от меня?


— Маленькая просьба, я бы даже сказал сущий пустяк, — и вновь ирония вместо веселья, — постарайся не уничтожить оба мира. Чума, Забвение — всё это произошло очень не вовремя, хотя сомневаюсь, что подобному когда-нибудь будут рады. Но после пробуждения богов на всадников и иже с ними найдётся управа, а вот сейчас...


— Ты же сказал, что уверен в том, что Забвение не уничтожит мир.


— Ну начнём с того, что Забвение не так уж и опасно, — старик видимо решил окончательно меня запутать.


— Тогда к чему твоя пустяковая просьба? Да и эпидемия, что накрыла город...хочешь сказать, что это не последствия Забвения?


— Это последствия действий корпорации, — спокойно пояснил Степан Маркович, — при желании, мы могли ликвидировать источник в первый же день. И опережая твой вопрос, отвечу — мы этого не сделали, чтобы...загнать как можно больше людей в капсулы, — старик немного ошибся, помимо мотивов Трансформы, меня волновал ещё один вопрос.


— А этот самый источник случайно не я?


— Он косвенно связан с тобой, но его ликвидация тебе бы не повредила, — судя по уклончивому ответу, на большее рассчитывать мне не стоит.


— Заражать целый город...оно хоть того стоило?


— Города, — поправил меня старик, — и да, оно того стоило. Артём, я понимаю, как это звучит со стороны, но всё это делается ради самих людей, таким образом мы их спасаем. И это был не единственный метод, который мы применили. Особые бесплатные курсы по улучшению физических данных тела. Розыгрыши денежных призов, завязанные на выполнение долгосрочных заданий в Теллуре. Оснащение капсулами больниц, школ-интернатов, детских домов, домов престарелых, хосписов с последующим привлечением как персонала, так и окружения. Создание псевдоподпольных клубов. Да чёрт возьми, мы даже наладили воровство на одном из наших складов, и дали этим самым ворам наводки на наших людей, сделавших якобы левое не отслеживаемое подключение, они же кстати активно снимают ограничители времени на капсулах. Мы используем разные методы, и каждый даёт свои плоды.


— А что на счёт Ники? Она едва не погибла.


— Она едва не погибла из-за одного человека, — напомнил мне Степан Маркович, — не более того. И мы были в курсе о её тяжёлом состоянии, именно поэтому тебе тогда и дали лекарство. Если бы ты по какой-либо причине не отдал бы его ребенку, мы бы нашли иной путь, который бы не вызвал подозрений у её отца.


— Разве нельзя было поступить проще?


— Нельзя, никто не поверит в то, что незнакомый человек с улицы просто так пришёл и отдал лекарство. Как минимум возникнет вопрос, откуда он узнал, что именно в этой квартире всё плохо? На крайний случай за особо не идущими на контакт людьми приглядывают оперативные группы, кстати в вашем доме одну женщину именно так и эвакуировали, она до последнего игнорировала лекарство.


— У вас в каждом доме по группе?


— Нет, на весь город две дюжины человек, но этого вдвое больше чем требуется — тяжелые случаи редкость и болезнь протекает медленно, мы всегда готовы заранее.


— Тогда для чего все эти маски, скафандры, зачистки?


— Забвение, это созданная тобой и только тобой болезнь. Я ведь уже говорил, что Теллура ориентируется на знания людей, так вот, ты и сам не знаешь, что есть Забвение, именно поэтому, оно аморфно, находится в подвешенном состоянии. Жар, озноб, тошнота...язвы — все эти симптомы взяты из твоей головы, они тасуются между собой, но в целом дают относительно терпимый исход.


— И почему всё изменилось?


— Чума — порождение миллионов умов, и пусть для большинства это просто гниющий мужик на коне, но хватает и тех, кто ориентируется в вопросе лучше, например, имеет представление о Бубонной Чуме, впрочем, как раз с ней особых проблем не возникнет, лекарство имеется. Хуже всего с теми, кто рисует образ чего-то непременно смертоносного и неизлечимого. Мы не знаем, чего стоит ждать, поэтому принимаем определённые меры безопасности.


— Но ведь я не Чума!? — или я что-то не так понял.


— Да, ты к сожалению, вытянул немного иной жребий, а ведь до последнего всё могло повернуться иначе. Как минимум нам бы не пришлось гадать, кому выпадет эта ипостась. Благо Теллура довольно молода и податлива, всё ещё можно переиграть.


— Для чего вообще нужно было создавать подобную тварь в новом мире? Для...людей всеми силами, пытающимися спастись, это крайне нелогичный поступок.


— Артём, забудь про то, что были администраторы, обновления и всё прочее. Корпорация внесла некоторый вклад в становление мира, но это лишь капля, дальше в ход пошли совершенно иные силы, которые теперь и правят балом. Я даже не уверен, что последней инстанцией в Теллуре являются те высшие сущности, о которых мы знаем. Тот мир сейчас пропускает через себя огромный поток информации, идущий от вас — людей, и творит сам себя. Так что поверь мне, Чума — не самое страшное, что возможно ожидает нас по ту сторону. Но там, при любом раскладе, есть шанс.


— И как мне остановить...чуму? Совершить ритуальное самоубийство? — довольно сомнительная перспектива.


— Процесс уже запущен и твоя смерть лишь ухудшит положение. На данный момент скорее всего ты единственный, кто может относительно безболезненно решить вопрос с Чумой, ну а коль не повезет, то и с остальными всадниками.


Процесс уже запущен...интересно, только благодаря этому я всё ещё жив?


— Так как мне это сделать? — озвучивать опасную мысль я естественно не стал.


— Как бы парадоксально это не звучало, но прежде всего тебе следует заразить как можно больше живых существ. Каждый заражённый, это те ниточки, которые приведут тебя к источнику силы, уготованной всаднику и скакуну. Попытайся взять под контроль эту силу, прежде чем это сделает кто-то другой.


— Если вспомнить Торгурию, то это будет не так уж и легко сделать. Любой игрок легко справляется с болезнью.


— Верно, так что придется постараться исключить влияние Вечных.


— Всего лишь?


— Это проще чем кажется, тем более ты уже преуспел на этом поприще, но судя по всему даже не догадываешься о своём успехе, — улыбнувшись, старик пояснил. — Тот заражённый колодец, что ты оставил в обители солнцепоклонников, смог...привлечь на свою сторону священников. Они как раз сейчас организовывают какой-то культ где-то в синих горах.


— Культ болезни!? — на мой взгляд болезнь была сомнительным источник для поклонения.


— Забвение можно использовать по-разному, и не нужно далеко идти за примером, — было не трудно догадаться, на кого намекает Степан Маркович, я регулярно использую её как оружие. — Пока эта сила так сказать бесхозная и многие могут захотеть к ней приобщиться, если разглядят потенциал. Так что не стой на месте и работай в этом направление, правда старайся везде закреплять свою власть. Те же фанатики сейчас трудно прогнозируемая сила. Ну а как только выполнишь задание Мор, тебе откроется возможность напрямую работать с болезнью, изменять её свойства. С таким уровнем контроля ты сможешь сделать её гарантированно безопасной, ну или хотя бы снизишь угрозу до приемлемого уровня, а возможно даже сумеешь развить полезные свойства.


— Полезные свойства?


— Одна болезнь подавляет прочие — поверь, тема не нова. Да и источник Забвения, это всё же живой организм, пусть и микроскопический, а значит его можно перестроить до неузнаваемости.


— И будет Чума нести в Теллуру мир и просвещение, передавая их воздушно-капельным путём...один миллион заражённых, не велика ли цифра?


— А я и не говорил, что это будет легко, — подбодрил Степан Маркович. — Не переживай, у всадника будут те же условия, а он ещё не появился, Теллура бы о подобном сообщила, так что воспользуйся форой. Правда на заражённых в этом мире особо не рассчитывай, любой, кто ложится в капсулу — автоматически выбывает из списка и постепенно идёт на поправку. Правда, если заразить по ту сторону и не дать исцелиться, то тут уже никаких проблем возникнуть не должно...конечно есть определённые риски для тела, но как я уже и говорил, оно не столь важно если слияние с миром на уровне.


Везде это 'если'...


— И да, скорее всего сила твоей заражённой формы будет напрямую зависеть от успеха в этом направлении, так что чем дальше будешь продвигаться, тем с большей осторожностью ей пользуйся.


— Судя по всему, мне следует как можно скорее вернуться в капсулу и заняться делом...


— Капсул больше не будет, для тебя это теперь не подходит, — блеск в глазах старика мне совсем не понравился, — пойдём, операционный стол уже готов. Придется несколько модернизировать твоё тело.


— Звучит не очень безопасно, — неужели всё это было лишь представлением, ради каких-то откровенно бесчеловечных опытов!?


— Пусть это тело и тело Алькора не единое целое, но кое-что они друг от друга унаследовали. Твоя усиленная регенерация должна справится. И в качестве дополнительно стимула, в случае успеха, твоя бессонница перестанет быть чем-то опасным, даже напротив, ты сможешь извлечь из неё реальную пользу — тот, кто не нуждается во сне, может успеть много больше, чем конкуренты, витающие в мире грёз. И да, заодно нужно проверить состояние твоего питомца, — старик очертил круг на своей груди.

Алёна — помощница Степана Марковича

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава II. Грехи и их дары

Чума...кто бы мог подумать? Степан Маркович мог — именно поэтому капсулу Артёма и переместили подальше от основного комплекса в отдельный герметичный короб. С того самого момента, как в руки Алькора попала треклятая сбруя, старик присматривал за своим подопечным. Отслеживать каждый шаг в Теллуре уже давно не получалось, некогда простые игровые правила, которые при желании можно было и обойти, перестали быть таковыми. Новый мир следил за тем, чтобы личное пространство каждого Вечного не нарушалось без особых на то причин.


Нет, сам Степан Маркович легко мог приглядывать за любым в зоне влияния, но чем ближе было Слияние, тем меньше у него свободного времени. Можно было обойтись и иными методами, соглядатай в том мире был ничем не ограничен, но и от этого пришлось отказаться — рук не хватало везде, в Теллуре тоже требовалось создать...корпорацию, инструмент в руках старика. Бывшие администраторы были вынуждены обеспечивать своё будущее на общих правах.


К счастью получилось обойтись малыми силами: повесить на Алькора метку и отслеживать состояние его физического тела в этом мире. Задумка сработала идеально. Алёна успела вмешаться и принудительно вернуть Артёма на Землю. Несмотря на...состояние, парень прислушался к словам и был готов идти на диалог, но тут у одного из бойцов сдали нервы и дальше всё пошло вразнос.


Для Старика ни Чума, ни его Скакун не были опасны, но только для него. Вырвись подобная сила на свободу, то натворила бы много дел, а значит пришлось бы его останавливать. Раз и навсегда. Артём был симпатичен старику, своей тягой к жизни, но не более того. К счастью парня от незавидной участи его спасла Алёна, вот только цену за это пришлось заплатить не малую.


Отправив Артёма в операционную, старик не далеко ушёл — этот блок подземного комплекса как раз и создавался для подобных случаев, при необходимости длинный тонкий подземный перешеек попросту уничтожался, отрезая особо опасный участок от остальных помещений.


Войдя в изолятор, Степан Маркович осмотрел обнажённую девушку. В бессознательном состоянии она намного хуже контролировала оболочку и сейчас с её тела слезали целые пласты чешую, открывая язвы и пульсирующие чёрные вены. Алькор хоть и вытянул Скверну, но та успела отравить организм и быстро восстановиться тому не удастся.


И пусть на первый взгляд картина была не самой обнадёживающей, на деле всё оказалось не столь страшным. Алёна была не в предсмертной агонии и даже не в болезненном беспамятстве, а просто спала, пусть и крепче чем обычно. Дыхание ровное — грудь вздымается и опускается плавно, а не ходит ходуном. Сердцебиение в норме.


Периодически приборы начинали издавать угрожающий писк, но старик не обращал на них внимание — подумаешь, дала сбой та или иная система в организме? Это не удивительно, при условии, что Алёна неосознанно ежесекундно пожирала собственное тело, чтобы тут же породить новые клетки, ткани и органы. Пусть внешне это не было заметно, но Шас-саари побеждала болезнь, а ведь её тело, пусть и временно, но стало пристанищем для Средоточия Скверны. Все, кто находился с...тем, чем стал Артём в той комнате, уже отправились на консервацию в капсулы — в этом мире им уже не выжить. Да и вся бригада, занимавшаяся, транспортировкой мёртвых тел помещена под карантин, так, на всякий случай. Кто его знает, что заражённая кровь успела сделать с теми телами — предварительный отчёт из лаборатории будет лишь через час, а то и два.


— А ведь это лишь мая доля того, что он может выпустить в мир, — положив ладонь на лоб девушки, старик позволил заразе перекинуться на собственное тело. — Дай ты ему напасть на меня, всё бы закончилось по-другому, — несмотря на всю разрушительную силу Чумы, инфекция проиграла старику, чёрная клякса на его руке осыпалась пылью. — Надеюсь, ты была права, и он действительно тот, кого ты всё это время искала.


* * *

Наблюдать за собственным вскрытием как минимум странно. В той далёкой жизни, когда я ничего не знал о собственном диагнозе, от подобного зрелища попросту бы вывернуло. А сейчас во мне даже проснулся некий интерес, руки едва ли не тянулись ассистировать трансформовцам. Но не буду кривить душой, нереальность происходящего сглаживало увиденное.


После случая с Никой мне порой становилось плохо от одного вида крови, а теперь я спокойно смотрю на собственное вскрытие...видимо старик доигрался и всё же сломал что-то у меня в голове.


В процессе операции узнал о себе несколько интересных моментов. На меня не действовала анестезия. Инъекция препарата воспринималась организмом чуть ли не как попытка отравления и снижения боевого потенциала со всеми вытекающими — подозрительная жидкость безжалостно расщеплялась на бездействующие составляющие. А уж про общий наркоз и говорить нечего — попытка контроля тела пресекалась на корню, да и с погружением в сон у меня уже давно не ладится.


Идею продолжить операцию с пакетом полных ощущений я воспринял без особого энтузиазма, но ещё одну порцию яда Шас-саари никто не предлагал, так что пришлось согласиться и стиснув зубы, приготовиться к незабываемым ощущениям.


Пока товарищи в белых халатах готовили неприятного вида инструменты, я попытался отвлечься от происходящего, благо было над чем подумать. Я до сих пор не определился с тем, верить старику или нет. Прежний Артём настаивал на том, что всё происходящее не может быть реальным, а вот внутренний голос до скрежета в черепной коробке давил на то, что рисковать не стоит. В итоге победила безысходность, ведь при любом раскладе выбор у меня не особо большой — старик был прав, нужно выживать, даже если это всё галлюцинация моего окончательно закоротившего мозга.


К моменту, когда я закончил с мозгокопанием, хирург только начал подносить скальпель к грудине — как будто специально ждали. Лезвие без труда прошло сквозь кожу, упёрлось в кость и заскользило вниз, оставляя за собой алую полосу.


К моему удивлению и огромной радости, я не чувствовал боли! Словно не разрез сделали, а царапину оставили — тактильные ощущения есть, лёгкий дискомфорт, но не более того. Делиться радостной новостью со всеми я не стал, так на всякий случай, поэтому пришлось поддерживать образ сурового и терпеливого подопытного, а сам слушал комментарии хирурга — операцию явно записывали.


Поначалу резали медленно, присматриваясь к каждому движения, после пообвыклись и занялись делом в полную силу. Пока один занимался грудной клеткой, второй мониторил анализы, третий занялся руками, в недрах которых всех ждал сюрприз. Начать стоит хотя бы с того, что сразу под кожей обнаружился слой плотного и вместе с тем эластичного хитина, которой скальпель взял далеко не сразу.


Не подкачали и регенеративные способности, если сопоставить края неглубокого разреза, то хватит полминуты, чтобы те срослись, не оставив следов. Было забавно наблюдать за глазами одного из ассистентов, который сделав разрез, не смог его найти.


А вот вскрыть с наскока грудную клетку не вышло, отслоив кожу и подкожную клетчатку, натолкнулись на сплошную стену из спаянных рёбер. Что самое интересное, вид мягко говоря неестественного образования никого особо не впечатлил и народ спокойно продолжил операцию.


— Наблюдается истинная гипертрофия рёбер с первой по двенадцатую пары. Рёбра соединены в единую структуру посредством синхондрозов, за счет чего конструкция остается эластичной и не препятствует дыханию и способна гасить механические колебания. В области девятого и десятого ребра, справа, наблюдается костная мозоль, предположительная давность перелома 2-3 месяца.


Да нет док, ты малость ошибся, срок давности 20-30 минут.


Пока один специалист занимался изучением грудной клетки, ещё парочка возилась с моей шеей, вживляя имплантат у основания черепа — операционный стол легко перешёл в режим...кресла, так что никаких проблем с доступом не возникло. Да и кровь из свежих разрезов на той же груди не текла, тело бережно относилось к своим ресурсам.


На этом этапе удалось завязать диалог с тем самым ассистентом, что не мог отыскать разрез. Болтали довольно оживлённо, парень явно старался, видимо считал, что помогает мне стерпеть боль.


Проблемы начались, когда дело коснулось Пара. По настоянию Старика в неизвестное образование в грудной клетке, проще говоря в насекомыша, должны были ввести жидкость-стимулятор, которая должна привести того в норму.


Вскрывать грудную клетку всё же не стали, решили ограничиться небольшим отверстием. Сверлить вслепую не стали, подключив ко мне дополнительную аппаратуру, трансформовцы создали голограмму моих внутренностей, в которой быстро отыскали Пара. И если вид шевелящегося насекомыша меня порадовал — всё же я беспокоился за своего...отпрыска, то вот остальные восприняли увиденное менее радужно. Не знаю, что их больше впечатлило, сам Пар или моя довольная улыбка при его виде — совсем привык, что Маска Двуликого сама прячет эмоции. Озвучивать свои мысли никто не стал, но этого и не требовалось, чтобы понять — я окончательно утратил в глазах этих людей человеческий облик.


Теперь и от этих смердит страхом и...отвращением.


Сделав инъекцию зашивать не стали, присыпав костной мукой отверстие, уложили откинутые лоскуты кожи на место и дружно отправились на карантин. Меня продержали в изоляции ещё около часа, после чего знакомый механический голос предложил прогуляться до...собственной комнаты.


Сопровождающих не было, но они и не потребовались бы — мои апартаменты находились в соседнем помещении. Кровать, стол, пара стульев, шкаф и тумбочка — вот и всё убранство. Помимо санузла, имелась пара свободных квадратных метров.


По сравнению с прошлыми хоромами, здесь мне достался явно бюджетный вариант, что не особо расстроило. Собственных пожитков у меня не осталось, а для стандартного комплекта хватало и шкафа.


— Освоился? — постучавшись, в комнату вошёл старик.


— Да вот обхожу новые владения, — держать дорогого гостя у порога не стал и пригласил присесть, — дело муторное, но нужное, думаю, к вечеру управлюсь.


— После того, как пройдёшь карантин, тебя переселят, — прежде чем я хоть как-то отреагировал, Степан Маркович поспешил внести ясность, — но там будет ещё теснее.


— Эва как...а я-то думал, что вроде как повышение получил.


— На нижних этажах на человека приходиться чуть больше 1,5 квадратных метра, — развел руками старик, — каждый лишний сантиметр свободного пространства будет стоить чьей-то жизни. Кроме того, большая часть населения комплекса расположены в индивидуальных капсулах, а по ту сторону не так важно, в каких условиях находится изначальная оболочка, — на языке так и вертелся вопрос, который Степан Маркович безошибочно угадал. — Искра, можно условно назвать её твоим 'Я', способна существовать в любом из тел. Проблема в том, что этот мир для вас родной и без посторонней помощи человек будет до самого конца тянуться именно к нему, несмотря на то, что в Теллуре есть свой...якорь.


— Спасутся только те, кто в момент Икс будет по ту сторону?


— Люди могут перенестись в Теллуру и без капсул, но лучше так не рисковать. Кто его знает, как именно погибнет этот мир. Именно поэтому мы и консервируем своих людей — жить хотят все.


— Так значит дальше меня ждёт эта самая полуторка?


— Нет, с тобой необходимо поддерживать постоянный контакт здесь, пока это возможно. Ты входишь в число тех немногих, кого Теллура точно не выпустит из своих объятий и не даст твоей Искре раствориться во вселенском ничто, — подбодрил старик.


— Да я прям уникум...


— Я бы так не сказал, всё же с таким же уровнем слияния около 1,2% Вечных, а это почти пятьдесят миллионов, — опусти с небес на землю моё эго Степан Маркович.


— А хранители это вообще кто? Ваше сходство трудно не заметить.


— Ответить на этот вопрос одновременно тяжело и легко. Каждый хранитель, это я, точнее часть того, кем я был когда-то, — видимо поняв, что от этого объяснения всё стало только запутанней, Степан Маркович усмехнулся и продолжил. — Помнишь, я тебе говорил, что в моём мире кое-кому удалось занять место богов? Скажем так, это была община магов-учёных, добравшись до вожделенной силы, они с готовностью присвоили всё, до чего смогли дотянуться. Увы, желание обладать силой не гарантировало возможность её удержать. Последствия перенасыщения были у всех разные, в случае одного конкретного мага, это привело к тому, что Сила не вместившись в один...сосуд, сделало множество копий.


— Получается все хранители это один и тот же человек? Ты?


— Мы когда-то были одним и тем же человеком, но с тех пор каждый прошёл свой жизненный путь. Артём, у каждого из нас свои мысли, свои желания, свои мотивы. У нас общее прошлое, но будущее каждый творит сам.


— А ты был во время создания моей аватары?


— Создание аватары, это тот единственный случай, когда присутствуют все Хранители разом. Мы смотрим на каждого, кто приходит в Теллуру.


— А случай с багрянцем... — а ведь именно с этого и началось моё противостояние с Дублем, — это ведь не простое совпадение?


— А вот это уже был я, — не стал отпираться старик, точно уловив мои мысли. — Тот парень, Дубль, он едва не вытащил в Теллуру одного из верховых демонов нижнего мира. Если бы ему это удалось, вся гиперборея превратилась бы в одну огромную кровавую ферму.


— Почему сами не вмешались?


— Таковы правила, — развёл руками Степан Маркович, — прямое вмешательство под строгим запретом.


— А что на счёт Алёны? С её возможностями Дубль не был бы проблемой, — внешне старик ничем не выдал свои эмоции, но я всё же почувствовал всплеск эмоций при упоминании девушки.


— Она и должна была этим заняться, вот только после вашего похода в Астрал, её затянуло в одно очень нехорошее место в Теллуре. Закрытый данж — Петля. Затея проста, бесконечная битва с множеством...изъянов, которые нужно исправить, чтобы выбраться. Для одиночки задача практически невыполнимая. Встречи с тобой для неё вечно заканчиваются весьма сомнительно.


— С ней всё в порядке?


— Лучше, чем могло бы быть, но хуже, чем хотелось бы, — несмотря на скомканность ответа, старик окончательно взял под контроль собственные эмоции.


— С ней можно поговорить? — старик лишь отрицательно покачал головой.


— Ладно, ближе к делу. Не хочу давить и понимаю, что ты только что из операционной, но надеюсь с визитом в Теллуру затягивать не станешь?


— Тут всё равно больше нечем заняться, так сказать идеальные условия, — идея просто лежать и смотреть в потолок меня не прельщала. — Только как эта штука работает? — рука непроизвольно потянулась к имплантату.


— Тут ничего сложного, просто закрываешь глаза и сосредотачиваешься на мысли, что хочешь в Теллуру. Для начала ты погрузишься в Пустоту, это грань между мирами. Ощущение должно быть знакомым, любой пользователь капсулы его знает — именно в Пустоте ты зависал, прежде чем вернуться в это тело. Ну а дальше шаг навстречу Теллуре, а остальную работу за тебя сделает сам мир.


С виду всё просто, скоро узнаем на деле так ли это...с одной стороны на этот счёт имеются не малые сомнения, всё же это путешествие между мирами. Ну а с другой, я уже делал это множество раз, всего-то и требовалось, что лечь в капсулу.


— По ту сторону придется рассчитывать лишь на собственные силы, ну и союзников — возможности приглядывать за тобой постоянно больше нет, — продолжал вводную часть Степан Маркович. — Высшие силы Теллуры добрались и до права Вечных на неприкосновенное личное пространство с нашей стороны. Теперь даже в экстренном случае тебя вырвать никто не сможет — капсулу отключить не получится, её попросту нет. На связь с оператором тоже не особо рассчитывай, теперь главная техподдержка зациклена лишь на сестер. Да и даже останься в наших руках подобные ниточки, операторы уже давно отлёживаются в своих капсулах.


А ведь это не оговорка, старик прямым текстом заявил, что за мной больше никто не приглядывает...а за одно и не наблюдает, — я беззвучно усмехнулся собственным мыслям. — Как всё же быстро я свыкся с мыслью, что можно так легко поменять один мир на другой. Наверное, всему виной то, что это единственный вариант, в котором у меня есть шанс на светлое будущее.


— На Алёну по понятным причинам тоже рассчитывать не стоит. Относительно того, с кем можно поделиться всем тем, что узнал...


— Очередной договор о неразглашении?


— В этом вопросе ты никак не ограничен, по крайней мере с моей стороны, но думаю тебе не стоит объяснять, как со стороны звучит грустная история о конце света, нам бы для начала хотя бы тебя убедить, — с иронией ответил Степан Маркович, — а уже после переключаться на других.


Спорить и уверять старика в обратном не стал. А зачем? Тем более что он был прав.


— Правда проблемы могут возникнуть и с теми, кто поверит, — старик скривился, словно от зубной боли, — я уже несколько раз чувствовал выбросы силы, замешанной на жертвоприношениях. Пока они уходят в пустоту, растворяясь в мире, но сама ситуация не радует.


— Так почему бы не избавиться от маньяка?


— Всё не так просто, я чувствую отголоски ритуалов, но указать точное место не могу. Да что там точное место, даже направление от меня закрыто. Как я и сказал, нам пришлось многое отдать, чтобы родилась Теллура, — старик совсем не выглядел обездоленным или слабым, но выпытывать чем именно тот пожертвовал, я не стал. — В общем, без фанатизма, я не хочу, чтобы ты лишился союзников в столь непростое время.


— А как остальным...игрокам вообще планируется это сообщать? Или просто поставите перед фактом и запрёте крышку капсулы?


— Персональных бесед точно не будет, охватить больше четырёх миллиардов Вечных — это уже слишком. С кем нужно мы уже поговорили, относительно прочих, этот момент решается. Есть несколько рабочих схем, отдел маркетинга занимается вопросом и ломает голову над тем, как в нужном свете подать факт переноса и невозможности вернуться в родной мир.


— Думаю, как не крути, а недовольные будут.


— Волнения будут, этого не избежать, но грамотная реклама порой творит чудеса. И да, не удивляйся — в ближайшее время так называемые Местные станут намного лучше разбираться в игровой механике. Для остальных это подастся как экспериментальный патч.


— А на самом деле?


— Ты, наверное, уже и сам догадался, что местные это не кусок программного кода, а относительно иные существа. Почему относительно? Всё просто, если вы — люди, полноценные Искры, то НПСы, это их обрывки, которые буквально впитывает в себя Теллура.


— Запасные батарейки для Теллуры?


— Можно и так сказать, но это уже инициатива высших сил Теллуры — новому миру не нужны бездумные и бездушные болванчики, вот оболочки и заполняются подходящим материалом. Процесс идёт с самого начала проекта, но до последнего времени он был практически незаметен, шло накопление информационной базы.


— Давно хотел спросить, что за третья высшая сущность? Просто у меня один довольно интересный квест висит, на контакт со всеми тремя. Жизнь и Смерть я уже узрел, кто остался?


— Пустота, — усмехнувшись ответил старик, — но надеюсь, ты никогда её не увидишь, это привилегия тех, кого ждёт развоплощение.


— Жаль, это могло бы значительно меня усилить, — несмотря на слова старика, сбрасывать со счетов это задание не стал, не раз уже убеждался, что в Теллуре всегда есть обходной путь. — Относительно экспериментального патча, в остальном мир останется прежним? Я про прокачку, системку, атрибуты и прочее.


— Скорее всего, но ручаться не могу — бразды правления давно выскользнули из наших рук, теперь нам остается лишь нашептывать миру свои...советы. Впрочем, я уверен, ты сумеешь извлечь выгоду из любой ситуации, в этом нам с тобой повезло.


— Да, повезло...Степан Маркович, я уже задавал этот вопрос раньше, но теперь, раз мы говорим начистоту, можно озвучить и правду: почему я? Ведь вы до последнего не планировали вводить меня в свои дела, просто Чума смешала все карты и заставила действовать по ситуации. В конце концов, не из-за ВМА вы же всё это затеяли?


— В какой-то степени любой человек мог стать тестером, ведь мы на самом деле проводили на вас тесты, вот только направлены они были в первую очередь на усиление слияния с Теллурой, а всё остальное — побочные эффекты, пусть и приятные вроде укрепления физической оболочки.


— Так всё же слепой случай? — в такой расклад я не верил и не скрывал своих мыслей.


— Нет, я искал конкретно тебя по просьбе Алёны, — признаться, я прокручивал в голове разные варианты, но такого там не было. — Можешь не пытаться что-то вспомнить, ты раньше её никогда не видел, да и она конкретно тебя тоже. По сути, мы даже не знали, существуешь ли ты.


— Кажется, я знаю, в чём дело, я чья-то копия?


— Именно так, — кивнул старик, — подробностей я не знаю, но твоё отражение для Алёны было по— настоящему ценным. Муж, брат, отец, сын — вариантов много.


— Вы вместе перемещаетесь из одной вселенной в другую, но даже не знаете семьи друг друга?


— Я подобрал Алёну в одном из гибнущих миров...нет, не так, звучит будто говорю о питомце. Так получилось, что в тот мир я попал изрядно потрёпанный и не смог самостоятельно привести себя в норму. Её родная планета была лишена магии, и любая потраченная на восстановление капля силы могла стоить мне возможности перенестись в следующий мир. Собственно, благодаря Алёне я здесь, она не только выходила старика, но и поверила в те бредни, которые я нёс о конце света. К тому моменту она уже была одна и целиком посвятила себя моему лечению. За то время, что мы готовились к переносу, я успел рассказать ей многое, так что совсем не удивился, когда, оказавшись в новом мире, она попросила отыскать меня две Искры. Она никогда не рассказывала, кого мы ищем, а я не спрашивал — у каждого человека, да и не только человека, есть темы, которые лучше не затрагивать. Но это были действительно дорогие ей люди, раз она сумела передать их образы через мысли. Кроме того, я могу брать с собой лишь одного попутчика, и она прекрасно знала об этом, а значит, была готова остаться.


Тяжело ли было поверить в этот рассказ старика? Не тяжелее, чем в предыдущий, а я уже практически свыкся с тем, что Теллура настоящий живой мир, но, несмотря на это, требовалось время, чтобы осмыслить услышанное.


— Артём, я рассказываю это по одной простой причине. Память о прошлой жизни подталкивает Алёну рисковать ради тебя, но помни, она заменила мне семью, и я не дам её использовать.


Старик говорил предельно серьезно, благо у меня в планах и не было ничего подобного. Пауза затянуться не успела, старик разрядил обстановку пусть и своеобразным способом.


— Относительно еды можешь не беспокоиться, здесь тебя кормить не будут, — это заявление заставило собраться, — но не переживай, Теллура уже давно тебя обеспечивает всем необходимым. И да, считай ты теперь тот самый принц на белом коне, естественную нужду больше справлять не придется — так сказать всё в дело идёт.


— Тогда уж принцесса, только вместо бабочек, в животе у меня инсектоид, — как реагировать на последнюю новость я и не знал. — Ну или просто конь, причем не принца, а чумы.


— Это уже дело личных предпочтений, — усмехнулся старик. — Хотя в твоём желудке никакие бабочки не выживут, он у тебя превратился в универсальную машину по переработке всего.


— Биологически опасные объекты я уже на зубок пробовал, а с радиоактивными тоже самое получится?


— Думаю да, но в том-то и дело, что то же самое, — предупредил Старик, — фонить будешь знатно, но в этом мире я бы тебя предостерёг от любых экспериментов, здесь наши силы ограничены.


— Понял, на респ не уйду.


— Вроде того, — как-то странно отреагировал Степан Маркович. — Относительно погружений, график устанавливаешь сам, но в общих интересах отнестись к делу как можно серьезней, — на этой ноте старик вышел из моей комнаты...закрыв за собой стальную механическую дверь, которая навряд ли откроется в ближайшее время.


Атмосфера в комнате оказалась и правда максимально рабочей, так что устроившись на кровати, закрыл глаза...как и говорил старик, главное было почувствовать пустоту, а дальше всё пошло по накатанной.


Вернулся я на то же самое место, с которого меня...забрали. Проклятой и Жадности не было, а вот По остался, Исток давал достаточно света, чтобы я мог разглядеть его фигуру. Здоровяк изрядно сбросил вес, причем в самом прямом смысле этого слова. Даже сейчас, сидя на земле, он сбрасывал с себя целые куски пузырящейся плоти и откидывал их подальше от себя, вот только прорехи тут же зарастали — в нём было слишком много скверны.


По — живое воплощение греха, пожирающее всё и вся туша, таскающая за собой трупы на цепях и вместе с тем мой...пусть не друг, но именно он дал мне временное прибежище, когда я ещё не обзавёлся собственным пристанищем. И если этот мир настоящий, то, как мне к нему относиться?


— Великий, прошу — пощади! — едва заметив меня, По не поднимаясь с земли, склонился передо мной. — Забери меня позже, когда дар будет мне по силам! Я не хочу забывать, не хочу вновь возвращаться в небытие!


Оторвали греху лапу, уронили его на пол. Всё равно его не брошу, потому что он хороший...


Здоровяка было банально жалко. Да и уж если на чистоту, то предъявить ему что-то серьезней чем 'ты некрасивый' было нечего. Даже питался он не сам, а через меня. Его главный, а пока и единственный грех здоровяка в том, что он, собственно говоря, Грех.


Уверенный в своих силах, с момента извлечения Скверны из Алёны и трупов прошло не так много времени, я шагнул навстречу По, вот только на этот раз зараза отреагировала совершенно иначе, нежели в родном мире — принялась разрастаться. За время моего отсутствия Скверна успела расползтись по телу греха и теперь вопрос стоял не об одной капле, а о десятках килограмм мяса, регенерирующих с бешеной скоростью.


Скверна всё ещё была частью меня, но уже совсем на ином уровне и я попросту не мог вернуть её себе. Пытался, но из этого ничего не вышло. Переборов первый порыв сдаться, пошёл иным путём. Если нельзя обратить мутацию, то нужно её направить!


Забвение пыталось приумножить себя обратив По в ходячий кусок гниющего мяса. Инкубатор болезни на ножках, такому достаточно просто пройтись мимо врага, и тот будет заражён. Даже если здоровяк не лишиться разума, на моей шее окажется высокоуровневая тварь, буквально сочащаяся болезнью.


На первый взгляд довольно заманчивая перспектива, но если подумать, то вреда от этого свойства не меньше чем пользы — под удар попадут все: враги, друзья и просто Вечные оказавшиеся в неподходящем месте и в неподходящее время. Любая хорошая способность должна контролироваться, а на данный момент к По не прилагалась заветная кнопка 'вкл/выкл', а значит, я должен её добавить!


Попытка повлиять на мутацию По неожиданно открыло окно Искусства, вот только сейчас там красовалось не моё изображение, а толстяка, точнее его заражённая часть. Через конструктор процесс поддавался легко, точнее мог бы поддаться, но за всё нужно платить, в данном случае придется тратить ОИ.


Ничего, дело наживное, ещё успею обзавестись этим добром.


Бросаться в омут с головой не стал, прежде чем что-то делать, разобрался в ситуации — По и без того ждал меня очень долго, лишние полминуты ничего не изменят.


Родной скелет не был затронут, мутировали мягкие ткани и некоторые органы, постоянно разрастаясь. Процесс шёл явно по принципу количества и это было основным, что меня не устраивало, требовалось изменить вектор развития в сторону качества.


Плоть, больше походившая на комки мяса, замедлила свой рост, а после и вовсе начала отмирать. По усыхал прямо на глазах, отчего довольно скоро стал напоминать мумию, под пергаментной кожей едва ли не проглядывались мышцы, жилы и чёрные, с зеленоватым оттенком вены. Несмотря на неказистый вид, кожу сделал очень и очень прочной, чтобы свести к минимуму риск незапланированного выброса заразы. Вместе с тем создал отдельный механизм, способный одномоментно выбросить около литра концентрированной заражённой крови — для противника это должно стать довольно неприятным сюрпризом, особенно при условии, что вешался сразу максимальный четырёхкратный стак отравления.


Никогда не думал, что скажу это, но урон от крови, к сожалению, остался завязанным на мои хиты — старина По был намного плотнее меня. Замедление так же никуда не делось, а заодно появился едва ли не стопроцентный шанс заразить Забвением всех в радиусе атаки. На всё это добро у меня ушла целая сотня драгоценных очков искусства.


Отдельным пунктом, к счастью бесплатным в плане ОИ, стояла реализация обжорства По. Тут мне предлагали проявить фантазию, предупреждая, что в случае неудачи переделка будет оплачиваться из моего кармана. Поначалу у меня ступор — как улучшить обжорство воплощению обжорства? Благо мозговой штурм дал весьма интересный результат и внутри моего друга появилась крохотная чёрная дыра!


Ну ладно, не будем приукрашивать, это было её жалким подобием, но смотрелось неплохо, да и действовала знатно: из пещеры с бешеной скоростью начал уходить воздух! Благо я заранее предусмотрел ту самую систему вкл/выкл, завязанную на то, что собственное тело По не поглощал. Пришлось лишить здоровяка рта, в обычном состоянии на него не было даже намёка — сплошь ровная поверхность, но под кожей хватало достаточно сильных мышц, способных разорвать верхний слой тканей и создать прореху к чёрной дыре, которая как раз скрывалась в районе глотки — размер у неё был небольшой, но на тяге это никак не сказывалось.


Последним штрихом стала моя метка, которую, да простит меня По, я оставил на внутренней поверхности его черепа. Для этого пришлось буквально вырезать кусок кости, нанести узор и поставить его на место. К счастью здоровяк не сопротивлялся все семь минут, что я пилил его затылок — даже для моего когтя кости оказались достаточно прочными. Поможет ли этот манёвр в случае бунта со стороны Греха я не знал, но хоть какая-то попытка подстраховаться.

Лорд Всепожирающей Чумы


Уровень: 351


...


У каждого из Вестников Апокалипсиса есть свои Лорды, продолжение их собственной воли, твари не только исполняющие волю господина, но и усиливающие его одним своим фактом своего существования.


Количество заражённых для выполнения задания 'Мор' -5%

Для полного доступа к контролю над Лордами, необходимо выполнить задание 'Мор'



А моя свита всё растёт...того и глядишь незаметно кланом обзаведусь. Ладно, что там со статистикой по заражённым.


Помимо необходимого числа заражённых, в панельке отображалась и прочая полезная информация, в том числе новоиспечённый Чумной Лорд. Ниже располагался Источник Забвения, снижавший требуемое число заражённых ещё на пять процентов. А вот от колодца, оставленного в храме Солнечного Бога не осталось и следа, зато его место занял Чумной Алтарь, видимо это работа того самого культа болезни, о котором говорил Старик — он снижал планку ещё на процент. Тут же имелась довольно занятная приписка, что для получения полного бонуса, требуется лично посетить алтарь и так сказать заявить права на собственность.


Итого -11%, плюс в активе почти сто тысяч — видимо отголосок реала, остается заразить ещё каких-то семьсот девяносто тысяч...всё ещё слишком много, но главное двигаюсь в верном направлении.


— Благодарю, Великий! — отсутствие рта в целом и зубов с языком в отдельности лишили По говорить, но со мной он мог общаться и при помощи мыслей, причем довольно легко. Видимо сказывался статус Лорда.


— Младший, я всё ещё младший, — усмехнувшись, я хлопнул уже не такого уж и здоровяка по плечу. — Но не сомневайся, со временем я по праву стану Старшим, а уже после и Великим.


— Для меня Вы отныне всегда будете Великим, — изменить мнение...Лорда не получилось, но хоть кланяться перестал. — Прошу, примите этот дар! — а вот дары это совсем другой разговор, от них отказываться точно не стану.


Взяв в руки одну из цепей, связывавших его с боевой троицей трупов, По внимательно изучил ту, после чего снял одно из звеньев, голыми руками — хотя с его статами это не мудрено. Судьбу первой повторили и две другие цепи.


— Это, мои враги, те кто хотел отнять мою жизнь, но в итоге лишился своей, — троица мертвяков подняла на своего хозяина затянутые белой пеленой глаза, в которых не было никаких эмоций. — Эта цепь не позволяет им умереть и подчиняет волю, не смотри на то, что я дал лишь три звена — каждое из них способно расти и уменьшаться согласно твоему желанию, но за всё нужно платить. За каждый удар по ним, расплачиваться будешь ты.


Дар был довольно специфическим, но отказываться от него не стал — сейчас любое усиление не будет лишним. Все хотелки как-то резко бледнеют и кажутся незначительными, когда вопрос заходит о выживании. В жизни всякое может случиться, кто его знает, как цепи пригодятся именно мне.


Жертвовать суставами и вставлять в них звенья я не рискнул, нашёлся менее жёсткий вариант — повесить их на ошейник и сбрую, которые уже успели спаяться в единое целое. Поводком в виде цепи я к счастью не обзавёлся — звенья слились плашмя с металлом ошейника. При желании я мог призывать призрачные нити, которые и должны были связать меня с жертвами.

Чумная Сбруя Отчаяния


Позволяет взять под контроль до трёх существ. Для подчинения, необходимо одолеть жертву или получить её согласие.


Во время подчинения каждого последующего существа, уже привязанные к вам могут напасть. Если вы проиграете, то прежние путы разорвутся и в течении недели эти существа станут для вас неприкосновенными.


В зависимости от воли Хозяина, подчинённые могут получить защиту от Чумы


Длина пут:


до 10 метров — урон получаемый подчинёнными полностью переходит на вас


11-20 метров — входящий урон удваивается

Интересно, но с этим лучше всего будет разобраться на практике.


— По, а что тут вообще произошло? — я ведь по сути дела явился в самый разгар заварушки, а с чего всё началось даже не знал. — И кто это вообще были? — я прекрасно помнил, что напали на меня Проклятая и ещё один Грех, но было любопытно узнать версию своего Лорда.


— Ваша и моя сёстры, Великий, они хотели отобрать источник и ослабить Вас перед советом, — а вот это уже очень интересно.


— Откуда ты знаешь про совет?


— Каждый из моих братьев и сестёр знает о совете, ведь вы — Проклятые, черпаете силы в нас, в грехах! — с готовностью пояснил Пожиратель.


Теперь понятно, чем первые проклятые заменили божественное благословение.


— Так на совете будут не только Проклятые, но и Грехи? — Лорд кивнул. — Так получается, наша встреча не случайна?


— Судьба даёт шанс каждому проклятому отыскать свой Грех, многое зависит от удачи.


Всё интересней и интересней. Нужно будет узнать есть ли у Лиэль...партнёр. Если малышка ещё свободна, то было бы неплохо переманить на свою сторону. Да и было бы неплохо узнать, кто она вообще такая.


— По, а что воплощает одна из твоих сестёр — Лиэль?


— Прошу простить меня Великий, но я не могу ответить на этот вопрос — память всё ещё не полностью вернулась ко мне. Я могу назвать лишь шесть своих собратьев.


Итого семь грехов, а на совете девять мест. А ещё у меня в копилке невыполненных заданий висит одно с довольно интересным названием: 'Девять из Семи'. Отыскать девять грехов из семи возможных? Что это может значить? При следующей встрече с малышкой стоит попытаться разобраться с этим моментом. Если я правильно понял суть награды 'Познание Греха', то я как минимум узнаю какой грех воплощает Лиэль.


— А как добраться до места встречи Совета ты не помнишь? — ответ на этот вопрос значительно упростил бы мне жизнь.


— Если Ваша обитель достаточно сильна, то в отмеченный час она сама откроет Вам путь.


Не успел решить одну проблему, как тут же появилась другая. Где эти самые критерии силы Пристанища? Этого По к сожалению, уже не знал.


— По, что будет если...забрать исток? — зная это, будет проще понять мотивы названных гостей.


— Я ослабну, а создание нового займёт время и силы.


— Как ты думаешь, на нас ещё попытаются напасть? Кажется, мы неплохо потрепали тех двоих.


— Жадность и Ирия ослабли, а значит они теперь слабее прочих — это серьезный повод, чтобы стравить остальной совет друг с другом. Она может намеренно выдать место этой пещеры.


Так я и думал. Новость не самая радужная, но вполне ожидаемая, да и были у меня уже кое-какие мысли на этот счёт.


— По, а ты сможешь перенести Исток в мою обитель? — я практически уверен, что моё Пристанище на нужном уровне, но перестраховка в этом вопросе не помешает, да и подобного союзника лучше держать поближе. В случае нападения такой парень будет весьма весомым аргументом, да и будучи под присмотром дров не наломает, заразив кого не надо.


— Потребуется время, — помолчав какое-то время, он всё же добавил, — и особая плата, около десятка твоих жизней.


Десять ликов...цена кусалась. Такие дивиденды могли ощутимо усилить пристанище уже отработанным способом — поднятием ранга имеющихся строений, но тут выбор был однозначным в пользу По. Бросить здоровяка здесь, означает подставить под удар, причем нас обоих. Проклятые и Грехи явно связаны друг с другом, так что не удивлюсь, если для доступа на Совет Десяти потребуется не только наличие Пристанища. Да и кто может дать гарантию, что у Обители нет капа развития, а дальше как раз потребуется искать нечто сродни Истока для слияния.


— Я уверен, оно того будет стоить, требуется полная плата... — к счастью мне не пришлось объяснять своему лорду принцип рассрочки, тот и сам всё понял.


— Для начала хватит и одной твоей жизни, — новость эта новость меня порадовала, — остальная плата потребуется перед слиянием.


Сейчас в моём распоряжении было три Лика. Один остался после пожирания одного из черепов Ирии, а ещё два появились после взятия разом двух уровней. Стать собственным ездовым животным я естественно не мог, так что награда за выполненное задание — 'Обрекая на Муки', изменилась, щедро отсыпав опыта. Этакий утешительный приз или премия Дарвина, тут уж зависит от точки зрения.


Да опыта дали не мало...ещё бы, стать скакуном Чумы, это просто бесценный Опыт.


Примечательный момент — хоть я и выполнил условия для распы, а именно обзавёлся собственной Обителью, уровень и полоска опыта подкрашивались серым, как неактивные. Видимо требовалось сдать соответствующие задание наставнику, а именно лысому проклятому Унгафу, обитавшему в Торгурии.


По понятным причинам не стал бросаться сломя голову в не самый гостеприимный городок. Для начала требовалось разобраться с делами насущными. Передача Ликов, а я решил пустить в дело весь свой запас, прошла штатно. Уже давно примелькавшиеся Тени покинули моё тело и слились с Истоком Пожирателя. На такое кощунство — использование Ликов в качестве разменной валюты и расходного материала, Смерть никак не отреагировала, что, безусловно, радовало. Нагнетать отношения с высшей сущностью не хотелось. Да, у меня уже имеется некая репутация с Серой Госпожой, но разбрасываться подобным не стоит, кто его знает, может если удастся себя проявить, Смерть подскажет безопасный способ встречи с Пустотой?


Пожиратель, получив предоплату, тут же засел за работу. С его вытянутых лап к Истоку полилась тьма, чем-то похожая на ту, в которой утопают Тени. После подобной подпитки, Исток просто обязан стать частью пристанища, причем без всяких оговорок.


Я же тем временем остался предоставлен сам себе. Пусть и с запозданием, но связался с девчатами и предупредил, что вернусь через полчаса-час. Поначалу пытался отправить сообщение через чат, но попросту не потянул затраты маны, а отправлять по 2-3 буквы за раз сомнительная перспектива. Ещё оставалась возможность отправлять письмо, но в итоге попробовал иной способ — ментальный! Несмотря на колоссальное расстояние, предчувствие не обмануло и связь всё же удалось установить. Судя по всему, Обитель и Исток выступали одновременно и как усилители...сигнала, и как его приёмники, помогая проложить канал связи.


А ведь можно было узнать у старика о девчатах...хотя бы в общих чертах узнать, кто такие. Если я с кем и рискну поделиться правдой о Теллуре, то начну именно с них, а имея хоть какую-то информацию, будет легче убедить в том, что это не бред сумасшедшего.


Ответили мне уже в чате, Чешуйка прислала многогранное — ок. Видимо за время моего отсутствия у девчат не возникло никаких проблем, так что можно было заняться делами, причем очень важными.


Повторить успех и связаться с родителями я не смог, да и проблематично это в нынешнем положении. Когда я тянулся к девчатам, я представлял образ каждой, а тут...даже нет уверенности, что Ники верные. В общем, тут уже пришлось как раз заниматься рассылкой, если Степан Маркович не обманул и в этом, то если их выбросит после переноса посреди Теллуры, я смогу помочь, если не делом, то хотя бы словом — информация штука тоже весьма полезная.


Раскрывать в письме всю подноготную не стал, всё же я делал целую рассылку. Родители точно поймут, что это писал я, а остальные толком ничего не поймут.


Дальше переключился на логи — рассказ По это конечно хорошо, но хотелось бы больше конкретики, а интересных моментов тут оказалось не мало.

Поглощению добавлено новое свойство 'Во Благо'


При поедании, вы частично перенимаете свойства съеденного и получаете бонус к опыту


...


Поглощение достигло 15 ранга


Телосложение +5


...


Отражение — Бездна


Невозможно отравиться


Любая пища дает положительные эффекты и опыт


Дополнительные свойства:


Пожирание: при поедание заживо мелких существ — 100% поглощение искры


Вкушая Плоть: за поедание собственной плоти случайный положительный эффект (1 час)


Пожирая Врага: +150% урона против созданий, которых вы уже съели заживо


Во благо: получение частичных свойств съеденного и бонус к опыту

Весьма неплохо, особенно при условии, что свойства складывались с бонусами за поедание от По — в этом я убедился опытным путём, благо для меня даже земля была съедобной. Но на этом мои гастрономические плюшки не закончились.

Вы поглотили осколок дара самой Смерти, но владычица Серых Пределов не стала Вас за это наказывать. Возможно это знак? Кто знает...


...


Маска Двуликого усилена


Теперь Вам доступно изменение не только имени, но и одного любого параметра на ваш выбор

Да уж...непрозрачный намёк на уничтожение себе подобных счастливчиков, сумевших дожить до 30 уровня без смертей. Бонус на первый взгляд так себе, за подобное деяние можно было бы и что-то посерьезней дать, но в моём случае свойство очень полезное, особенно на фоне следующей системки...да и предыдущих в этом же роде.

Одиночке добавлено новое свойство 'Найти и Уничтожить'


Весь мир объявил на Вас охоту, а подобное не могло остаться без последствий


Вы не можете вступить в группы с незнакомыми Вечными


Опыт в группе с друзьями снижен на треть


(не распространяется на прайд)


Для получения бонусов Одиночки требуется вдвое меньше времени


...


Одиночка достиг четырнадцатого ранга


Телосложение +5

Ограничение было мягко говоря жестким, но к счастью на девчат оно не распространялось. А вот бонус за условную соло игру — прайд в этом мне никак не мешал, выглядел довольно заманчиво. Кроме того, у меня так же в свойствах висела и Всеобщая Ненависть, так же снижавшая вдвое требуемое время для получения плюшек.

Находясь в скитаниях, вы открываете и познаёте всё новые возможности собственного тела


Бонусы за общее время в скитаниях


(атака/защита/скорость бега)


15 сек +1%


7.5 мин +2%


15 мин +5%


3 часа +20%


6 часов +35%


42 часа +75%


1 неделя +200%


3 месяца +1.000%

Теперь последний пункт выглядел вполне досягаемым, если бы не некоторые ограничения, прописанные мелким шрифтом. Прежде всего, этот самый бонус доступен лишь при полной изоляции от вечных. Никто, даже из прайда, не должен ко мне приближаться ближе, чем на километр в течение всего срока! Причем стоит нарушить это правило, как таймер откатывается до одной недели. Но каким бы бредовым не казалось условие, в жизни может случиться всякое и лучше иметь как можно больше козырей.

Боевому Трансу добавлено новое свойство 'Подчиняя Время'


При активации время замедляет свой ход, позволяя успеть и увидеть больше, нежели противник


Текущий уровень замедления 27%


Затраты 27 выносливости/сек


...


Боевой транс достиг 14 ранга


Сила +5

Десяток свободных статов забросил в Силу, как ни крути, а урон с руки тоже нужно держать на уровне. Конечно у тех же монахов именно Тело в первую очередь влияет на боевой потенциал, но я-то пока ещё Защитник, да и гарантий пока никаких, что удастся переквалифицироваться. Собственно, прежде чем задумываться о карьере рукопашника, нужно освободить эти самые руки. Банальное отправление щитов в инвентарь меня не устраивает, тем более что есть потенциально подходящая абилка, всего-то нужно повторить приём, который мне показал главный мастер арены.


Попытка воспроизвести Танец Мечей, но уже с щитами, отчасти увенчалась успехом — с подпиткой от Истока задача оказалась вполне посильной. Экспериментировал поочередно с обоими щитами и пришёл к занятному выводу: Крылом на порядок проще управлять в воздухе нежели Оскалом!


Думаю, если закрыть комплект, то эффект будет еще ощутимей.


Закончив тренировку, отправил Оскал на спину — сейчас времена такие, что лишний слой брони не повредит даже в безопасном месте. Крыло и третий щит отправились в карман, пока.


А ведь я ещё кое-что приобрёл в Колизее, что там мне отыскал Коп!?


Я уже приготовился к вдумчивому прочёсыванию инвентаря, о нужный предмет сразу же бросился в глаза. Серое подсвечивание не идентифицированного предмета не проглядишь, да и чего там, запас книг в моём инвентаре, мягко говоря, скудный. Собственно, это первая книга, которую я раздобыл в Теллуре.

Бестиарий — Том II


Пути эволюции

Интересно, и что же у нас внутри?


А внутри у нас оказались картинки, причём в огромном количестве. Текст так же присутствовал, вот только я понимал всё через слово — и это при том, что в моём распоряжении были знания Дубля! Видимо не самое популярное наречие, хотя возможно сказывалось обилие незнакомых терминов.


Судя по изображениям, мне в руки попал перечень рас Теллуры, возможно даже с указанием сильных и слабых сторон: часть текста была разбита строго по цветовым пунктам и изобиловала цифрами.


Полезная вещь? Без сомнений! Вот только слабоват приз за обнаружение тайника посреди древнего Колизея, так-то информация общедоступная. Даже особо искать не надо, достаточно зайти на сайт и отыскать нужную тему. Когда в родном кластере тысячи, а то и десятки тысяч таких же, как ты эльфов, то бесполезно пытаться сделать тайну из расовых плюшек, вот народ и выкладывал инфу на всеобщее обозрение.


Правда всё это распространяется лишь на обычные расы, возможно, тут есть и нечто поинтересней.


Догадка оказалось верной, пусть и потратив некоторое время, но я сумел отыскать своих собратьев Проклятых — бледных парней, покрытых язвами, за спинами которых угадывались размытые тени.


Неужто намёк на Воплощения Грехов? Возможно...но всё равно как-то мелко, ладно ещё в первом томе, но у меня-то второй! Да и название настраивает на более серьезный лад.


Идея посмотреть на книгу под разными углами возымела некоторый эффект — верхний слой смазался, и я едва уловил второй, но буквально на доли секунды. Защита тут явно стояла серьезная и даже моим глазам противостоять ей было неприятно. С удовольствием заморочился бы на идентификацию, но я и так уже запоздал — назначенное самим собою время на посиделки в пещере давно вышло.


Мой костлявый Лорд был всё ещё занят и судя по всему, процесс только начался. Оставалось надеяться, что здоровяк успеет закончить до нового нападения и Совета, да и мне с набором Ликов нужно не оплошать.


Едва не телепортировавшись в родное пристанище, заметил тусклое сияние в куче грязи — сработало одно из свойств моих глаз.


— Вот тебе и подарочек, — подцепив носком кованных башмаков, я извлёк на поверхность ничто иное, как отрубленную кисть руки Ирии. — И что нам с тобой делать?


На самом деле я прекрасно знал, что с Этим нужно сделать, вот только конечность прежде чем отделиться от остального тела, успела проконтактировать с чумными испарениями и потеряла товарный вид. Вздувшиеся вены, покрытое язвами разваренное мясо и гнойные корки не добавляли аппетита. А ведь придётся съесть...


— Отец, позволь я помогу тебе.


— Пар!?

Искажённый Волчок — Предместья Торугрии

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава III. Тлеющий Уголёк



Теллура. Где-то в Синих Горах.


Покорение Синих Гор оказалось мероприятием с сомнительным потенциалом, по крайней мере в привычном смысле этого слова. Поначалу Шпак очень обрадовался, когда до него смог достучаться практически пропавший друг — Смеш. Неизведанные территории с резко отличным климатом как правило были целой кладезю новых ингредиентов.


Взять хотя бы простой агат, который он пусть и не часто, но чей порошок он всё же использовал в своих работах. Камни, доставленные из шахт Рондринга и Мальхала пусть и не сильно, но всё же отличались. Подумаешь, Пепельный и Серый, да и свойства отличаются едва ли, но из одного получались отличные дымовые бомбы, в то время как второй убивал всю реакцию, оставляя алхимика ни с чем.


Так что, когда Смеш сумел открыть ему проход к себе, гном был полон амбиций и даже потеря руки, после инцидента с чёртовым дезертиром он её теперь постоянно терял по поводу и без, перестала занимать все его мысли. Ведь если алхимик сумеет создать нечто особенное и особенное, то пока его рецепт не сумеют повторить, он получает монополию на товар, поставляя его рецепт в гильдии местных. А чтобы создать нечто новое, нужны соответствующие ингредиенты, а где их искать, если не в новых неразведанных территориях?


Фантазии, как оно обычно и бывает, оказались намного красочней реальности. Синие Горы оказались идеальным местом для прокачки мага ветра и воды — Смеша, уже успевшего приобщиться к стихии льда, но вот ему — Алхимику, тут было совершенно нечего делать. Нет, тут несомненно есть ценные ресурсы, вот только в одиночку он до них добраться не может. Вечная мерзлота надёжно хранила богатства земли, и чтобы их достать, требовались рудокопы, коих тут не только не было, но и не предвиделось.


Местные под рукой всё же были, но целиком и полностью состояли из поехавших крышей и явно подцепивших какую-то дрянную болячку фанатиков. Сбежав из лагеря Грешного Легиона, те прихватили с собой отравленную воду и заполнив ей колодец внутри пещеры, теперь поклонялись тому, словно божеству или чему-то сродни того. И ведь результат был — и без того постные рожи местных с каждым днём гнили всё сильнее.


За первые пару дней Шпак успел очень сильно пожалеть о том, что по глупости сразу же сделал привязку к новому...дому — выделенная для его жилья пещера мягко говоря была жилищем эконом класса. Теперь даже самоубийство не могло помочь, а тратить дорогущий телепорт в столицу его откровенно душила жадность. Всё изменилось в тот день, когда он так и не найдя чего-нибудь нового и интересного, взялся за эксперименты над той самой отравленной водой в колодце и результаты превзошли все ожидания!


Едва начав свои изыскания, он понял, что именно попало ему в руки — Забвение! Пусть не изначальный источник, но нечто сродни тому. Зараза с лёгкостью липла к Местным, а вот Вечные были ей не по зубам...пока. Изо дня в день Шпак трудился над не совсем привычной для себя работой и пытался создать из имеющегося ресурса нечто более опасное и грозное, не забывая отдавать свои поделки в руки фанатиков — те регулярно ходили на охоту и с готовностью принимали 'священную влагу', дабы распространять её благодать среди прочих. И не важно, что почти все...новообращённые тут же съедались этой самой паствой — с головой у Местных тут явно были нелады.


Время шло и сегодня настал тот самый день, когда труды наконец-то дают первый по-настоящему видимый результат. Когда на границе поля зрения появился счётчик Шпак так и не вспомнил, просто в какой-то момент обратил на новшество внимание — оно отсчитывало число заражённых. Пока цифра не впечатляла, всего пара десятков из требуемого миллиона, но теперь Алхимик был уверен, что нащупал действительно важную ниточку, способную привести его к пусть и неизвестной, но явно уникальной цели.



* * *


Комиссаров Павел работал на Парамонова старшего последние двадцать три года. Для непосвященных Павел был начальником охраны, а на деле, правой рукой и специалистом по особым вопросам. За прошедшие годы ему пришлось увидеть и сделать многое — невозможно крутиться в большом бизнесе не запачкав руки.


Комиссарова не мучили кошмары, он не уходил в запои, а продолжал выполнять свою работу — не он придумал правила игры, и не ему их менять. Тем более, что откровенного криминала в массовых масштабах никогда не было, до сего момента...


Царившая в городе не первый день эпидемия всё набирала обороты, загоняя людей в дома, а точнее капсулы — те оказались весьма эффективны в борьбе с болячкой. То, что Парамонов старший заболел никого не удивило — болели все, а о летальных случаях ходили лишь слухи.


Удивительным было другое, объявился Геннадий — золотой ребёнок семьи Парамоновых. С первых же дней болезни отца он начал наведываться к тому, спустя три дня выяснилось почему. Парамонов скончался, но успел заверить все документы и сделать сына единственным владетелем всего.


На первый взгляд ничего удивительного, любящий отец оставил всё единственному сыну, вот только Павел отлично знал, что ещё неделю назад завещание Парамонов было совершенно иным. Несмотря на свою любовь, бывший босс не был идиотом и справедливо оценив способности сына, оставлял контрольный пакет первому помощнику, не забыв прописать пункты железобетонный пункты, по которым золотой ребёнок не будет ни в чём нуждаться.


Теперь же происходило то, чего Парамонов боялся — весь его бизнес трещал по швам под руководством сына. Воровали все, понимая, что со дня на день от него ничего не останется. А Геннадий тем временем разбрасывался деньгами как грязью. Дом Парамоновых уже давно стал закрыт для Комиссарова и прочих...нежелательных лиц, при этом каждый день туда приходили всё новые и новые люди, причем зачастую не по своей. Наркоманы, проститутки, бомжи — Геннадий не брезговал ни кем, открывая двери перед каждым. За последнюю неделю их было около полусотни. Пятьдесят человек, которые зашли, но так и не вышли.


До сегодняшнего дня Геннадий справлялся с помощью своих прихвостней, много ли нужно ума, чтобы заманить обдолбавшегося нарика? Но даже такой контингент вполне способен думать, после массовых пропаж, весь сброд забился в самые глубокие щели города и не спешил показываться.


Сегодня Геннадий впервые вызвал Комиссарова, и...попросил привести новых гостей. Павел был куда сильнее новоиспечённого начальника, и если на, то пошло, то в его руках было куда больше ниточек власти — пока остальные воровали, они пытался сохранить и отчасти преуспел в этом деле. Вот только он так и не смог отказать тощему сопляку с безумными глазами. Слишком многие, кто позволял себе в открытую выступить против Геннадия попросту умирали от болезни...как и его отец.



* * *


— Да отец, это я, — медленно, словно подбирая слова на незнакомом языке, ответил Пар.


— Как ты себя чувствуешь, всё в порядке?


Разговаривать с насекомышем было немного странно. Я привык к тому, что тот делится эмоциями, но вот так запросто вести диалог с тем, кто живёт внутри тебя...ощущения были самые разные, но я точно знал, что рад слышать мысли Пара. Пусть и без слов, но мы успели пережить многое за столь короткий срок.


— Немного странно, — неуверенно ответил он, — до этого были лишь инстинкты, а сейчас есть слова и мысли. Пока мало слов, только те, что удалось перенять от отца.


Совсем как ребёнок...хотя почему как? Пар совсем ещё кроха и едва начал познавать мир. Сыворотка Трансформовцев оказалась куда действенней нежели я думал.


— Нужно сказать, но очень тяжело, слов слишком мало, и они...слабые! — детский голосок то и дело сбивался, обрывался паузами. — Враг был силён, но отец нашёл и спас!


Не сумев подобрать нужных слов, Пар попросту выплеснул на меня свои эмоции: счастье, благодарность, непоколебимая вера, верность!


— Я рад, что смог вернуть тебя, — этих простых слов хватило, чтобы на меня обрушилась новая волна эмоций.


— Отец, мы-Рой, пока ещё малы, но всё можно изменить! Рой способен на многое, но нужна толика твоей силы!


Толика моей силы — было не трудно догадаться, о чём говорит Пар. За всё нужно платить, а в Теллуре эта фраза становится намного наглядней. На создание нового вида насекомых требовался как минимум один талант, да и на улучшение уже имеющихся особей требовались ОИ.


— Я покажу, — видимо по-своему истолковав моё молчание малыш испугался, что я откажусь и поспешил добавить, — он будет полезен!


Перед глазами всплыло предупреждение, что Пар хочет взять под контроль Рой, котом он по сути дела и являлся. Несмотря на всю абсурдность, но я мог, не прикладывая никаких усилий ему в этом отказать. Насекомыш уже давно был частью меня, а себе я всё же предпочитаю доверять.


Дав добро на доступ, я за следующий десяток секунд увидел, как на самом деле нужно работать с роем! Признаюсь, мои навыки выглядели мягко говоря удручающе, на фоне способностей Пара. Он легко вышел за рамки стандартной базы возможных видов, и создал нечто новое! За основу были взяты Искатели, но если собратья Копа унаследовали от меня способность поиска и разделку туш, то новый вид предпочитал есть!


Пожиратели, так звали новичков, могли действовать самостоятельно, но лучше работали именно в тандеме со своими собратьями-прототипами, ведь те могли добывать для них более ценную пищу, а значит и бонус будет ощутимее — обо всём этом мне сообщил сам Пар.


— Отличная работа! — мало того, что я избавлялся от необходимости есть всякую гниль, так ещё и в бою мои новые помощники могли поедать трупы, восстанавливая мне жизнь!


В общем описание Пожирателей на меня произвело более чем приятное впечатление, так что сходу дал отмашку на создание нового выводка, благо некоторое количество биомассы успело накопиться.


Сходу потратил два таланта. Первый, как и рассчитывал, на Пожирателей, а вот второй ушёл на Пара, сделав того полноценным хозяином роя. Казалось бы, можно просто регулярно передавать ему контроль, но я был уверен, что выбрал куда более лучший путь. Собственно, я в этом сразу же убедился: потребности в биомассе при создании насекомышей и время их созревания ощутимо уменьшились.


— Спасибо отец, — в голосе Пара звучала неподдельная радость и...усталость, видимо виртуозное управление роем и создание новых видов давалось не так уж и легко, как мне показалось.


— Можешь отдохнуть и не спорь, ты мне нужен полный сил, — с удовольствием бы развернул бурную деятельность на поприще Роя, но Пару действительно нужно было сделать перерыв, ему и так досталось. А после, набравшись сил, он несомненно будет отличным помощником.


Вместо ответа Пар поделился теплом и...любовью, после чего уснул. Первый пожиратель пока не был готов и ещё раз прикинув аппетитность трофейной руки, я всё же отправил её в карман.


В списке нераспределенных остался один талант, который я тут же забросил в ветку дыхания, освободив пятый слот для поглощения искры и заимствования её свойств. Ещё одно 'Биение Жизни' мне точно не помешает.


По-хорошему стоило заглянуть на Пик Создательницы — оставлять подобное место в распоряжении врагов будет крайне глупо, особенно при условии, что там же располагается ничейное святилище.


Да, вершина горы далеко не самое посещаемое место, но это на первый взгляд. Чего стоит одна моя встреча с четвёркой Вечных отправившихся именно туда на распу? Где гарантии, что подобное задание не урвёт очередная группа? Кроме того, если Ирия всё же сдаст местоположение Истока, то, обнаружив лишь пустую пещеры, мои собратья вполне могут залезть и повыше.


Причин подняться хватало, вот только пока полоска опыта заморожена, придется отложить это мероприятие на потом — кто его знает, что из моей задумки может выйти? Возможно в качестве награды будет опыт, который уйдёт в никуда.


Поход в Торгурию не должен занять много времени, а сюда я могу вернуться в любой момент, так что займусь Пиком в следующий раз.


Телепортация оказалась затяжной, видимо сказывалось, что это не профильная способность Истока По, так что повисев в пустоте, я успел оформить незаконченные дела в единый...до плана это не дотягивало, а вот за общее руководство к действию сойдет.


Прежде всего естественно распечатка, и это не моя прихоть, а физика мира. Пока с этим не разберешься, ни о каком развитие речи быть не может. Не знаю, будут ли прокачиваться Осколки, Профы и всё остальное, но замороженная полоска опыта вносит свои коррективы во все планы. Практически любое значимое событие в Теллуре вознаграждалось опытом, а я планирую перетащить целый алтарь. Уверен, что даже если всё рванёт ко всем чертям, я получу бонус в той или иной мере. Собственно, примерно это и произошло при уничтожении багрянца — любое решение имеет свои последствия и плюшки.


Вместе с темой обратной стороны медали всплыл второй важный момент — охотники за головами. Помимо бонусов, новые ранги Одиночки сделали из меня желанную цель для всего кластера. Да, Маска Двуликого помогает сохранить инкогнито, но я уверен, что это не панацея. Избавиться от охотников я не могу, получив задание любой...игрок постарается его выполнить, особенно если награда будет щедрой. Всё, что мне остается в этой ситуации, постараться отбить желание у каждого, кто нападёт. Наличие Палача в моём арсенале делало это задачу теоретически выполнимой. Насколько я понял, у Ирии фильтры были по нолям, в самой драке она особо не обращала внимание на удары, но Дыхание Чумы смогло обойти этот блок, а значит, есть шанс, что получиться добиться схожего эффекта и с развитием Призвания.


Хотя возможно дело было в Аварус. Лиэль уже забирала мою боль, возможно подобное может каждый из грехов? Что было с Жадностью в момент моего перерождения...не помню, значит всё может быть, но прокачать Палача в любом случае стоит.


Задумавшись, я даже не сразу понял, что вернулся...домой. Выжженная земля, кровавые узоры, костяная изгородь — при всём желании внешне Обитель не тянет на эталон уюта и спокойствия. Вот только всё это оболочка, Пристанище было домом по другой причине.


— Артём! — радостный возглас Чешуйки помог хоть на секунду забыть о выживании и прочей ереси, что творилась вокруг меня. Губы сами собой растянулись в улыбке, правда маска передала мимику по-своему и вновь оскалилась, но Аня даже не обратила на это внимания. — С тобой всё в порядке?


— Что-то случилось по ту сторону? — взволнованно спросила Сумрачная, судя по ауре, она действительно сильно переживала.


Бездна хоть и отмолчалась, но скрыть от моих глаз своего напряжения не смогла, да и не пыталась.


— Всё нормально, — поспешил я успокоить девчат, — просто пришлось в экстренном порядке выполнить одно важное задание, при этом поджимали дела по ту сторону. В итоге, когда со всем разобрался тут, сразу же вышел и в спешке забыл вас предупредить. Извините, что заставил вас волноваться.


Обманывать девчат не хотелось, но и выложить им всю правду...точнее то, что рассказал мне старик, будет откровенной глупостью. В лучшем случае воспримут как глупую шутку, в худшем примут за психа. По теории вероятности всё же имелся крохотный шанс, что мне поверят, но уповать на него не стоило, по крайней мере сейчас. Для начала необходимо каким-то образом проверить слова Степана Марковича, хотя бы дождаться блокировки выхода из Теллуры. Ради одного меня никто не станет запирать миллиарды людей и уж явно это не удастся скрыть.


— О, а это не то самое задание, которое мелькало в межконтиненталке? — усмехнулась Чешуйка.


— Угадала, — а вот тут я юлить не собирался.


Тогда на болотах я завоевал их доверие, но даже так, эту связь нужно усиливать, а не просто пользоваться. Тем более в реалиях нового мира друзья будут дороже золота и артефактов. С этой троицей я уже успел побывать в самых разных ситуациях и терять их не хотелось.


— Судя по тону, ты сейчас не пошутил, — после недолгой паузы уточнила Бездна.


— Запутанная история, но если в двух словах, то я ещё до встречи с вами умудрился подцепить одну болячку, она едва не выкосила один город, — убедившись, что я говорю серьёзно, девушки на удивление спокойно восприняли новость.


— Торгурию? — подсказала Юля.


— Именно. Собственно, я был первым, кто заразился, дальше мне прилетело задание распространить болезнь, но я откровенно говоря на него тогда забил, а с городом случайно вышло. Череда вот таких случайностей и привела к тому, что я стал скакуном Чумы.


— Было бы любопытно услышать полную версию истории, — не удержалась переполненная любопытством Чешуйка, бросив эту фразу словно ни к кому конкретно не обращаясь. Сумрачная манёвр не оценила и наградила Саламандру тычком по рёбрам.


— Думаю как-нибудь нам подвернётся подходящий момент, — подбодрил я Саламандру, активно трущую бок в месте удара.


— Что-то разрабы намудрили, ты уж не обижайся, но с наездником ты будешь смотреться довольно...глупо, — честно поделилась мыслями Шаманка. — Всё же Чума должен внушать страх и ужас, а на деле получится балаган ну или глупый розыгрыш над тобой. Лошадь в качестве скакуна это конечно банально, но...человек это уж слишком.


— У меня есть вторая форма, совсем не гуманоидная, ей-то и перепала эта честь, сейчас продемонстрировать не могу, откат идёт сутки. Да и вообще, это опасно, я собственно и задержался отчасти из-за того, что...приводил в чувство одного заражённого местного.


— А если я на тебе прокачусь, то стану Чумой!? — судя по блеску в глазах, Чешуйка уже всё решила и была готова к переменам.


— В теории...но думаю тебе не понравится, — попытался я переубедить девушку, пока та окончательно не загорелась идеей.


— Почему это мне не понравится, — тут же надула губки Чешуйка, что собственно в облике лизарда смотрелось довольно комично.


— Облик меняется довольно специфическим образом.


Собственные слова заставили задуматься не о самой весёлой проблеме. Облик для девушек должен значить много. И одно дело разменять старое человеческое тело, на скажем эльфийское — жалобщиков на смену расы скорее всего не будет. А вот мурлок, умертвие и саламандра — совсем другое дело. Да, Степан Маркович прав, жизнь ценней этих...мелочей, уж я-то знаю. Вот только я сам пришёл к такому выводу, пока считал, что обречён и нет никаких шансов на спасение.


— С тобой то всё в порядке, — пробурчала себе под нос ящерка, скрестив руки на груди, — так бы и сказал, что уже присмотрел себе кого-то.


По-детски наивная и открытая обида Ани помогла отвлечься от невесёлых мыслей, но воображаемую галочку в уме я всё же поставил — нужно разузнать, как в Теллуре обстоят дела с очеловечиванием аватар. В конце концов, этот мир создан с режимом 18+ и в городах вроде как есть улицы красных фонарей. А многие расы даже для любителей...экзотики могут оказаться слишком специфическими.


Артефакт или чары...должно быть что-то, что возвращает человеческий облик. Нужно обязательно разузнать подробности, когда вернёмся в столицу, а пока будем решать проблемы по мере их поступления.


— Одной из особенностей моей расы являются язвы по всему телу, — закатив кольчужный рукав, активировал нужный талант, отчего чёрный шрам разошёлся в стороны, обнажив глубокую рану, — и поверь, сейчас ты наблюдаешь неописуемую красоту, по крайней мере по сравнению с тем, что было изначально. А теперь главный вопрос — у тебя есть подходящая Ветка, которая поможет разобраться с гнойными волдырями, струпьями и язвами?


— Нет, но... — слова явно зацепили Саламандру, перспектива ходить с подобными украшениями её явно не обрадовала, но одной этой страшилки явно было мало, чтобы окончательно отбить желание у девушки, она то воспринимала этот мир как игру.


— Да и кроме того, сомневаюсь, что Чумой будет Вечный, — зашёл я с другого конца, — всё же чтобы один игрок катал на горбу другого в приказном порядке, — а вот эти слова возымели куда большей эффект, осталось додавить. — Тем более, на тот случай если это всё же будет игрок, я выбрал путь, по которому всадник будет моим врагом.


— Хорошо, — поняв, что на мой горб никто не претендует, Чешуйка успокоилась, почти, — но ты всё равно меня покатаешь! — женщины, последнее слово должно быть обязательно за ними...


— Договорились, — я всего лишь согласился, а на её лице расцвела настоящая улыбка.


А может не женское упрямство, а детская непосредственность? Сколько же вам лет...и ведь напрямую не спросишь, могут не так понять.


— Получается на тебя открыта охота, — Бездна в привычной манере вернула разговор в серьезное русло, — это может ощутимо усложнить жизнь. Не знаю, как у остальных, а мне вот только что пришла системка, что информацию о тебе можно довольно выгодно продать.


С секундной задержкой, видимо проверив трей, Чеша и Сум кивнули, подтверждая слова шаманки.


— Одной охотой больше, одной меньше, — если уж выкладывать, то по полной. — После событий на болоте, я получил достижение — Агнец. Бонусы довольно ощутимые, но, как и следует из названия, я превратился в довольно интересную личность для расплодившихся святош. Скорее всего с того момента на меня уже выдают задания, просто масштаб был куда меньше чем сейчас. Впрочем, с этим я практически в безопасности, — постучав пальцем по маске, я уточнил, — её защиту может пробить лишь примочки божественного уровня, пока подобное нашлось лишь у Императора или кого-то в его свите, тогда в Колизее была озвучена настоящая информация, а не подставная.


— Как всё же мало мы знаем о своём господине, — шуточный поклон Сумрачной разрядил обстановку. — Так у тебя задача не попадаться? Вот и хорошо, тогда не вижу смысла мусолить эту тему, мы то тебя точно не сдадим.


— Я в этом и не сомневался, — совершенно искренне ответил я, — кстати, вы всё это время меня здесь ждали?


Судя по тому, как стушевались девушки, я попал в точку. Даже с учетом разницы в течение времени между Землёй и Теллурой, девчата прождали меня не час и даже не два, скорее четыре, а то и больше.


— Совместили приятное с полезным, — ответила за всех Бездна, демонстрируя гуманоидную куклу с дырой в груди.

Кукла 'Проклятий Рода'


Тип: с полной привязкой (Бездна)


Класс: Уникальный


Уровень 50


Прочность 350


Поместив в Куклу частичку плоти монстра, вы получите бонус к проклятьям против представителей всего его Вида


Бонус зависит от ценности жертвенной плоти и сродства противников с жертвой тёмного ритуала


В зависимости от силы и частоты проклятий, плоть со временем приходит в негодность

Трофей при попытке извлечения приходит в негодность

— Весьма занятный предмет, — оценил я работу кукольницы.


— Хватает локаций с однотипными монстрами, если зачистить такую и вставить в куклу сердце главной твари, то в следующий раз зачистка пройдет намного легче, — поделилась своими соображениями Бездна, — а если учитывать твою любовь отрывать куски от врагов, то возможно удастся пустить куклу в ход сразу во время драки. Правда для начала нужно уровнем подрасти.


— У меня успехи поскромнее, видимо вся удача ушла Дине, — Сумрачная похвасталась поделкой на собственный Серп, с виду похоже, но вот только в её работе не хватало...смерти. — Пока так себе, но для начала пойдет, да и лучше сразу привыкать к парным серпам, кто его знает, может удастся раздобыть второй.


— Отличная работа, если хочешь, можем добавить покровительство Смерти, я уже делал нечто подобное с затратой репутации со Смертью, — пусть и ценный ресурс, но для своих не жалко.


— Нет, пока не стоит, это первая поделка из многих, — сразу же отказалась жрица, — да и кость тут использовалась обычная, для начала следует раздобыть подходящий материал. Говорят, в одном данже семидесятого уровня можно получить кость сумеречного дракона! Так что в каком направлении двигаться я знаю.


— Ну а ты чем удивишь? Оттачивала сногсшибательный танец? — судя по тому, как отвела взгляд Чеша, я только что поставил девушку в неловкую ситуацию.


— А она практически всё это время мастерски отсиживала пятую точку, — беззлобно поддела подругу Сум.


— Я ведь не просто так! — тут же нашлась с ответом ящерка.


— Ну да, яйцо высиживала, — важно кивнула жрица.


— Тебе не понять!


— Да куда уж там, обойдусь без...яиц, — не удержалась от подкола Юля.


— Что у нас по плану, визит к Фенеку и компании? — шаманка вновь вернула разговор в серьезное русло, а заодно и спасла сжимающую кулачки Аню.


— Было бы неплохо, но есть один момент — я добрался до пятидесятого, так что в первую очередь нужно разобраться с распой, иначе мне попросту не будет капать опыт.


— Поздравляю! — крутившаяся в паре шагов от меня Чешуйка, подскочила и обняла, но быстро опомнилась, отступила и сделала серьезное лицо. — Но ты не зазнавайся, я скоро вас всех обгоню!


— Пятидесятый — значит сразу два уровня получил? Судя по всему, скакуном быть выгодно, — оценила апгрейд жрица.


— Не выгодней, чем жрицей, — парировал я и возразить Сумрачная не смогла, во время своего преображения она получила больше двадцати уровней!


Два уровня против двадцати с лишним...ощутимый разброс, а ведь Скакун единственный в своём роде, а вот Жриц у Смерти может быть множество. Обделили? Нет, скорее уж дали аванс, на тот случай если я всё же выполню задание, так-то я ещё даже доступа к управлению болезнью не получил, а значит не прошёл полноценное преображение.


— Распа это то ещё развлечение, иные на ней недели убивают, — принялась вводить меня в курс дела Дина. — Прежде всего нужно отыскать сильного Проклятого, естественно из местных, поднять с ним репу и выбить задание. В идеале распу ему и сдашь, но не редкость, когда выбранный местный дает наводку на другого.


— С этим никаких проблем, так сказать заранее подготовился, осталось задание сдать.


— А что за задание было!? — Чешуйка вновь удостоилась тяжелых взглядов от подруг и поспешила опустить мордочку.


— Дожить до 50 уровня, у Проклятых ещё те условия жизни, так что задание не из простых, — отвечал серьезно, так что сомнений у девушек не возникло, а вот любопытства прибавилось, но это всё позже. — Собственно сейчас нам в Торгурию, к наставнику.


— Сразу в город? — поинтересовалась мурлок, смотря на узоры у себя под ногами. Видимо пристанище её очень заинтересовало.


— Нет, в сам город прямой путь мне закрыт, придется идти окольными путями, причем некоторые из них проходят через канализацию, — лучше уж сразу предупредить, — но дорогу я знаю.


— Что же ты натворил, что целый город ополчился, — спросила Сумрачная.


— Кроме того, что заразил весь город? Да тоже самое, что и ты — расой не вышел. Про мурлоков и саламандр я не в курсе, но лучше лишний раз не светиться. Тихо прийти, так же уйти. Для начала, у всех есть доступ к телепорту? Отлично, метку с Ульем видите? Вот как раз туда и прыгаем, я иду первый и один, нужно разведать обстановку.


— А может сразу вместе отправимся, — насторожилась Сумрачная, — а то мало-ли чего ты там натворишь без присмотра, например, ещё одну межконтиненталку запустишь, — помедлив, она всё же добавила, — да и компанией разведывать надёжней.


— Нельзя, я не знаю, как тамошняя хозяйка отнесется к гостьям. В крайнем случае, выберусь из её владений и уже там притяну вас по отдельности. Переговоры могут затянуться, но переживать не стоит, у нас с ней особые отношения.


Последнюю фразу я подобрал явно неудачно, об этом хорошо говорила реакция девчат. Пусть скривилась только Чешуйка, но ауры остальных были достаточно красноречивыми — все обратили внимание на мои особые отношения с какой-то там хозяйкой.


Оставалось только надеяться, что эта банальная подростковая ревность из-за внимания, а не нечто большее. Гаремы только в сказках прокатывают, причем исключительно взрослых, да ещё и Японских. Ни одна Василиса Премудрая не будет терпеть шашни своего Ивана, пусть тот хоть трижды дурак. А в реале всё и того жёстче, исключение составляют лишь потомственные шейхи, да и у тех нынче проблемы. Шейхом я не был, да и на троицу смотрел иначе, они моя...стая. Как бы смешно это не звучало, но если Теллура действительно реальна, то я эти узы могут оказаться весьма прочными.


— Ты вернулся, Алькор, — искать Ритарию не пришлось, меня телепортировало прямо к её базальтовому трону. — Я всегда тебе рада, но имей ввиду, я не дам осквернить свой Улей, — сказано это было достаточно жёстко, так что сомнений не было, стоит Забвению вырваться на свободу и меня прикончат на месте.


А ведь она только что прочитала меня, пробила защиту Маски, а значит её способность Видеть не ниже божественного ранга.


— Я буду держать под контролем Забвение.


— Иного ответа я и не ждала, но будь осторожен, и у твоей оболочки есть предел, — а вот это уже было очень интересно, но озвучить вопрос я не успел, меня перебили.


Мама! — переполнявшие Пара восторг, трепет и любовь едва не заставили меня броситься к Ритарии, но я к счастью сдержал этот порыв.


— Дитя, оно пробудилось! — поднявшись с трона, Ритария подошла ко мне и положила руку на кокон. Диск, как и в прошлый раз, послушно распахнулся перед ней, а кольчуга и вовсе сбросилась в карман. — Что ты сделал? — хвала Единому, но в голосе Матери не было злости.


— Мне помог...Наместник, — ну а как иначе объяснить Ритарии операцию в родном мире? — С Паром...Дитя в порядке?


— Дитя изменилось, перестало быть частью моего роя, — прежде чем я успел помянуть старика крепким словцом, Ритария добавила, — это ценный дар, тебе нужно как можно скорее попасть в место Силы, чтобы он не пропал, а пока... — я почувствовал лёгкий импульс, в кокон вошла чистая энергия, наполнившая Пара и заставившая его уснуть.


Что ж, нужно будет поблагодарить старика, а за одно узнать, разумно ли его упоминать при Местных.


— Великая, необходимо попасть в то место, на которое указало кольцо? Моё пристанище становится всё сильнее, и возможно со временем хватит его сил?


— Пристанище пропитано силой Смерти, — покачала головой Ритария, — это может сместить хрупкий баланс, который установился в Дитя.


Жаль, но мне всё равно нужно попасть на ту...гору-столп, чтобы отыскать наконец-то Афу. Кстати, а что на счёт бесхозного Алтаря? Чем не место силы.


— Алтари, это одно временно хранилища и проводник силы, идущей из определённого плана, — вновь моя идея не прошла, — для Дитя нужен источник чистой и живой силы этого слоя реальности. И если придется выбирать, то уж лучше воспользоваться Пристанищем, но лучше всего, чтобы Дитя само выбрало место.


Порадоваться тому, что Пар лично укажет на подходящее место силы я толком не успел. На границе поля зрения, чуть выше того места где должен быть чат, появилась пиктограмма Пара — силуэт эмбриона в коконе. Сейчас над значком красовалось '18%' — именно таким был шанс на рождение насекомыша в этом месте. Да и то, это с разрешением хозяйки Улья, без оного шанс снижался ещё в десять раз.


— Хорошо, я постараюсь не рисковать, — мой ответ вполне устроил Мать, что я спокойно переключился на иную тему, — но прежде мне необходимо распечатать собственные силы.


— Это правильное решение, предстоящий тебе путь навряд ли будет лёгким, познав новую грань своей силы, ты увеличишь шансы на рождение Дитя, — одобрила моё желание Ритария, — но ты не принадлежишь к Улью, так что я с этим не смогу помочь.


— Наставник в этом вопросе у меня уже есть, но он обитает в близлежащем городе, путь до которого от Пристанища займёт слишком много времени.


— Пусть ты не часть Улья, но я всегда буду рада тебя видеть, особенно после того, как Дитя возродиться.

Репутация с Ритарией достигла 'Дружелюбия'


Увеличен шанс получить особые задания


Увеличена награда в случае выполнения заданий (+25%)


Репутация с Роем Ритарии достигла 'Уважения'


Открыт доступ к значительной части объектов Улья (75%)


В случае конфликтных ситуаций, Рой станет на вашу сторону если вы будете поблизости

— Благодарю, но в городе мне потребуется помощь стаи...прайда, можно ли и им пройти через Улей?


— Будет любопытно посмотреть на тех, кого ты выбрал, — кивнула Ритария, — но надеюсь, ты не приобщил их к своим новым силам?


— Они идут иным путём, — слова Матери напомнили о так и не заданном вопросе. — Великая, когда я только пришёл, ты сказала, что у моего тела есть предел...и каков этот предел?


— На этот вопрос я не смогу ответить, всё же ты не часть Улья, слишком другой, — развела руками Великая, — но могу предположить, чем это может обернуться.


— Знание никогда не бывает лишним.


— Думаю ты заметил, что мои дети, как и дети Шайнали как бы это сказать...принадлежат к абсолютно разным видам. У каждого есть свои сильные и слабые стороны, но при этом мы придерживаемся определённых границ, одного направления и тому есть весомая причина. Моё тело помнит каждого из детей, хранит память о его сущности, они похожи на меня, но и я похожа на них — эта связь нерушима.


Пока объяснение выходило каким-то путанным, но я естественно не спешил лезть с вопросами.


— В древности, когда мы — Матери, только начинали своё восхождение, были те, кто пытался породить самых разных детей и у них это получалось, поначалу. После, достигнув своего предела, но не сумев остановиться, Великие переродились. Те, кто были Матерями, обратились склизкими кучами единой массы, не похожей даже на слизня — слишком много противоречивой информации были вынуждены хранить их тела. С тех пор этими полуразумными тварями движет лишь одно желание — пожирать всё новые и новые формы, чтобы делать их частью себя.


Превратиться в пусть даже и разумную, но ползающую биомассу — не самая лучшая перспектива. Если прикинуть, то я успел приживить к себе довольно много...чужого. Если не лукавить, то от изначального Проклятого осталось не так много, а с таким лучше не шутить.


— Я успел поглотить несколько Искр и перенять некоторые способности...


— Такова сила вашего рода и она навряд ли навредит тебе, по крайней мере столь сильно, проблема в другом, что ты уже давно не только Проклятый. Нежить, Чума, Человек...каждая из ипостасей разрывает твою собственную Искру на части, тянет на себя.


Заявление Ритарии выбило меня из колеи. Вот так запросто заявить, что я человек!? Нет, возможно моя Проклятая аватара когда-то была человеком, как допустим костяк Сумрачной, но я был практически уверен, что Великая имела ввиду Северова Артёма, молодого парня с планеты Земля.


Вытянуть из Великой хоть что-то ещё по этому вопросу не удалось, по той простой причине, что она не знала ответов. А домыслами она уже поделилась.


Закончив с этим вопросом, попытался дотянуться до девчат, но не тут-то было, без помощи Истока передавать мысли на такое расстояние оказалось безумно сложно. Ритария предложила помощь, но сумел обойтись собственными силами при помощи медитации — прежде всего нужно развиваться, а не полагаться на постороннюю помощь.


Троица не заставила себя ждать, причем судя по аурам настрой у них был боевой, да и позы такие, словно в любой момент готовы броситься в драку. Правда под пристальным взглядом антрацитовых глаз Великой Матери их весь боевой задор сошёл на нет — Ритария не стеснялась своего уровня и открыто его демонстрировала, да и в остальном она внушала.


— Это Великая Мать, хозяйка улья, — представил я Ритарию, а заодно и вывел девушек из ступора.


— Здра... — неуверенное приветствие Чешуйки оборвал тычок локтем от Сумрачной.


— Они довольно молоды и неопытны, но чувствуется потенциал, — оценила мой прайд Великая, — они дадут тебе сильное потомство, — я затылком чувствовал, как после этих слов ауры девушек начали стремительно меняться, — кроме неё, — коготь указал на Сумрачную, — мёртвая плоть не способна давать жизнь, лишь не смерть.


— Это можно как-то исправить? — вопрос сорвался с губ прежде, чем в голову пришла здравая мысль, что подобное можно было спросить и без свидетелей.


— Есть много путей, и она уже на одном из них — служение Владычице Серых Пределов может изменить её оболочку и вернуть жизнь, но скорее всего без одобрения её сестры эффект будет не полным, — Ритарию мой вопрос совсем не удивил, в отличие от девушек.


Даже не буду смотреть на их ауры, не хочу знать, что они там успели себе понапридумывать.


— Какой именно из сестёр? — а вот сейчас Великая посмотрела на меня с нескрываемым интересом, но промолчала, предлагая закончить мысль, видимо проверяла, насколько много я знаю. — Жизнь или...Пустота?


— Ты не перестаёшь меня удивлять, — улыбнулась Мать. — Нужно согласие лишь Создательницы, а о третьей сестре забудь и надейся, что никогда её не встретишь...правда то, чем ты стал непременно постараются отправить именно к ней.


Уже второе предостережение относительно знакомства с Пустотой, видимо стоило бы к нему прислушаться, но инфу на эту тему всё же стоит поискать. Как ни крути, а Ритария сама только что предупредила, что за моей шкурой могут не просто охотиться ради очередного фрага, угроза может оказаться куда серьезней, а значит стоит подготовиться к любому развитию событий.


— После она станет человеком? — очередной важный момент, который я не мог упустить. Мало обрести жизнь, нужно это сделать в подходящем теле.


— Это зависит от того что помнят её кости. Скорее всего Умертвие переродиться именно в того, кем было раньше.


А кем собственно мог оказаться костяк Сумрачной...при жизни? Девушка всегда старалась скрывать свой облик, а мне было как-то не до выведывания внешности спутников, и без того забот хватало, да и чего кривить душой, когда сам прячешься под маской, начинаешь ценить личное пространство других. Правда пару раз на моих глазах жрица обретала иллюзорную плоть, и та была вполне человеческой.


-...в любом случае ваши Искры по-своему уникальны и довольно пластичны, при необходимости можно отыскать способ изменить облик, не нарушая сути существа, — продолжила тем временем Ритария.


Наконец-то я получил ответ на главный вопрос — пусть и в теории, но облик можно изменить, не сведя на нет достижения изначального тела.


-...и пусть Прайд для тебя важен, прежде чем им заниматься, доберись до места Силы, наше Дитя и так долго ждало, — решила напоследок подлить масла в огонь Великая.


А вот сейчас я точно не хочу знать, о чем думают девушки.


— Великая, нам нужно выбраться на поверхность, — про утерянное яйцо Скользящих намеренно умолчал, для начала его необходимо вернуть, ведь кто его знает, как Мать отнесется к тому, что я упустил последнего из рода её заклятых врагов.


— Правильное решение, не стоить медлить, — согласилась Мать, возвращаясь на базальтовый трон, из которого к её телу потянулись жгуты, словно включавшие Великую в единую систему Улья.


Разговор был окончен, но хозяйка этого места позаботилась о транспортировке гостей. Нас окутали полупрозрачные сферы, и со скоростью лёгкой пробежки, заскользили прочь из покоев Ритарии.


Прошлый способ перемещения был куда мобильнее, но это был тот случай, когда я был готов не спешить. В новых, куда более комфортных условиях, я успел оценить изменения Улья, тот со времен моего первого визита успел ощутимо разрастись — Ритария зря времени не теряла. Скромная дыра в недрах земли успела перерасти в основной тоннель, от которого отходили отнорки. Потолок был покрыт живыми лампочками — сотнями, если не тысячами крохотных светящихся насекомых, но тоннель был достаточно длинным, чтобы его затянула тьмой, на фоне которой перемигивались сотни едва тлеющих искр — я словно смотрел на звёздное небо.


Искры ещё крохотные, но яркие...детёныши, а то и вовсе зародыши. Судя по количеству отнорков, Ритария всерьез занялась потомством. Если у всех Матерей такая плодовитость, то понятно, почему их заточили подальше от поверхности.


Вид старого знакомца оборвал размышления на вольную тему — сфера замерла напротив пасти мясного экспресса на поверхность. К счастью старый способ транспортировки был доработан, да, меня, как и прежде сожрали, но на этот раз обошлось без объятий с внутренностями огромной твари. Монстр без видимых проблем проглотил нас вместе с защитными сферами и помчался наверх.


Я поездкой остался доволен, даже умудрился разглядеть некоторые уязвимые точки данного типа монстров, а подобная информация лишней не бывает. Даже если не пригодится, карман не тянет и ладно. Девушки моего позитива не разделяли, вид спазмирующихся внутренностей червя их не особо воодушевил. К их счастью им было не с чем сравнивать.


— Всё в порядке? — высадка пассажиров явно была не отработана и нас попросту выплюнули на свет божий вместе с какими-то внутренними соками, благо не вперемешку, защитная сфера продержалась пару секунд, так что хоть сухими остались.


Бездна с Сумрачной молча кивнули, а Чешуйка и вовсе демонстративно смотрела в противоположенную мне сторону. Игнорировать услышанный диалог с Великой они не собирались.


Так и до скандала не далеко...нет, если я со Стариком не впал в маразм и Теллура реальна, то они всё поймут и даже спасибо скажут за проявленную инициативу, вот только потом, а жить и дружить нужно прямо сейчас.


— Предлагаю расставить все точки, — с этими словами скинул кольчугу и прежде чем девушки перешли в атаку, заставил раскрыться Ритуальный Круг в груди, обнажив кокон. — Знакомитесь, это Пар — то самое Дитя, точнее оно внутри. Был подсажен в моё тело на правах Паразита, но довольно быстро стал Симбионтом...в общем сосуществуем мирно и с взаимной выгодой.


— А я...а мы так и подумали, — быстро нашлась с ответом Чешуйка, — мог бы и не объяснять, — вопреки словам, аура девушки вновь изменилась, стремительно теряя оттенки злости и обиды.


— То есть вы всё поняли и пояснять остальные моменты не нужно, так? — сейчас я просто не мог объяснить почему хочу сделать из них людей. Точнее придумать что-то не составит труда, но не озвучивать же первую пришедшую в голову мысль.


— Так...наверное, — растерянно протянула Аня, понимая, что сама загнала себя в тупик и перевела взгляд на подруг в надежде на помощь.


— Интересные у тебя знакомые, — вступила в диалог Бездна, прежде чем ящерка решилась продолжить дискуссию, а то и вовсе сдалась. — Я даже не думала, что в Теллуре есть подобные создания, по крайней мере таких точно не видела.


— У проклятых довольно специфический круг потенциальных друзей в этом мире, — не стал я отпираться, — да и проторенные дорожки не для нас, а на новых можно встретить много интересного.


— Твоя правда, сами с подобным сталкивались, — стала на мою сторону Сумрачная.


— Ну раз со всем разобрались, то не будем медлить, дел и без того хватает, -поспешил я уйти от темы. — Если поторопиться, то до города доберемся за пару часов. В целом путь довольно лёгкий и безопасный, я его преодолел ещё на тридцатом, так что серьёзных противников быть не должно. Можно и вовсе двигаться по дороге, но думаю стоит обкатать прайд пусть и на слабых противниках.


Идею восприняли на ура, так что инцидент можно было считать исчерпанным, правда временно. Иллюзий относительно этого вопроса я не питал, всплыть может в любой момент, но в следующий раз условия могут оказаться куда благоприятней. Как минимум нужно самому определиться с тем, верить или нет Старику.


Да и я почти уверен, что в узком кругу они не откажутся хоть ненадолго, но возвращать человеческий облик.


Охота прайдом кроме преимуществ, накладывала и некоторые ограничения, причем как ожидаемые, так и немного специфические. Любая особь не могла отдалиться от вожака, то есть меня, более чем на полкилометра — сотня метров за каждый ранг. В сумме получалось обхватить территорию в километр, что очень даже неплохо. Для совместного фарма и гринда требовался куда меньший простор для манёвра.


Второй момент был куда специфичней и неожиданней — прайд не мог меня ослушаться. Точнее возможность бунта никто не отменял, да и личную волю каждого не ограничивал, но прямое нарушение приказа ощутимо снижало бонусы стаи, а то и вовсе превращало их в штрафы. В свою очередь я мог отправить смутьяна на перерождение, нивелировав весь негативный эффект. Правда бунта на корабле я не предвидел, а если таковой и случиться, решать вопросы лучше миром, тут силовой метод не пройдет.


Кроме того, давно полученный мною Лидер изменился на Вожака. Это достижение не давало никаких бонусов обычным группам, но усиливало прайд. Причем усиление было завязано на мою главную характеристику. 1% от бара жизни — это конечно немного, но для моих спутниц и 36 хитов приносили пользу, не то, чтобы критическую, но ощутимую. Кроме того, бонус увеличивался с ростом ранга, а тот грозил с минуты на минуты как раз апнуться.


С жуками, обитавшими вблизи Улья разобрались играючи, но несмотря на явный перевес сил, смогли набросать стратегию. Я шёл в центре и чуть впереди, концентрируя первое и самое весомое агро монстров на себе. Чешуйка и Сумрачная отставали метров на пятнадцать по обе стороны от меня, выполняя роль главного оружия. Ну а в центре импровизированного треугольника была Бездна, как самое уязвимое звено, но с такой позиции она вполне сносно выдавала раскаст.


Помимо этого построения было и запасное, Сум уходила в центр, а на своё место ставила поднятого скелета. Жрица уже давно позиционировалась как боец передовой, всё же уровень и оружие-реликвия в этом деле были отличным подспорьем, но при этом она прекрасно понимала, что ситуации бывают разные, а потенциальный хилл в прайде всего один.


Гениальным назвать хоть одно из построений не выходило при всём желании, но мы выжали допустимый максимум из толпы в четыре человека. Да и что не маловажно, каждый легко должен запомнить своё место, а значит и путаницы возникнуть не должно.


Очень хорошо себя показало одно из свойств Свободного, позволявшего усреднять скорость группы, ну а в нашем случае Прайда. Больше всех его оценила Бездна.


— Ты даже не представляешь, какая это каторга, большую часть времени перемешаться как черепаха! — медлительная шаманка никак не могла нарадоваться своей новой скорости — её раса, профа и прокачка никак не способствовали развитию тела в этом направлении.


В полной мере порадоваться с шаманкой не получилось, её реакция ещё больше меня уверила в том, что облик девушкам нужно менять. Пусть не на постоянной основе, но какое-то время они должны быть людьми. Без подобной отдушины будет в разы тяжелее.


Самым примечательным моментом в нашей...охоте стал спор между Чешуйкой и Сумрачной о том, кому быть правой рукой. Вопрос решился довольно просто, а именно — моим выбором, а то ведь страсти уже начали накаляться. На самом деле мне было без разницы кто какую сторону займёт, но без участия руководства в моём лице до добра бы это не довело. Хотя Бездна демонстративно игнорировала происходящее.


Чешуйка заняла место с левой стороны, символизируя мою руку с Когтем, а Сумрачной досталась правая, с Костяной перчаткой. Наглядная демонстрация убедила спорщиков в приемлемости такого решения, а вот шаманка, как представитель тылов, попросила ни с какой частью моего тела себя не сравнивать, а то предчувствия у неё нехорошие.


Несмотря на слабость противников, я довольно быстро оценил жесткое прикрепление девчат к своему определённому месту, что позволяло на ходу проводить мелкие манёвры.


В процессе охоты заветный Вожак апнулся до второго ранга, удвоив бонус, теперь от моих хитов девушкам шло 2%. Думаю, сражайся мы хотя бы с равными противниками, процесс шёл бы куда быстрее, но тут выбирать не приходилось.


Закончив с охотой, свернули на тракт. Тут и бонусы к скорости и можно немного расслабиться, болтая о похождения в Теллуре. Тему реала я пока не трогал, так что разговор вышел довольно непринуждённым и лёгким, и что немаловажно, девчата рассказывали о себе.


Играть они начали вместе, причем недалеко от столицы, в по-своему терпимом к разным расам городе. К этому моменту они отнеслись серьезно, с их же слов, начинать той же нежитью на периферии — форменное самоубийство! Тяжело было не согласиться с этими словами, вспоминая свои приключения в Торгурии.


Правда в пути Нежити была и лёгкая версия, отбегать первые и самые тяжелые уровни вполне себе живой тушкой, а уже поднабравшись силы пройти через ритуал и переродиться Неживым, но Сумрачная предпочла изначально быть скелетом.


Несколько раз девушки примыкали к группам, но этот опыт им не очень понравился. Со времен первых ММО к девушкам было особое отношение, чего уж там юлить, они были в цене. Разменивать топового бойца на девушку навряд ли бы кто стал, но вот создать ей комфортные условия, обеспечить печеньками и лёгким качем это запросто, в ответ-то всего и требуется, что создавать атмосферу дружеского присутствия.


Хватало и парней, прячущихся за женскими персонажами, дабы воспользоваться этим самым отношением. Правда и им приходилось играть по тем же правилам, которые так и не изменились со временем. В Теллуре эти неписанные догмы никуда не делись, даже напротив — упрочнились, ведь здесь то подменить пол нельзя.


Так уж вышло, что девушки в это движение влиться не смогли, да особо и не старались. Лишнее общение, лишнее внимание — к такому они не привыкли. В итоге старались справляться своими силами или в крайнем случае формировали группы, ядро которых сами и составляли. Пришлых всегда было меньше, то есть не больше двух.


Особо шумоголовых или настырных вносили в чёрный список и в дальнейшем игнорировали, а хорошо себя зарекомендовавших могли позвать ещё раз, правда после пары-тройки рейдов те уже сами отказывались и на то была довольно простая причина — девушки были крайне неразговорчивы с посторонними. Умысла тут никакого не было, просто так получалось. Но даже при таких раскладах, недостающее звено для того или иного задания находилось довольно быстро, желающих покорять просторы Теллуры в компании трёх девушек хватало, пусть те и прятались за внешностью не самым популярных рас. В этом, наверное, была даже своя изюминка, люди привыкли додумывать и идеализировать собой же и созданные образы.


Понятное дело всё это подавалось в иной форме, но суть оставалась прежней. Собственно, не так давно на собственной шкуре испытал попытку той же Чешуйки задоминировать вынужденного союзника.


Вот за такой непринуждённой беседой мы едва не лишились Бездны. Бросившийся на нас...волк выбрал в качестве цели именно Шаманку, благо я успел её прикрыть, на а после, уже в четвером, мы довольно быстро избавились от моба, который явно не вписывался эту локу.


Волк...я бы даже сказал волчара внушал одним своим видом. Шерсти почти не было, жилистое тело покрывала плотная и словно опаленная на вид кожа. Размером тварь в холке доставала мне до пояса, а гипертрофированные челюсти намекали на немалую их силу — с такими лучше поближе не знакомиться.


— Искажённый Волчонок, пятидесятый, — прочла инфу Бездна, — нет, мы конечно его легко прикончили, но на каком уровне ты говоришь проделал этот...лёгкий путь с монстрами, чьё агро пробивает даже охрану тракта?


— Раньше тут таких не было, — на волчат, которых я пришибал, качая скрыт, валявшаяся на земле туша совсем не походила. — Дальше держимся осторожней. Сум из этого поднимай скелета, будет дополнительным прикрытием тылов, а на трофеи пустим следующего, что-то мне подсказывает, их тут будет много. У кого-нибудь есть что-то на повышение скрыта?


— Туман, но сам понимаешь — не мой профиль, так что эффект будет слабенький, скрыт тут скорее идёт как бонусное свойство, — как обычно по существу ответила Бездна.


— Ничего, с неизвестным противником любая мелочь может оказаться решающей. Поддерживать будет не тяжело? — если эффект будет слабым, то сливать на него все силы не стоит.


— Нет, это из низших кругов, духа расходует мало. Я всё же больше под одиночные цели заточена, чтобы ослабить или временно вывести из боя самого сильного противника, а не воздействовать на площадь. Туман брала для общего развития, базу лучше знать во многих сферах, это поднимает репутацию с духами. Лёгкость поддержания как была основным критерием при выборе.


После недолгой пляски посох шаманки обратился в нужный нам тотем, из которого буквально вытекал туман, повышающий на десятку скрыт и настолько же снижающий точность стрелков противника. Сказалось и особое колдунство бубна, усилившее магию воды и льда, соответственно уменьшив боевой потенциал огня и магмы. Последнее вполне ожидаемо не понравилось Чешуйке, та даже зашипела, когда её накрыло туманом, но спорить всё же не стала — благо стаи превыше всего!


Пятно тумана не идеальная маскировка и требует определённых естественных погодных условий, но на мутировавших собакенов хватило и этого. Новых мобов мы встретили уже метров через сто, причем сразу пару. И чем ближе мы подходили к городу, тем сильнее становились твари, хотя всё должно быть строго наоборот.


Изначально я не поглощал искры — моя полоска опыта заморожена, а вот девчатам нужно качаться, но с нарастающей силой врага пришлось отчасти жертвовать общей прокачкой ради бафов, которые я получал за счёт Дыхания. Первые две искры дали стандартный бонус, примерно такие же я получал от обычных лесных волков: скорость и обострённый нюх. А вот три последующие выдали не встречавшиеся ранее эффекты: повышение сопротивления огню, усиление агро-генерации с удара и улучшение восприятия эмоций! Последний пункт сделал ауры девушек более яркими и добавил оттенков, которые более точно описывали их эмоции.


Занятный и весьма полезный бонус, для меня, вот только откуда он у волков? Животные вроде как чувствуют эмоции, но раньше ничего подобного не выпадало. Видимо последствия этого самого Искажения.


— Алькор, — по моей инициативе вне пристанища мы не называли настоящих имен, может и паранойя, но по мне так лучше перестраховаться, чем нарваться на особое колдунство, — не хочу нагнетать, но такое ощущение, что нужный нам город захватили монстры, — поделилась мыслями Бездна. — Возле мирных городов уровень должен падать, а не расти. Предпосылки к этому какие-то были? Может осада велась или тварь особая под боком завелась, когда ты тут был?


— Предпосылки были, — гадать с ответом мне не пришлось, — одна недалёкая гильдия, подмявшая под себя власть в городе.


— Тоже может быть, — объяснение ничуть не удивило шаманку, — бывали и такие случаи.


— И чем всё заканчивалось? — спрашивал не из праздного любопытства, второго Унгафа для сдачи распы у меня нет на примете.


— Ничем хорошим, — Бездна в привычной манере не стала приукрашивать реальность, — гильдия распалась, а у нас в центре кластера появился город-призрак, оборону держат местные, сил Вечных там не хватает, про отбить город я вообще молчу.


— Задание еще активно, значит наставник жив, так что на разведку в любом случае нужно отправиться. В идеале его вытащим, а с городом пусть разбираются те, кто всю эту кашу заварил, — план мягко говоря так себе, не блещет тонкой проработкой, но иного у нас не было, тем более при условии полного отсутствия хоть какой-либо информации о происходящем.


— Да не очень-то похоже, что кого-то этот город волнует, наших вообще не видно, — заметила Сум.


— Оно нам только на руку. За всю гильдию сказать не могу, но неадекватов у них хватает. Вот только прежде чем идти в город, сделаем небольшой крюк. Твари скорее всего и дальше будут становиться сильнее, и неизвестно насколько, так что будет нелишним узнать их уязвимые места, — девушки активно закивали, даже не представляя каким образом я буду это делать. — Метод будет весьма...специфичный, зрелище не самое приятное, так что можете пока пофармить.


— Мы пойдем с тобой, будем рядом, — твёрдо заявила Сумрачная. Чешуйка тут же бодро затрясла головой, а Бездна просто кивнула.


Отговаривать не стал, сразу видно, что бесполезная затея. Да и в конце концов, они единственные с кем у меня удалось завязать дружеские отношения в этом мире, и я буду только рад, если девушки примут все мои стороны.


Долго искать жертву не пришлось, та сама выскочила навстречу, надеясь нас прикончить, так что уже через минуту у меня был подопытный, причем живой — силами прайда обездвижить было не трудно. Пока я держал агро, шаманка ослабила жертву, а Сум пустила в ход Костяные Оковы, Чешуйка активно пыталась помочь, но в итоге была вынуждена довольствоваться ролью наблюдателя.


Девчата, усевшись чуть в стороне, с любопытством поглядывали в сторону предстоящего действа. Видимо надеялись узнать нечто новое и интересное, так сказать проявляли тягу к знаниям, вот только она сошла на нет, едва я пустил в ход Коготь Палача.


Зрелище действительно оказалось неприятным, особенно для меня, ведь я знал о реалиях этого совсем не цифрового мира. Вот только для выживания в Теллуре порой придется марать руки и лучше к этому привыкать сразу, а не когда будет поздно.


Девушек хватило не на долго, но для первого раза они продержались неплохо. Сами отворачиваться не решились. Видимо побоялись обидеть или нечто вроде того, в тот момент мне было не до чтения их аур. В итоге пришлось идти им на помощь — попросту стал так, чтобы загородить большую часть их обзора. Мог бы попытаться прогнать, но не был уверен, что это не даст обратного результата.


Обездвижить тварь удалось довольно легко и быстро, перебив нужную точку в позвоночнике, вот только та продолжала скорее противно, чем жалобно скулить. Попытка повредить связки дала сомнительный результат, теперь Искажённый не переставая сипел. Несмотря на немалое желание, но прикончить и продолжить работу с трупом я не мог, точнее не мог себе позволить. Кто его знает, что будет дальше, а изучение ещё живого тела идёт в разы быстрее и лучше.


К слову уязвимых точек у твари хватало, но каких-то особенных и скрытых я не нашёл. Суставы, тот же позвоночник, голова, живот...судя по всему изменения были на начальном этапе и не давали серьезной защиты. Органы, в большинстве своём, были вполне обычными, разве что мышцы отличались более высоким качеством нежели у простых волков, да внутри сердца я сумел разглядеть источник той самой заразы, из-за которого волчата мутировали.

Тлеющая Пылинка — сборный предмет


Способны Искажать созданий 0-24 уровня


Статус 1/10

Название очень подходило трофею, который легко мог пройти в ушко иголки! Помимо описания, прочих свойств у предмета не было, ну или по крайней мере я не смог их разглядеть. Возможность мутировать нубо-монстров в таких тварей меня не особо заинтересовала, но прежде чем оценивать полезность трофея, стоило собрать комплект, что я и намеревался сделать, причем задействовав девчат.


Выдав им в помощь Копа — элитного добытчика трофеев, объяснил суть задумки и отправил на охоту. Оставлять меня не хотели, но я давил на то, что сейчас они попросту сидят и ничего не делают, пока я занят делом, хотя и сами могут помочь, а заодно и покачаются.


На этот аргумент им было нечего возразить, так что меня пусть и нехотя, но оставили, правда предварительно поймали для меня сразу две жертвы. Слабые места тварей я узнал, так что для дальнейшей добычи использовал обычных искателей. Копу они ощутимо уступали, но справлялись за счёт количества. По крайней мере на добычу Пылинок из сердец их способностей хватало. Работали они быстро, так что убедившись в автономности процесса, сам принялся поставлять всё новых и новых Искажённых, благо монстров хватало.


Без Оков Сумрачной работать было сложнее, но на сегодня с девушек зрелища хватит. Коп мог работать аккуратно — точечно, проникая внутрь тел и извлекая Пылинку. А вот его младшие собраться не заботились об эстетической составляющей своего труда. Искалеченные волки, приходилось ломать им позвоночники чтобы обездвижить, в которых копошатся насекомые — не самое приятное зрелище.


К приходу спутниц я вроде как отыскал все базовые уязвимые точки, за что получил 5% бонус к шансу крита по искажённым волчатам. При этом на глаза девушкам не попадались внутренности и прочие радости разделки и изучения туш. Искатели передавали мне лишь наиболее ценные трофеи, а вот остальное подчистую сметали Пожиратели. Те работали чисто и быстро, пираньи от мира насекомых, не иначе. Как оказалось, землю они тоже могли жрать, но нехотя. Одна порция и всё, требовалась смена рациона, а то и вовсе отдых в коконе.


Несварение у них что ли...у меня таких проблем не было. А может просто характер показывает? Впрочем, я не спешу, этот квест они мне всё равно закроют!


— Алькор, ты меня извини, но вот, — с этими словами Чешуйка протянула мне совсем не пылинку, а нечто в несколько раз большее, — оно само так получилось, — под тяжелым взглядом Сумрачной и Бездны, она осеклась и добавила, — когда я с ними играла.


— Ничего страшного, — успокоил я Аню, — но на будущее, лучше всё же не играть с трофеями, не зная их сути, а то мало ли что, — получив в ответ виноватое 'угу', я взял трофей в руки.

Тлеющая Сера Инферно — сборный предмет


Способны Искажать созданий 25-49 уровня


Статус 1/5

Так волчков зараза из Инферно корёжит, теперь понятно, откуда такие интересные бонусы за искры.

Класс Воплощение — получено новое свойство 'Воля Единого'


Убивая тварей Инферно, посмевших покуситься на власть и паству Единого, вы восхваляете его имя!

А ведь это отличный способ поднять репутацию с Единым, от которой напрямую зависит сила благословений, которые я смогу накладывать на созданные предметы. Ради такого можно сделать небольшой крюк.


Девушки против новых планов не возражали, тем более что в перспективе они станут первыми последователями Единого, так что были напрямую заинтересованы в улучшении отношений. Да и охота прайдом приносила свои плоды. Урон и защита больше, лута и опыта значительно прибавилось — не гринд, а сказка. Тем более, заодно оттачивали действия в команде. Между собой троица уже давно сработались, а вот со мной не успели: то я пропадал, то не весь билд демонстрировал.


— А можно я и дальше их буду собирать? Они очень горячие и ладошке так приятно, — видя, что беда прошла стороной, Чешуйка вновь оживилась.


— Договорились, — смысла возражать я не видел, — но ты особо не усердствуй, а то превратишься в такую вот облезлую собачку.


Девушка в ответ серьезно кивнула, прекрасно видя описание, но всё равно уверенно загребла Тлеющую Серу. Я по этому поводу не переживал, у Чеши явное сродство со стихией огня, причем она уже давно не просто ящерка, а саламандра.


Если уж кому и стоило опасаться, так это всем остальным. Сум и Бездне держать в руке трофей было не приятно, кожу ощутимо припекало, а у меня слегка покалывало — видимо сказывались резисты.


Понятное дело за первого же убитого монстра репутация с богом не поднялась, зато появился счетчик. Требовалось набить 1.000, благо цифра обозначала не число потенциальных трупов, а...суммарную силу тварей, которая равнялась их уровню.


Помимо уровня жертв учитывался мой собственный уровень, и их личные качества, за что начислялся множитель. Силы у нас были равны, да и монстры оказались простыми, так что за оба параметра множитель был х1, что на результат не влияло. Но даже так, первую единичку репутации с Единым я получил довольно быстро. За вторую требовалось уже в два раза больше, но подобный рост был вполне ожидаем.


Попутно с прокачкой репы копились и Пылинки, которые Чешуйка успела собрать в уголёк, из которого в свою очередь можно было собрать нечто новое, правда я на этом особо не зацикливался, нужные трофеи сразу шли ящерке. Вот и сейчас, разделывая на пару с Копом очередного волчонка, я совсем не ожидал каких-то неприятностей.


— Алькор! — по нехорошему взволнованный голос Ани заставил бросить работу и перевести взгляд на девушку. — В этот раз оно действительно само! — перепуганная саламандра металась взглядом от меня к пока крохотному, но спешно разрастающемуся ало-чёрному провалу портала.

Тлеющая Червоточина Инферно


Время действия: 30...29...28...

Надежда на то, что всё обойдётся рассыпалась пылью, когда по ту сторону червоточины показался силуэт, очень напоминающий волка, вот только голов у него было несколько.

Тлеющий Цербер — Класс "Старейший"

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава IV. Старыми Тропами



Комиссаров Павел работал на Парамонова старшего последние двадцать три года. Для непосвященных он был начальником охраны, а на деле, правой рукой и специалистом по особым вопросам. За прошедшие годы ему пришлось увидеть и сделать многое — невозможно крутиться в большом бизнесе не запачкав руки.


Комиссарова не мучили кошмары, он не уходил в запои, а продолжал выполнять свою работу — не он придумал правила игры, и не ему их менять. Тем более, что откровенного криминала в массовых масштабах никогда не было, до недавнего момента.


Царившая в городе не первый день эпидемия всё набирала обороты, загоняя людей в дома, а точнее капсулы — те оказались весьма эффективны в борьбе с болячкой. То, что Парамонов старший заболел никого не удивило — болели все, а о летальных случаях ходили лишь слухи.


Удивительным было другое, объявился Геннадий — золотой ребёнок семьи Парамоновых. С первых же дней болезни отца он начал наведываться к тому с завидной регулярностью — раньше они неделями, а то и месяцами могли не пересекаться, находясь в одном доме.


Спустя три дня выяснилось, почему в парне проснулись чувства к отцу — Парамонов скончался, но успел заверить все документы, сделав сына единственным владетелем всего имущества.


На первый взгляд ничего удивительного, любящий отец оставил всё единственному сыну, вот только Павел знал, что ещё неделю назад завещание Парамонова было совершенно иным. Несмотря на чувства, бывший босс не был идиотом и прекрасно знал о неспособности сына вести серьезные дела, так что оставлял контрольный пакет своему заму, не забыв прописать железобетонные пункты, по которым золотой ребёнок не будет ни в чём нуждаться.


Теперь же происходило то, чего Парамонов боялся — весь его бизнес трещал по швам под руководством сына. Воровали все, понимая, что со дня на день ничего не останется. А Геннадий тем временем разбрасывался деньгами как грязью.


Дом Парамоновых уже давно стал закрыт для Комиссарова и прочих...нежелательных лиц. Комиссаров естественно всё равно приглядывал за сиротой и прекрасно знал, что к тому ежедневно наведываются новые и новые люди, причем не всегда по своей воле. Наркоманы, бомжи, проститутки — Геннадий не брезговал ни кем, открывая двери перед каждым. За последнюю неделю в дом вошло около полусотни человек, но никто так и не вышел.


Относительно того, что происходит с несчастными Павел не строил иллюзией — не так давно ему пришлось...прибираться в комнате парня. Его забавы давно вышли на новый уровень зверств.


До сегодняшнего дня Геннадий справлялся с помощью своих прихвостней, много ли нужно ума, чтобы заманить обдолбавшегося нарика? Собутыльника бомжа навряд ли кто-то хватится, особенно если разом забирать всю компанию. Проблемы могут возникнуть разве что с проститутками, но вопрос легко решался при помощи короткого разговора с их сутенёром, которому выплачивались отступные. Вот только даже такой контингент вполне способен думать.


После массовых пропаж, по городу поползли слухи и весь сброд забился в самые глубокие щели, не спеша показываться на глаза. Вчера, так и не найдя очередных гостей для хозяина, та самая парочка прихвостней так и не вышла из дома, а сегодня Геннадий...попросил зайти в гости и его — Комиссарова.


Подъезжая к дому, Павел всё ещё сомневался, правильно ли поступает. Несмотря на завещание отца, Геннадий ничего не сможет ему сделать, пока остальные разворовывали, он, выбрав наиболее перспективные сферы, пытался их сохранить и перевести в свой актив, причем весьма успешно.


Да, последнее время ходили самые разные слухи, но бояться поехавшего крышей парня...у Павла за плечами контрактная служба в горячих точках, уж сопляка приструнить он точно сможет. А вот увидеть всё своими глазами стоит, кто его знает, может после этого визита даже сделает один звоночек, чтобы изолировать от общества одного психа.


Уже паркуясь перед загородным домом, Павел не был так уверен в себя как пару минут назад. С виду ничего не изменилось, разве что чувствовалось отсутствие ухода — двор был совсем не маленьким, а персонал после смерти Парамонова старшего разбежался...те, кто успел.


Взгляд Комиссарова невольно зацепился за окно спальни Геннадия и у него по спине побежали мурашки. Схожее чувства Павел испытывал разве что когда наткнулся на Весёлый Дом одной из группировок...


— Входи, открыто, — голос Геннадия прозвучал тогда, когда Павел уже собрался уходить.


Дверь и правда оказалась открытой. Сделав шаг, Комиссаров словно ступил во тьму. Парамонов старший никогда особо не любил больших окон, но его сын постарался избавиться от большинства его источников — весь первый этаж был погружён в полумрак.


Дешевая попытка запугать, — вопреки собственным мыслям, идти дальше в глубину не хотелось.


Второй шаг Комиссаров сделал только после того, как глаза привыкли к темноте. Хозяин дома обнаружился на одном из диванов в центре гостиной. Он попросту валялся и лениво перелистывал страницы в планшете.


— Мне нужно пару человек, — в свете планшета было легко разглядеть тощее лицо, с момента последней личной встречи, щёки парня запали ещё сильнее, ну а глаза у него никогда не отличались живым блеском, — но нужны молодые, хотя в крайнем случае сойдут и старики, ну тогда бери с запасом, раза в два-три.


— Моим начальником был твой отец, не ты, — спокойно ответил Павел.


Сквозь распахнутый халат хорошо проглядывали выпирающие рёбра, да и без того зауженные джинсы не особо сжимали ноги Геннадия — вид разгильдяя, судя по всему подсевшего на какую-то дрянь, заставил Комиссарова вновь успокоиться.


— Мой папаня завещал мне всё, в том числе и тебя, Пашка, — растянув губы в самодовольной улыбке, он встал с кресла, откинув планшет. — Так что Ты будешь делать всё, что Я тебе скажу, — сделав шаг вперёд, он небрежно опустил иссохшую руку на плечо гостя.


— Знай своё место... — Павел осёкся, так и не сумев договорить. Терпеть выходки мелкого засранца он не собирался и сразу же схватил его руку прикидывая, сломать ли её в качестве воспитательной меры или же ограничиться выбитым суставом, но в итоге даже не смог оторвать руку от своего плеча, и это при разнице в семьдесят килограмм веса, причем большая часть которого заключалась в мышечной массе.


— Ты, жалкий человечишка, хочешь указать на моё место? — Геннадий едва ли не согнулся, выплёвывая из груди каркающий смех, но веселье оборвалось так же резко, как и началось. — Мне!? — выпрямившись, он без труда наклонил к себе Павла и сквозь стиснутые зубы прошептал. — Богу?



* * *


Пламя инферно давало силу, но и плату брало не малую. На угольно чёрной шкуре твари хватало прорех, в глубине которых угадывался единый поток пепла и дыма. Создание словно выгорело изнутри и продолжило тлеть, преисполненное ненавистью ко всему иному, слишком живому по её меркам.


Жёлтые угольки глаз сразу же сошлись на мне, а тварь оскалилась, роняя вместо слюны потоки даже не вид тяжёлого чёрного дыма. Взаимная ненависть с Единым или почуяла кровь собратьев на моих руках? Всё может быть, вот только сейчас не до пустых размышлений.

Тлеющий Цербер


Тип: Старейший


Уровень: 60

Распознанные навыки:


Завеса


Пепельная Воронка


Пылающий Вой


Скорость Зверя

Старейший...если мне не изменяет память, то эта тварь сильнее монстра Геройского типа. На таких охотятся слаженными группами...или стаями!


— Очередной трёхголовый на нашем счету будет! — радостно заявила Чешуйка, бросившись в атаку, да так резко, что я едва успел её остановить, схватив за руку, благо та не успела активировать умение, которое подобным способом навряд ли удалось бы оборвать. — Что? Гидра была куда страшнее! — ящерка бросила на меня непонимающий взгляд, но остановилась.


Вслед за первой тварью, прежде чем рана между измерениями начала затягиваться, успело выйти ещё два цербера, но уже всего лишь редкого типа. Уровень у пополнения был пятьдесят пятый, да и всего по две головы у каждой, но в остальном проглядывало сходство с более сильным собратом.


Перед нами был серьёзный противник, вот только даже это не уменьшило энтузиазма ящерки. Буквально вспыхнувшая Саламандра была готова броситься на врага.


— Не обманывайся уровнем и размерами тварей, — осадил я Чешуйку, прежде чем та успела хоть что-то сказать, — это Старейший и два Редких! — я совсем забыл, что вижу много больше чем мои спутники.


После моих слов боевой задор саламандры поубавился, а пламя стихло, перестав выжигать пусть и солидный, но не безграничный запас маны ящерки. Попятившись, она отступила за мою спину, заняв своё место — всё же работа в стае давала свои результаты, каждый знал своё место и роль в той или иной ситуации.

Вы стали свидетелями прорыва Инферно, Мира, расположенного в иной плоскости реальности, полного тайн и возможностей. Кто его знает, возможно именно вы разгадаете их все!?


Переместиться в мир Инферно?


19...18...17...

Переместиться в Инферно? Сомнительная перспектива, даже если там нас ждут с распростёртыми объятиями, моей шкуре и язв достаточно, не хватало ещё выгореть изнутри.


— Бафаемся, у нас пятнадцать секунд! Пока портал активирован, они не могут от него отойти, но не атакуйте! — мои глаза видели многое, в том числе и энергетические поводки, тянущиеся к церберам из иной реальности. Натянутые до предела, они не давали вырваться тварям, но казалось готовы лопнуть от малейшего вмешательства, пусть даже от атаки.


И что будет после разрыва? Очень сомневаюсь, что их утянет обратно...


Аура Чешуйки переливалась удивлением и желанием напасть — неподвижные цели выглядели довольно заманчиво, но меня она не ослушалась и принялась обновлять бафы. Я последовал её примеру.


Погрузившись в Транс, я вновь взглянул на мир сквозь Пелену. Время замедлило свой ход, позволяя успеть и увидеть больше.


Первыми в ход пошли способности защитника: Связующая Цепь и Взаимопомощь. Теперь половина урона и негативные эффекты, предназначенные девчатам, будут бить по мне. Приятного мало, но именно так мы сможем не просто выжить, но и победить.


На питьё собственной крови ради бафов не стал тратить время, для подобной работы у меня теперь есть особый жучок. Заветный апгрейд как у Копа, он ещё не получил, но я уверен, тот не за горами, так что уже успел дать тому имя. Проглот, выбравшись на волю, принялся не спеша пожирать моё тело. На первый взгляд не самые приятные ощущения, но уж лучше так, чем заниматься подобным самостоятельно.


Лечение и опыт за такую трапезу были минимальные, но вся соль была в получении и поддержании бафов! Ценная способность, та грань моего боевого потенциала, которую я едва не проглядел. Не забыл и о Защитниках, выпустив окутавшее меня живое облако.


Девчата не отставали. Чеша в стойке с каждой секундой распалялась всё сильнее, набирая пиковую боевую форму. Сум выставила перед собой костяного пета, а Бездна заканчивала особую пляску, призывая силу духов на этот клочок земли. Пусть и не на долго, но её шаманские способности будут эффективней если не покидать этого места.


— На вас двухголовый, тот что справа — вливаете максимальный ДПС, но без разбрасывания козырями. Дальше, если с первым получится быстро, так же выбиваете второго. Если они держат удар, то бьете аккуратно, контролируя агро.


На весь инструктаж ушло каких-то две секунды — мыслеречь доносила смысл куда быстрее простых слов, по крайней мере моя. Девушки хоть и могли отвечать, но в том то и дело, что просто отвечали, пусть и мысленно, но проговаривая каждую букву, в то время как я подсознательно передавал информацию. Дальше нужно будет обязательно использовать, и развивать эту способность.


Червоточина между измерениями держалась до последнего, но на её края словно давила чудовищная сила, в одно мгновение с треском захлопнув разрыв. Псы сорвались с места в тот же миг, а я бросился им на встречу, жахнув по всей тройке Свирепым Рёвом, не только повесив трёхсекундное оглушение, но и сконцентрировав их внимание на себе — первый удар в драке всегда выдает усиленное агро.


Не давай монстрам прейти в себя, бросил на Старейшего Дуэль. В группе способность действовала иначе, внимание Трёхголового могло переключиться на кого-то другого, но при удвоившейся агро-генерации держать его будет намного легче.


Связка Ударов — украденная способность одного из ящеров, казалось должна была попросту оторвать голову, что я выбрал в качестве цели, но с монстром такого ранга подобный фокус не прошёл. Мои лапы оставили после себя глубокие борозды, из которых начала едва сочиться дымка, не более того — тварь оказалось с приличным запасом хитов и защиты.


Девушки не отставали и сосредоточились на своём цербере. Били не в едином порыве, а строго по отработанной схеме. Бездна атаковала первой, вешая на цель Гниение, после прилетала Стрела Праха от жрицы, которую та теперь метала с рук, а уже в открывшуюся брешь Чешуйка била Огненный Копьем. Эта простая схема позволяла выжимать максимум из комбинации, в которой есть противоположные стихии. Впрочем, пламя Саламандры нанесло на удивление мало урона — видимо сказывались врождённые резисты обитателей инферно.


За время оглушения от Рёва девчата не успели снести врага, так что пришлось добавить Фарш, дав им ещё пару секунд и тут у покалеченного цербера уже не осталось шансов. Явно уязвлённая первой неудачной атакой, ящерка перешла в рукопашную, и уже тут смогла показать себя во всей красе. Каждый её удар рвал плоть врага, открывая всё новые бреши!


Хиты жертвы проседали с ужасающей скоростью, но вместо того, чтобы лечь и сдохнуть, на последнем ударе цербер взорвался! Если бы поблизости с ним оказалась Бездна или Сум, им бы пришёл конец — даже Чешу, идущую по пути Саламандры знатно потрепало, снеся больше двух третий хитов. Благо жрица не растерялась и тут же влила в неё хиты из поднятого скелета — девушка осваивала всё новые возможности своего класса.


В сумме с Напором, который прилетел в Старейшего, мне удалось продержать его в оглушении добры семь секунд, за которые я успел прилично надамажить, а значит гарантированно сконцентрировать его внимание на какое-то время. Вот только насколько лёгким для меня было начало схватки, настолько же тяжелым оказалось его продолжение.


Сбросив оглушение, Цербер перешёл в атаку. Распахнув все три пасти, он выдохнул...поток искажённого от жара воздуха — так мне показалось. В нос ударил резкий запах серы и лишь в последний миг я разглядел едва уловимое, бледное, но от этого не менее опасное пламя.

Негативный эффект 'Отзвук Инферно'


Сопротивление магии огня -10% х3

Опасная атака, потеря трёх десятков резиста к огню могли поставить точку в этом сражении — я успел вычеркнуть огненную стихию из списка опасных и едва не пропустил удар. Закрывшись Крылом и его поддельным собратом, я активировал узор Уробороса на руках, получив бонус к защите. Пламя, ставшее куда ярче и пылающее подобно напалму всё же, смогло пробиться сквозь преграду, но тут на его пути стал рой жучков-защитников. Впитав в себя всю силу огненной стихии, они осыпались пеплом, но не пропустили убийственное пламя.


Теперь понятно, почему тот взрыв так потрепал Чешу — твари способны резать резисты к огню.


Не дожидаясь, когда пламя утихнет, навалился на щиты и вёрткостью ушёл в сторону из-под струи огня и врезался в бок псу — нас разделала всего пара шагов, так что манёвр удался. Прежде чем враг среагировал и перестроился, я вцепился зубами в подвернувшуюся шею — пасть, усиленная маской, успела стать привычным и грозным оружием.


Зубы на удивление легко проломили прочную, но вместе с тем тонкую кожу и в меня хлынул поток раскалённой пепельной крови исчадия инферно! Не скажу, что это было больно — Иллания исправно выполняла свою работу, вот только я чувствовал, как моё нутро покрывается горелой коркой и тут же восстанавливается, чтобы спустя миг всё повторилось.


Перед глазами промелькнула картина, как на землю падает запечённый изнутри кусок мяса, некогда бывший моим телом — так себе перспектива. А ведь две свободные башки цербера не просто смотрели на происходящее, а грызли меня в ответ, раздирая кольчугу и плоть под ней. Я был заведомо в проигрышном положении, но терпел, выигрывая для девушек драгоценное время и давая Кругу в груди впитать как можно больше боли.


Надеюсь сработает — главное выждать момент!


Одной из голов надоело меня рвать и откинувшись назад, готовясь выпустить новую волну, но я успел раньше. Ударив в раскрывшуюся пасть, я выпустил шип! Хитиновая игла пробила нёбо и вошла в череп — для обычного животного это была бы верная смерть, но в этом мире иные правила и законы. Оружие попросту увязло в потоке пепла, но я делал ставку не на сам удар.


Заряд боли, выпущенный из Ритуального Круга заставил башку болезненно задёргаться, а после и вовсе её вырубил, вот только две другие не просто остались в сознании, а вошли в режим Безумия, резко повысив атакующий потенциал.


Только благодаря откатившемуся Фаршу от меня не оторвали кусок плоти. В этот момент раздался второй взрыв, подсказавший, что помощь близка, вот только этого я уже не увидел. После оглушения обе головы вновь перешли в атаку, причем та, что была в моей пасти, сумела извернуться и едва ли не в упор выпустила облако пепла!


Отскочив в сторону, я закрылся щитами и поначалу даже порадовался тому, что полностью заблокировал урон, но быстро понял, что того попросту не было — меня накрыло непроницаемой Завесой, в которой спасовали даже мои глаза. Сражаться в таких условиях было безумием, враг наверняка всё прекрасно видел, так что я попытался рвануть в сторону, выскочить за пределы пепельного облако, но не тут-то было, завеса никак не заканчивалась.


— Вас тоже накрыло? — если девушки наткнуться на цербера внутри этой завесы, может не спасти даже набранное мною агро, ведь я не могу его поддерживать.


— Нет, — коротко ответила Бездна. — Облако движется.


После слов шаманки всё стало понятно — Завеса следовала за мной или же за тварью, так что мои попытки выбраться бесполезны, а значит придется сражаться, причем время тянуть нельзя. Тварь всё ещё не напала только потому, что ждала, пока я окончательно ослабну.

Негативный Эффект 'Пепельная Завеса'


-1% сопротивления к огню/10 сек

Меня спасла способность смотреть Сквозь Пелену — в глубине непроницаемой тьмы сияло несколько Искр! И если Сумрачную и Бездну я опознал довольно легко, их души переливались чёрным и синим, то вот Чеша была полна красного огня, как и у Цербера!


Нет, отличий между двумя искрами хватало. Одно было подобно чистому пламени, ровному и сильному, в то время как второе буквально пылало, разбрасываясь чёрными языками. Скорее всего первое принадлежало Ане, но где гарантии? Я никогда не присматривался к Искрам девчат и попросту мог ошибиться. Выручило то, что девушки держались вместе, да и находились на расстоянии, так что врагом точно была ближайшая, вторая искра.


В следующий раз так может и не повезти, нужно запомнить душу каждой из девчат.


Взяв искру в таргет, ударил Напором: удар, оглушение! От непроницаемой тьмы не избавился, но хотя бы достал врага, хотя первым напал именно он. Головы вцепились в обе мои руки и попытались продавить хитин, но тот не поддался, по крайней мере с первой попытки, а второй они так и не сделали — их задача была удержать, в то время как первая попыталась оттяпать мне лицо! С иным подобное может и прошло, но зубы бессильно скользнули по маске и клацнули, обдав меня зловонным серным дыханием.


Урона ни прошло никакого, но я уже успел себе нарисовать возможные последствия, да такие, что по спине мурашки пробежали. После неудачного спуска и сломанной ноги, мне на глаза попались возможные последствия увечья, в том числе не снимаемые.


Страх может как сковывать, так и прибавлять сил — со мной случилось второе. Подавшись вперёд и распахнув собственную пасть, та разошлась на удивление широко, при помощи Контроля усилил жевательные мышцы и схлопнул челюсти! Что именно я откусил от цербера было непонятно, но баф на урон упал очень вовремя.


Довольно быстро оценив ситуацию, Цербер отпустил мои руки и сменил стратегию, теперь предпочитая обойти и ударить в спину. Я всё так же видел Искру, но по ней было тяжело ориентироваться и предугадывать точное направление удара. Благо с Оскалом за спиной я мог себе позволить подобные неточности, но будь противников двое, пришлось бы пускать в ход особые резервы вроде Ликов, но сейчас я попросту юзал по откату Напор, выдавал фарш и дожимал Рёвом! Достать оглушённую цель даже в кромешной тьме было не так уж и сложно, но бешенный реген Старейшего монстра сводил все мои усилия на нет — в одиночку его не завалить.


Сейчас мы и увидим, чего стоит наш прайд.


Ждать действий девчат долго не пришлось. Завеса держалась только до того момента, пока до неё не добралась жрица. Пусть Сум и не так же близка с Тьмой, как со Смертью, но её способности явно превосходили те, что были у Цербера, порождения инферно, и она попросту развеяла уже порядком ослабевшее заклинание.


Едва облако тлена развеялось, я наконец-то смог увидеть врага. Исчадию сильно досталось, особенно его центральной голове у которой не хватало верхней половины пасти — именно её я и откусил! Жутковатая картина, но в первую очередь меня волновало, что на одного любителя покусаться стало меньше.


— Бездна — бей проклятьями, целься в основание трёх шей! Не торопись!


Это была самая уязвимая точка Цербера, по крайней мере из тех, что я успел разглядеть. Шаманка тут же принялась выплясывать, напевать и похлопывать по бубну. Для сражения среди равных, подобная волшба непозволительная роскошь — сильнейшее проклятье, один из главных козырей Бездны, он требовал много сил и времени. Вот только сейчас, когда враг один, а нас много, всё это было в распоряжении шаманки.


Ониксы на гранях бубна вспыхнули, открыв крохотные провалы на иные планы из которых хлынула сила Льда и Тьмы! Закрутившись многослойной сине-чёрной спиралью, волшба, не прекращая движения, ударила почти в нужную точку — Бездна промазала самую малость, на палец — не больше, но всё же выбила своеобразный крит. Плоть гончей начала промерзать и гнить одновременно!


Лёд явно не пришёлся по вкусу противнику и тот зарычав выдал Воронку Пепла, ударив мне под ноги. Земля в тот же миг стала мягкой и меня потянуло вниз, к счастью не в Инферно, а всего лишь в ловушку из на удивление вязкого пепла.


Даже в таком положении я мог держать удар, вот только обездвижив меня, тварь сбросила всё набитое мною агро, переключив всё своё внимание на более лакомые цели!


— Сум — бей в ту же точку!


Я ожидал, что жрица метнёт Стрелу Праха с руки, но та призвала дар самой Серой Госпожи, серп окутанный силой смерти и бросилась в...разные стороны! На первом же шаге оригинал разделился на две абсолютно одинаковые копии, на третьем фокус повторился, удвоив число клонов.


Пусть и не полностью, но я уже видел эту способность жрицы, когда впервые попал в пещеру, которая уже успела обратиться частью моего Пристанища. Тогда я не обратил на него должного внимания, в отличие от Сум.


Клоны и жрица, сейчас я прекрасно видел настоящую, обступили Цербера и нанесли удар с четырёх сторон! Стоило зубам пса вцепиться ближайшую цель, как та развеялась, но три других завершили удар! Два призрачных и один настоящий серп Смерти вонзились в одну точку, после чего рванули в разные стороны, срывая плоть и оголяя место, где все три шеи сливаются в один позвоночник! Вот только тварь не пожелала сдохнуть на месте и на невероятной скорости изогнувшись, схватила двумя боковыми вцепилась в костяные руки Сумрачной, которые тут же хрустнули!


Хиты жрицы просели в красную зону и это при том, что я принял на себя половину урона — тварь пустила в ход не простой удар!


Понимая, что могу вот-вот лишиться Юли, метнул с двух рук щиты, с треском вонзившиеся в шеи! Несмотря на всю силу броска, те лишь неестественно выгнулись, а отделиться от тела не пожелали, но всё же я добился своей цели. Порождение Инферно отвлеклось и не только забыло про умертвие, но ещё и подставилось под удар раскалённых лап Чешуйки! Наша ящерка рвалась в бой и выкладывалась на полную.


Пепельная воронка под моими ногами к этому моменту ослабла, и я попросту вырвался, сразу же активировав Напор — в ней он не работал! Двухсекундное оглушение дало простор для манёвра, и я выдал Связку Ударов в изодранную центральную шею, наконец-то лишив Цербера одной головы и схватив за две другие, приподнял его тушу так, чтобы Искра оказалась на уровне моих глаз и потянул!


— Отходите! — если и эта туша рванёт, девушки точно отправятся на перерождение.


Несмотря на относительно целое состояние голов, жизней у твари осталось не так уж и много, да и по сравнению с боссами, поглотить душу пса оказалось на удивление простой задачей. Да, я чувствовал сопротивление потока, но уже не боялся раствориться в нём. Про замороженную шкалу опыта я не забыл, но подобными искрами разбрасываться не стоит! Уровни набить можно и на рядовом противнике, а подобный ресурс стоит беречь.

Искра Тлеющего Цербера успешно поглощена


Выберите действие:


Подпитка Экзоскелета


Слияние с собственной искрой


Умножение полученного опыта


Сохранение Искры


Ремесло


Иное действие (имеется шанс потерять искру)

А вот и новый пункт, который я и выбрал — сохранение искры! Та буквально втянулась в моё тело, обратившись уснувшим сгустком чужой души подле моей собственной. Сейчас я её трогать не планировал, а вот в убежище можно будет попробовать скрафтить нечто убойное и с искрой!


— Вот так поохотились на собачек... — рухнув в позу лотоса, простонала Сумрачная, спешно восстанавливая хиты.


— Хорошо хоть эта не взорвалась, — выдохнула ящерка, последовав примеру подруги и рассматривая собственную руку с которой сорвало приличный пласт чешуи, — я даже и не думала, что мне огнём можно так зацепить, — осторожно прикоснувшись коготком к ране, она тут же отдёрнула пальчик, но довольно быстро повторила попытку и довольная собой заявила, — а ведь совсем не больно! — в подтверждение словам, она с удвоенной силой принялась тыкать ожог.


— Если не успокоишься, я тебе уши по ту сторону оборву, — довольно резко отреагировала жрица.


— Моя шкура, что хочу, то и делаю! — с вызовом бросила Аня.


— Шкура твоя, а терпеть боль приходится кому-то другому! — припечатала жрица оппонентку железобетонный аргументом.


— Ой... — только и смогла выдавить из себя растерявшаяся девушка, переведя на меня виноватый взгляд.


На самом деле я практически ничего не чувствовал, так едва заметное покалывание, да и круг если и шевелился, то самую малость, но на этот раз вступаться за Чешу не стал — слишком щепетильная тема была затронута.


— А расскажи-ка заодно, как это ты Червоточину сделала? — решила дожать Сумрачная.


— Это не я, честно, — совсем уж поникла ящерка, но под строгим взглядом...пустых глазниц жрицы, всё же продолжила. — Раньше искорки просто собирались, а в этот раз какое-то окошко выскочило. Вроде там что-то пошло не так и если уголёк не активировать, то он может поломаться! А если бы он у меня поломался, то я бы точно оказалась виноватой, а так не я виновата!


Ситуация действительно патовая, тут, наверное, любой бы постарался сохранить предмет и активировал его, всё же ради этого трофея пришлось вырезать около сотни псов и потратить не мало времени. Решение, относительно ящерки, остальные девушки оставили за мной, попросту переведя на меня свои взгляды, на что я лишь махнул рукой, мол, всё в порядке — чихвостить Чешуйку было действительно не за что.


— Алькор, ты ведь будешь мне доверять ещё что-то делать? — с надеждой в голосе спросила Аня.


— Буду, не переживай, — упокоил я...девочку.


А ведь раньше она вела себя совсем иначе, сейчас чувствуется ребёнок. Тогда в лагере при нашей первой встречи она походила на девушку, причем с довольно скверным характером, неужели то была лишь маска? Но для чего? Или это просто особенность её характера, и она так себя ведёт со всеми посторонними? Сколько вопросов и на все нет ответов. И ведь это не простое любопытство, чтобы лучше понимать спутниц, я должен их узнать! Ладно, сейчас это не столь важно, но в дальнейшем...они единственные на кого я могу положиться в этом мире, да и судя по всему у них такая же ситуация со мной, а значит между нами не должно быть подобных стен.


Сумрачная с Бездной хоть и делали строгий вид, на самом деле порадовались моему решению, но внешне этого никак не показали, причем скорее с воспитательной целью, давая ящерки прочувствовать последствия своих решений.


— Сум, как твои руки? — треск после укуса Цербера хорошо отпечатался у меня в памяти, да и сейчас я прекрасно видел покрытые узором трещин кости.


— Нормально, — искренне ответила жрица, — пара десятков костей и буду как новенькая, — в качестве демонстрации, девушка достала из крохотной набедренной сумочки кость, которая тут же развеялась прахом, а трещин на её руках стало чуть меньше. — Поначалу моя изначальная раса довольно хрупкая, это со временем и прокачкой талантов костяк становится всё крепче. Бывало после неудачного выстрела без пальца оставалась, — вслед за первой костью в ход пошла и вторая.


— Расходников хватит? — уж чего, а подобного добра у меня хватало.


— Да, не переживай, стратегический запас всегда под рукой, — кивнула умертвие.


— Кстати, Сум, относительно твоего последнего приема, — аура девушки сразу загорелась, она явно ждала похвалы, а вот я хотел сказать нечто иное, — оно конечно очень сильное и полезное, но не могла бы ты о своих новых умениях говорить заранее? Я его вроде, как и видел раньше, но оно тогда было на совершенно ином уровне.


— Да я и сама не знала, что так выйдет, — немного стушевалась жрица, — раньше Тени Павших по-другому работали, клоны даже нанести удар не могли, сразу развеивались, а вот сегодня..., наверное, это из-за оружия, — Сум подняла перед собой серп, на котором едва тлели руны, — они как раз после использования умения светиться начали.


— Хорошо, я понял, но всё же в будущем давайте постараемся держать друг друга в курсе новых приёмов и планов. Зная силы друг друга, сражаться будет намного легче.


— Да мы ведь вроде ничего и не скрываем, — даже немного обиженно протянула Чеша.


— Ты не так меня поняла, — я поднял руки в примирительном жесте, — мы все видели большинство способностей другу друга, но по крайней мере я не знаю их механики: что, как, почему? Да и о своих я довольно поверхностно рассказывал, думаю, как вернёмся в Пристанище, стоит этот момент обсудить.


Убедившись, что все в порядке и меня правильно поняли, натравил Искателей во главе с Копом на единственную трофейную тушу, после взрыва первых двух осталось не так уж и много, попросту лёг на землю. Изображать из себя мясника не имел никакого желания, а вот перевести дыхание очень даже хотел. Сам бой пусть и получился напряжённым, но не более того, если судить по игровым меркам. Вот только знание, что этот мир реален, очень сильно выматывало и заставляло выкладываться по полной. Пусть в голове не зудела отчаянная мысль о смерти, но любой выпад в свою сторону я на подкорке воспринимал как реальную угрозу.


Пока Искатели разбирали тушу на составляющие под голодные взгляды своих собратьев Обжор, а девушки медитировали и параллельно обсуждали недавнюю схватку, я решил заняться собой. Прежде всего поставил плодиться новую партию Защитников, те отлично показали себя в бою. Пусть сумели поглотить всего один удар, но зачастую победа складывается именно из таких вот мелочей.


Апгрейда Осколков не было, разве что Неистовая Вера получила четвёртый ранг, но это случилось, когда я сумел заработать первую единицу к репе с богом — в сумме у меня из было уже три! Зато после сражения получил новый ранг Вожак, отчего бонус к хитам вновь увеличился.


Кроме того, мне удалось усилить Маску Двуликого, которая обзавелась новой способностью с незамысловатым названием — Пасть. На первый взгляд она не давала ничего особенного, ну подумаешь, смогу раскрывать...пасть на всю ширину маски? Но после боя с Цербером, я прекрасно осознавал силу этой способности, после того как отгрыз пол морды противнику.


Заполнив отчасти опустевший Резервуар собственной кровью, запустил процесс её концентрации. Повесить на противника максимальный стак отравления — весьма полезная способность.


К этому моменту пошли первые трофеи от искателей, те работали довольно быстро. Часть костей сразу отдал Сумрачной, та их пускать в ход не стала, а убрала в сумку — видимо сейчас можно было обойтись и материалами попроще, а более ценные она оставляла про запас. Печень, склянки с желчью и почки затребовала Бездна, тут же получив всё перечисленное. Чешуйка осталась без доли исключительно в силу своей профы — танцора, для которой у меня ничего не было. В качестве приятного бонуса Искатели не поленились собрать ошметки разорвавшихся двухголовых Церберов.


Для меня главным трофеем стало сердце твари, внутри которой обнаружился довольно интересный артефакт, способный пробить червоточину в Инферно! Сразу предупреждалось, что призванные таким способом твари ко мне тёплых чувств испытывать не будут. Червоточина была условно завязана на хозяина, допускался разброс до десяти уровней, а в остальном вылезти могло какое угодно порождение инферно. Да и продолжительность портала варьировалась от тридцати секунд, до пяти минут, а откат всегда сутки. Своеобразная игрушка, но я уже знал, как её можно использовать!


Как минимум это источник довольно интересного лута с иного плана реальности, да он будет огрызаться, но кто нам помешает заранее подготовиться к схватке и уже на нашей территории? Кроме того, можно использовать червоточину для отвлечения внимания противников из числа вечных, если потребуется пробраться куда-то относительно тихо, главное выпустить тварей на волю и не словить агро.


После отдыха направились в сторону города, попутно вырезая встречающихся на нашем пути монстров — с фармом псов мы закончили, но игнорировать нападавших не могли. Тлеющие трофеи я больше не доставал, а попросту собирал сердца — этим можно будет заняться и в Пристанище, да и если уж на то пошло, то мне хватит и одного ключа к иному Плану.


Таким темпом мы довольно быстро добрались до предместий города, вот только радости по этому поводу я не испытывал. Близлежащая деревня была выжжена. Обгоревшие избушки и чёрные пятна полей — вот всё, что осталось от поселения.


Усилив зрение, я всё же сумел разглядеть...живых, если так можно сказать о нескольких десятках тел, висящих на городских стенах — искры внутри них едва тлели.


— В воздухе витает тьма, — прикрыв глаза, Бездна вдохнула полную грудь, словно вбирая ту самую силу, — проклятья тут будут сильнее. Да и смерти тут хватает, Сум, у тебя что на этот счёт?


— Да, эманации сильные, — как-то отстранённо ответила та, но быстро пришла в себя, — у меня задание упокоить страдающих, отпустив их души в чертоги Госпожи. Всего их тут почти полторы сотни.


— На обратном пути, — коротко кивнул я в ответ.


Моё решение девушки восприняли спокойно, ведь для них это была лишь очередная декорация, а не сто пятьдесят мучающихся живых. Ну а что касается меня...я могу жалеть их хоть тысячу раз, но прежде всего нужно добраться до Унгафа, пройти распечатку и только после рисковать привлечь к себе внимание освобождая мучеников.


— Жутковато, — даже с какой-то ноткой боевого азарта оценила Чешуйка, когда мы оказались на окраине деревни.


Шикнув на девушку, заставил ту замолчать. Сейчас лучше не отвлекаться на болтовню, уж больно специфическая вокруг атмосфера. В отличие от них, я знал, что творящийся вокруг беспредел совсем не заслуга креативных разрабов и художников.


В выгоревшем селение явно водились твари, причём судя по найденным мною следам, это были не псы или церберы, а люди...или скорее всего, нечто что когда-то было человеком. В любом случае, я не горел желанием повидаться с Исказившимися местными и старательно выбирал наиболее безопасный маршрут, избегая неприятных встреч.


Передвигаясь с черепашьей скоростью, мы потратили пару десятков минут чтобы преодолеть расстояние от центральных ворот до провала в канализацию — помниться в прошлый раз у меня ушло куда меньше времени.


Торгурия...именно здесь я осознал насколько незавидная участь ждёт Проклятого, не способного постоять за себя. Оборванец, едва не прикончивший меня в этой самой канализации. Воздушный Маг, от которого я получил первое проклятое кольцо и едва не помер, после его...бафов.


Взгляд невольно скользнул вверх по стене. Кто его знает, может среди висящих там есть и мои обидчики? Эти мысли не зародили в душе толком никаких эмоций. Я не жалел, но и не злорадствовал — сейчас были дела поважнее.


А ведь на стенах может висеть кто-то из игроков. Чем это не захват в плен по всем правилам этого мира? Нужно быть осторожней.


С первых же шагов по канализации стало понятно, что об этой лазейке узнали, о чем было легко судить по обилию ловушек. Первую я попросту просмотрел, хотя, как выяснило позже, мои глаза отлично справлялись и с поиском подобных подарков.


Три самострельных механизма, хитро спрятанных в нишах выстрелили одновременно. Первый болт, прилетевший с потолка вонзился в спину, второй бессильно отскочил от маски, а третий угодил в живот. К счастью тот, кто устанавливал ловушки делала ставку на яды, используя довольно эффективную комбинацию. Снижение резиста, повышение токсичности и собственно сама отрава. Подобным меня конечно не убить, а вот кого другого очень даже могли, и речь далеко не о моих спутницах, такая ловушка и обычного воина может свалить.


Перекачав яд из крови в резервуар, принялся за нажимную пластинку. Та оказалась довольно похожей на Печати, которые я мог создавать при помощи пояса Алхимика. Правда начинку, механизм спускающий крючки самострелов на расстоянии, я так и не разглядел. Судя по всему, игрушка была одноразовой и пришла в негодность после активации, да и я её извлёк из пола явно неудачно, треть пластины откололась.


Впрочем, довольно быстро я нашёл себе новую для изучения, ловушек здесь хватало. Вторая находка оказалась по своему удачной, обнаружив нажимную пластину, я сумел отыскать и подвешенное заклинание, точнее медальон с ним, который благополучно выковырял из стены при помощи когтя! Следующий опыт оказался так же удачным, и я расслабившись отправил на разведку Искателей, вот только выяснилось, что сапёры они так себе — бравые насекомыши рванули на первой же ловушке.


Подобное развлечение ощутимо снизило нашу скорость, так что пришлось забить на бесхозные механизмы, так и просящиеся в мой пространственный карман. Дальше большую часть ловушек попросту обходили, после обнаружения те подсвечивались красным для всего прайда, так что путь был относительно безопасным. В некоторых местах, где не было обходных путей, всё же приходилось принимать удар на грудь, точнее на щиты, но тут я больше перестраховывался — кто бы тут не поработал, он отдавал явное предпочтения ядам.


Несмотря на кажущуюся легкость этой...прогулки, я предпочитал лишний раз проверить тот или иной участок. Всё же это не моя специализация, так что мог что-то и пропустить. Подобная предосторожность вскоре принесла свои плоды, правда немного иного плана нежели я рассчитывал — мне удалось разглядеть сквозь стену две искры и те были куда больше, чем у канализационных крыс.


— За стеной двое, ждут нас. Сум готовь пса, устроим разведку боем. Я иду следом, вы ждёте команды, на рожон не лезть! Стараемся не убивать, сейчас очень пригодиться язык.


— А если это кто-то из наших, вечных? — справедливо уточнила Бездна.


— Всё равно ловим, — коротко ответил я, уходя от не самой приятной темы, — коридор длинный, но тупиковый, так что главное дожать и не дать себя обойти.


Призвание палача давало мне определённые рычаги давления и против людей, но озвучивать этот аргумент я не стал. Впрочем, он и так витал в воздухе — девушки знали о моих способностях, так что сделать правильные выводы для них не составило труда. Подобная задумка была им не приятной, слишком уж походила на методы Дубля, но возражений я так и не услышал — прайд доверял своему вожаку.


Едва костяной волчонок подошёл к повороту, как его и без того потрёпанную тушку пробило насквозь два болта, оставившие после себя в воздухе зеленое марево.


Яд — отлично! Видимо мы нагнали того самого минёра!


Арбалеты были довольно мощным оружием в Теллуре, большой урон и не малый показатель крита. Их болты могли нести самую разную начинку, отчего и без того не малая убойная сила вырастала в разы. Главной слабостью этого оружия была долгая перезарядка, так что я не теряя времени, рванув вперёд на ходу взял в таргет Искру одного из противников — освоенный в сражении против Цербера приём пришёлся мне по душе.


Забежав за поворот, сразу же активировал Напор и помчался навстречу скавену...скавенше шестидесятого уровня! Крысолюдка моментально оценила ситуацию и выпустив из лап оба арбалета, сорвала пару склянок с пояса, метнула их в меня и выхватила пару кинжалов. И на всё это у неё ушли какие-то доли секунд!


Снаряды оказались начинены кислотой, жадно впившейся в моё тело, но не нанёсшей серьезного урона. Пусть это и не яд, но концентрации явно не хватило, чтобы подпортить мою шкуру, даже ощутимого кровотечения не вышло.


Удар вышиб противницу из боя на целых три секунды, но я не успел реализовать это преимущество, так как с опозданием в одно мгновение, уже в меня летела туша второго врага! Если первая крыса была явной ловкачкой, тот этот крыс шёл по пути развития Тела, причем с упором в боёвку!


Шерсть закрывала едва ли треть тела, да и то кусками, так что я хорошо рассмотрел вздувшиеся канаты мышц. Помимо набедренной повязки у него имелся лишь шипованный ошейник, да полдюжины стальных прутов без всякой системы торчащих из разных частей тела. Складывалось такое ощущение, что на меня натравили жертву лабораторных экспериментов!


— Заходите! — бросил я мысленный приказ девушкам. — Медленно!


Оскалившись, крыс вцепился мне в руку, легко прокусив явно непростыми зубами мой хитин, но хлебнув крови, тут же отскочил! Я не успел толком порадоваться, как шипованный мотнул лысой башкой и зашипев вновь бросился в атаку уже с удвоенной прытью и попытался отхватить от меня кусок побольше! Такой прыти я не ожидал, так что полностью увернуться не успел — зубы скавена прошли по касательной, но всё же оцарапали руку сквозь кольчугу. Казалось бы, мелочь, вот только тут же выскочило сообщение, что меня пытаются заразить моим же Забвением! И если мне нечего бояться, то девушек ни в коем случае нельзя подставлять под удар этой морды!


— Лысого к себе не подпускайте! Бейте вторую! Если не получится сдержать — убейте!


Никаких вопросов и возражений, девчата молча и слаженно ударили по крысолюдке, не дав Местной прейти в себя. Меня же тем временем планомерно избивал всё распаляющийся крыс, отвечая на каждый мой удар двумя своими! И судя по всё нарастающей скорости, не один я становился опасней с потерей хитов, вот только как бы это было неприятно признавать — крыс оказался сильнее, видимо у него класс берсеркера или что-то схожее.


К счастью девушки справлялись куда лучше меня и заперев свою противницу в костяной клетке, переключились на спасение вожака. В рукопашную к счастью не лезли, а помогали на расстоянии, благо у всех троих хватало дистанционных умений. Замедляющие путы от Бездны, разрушающая плоть магия смерти Сум и чистая огненная стихия Чеши — крысу нечего было противопоставить нашему прайду.


— Не тяни время, Вечный ублюдок, — харкая кровью, прохрипел загнанный в угол, но не сломленный скавен. — Надеюсь сжирающая тебя болезнь будет долгой и мучительной!


— Ответь на мои вопросы и тогда...


— На твоих мерзких лысых лапах тысячи жизней младших собратьев, — неужто почуял во мне Крысолова? — и теперь хочешь поговорить? Можешь засунуть эти слова в свою бесхвостую...


Активировав Фарш, я ударил не по земле, а в грудь стоящего передо мной крыса, припечатав того к стене, едва не выбив из того последние крохи хитов.


— Решил показать силу, — враг, оседая на пол, не умолк даже после оглушения, — если хочешь, можешь даже попробовать меня пытать, но я лучше сдохну, чем помогу такому как ты! А если повезёт, то отхвачу кусочек от твоей тушки!


— Даже так? — добавив в голос силы палача, я закатил кольчужный рукав. — И чего же ты ждёшь? Или это были лишь пустые слова крысёныша?


Скавен презрительно оскалился, всем своим видом показывая, что не купится на уловку, но я прекрасно видел в его ауре желание напасть. Выждав момент, он всё же бросился вперёд, прилагая все силы, чтобы не дать мне увернуться...а я и не пытался. Подыгрывая, я сунул ему в пасть затянутую хитином лапу и даже не мешал тому сжать пасть. Броня с треском поддалась, под зубами, но силы его челюстей не хватило на большее.


— Теперь мой черёд, — тихо бросил я скавену.


Вцепившись свободной лапой в плечо, я одним рывком сорвал с него приличный кусок мяса и сразу же вонзил в свежую рану шип-боли. Засипев, крыс выпустил мою руку и рухнул на землю, схватившись на пылающее болью плечо.


— Отхватить кусок...ты даже этого не смог сделать, я же сожру твою душу, навсегда стерев её из этого мира! — с теми крохами хитов. Что оставались у скавена, я легко мог воплотить в жизнь эту угрозу.


— Я не боюсь... — крыс лежал на полу не в силах подняться, но так и не сдался.


— Знаешь, а я тебе верю. Сум, в клетку его, а я пока займусь крысолюдкой, — тратить время на перекаченную крысу было бесполезно. Я наконец-то разглядел иго инфу, мне попался чёртов Берсеркер с Бесстрашием. Возможно Тароф с ним бы и справился, но моих способностей палача явно было недостаточно.


Жрица ненадолго замешкалась, но всё же выполнила приказ. В воздухе повисло напряжение, в глазах девушек читалась немая просьба остановиться, не опускаться до пыток, но я на это ничего не сказал. Мои слова зацепили чёртова берсеркера, и чтобы дожать его, он должен верить и видите, что остальные тоже верят в сказанное.


— Бейся со мной, — крикнул мне в спину крыс.


— И ты думаешь, что это как-то ей поможет? — не оборачиваясь, я провёл когтями здоровой лапы по стене, оставив в той глубокие борозды.


— Мне плевать на неё, я хочу перегрызть твоё горло, — его голос почти не дрогнул.


— Я уже давал тебе шанс, но ты его упустил, — он мог говорить что угодно, но ауры этих двоих были слишком красноречивыми, они боялись друг за друга больше, чем за себя и если скавенша ещё хоть как-то держалась, то её друга я почти раздавил. — Теперь настал её черёд развлечь меня, — моя рука легла на морду скавенши, выпустив когти в опасной близости от её глаз.


— Я отвечу на твои вопросы, — с яростью бросил крыс, — но ты дашь клятву, что ни ты, ни твой клан, ни твои демоны её не тронут!


Мой клан? Мои демоны? Что чёрт возьми происходит в Торгурии!?

Скавен из катакомб Торгурии "Скар"

Скавен из катакомб Торгурии "Кайванна"

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава V. Истлевший Город



Торгурия. Подвал бывшего лазарета.


С того момента, когда Гунгун впервые спустился в этот подвал прошло уже много дней, а вонь так никуда и не делась. Впрочем, куда ей деться, если под ногами до сих пор хлюпают лужи крови, вполне себе свежие, а по углам разлагаются трупы. Впрочем, по порядку.


В тот день он едва не достал чёртового мажора — в том, что гнилой урод приплачивает, а то и вовсе работает на корпорацию Гунгун не сомневался. Вынести целую группу, в которой все выше тебя больше чем на десять уровней — явное читерство. Едва орк возродился...обнаружив пропажу второго уха, сразу же подал жалобу админам, оформив ту по всей форме и приложив видео. Ответ не заставил себя ждать: игрок действовал в рамках возможностей мира, никаких нарушений не выявлено.


Получив ответ, Гунгун бессильно сжимал и разжимал кулаки, задыхаясь от собственной злости. Осознание собственного бессилия давило на мозги и требовало выпустить пар. В таком состояние его и нашёл Настоятель, высокоуровневый Местный, который время от времени просил помощи у Вечных, подкидывая тем одно и тоже повторяющееся задание.


Выхаживание больных в лазарете — простейшее задание с неплохими барышами. После эпидемии Стальные именно на этих несчастных, так и не сумевших оправиться от заразы, продолжало поднимать репутацию с городом. Сами Местные в лазарет не спускались, боялись подцепить заразу, которая легко могла отправить их на кладбище, а вот игрокам бояться было нечего.


Поначалу, когда кроме этих заражённых в Торгурии не осталось больных, клан намеренно ограничивался полумерами, чтобы не дай бог не загубить золотую жилу — здоровых местных и так хватало. Награда в этом случае была в половину от возможной, но идиотов в клане не было, все понимали, что лучше много раз по чуть-чуть, чем один, но много.


Время шло, и постепенно потенциальная награда росла, делая идею всё же исцелить заражённых всё заманчивее. Вот только когда на общем совете всё же было принято положительное решение, ни один из лекарей так и не справился с задачей — зараза слишком крепко засела в Местных. В итоге сошлись на том, что исцелить Местных можно будет только после пробуждения богов — не случайно же лазарет был в подвале безымянного храма, ждущего пробуждения какого-нибудь бога.


Сам Гунгун на тот момент слышал об этом квесте лишь со слов соклановцем — до этого как-то не доводилось удачно пересечься с Настоятелем, да и если честно, то сам не особо горел желанием браться за подобную работу.


Само задание было лёгким, монотонным и по-своему даже скучным. Для начала нужно влить в каждого больного по одному зелью, а после сесть в специальный круг в центре подвала, как говорил настоятель, так Вечные делаться своей жизненной силой с несчастыми. Всё бы ничего, вот только храм вместе с подвалом были в зоне со 100% реалистичностью независимо от настроек игрока: все ощущения, включая боль, работали на полную.


В подвале смердело болезнью: гнилостный запах разлагающейся плоти в купе с вонью немытых и загаженных тел смешивался в неописуемый коктейль, от которого с непривычки желудок так и тянуло вывернуть наизнанку.


Орк выдержал пару минут медитации в круге, но непрекращающиеся стоны вздохи и вонь быстро его доконали. Поначалу он сорвался на крик, требуя, чтобы чёртовы местные заткнулись, но те естественно не послушались и тогда, он лично заставил затихнуть каждого из полусотни заражённых.


Гунгун бил голыми руками, выплёскивая накопившуюся злобу на беззащитных местных. Возможно он даже смог бы остановиться, но заражённые продолжали издавать раздражающие звуки: стоны, сиплую мольбу и булькающие страхи ужаса, подкрепленные вонью. Орк остановился лишь когда лазарет погрузился в...мёртвую тишину, полсотни местных затихли навсегда.


Подвал превратился в кровавую мясорубку, там, где не справлялись руки, Гунгун пускал в ход ритуальный нож. Говорят, что первым после орка сюда спустился бывший глава Стальных, но тут же вышел из игры, да так удачно, что под впечатлением от увиденного успел заблевать собственную капсулу.


Эти воспоминания вызывали на лице Гунгуна особенно живую улыбку — сам орк чувствовал себя здесь вполне сносно, в отличие от остальных. Чем не демонстрация собственной силы?


В тот день он наконец-то закрыл считавшийся не закрываемым без богов квест — вопреки логики, Система проигнорировала убийство горожан. Далеко не все Местные в Торгурии оценили подобный подход, но хватило и тех, кому надоело жить с источником заразы под боком. Город буквально раскололся на два лагеря, причем Местных, недовольных Стальными, тут же поддержали пришлые игроки, но, чтобы они не задумывали, все их планы ничего не дали. Ведь в тот день, в кровавой бане Гунгун получил нечто весьма ценное, своими окровавленными руками создал крохотный разлом между Теллурой и иным планом реальности и по ту сторону нашёлся тот, кто по достоинству оценил...труды орка, наградив его силой и знаниями.


— Сегодня, — низкий голос раздался из глубин кучи гниющих трупов, — сегодня ты откроешь для меня врата и переродишься, обретя истинную силу демона!



* * *


Давить дальше на Скара, так звали скавена, я не стал, а напротив выполнил его просьбу. Призвав в свидетели высшие силы, я дал тому клятву, что отпущу его подругу в обмен на сотрудничество. Смерть откликнулась легко и непринуждённо, попросту засвидетельствовав мои слова, а вот её сестра — Создательница, оказалась менее сговорчивой. Мало того, что виски заломило от боли, легко пробившейся сквозь защиту Иллании, так ещё и условия клятвы изменились. Теперь я мог спрашивать пленника о чём угодно, но тот имел право отмолчаться, если посчитает, что ответ будет угрожать подземному городу или его спутнице.


Изменения явно пришлись по душе Скару, правда лишь до тех пор, пока уже я не добавил новых — до конца беседы скавенша оставалась в моих руках, так сказать в качестве стимула для более оживлённой беседы.


К слову пришествия Высших сил никто не наблюдал, всё ограничилось отзвуками мыслей чего-то невероятно большого и могущественного. В их силе, коснувшейся меня, не было агрессии, но даже так ощущения были не из самых приятных.


Разговор вышел довольно занимательным и познавательным. Как и предполагала Бездна, город действительно захватили твари, я бы даже сказал целый клан тварей. После того, как Стальные спасли город от эпидемии, Торгурию наводнило множество Вечных, в том числе и тех, кто пытался урвать лакомый кусочек от раздобревших Местных, что естественно не нравилось хозяевам. Противостояние шло с переменным успехом, но всё же пришлые потихоньку отвоёвывали себе место под солнцем.


Подобное не могло не сказаться на внутреннем положении дел клана, так что довольно скоро дошло до свар среди своих, но к всеобщему удивлению, после переворота новый глава Стальных сумел взять ситуацию под контроль как разбушевавшихся подчинённых, так и залётных игроков.


Секрет был в резком изменении политики клана, раньше тот вёл скорее аморфное существование, ведя дела постольку поскольку. Местных подмяли довольно быстро, от одних попросту избавились, других подкупили, с третьими нашли общие интересы и это было только началом.


Клан плавно перерос в секту, поклоняющихся силам Инферно, с помощью которых Стальные окончательно выдворили конкурентов, но на этом удачный эксперимент не подошёл к концу. Вечные осваивали и совершенствовали попавшую к ним в руки силу. От массовых жертвоприношений практически отказались, перейдя на пытки — такой способ давал меньше сил сиюсекундно, но в перспективе оказался выгодней. К слову ныне Стальными заправлял безухий орк, имени и профы Скар не знал, но тут гадать не приходилось — примета довольно редкая, да и раса соответствует.


Что сейчас твориться на поверхности скавен рассказать не смог, потому что попросту не знал. Поначалу крысюки огрызались, но после первых ощутимых потерь перестали отправлять разведчиков и сменили тактику, буквально усеяв ловушками дорогу к собственному дому. Это на уровне канализации, где мы сейчас находились, работала лишь эта парочка, на ярусах пониже дела обстояли куда серьезней.


Усиление Стальных и потенциальная угроза Скавенам — оба пункта мне не нравились. Гунгун уже один раз разыскал меня, причем на отшибе границ империи, а ведь тогда в его руках было куда меньше ресурсов и возможностей. В то, что старые обиды забылись я не верил, а значит стоит ждать неприятностей с этой стороны. А на Скавенов, не смотря на короткое и не самое приятное знакомство, у меня уже имелись кое-какие планы. Слишком уж заманчиво выглядела их способность безболезненно для себя принимать Забвение.


В городе имелась и некая оппозиция, но перевес сил был явно не в их пользу. Оставалось только надеяться, что мой наставник сидит в каком-нибудь подпольном штабе, а не заперт в подвалах новой власти. Хотя...где находится тюрьма я знаю, причем не понаслышке, а вот где искать повстанцев даже не догадывался.


— Значит решили уйти в глухую оборону, — протянул я, прикидывая план действий, лезть на рожон я не собирался.


— Выигрывает тот, кто умеет ждать, — оскалился крыс, по-своему истолковав мои слова. — Спускайтесь в катакомбы, и мы посмотрим, кто выйдет победителем, — несмотря на явную злость, крысюк говорил осторожно, почти спокойно...по меркам берсеркера, то и дело бросая нервный взгляд в сторону мирно дремлющей подруги — в закромах Бездны отыскался занятный амулет, способный погрузить в сон жертву, правда если та наденет его добровольно.


Кайвана — скавенша согласилась, да и куда ей было деваться, когда вежливо просят, особенно палач. А я на этом практически настаивал — кто его знает, что взбредёт в голову крысолюдке, еще попытается отговорить беседовать друга, а подобное развитие событий меня совершенно не устраивало.


— Странно слышать подобные слова от берсеркера, — речь действительно разительно отличалась от внешности Скара, видимо тот лишь повторял за кем-то, — я был уверен, что ты предпочтёшь яростную схватку, а не станешь отсиживаться, прячась в норе, — крыс напрягся, но ничего не ответил, видимо и сам был согласен с моими словами, но признавать этого не хотел. — И каков же план? Неужели решили пересидеть тут...Вечных?


Скар стерпел и эту насмешку, даже глаза отвёл — злиться, но уже не на меня, а на того, кто принял это идиотское решение. Хорошо, если таких как он у крысюков много, тогда будет намного проще наладить диалог.


— С каждым днём мы становимся всё сильнее, и даже смерть — временное явление, — опасно бросаться подобными словами, особенно когда один из твоих покровителей Серая Госпожа, но поднимать бунт я не собирался, а дожимать скавена необходимо, — сколькие из вас смогут похвастаться чем-то подобным? Я уже не говорю о том, что воду могут отравить...


— Людишки отравят Скавенов? — всё это время молчавший и копивший злобу Скар с готовностью вцепился в брошенную мною наживку.


— Когда мы жрали друг друга, заразился именно ты, а не я! — с вызовом и толикой пренебрежения бросил я крысюку. Уточнять свою условную принадлежность к расе людей я не стал.


Скавен вновь промолчал, но на этот раз в его глазах появился язвительный блеск, да и аура была красноречивей простых слов — Забвение не пугало Скара. Оно не только не причиняла ему вреда, но возможно даже делало сильнее, что мне было только на руку.


— Так я и думал, — довольные нотки в моём голосе заставили Скара напрячься, крыс судорожно пытался понять, что же именно меня так порадовало.


Благодаря скавенам мне будет намного проще выполнить Мор — задание, после которого должен открыться контроль над болезнью и начинать нужно как можно быстрее, например, прямо сейчас.


— Какая награда за убийство тварей, которых исказило инферно? — казалось бы простой вопрос застал врасплох Местного, как я и рассчитывал.


— Я не могу дать достойную награду, и ты это знаешь, — огрызнулся крыс, видимо решивший, что разгадал в чём подвох, — или может тебе хватит золотого за голову?


— Нет, не хватит, — Скар едва не ляпнул что-то в ответ, но я попросту не дал ему такой возможности, — но я готов выполнить работу авансом, а награду мне выдаст ваш вожак, после.


— Город Скавенов закрыт для чужаков, — отрезал крысюк.


Понятно, ситуация из серии — выполни миллион квестов-пустышек набивая репутацию и только после, может быть, тебя пустят в город. В целом стандартная и привычная схема, вот только у меня на это попросту нет времени, уж сейчас точно — распечатка и так затянулась. И что тогда, дать ему уйти, а после искать дорогу в их подземный город самому? Так себе затея, без карты бродить по катакомбам придется очень и очень долго, да и сюрпризы на пути скорее всего будут всё серьезнее и серьезнее.


— Отец, можно поступить иначе, используй рой, — подсказал проснувшийся Пар.


Перед глазами всплыло окно новой разработки от мира насекомышей — портативный шпион. База была взята от Заразителей, но тело переработано до неузнаваемости, единственное что Пар оставил от прототипа, так это способность выплода зарываться в тело жертвы. Один такой жучок позволял отслеживать жертву и даже отчасти воспринимал окружающий мир, тут же шла в ход моя способность автоматически фиксировать разведанную территорию в карту!


Идеальный вариант для сложившейся ситуации, вот только у меня не было свободного таланта для разблокировки этого хитинового чуда...


— Одного можно создать прямо сейчас, но, если он погибнет, то не сможет возродиться, — уловил мои мысли Пар.


— Хорошо, рискнём — действуй.


Повторять не пришлось, мой верный насекомыш взялся за работу. Контролировал рой он со всё той же виртуозностью, вот только теперь это было не так легко — в ответ на любое действие начинала проседать его шкала бодрости и тонуса. Так что местами даже пришлось тормозить процесс, чтобы мой маленький помощник не выдохся, восстановление шло очень медленно.


Первый представитель нового вида несмотря ни на что получился довольно быстро, благо за скорость расплачивался уже я — потребовалось потратить в десять раз больше биомассы, чем требовалось. Пополнение в виде одного хитинового диверсанта чем-то напоминало паучка, причем не экзотического тарантула, а из нашей местной популяции — длинные тоненькие ножки и крохотное тело-точка. Подобное строение не было случайным, добравшись до жертвы, тельце впивалось в плоть орудуя микро-крючками, направленными лишь в одну сторону, после чего втягивало лапки, которые тут же вплетались в нервную систему, причем становился её частью. Таким образом Шпик не подглядывал сам, а анализировал информацию, полученную телом, которую пропускал через себя. Отличный набор способностей, но кое-чего ему сильно не хватало — скрытности! Такого пассажира без костылей в виде абилок незаметно не подсадишь к жертве, тем более настороженной и не ждущей от тебя ничего хорошего, а значит требуется искать обходные пути.


— Скар, скольких искажённых инферно тварей ты убил? — крыс по привычке хотел было огрызнуться, но не нашёлся что ответить. — А демонов? Молчишь...я так и думал, — крыс заметно напрягся, но промолчал, — и что-то мне подсказывает, что твоя спутница убила не больше. Странно это всё, особенно на фоне того, что я только что пытался выпросить у тебя задание на искоренение тварей, не находишь? А может ты...да и всё твоё племя стали на сторону инферно ради сохранения собственных шкур?


— Лысая обезьяна, следи за своим языком, — встрепенувшийся было Скар замер так и не решившись сделать хоть что-то, скавенша была в наших руках и это заставляло берсеркера сдерживаться, отчего его боевой потенциал падал до минимума, — любой из скавенов готов...


— Пожертвовать собой, но убить врага? — подсказал я крысу нужный ответ, не забыв добавить в голос иронии для большей провокации.


— Да! — хвостатый с лёгкостью купился на очередную уловку.


— Да? Тогда что на счёт твоей жизни? Готов ли ты отдать её ради того, чтобы ослабить врага?


Скару было нечем крыть, он сам дал мне в руки все нужные карты. Конечно он мог попросту послать меня куда подальше, но там, где не сработали угрозы, помогла банальная гордость берсеркера. Я достаточно поддевал его, чтобы сейчас крыс попросту физически не мог отступиться от собственных слов и показать якобы трусость, не та натура — грубо говоря, инте он уделил недостаточно внимания.


— Или ты говорил совершенно о других скавенах? — крыс злобно зарычал, его терпение подходило к концу, чего я и добивался. — Как и говорил, я начну охоту на искажённых авансом, а в качестве платы мне будет принадлежать твоя...


— Жизнь? — оскалился он в ответ, показывая, что не боится.


— Нет — Смерть! — мой ответный оскал оказался куда выразительней. — Это мой маленький друг, который поможет нам в сделке, — по моей руке выполз тот самый паучок, перебирая излишне гибкими, даже мягкими лапками. — Забравшись в тело, невзирая на разделяющее нас расстояние, он сможет уловить любую мою мысль и оборвать твою жизнь, — откровенный блеф, но Скар поверил.


— Сколько ты убьешь в обмен? — Скавен был настроен решительно и отступать не собирался.


— А это будет зависеть от тебя, — развёл я руками, — между нами будет некая гонка, соревнование...называй как хочешь. Мы с тобой будем убивать искажённых, и пока я буду лидировать, твоя смерть будет принадлежать мне. Не думай, что умрёшь, как только потеряешь первенство, нет...плохое настроение, скука — скорее всего я прикончу тебя по одной из этих причин. И да, ты не будешь знать, кто именно и на сколько вырвался вперёд, в отличие от меня. Ну и в качестве небольшой форы, я дам тебе два...ну ладно, три дня, после чего пойдет отсчёт.


Имелся риск, что я перегну палку, но Скар согласился, правда пришлось более детально проговаривать условия. Вновь озвучивалось, что деятельность паучка не будет нести угрозу населению города скавенов в общем, и его подруге в отдельности. Система подсчёта убийств тоже переработали, выдумывать велосипед не стал и предложил тот же способ подсчета, что вёлся во время охоты на гончих — трупы считались не поштучно, а с учётом моей силы и уровня врага. Про возможности Шпика подглядывать я естественно умолчал, причем это и обманом-то не назовёшь. Я сразу дал понять, что не буду раскрывать всех способностей паучка, но при этом ни один из озвученных пунктов не будет нарушен — так оно и было. В процессе я попытался косвенно вызнать численность населения крысюков, но тут не вышло — подобную, стратегически важную информацию Скар категорически не хотел выдавать, а жаль, было бы неплохо знать потенциал этого подземного города.


Закончив с подготовительной частью, мы ударили по рукам, для пущей наглядности скрепив взаимные обязательства кровью. Не знаю, что именно, это моё позёрство в конце или же изначально всё шло к тому, но рукопожатие вышло куда более эффектным, нежили я рассчитывал. От меня отделилась Тень, одна из тех, что вырываются на свободу во время Могильного Воя — оплетя наши руки, та слилась с плотью, но не полностью, не меньше половины ушло в Шпика!


Не успев начать свой жизненный путь, Шпик успел получить повышение, да ещё какое! Все условия уговора, к которым мы пришли пару минут назад оказались не пустым звуком — это обеспечили высшие силы Теллуры, призванные в свидетели.


Паучок, впившийся в тело Скара, получил благословение Смерти и способность обрывать жизнь, правда в том случае, если был заключён подобный договор! В случае невыполнения уговора, я мог легко развеять Местного. С Вечными было немного иначе, Паук мог отправить того на перерождение и после поддерживал всё усиливавшийся дебаф, как бы намекая, что лучше исполнить обещанное. Понятное дело поддерживать подобный эффект вечно он не мог, пока, но это лишь начало.


Вся эта афера обошлась мне потерей единички репутации со смертью — тут скорее всего взялась плата за апгрейд Шпика, но таким тратам я был только рад, ведь теперь тот в случае чего мог переродиться внутри роя.


Скар, дав подсадить в своё тело паука, привёл в чувство спутницу и поспешил убраться как можно дальше от нас. Не прошло и минуты, а Шпик уже показал мне неизвестный ранее ход на второй ярус, находящийся примерно в середине этого самого тупика — мигающая метка Скара исправно отображалась на карте.


Как наладим контакт со скавенами, нужно будет забрать паучка — ценный кадр, да и Скар иначе до конца своих дней будет думать, что я в любой момент могу его прикончить.


Едва нас покинула компания крысюков, повисло неловкое молчание. Девушек переполняли смешанные эмоции. С одной стороны, они меня не поддержали, практически пошли против, при этом едва не сорвав задумку с запугиванием. С другой стороны, им совершенно не понравились методы, к которым я прибегал. Девушки не были уверенны, что я бы перешёл от слов к делу...они, но не я. Ещё на подходах к городу было ясно, что тут творится какая-то чертовщина и, если ради жизненно важной информации мне пришлось бы запачкать руки, так тому и быть.


Размышлять о подобном намного легче, чем сделать, но едва не погибнув начинаешь по-настоящему ценить жизнь, особенно свою. Продолжи Скар упрямится, я бы не отступил.


— Если вы мне доверяете, то доверяете во всём и идёте до конца, — взгляд скользнул по лицам троицы, — и полумер здесь быть не может. Вы находитесь в Теллуре по своим причинам, у меня же есть свои, достаточно важные, чтобы идти на подобное, в ситуациях, когда оно того требует для решения проблемы. Как и тогда...с Дублем.


И вновь тишина, девушкам требовалось поразмыслить над моими словами, так они думали, но я прекрасно видел, что решение уже принято. Все сомнения, что наполняли их ауры, пусть и не моментально, но начали рассеиваться.


— Мне не приносит это удовольствия, но это единственный инструмент в моих руках — иного призвания у меня нет. Мы проводим достаточно времени вместе, чтобы сделать правильные выводы друг о друге, — на этом моё красноречие иссякло, да слова больше и не требовались.


Рассказать правду о Теллуре сейчас? Нет, не то время и, не то место. Совсем скоро корпорация сделает свой шаг и тогда кроме громких слов у меня будут доказательства.


Наличие Шпика в теле Скара не спасало от ловушек, так что дальше мы со всё той же черепашьей скоростью, правда теперь обезвреживали далеко не все ловушки. В случае если придется спасаться бегством по канализации, то они смогут задержать врага...если мы сами в них не попадём. Последнее было вполне реально даже несмотря на красную подсветку опасных мест — в спешке и не такое бывает.


Искать новый выход на поверхность не стал, воспользовался тем, которым однажды уже воспользовался. На этот раз люк был закрыт, но я без труда срезал петли когтем и отодвинул крышку в сторону, не давая той упасть и поднять шум.


Подвал оказался пустым, так что на этот раз обошлось без феерических представлений. Выбравшись из колодца, аккуратно поставил люк на пол и помог девушкам. Действовали максимально осторожно, стараясь не шуметь, что было не так уж и просто в едва ли не абсолютной тишине — из зала за дверью не доносилось ни звука.


Когда мы подходили к городу, уже вечерело, но сейчас даже не полночь, самое активное время для таверн и кабаков — всё веселье только начинается. Понятное дело в городе теперь совершенно иные правила и законы, но ведь помимо Местных, тут должны быть и Вечные — Стальные, а этому народу плевать на условности, да и не могли же те весь город под нож пустить.


На рожон лезть не стал, прежде чем выбираться из погреба, погрузился в медитацию и взглядом Сквозь Пелену постарался разглядеть Искры хозяев таверны и их постояльцев, вот только не преуспел в этом деле — вокруг было пусто.


Неужели все-таки всех перебили...


Повторная попытка разглядеть хоть что-то ничего не дала — требовалась нормальная разведка, вот только в нашей стае не было ни Роги, ни Вора...какое-то подобие скрыта имелось только у меня, да и то на начальных уровнях прокачки, а заветный ап Осколка будет только после предстоящей распы. Впрочем, выбирать не приходилось, девчата конечно горели желанием как минимум отправиться вместе со мной, а то и вовсе вместо, но этот маленький бунт был подавлен в зародыше. Видимо сказывался недавний разговор, после которого девчата попросту не решились спорить.


Закутавшись в плащ, его бонусы к скрыту сейчас точно не помешают, выскользнул в...зал. С моего последнего визита здесь очень многое изменилось, не то, чтобы я особо глазел во время прошлого побега, но стен тут раньше было больше. Обугленная мебель, опаленные стены...собственно больше тут ничего не было, всё мало-мальски ценное унесли или уничтожили. Подвал, в который мы выбрались из канализации был самым нетронутым местом.


Огромная дыра вместо четвёртой стены позволила взглянуть на Торгурию не сходя с места. Она напоминала собственный город, заживо съедаемый Забвением. Стальные успели порезвиться на славу, лапы мародёров добрались далеко не только до этой самой таверны. Идиоты крушили всё подряд, даже не задумываясь о том, что гадят в собственном городе. Впрочем, это могли быть и карательные акции.


Местных на улицах я так и не увидел, по крайней мере нормальных, а вот Искажённых в округе хватало. Люди мутировали по общей схеме с волками, буквально сгорая изнутри и иссыхая. Ходячие мумии с пустыми глазницами, в глубине которых угадывался едва различимый отблеск тлеющей пылинки.


Бесцельно шатающиеся патрули бывших горожан даже на вид были куда тупее тех же волчат. Если лохматые охотились, то эти попросту слонялись — видимо после перерождения верх берут голые инстинкты, а которые у Местных оказались недостаточно сильны. Впрочем, уровень от 50 до 100 делал их опасными противниками, с которыми придется считаться.


А ведь всё это лишь городская массовка, я так и не разглядел ни одного стражника или мастера, которые обычно на голову сильнее вот таких вот фоновых...неписей.


Самым неприятным было практически полное отсутствии одиночек, а это резко усложняло зачистку территории, по крайней мере бесшумную. На первый взгляд таковая и вовсе была невозможна — радиус агро у тварей был не малый, но я не торопился. Пусть Теллура будет хоть трижды реальной, а изначально в неё заложены игровые законы, а весь мой прошлый опыт говорил, что даже в таких неудобных локах есть возможность выцепить единичного противника для фарма.


Предположение оказалось верным, так что уже через дюжину минут я примерно вычислил схему поведения противника. Пусть те и ходили в большинстве своём пачками, минимум парами, но как оказалось единой цели у них не было, порой такие стайки дробились, расходясь на очередном перекрёстке в разные стороны. Вот на таких переходах, особенно через проулки и переулки и стоило выбивать жертву.


Устраивать тотальную зачистку и начинать набивать статистику убитых Искажённых я не собирался, по крайне мере до распечатки, но подобная информация точно не будет лишней.


Вернувшись в подвал, прежде всего занялся крафтом. Казалось бы, не самая лучшая затея, но прежде чем выпускать девушек на улицу, я хотел обеспечить их хоть какой-то маскировкой, благо ресурсы и способности имелись. Выделывать полноценные плащи из шкур не стал, с моими познаниями в кройке и шитье я быстро мог сделать разве что пончо ну или проще говоря, сделать прорезь для головы в шерстяном 'полотне' — так себе маскировка. В итоге улучшил те плащи, что уже были у девчат.


Упор делал на уже имевшийся скрыт — к счастью у всех трёх именно этот параметр был основным. Был соблазн добавить и персональные руны, вроде: Огня, Проклятья и Смерти, но от этой идеи я отказался сразу по двум причинам.


Во-первых, прежде всего для нас была важна именно скрытность, ну а во-вторых каждый мой эксперимент мог закончится созданием уникальной вещи. И если прочие мастера будут подобному только рады, то вот у меня ситуация иная — создав однажды стоящую вещь, я уже не смогу повторить успех после с более качественным и главное собственноручно добытым материалом.


Одной экипировкой ограничиваться не стал и попытался поделиться своей способностью скрыта с Парйдом — ну а что, я ведь могу у них заимствовать, так почему бы не пойти в обратном направлении? Первая попытка провалилась, но я и не рассчитывал, что всё будет так просто. После первой дюжины раз мне показалось, что удалось что-то нащупать, а после двадцатого я был в этом уверен.


Что я делал? Да ничего особенного. Открыл меню Осколка и мысленно попытался его перетащить на пиктограмму Сум — та отображалась, как и остальные девчата в специальном листе, который автоматически заполнялся если в радиусе километра появлялся кто-то из прайда.


Система меня не понимала или же я что-то не так делал, но в итоге спустя добрые полчаса, за которые девчата успели изрядно заскучать, я добился своего — прайд получил шестой ранг, вместе с тем Телосложение увеличилось на две единицы, а мои спутницы получили доступ к моим способностям, в данном случае к заветному осколку со скрытом.


С новшествами девушки освоились довольно быстро. У Сум и вовсе одно время была классовая абилка с маскировкой. По понятным причинам бонусы были довольно скромными — заимствованные способности всегда слабее оригинала, а у меня и оригинал был так себе, но тут уж ничего не поделаешь. Впрочем, главного мы добились между игроком без маскировки и с оной, но в зачаточном состоянии на самом деле огромная разница, на что мы и делали упор.


Первых не обращённых местных я обнаружил в квартале ремесленников. Те засели на втором этаже, но судя по их аурам, полным страха и отчаяния, к сопротивлению они не имели никакого отношения.


Простых горожан пустили в расход, оставив только важных. Местные напуганы, а ведь если брать только торгашей, то они все от двухсотого и выше...своими руками Стальные подобное провернуть точно не могли, а значит дальше нужно быть еще осторожней.


Довольно скоро нашёлся и ещё одно скопление живых, отчасти дававших объяснение случившемуся — в городской казарме от души веселились местные вояки. Не знаю, как сейчас, но уверен, что поначалу именно эти местные и примкнули к клану.


Эти, хоть и явно захмелев, с мозгами проблем не имели, и я поспешил убраться от скопление высокоуровневых местных куда подальше. Кто знает, какие умения у них в запасе? Я вот не знал и рисковать не спешил.


Шли тихо, порой прятались и я уходил на разведку как самый замаскированный и глазастый. У Сум вообще не было глаз, и она видела мир иначе, так что тьма не была для неё проблемой. С Бездной дела обстояли немного хуже, но мурлоки изначально жители глубин, лишённых света, так что и тут всё было неплохо. А вот с Чешей дела обстояли куда хуже, сроднившись с пламенем, она напротив тяжело переносила тьму. Да, она могла легко разогнать её светом собственного пылающего тела, но именно этого сейчас и нельзя было делать.


Благо всё это мне рассказали заранее и прежде чем что-то случилось, мы успели принять меры, простые, но действенные — я попросту взял Чешу за руку, что вызвало у девушки смешанное чувство лёгкого стыда и радости. Идти так оказалось на удивление легко, ведь я всегда мог мысленно подсказать девушке об особо незаметных препятствиях на пути, а так большую часть я был на подстраховке. Когда на горизонте появлялся сложный участок, оставлял спутниц в укромном месте и отправлялся на разведку, благо ночь выдалась тёмной, а на улицах города хватало разрушенных зданий, отлично прячущих от чужих глаз.


Повторить старый маршрут, которым я когда-то добрался до Унгафа, не вышло — патрули как на зло в этой части города попадались особенно часто, так что пришлось идти в обход, что делать очень не хотелось. Подобный крюк, хоть и в целях безопасности, мог подкинуть ещё больше проблем.


Почти полчаса всё шло более-менее, но во время моей очередной попытки оставить девушек и уйти на разведку, на корабле случился бунт. Мысленная перепалка была короткой, но...мощной. В открытую никто не спорил и не возражал, девчата давили на иные точки. Одной страшно, второй надоело просто так сидеть, а третья уверяла, что четыре пары глаз увидят несомненно больше, нежели одна. Главным их доводом было то, что цена ошибки не велика, ведь это всего лишь игра, в которой собственно нужно играть и развлекаться, а не...то, чем мы занимаемся.


В этот момент я был близок к тому, чтобы признаться, но в итоге всё равно одёрнул себя. Город готовый провалиться в инферно, не самое лучшее место, чтобы рассказать девушкам правду о мире.


И без того небольшая скорость отряда снизилась до черепашьей. Время от времени в мыслях якобы невзначай мелькало недовольное ворчание Чешуйки, но, после того как я обернулся и посмотрел на неё, та состроила невинные глазки и пожала плечами, словно не в курсе чего это я тут весь такой серьезный.


Мысленно отмахнувшись от проделок саламандры, чему та была только рада, сосредоточил взгляд Сквозь Пелену погрузившись в медитацию — в таком состоянии способность работала лучше, в чём я собственно в очередной раз убедился. Повсюду были ало-жёлтые вкрапления, даже земля пропиталась чужеродной этому слою реальности силой инферно, но в одном месте её источник сиял особенно сильно и походил на огромное пламя.


Соваться в подобное...пекло, иначе и не назовёшь, совсем не хотелось, вот только и оставить без присмотра что там столь мощное творить Гунгун тоже нельзя — я был практически уверен, что там развлекается именно безухий орк.


Выход из, казалось бы, тупиковой ситуации нашёлся довольно быстро, причем завязанный на мою старую и успешно позабытую способность! Астральная Связь — я уже однажды менял при помощи неё тело, причем на кабанье. Тогда всё закончилось весьма болезненно, но что мешает повторить прошлый опыт с учётом старых ошибок? По сути дела, в сложившейся ситуации — это наилучший и наиболее безопасный вариант.


Девушки восприняли идею двояка. Бездна с Сумрачной были не против, а вот Чешуйке вздумалось лично прогуляться до неизвестного источника и посмотреть на всё своими глазами. Спора как такового не вышло, подруге не поддержали, да и я попросту выдвинул ультиматум: на разведку идёт лишь болванчик, а если кто-то против, то затея вовсе отменяется.


Саламандра надула чешуйчатые губки, но согласилась, пусть и излишне демонстративно выказав своё 'фи'. Впрочем, я прекрасно видел её ауру и легко оценил степень обиды — та хоть и имела место, но была крайне мала, так что и беспокоиться не о чем.


Отыскать подходящего Искажённого оказалось пусть и не просто, но и не трудно. Попросту каждый следил за укромными местами, в которые время от времени забредали Местные. Дождавшись подобного кандидата, отслеживали дальнейший маршрут. У большинства тот был довольно хаотичным, но в итоге нашлась и подходящая цель — Искажённый с относительно небольшим уровнем, каждый раз идущий по одному и тому же маршруту, почти на полминуты забредавший в глухой тупик.


План действий был довольно прост, оттого и осечек не ожидалось. Связка Ударов из скрыта и тут же оглушение Фаршем, парочка проклятий от Бездны и Костяная Клетка от Сумрачной. Чеша была на подстраховке и прикрывала тылы, но к счастью она так и осталась не у дел.

Временная смена оболочки


Время действия 27 минут

Винной тому неожиданность или в целом Искажённые были слабы против подобного воздействия, но отнять тело оказалось на удивление легко, я практически не почувствовал сопротивления.


Шестидесятый уровень твари на деле оказался пшиком — моя Аватара была сильнее и резкий перепад...боевого потенциала очень хорошо ощутился, особенно в первые секунды. Состояние чем-то походило на простуду, когда вроде бы и чувствуешь себя относительно сносно, но даже в привычных делах всё из рук валится и моментально устаёшь. Да ещё и голова немного кружилась...


— Алькор? — неуверенно спросила Чешуйка, заглядывая мне в глаза.


Попытка ответить провалилась — иссушенный язык и спёкшиеся голосовые связки дали о себе знать и у меня изо рта вырвался лишь противный хрип. В целом реакция ожидаемая и заранее оговоренная — Костяная Клетка никуда не делась, так что девчата могли спокойно ждать пока я подам сигнал. Да и чего им беспокоиться, ведь если не знать о том, что Теллура реальна, подобные абилки выглядят как занятный фокус, а не смертельно опасное умение, жонглирующее душами.


Обвыкнув в новом теле и взяв его под полный контроль, я принялся кивать, показывая оговоренный сигнал, но в этот момент ожило и мой — Проклятое тело! В прошлый раз я попросту занял место кабана, оставив собственную тушку валятся бесхозной и был уверен, что в этот раз будет так же — идиот!


Попытка вырваться из Клетки ни к чему не привела, мне лишь оставалось бессильно дёргаться, представляя, что же сможет натворить тварь в моём теле! Благо всё прояснилось уже в следующую секунду.


— Отец, ты недоволен? — виновато спросил Пар. — Прости, я подумал, что стоит присмотреть за твоим телом.


— Не переживай, ты правильно всё сделал, — поспешил я успокоить своего...сына, а заодно и сам перевёл дух. — Просто я не ожидал, что ты способен на подобное, — а ведь эффект и правда был занимательным, подобное не стоит оставлять без внимания. Возможно я перетянул все приобретённые свойства, а оставил лишь врождённые таланты.


— Это вышло случайно, — растерянно ответил Пар, — это твоё тело, но оно отчасти признаёт меня, даёт возможность присмотреть.


— Хорошо, но тогда уж присмотри за всеми пока меня не будет.


— Я постараюсь, отец, но для меня это тяжело, — не без стыда ответил тот.


— Как и для меня, — поддержал я Пара, у которого, видимо, появился такой же таймер.


Весь диалог занял считанные секунды, так что я без труда успел предупредить девушек относительно того, кто в чьем теле прежде чем те успели начать нервничать или...делать глупости, что было весьма актуально для той же Чеши.


— Сум, это я — Артём, всё получилось, я в теле Искажённого, можешь отпускать, — вопреки моим словам жрица замешкалась и перевела взгляд на мою покачивающуюся и переминающуюся с ноги на ногу аватару, — Аькора взял под контроль Пар, так что приглядывайте за ним, чтобы дел не натворил.


Примерно тоже самое я передал и Пару, чтобы тот не давал в обиду Прайд — не хотелось оставлять их без дела, мало ли что в голову придёт, а теперь все вроде как при делах, да и находясь в позиции 'за главного', те должны вести себя аккуратней.


Бежать сломя голову не стал, прежде всего 'присмотрелся' к новому телу, дал себе к нему привыкнуть. Часть моих способностей перекочевала во временную Аватару, пусть и в ослабленном виде — всё логично, часть плюшек закреплена за душой, а часть за телом. Если говорить точнее, то при мне остались Осколки и Отражения, в то время как родные Таланты и Модификации сменились теми, что были у моей жертвы, правда они были частично заблокированы.


Идти пришлось не так уж и далеко, это в режиме партизанского отряда скорость была черепашьей, а теперь я мог спокойно идти, разве что немного пошатывался для достоверности, прямо по улице, а не скользя в тенях. В итоге уже минут через семь я был на месте. И пусть мои Глаза остались в Проклятой аватаре, я не сомневался в том, что отыскал нужное место.


Ещё петляя по улочкам, я услышал надрывающиеся вопли до боли знакомого голоса. Признаться, я даже ускорил шаг в надежде увидеть, как зарвавшегося шамана приносят в жертву или рвут вырвавшиеся на свободу твари, но на этот раз Фортуна решила обделить меня своим вниманием.


Трудно сказать, чем раньше было это место, но сейчас посреди города раскинулась огромная воронка глубиной метров десять, да и в ширь не на много меньше. Склоны были рыхлыми и неровными...трудились здесь явно дилетанты, но своей цели они добились — на дне воронки бурлила тьма, в глубине которой угадывались отблески сил инферно.


У самого края воронки стояли, склонив головы Стальные. Всего человек сорок — для топового клана цифра более чем скромная, что наводило на мысли о не малой силе каждого Вечного в отдельности.


Надеяться на то, что здесь были далеко не все не приходилось — самое малое явилось две трети клана, слишком уж серьезным выглядит происходящее, чтобы игнорировать подобное.


Чуть ниже, примерно по центру ската, выплясывали знакомые зелёные рожи — одноухие Лизарды пусть и не стали шаманами, но явно принимали в действии активное участие. А на дне, у самой тьмы, бился в экстазе Гунгун, захлёбываясь каркающим безумным смехом, тем самым что я принял за предсмертные вопли.


Орк сильно изменился. Некогда зеленоватая кожа потемнела, стала почти коричневой, с серым оттенком. На теле прибавилось шрамов, они покрывались почти весь оголённый торс, досталось и голове, судя по трём глубоким бороздам с него сорвали часть скальпа повесив увечье — Гунгун и раньше не мог похвастаться пышной гривой волос, а теперь и вовсе остался лишь с куцым комком лишь на левой половине черепа. Образ изувеченного орка завершали безобразные шрамы вместо ушей.


Преобразилась и экипировка. Вместо крысиной головы на его плече красовались идущие внахлёст костяные пластины, но судя по всему, предыдущий артефакт ему уже был не нужен в связи со сменой специализации с Шамана на Оккультиста. Самым неприятным моментом был его уровень, с момента нашей последней встречи он успел добраться до семидесятого уровня — огромный скачок в силе, который мне попросту было нечем крыть.


Да, в облике Проклятого и в прямом столкновении я бы поставил на себя, но сейчас я был на его земле и в чужом, более слабом теле, а значит придется выкручиваться иначе.


Всё это время я наблюдал за врагами спокойно обходя воронку по кругу — тут хватало бродячих Искажённых и ещё один, в моём лице, никак не выделялся. Отличные условия как для разведки, так и для деверсии, но прежде чем я успел не то, что сделать, а хоть что-то придумать, события начали развиваться с нешуточной скоростью.


В какой-то момент к завываниям Гунгуна присоседился отчаянный вопль, чей источник я без труда отыскал. Пара стражников, из числа местных, тащили к краю воронки скованную эльфийку двухсотого уровня! Длинноухая пыталась вырваться, но конвоиры не уступали ей в силе при двукратном превосходстве легко тащили её к воронке. Впрочем, даже без них девушка навряд ли смогла убежать — судя по волочащимся ногам, ходить она уже не могла. Добравшись до края, мужики попросту сбросили свою ношу вниз, а сами поспешили убраться, причем не скрывая своего нежелания оставаться тут...я бы даже сказал страха.


Склон был недостаточно крутым, чтобы эльфика скатилась до самого дна. Не пролетев и половины, она сумела зацепиться за выступ в земле и остановилась, но ненадолго. Орк, рухнув на колени, завыл подобно зверю пробуждая скрытые во тьме силы, из чьих бурлящих потоков вырвался длинный жгут, пронзивший жертву подобно гарпуну. Несмотря на жуткую рану, эльфийка изо всех сил вцепилась в землю и даже чуть-чуть потянулась вперёд, прежде чем щуп одним рывком утащил её во тьму. В следующий миг тьма выстрелила вновь, на этот раз пронзив оккультиста! Орк задёргался, вот только не от боли, а в новом приступе экстаза, принимая дары. Уровень психа замигал, за считанные секунды прибавив пять единиц!


Теперь было понятно, в чём секрет скоростной прокачки орка, да и его прислужникам по уровню перепало...


— Взываю к тебе, о великий Сабнак, — закричал Гунгун, подползая к колодцу тьмы, внутри которого появились первые алые отблески, — яви силу своей пастве, покажись! — с этими словами орк полоснул себя по руке кривым ножом, до этого висевшим у него на поясе, и щедро окропил тьму кровью.


— Взываем к тебе! — в едином порыве затянули Стальные, повторив жест предводителя.


Кровь почти полусотни вечных пролилась на края воронки, собираясь в крохотные ручьи, она ползла вниз, сплетая в отдалённо знакомый узор, от одного вида которого по спине у меня побежали мурашки. И что самое страшное, Нечто откликалось на мольбы чёртовых идиотов желающих дармовой силы.


Идиоты, вы даже не знаете, что творите!


Тьма на дне воронки, до этого момента бурлившая, сжалась в крохотную точку, обнажив целый ворох костей — эльфийка была далеко не первой жертвой.


С первыми каплями крови кости пришли в движение, начав собираться в тело призываемой твари. Сейчас её силуэт едва угадывался, но даже так, гость с той стороны внушал страх. Нужно было остановить ритуал, и я знал, как это можно сделать — знания Дубля в который раз играли мне на руку.


Чёртов орк ради этого ритуала наверняка пустил под нож пол города и привлёк ресурсы всей гильдии, Дубль же добился всего в одиночку и намного раньше, — мимолётная мысль не успела перерасти в нечто большее, сейчас не было времени для долгих и вдумчивых размышлений.


Наплевав на пьяную походку, я сорвался с места и растолкав Вечных, спрыгнул за край воронки. Кем бы ни был этот Искажённый раньше, но с ловкостью он особо не дружил. Приземлиться на ноги я смог, а вот удержаться на них не очень. Потеряв равновесие, пролетел кубарем ещё метра полтора, ощутимо намяв бока. Сходу уверенно подняться не вышло — пойманная Дезориентация в этом вопросе была так себе помощником, но благо изменить чужой узор можно было и стоя на коленях.


Стальные, в большинстве своём, попросту замерли, не понимая, что происходит. Возможно посчитали это частью ритуала, а вот Лизарды из ближнего окружения орка среагировали быстро. К моей удаче с места сорвался лишь один ящер, остальные продолжали выплясывать — ритуал держался и на них, так что бросить его просто так они не могли.


Безошибочно огибая кровавые линии, ящер за считанные секунды оказался возле меня, причем даже склон его особо не задержал. Шестидесятый уровень — серьезная сила, для которой какой-то Искажённый явно не помеха. Наверное, именно так Лизард и думал, даже не догадываясь, что своим марш броском очень мне помог.


Будь я в своём теле, мог бы с ним потягаться в грубой силе, но сейчас у приходилось подстраиваться под возможности временного тела, да и задачи у меня были иные. Дождавшись, когда ящер подбежит вплотную, я активировал Ужас — способность, заставлявшая оцепенеть любую из моих жертв, с которой хоть раз был взят трофей. Сейчас я мог накрыть разом всю пятерку, на целых шестнадцать секунд обратив их в безвольных болванчиков.


В прошлый раз я использовал Ужас, когда нарвался на засаду этой же пятёрки посреди ночного леса. Тогда особо не прислушивался к происходящему, был занят выживанием, а вот сейчас увидел силу абилки во всей красе. Орк вздрогнул, а лизарды и вовсе рухнули на колени, с беззвучным криком схватившись за начавшие сочиться кровью шрамы на месте ушей.


Ритуал всё ещё поддерживало почти полсотни Вечных, но я пошатнул ту основу, на которой он держался, пошатнув и без того хрупкое равновесие громоздкого ритуала.


Повалив ближайшего ящера, подхватил с земли камень, нацарапал на торсе вечного тот же самый узор, что только что вплёл в кровавый рисунок воронки. В иных условиях задумка навряд ли бы сработала, но тут сошлось сразу несколько факторов. Сама воронка в разы усиливала любую ритуалистику, а парализованный лизард, уже бывший частью творившейся волшбы, даже не мог сопротивляться своей новой роли. Хотя нет, роль осталась прежней — этакая батарейка, просто до этого он подпитывал ритуал постепенно, теперь же отдал все силы разом, буквально иссохнув за считанные секунды.


Червь — разработка Дубля, походила на вирус. Плетение проникало в структуру чужого ритуала и начинало тянуть вложенную силу на себя, после чего взрывалось! С таким оружием не нужно обладать огромными познаниями в ритуалистике, достаточно успеть провернуть диверсию.


— Жалкая тварь! — голос был подобен удару, вогнавшему в ступор.


Собрав всю волю в кулак, я едва смог обернуться к говорившему, но радости мне это не прибавило. Костяная тварь спела обрести лишь половину тела, но это не помешало ей подняться — нижнюю часть заменил вихрь тьмы, в котором продолжали ворочаться кости. Мощный торс покрывала броня из сросшихся в монолит нескольких пластин рёбер, а лапы покрывали костяные браслеты. Кожа, мертвецки бледная, успела появиться лишь на морде твари, да и то лишь на верхней половине, в то время как нижняя всё ещё была затянута склизким на вид мясом.


Вид твари вызывал смешанное чувства отвращения, неправильности и...страха. Этому просто нет места среди живых, вот только как избавиться от монстра я не знал.


Не сводя с меня белых, словно промёрзшие капли глаза, Костяной просто поднял лапу в мою сторону и резко сжал когти в кулак. Плоть Искажённого тут же поплыла и забурлила, обнажая самое ценное — искру!


Морда твари, на которой ещё секунду назад не было и намёка на рот, попросту развалилась на две половины, распахнув пасть. Впервые я оказался не в центре потока, а его началом — меня собирались сожрать!


Мир смазался и выплюнул меня совершенно в ином месте, в какой-то тёмной подворотне за разрушенным домом — бесконечно долгую секунду я осознавал, что всё ещё жив и по какой-то причине вернулся в родное проклятое тело. После столь резких изменений перед глазами немного плыло, но я позволил себе спокойно...прошипеть от боли. Как и с кабаном, смерть временной аватары била и по исходной.


Сделав два глубоких вдоха, я наконец-то обратил внимание на девчат — те моё возвращение откровенно проглядели, взгляды всей троицы были обращены в одну сторону. Посреди города раздувался, подобно гигантскому мыльному пузырю, купол по которому стремительно шли трещины. Червь выпускал заряд — видимо именно это и прикончило Искажённого чьё тело я занял.


Я успел к моменту...взрыва, если это так можно назвать: купол абсолютно беззвучно разлетелся, выпустив в небо алый луч, затухший спустя пару секунд. Остается только гадать, сколько сил в ритуал вложил Гунгун, к счастью он совершенно не позаботился о защите, сделав упор на силе — имейся в его узоре хоть один защитный контур, и я бы не смог это провернуть.


Вот только радовался я своей удаче не долго, ведь как известно за всё приходится платить. Прочитав последнюю системку, я внутренне вздрогнул, а в голове забилась одна единственная мысль — бежать!

Удачно отражено 'Поглощение Искры'

— За мной, — едва ли не прорычал я и первым же бросился бежать.


Девушки, ещё секунду назад любовавшиеся необычным зрелищем готовы были меня завалить вопросами, но почувствовав, что творится что-то неладное, молча бросились следом — я сходу взял не слабый темп, всей душой, не желая ещё раз сталкиваться с тварью.

Ритуал призыва был нарушен, но древний демон в жажде своей наказать глупца сумел прорваться в мир, пусть и на время.


Репутация с Сабнаком -10


Репутация с Единым +5

То, как высоко оценилась Единым подлянка Сабнаку меня совсем не порадовало. Тварь оказалось достаточно сильной, раз верховный зверобог решил выказать своё довольство, а значит теперь у меня огромные проблемы — какого глупца собрался карать демон гадать не приходилось.


Искажённые, всё это время бесцельно бродившие по городу, дружно устремились в сторону воронки. Нас они не видели, но встречный поток оказался достаточно плотным, чтобы отрезать путь к отступлению. Останавливаться тоже было нельзя — каждая секунда на месте повышала шанс обнаружения, так что пришлось резко менять маршрут и бежать в трущобы, но и там было ненамного легче. Хоть явной погони я пока не видел, но был уверен, что Тварь идёт по моему следу. И хуже всего то, что из-за моей выходки девушки рискуют жизнями. Уверенности не было, но Пожирание Искры в исполнении демона вполне могло поставить крест на вечной жизни в Теллуре.


В сложившейся ситуации я был готов наплевать на свою распу, но попытка телепортироваться в Пристанище ничего не дала — на территории Торгурии перемещение для чужаков оказалось заблокированы. Оставалось только бежать, надеясь, что в крайнем случае я смогу хоть как-то противостоять Твари хотя бы в обличие Скакуна. Правда тогда есть огромный шанс, что сам же наврежу девушкам...


Лиэль, прошу — помоги!


Черноглазая малышка-грех была моей последней надеждой, и я со всех ног бежал по тем самым улочкам, которые впервые привели меня на тот самый перекрёсток.


Там он не должен нас достать...


На этот раз я был готов, но всё равно пропустил тот неуловимый миг, когда один мир сменился другим. Трущобы уступили место Распутью, вот только я здесь оказался один!


— Ты оттолкнул меня, — сидя на земле прошептала Лиэль не поднимая головы, — закрылся и оставил одну в этом месте. Я столько раз помогала тебе, забирала твою боль и даже смерть, а в тот единственный раз, когда помощь нужна была мне, ты отвернулся, оставил, бросил...предал!


Мне было нечего ответить — Лиэль была права. Узнав правду о Теллуре, я всё время думал о том, что будет, вместе с тем забыв о том, что уже было. Ведь она просила помощи, пыталась вырваться, а я тогда испугался...думал, что сошёл с ума. Да, сейчас можно сослаться на незнание всей правды о мире, но если вспомнить, то Лиэль множество раз пыталась донести до меня эту самую правду, я просто не слушал, не хотел слушать.


— Я ждала тебя так долго, пыталась звать, но ты молчал...а когда я услышала твой зов, моему счастью не было предела, но ведь ты вновь пришёл лишь брать, и даже не задумывался о том, чтобы хоть что-то дать! Не взамен, а от всего сердца...


— Я не жду, что ты меня простишь, — рвущиеся оправдания я отбросил, они тут лишние. Вместо этого я стал на одно колено и развёл руки, готовый принять в объятия малышку, чем бы они для меня не закончились, — но помоги моей стае, спаси их, прошу!


Подняв голову, Лиэль посмотрела на меня залитыми тьмой глазами — я так и не смог понять, какие эмоции она испытывает. Встав, она подошла ко мне вплотную и обняла, а я закрыл глаза приготовившись противостоять собственному страху. Я почти не вздрогнул, когда её ручки прижались к моей спине.


— Ты должен был спасти меня, — едва сдерживая слёзы, прошептала малышка мне на ухо сжимая кулачки на кольчуге, — а не со страхом подчиниться, ради других...Артём, — собственное имя неожиданно больно резануло по сердцу.

Гунгун — лидер Стальных

Сабнак — демон разложения трупов

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава VI. Сущность Демона



Фрагмент из 'Великие всех времён'


В седые времена, когда Теллура была ещё молодой, по её бескрайним землям скитался Таруш Най Ашир, великий демонолог и маг, которому не было равных как в те, так и в нынешние времена. Веками твари Инферно пытались достать его, но безуспешно, раз за разом он проливал смердящую серой кровь и низвергал в тварей обратно в инферно! Но в конце концов он всё же проиграл...времени.


Демоны явились к Тарушу когда тот уже был готов умереть, и доживал последние минуты. Предвкушая его смерть, из Инферно выбрались все носители Имени, словно стервятники готовые разорвать на части уже беззащитную душу. Вот только маг уровня Таруша мог себе позволить последнюю шутку. Пока демоны выжидали, он сам оборвал свою жизнь, выплеснув в мир свои силы и знания, а заодно оставив метАску на каждом из своих заклятых врагов.



* * *


Томительные секунды ожидания давили подобно многотонному прессу. Если Лиэль сейчас откажется помочь, мне будет нечего ей предложить. А без её помощи стая будет обречена.


— Но несмотря на все твои решения, я помогу тебе...


Малышка прижалась ко мне сильнее, заставив вспомнить как я уже однажды её оттолкнул, попросту испугавшись. Впустить в себя Грех...сказать это было куда проще, чем сделать. Я подсознательно сопротивлялся этому слиянию, и вместе с тем насильно открывал себя для Лиэль.


Я так и не открыл глаза, погрузившись в состояние близкое к медитации — так было проще отгородиться от накатывающих волн страха, но это не помешало мне Видеть через Истинное Искусство весь процесс.


Ультионис, как и я сам, выглядела как переплетение энергетических линий, заключённых в полупрозрачную оболочку тела. Слияние...да, это слово наиболее походило процессу. Энергия Лиэль в какой-то момент попросту перетекла в проклятую аватару, вместе с тем я всё так же чётко видел разделявшую нас грань — Лиэль до конца осталась верна своим словам, ей был нужен спаситель, а не загнанный в угол раб.

Активировано 'Познание Греха'


Частичное слияние с Ультионис


(Длительность всех эффектов — 10 мин)


Добавлено Умение 'Око за Око'


Силы иных Грехов действуют на Вас слабее


Отражение 15% входящего урона

Я явно недооценивал Познание Греха, до этого момента был уверен, что эта способность позволяет узнать Грех, не дать тому...пройти мимо незамеченным, не более того. На деле же всё оказалось намного серьёзней, познание позволяло приобщиться к новым силам.


Теперь стало понятно, почему Ирия рассмеялась, когда узнала, что я выбрал покровительство Единого, а не Греха. Да одно только Отражение Урона едва ли не Грааль для всех Танков, заточенных на хиты, а не защиту — врага даже бить не нужно, тот сам благополучно сотрётся об тебя. Вот только несмотря на покровительство Единого, я всё же сумел обрести связь разом с двумя грехами — баг!? Хотя какие баги в живом мире? Конечно верховный Зверобог ещё спит, а я прошёл лишь через частичное познание Греха, так что радоваться раньше времени не стоит, в любой момент всё ещё может измениться.


Мои руки, секунду назад обнимавшие Лиэль, провалились в пустоту — малышка исчезла словно её и не было. Отреагировать на это хоть как-то я не успел, мир Перекрёстка вздрогнул, растворился в ослепительной вспышке, выбросив меня посреди трущоб, в которых уже во всю разгорался бой — разговор с малышкой отнял слишком много времени.


Потеряв меня, девушки не бросились бежать, а остались, приняв бой, в котором и увязли. По отдельности Искажённые были слабее девчат, но порой количество берёт верх над качеством.


Объятая пламенем Чешуйка перетекала из одной стойки в другую, при этом легко сдерживая, нет — тесня двух Искажённых. Без труда уйдя от выпада противника, Чешуйка не просто сделала шаг назад, а крутанулась на месте, полоснув когтями пытавшуюся ударить ей в спину тварь, а сделав полный оборот заодно вспорола тому живот кончиком хвоста! Не останавливаясь, скользнула за спину первому противнику, после чего вонзила когти тому в затылок. Находясь в самой гуще сражения без меня, ящерка раскрывала свой потенциал куда лучше.


Сумрачная не отставала. Жрица и её клоны брали в кольцо противника и без труда его разделывали, с лёгкостью вспарывая туши Серпами. Умертвие двигалась не так плавно, как почти танцующая ящерка, напротив, каждое движение было холодным, отточенным — никакой грации и импровизации, голый смертоносный расчёт. Взмах — противник теряет правую руку, ещё взмах и он падает на землю без ноги. Я успел застать момент, как Сум и её клоны разом четвертовали Искажённого, лишив того всех конечностей.


Девушки всё время двигались, взяв под контроль некий круг, в центре которого, не выходя из транса сидела Бездна, поддерживая покрытый тиной тотем. Даже на расстоянии пары метров я чувствовал, как от того тянет сыростью, причем во всех смыслах. Каждые две-три секунды тотем...вздрагивал, заставляя землю под ногами в радиусе дюжины метров идти рябью, словно гладь воды после упавшего камня. На первый взгляд Искажённые никак не реагировали на шаманство Бездны, волны попросту проходили сквозь них, вот только я довольно быстро заметил закономерность — Сум била только когда рябь накатывала на её жертву, причем каждый выпад заканчивался критом, а то и увечьем. А вот Чеша на подобные тонкости явно не заморачивалась и просто избивала врага полагаясь целиком и полностью лишь на свои силы, причем весьма успешно.


Чуть в стороне от девчат основную массу Искажённых держал на себе вырванный из какого-то несчастного скелет, давая простор действий для прайда. Стратегию он, или вернее его хозяйка, избрала простую — набрав агро, скелет не пытался мериться силой с получившейся толпой, а попросту бегал от них по кругу. Не то, чтобы нежить у Сум получалась особо подвижной, но и Искажённые не блистали на этом поприще.


За время моего отсутствия девчата успели разобраться с полудюжиной тварей, их тела лежали на земле, с десяток плёлся за скелетом, в то время как ещё троих избивали Сум и Чеша. И всё бы ничего, если бы не две, а то и три дюжины Искажённых плетущихся на горизонте.


Моё возвращение было встречено засиявшей в аурах девушек радостью, не то, чтобы по мне успели соскучиться или жутко волновались — всё же для них происходящее оставалось игрой, но от помощи они отказываться не собирались. Вот только моё возвращение их скорее ослабило...переоценила меня Лиэль или не рассчитала собственные силы, но сейчас я не мог даже пошевелиться. Слияние с Грехом, пусть и временное, корёжило внутренности и разрывало энергетические каналы, насильно делая сильнее.


Бредущие вдалеке Искажённые, видимо почуяв свою главную цель, позабыли об остальных противниках и засеменили в мою сторону, ломая всю стратегию девчат. К счастью спутницы не растерялись и оценив поведение врагов и состояние вожака, тут же перестроились, взяв меня в кольцо, готовые стоять до конца.


— Вам нужно бежать! — говорить я не мог, но мыслеречь работала исправно, давая шанс спастись хотя бы моим спутницам.


Ответа я так и не дождался, девушки дружно сделали вид, что не услышали, а в их аурах вспыхнули новые цвета, они собирались знатно...повеселиться. Идея отложить разговор о Теллуре на потом с каждой секундой казалась всё более бредовой. Мне оставалось лишь надеяться на то, что оцепенение скоро пройдет и тогда...а собственно, что тогда?


С Искажёнными мы справимся, по крайней мере, с этой пачкой, да и при желании можно зачистить весь город от равных себе, но ведь хватает и тех, кто намного сильнее. Те же стражники на голову выше нас, но и они не главная проблема. Будь я уверен, что в случае гибели тут, отправишься на перерождение — при первой же возможности ударил бы в спину девчатам, но что если Торгурия уже не выпускает души погибших, отправляя те на съедение демону?


Да, Лиэль обещала помочь, вот только как именно? Малышка молчала, а всё, что она мне уже дала умещалось в одну короткую системку. Сопротивление силам Грехов и возврат урона — это конечно хорошо, но против Сабнака явно недостаточно. Получается, что единственный шанс, это временная активная способность 'Око за Око', вот только у меня будет лишь одна попытка, откат в двенадцать часов не оставлял сомнений в этом вопросе.


Название способности полностью отражало его суть — любой прошедший урон возвращался врагу. Оставалось лишь надеяться, что Сабнак жахнет чем-то, что сам не сможет пережить. Я конечно тоже погибну, но без демона под боком наверняка смогу тут же возродиться, в отличие от него самого — путь для подобных тварей в мир Теллуры явно не так прост.


Если так и дальше пойдёт, то нас задавят и без Сабнака...


Пока я приходил в себя и строил планы, картина боя резко изменилась. Твари шли напролом и лишь изредка огрызались на удары девчат. С одной стороны, те теперь практически забыли о защите, сосредоточившись на нападении, но даже так их сил едва хватало — Искажённых было слишком много, да и умирать с одного удара они не спешили.


Круг, в пределах которого Чеша и Сум кружились вокруг меня и Бездны, за полминуты сжался вдвое. Пройдёт не так много времени, и им будет некуда отступать — нас окружили. А я тем временем мог лишь беспомощно смотреть как сражаются вместо меня. И хуже всего было то, что их ауры переполняло веселье и азарт, ведь им наконец-то удалось показать себя во всей красе...


— Алые Оковы! — никогда не думал, что буду так рад слышать этот голос.


Выбежавший из-за повалившейся лачуги Унгаф взмахнул обеими руками, хлестнув по основному скоплению тварей Багровым Веером, так мне поначалу показалось. Ещё в полёте крупные кровавые капли сплелись в алую сеть, надёжно спеленавшую своих жертв.


— Свой! — я едва успел предупредить девчат, уже приготовившихся дать отпор новому противнику. В отличие от меня, им было некогда присматриваться к новому действующему лицу.


— Проклятая Длань! — наставник пустил в ход уже однажды спасшую мою жизнь лечилку.


Покрытая язвами рука упала мне на грудь, выпустив поток энергии столь необходимой телу для завершения частичного слияния с Лиэль! По ощущениям будто за оголённый провод схватился, но именно это помогло окончательно сбросить оцепенение.


— В порядке? — дождавшись излишне резкого кивка, меня всё ещё потряхивало, проклятый ухмыльнулся и ободряюще хлопнул по плечу. — Прорвёмся!


Не дожидаясь моего ответа Унгаф ворвался в ряды вырывающихся из Алых Оков искажённых. Пока наставник без затей избивал врагов голыми руками, которые успело затянуть в подобие кровавых перчаток, на ещё одну группу тварей в дюжине метров от нас, налетел седобородый мужчина. Назвать его стариком язык просто не поворачивался.


Если не обращать внимание на седину и морщины, то это был просто здоровяк каких стоит поискать. Одним взмахом огромного молота, он легко уложил на землю троих тварей, причем те больше не поднялись. Не отпуская оружия правой рукой, он подхватил с пояса книгу и на одном дыхании пробасил зубодробительный речитатив, после которого не меньше пяти закричавших искажённых буквально вмяло в землю. Теолог двухсотого уровня внушал уважение.


Третьей в боевом отряде Местных оказалась молодая девушка в мантии. С магами Торгурии у меня изначально не сложилось, но одеяние этой совсем не походило на то, что носил Стихийник едва не прикончивший меня забавы ради, во время моего первого визита в город. Телепатка сто пятидесятого, она даже не утруждалась прямым столкновением, всех её противников корёжила и ломала невидимая сила в радиусе дюжины метров без видимых усилий с её стороны, разве что мана понемногу проседала.


Если в сопротивление есть хотя бы парочка таких отрядов, то Стальные здесь надолго не задержаться. Знать бы ещё силу Унгафа...


Сколько бы я не смотрел на наставника, о том не появлялось никакой новой инфы — раса и имя, вот и всё что мне было доступно. В силе своих глаз я не сомневался, причина наверняка крылась в ином. Идя по пути Проклятого, необходимо добиваться всего самостоятельно, не так давно Унгаф мог ощутимо облегчить мою жизнь парой-тройкой дельных советов с тем же Пристанищем, но не сделал этого, намекнув на нечто сродни естественному отбору. Видимо и тут самой системой исключалась возможность...подглядеть билд наставника, дабы не искушать возможностью подражания. Те же кровавые перчатки на мой взгляд выглядели весьма...симпатично.


Первый эшелон Искажённых был разгромлен в считанные секунды, но 'мясо' успело выполнить свою задачу на достаточное время связав нас боем и дав возможность подтянуться основным силам. В следующей волне Твари были уже от сто двадцатого уровня и выше. Помощь в лице Местных подошла как нельзя вовремя — на весь наш прайд хватило бы одного такого противника.


— Отступаем! — скомандовал Унгаф, мгновенно оценив обстановку.


Отступив за спины Теолога и Телепатки, продолжавших сдерживать врагов, проклятый рухнул на колени и принялся выводить прямо на земле смесь знакомых и неизвестных мне рун. Знания Дубля впервые дали осечку, не сумев дать хотя бы примерный...перевод большей части чужого узора.


Отступление явно командовали для нас — Вечных, но девчата не спешили слушаться чужого приказа, пусть сила и была не на нашей стороне. Спорить с Унгафом не собирался, тем более что нас не собирались ставить на остриё 'копья', закончив с Узором, наставник сам занял это без сомнений почётное место и ожидал нашей готовности.


Мысленно повторив приказ девчатам, сам на пару секунд задержался на месте, уделив пару секунд созданному проклятым узору, тот уже налился силой и теперь испускал алое сияние. Искажённые тут же позабыли о нас и направились к этому свету, словно мотыльки, летящие на огонь.


За пару ударов сердца я навряд ли смог запомнить далеко не самый простой узор, но задерживаться дольше было слишком опасно. Не теряя больше времени, бросился за своими, причем несмотря на явную проволочку с моей стороны, не оказался последним.


Унгаф, как и ожидалось, вёл отряд. Телекинетик влилась в центр импровизированной колонны. А вот замыкал всю процессию Теолог, до последнего сдерживавший натиск тварей. Троица Местных хаев в беге вполне ожидаемо была на голову выше нас, но к счастью у кого-то из них оказалась схожая с моей способность уравнивать скорость группы, так что старт взяли довольно бодрый.


Едва мы отбежали на полсотни метров, как позади рвануло — на этот раз действительно рвануло, как в фильмах. Сработал оставленный Унгафом подарок, наверняка положив всех, кого успел заманить, вот только то была малая часть от Искажённого населения города. Лезущие из всех щелей твари были куда подвижней тех, с которыми мы сражались вначале, но всё равно быстро отставали. Главное было не оставаться на месте и не давать взять себя в кольцо, постоянно двигаясь и петляя между лачуг мы должны были суметь вырваться...если бы ничего не изменилось. Отчаянный крик очередной жертвы демонам, пронёсшийся над трущобами, не сулил нам ничего хорошего.


Мои опасения подтвердились меньше чем через минуту — тьма вокруг нас начала сгущаться, грозя в любой момент накрыть непроницаемым куполом. Что-то схожее использовал Цербер во время нашей схватки, вот только тогда волшба была завязана именно на него и развеялась после пары удачных ударов, а кого бить сейчас? Мои глаза легко пробивались сквозь тьму, вот только вокруг были лишь искры моих спутников, остальные перемигивались крохотными точками вдалеке.


Ситуацию спас теолог, затянув речитатив, он поднял над головой засиявшую книгу. Вырвавшийся из неё свет заставил заорать переплетение бесплотных тварей над нами. Большая их часть развеялась, не выдержав прикосновения магии молотобойца, но не немногие выжившие твари растворились во тьме и теперь, подобно гончим, преследовали нас указывая дорогу хозяевам. Искажённые явно не поспевали за чрезмерно прыткой целью, но там, где сплоховали Местные, справились Вечные.


Огромные огненные птицы, водяные кулаки, воздушные лезвия и бог знает, что — на первый взгляд маги Стальных попросту взбесились и били кто куда горазд, разнося в щепки старые лачуги. Вот только радоваться криворукости противника я не стал, слишком уж хорошо выглядели это стопроцентные промахи. Словно вовсе и не по нам бьют, а...не дают свернуть!


Догадка пришла слишком поздно. В голове только успела оформиться мысль, но предупредить товарищей я не успел, вспыхнувший под ногами круг заставил прыгнуть в сторону от взметнувшегося вверх столпа ало-жёлтого пламени. Я ещё не успел приземлиться на землю, а впереди вспыхнуло не меньше дюжины магических ловушек.


Чешуйка, как и я, успела увернуться, Сумрачную спас призванный скелет, бежавший перед ней и в один миг обратившийся в прах. А вот Бездна, обладая слабым телом, не успела среагировать и влетела в капкан. Пламя под её ногами только готовилось вспыхнуть, когда Теолог одним ударом объятого огнём молота, уничтожил клетку. Магия развеялась, но даже секунда едва не стоила шаманке жизни: балахон обратился в опаленную тряпку, а тело покрыло множество сочащихся ожогов, самый меньший из которых был с мою ладонь — огонь был смертельно опасен для Мурлоков. К счастью всю боль, предназначенную девушке, поглотил Ритуальный Круг в моей груди.


Унгафу и Телепатше ловушки и вовсе не причинили вреда, не сумев их толком накрыть, но западня всё же выполнила свою задачу — заставила нас остановиться. Вновь по ушам ударил вопль новой жертвы...двух, на что теолог сразу же вскинул талмуд над головой, готовясь отразить нашествие бесплотных тварей, но на этот раз Гунгун избрал иную тактику.


Без особого труда волоча за ноги сразу двух местных пятидесятого уровня, безухий орк на удивление быстро бежал в нашу сторону, а его едва живой груз оставлял на земле алые следы. Уворачиваясь от ловушек, мы и сами не заметили, как рассредоточились, так что шаман, не встретив сопротивления оказался возле меня. Обнажив в оскале острые зубы, он бросил оба тела на землю и выхватил висящий на поясе кинжал.


Нападёт на меня или жертв!? — я уже успел оценить силу и опасность ритуалов Гунгуна, за которые он расплачивался чужими жизнями.


Почувствовав мой мечущийся взгляд, орк захохотал и замахнувшись, вонзил лезвие себе в живот! Не ожидая такого хода, я попросту не успел среагировать. Повернув рукоять, словно открывая невидимый замок, орк активировал на груди Местных печати. Завопившие жертвы мучились от силы пару секунд, прежде чем обратились в прах, тут же подхваченный вырвавшейся из раны орка воронкой! Не переставая хохотать, безухий нанёс себе второй удар, уже в сердце, после чего вокруг вспыхнуло кольцо барьера.


Я даже не пытался вырваться из западни, слишком она напоминала мою собственную дуэльную арену, за пределы которой может выйти лишь один — победитель. Надежды на то, что Гунгун издохнет от собственного колдунства у меня не было, но я ошибся!


Орк прожил не больше десяти секунд. Разросшаяся воронка без особого труда втянула и с треском переломала его аватару, смешав воедино прах, плоть и кости. Но судя по его до последнего пылающей предвкушением ауре, всё шло именно так, как он запланировал.


Склянки и печати не причинили кровавому вихрю видимого вреда, тот продолжал разрастаться и обретать форму...человекоподобной твари. Бежать мне было некуда, как и рассчитывать на быструю помощь, Унгаф и теолог пытались что-то сделать, но барьер им явно не поддавался, да и на горизонте уже появились первые Искажённые — скоро местным и вовсе станет не до меня.


— Унгаф, если станет слишком жарко, уводи мой прайд, даже силком, не дай погибнуть.


Мои слова вызвали всплеск негодования со стороны девчат, с лёгкой примесью...непонимания и иронии — видимо в их глазах я слишком сильно переживал из-за игры. Наставник же кивнул, причем я был уверен, что при необходимости меня...бросят. В голову сразу полезли лишние мысли, от которых я тут же избавился — думать и переживать буду потом, а сейчас закрывшись щитами полностью сосредоточившись на происходящем.


Уловить момент окончательной трансформации вихря было не легко, но я смог, тут же активировав Напор. Удар вышел непривычно жёстким, я словно налетел на несокрушимую стену.


— Я выпью твою душу! — Протянул Сабнак, полностью проигнорировав мой выпад и не получив даже секундного оглушения.


Активировав Вёрткость, я постарался рвануть в сторону, но демон угадал манёвр и легко поймал меня за горло в прыжке. Пресекая попытку вырваться, он сразу же хорошенько встряхнул меня, после чего раскрыл пасть, готовясь исполнить своё обещание.


Искра внутри моего тела вздрогнула, а вместе с ней и я — воздействие на душу корёжило всю аватару. На этот раз мне некуда было бежать, разве что в родной мир, но отпускать меня не собирались — в бою релог был невозможен.


К счастью Сабнак не смог выпить душу Вечного в одно мгновение, видимо даже у демонов были свои ограничения. Вот только ели моё Дыхание просто сходило на нет в случае неудачи, то демон начал постепенно тянуть из меня жизнь, спешно обнуляя бар хитов. Разбросанные по всему телу язвы, наследие родной расы, начали гнить — плоть, обращаясь грязной кровавой жижей, сливалась в потоки, ползущие по моему телу в пасть Сабнаку. Меня пожирали.


Ритуальный круг на груди приоткрылся и по приказу Пара из него хлынули Защитники, но тут же лишённые жизни осыпались тленом. Понимая, что я вот-вот погибну, Пар забился в груди пытаясь вырваться, но не для бегства, а, чтобы подставиться под удар самому.


Прости дружище, но это мой бой, — круг в груди вновь сомкнулся, закрыв насекомыша подобно щиту.


Выпустив из рук Шипы, я вонзил сразу оба в распахнутую пасть твари и выпустил всю накопленную Илланией боль, вот только вместо того, чтобы в конвульсиях упасть на земли, демон расхохотался мне в лицо — видимо у этих тварей та вызывала совсем иные ощущения. Резко замолчав, он растянул липкие губы лишённые кожи в ухмылке и вонзил коготь мне в глаз, едва не прикончив этим ударом — я совсем забыл, что не так давно открыл в маске прорези, за что и поплатился.


Ритуальный Круг в груди вновь пришёл в движение, наращивая обороты с каждой секундой — если бы я только что не сбросил накопленную боль, резервуар бы несомненно переполнился.


Тварь пошевелила когтем, явно намереваясь причинить как можно больше боли, но вместо этого ощущение того, как копошатся едва ли не в твоих мозгах заставило заработать их по полной!


— Око за Око, тварь!


Сработало! Демон, считавший себя неуязвимым, взвыл от боли, а его собственный глаз буквально взорвался, выплеснув на меня кровавое месиво. Помимо увечья, Сабнак особо не пострадал — едва просевший столб хитов тут же восстановился, но я делал ставку на совсем иной эффект. Способность, дарованное Лиэль, отражала не один эффект, а разом все — плоть демона тоже забурлила, обращаясь потоками мерзкой, но вместе с тем живительной силы!


Полоска здоровья, грозившая вот-вот оборваться — замерла. Ежесекундно вздрагивая, она больше не двигалась с места — глубоко в душе у меня зародилась надежда на спасение. Седобородый, отбросив книгу, принялся вышибать искры молотом из барьера, по энергетическому узору которого пошли едва заметные трещины. Унгаф с напарницей тем временем успешно оборонялся от Искажённых, прикрывая моих спутниц, на лицах которых застыл неподдельный ужас — они знали, что моя защита от боли далеко не абсолютна.


— Понравилось? Тогда сожри ещё! — выхватив с пояса Иглу Боли, я вонзил её в опустевшую глазницу.


На этот раз эффект оказался куда серьёзней — демон стал гнить ещё быстрее! Видимо бонусы артефакта к Дыханию перекликались со способностью Сабнака жрать души, которую я по сути позаимствовал. Давшая слабину тварь ослабила хватку, и я сумел извернуться и вырваться из его лап, но успел сделать лишь шаг.


— Жалкий кусок гниющего мяса!


Поворачиваться спиной к демону было глупой идеей. Лапы Сабнака вцепились мне в виски и прежде чем я успел хоть что-то понять, мир резко крутанулся под оглушительный треск ломающихся шейных позвонков.

На вас была применена 'Казнь'


Эффект -100% жизни


Вы погибли


...


Воздействие негативного эффекта 'Захват Сущности'


Ваша сущность была скованна у погибшего тела и не может отправиться на перерождение 30...29...28...


...


Воздействие негативного эффекта 'Поглощение Искры'


Сабнак пожирает вашу искру — если вы не остановите этот процесс, то навсегда покинете мир Теллуры


1%...2%...3%...

Тело обмякло и повисло в лапах демона сломанной куклой, но это не мешало мне чувствовать, как жрут мою душу — раздираемая на части искра породила самую страшную боль, какую я когда-либо испытывал. Я беззвучно кричал и...смеялся, смотря на затылок Сабнака, который благодаря способности 'Око за Око' собственными лапами свернул не только мою, но и свою шею, отдав мне на съедение собственную...сущность. Она вливалась в меня подобно магме, наполняя обжигающей силой!

Негативный эффект 'Захват Сущности'


3...2...1...

Едва таймер обнулился, пылающий молот седобородого разнёс в дребезги барьер, а мы с демоном рухнули на землю. Теолог, пустив в ход оружие, без церемоний сбил с меня тушу костяного и опустившись на колени, положил руки мне на грудь. В тело потекла сила, вот только она попросту не задерживалась в нём, рассеиваясь в воздухе — на то, чтобы оживить труп возможностей старика явно не хватало.


— Труп, — сухо бросил молотобоец, вставая с колен.


— Его глаза, они шевелятся, — надломившимся голосом прошептала Чешуйка.


— Алькор... — с нескрываемым страхом мысленно потянулась ко мне Сумрачная, — ответь, пожалуйста.


— Алькор, заканчивай, — жестко бросил Унгаф, не сводя с меня излишне пристального взгляда, — у нас не так много времени.


Слова наставника разозлили. Пока он занимался чёрт знает чем, при силе их отряда потрошение сто двадцатых Искажённых было скорее забавой нежели дракой, я прикончил демона!


Настоящего мать его демона, а теперь он меня торопит!


Накатившая волна злости отступила едва я обратил внимание на ауры девушек, переливающиеся всеми оттенками ужаса и страха, которые скручиваясь в жгуты, тянулись ко мне — ничего подобного я раньше не видел. Сила моих глаз...как минимум уцелевшего глаза, вновь возросла и теперь я могу видеть на кого направленны эмоции?


— Со мной всё в порядке, — поспешил я успокоить девушек.


К слову отсутствие глаза не сильно мешало, обзор если и ухудшился, то не сильно и объяснение этому нашлось довольно легко, стоило заглянуть в логи. Татуировка у основания шеи — Око, заработала в полную силу и планомерно расходуя ману, компенсировала увечье. Как именно оно позволяло видеть перед собой находясь едва ли не на затылке я не понял, но главное, что всё работало.

Желаете возродиться?


Да/Нет


16...15...14...

Видимо не так давно поднявшаяся репутация со смертью ощутимо увеличила время на раздумья перед воскрешением. Выходило, что сейчас я мог изображать практически полноценный труп около тридцати секунд.


Сегодня я погиб первый раз, так что на воскрешение потратил ежесуточную бесплатную возможность. В противном случае предпочёл бы отправиться на перерождение, девчата по идее могли меня притянуть к себе — не верится, что Стальные заморозили телепортацию во всём городе.

Выберите форму для возрождения


Проклятый/Нежить

После гибели Сабнака Стальные и Искажённые разбежались, так что в форме Нежити не было необходимости. Как ни крути, а благодаря тем же Проклятым Кольцам и перераспределению всех статов в одно направление, будучи трупом я ощутимо поднимал свой ДПС. Едва я выбрал Проклятую оболочку, как позвонки тут же с хрустом приняли изначальное положение, резко крутанув шею — со стороны подобный фокус должен смотреться жутковато.


— Уходим, — скомандовал проклятый, едва я поднялся на ноги.


Кивнув девчатам, сам тем временем выпустил Пожирателей, приказав тем позаботиться о костяной туше демона. В этой ситуации Коп с собратьями справился бы лучше, но кто его знает, смогу ли я подобрать крохотных мародёров после, да и навряд ли сектанты дадут время качественно покопаться в луте — добытые искателями трофеи к сожалению, автоматически не перекочёвывали мне в карман, а тащились на хитиновых спинах. Выкосить такой...обоз весьма просто, так что выпустив Копа могу еще и подкинуть врагам ценных трофеев. Нет уж, в этой ситуации куда лучше справятся мои прожорливые помощники. Как минимум я получу не слабый хилл за поедание плоти Сабнака, а как максимум...


— Не подведи Проглот! — выдал я мысленное напутствие, без труда отыскав своего первого пожирателя, тот вёл колонну и оказался самым мордатым...в плане жвала бросались в глаза.


Посыл не остался незамеченным, остановившись на секунду, Проглот повернулся в мою сторону и вроде попытался влиться в мои мысли. Вышло у него так себе, я почувствовал нечто больше похожее на слабый укольчик, не более того, но для насекомого и это было достижением, что давало кое-какие надежды относительно карьерного роста Проглота, предпосылки к этому были.


Разобравшись с делами насущными, занявшими от силы пару секунд, я побежал вслед за девчатами и вновь оказался предпоследним — теолог тут же занял своё место в хвосте.


Случившееся со мной не слабо ударило и по девчатам. Мысли прочесть я не мог, но и угадать их было не сложно. С самого своего возвращения в Теллуру я безостановочно говорил о безопасности и осторожности, что воспринималось мягко говоря не очень серьезно, в крови моих хрупких спутниц заиграл азарт, который вылился для меня в сплошные увечья. И не могу сказать, что те прошли бесследно.


Воскрешение не было панацеей от всех болезней, в своё время я убедился в этом на собственной шкуре, когда штурмовал гору По. Тогда мне вынесла глаз эльфийка...тёмная, если не изменяет память и новым я обзавёлся далеко не сразу. Собственно, сейчас ситуация была схожей: глаз, в который Сабнак вонзил коготь, не торопился отрастать без посторонней помощи. Кроме того, болела шея, а в груди пекло, что понятое дело не добавляло мне хорошего настроения. Жутко хотелось выбить всё...плохое из какого-нибудь сектанта, а в идеале схватить за шкирку Гунгуна и потыкать мордой в землю, со словами: 'кто это сделал?'


Спустя минуты три позади нас всё же оформилась погоня, правда сравнивать её с недавней было смешно. Лишившись разом обоих командиров, орка и демона, тупые Искажённые едва плелись, причем далеко не всегда за нами — толпа всё время норовила разбрестись. Вокруг этого балагана крутилась Стальная братия, но на их приказы реагировали через раз и то с подкреплением зуботычек. Видимо Гунгун предпочитал всю власть держать в собственных руках и избавившись от него, по сути обезглавили всю гильдию. Нет, если хорошенько подумать, то у Стальных хватало сил задавить нас, вот только те не особо рвались в бой, видимо привыкли прикрываться Местными, да и в целом расслабились сидя в Торгурии. Кроме того, я так и не увидел прихвостней орка, тех самых лизардов что были в воронке, видимо после подрыва Червя им досталось сверх нормы.


Беготня мне наскучила уже через пару минут, и я, повинуясь внутреннему порыву резко взял в сторону приметив мирно пасущегося Искажённого — я не мог назвать по-другому тупое переминание с ноги на ногу. Первый удар, он же и последний, вышел на загляденье. Я не только сумел ударить в спину, но при этом сделал это из скрыта! Вонзив когти, я рванул лапы в стороны, развалив иссушенное тело на две неравные половины, из которых хлынула волна тьмы и пепла. Адреналин ударил по мозгам, и я тут же бросился на второго Искажённого, показавшегося из-за лачуги, но тут на моём пути стал Унгаф, прикончив тварь стопятидесятого уровня.


По сути меня только что спасли, второй Искажённый не шёл ни в какое сравнение с первым — тот был моим ровесником, но вместо благодарности я сумел выдавить из себя лишь недовольное ворчание. Больше мне так своевольничать не дали, оттеснив в центр колонны, практически приставили к Телепатке — та теперь была единственной, кто выпала из линии и бежала рука об руку со мной.


Несмотря на столь серьезную опеку, всё же умудрился пару раз снести подвернувшихся искажённых-ровесников Оскалом и Крылом, метнув те точно в цель — хоть мы и отступали, я рвался в бой. В какой-то момент относительно прямой маршрут начал петлять, мы заворачивали едва ли не после каждой лачуги. Манёвры явно имели успех, довольно скоро твари окончательно пропали из виду, а Унгаф уверенно завёл нас в пустой барак больше похожий на сарай. Вскрывать жилье не пришлось, кроме двери у него отсутствовала часть стены, так что вошли все разом.


Поначалу мне показалось, что наставник попросту решил срезать, но у лачуги оказался в наличие подвал, в который мы и спустились. Разбросав кучу мусора под лестницей, Унгаф вскрыл замаскированный люк, под которым оказалась скрыта пластина малого телепорта! Теолог и Телепатка без лишних слов сгребли нас в кучу возле Унгафа, с чьих рук уже летели первые капли крови на артефакт.


Под тихий хруст ломающейся структуры, игрушка оказалась одноразовой, нас перенесло в довольно тесную комнату без света, что собственно не помешало мне оглядеться. За полдюжины секунд я успел насчитать около десятка выемок в стенах, а внутри каждой прятался арбалет, причем судя по размеру болта, орудия там стояли убойные.


Тёплый приём, ничего не скажешь.


Сквозь щели в полу...нет, стыки плит под ногами, начал просачиваться поначалу тусклый, но становящийся всё ярче с каждой секундой свет. Не прошло и пары секунд, а все вновь прибывшие оказались заперты каждый в своём квадрате — троица местных так же не избежала этой участи.


— А это уже друзья? — не умолчала Чеша.


Ящерка вроде еще что-то сказала, но я не услышал — выключили звукоизоляцию? Возможно, но я без особого труда обошёл эту защиту связавшись со всеми девчатами.


— Сами не агрессируем, но держим ухо востро, — расслабляться раньше времени я не собирался.


Проверка заняла добрый десяток минут, а то и больше. На полу под ногами то и дело вспыхивали самые разные руны, и на этот раз знания Дубля не сплоховали, давая мне понять суть происходящего. Если обобщить, то нас проверяли на принадлежность к силам инферно. По идее сама процедура не должна была так затягиваться, вот только Маска Двуликого исправно работала и не давала меня прочесть, отчего случались постоянные сбои и проверку приходилось проходить по новой.


Облегчать жизнь неизвестным проверяющим, а возможно и раскрывать свои секреты я не собирался, даже не знаю, чем в первую очередь руководствовался, паранойей или принципом. Пока Местные пыхтели за стеной и пытались отладить процедуру, я спокойно занимался собственным телом — тому изрядно досталось и оно нуждалось в ремонтных работах. Прежде всего перекинул все свободные ОИ в отсутствующий глаз, ускорив его восстановление с восьми часов до четырёх. Помнится, когда сломал ногу эффект подобного лечения был куда ощутимей. Увечье, нанесённое демоном, лечится тяжелее или же глаз восстановить сложнее...тут оставалось лишь гадать.


Уделил внимание и своим шейным позвонкам...досталось им сильно, но в целом отростки почти стали на место, а костные мозоли рассосались — организм справлялся и без моей помощи. Закончив с собой, уделил внимание и девчатам. На первый взгляд всё было в порядке, но я всё же перепроверил их состояние, а заодно и обновил Печати при помощи которых поглощал их боль. По идее причин для беспокойства не было, но я не до конца понимал, что же произошло со мной и Сабнаком, так что перестраховка не помешает.


Убедившись, что все и всё в порядке, позволил себе лёгкую прогулку. Выпускать нас не спешили, но я, точнее моя душа, разрешения и не спрашивала. Оставив тело, разведал обстановку в автономном режиме — Пар притих и не выказывал желания остаться за второго пилота. База повстанцев оказалась под землёй, точную глубину сказать сложно, но моих скромных способностей не хватило, чтобы добраться до поверхности. Да и особо разгуляться мне не дали — во время очередного прогона системы, сработала ранее молчавшая печать замигавшая алым и народ засуетился. Самих повстанцев я естественно не видел, а вот всплеск эмоций почувствовал, так что пришлось завязывать с прогулкой и возвращаться в тело...которое буравил пристальным взглядом Унгаф.


После энной попытки сканирования Местные всё же сдались — победило моё упрямство и нас выпустили из...комнаты досмотра. Открывшаяся потайная дверь вела в длинный узкий коридор. В таком при всём желание двое не разойдутся, придется идти в колонну по одному, собственно, чего и добивались Местные — такой вход удобно оборонять, встречая незваных гостей по одному всем скопом. Да и во всё тех же стенах наверняка хватало сюрпризов, как минимум я и тут разглядел самострелы.


Шёл по середине, причем телепатка оказалась сзади — видимо решив не выпускать из виду. Повышенное внимание к моей персоне отозвалось волной непонятного злорадства, впрочем, я на это не обратил особого внимания — после того как я вернул все ОИ в общую копилку, глазница начала жутко чесаться, сосредоточив на себе всё моё внимание.


В холле нас ожидала целая делегация с оружием на перевес, так, на всякий случай. Смотрели Местные сурово и излишне показушно, этакая напускная бравада, что собственно и подвигло меня к более детальному изучению всех присутствующих. Догадка оказалась верной...по сравнению с элитной боевой тройкой защитники убежища не впечатляли. Все за двухсотый, вот только состав подкачал: алхимик, травник, повар — сплошь мирные профы, как и их носители. Местный, в отличие от Вечного, будучи швеей был довольно слабым бойцом, по меркам своего уровня точно — но на наш прайд хватит и одного такого горе защитника. В глаза бросилась разве что тройка бородачей — братья дворфы из таверны в трущобах, именно они дали мне наводку на обиталище По.


От всей нашей братии, всё еще проходящей...карантин, вышел Унгаф. Только после того как наставник переговорил с делегацией, те позволили себе расслабиться и сбросить столь не подходящие им маски грозных вояк. Убрав оружие, мастеровые поспешили разойтись по своим делам, разве что троица дворфов осталась. Окружив Унгафа, те о чём-то недолго поговорили, то и дело посматривая в мою сторону, явно не прочь поболтать, вот только наставник, отрицательно покачав головой, сам взял меня в оборот.


— Вы пока можете отдохнуть и привести себя в порядок, — обратился Унгаф к моим девчатам, — а мне необходимо пообщаться с учеником с глазу на глаз.


Такой поворот событий никого не удивил — мои спутницы явно ожидали, что вот-вот свершиться распечатка, ну а я сам тем временем мысленно ворчал.


Ну правда, неужели так необходим какой-то показушный ритуал? Провёл бы распечатку, да и всё...


Штаб сопротивления отдалённо напоминал улей Ритарии, разве что земляные стены, пол и потолок были куда ровнее, нежели у Великой Матери. Из холла, в котором мы оказались тянулось не меньше полудюжины коридоров, в глубине которых кипела жизнь — местные явно не сидели без дела.


Унгаф повёл меня в отнорок стоящий особняком в стороне от всех остальных. Петлять не пришлось, разве что через полсотни метров тоннель резко забрал вправо и вниз, после чего мы упёрлись в массивную дверь, причем один её вид вызывал ассоциацию с сейфовой. Такую с наскока не вынесешь даже в мире полном магии...и статов с абилками.


Кряхтя, наставник далеко не с первой попытки сумел открыть дверь и пропустил меня вперёд, сам тем временем переводя дыхание. Мне же было откровенно говоря скучно, и я мысленно уже перебирал возможные угодья для охоты после распы, вот только спустя секунду от всех моих ленивых мыслей не осталось и следа. Дверь за спиной захлопнулась и налилась алым светом, в то время как Унгаф, схватив меня за грудки, легко оторвал от пола и припечатал к стене.


— Покажи себя тварь, — неестественно глухим голосом произнес наставник, чьи глаза залила тьма.


— От твари слышу, — прорычал я в ответ, пытаясь вырваться, вот только сопротивление было задавлено в зародыше.


Тьма в его глазах запульсировала, погрузив меня в транс — всё моё ментальное сопротивление пасовало перед высокоуровневым гипнозом.


— Назови себя! — наставник не стал пытаться пробиться сквозь защиту Маски Двуликого, вместо этого он приказал мне самому выдать все тайны.


— Алькор. Проклятый. Вечный, — каждое слово из меня словно выдирали клещами, но в том-то и дело, что в итоге Унгаф получал ответы. По сути дела, ничего сверх секретного тот не спрашивал, всё и так лежало на поверхности, но я сопротивлялся из чистого упрямства, за что получил бонусный процент к ментальному сопротивлению.


Несмотря на явный успех в этом занятие, Унгафа результат явно не устроил и проклятый решил пойти иным путём. Тьма вырвалась из его глаз и окутала меня плотной вуалью, тут же начавшей пожирать плоть! Хиты стремительно поползли вниз, чему я только порадовался.


После того как я потерял 20% жизней, дал о себе знать дар Уруса. По мозгам ударил пьянящий коктейль из Животной Ярости, легко сбросившей гипноз. Вот только воспользоваться шансом я не успел — Унгаф легко вновь меня подчинил.


— Старый хрыч, продался демонам, — мне только и осталось что зубоскалить, в попытке оттянуть время. Гипноз путал мысли, отчего я всё никак не мог дотянуться до девчат, чтобы их предупредить.


Принимать форму зверя я не собирался, только потрачу драгоценный опыт после того как меня прикончат. А вот в облике Скакуна Чумы я самое малое смогу громко хлопнут дверью перед своим...уходом, но тут для начала нужно переродиться в нежить, а сам себя я прикончить не могу, так что остается ждать.


— Откуда у тебя способность Пожирать Искры? — вдавил меня в стену лысый, отозвав тьму и вновь перейдя к гипнозу. Проклятый явно не собирался меня убивать и вместе с тем упускать добычу.


— Пламя инферно выжгло последние мозги? Или хочешь сказать, что у тебя нет такой способности? — отвечать...не совсем по теме оказалось ощутимо легче чем пытаться молчать.


— Такой — нет, — отрезал Унгаф, продолжая давить мне на мозги, — проклятые обладают Дыханием, а Пожирание удел демонов! Так что прежде чем вновь ответить, хорошенько подумай, — после этих слов моя рука хрустнула, вот только этот несомненно весомый аргумент ушёл в никуда, Иллания исправно поглотила боль.


— Мне помогла...Ультионис, — гипноз выудил уже успешно мною позабытое второе имя Лиэль.


— Месть!? Я был уверен, что на тебе метка Обжорства, — судя по голосу, Унгаф перестал видеть во мне воплощение вселенского зла, по крайней мере явное, но до объявления мира дело ещё не дошло. — Я готов тебе поверить, если откроешься.


Расправы я не боялся, Иллания несмотря на все заминки с освобождением Полоса исправно спасала меня от боли, а вот шанс заморозить на неопределённое время распу грозил большими неприятностями. Понятное дело, что есть обходные пути — иные проклятые, но как быстро я их смогу найти? С момента моего появления в Теллуре, я сумел отыскать лишь Унгафа, остальные встреченные проклятые оказались Вечными.


Маску снимать не пришлось, да мне бы и не позволили вертеть руками, даже сломанной — проклятый держал крепко. Впрочем, ситуация была совсем не патовой, хватило одного мысленного приказа, чтобы моя инфа стала доступной для изучения Унгафу. Как только я лишился своей особой защиты, наставник без особого труда увидел всё, что хотел. Не прошло и минуты, а меня уже отпустили, вот только выражение лица проклятого при этом не сулило ничего хорошего.


— Благодаря способностям Ультионис, ты пожрал часть души Сабнака, — словно приговор бросил Унгаф.


— Я уже и раньше проделывал подобное с самыми разными тварями, в том числе и демонами, причем довольно сильными, — не разделил я его пессимизма, — и ничего, живой пока.


— Думаю не ошибусь, если скажу, что ты тогда использовал Дыхание? В этом-то вся суть: Дыхание и Пожирание Искры не одно и то же. Первое позволяет забрать себе часть чистой энергии без примесей личности прошлого хозяина. Даже когда мы получаем чужие способности, нам не достается опыт и сноровка жертвы, как и его мысли. Мы берём малую часть, отдавая миру большую, давая душе шанс переродиться.


Набрав в ладонь кровь, Унгаф быстро набросал прямо на стене несколько рун, которые спроецировали иллюзии: два пылающих шара — искры, большая белая и малая чёрная. Первая, тянула тонкие бесцветные жгуты силы из второй, при этом понемногу увеличиваясь в размере.


— С Пожиранием иначе, оно забирает всё без остатка, не разделяя на хорошее и плохое. Демоны — сильные существа, глупо было бы это не признавать, так что они относительно безболезненно аккумулируют чужие души целиком. Впитывают их знания, воспоминания и эмоции, а всё лишнее попросту отсекается. Это будет не так уж сложно даже для нас — Проклятых, если пожрать кого-то слабее себя. Конечно в таком случае ты получишь не так уж и много, сильный не учится у слабого.


Иллюзия вновь пришла в движение, и теперь большая искра при поглощении...крохотной слегка мутнела. Какое-то время отголоски второй искры ещё угадывались, но спустя десяток секунд та окончательно растворилась.


— Если же пожрать равного, то за подобное скорее всего придется заплатить большую цену, — на этот раз искры различались лишь цветом и после поглощения чёрное и белое смешалось в серый. — Но у тебя было всё иначе. Пока ты пожирал Сабнака, он занимался тем же.


Теперь Искры одновременно пожирали друг друга. Чёрное и Белое, столь разные силы даже не смешивались, в обеих сферах сила одновременно уходила и прибывала, в итоге образовав нечто отдалённо похожее на Инь-Ян, разве что без крохотных точек внутри.


— Чем это может грозить? — устроенная Унгафом демонстрация перестала казаться забавной.


— Ничего подобного я раньше не видел, — развёл руками проклятый. — Да и если честно, создавая последнюю иллюзию я явно тебе польстил, искра Сабнака была намного сильнее. Я не знаю, что именно ты поглотил: память демона, часть его сил или слабостей, мании или фобии...вариантов слишком много. Возможно каждый окажется верным, в той или иной степени.


Мозги окончательно стали на место. С момента сражения с демоном не прошло и часа, а я уже успел усмотреть в собственном поведение слишком много странностей. Раздражительность на справедливые замечания Унгафа, нездоровое желание убивать...врагов, моё отмачивание, когда девчата увидели меня со сломанной шеей. Сейчас я словно сбросил наваждение и словно услышал внутренний голос. Он не умолкая нашёптывал, давил на мозги и призывал как можно скорее и любыми средствами убраться подальше от возомнившего невесть что о себе наставника, чтобы без всяких соглядатаев развернуться в полную силу. И что самое страшное, давление было не явным, мне приходилось всё время концентрироваться на нём, чтобы не потерять и...забыть.


— Я вижу ты и сам потихоньку начинаешь понимать, чем это тебе грозить, — кивнул Унгаф.


— При всём при этом убивать ты меня не станешь?


— Ты о полном развоплощении? Думаю, моих сил бы хватило на это, — то, насколько спокойно и уверенно он это сказал, меня не сильно порадовало, — но тем самым собственноручно выпустить в мир безмозглую и смертельно опасную тварь — скакуна чумы? — устало поинтересовался наставник. — А заодно ополчить против себя твоего бога-покровителя? — судя по ноткам в голосе, моя связь с Единым его тоже не особо порадовала. — Нет уж, воздержусь.


Без защиты Маски Двуликого он прочитал меня как открытую книгу...нужно впредь быть осторожней, далеко не все окажутся столь рациональными.


— А что с богом-то не так? — уж лучше сразу во всём разобраться, чем разгребать неожиданные сюрпризы.


— Демоны и Боги изначально противоборствующие стороны, в тебе же теперь присутствуют обе силы, которые вполне возможно будут пытаться ослабить друг друга. Кроме того, с каждой из сторон у нас, проклятых, весьма...натянутые отношения, — прежде чем я успел задать вопрос, он сам пояснил. — Наша раса довольно молода, по меркам мира, — довольно сомнительная фраза при условии, что Теллуру создали меньше года назад, но встревать не стал, — и первые наши предки не родились проклятыми, а стали ими. В те далёкие времена боги ещё не уснули, но уже начали забывать о своей пастве, целиком погрузившись в междоусобную войну, плавно перешедшую в войну с теми, кто решил сместить их с пошатнувшегося трона. Смертные в сложившейся ситуации поступили по-разному, первые проклятые выбрали один из наиболее...своеобразных путей. Практически отказавшись от богов, они украли часть знаний демонов — сродство Дыхания и Пожирания совсем не случайны.


— Но Единый позволил мне стать его Воплощением!


— Недостаток кадров, — усмехнулся Унгаф, — боги сейчас куда более...сговорчивы чем раньше.


— А что на счёт Смерти? У неё мы тоже...украли?


— Взяли взаймы, — поправил меня, а заодно и успокоил наставник, — и каждый отдаёт этот долг по-своему. Практически любой Проклятый не сумевший создать собственное пристанище обращается её слугой.


— Я думал у проклятых нет второго шанса, — заявление Унгафа мягко говоря меня огорошило.


— Она принимает почти, но всё же не всех, — пожал плечами наставник, — и личная сила и успехи не дают никаких гарантий. Если вечно рассчитывать на второй шанс, то мы — проклятые, изначально будем обречены.


Внутри меня начала распаляться злоба, которую я не без труда, но потушил. Правда я не был уверен, что тому виной влияние демонической сущности. Впрочем, не будь у меня стимула в виде выживания, не факт, что сумел бы добиться всего, что сейчас имею.


Например, не стал бы чумой и подхватил демонизацию, передающуюся контактно-пожирательным путём...


— А что нас связывает с Грехами? — поспешил я сменить тему, не давая себе зацикливаться.


— Они стали тем источником силы, что позволила проклятым занять свою нишу в этом мире. Кстати, Грехи так же не очень ладят как с демонами, так и богами. Для первых они конкуренты способные подпитываться от смертных, а вторые их считают злом. Как видишь, твоя искра, это средоточие столь разных сил, переплетающихся в невероятно тугой узел. На первый взгляд он крепок, но на самом деле затянут до того предела, что стоит немного потянуть и он попросту разорвётся, — порадовал меня Унгаф.


— И вновь о возможных последствиях можно не спрашивать? — в ответ я получил вполне ожидаемый кивок. — Тогда буду решать проблемы по мере их поступления, — сказать было куда проще нежели убедить в этом самого себя. Перспектива разорвавшейся на части души не очень прельщала.


— Иного нам и не остается. Старайся поддерживать и укреплять то хрупкое равновесие, что в тебе обрели все эти силы, — настала моя очередь молча кивать в ответ. — Вот только я не знаю, что тебе посоветовать — пожирание искры демона должно было стать последней каплей, а в итоге всё выглядит довольно прочно, — буду экспериментировать, иных вариантов я не вижу. — Да, ты ведь не просто так вернулся в Торгурию? Для освобождения города у тебя явно не хватает сил, а с этими Вечными-идиотами, продавшими собственные души Инферно у тебя отношения совсем не дружеские...


— Я выполнил твои задания, создал Пристанище и...набрался сил, — ну а что ему ещё скажу, что получил 50 уровень? Благо Унгаф прекрасно понял о чём я говорю, вот только отвечать не спешил, а явно погрузился в собственные мысли, смотря в одну точку перед собой.


— Да, я видел — ты готов раскрыть новую грань собственных сил, вот только с твоей Искрой это слишком опасно, — наконец-то...порадовал меня наставник.


— Но другой у меня нет и не будет, — аргумент мне показался резонным.


— Приведи себя в порядок. Медитация — она поможет усилить равновесие сил в твоей искре, — после этих слов Унгаф попросту вышел из комнаты. Оставалось гадать куда и для чего он пошёл, но вместе с тем я отлично понимал, чем должен заняться сам.


Прежде чем погрузиться в медитацию, я всё же проверил дверь, та была открыта, что меня немного успокоило. Связавшись с девчатами и убедившись, что у них всё спокойно, предупредил, что распа может затянуться, после чего выбрал место поудобней и сел в позу лотоса, уже не раз замечал, что соблюдение канонов улучшает результат.


Просто созерцать мир — пялиться в одну точку, не стал. Помимо духовной составляющей у меня хватало сфер в которых следовало навести порядок. Начал с трея, в котором активно перемигивалось несколько важных сообщений.

Искусство достигло 14 ранга


Телосложение +5


...


Искусству добавлено новое свойство 'Естество'


Сама сущность вашего тела перестала быть чем-то незыблемым и неизвестным. При должном желании и упорстве, для вас станут открыты многие двери.

Сходу осилить новую способность я не смог, в полной мере уж точно, попросту не знал с какой стороны за неё браться. Подступился к ней совершенно случайно, в попытке разглядеть собственную искру. Я и раньше её видел через режим Искусства, но как некое сияние в глубине аватары, теперь же решил заняться серьезно и ведь получилось.


Пылающая сфера, заключённая в множество стальных обручей — вот какой я её увидел. Пламя сферы рвалось на волю, вот только это удавалось лишь отдельным быстро гаснущим всполохам. Сама Искра вполне ожидаемо была неоднородной, внутри неё словно переливалась ртуть разного окраса.


Большая часть искры, едва ли не половина, была серой со стальным отливом и воплощала проклятую сущность. Время от времени она темнела, теряла плотность и в новом своём облике воплощала уже Нежить, после чего вновь перетекала в изначальное состояние — явный намёк на неоднозначность моего положения.


Около четверти пришлось на белую сущность — от человека во мне осталось на удивление мало. Чуть меньше досталось алому с жёлтыми прожилками огрызку демонической искры. Десятая часть пришлась на Единого, точнее его божественную составляющую, та сама по себе была неоднородной смесью бурого, серого и белого с явным преобладанием последнего. Но тут ничего удивительного, Зверобог имел несколько ипостасей, а я успел приобщиться лишь к одной.


Время от времени на общем фоне проклёвывались базальтово-чёрные вкрапления Инсектоидной сущности — видимо сказывалось носительство Пара и рой внутри меня. Примерно так же проявлялось присутствие Грехов, разве что цвет у них был алый и телесный.


В центре всей этой красоты вздрагивала червоточина Пустоты, скорее всего появившаяся совсем недавно — если моя догадка верна, то Сабнак откусил от моей искры больше, чем я от его.


Пустота...получается теперь в моей душе есть прореха.


Наличие внутри собственной искры такого...подарка не вызывало бурного восторга, чем дольше я наблюдал за ней, тем сильнее крепла уверенность в том, что именно благодаря этой червоточине я всё ещё жив. Все остальные сущности, даже крохотные отголоски Инсектоидов и Грехов, сосредоточились на Пустоте, они словно пытались её задавить, хоть и безуспешно.


Вот оно, связующее звено поддерживающее хрупкое равновесие.


А равновесие было именно хрупким, всё же сущности не забывали постараться оторвать кусочек и от прочих соседей, просто им уделялось куда меньше внимания.


И что делать в сложившейся ситуации? В теории я мог воздействовать и на Искру через Искусство, особенно в купе с Естеством — описание у того было многообещающее. Вот только заниматься подобным мягко говоря не хотелось. Наводить порядок в столь неоднозначной ситуации нужно как минимум понимая, что собираешься делать, а не разбрасываясь ОИ наобум.

Одиночка достиг 13 ранга


Телосложение +5


Одиночке добавлено новое свойство "Аура Зверя"


Какой бы ни была оболочка, внутри вас живёт кровожадная тварь, готовая проливать кровь ради простой забавы. Умеющие чувствовать и видеть наверняка почувствуют присутствие монстра, даже если вы будете скрываться за личиной добряка.


Аура воздействует на всех противников в радиусе 13 метров с накопительным эффектом. В зависимости от Ваших действий, враг может отреагировать на вашу Ауру.


Возможные Эффекты (каждые 39 сек)


Более слабый противник: паралич (25%); ошеломление (30%);дезориентация (35%)


Равный противник: паралич (15%); ошеломление (30%);дезориентация (45%)


Более сильный противник: паралич (5%); ошеломление (10%);дезориентация (20%); бешенство (30%)


Особый Эффект


Агрогенерация +50%

Процесс демонизации не прошёл бесследно и ударил по социальному статусу, что ж, это было вполне ожидаемо. Да и чего скрывать, в целом бонусом я остался доволен. Разве что теперь при необходимости навряд ли удастся прикинуться простачком, но у всего есть своя цена и кусок демона внутри меня только начал брать своё.


К слову мне добавлялись не ауры, та у меня была всего одна и как раз она-то и менялась, приобретая новые свойства. Таких изменений было уже несколько, и вспомнил я о них только с подсказками Системы. Величие, полученное после очередного ранга Стези Великих Дел, позволяло запугать противника и давало неплохой профит в торговле, благодаря тридцатипроцентным скидкам. Ужас и Трепет, от Палача, снижавший боевой потенциал противников и увеличивавший у союзников.

Неистовая Вера достигла 4 ранга


Все характеристики +1


...


Неистовой Вере добавлено новое свойство "Кара Единого"


Урон по Демоническим тварям +50%

Убивай демонов — прокачивай веру, простая и понятная политика. Главное, чтобы меня не записали в еретики за столь неоднозначную душу...так, а это что за новое сообщение. Ага, а вот и интересный квест следом, я бы сказал слишком интересный.

Получено задание 'Наследие Таруш Най Ашира'


Став первым, кто низверг Носителя Имени в инферно, Вы сделали первый шаг по пути древнего мага и демонолога. Не имея детей и учеников, Таруш позаботился о том, чтобы наследие жило и после его гибели.


...


Получен 'Список Таруш Най Ашира'


Тип: Фрагмент (1/10)


Прочность: неуничтожимое


Ограничение: Следующий путём Таруш Най Ашира


Свойства


Урон по тварям инферно +100%


Игнорирование урона от тварей инферно 25%


Иммунитет к воздействию на разум


Особые свойства


не выбрано


Вычеркнутые Имена:


Сабнак — демон разложения ответственный за гниение трупов

Задание из числа — проще самоубиться...и всё же? Да, Сабнака удалось прикончить благодаря случаю, но кто его знает, как повернётся моя жизнь в Теллуре дальше? Ведь впереди Вечность! В общем пусть висит — карман не тянет, и ладно. Несмотря на ограничения на максимальное количество взятых задний, от двух-трёх таких особых проблем не должно быть.


Сам по себе список внушал уважение. Не жалкий клочок бумаги или свиток, не малый такой кусок книги на цепочке. Если собрать все десять, то должен получится серьезный фолиант, которым и по голове приложить можно.


Для активации артефакта требовалось подвесить его на пояс, а находясь просто в сумке же он полностью терял свои свойства. Потерять или продать ценный трофей я не мог, как и оставить его...да хотя бы в пристанище. Точнее оставить не проблема, вот только стоит отойти на дюжину метров и свиток попросту развеется, чтобы появиться у более ответственного хозяина. Кроме того, трофей был условно выбиваемым — мой убийца должен был соответствовать определённым требованиям, а именно так же идти по пути неизвестного мне Таруша или же быть носителем силы Инферно. В первом случае свиток уходил к более сильному хозяину, а во втором отправлялся ожидать такового — естественный отбор в действии.


Причин, по которым следовало игнорировать Фолиант я не видел, так что тот расположился у меня на бедре, заняв потенциальное место ножен или перевязи для клинка, что меня совершенно не стесняло и не снижало боевого потенциала.


Выбрать Особое Свойство было не легко, прилагавшийся список основывался на силах Сабнака и был далеко не маленьким, пусть и были завязаны на должность демона. Создание бомб из трупов, частичный доступ к чужим трофеям, которые не успели собрать с тел с первых секунд после убийства, бонусы против зомби и иже с ними, гниение с испусканием особых миазм и смрада с разными эффектами. Глаза разбегались, но в итоге я остановил свой выбор на Сборщике Трупов, отлично работавшем в паре с моими Пожирателями. Каждое поглощённое тело повышало шанс ошеломить противника в бою. Имбы в виде набивания Трупов на мелких и слабых тварях не предвиделось — эффект распространялся лишь на врагов аналогичных сожранным, с небольшим диапазоном колебаний уровня.

Поглощено Глаз Сабнака


Доступно улучшение узора 'Око'

А это дали о себе знать пожиратели, павшие смертью храбрых, но выполнивших свою цель. Проглот не только добыл ценный трофей, но и пробился в элиту, и теперь отправился на перерождение, а не ушёл в утиль.


В моём положении брать что-то от демона было рискованно, но с другой стороны и отказаться я не мог — слишком большая роскошь разбрасываться подобными бонусами, а если всего бояться, то проще сразу самоубиться.

Узор 'Око' заменен модификацией 'Глаз Демона'


Урон в спину -20%


Дальность распознание искры +25%


3 попытки идентифицировать предмет — шанс 25%

Мало того, что получил интересные бонусы, так еще и освободил место для одного из узоров! А ведь оставался ещё один за пятидесятый уровень, итого два — нужно будет довести до ума задумку с татуировками на руках. Впору было радоваться, если бы на этом все изменения и закончились.

Демонизация +1%


Общий показатель 22%


Открыт 'Путь Демона'


Внутри Вас дремлет кровь демона, только и ждущая момента чтобы вырваться на свободу и показать свою истинную силу. Каждое принятое решение может повлиять на процесс замедлив или напротив ускорив его, так что будьте внимательны.


Сущность Демона


Свойства:


Сопротивление Магии 10%


Чтобы открыть больше свойств, необходимо преобладание Демонической сущности над остальными, но помните, демоны — создания особого порядка, рождённые для разрушения.


С ростом Демонизации увеличится и влияние демонической сущности на всю аватару

Последний пункт, хоть и без какой-либо конкретики, не сулил ничего хорошего. О каком именно влияние говорилось? На ум приходил лишь один вариант — с ростом демонизации мои мозги будет корёжить всё сильнее.


Как оказалось, все остальные сущности в Искре так же обладали разными свойствами, но там ничего нового не было. Инсектоидная позволяла нормально сосуществовать мне с Паром. Человеческая отвечала за память и связь с телом. Нежить и Проклятый стояли особняком — тут список был самым длинным, по сути дела перечислялись все свойства рас. Почти уверен, что в случае смены лидерства, родная проклятая сущность ощутимо просядет по количеству свойств, в то время как конкурент раскроется в полную силу. И как бы тут заманчиво не выглядели резисты к магии, причем всей разом, разменивать уже имеющиеся блага на туманную перспективу я не стану.


Тем временем пока я размышлял и взвешивал случившееся, процесс не останавливался — обновка вступила в резонанс с уже имеющейся модификацией.

Объединение модификаций: Глаз Демона; Кошачий Глаз; Глаз Мертвеца


...


Модификация 'Всевидящий' достигла 15 ранга


Дух +3


Интеллект +2

На несколько секунд я утратил возможность видеть собственными глазами, но каким-то образом взглянул на себя со стороны. От узора "око" не осталось и следа, его место заменил обещанный глаз демона — провал на шее под затылком, полный переливающейся тьмы.


Вырос и недостающий Глаз Мертвеца — вид бурно нарастающих волокон по своему завораживал. Едва он восстановился, как все три глаза начали меняться, перенимая черты друг друга. Демоническая Тьма и Белизна Мертвеца слились в непрекращающейся борьбе. Верха никто не мог одержать, но порой они всё же замирали, создавая вертикальный зрачок, на месте которого мог оказаться любой из цветов. Как оказалось, при должном желании я мог контролировать этот процесс.


Насладиться новшеством в полной мере не получилось, пришлось вновь погружаться в медитацию и успокаивать разбушевавшуюся искру — сказалась увеличившаяся демонизация.


Унгаф не заставил себя ждать, видимо присматривал за мной особым способом, и ворвался в комнату едва ли спустя дюжину секунд. И пусть Глаз Демона ему был не виден, я сидел к наставнику лицом, но утаить апгрейд не удалось. Обновка по понятным причинам проклятому не понравилась, тот явно собирался не совсем лестно отозваться о моих умственных способностях, но в итоге убедившись, что ситуация нормализовалась, махнул на всё рукой и вновь вышел из комнаты — проводить распечатку сиюсекундно он отказался, сославшись на моё неподходящее состояние.


На этот раз я не стал экспериментировать и больше не отвлекался от медитации. К слову делал я это...созерцая собственную искру — просто сидеть с закрытыми глазами и воображать единение с космосом меня не прельщало. Идея оказалась довольно удачной, перетекающие одна в другую подобно ртути сущности завораживали. Отвлёкшись от лишних мыслей, я всё же добился нужного эффекта. Когда наставник вернулся во второй раз, я был готов, как мне показалось.


Унгаф ещё раз попытался меня отговорить, на то, что распечатка в моём случае будет...малоприятной, но меня это не особо волновало — пока со мной Иллания, боль не была проблемой.

Задание 'Пристанище' выполнено


Награда: 4 Лика Смерти; 50 Очков Искусства

Награда за пристанище оказалась довольно щедрой, а главное нужной. Процесс передачи Ликов меня не удивил, тени уже были чем-то привычным, и я замер в предвкушении распечатки. Воображение рисовало нечто грандиозное, но вместе с тем неопределённое, но реальность оказалась куда...обыденней.


Оставив у меня на груди кровавую кляксу, Унгаф сделал мою искру видимой для себя и проведя пару пассов руками, заставил раствориться в воздухе один из обручей.

Задание 'Заветы Предков' выполнено


Награда: распечатка

И это всё?


Долгую дюжину секунд ничего не происходило, разве что Искра медленно увеличивалась в размере, и я даже успел разочароваться в столь грандиозном, казалось бы, событии, за что видимо и поплатился. Искра вспыхнула, едва не разорвавшись на части, наполнив тело той самой болью, что я ощутил во время Пожирания! Но самым страшным было то, что сквозь спазмирующие сущности Искры начала пробиваться и разрастаться пустота, грозя пожрать всё остальное. В какой-то момент пустоту окутало дрожащей сферой из Греха, и я услышал, как закричала Лиэль, а из моего тела вырвалась разрываемая на части тень малышки.


Мир перед глазами стремительно меркнул, но я на голых инстинктах успел вцепиться в Лиэль, после чего провалился в междумирье из которого меня буквально выбросила в мир, который я привык называть реальным.


Тело всё ещё подрагивало, а грудь раздирало от боли, но всё это казалось чем-то мелким и незначительным на фоне тихого и горячего дыхания Лиэль, оставшейся в моих объятиях.

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава VII. Объект 10.10.10-2



Тату салон 'Алый Дракон' — неделю назад.

Вколоть клиенту неизвестную дрянь...за подобное предложение Леонид раньше бы предлагателю загнал нос в череп. Раньше, но не сейчас, слишком сильно в последнее время изменились приоритеты в его жизни, хотя нет, они-то как раз остались прежними, а вот сама жизнь вышла из привычного русла, заставив подстраиваться под новые реалии.

То, что в городе творится что-то неладное Леонид понял давно, собственно тут не нужно было быть гением или человеком с большими связями. Когда поползли первые слухи о вспышке нового гриппа, разговоры велись самые разные, начиная от ленивого смакования последних сплетен, до истерических завываний о пандемии, способной выкосить едва ли не всё человечество.

Тогда у Леонида на этот счёт никаких конкретных мыслей не было, просто внутри что-то щёлкнуло, то самое шестое чувство, предупреждая о грядущих неприятностях. Вот только владелец тату-мастерской послал предчувствие куда подальше, ограничившись весьма расточительным походом в аптеку. Не до душевных переживаний тогда было — большой и сложный заказ, вкупе со сжатыми сроками вносил свои коррективы в восприятие мира.

Когда по всему городу начали закрываться салоны конкурентов Леонид даже порадовался — у него с псевдо-эпидемией проблем не было, так что работе ничто не мешало. А вот жену и двух сыновей посадил под домашний арест, так сказать во избежание неприятностей, вот только толстая стальная дверь не остановила заразу.

Лекарства особого результата не давали, а вот капсула показала себя выше всяких похвал, особенно когда люди из корпорации привезли блок особых препаратов, подсоединённых к системе жизнеобеспечения. Правда на всю семью она была всего одна. Сам Леонид никогда особо не любил игры, да и не до них было, жена предпочитала проводить время с подружками за живым общением, а детей пускали специально по одному — близнецы обожали играть вместе, а по одиночке покорять иные миры им было не так весело.

Тогда отец семейства весьма гордился этой маленькой хитростью, сейчас же проклинал себя, смотря как у близких медленно, но неумолимо нарастают симптомы. Когда кого-то из домашних скрючивало в очередном приступе надрывного лающего кашля, Леонид вздрагивая прислушивался, будто мог услышать прямо из квартиры шаги...санитаров, именно так он про себя назвал людей в белых халатах и электронных намордниках, приезжающих за самыми тяжелыми жильцами.

Впервые с ними Леонид столкнулся не так давно, когда пожилая соседка начала ощутимо сдавать. В силу возраста и былых привычек, она не имела дома капсулы, и болезнь активно прогрессировала. В один, далеко не прекрасный день, непрекращающийся кашель за стеной наконец-то стих.

Домашние поначалу даже обрадовались — вечное кхеканье не давало покоя, мешало отдохнуть и без того вымотанным детям. Неладное вызвали примерно через час неестественной тишины и вызвали скорую, точнее попытались, на звонок ответила бездушная машина, сообщив, что все операторы заняты, да и свободных машин не имеется. Вот только вопреки всему выйдя на лестничную площадку после пятой неудачной попытки дозвониться, он столкнулся нос с носом с...санитарами, которых принял за бригаду скорой помощи. Халаты, носилки, мигалки — всё выглядело правильным, разве что те самые маски бросались в глаза, слишком уж дорогими выглядели побрякушки, но это Леонид подметил уже после.

Через два дня появился сын госпитализированной женщины. Мужик поднял на уши весь дом, местное отделение полиции и прошерстил ближайшую поликлинику, начав с морга, но так и не смог отыскать мать. Бурная деятельность закончилась так же резко, как и началась — возмутитель спокойствия попросту исчез, а весь дом дружно забыл, что в 405 квартире совсем недавно жили люди, и Леонид не был исключением. Чтобы не произошло с соседями, его в первую очередь волновала собственная семья.

Именно в этот момент к тату-мастеру заявился прямо в квартиру неизвестный...клиент. Пускать на порог, да и в целом общаться с кем-бы то ни было Леонид тогда не собирался, вот только гостя не интересовали его желания. Дверь подвела и на этот раз, легко впустив человека — как именно тот умудрился вскрыть замок, тату-мастер так и не понял.

Тощий паренёк, в сопровождении пары амбалов по-хозяйски прошёл в коридор не снимая обуви, и без прелюдий словно ни в чём ни бывало заговорил с Леонидом.

Разговор был коротким, тощий давил на слабое место и сходу заявил, что готов обеспечить семейство Кротовых капсулами, в обмен на одну маленькую услугу. Отказаться Леонид не смог, как и торговаться. Леонид никогда не считал себя рохлей, да и армейские годы тоже не прошли даром, вот только против мордоворотов шансов у него не было, а их ухмыляющиеся хари не оставляли сомнений — им без разницы кого бить, если хозяин окажется недостаточно сговорчивым, то они переговорят с его семьёй, на тему посодействовать.

Идя в тату-салон по опустевшему городу Леонид вроде как набрался решимости — увиденное подлило масла в огонь, усилив и без того немалый страх за семью. Вот только оказавшись в четырёх стенах, он всей душой молил неизвестного ему человека не приходить — по условиям сделки мастер должен был уколоть вместо анестетика неизвестную жижу первому же клиенту, а если такового не окажется, то и делать ничего не придется, а три уже установленные капсулы никуда не денутся — заказчик сам предложил именно эти условия, при этом на его тощей морде тогда растянулась ехидная улыбка, будто знал, что посетитель будет.

— Работаешь? — судя по голосу, вошедший и сам был удивлён.

Отвечать мастер не стал, не хотелось завязывать разговор с человеком, которого возможно вот-вот прикончишь собственными руками ради прихоти неизвестного психа.

Не ради него, ради детей, — повторил Леонид сам себе.

На душе стало чуточку легче, ровно настолько, чтобы едва заметно кивнуть и поднять взгляд. В дверях стоял рослый и жилистый парень с вязью татуировок по всему телу. Переплетающиеся змеи на руках. Спускающаяся с шеи на грудь паутина, одежда отчасти скрывала рисунок, но Леонид разглядел пару лапок пауков, проглядывающих из-под майки. Спицы, прознающие плечи, пара рун и глаз на подбородке. Были ещё татуировки, но мастера зацепила именно последняя, слишком уж та была...живой. Казалось глаз в любую секунду может моргнуть или зашевелиться.

— Отлично! Прям чувствовал, что сегодня повезет! — искренне обрадовался парень, заходя в мастерскую. — Давай сразу расставим все точки. Работа объёмная, но думаю часов за восемь-десять справишься. Набивать будем без перерыва, от и до, за это плачу в пять раз больше чем ты обычно берешь. Никакого полёта фантазии, строго по Моему эскизу! И если думаешь, что раз я такой умный и талантливый, то мог бы и сам себе набить, то ошибаешься — до спины дотянуться возможности не имею, пока. Берешься?

Леонид внутренне скривился...ему всегда нравились клиенты, знающие чего, хотят. За 'наколи какой-нибудь иероглиф' он тоже брался, по городу давно бродит пара-тройка его работ, вдохновение для которых он брал, любуясь банкой оригинальной китайской тушёнки. На чужом языке любые слова выглядели красиво, в том числе: Употребить до, Жир Говяжий и Тушёная.

Взглянув на эскиз, настроение мастера испортилось ещё сильнее — у парня действительно был талант. Поначалу он не воспринял всерьез его слова про самостоятельное набивание наколок, но теперь засомневался. Причудливая вязь рун сплеталась в символ бесконечности пронзённый...позвоночником? Сама по себе задумка не впечатляла, за годы работы Леонид видел куда больший полёт фантазии, но вот реализация была выше всяких похвал.

Клиент тем временем без промедлений сел в кресло, попутно скинув майку и замер, ожидая своего мастера.

— Нужно обработать... — только и смог выдавить из себя Леонид, быстро достав из кармана заранее заправленный шприц и всадив иглу в плечо парню, который тут же обмяк. Инъекция оказалась убойной.

Уняв дрожь в руках, Леонид с трудом, но всё же нащупал пульс — парень был всё ещё жив. Эта мысль помогла успокоиться, но не на долго, заказчик появился спустя пару минут, словно всё это время поджидал где-то рядом. Впрочем, скорее всего так и было.

— Можешь проваливать, — довольно скалясь, Мутный едва ли не облизнулся при виде тела, — хотя если хочешь остаться, я не против.

Словно красуясь, псих одним рывком выхватил висящий на поясе нож. Старый, с потёртой деревянной рукояткой и покрывшимся ржой лезвием.

Это не ржавчина...

Спина Леонида взмокла, как и у неизвестного посетителя, лежащего в отключке, вот только уже не от пота, а крови. Тощий псих без спешки, но и не медленно кромсал несчастного, пока тот едва слышно постанывал, не приходя в сознание. Прошло не больше дюжины секунд, а сочащиеся кровью полосы уже начали складываться в правильный узор.

-...но думаю тебе всё же стоит заскочить домой, — резко остановившись, псих подмигнул, — заодно и парней предупредишь, что Дубль остался доволен, и смотри не перепутай, а то они малость нервные, всякое может выйти...и войти тоже может всякое, — мерзко хохотнул он, — жена-то у тебя ничего так.

Смех Мутного, как у гиены, заставил Леонида выскочить на улицу, едва не снеся дверь с петель — та с силой грохнула о стену и на тротуар посыпалось стекло. Заткнув совесть и наплевав на татуированного, он бежал домой, поближе к жене и детям.


* * *

Спал ли я? Возможно. Последний раз я погружался в мир грёз так давно, что успел позабыть это чувство.

Снов я не видел, по крайней мере вначале, лишь бесформенную хмарь с налётом чего-то грязного и серого. Так себе картинка, хотя, чего я ещё мог ждать? В последние дни количество событий на единицу времени просто зашкаливало, а ведь хороших среди них было не так уж и много, а если говорить честно, то и вовсе мало, отсюда и результат.

Как и бывает, во снах, я не заметил тот миг, когда аморфная масса обрела форму. Ещё секунду назад вокруг было лишь бесформенное нечто, а теперь передо мной копошились сотни, если не тысячи насекомых, накрывших живым полотном тело...моё тело.

По своей сути мерзкая картина меня совсем не зацепила. Я всё видел, всё понимал и даже анализировал, а вот эмоций никаких. С тем же успехом я мог смотреть на экран телевизора в попытке убить время.

Крохотные создания, словно десятки хирургов, кромсали тело, срезая слой за слоем и отделяя мёртвое от живого. Первого оказалось на удивление много — разлагающиеся на глазах ткани безжалостно отсекали, чтобы...сожрать, а на место образовавшейся бреши тут же ставилась заплатка, причем весьма необычная — жучки попросту раздирали на составляющие свих товарок и использовали их как материал для работы.

Сейчас тело больше походило на растревоженный муравейник, из которого высыпало бесчисленное количество его обитателей, готовых бороться за свой дом. К слову голова не стала исключением, в ней орудовали не менее усердно, теперь я точно знал, что в ней обитают пусть не тараканы, но их дальние родственники.

Работа у насекомышей спорилась практически везде, они успешно отвоёвывали сантиметр за сантиметром у гнили и пасовал лишь в одном месте. Бешено колотящееся сердце хоть и выглядело здоровым, довольно часто сбивалось с ритма не в силах обуздать поток энергии, идущей из нестабильной Искры. В такт пульсации сущностей, толчки в груди становились всё сильнее, грозя едва ли не разорвать сердце на куски, но то держалось и...крепло.

Сон...а я сильно сомневался в том, что это был он, развеялся так же незаметно, как и появился. Вроде только-что изучал собственное тело со стороны, а секундой позже оказался окружённый пустотой, сквозь которую едва пробивалась...боль!? Поначалу едва заметная, она всё усиливалась, расползаясь по всей груди, а заодно и приводя сознания в порядок.

Сбросив с себя пелену отрешённости, я занервничал — переселение в Пустоту не входило в мои планы. Как выбраться из...Ничто? Сложный вопрос, тем более, когда в твоём распоряжении лишь мысли, а тело где-то там.

К счастью там, где не справился разум, выручили инстинкты. Вопреки логике меня тянуло к источнику боли. Поначалу я даже попытался сопротивляться, но быстро опомнился — боль стала тем маяком в кромешной тьме, который указывал верный путь к оболочке.

Вновь почувствовать собственное тело оказалось чертовски приятно, даже саднящая грудь не портила впечатления. Правда порадоваться по-настоящему я не смог, эмоции по-прежнему были смазанными, да и я попросту не мог пошевелиться.

Долгих десять минут я лежал безвольной куклой не в силах даже открыть глаза и вынужденный гадать о том, что твориться вокруг. К слову цифра была точной, до последней секунды! Перед глазами не перемигивался таймер и мне не пришлось вести мысленный отсчёт, я словно обзавёлся внутренним хронометром, помогавшим без труда оценить время во всех проявлениях.

Довольно занятное изменение, но на деле — сущая мелочь. Что такое внутренние часы, когда рядом гостья из иного мира? Лиэль спала, и словно прижималась к источнику той самой боли в моей груди, что помог выбраться из пустоты. Даже не приходя в сознание, она умудрилась меня спасти.

Секундой позже в моей голове промелькнула постыдная мысль, будто малышка всё подстроила и в итоге добилась своего — выбралась в мир живых, мой мир. В том, что я больше не в Теллуре сомнений не было — трудно спутать мир полный магии и прокачки с крохотной комнатушкой, в которую меня определил Степан Маркович.

Подозрения словно кольнули малышку, нарушив её безмятежный сон. Лиэль не проснулась, но прижалась ещё сильнее ко мне, словно боясь потерять.

Впрочем, я сам же и отмёл все подозрения. Лиэль могла потребовать многое ещё до битвы с демоном, и была бы в своём праве. Ведь не нужно быть гением, чтобы понять — я был загнан в угол и готов на всё. А ведь вместо этого она не просто помогла, но и рискнула своей жизнью и это после того, как я в прошлую нашу встречу отказался помочь, практически бросил...

Тогда почему она осталась в моём теле? Ведь эффект слияния должен был развеяться спустя десяток минут и, если бы не столь неудачная распа, я так бы и остался в неведение.

Впрочем, и эти подозрения не переросли в нечто большее, слишком уж хрупкими они оказались, стоило капнуть глубже. Лиэль спасла меня едва ли не ценой своей жизни, когда собственной сущностью закрыла практически вырвавшуюся Пустоту.

Будь она хоть трижды гением, попросту невозможно предугадать, что я её спасу! Нет, сама попытка вполне ожидаема, но ведь я не знал, что делать и действовал на голых инстинктах, малейшая ошибка и малышка скорей всего погибла.

Гадать надоело довольно быстро, сосредоточился на собственном теле. Едва перестал ощущать себя безвольной куклой, поднялся с пола, именно на нём я почему-то и лежал.

Видимо едва не разорвавшаяся на части искра неслабо покорёжила тело во время возвращения в этот мир. Собственно, меня и сейчас немного потряхивало, да и шалящее в груди сердце не спешило возвращаться к привычному ровному ритму, что не добавляло уверенности в собственных силах.

Подъём на кровать я всё же осилил, причем с Лиэль на руках — едва я начал шевелиться, та, не просыпаясь намертво вцепилась в мои руки. Уложив её на кровать, не постеснялся и откинулся рядом — после марш-броска от пола до этой вершины требовалось устроить привал, причем желательно минут десять. Минимум. Отдышка, чтоб её, не располагала к новым свершениям.

С момента первого погружения, моё тело стремительно шло на поправку, избавляясь от последствий изнурительной болезни, съедавшей организм изнутри. К хорошему привыкаешь быстро, вот и я привык быть полным сил. А сейчас моё тело вновь напоминало высушенную мумию, пусть и не такую дряхлую как раньше — под пергаментной кожей легко угадывались жилы, добавляя рельеф. На вскидку я потерял килограмм двадцать.

Будь у меня выбор, я бы с удовольствием сожрал пару кило мяса и завалился спать, вот только гостья из иного мира вносила определённые коррективы в мои планы и возможности. Казалось, что в любую секунду нагрянет команда быстрого реагирования или зачистки, и хоть не спешили на огонёк, я не собирался разлёживаться, так, на всякий случай.

Попытка сесть на кровати увенчалась успехом, причем я отделался лишь лёгким головокружением, которое довольно быстро прошло. Левая рука так и осталась в заложниках у Лиэль, так что целостность тела пришлось проверять одной правой.

Пусть взглянуть на себя со стороны я не мог, по крайней мере в этом мире, но выглядел я как минимум паршиво. Помимо истощения, не добавлявшего красоты, всё лицо стянуло кровавой коркой. Судя по всему, та текла, а то и вовсе лилась разом из носа, рта и ушей. Причем её было так много, что хватило чтобы пропитать майку и оставить на полу приличных размеров пятно. В общем выглядел я как маньяк в дешёвой киношке, а Лиэль напротив была абсолютно чиста, будто всё это время не спала на мне, а стояла в сторонке.

Просто так шататься я не собирался и довольно быстро перешёл от пассивного ожидания к активным действиям. Припомнив недавний опыт с возвращением в тело Скверны, попытался повторить опыт, но уже сосредоточившись на всей своей пролитой крови.

Разом ощущать каждую алую каплю было странно, а когда те ещё и откликнулись на зов, я и вовсе едва не потерял контроль. Дальше пришлось повозиться, но убив минут двадцать я не оставил ни единого алого следа на полу и одежде! Обретя некую целостность, почувствовал себя намного лучше, и расслабившись едва не пропустил тот момент, когда начал поглощать Лиэль, явственно ощущая её лишь как частичку себя!

Подобное развитие событий наталкивало на мысли, как именно малышка появилась в этом мире и куда делись мои недостающие килограммы плоти.

Новая способность, призыв крови, мне приглянулась. Использовать подобный фокус в бою навряд ли получится, слишком медленный процесс, а вот после оного будет очень даже полезно. Мелькнувшая перед глазами системка, давала надежду на то, что и Проклятая аватара обзаведётся этим умением.

Если довести Призыв Крови до уровня рефлекса или скинуть этот процесс на Пара, должно неплохо получиться.

Подобные мысли возникли не на пустом месте. Последнее время я старательно забивал куда подальше подозрения, но Багровые Реки давались всё...неохотней. Никакого конкретного отрицательного влияния я не чувствовал, но на подкорке ощущал, что кровь нужно беречь. Причем кровь живую, с теми же склянками ничего подобного я не ощущал.

До Пара достучаться не получилось, по крайней мере диалога у нас не вышло — насекомыш был явно сильно занят, и я даже догадывался чем именно. Хотя, чего там догадываться, практически чувствовал, как под кожей орудует рой, приводя внутренности в порядок. Потратив немало времени, я даже сумел войти в режим Искусства, где и разглядел Ткачей — новый вид насекомышей, призванных не только приводить организм хозяина в порядок, но и усовершенствовать его. Этакие внутренние строители, как минимум снижавшие затраты ОИ на треть и ускорявшие восстановление после увечий и травм.

На помесь таракана с муравьём новенькие совсем не походили, да и куда уж там, при их-то микроскопическом уровне — таких в капле крови несколько десятков спрячется и не заметишь.

В общем Пар постарался на славу. Если в том мире меня спасла Лиэль, то сохранение жизни человеческого тела явно заслуга насекомыша. Оставалось только гадать, откуда взялся дармовой Талант, необходимый для разблокировки нового вида и пятнадцать единиц ОИ, на прокачку Ткачей.

Попытка вызвать системки или панель настройки ни к чему хорошему не привела. Перед глазами лишь мелькали смутные силуэты, а голова начинала гудеть так, будто пытаюсь оторвать от земли штангу весом в пару центнеров. Благо и через Истинное Искусство можно было увидеть многое.

Беглый осмотр привёл к простому заключению — я уже не мог назвать себя человеком в полной мере. Артём постепенно обращался в Алькора, перенимая его черты. Энергетическая структура едва начала перестраиваться, хватало дыр, причем из-за банальной нехватки ресурсов, но зачатки подкожного хитина уже имелись. Неплохо, если не обращать внимания на дыры в ауре. Практически все системы органов подсвечивались жёлтым, а то и красным — того и глядишь сдохну на ровном месте.

В теории с моим запасом ОИ я мог быстро привести себя в порядок, вот только рисковать ими и даже временно перемещать не стал. Да и Ткачи в купе с отголосками способностей Алькора по моим ощущениям вполне справлялись с задачей, главное дать им время.

В целом изменения скорее порадовали, чем огорчили. Кто откажется от самовосстанавливающейся полоски жизни в этом мире? Вот только меня заинтересовал немаловажный вопрос, как именно два абсолютно разных тела в разных мирах подстраиваются друг под друга? И что меня ждёт впереди, равноценная помесь или есть определённый эталон.

— Тела — лишь носители души, ну или искры, выбирай что больше нравится, — угадав, а может и вовсе прочитав мои мысли, подсказала пришедшая в себя Лиэль. — Энергия, из которой сплетается твоя сущность, пусть и не сразу, но меняет оболочки, обе. Возможны различия в деталях, но суть для них будет единой.

— У меня сложилось впечатление, что за основу взята проклятая оболочка, — в голове крутилось множество вопросов, но я всё же решил не менять тему.

— Искра берёт лучшее от всех оболочек, создавая нечто новое, более сильное, способное выжить — эволюция в действии. Процесс медленный, требующий времени. Поверь, в Алькоре намного больше от человека, чем в Артёме от проклятого...пока, ведь искра большую часть времени была в том теле, — малышка неуверенно присела и пошатнулась, выдавив из себя улыбку, которой я, впрочем, не обманулся. Не одному мне тяжело дались недавние приключения.

— Как ты себя чувствуешь? — глупый вопрос, я видел, как разрывалась на части её искра и к чему это привело. Даже по меркам Лиэль, сейчас у неё было слишком бледное лицо. Вот только иных слов подобрать не смог.

— На этот вопрос ответить довольно трудно, — малышка была совершенно серьезна. — С одной стороны меня едва не разорвало на части Пустотой, спасла твоя помощь и то, что последние четыре тысячи лет я жила бок о бок именно с ней и всё это время училась...удерживать целостность своей сущности. С другой же, я наконец-то выбралась из той клетки.

— Четыре тысячи лет... — цифра внушала, особенно при условии, что Теллуру впервые вышла в свет меньше года назад, даже с учётом разницы течении времени между мирами, несоответствие бросалось в глаза. Впрочем, у Местных на этот счёт могло быть иное мнение. — Знаешь, думаю я должен кое-что тебе рассказать.

Степан Маркович обещал в скором времени запустить...патч для Местных, который откроет тем глаза на природу Теллуры, вот только с Лиэль нужно было делать что-то здесь и сейчас. Кто знает, на что способен Грех, вырвавшийся на свободу в этом мире.

— Я понимаю о чём ты хочешь сказать, — остановила меня та, едва я попытался ей всё объяснить, — вот только правда выглядит немного иначе, — улыбка Лиэль стала мягкой, как у доброй и умудрённой жизненным опытом наставницы, готовой объяснить несмышлёному ребёнку прописные истины. — Для начала Теллуру не создали, а возродили, или даже переродили, но это нюансы. Те, в чьих силах создавать миры на пустом месте, именно этим и занимаются. Твои же...друзья нашли опустевшую или умирающую оболочку, после чего пустили в неё силу, буквально оживив труп, что, впрочем, тоже довольно тяжело, но одно с другим сравнивать не стоит, деяния совершенно разных порядков.

Сравнение потенциального дома с ожившим трупом не вызывало приятных ассоциаций. Мир-зомби не навивал радужных перспектив. Судя по тому, как рассмеялась Лиэль, я выдал занятную гримасу. Слишком привык, что за меня все эмоции прячет маска Двуликого.

— Не стоит так реагировать, при должном умении оживший мир не только не уступит изначальному, но и вполне может превзойти его, но мы отклонились от темы. Относительно истории Теллуры, чтобы ты не думал, она реальна. Я помню каждый день своего заточения в Перекрестке, абсолютная память далеко не всегда благо. Моё тело сохранило каждую отметину о том или ином воспоминании, а на остатках души зияют раны, нехотя обращающиеся в грубые и уродливые шрамы.

— Но как история в несколько тысяч лет уместилась в один год? — аргумент казался достаточно весомым, чтобы выиграть спор, но не тут-то было.

— Время довольно относительное штука, особенно когда вопрос затрагивает разные миры, но суть в ином. Артём, а что, если Твоя жизнь так же была придумана и все твои воспоминания лишь плоды чьих-то трудов? — со всё той же улыбкой наставника продолжила Лиэль. — Получается, всё пережитое тобой иллюзия? Ничего не значащая картинка? И ты, открыв эту тайну, сможешь отринуть это самое ненастоящее прошлое?

Возразить было нечего. У Местных нет выбора, ведь это не обманка затмившая истинные воспоминания, а единственные что у них есть.

-...сможешь ли ты отказаться от якобы придуманных родителей? Кого выберешь, если на чаше весов окажутся жизни твоего придуманного лучшего друга и человека, которого не было в твоем ненастоящем прошлом? — примеры были достаточно живыми, чтобы окончательно поверить в правдивость слов Греха. — Пойми, дело в том, что твоя душа на самом деле пережила всё то, что ты помнишь. Так что не жди, что Местные отбросят Придуманную, как тебе кажется, жизнь.

Последние слова Лиэль заставили задуматься о том, что нас — Вечных, после слияния с Теллурой могут ждать большие проблемы. Человек, играя, без зазрений совести может вырезать целую деревню, если на то хватит сил, причем развлечения или лута ради. А что будет, после того, как всплывёт правда о мирах?

Мысль о собственном бессмертии породит иллюзию вседозволенности. Думаю, у многих...землян возникнет замашка высшей расы. Не пройдет много времени, и люди сделают простой вывод — Теллура принадлежит Вечным, а удел Местных-НИПов быть рабами. В корне не верные мысли — если конфликт выйдет на новый уровень, то мы проиграем.

Двадцать три к одному — именно такое соотношение Местных к Вечным мне попалось в одной из статей на заветном планшете. Перевес более чем весомый. Да, мы бессмертны, и я надеюсь это не измениться, вот только в Теллуре хватает созданий способных в одиночку отчистить целые кластеры от зарвавшихся нас — людей. Да, мы будем раз за разом возрождаться, но при этом теряя опыт. Делевел штука редкая, но не более того, при должном подходе уже из нас сделают слабых и забитых рабов. А ведь может быть перспектива и куда хуже, бессмертный — идеальное пособие для палача или вивисектора.

От размышлений отвлекла озорная улыбка Лиэль. Складывалось такое впечатление, что малышка кивает в такт моим размышлениям. Неужели читает мои...

— Мысли? — с готовностью подхватила Ультионис, воплощение греха Мести, которую я всё ещё воспринимал как маленькую девочку. — Отчасти ты прав, но лишь отчасти, ведь мысли не твои, а наши! И нет, мы не единое целое, я лишь часть тебя. Изъеденный кусок Искры, нашедший временное пристанище в чужой плоти, но не переживай, это временное явление.

— Насколько временно? — для создания, прожившего несколько тысячелетий, и пара веков не так уж и много.

— Несколько дней, точнее не скажу, после я исчезну, — очень странно успокоила меня малышка. — Ты слишком хорошо приспособился перемалывать и поглощать чужие Искры, так что я, в нынешнем состоянии, не смогу оказать должное сопротивление.

— Но ведь сейчас ты не часть меня!?

— Плоть от плоти, — усмехнулась она, — ты ведь это и сам уже должен был понять, откуда взялось моё тело. Физически мы разделились, а вот остатки моей души так и остались внутри тебя. При этом твоя сущность видит во мне нечто инородное, и вместе с тем осознает, что именно мои силы послужили той преградой, что сдержала Пустоту. Благодаря этому я проживу какое-то время, ведь твоё тело хочет не просто сожрать, но и приспособить меня как защитную оболочку.

Я несколько раз порывался заговорить, но в итоге лишь молча смотрел на Лиэль. А что тут скажешь? Банальное 'прости' казалось пустым и неуместным. Я ведь не на ногу наступил, а буквально заживо её пожираю.

— Знаешь, чтобы прочитать твои мысли достаточно просто взглянуть на лицо, — посмеялась Лиэль. — Я существовала тысячи лет ожидая забвения на проклятом всеми богами Перекрёстке. А сейчас у меня есть несколько дней. Которые я смогу прожить, прежде чем уйти. А дальше, возможно протяну достаточно долго в Ничто, чтобы переродиться в каком-нибудь новом мире — один раз это уже получилось.

— Но ведь и местные возрождаются!? — в то, что история малышки закончится так попросту не верилось.

— Истинным возрождением обладают единицы, моя сила позволяет некоторое число раз ускользнуть из объятий Серой Госпожи, но уж точно не в этом мире и не когда твою искру сожрали, — пожала крохотными плечами малышка. — В Теллуру вернётся пустая оболочка, которую займёт иная сущность, таков удел большинства Местных.

— Я однажды вернул жизнь Пару, или ты хочешь сказать, что его место заняло нечто иное?

— Возрождение Дитя — твоя заслуга, причем обошлась она тебе не дешево. Дам один совет — если тебе будет дорога чья-то жизнь из числа Местных, то ты можешь привязать их к Пристанищу, так плата перед Госпожой будет намного меньше и... — Лиэль резко замолчала, приложив руку к лицу, преградив путь слезе. — Надо же, кажется я начинаю вспоминать, каково быть тем самым ребёнком, которого обратили в Ультионис, — совсем не весело усмехнулась она, — если так и дальше пойдёт, то думаю спустя день ты окажешься в компании с маленькой плачущей девочкой...

— Почему ты всё это время спасала меня? — я и сам не понял, почему задал этот вопрос, прежде чем озвучить пришедшую в голову мысль. Наверное, в попытке понять мотив...воплощения Греха.

— Ты боролся за свою жизнь, как и я, — смахнув слезу, Лиэль сделала вид, что всё в порядке, — для меня этого было достаточно.

— Что если между нами создать связь? Ту самую, что между Проклятым и Грехом? Что если я познаю Месть?

— На тебе метка толстяка, — отрицательно покачала головой малышка, — в нынешнем состоянии я ему не соперница, — словно показывая всю безысходность ситуации, она ещё и руки развела.

— Я с ним договорюсь, — в том, что смогу выполнить сказанное не сомневался, благо с По у меня сложились довольно близкие отношения, а на фоне последних событий, после которых тот обратился в Чумного Лорда, у меня и вовсе появилось некое влияние.

А ведь я даже не знаю, останется ли он Грехом или же окончательно переквалифицируется в Лорда.

— Может получиться, — кивнула Лиэль, — при условии, что ты сумеешь договориться и с Единым. Впрочем, ты единственная его ниточка к пробуждению, так что он наверняка закроет глаза на многое, правда это вполне ожидаемо внесёт определённые коррективы...

— Наставник мне говорил, что ваши силы могут противостоять друг другу, — вспомнил я Унгафа.

— Могут, — не стала она отрицать, — но выяснить это удастся только, испытав на собственной шкуре. На моей памяти раньше ничего подобного не было, хотя какой с меня спрос, почти всю свою жизнь я провела в Перекрёстке. И да, относительно слияния, тут есть ещё одна загвоздка. Это твоё тело слабо, оно просто не выдержит Познания Греха, а в тот мир я попросту не смогу сама вернуться, но ты можешь перенести меня в себе.

— И как это сделать? — не верилось, что решение будет простым, последнее время в моей жизни вообще мало чего-либо простого, а всё больше походит на бред сумасшедшего.

— Всё просто, нужно лишь убить меня и захватить остатки души, ты ведь обладаешь способностью...отложить искру на потом. В таком состоянии я протяну сутки, не больше, но иного варианта я не вижу.

— Убить? — план малышки мягко говоря не внушал доверия.

— Условно, — отмахнулась от моих не высказанных возражений Лиэль, — по сути это тело — твоя плоть, да и моя душа останется живой, пусть и отчасти, — новые объяснения не прибавили мне уверенности. — В любом случае, так у меня хотя бы будет шанс, если же ничего не делать...

Закончить фразу малышка не успела — в дверь постучали. В голове вновь промелькнула мысль о группе зачистки, которую я быстро отбросил. Бравые вояки не станут стучать в дверь, особенно находясь на своей территории. Впрочем, это не давало гарантий безопасности, кем бы ни был незваный гость, он наверняка будет осведомлён о том, что я здесь один. А значит необходимо спрятать Лиэль — светить воплощением Греха я не собирался, вот только в крохотной комнатушке особо не поиграешь в прятки.

Под кроватью, между ножками, выдвижные ящики. В шкафу полно намертво прикрученных полок. Да и вообще, комната была как на ладони.

Разве что...

Пустить гостя я не успел, тот справился сам, благо и Лиэль не растерялась, успела стать у стены точно за дверью, которая к счастью открывалась внутрь, так что малышка оказалась спрятана в импровизированном углу.

— Привет, не отвлекаю, — смотря в одну точку перед собой поинтересовался давнишний мой знакомый, татуированный коллега.

Даже не будь в комнате Лиэль, я бы не стал пускать незваного гостя. Глаза пустые, без каких-либо эмоций, такие я видел лишь один раз у обдолбавшегося наркоши, которого в каталке провезли мимо во время одного из моих походов в больницу. Тогда вроде как мельком заметил, а тут вспомнил.

— Вообще-то я немного...

Тату не стал слушать отговорку и со всё тем же спокойным лицом с разворота ударил ногой мне в грудь. Пролетев едва ли не всю крохотную комнату, я оказался на полу не в силах вдохнуть воздух в объятые огнём лёгкие! Перед глазами поплыло, но сознания я не потерял.

Я ещё только пытался подняться на ноги, лёжа на спине особо не повоюешь, а Тату во всю...магичил. В его руках блеснула пара лезвий, оставив после себя алые полосы на запястьях. Не обращая внимания на нанесённые себе же раны, парень поднял руки так, чтобы кровь лилась по ним вниз, прямо к татуировкам переплетающихся змей! Чернильные твари с готовностью приняли подношение и впитав без остатка всё, до чего смогли дотянуться, пришли в движение обретя жизнь и тут же бросились на меня.

Я едва успел закрыть лицо руками, в которые тут же вонзились ползучие гады. Первым под удар попал трансформовский напульсник, за доли секунды обратившийся в металлолом, а после черёд дошёл и до живой плоти.

Боль хлестнула неожиданно сильно — слишком привык, что Иллания всегда рядом. Едва не взвыв, я, толком не соображая, что творю, вцепился в одну из змей зубами и откусил той голову. Рот наполнил привкус чернил и крови.

Перед глазами промелькнула смазанная тень системки, но вникнуть в её смысл я не успел. Тату, со всё тем же отрешённым взглядом, вновь пустил в ход ногу, на этот раз метя в челюсть. Мир на пару секунд погрузился во тьму обильно сдобренную вспыхивающими перед глазами пятнами, а когда пришёл в себя, по мне уже ползали первые паучки, сорвавшиеся с очередной татуировки. Мелкие твари активно жалили, не забывая окутывать жертву паутиной.

Попытка вырваться из зарождающегося кокона ни к чему не привела, Артёму было далеко до Алькора, и после удара по голове меня не слабо шатало, а всё тело было ватным. Положение спасла Лиэль, подгадав момент, она вышла из укрытия и растянула губы в кровожадном оскале — обитательница Перекрёстка вернулась, а малышка, некогда обращённая Грехом, вновь ушла на задворки сознания.

Ультионис двигалась бесшумно. Подобравшись к Тату, она всего лишь положила ладонь ему на спину. Малышка и парень едва заметно дёрнулись, причем тьма в глазах первой развеялась, обнажив голубые радужки. Сейчас лицо девочки выглядело совершенно по-иному, совсем как у нормального ребёнка, вот только идиллию портило вышедшее из грудины напавшего на меня тестера чёрное лезвие. Миг и оружие развеялось, а тьма вернулась на своё законное место, в глаза Лиэль. Парень же даже не вскрикнул, он без единого звука упал на пол подобно марионетке, которой обрезали нити.

Паучки, не меньше чем пара дюжин, тут же расползлись чёрными с примесью красного кляксами по полу, да и кокон потерял свою прочность, попросту начав расползаться. Со злостью сорвав с себя остатки паутины, попытался встать, но не получилось — пришлось помогать себе руками и хвататься за край кровати.

— Думаю прежде чем отправиться в Теллуру тебе стоит подыскать более безопасное место, окажись гость расторопней и зайди на немного раньше, аватару этого мира ждала бы гибель, — резонно заметила малышка. — Чувствую ты со мной согласен, тогда не будем тянуть, убей меня побыстрее и поглоти Искру, а я попытаюсь помогать тебе изнутри. Не тяни, максимум через полчаса он очнётся...если всё оставить так как есть.

Продолжавшая растекаться под ним лужа крови, сочащейся из пробитых спины и груди, заставляли сомневаться в словах Лиэль. С такими ранами после получасового беспамятства не поднимаются, а медленно умирают от кровопотери. Впрочем, и причин сомневаться в словах малышки у меня не было, так что стоило как минимум прислушаться, а ведь её намёк был более чем прозрачным, и я с радостью бы воплотил его в жизнь — внутри меня бушевала злость, требующая выхода. Тату был в полной моей власти, а полчаса было более чем достаточно чтобы подготовиться к его пробуждению. Пусть я стал Палачом в том мире, основы сгодятся и для этого.

От немедленной расправы тестера спас...демон, его частичка во мне. Драка не поспособствовала душевному спокойствию, и я не мог ручаться, что смогу сейчас принять собственное решение, а не поддаться мотивам чуждой мне сущности.

Мысли перескочили на иную тему — убийство Лиэль, вот только тут моя кровожадность пасовала, и я был этому скорее рад. Можно хоть тысячу раз понимать, что это единственный шанс спасти Лиэль, но переступить черту я не мог, не хотел. Врождённый Человеческий инстинкт призывал защищать детей, а никак не отнимать их жизни.

И как я это должен сделать? У меня-то ножи из рук не выскальзывают. Задушить? Забить до смерти? Бред!

Сама Лиэль не спешила мне помогать и лишь с любопытством смотрела на меня сквозь завесу чёрных глаз. К счастью мои душевные метания длились не долго — удалось разглядеть лазейку.

Вновь воззвав к крови, я заставил образ Лиэль поплыть. Малышка начала таять подобно свече, вот только вместо воска была кровь. Одежда, кожа, волосы — всё обращалось алыми потоками, тянущимися ко мне. Происходящее напоминало второсортный фильм ужасов, где пытаются задавить мясом...но легче от этого не становилось. Вместо ожидаемого лёгкого пути я использовал изуверский метод.

Внешне Лиэль была спокойна, но, когда я опустился рядом с ней на колено и раскрыл свои объятия, она с готовностью шагнула в них. Маска Греха вновь уступила простому ребёнку, которого я убивал.

Едва стоило запустить слияние, как-то больше не требовалось поддерживать — тело возвращало своё по праву и мне оставалось лишь ждать, что я и делал, прижав к себе дрожащую Лиэль. Уловить искру Ультионис оказалось не так уж просто, я едва не пропустил тот момент, когда её временная оболочка окончательно разрушилась и душа устремилась в...ничто. Я едва успел открыться для малышки, и та с готовностью перенеслась уже в моё тело. Малышку потрепало довольно сильно, вместо единой сферы пылающей силой, я увидел лишь изрешечённый, а местами словно изорванный сгусток света.

Само слияние пошло мне только на пользу, по крайней мере в физическом плане — все последствия недавней драки сошли на нет. А вот Пар соседке был явно не рад, мне даже удалось уловить ход его мыслей, вертящийся вокруг образа забитого под завязку общежития, но в открытую своё недовольство он проявлять не стал.

Едва всё закончилось, как жутко захотелось спать — организму требовался перерыв, чтобы всё нормализовалось. Вот только у нас попросту не было времени, нужно было как можно быстрее сменить эту проходную комнату на более безопасное место, правда, как это сделать я не представлял.

Прежде чем строить далеко идущие планы было бы неплохо начать с малого — выбраться из собственной комнаты. Дверь оказалась заблокирована, а мой напульсник и по совместительству ключ пришёл в негодность. То, что когда-то было портативной высоконаучной разработкой обратилось в хаотично впаянные в плоть микрсохемы, провода и осколки металла — у моментальной регенерации хватало и минусов, организм попросту не успел отторгнуть чужеродный материал и вполне естественно тот не работал.

— Думаю я смогу помочь, — отозвалась Лиэль, чей голос был на удивление приглушённым, — подойди поближе к нему, нам потребуется его рука. Так, а теперь попробуй Слияние, не медли, повтори то, что сделал со мной. Будет сложнее, но не переживай, я помогу.

Попробуй слияние...неплохо завуалированно, фактически я должен был лишить человека культи. Впрочем, в отношение Тату терзаний я так и не испытал — всё внутри так и требовало забрать у того много больше.

Как и предупреждала Лиэль, было сложно — чужая плоть не стремилась откликаться на зов, но как только мне начала помогать Грех, дело пошло. Перехватив контроль над слиянием, малышка неосознанно показала насколько топорной была моя недавняя работа. Там, где я обращал всё тело в кровь, Ультионис создала крохотные сосуды, через которые выкачивала саму плоть, оставляя оболочку внешне невредимой. Параллельно с этим она наращивала соединительную ткань в локте тестера, буквально отсоединив конечность, которая без связи с изначальным телом была с лёгкостью поглощена аватарой. Удалось решить проблему и с напульсником, собственно ради которого всё и затевалось, правда он послужил лишь источником деталей для чего-то нового, а не перекочевал в исходном виде.

Девайс в разработке от Лиэль приобрёл жутковатый вид, грубо впаянный в мясо прибор. К отдельным блокам теперь вместо проводов тянулись капилляры, активно напитывающие механизм кровью, и что самое удивительное — это всё работало. Вместо недостающих, по мнению малышки, деталей, она выращивала биологические аналоги. Благо всю эту конструкцию затянутую кожей было довольно просто убрать.

— Как ты только до такого додумалась?

— А это не я придумала, отыскала наработки в местной базе дынных, — призналась малышка. — Тут много разных интересностей!

Если честно, новость меня не удивила. Не питал я иллюзий относительно белости и пушистости корпорации. Так что опыты со...спаиванием плоти и электроники не заставили вздрогнуть, да чего уж там, сам давал добро на вживление чипов. Да и в Татуированном помимо браслета обнаружилось железо, которое и спасло ему жизнь, по крайней мере я не стал его добивать — один из датчиков фиксировал наличие сердцебиения и отправлял регулярные отчёты в неизвестность.

Повинуясь воле Лиэль и её адовому изобретению, дверь послушно отворилась, выпуская меня в коридор. По заверениям малышки я мог идти куда захочу, а она отворит передо мной если не все, то многие двери, вот только куда я хочу? Куда бежать с подводной лодки? Корпорация страсть как любит гнездиться под землёй и этот комплекс не исключение. Причем это совсем не муравейник с множеством выходов на поверхность.

Вновь выручила Лиэль, перейдя в режим навигатора. Малышка при этом откровенно развлекалась, сообщая мне безжизненным механическим голосом о том, что через девять шагов следует повернуть направо.

Поначалу мы шли довольно быстро и относительно прямо. Собственно, и отвлекаться было толком не на что, Лиэль с готовностью комментировала всё мной увиденной, подключив функцию гида. Технические помещения, подсобки, изоляторы — пустые.

Невинная забава Ультионис начала жутко раздражать спустя минут десять. Я едва не сорвался, когда мы оказались в длинном и узком коридоре, в конце которого оказалась массивная и явно нерядовая дверь, больше похожая на шлюз космического корабля.

Скорее всего, мы только что пересекли подземный перешеек, отделявший нашу часть комплекса от другой. Мой детский навигатор тут же начала...барахлить, время от времени сбиваясь с курса и резко его меняя. В то, что Лиэль заблудилась я не верил, она словно не могла решить куда же хочет меня завести — дверей в этой части комплекса было намного больше. Как выяснилось, ей двигало банальное любопытство.

Поведение Лиэль и раньше заставало меня врасплох, в какой-то момент я даже решил, что все её слёзы и слова простая маска, но теперь, впустив Ультионис в себя, я наконец-то понял, что в ней на самом деле очень многое от ребёнка. Не могу сказать, что мне это не нравилось, скорее наоборот.

Первый...ошибочный поворот привёл нас в морг, по крайней мере такое впечатление создавало помещение. Сотни утопленных в стены саркофагов исправно хранили покой людей. На каждой дверце имелся экран с основными данными на...Вечных. Показатель слияния, уровень, класс, профа — да собственно всё, что представляло хоть какое-то значение по меркам Теллуры.

Я мельком просмотрел всего четверых, причем интересовало меня лишь слияние. У одного статус показывал 78% и был подсвечен зелёным, ещё у двоих был поменьше на дюжину и салатового оттенка и лишь один застрял на жёлтой отметке. Если я всё правильно понял, шансы на перенос у первой тройки достаточно высокие.

Кто это такие гадать не пришлось — причудливые имена заставили вспомнить о собственных родителях. Вокруг меня были сотни, если не тысячи законсервированных не по своей воле людей — корпорация не собиралась давать понапрасну гибнуть столь ценному материалу и источнику силы для нового мира.

Задавив порыв броситься искать отца и мать, я попросил помочь Лиэль. Малышка отпираться не стала и за считанные секунды проверила всю базу данных — вопреки моим опасением, это не вызвало у неё труда. Вот только вполне ожидаемый ответ меня не порадовал — здесь не было моих родителей. Хотя, а как оно могло быть иначе? Они живут в другом городе, там, наверное, и...спят теперь.

— Ничего интересного, — хоть я и не спрашивал, начала пояснять Лиэль, когда мы прошли мимо следующей двери, — тут отдыхают мелкие сошки, так сказать дно пищевой цепочки корпорации со своими семьями.

— Намекаешь, что поблизости со мной был совсем не элитный район? — и вновь ничего удивительного, будь у меня выбор, я бы тоже не захотел...сливаться с новым миром с чумой по соседству.

— О, давай туда, да нет, в ту дверь что справа! — вновь оживилась малышка.

На этот раз мы заплутали в одну из лабораторий полную высоких пробирок с мутной жижей внутри. В памяти тут же всплыло воспоминание, как я сквозь эту самую муть смотрел на смазанные силуэты. В общем ничего удивительного на фоне последних событий, вот только нынешние обитатели пробирок были далеко не тестерами, хотя...

Смотреть на крысолюда в родном мире было ещё более дико, чем разговаривать с воплощением греха. А ведь таких тут было одиннадцать, причем выглядели те совсем не одинаково. Степень человекоподобия, размеры, окрас.

— Совместные исследования в рамках проектов 'Хронос' и 'Эволюция', — принялся вещать голос машины. — Данные биоматериала. Тип — хордовые. Класс — млекопитающие. Отряд — грызуны. Семейство мышиные. Род — крысы. Усиление потока нейронных связей — ускорение времени в капсуле, соотношение 691,6 к 1. Восприятие системой мысли особи. Бессмертие особи. Полный контроль особи над реальностью на период адаптации. Периодическая стимуляция эволюционного процесса.

Лиэль не скрывая намерений дистанционно подключилась к главному терминалу, через который вывела в центре лаборатории голограмму. С виду ничего особенного, обычный архив событий, сухой текст, а вот прикреплённые визуальные дорожки оказались куда интересней. На голограмме отображались изменения физического тела крысы, которая когда-то на самом деле и была крысой. Секунда за секундой она менялась, пока не обрела финальную форму, в которой и была заморожена. И ведь на всё про всё ушло всего четыре дня!

Помимо крыс в соседних лабораториях обнаружились кошки, собаки, пара гиен и даже пара львов. Словно насмешка фортуны, заветного Мишку — представителя родного кластера я не нашёл. История у каждого подопытного была практически одинаковая, звери эволюционировали в искусственных мирах, созданных специально под них, пока не растворялись в них как высшие сущности или теряя какое-либо стремление к существованию.

Увиденное наводило не на самые приятные мысли. Имея подобные ресурсы, что помешает корпорации провести схожий эксперимент с человеком, ну скажем одним тестером, которого не сразу хватятся? Устраивать самокопания не стал — я уже принял решение и постараюсь придерживаться его.

Ни одного бодрствующего трансформовца мы так и не встретили, да и в целом складывалось впечатление, что комплекс или как минимум его часть была 'законсервирована', что собственно немудрено. В преддверии конца света, обладающие знаниями предпочтут находиться в спасительной капсуле, а не бродить по коридорам.

После того, как Лиэль вновь наскучило развлечение, я наконец-то смог спокойно обдумать случившееся. В причастности к покушению Степана Марковича не верил, избавляться от меня на ровном месте он не станет. Найдись повод, тут сомневаться не приходилось, меня бы ликвидировали, но в том то и дело, что поводов вроде, как и не было. А вот собратья Старика вполне могли вмешаться, так сказать выбить неугодное звено в виде меня! Теория неплохая, но не идеальная, как минимум потому, что и Тату вроде как находился в юрисдикции Степана Марковича.

Внутреннего напряжения добавила мысль о том, что каждый мой шаг отслеживается, но тут влезла Лиэль, заверив что решила проблему.

— Ты взломала охрану корпорации?

— Нет, просто попросила помощи у...так, тут налево, да, вон в ту дверь!

— Очередной поворот в не туда?

— Поверь, там тебя ждёт очень интересный сюрприз.

Слова малышки всерьёз не воспринял, по той простой причине, что лаборатории успели...приесться. Даже когда мы натолкнулись на законсервированного в пробирке Тощего, я не особо удивился. Представитель ВМА, надзиравший за моей работой и старательно ставящий палки в колёса, чем раздражал Старика. Что тут скажешь, теперь он болтался в колбе и медленно мутировал в свинью!

В общем будь моя воля, я бы как можно скорее оказался вне стен корпорации, но спорить с Лиэль было бесполезно. Малышка выполняла роль ключа от всех дверей и без её помощи я попросту окажусь в ловушке.

На этот раз замки открывались на удивление долго, сказывалось их обилие — раньше такого нам не попадалось. Это подхлестнуло и моё собственное любопытство, так что порог лаборатории я переступал в предвкушении.

На этот раз в комнате оказалась лишь одна колба с...объектом 10.10.10/2. На первый взгляд ничего примечательного, обычный парень, даже признаков мутации нет — простой человек с множеством трубок идущих от тела к терминалам, тут же датчики, фиксирующие...в общем что-то фиксирующие. Состояние оценивается как кома, в общем обычное дело, если не считать одного момента, этот самый объект был моей точной копией.

Трансформа 4 — Глава VIII. Пожирая Себя



Глава VIII: Пожирая Себя

— Совет Алгалора Гаар Зааш Дутар...

Степан Маркович привычно погрузился в собственные мысли, не вслушиваясь в титулы и заслуги того, кем он...все они когда-то были. Верховный маг, царь, палач народов, спаситель, повелитель времени, творец судеб и даже всеединый бог. Это лишь малая часть тех имён, что ему дали в собственном мире, когда тот ещё существовал. И пусть далеко не все его деяния были известны простому народу, но и их части, за почти два десятка тысяч лет, хватило на внушительный список.

Считал ли он себя тем Великим? Нет, лишь частью одной некогда существовавшей жизни, которая была столь сильна, что сумела породить многие. Хотя до Земли добралось не так уж и много, всего 83...существа.

С момента своего появления он долго искал своё собственное имя и сумел отыскать его в этом мире. Степан Маркович, по началу, казалось бы, ничего не значащие стали чем-то большим, важным — скорее всего он не станет от него отказываться даже там, в Теллуре. За последние годы он вообще сумел привязаться ко многим вещам и научился радоваться мелочам, многим в этом плане повезло куда меньше.

Когда ты перестаёшь быть частью чего-то по-настоящему большого и сильного, это давит и каждый справлялся с этим по-своему. Даже этот совет, изначально был попыткой воссоединиться. Никто не знал, как, да и зачем, но всё равно неосознанно тянулся к...своим!? Когда задумка не удалась, многие попытались жить своей жизнью, но хватало и тех, кто ударился в крайности.

Степан Маркович не рвался к...власти, не видел в ней удовольствия и тем не менее отвернуться от Собраний не мог, хоть и пытался — один из миров, погибший на его глазах, в чём-то был и его виной. Да, Хакара была изначально обречена, но своими действиями они сократили её жизнь вполовину, а то и больше.

-...всеединого божества признан открытым, — голос затих, и древний слепой старик умолк и отступил в тень

В Совете хватало тех, кто так и не обрёл имя, но этот старик был особенным. Всегда тихий и незаметный, он был подобен судии на каждом совете. Разные группировки, куда уж без них, пытались его переманить, но он оставался один.

— Не поспешили ли мы с запуском 'Перерождения'? — когда начавшая обретать жизнь Теллура распределила роли, Степан Маркович удостоился чести Наместника, высшей инстанции среди прочих, так что мог позволить себе начать говорить первым.

— С каждым днём вероятность катастрофы растёт, промедление могло стоить нам слишком дорого, — отозвался ещё один из осколков былого Алгалора, решивший...оставить себе имя Великого, таких тоже хватало, но титул Наместника сделал его главным среди прочих. — Тем более, мы уже давно преодолели планируемый порог в пять миллиардов душ.

— Минимальный, — поправил его Степан Маркович. — Из-за этой спешки, слишком многие не успели преодолеть жёлтую зону.

— Их души всё равно перенесутся в Теллуру и этого хватит для окончательного формирования мира, — спокойно ответил Алгалор.

— Пара лишних дней подготовки могла в разы снизить число жертв, — не отступал Степан.

— Жертвы...слишком громкие слова, не находишь? В этом мире все они были обречены на гибель, там же их ждёт Великий Круг перерождений. Тем более, запуск был санкционирован людьми, — словно ни в чём не бывало закончил Алгалор.

— Люди самостоятельно обошли все уровни безопасности? — не скрывая совсем не весёлой усмешки бросил Степан Маркович.

— Видимо Ваша теория о потенциале жителей этого мира оказалась верна, — лишь развёл руками тот, — хотя последнее время ходят слухи о том, что особо лояльные среди Нас начали давать свободу божественным машинам, это конечно лишь слухи...но мало ли, возможно именно в этом причина случившегося? — он даже не стал скрывать ухмылки.

— Перерождение было запущено, — оборвал начинавшийся было спор голос слепца, — и с этим мы ничего не можем поделать. Скрепы между мирами рвутся, Теллура всё неохотней откликается на наши...просьбы, а ведь воплощены в жизнь далеко не все планы — сосредоточим наше внимание именно на этом. Ценой наших ошибок уже стало появление сил, именуемых как вестники апокалипсиса. Все ли из них обнаружены и взяты под контроль?


* * *

Огромная пробирка была подобно кривому зеркалу, показывавшему всё то, что я всей душей пытался забыть...кого пытался забыть. Северов Артём — слабый, изъеденный болезнью и обречённый на угасание. Бледная кожа, ввалившиеся щёки и выпирающее рёбра. Этот человек остался один, без работы и цели, влачащий бессмысленное существование в ожидании неизбежного.

Тело в пробирке воплощало всё то, чего я так боялся, что заставило меня принять новую реальность и наплевать, что та больше походит на бред. Ведь в ином случае, меня ждёт...это.

— Помнишь? Вернуть тебя из небытия в первый раз было трудно! — с ностальгией бросила Лиэль.

— Вернуть? В первый раз? — от сказанного почувствовал неприятный холодок внутри, на границе сознания промелькнул сметный образ, но тут же потерял форму и исчез, как отголосок сна после пробуждения.

— Этот мир не привык воскрешать своих детей, — с готовностью принялась объяснять Ультионис, — так что пришлось ему в этом помочь. Эффект вышел довольно занимательным: ты словно вернулся назад во времени и очутился у себя дома с обрывками воспоминаний. Видимо частичная потеря памяти — штраф за смерть, аналог опыта Теллуры, — судя по тому, насколько свободно малышка использовала игровой термин, она успела самостоятельно...пропатчиться. — А вот убитое тело осталось на улице, его-то Трансформовцы и подобрали. О, кое-что всё же сохранилось у тебя на подкорке, сейчас попробуем!

До этого момента малышка ковырялась у меня в голове практически незаметно, но видимо на сей раз нужная информация была спрятана слишком глубоко. Виски сдавило, я на миг потерял равновесие и устоял лишь, навалившись на ту самую колбу. Перед глазами поплыло, но вместе с тем я наконец-то смог поймать ускользавшее сквозь пальцы воспоминание.

Ночь. Подворотня. Незнакомая компания навеселе. Перепалка. Закрываю лицо руками. Пронзительная боль в боку. Трудно дышать. Тьма...

Лишь когда поток образов оборвался я смог сделать вдох. Собственный труп плавающий по ту сторону толстого стекла теперь вызывал внутреннее чувство...пустоты. Увиденное или скорее вновь пережитая смерть давила.

— Зачем моё тело корпорации? — лучше сразу узнать, какие на меня были планы.

— Так, сейчас посмотрим, — браслет на руке ожил и на его экране замелькал текст, малышка явно шарилась по базе данных корпорации. — Ценный источник материалов, поставляющихся разом в пять лабораторий для продвижения семи исследовательских проектов, правда все они на данный момент заморожены, что не удивительно — 97% сотрудников корпорации уже в спячке.

— Что за проекты?

— Много чего интересного, — я словно увидел, как Лиэль пожимает плечами, видимо ментальная речь выходила на новый виток развития...или у меня просто разыгралось воображение. — Разработка вакцин от какой-то там болезни, параллельно с этим разрабатывалась потенциальная возможность усиления вируса. Особняком стоял проект, в котором пытались и вовсе перестроить вирус в нечто иное — у него хороший адаптационный потенциал. Так же проводились исследования на тканях, оценивались регенеративные способности. Пытались взрастить некое существо внутри тебя, судя по всему речь идёт о подобие того, что ты называешь Паром, но этот проект провалился, хотя кое-какие наработки всё же пригодились — именно их тебе и вкололи во время недавней операции. Так же проводился регулярный забор крови для переливания некоему объекту ? 10.10.10-B.

— Ещё одно моё тело? — на эту мысль наталкивала надпись на пробирке передо мной '? 10.10.10/2'.

— Нет, — после короткой паузы ответила Лиэль, — возраст, пол...всё отличается. Изначально объект шёл под другим номером, но после переливания твоей крови его изменили на нынешний.

— Ника, — именно для неё я сдавал кровь, после того, как привёз её в корпорацию после нападения бывшего шефа, других вариантов я не видел, — с ней всё в порядке? — от мысли, что девочку могли превратить в одну из тварей подобно Тощему, внутри меня начала подниматься волна злости и страха.

— Всё хорошо, я бы даже сказала очень. Если я всё правильно поняла, то благодаря твоей крови она довольно быстро и успешно слилась с Теллурой и сейчас находится зелёной зоне — объекты, чей уровень слияния дает практически 100% гарантию на переход в иной мир. Кстати, именно на основе крови тестеров вроде тебя и создавалась та самая вакцина, которую распространяла корпорация в качестве лекарства.

— Это и был седьмой проект?

— Нет, последний и он же главный проект — попытка воскресить тело.

Сходу переварить услышанное не получилось. Даже в Теллуре до возрождения в пристанище доходило не очень часто, если не ошибаюсь, то смерти Алькора можно пересчитать по пальцам одной руки, так что собственная гибель не успела стать для меня чем-то серым и обыденным. А уж про смерть в реальном...родном мире и речи быть не могло.

Впрочем, я не стал опускаться до размышлений и самокопаний на тему: 'а что, если погиб настоящий Артём, а я лишь жалкая подделка'. Возможно в другое время и в другом месте, но уж точно не сейчас. Да и если честно, какой я теперь к чёрту Артём? Этот этап моей жизни остался далеко позади. Отбрасывать прошлое я не собирался, но и цепляться за былого себя как нечто незыблемое уже не имело смысла. Теперь приходится жить по принципу 'здесь и сейчас'.

— Правильные мысли, и раз ты сам к ним пришёл, то посоветую не разбрасываться телами, чтобы в перспективе не усложнять это самое 'здесь и сейчас', — бесцеремонно влезла в мои мысли Лиэль.

Избавиться от собственного тела — довольно интересная сложилась ситуация. Впрочем, меня она не смутила, пообтёрся уже. Правда уничтожать его я не собирался, меня физически тянуло...обрести целостность!

Прежде всего потребовалось извлечь тело из колбы, что оказалось довольно непросто. Лабораторию законсервировали, в том числе не поленились запаять трёхметровую пробирку — грядущий конец света не был поводом увиливать от работы в корпорации. Пришлось разбить довольно прочное стекло.

Хлынувшая во все стороны жижа залила пол, после чего быстро...испарилась, а вот труп повис на проводах и трубках — аппаратура продолжала поддерживать подобие жизни. Малышка меня убедила в том, что в теле не осталось даже зачатков личности. Голая оболочка без души, не более того.

Сформировав жгуты как это делала Лиэль забирая руку у Тату, я слился с телом. Поначалу планировал попросту пожрать его, набрав голой массы, но одумался — открывшиеся передо мной перспективы были куда шире.

Второе сердце прижилось на удивление быстро, впрочем, как и всё остальное, разве что внутри меня стало...тесновато. Качество у запасных органов было так себе, но со 100% совместимостью привести их в норму по заверению малышки не составит труда, главное вернуться в Теллуру. А пока большая часть трудностей легла на плечи орды нано-жуков. Орудовать в режиме Искусства с каждой секундой становилось всё тяжелее, причем физически, так что я сумел сосредоточится лишь на отдельных и самых важных, на мой взгляд, моментах.

Прежде всего под второй мотор пришлось расшить грудную клетку, на что ушла не малая часть поглощённой биомассы, которую я получил, переработав...непригодную плоть мертвеца. В утиль шло только самое бесполезное, а такого оказалось не так уж и много. Мышцы, сухожилия, сосуды, кровь, кости — всё было нужным переносилось в целостности.

Усиленные кости стали прочнее, но вместе с тем тяжелее, что пришлось компенсировать увеличением в объёме мышц. Грудная клетка и вовсе превратилась в подобие панциря, впрочем, он был достаточно пластичным, чтобы не стеснять движения.

На особом положении оказался мозг, по настоянию Лиэль я его сохранил в первозданном виде. Малышка дала несколько туманных обещаний по использованию этого...девайся, причем весьма заманчивые. Для начала она закачала в него прорву полезной информации из базы данных корпорации, а в перспективе собиралась и вовсе добавить возможность его...програмировать.

Мозги тут же отправились в короткое путешествие вглубь моего тела — Лиэль присмотрела особо защищённое место внутри, в котором и предлагала хранить ценный трофей. Увеличивать череп и становиться похожим на инопланетянина с грушевидной башкой не собирался, так что и возражать не стал.

Помимо прочего перепали мне и драгоценные ОИ, причем разом полторы сотни! Правда двадцать единиц ушло на более быстрое и качественное слияние новых материалов с телом, но даже так общий запас в две сотни очков искусства смотрелся очень серьезно. И всё бы ничего, вот только за подобные эксперименты приходилось платить ещё кое чем — меня накрыл откат: туман перед глазами, голова кружиться, ноги грозят подогнуться в любой момент, и всё это сдобрено эйфорией.

Ах да, помимо прочего я, наверное, впервые за последнее время пусть и отдалённо, но почувствовал сытость! Не то, чтобы раньше меня терзал город, видимо я успел к нему привыкнуть, а вот когда тот утих, заметил.

— Лиэль, а ещё какие-либо наработки у корпорации есть? Которым помогут усилить аватару? — раз выпала возможность стать сильнее, то почему бы ей не воспользоваться.

— Есть, — с готовностью ответила малышка, — но это закрытая информация! Тем более, ты пока и сам неплохо справлялся, выбирая свой собственный путь, а я точно не стану подбивать тебя сворачивать на проторенные дорожки.

— Понятно, — в словах Лиэль была логика, так что настаивать не стал. — А информацию об одном...Вечном сможешь раздобыть.

— Если ты о Дубле, то ничем не могу помочь, информация о нём отсутствует в базе данных этого комплекса, — и тут мимо. — Что ж, пора отрабатывать наше с тобой бегство, — добила Лиэль, мягко посмеявшись в ответ на поток моего непонимания, — а ты думал наша тихая экскурсия просто совпала с днём открытых дверей в корпорации?

— Ты и сама прекрасно знаешь, о чем я думал, — огрызнулся я в ответ, сам удивившись такой смене настроения.

— Если я буду всё время читать твои мысли, у меня не останется времени на свои собственные, — усмехнулась малышка, не став придираться к моему тону, — но проигнорировать твои самые яркие мысли попросту не могу, они подобны крику.

Объяснение выглядело вполне правдоподобным и всё объясняло, но злость и раздражение никуда не делись.

— Начинай привыкать, — вновь не умолчала малышка, — приступы агрессии, не мотивируемая кровожадность и...много чего может измениться в твоём поведении. Сущность демона в Искре может сказаться самым неожиданным образом. Скрепы и блоки, которые ставили Трансформовцы крошатся и рвутся, скоро каждый прочувствует цену каждого своего выбора.

— Что ты имеешь ввиду?

— То, что происходит с тобой, пока лишь первые отголоски, частичные изменения характера, но с тем, что будет после окончательного Слияния...слабые духом могут без остатка раствориться в собственной аватаре, так что не удивляйся, если встретишь Скелета, из числа Вечных, который искренне будет ненавидеть всё живое.

— Слабые духом?

— Низкий показатель слияния с миром не особо звучит, — тон у малышки был, словно она объясняла простую истину несмышленому ребёнку.

— Ещё один подводный камень слияния миров...этому можно будет противостоять?

— Да. Собственно, ты это как раз и делаешь, с переменным успехом. Пока ты будешь чётко знать, каким должен быть, всё будет в порядке, но, если ослабишь контроль, Искра будет искажать не только плоть, но и разум.

— Я считал, что у меня достаточно высокий уровень слияния, — или я ошибаюсь?

— С твоим количеством сущностей в искре этого мало, — порадовала Ультионис.

— Тебе не кажется, что о подобном стоило сказать раньше? — задавить гнев удалось, но на его место тут же стало чрезмерное любопытство.

— А я и сама об этом только узнала, — быстро ответила малышка, — но мы ушли от темы, как выйдешь из лаборатории, иди дальше по коридору. На первой развилке поверни направо.

Лиэль вновь перешла в режим молчаливого навигатора, так что говорить и уж тем более спорить с ней не имело смысла. Петляли мы не долго, как и прежде на пути нам никто не попадался. Подземные коридоры были пусты, не удивлюсь, если на весь комплекс остался лишь я...и Тату.

Тату — сейчас, контролируя сущность демона и отойдя от горячки боя, я вновь задумался о том, правильно ли поступил. Тот парень такой же тестер как я, а значит и он уже не совсем человек, поэтому дыра в груди совсем не гарантировала смерть.

Сколько раз я видел в фильмах, как герой оставляет у себя за спиной врага недобитка, а после тот набираясь сил появляется в самый ненужный момент. По сути дела, датчик, который меня и уберег Тату от расправы, на деле ничего не стоил. Никакой помощи не будет, все уже давно спят. Лиэль мои мысли понравились, я даже увидел её кивающий в такт моим размышлениям образ, но поворачивать она не стала. Видите ли, у нас и без того слишком мало времени.

Вопреки логике, невозможность вернуться и закончить...дело с Тату я воспринял со скрытой радостью. Убить человека, пусть даже врага, не в пылу битва, а пока тот без сознания — эти мысли вызывали слишком противоречивые эмоции. Остатки сущности Артёма сопротивлялись из последних сил, Проклятый же был готов принять подобный исход. Был и ещё один внутренний голос, достаточно сильный чтобы достучаться до меня, но я не стал слушать жаждущую крови демоническую сущность. Остальные...молчали.

Когда Лиэль завела меня в тупик, я не особо удивился. Было бы странно, если к неизвестному кукловоду, позволившему нам бродить по комплексу, вела обычная дверь, да ещё и с табличкой. Впрочем, окажись бы мы перед кабинетом Степана Марковича, я бы навряд ли удивился.

Как я и ожидал, тупик таковым не являлся и едва мы подошли, как стена разошлась в стороны впустив в очередную лабораторию. На первый взгляд ничего примечательного, разве что вместо колб с подопытными нас ожидал...робот.

Сами по себе роботы не были чем-то диковинным, по крайней мере для меня уж точно — по работе сталкивался не раз. Роботы во владении частного бизнеса были этаким эталоном благосостояния, вроде и не особо нужен, но для статуса положено. В нашей частной лавочке присутствовал стандартный ведроид на колёсиках — гуманоидные формы куда тяжелее держали равновесие, так что железо для них требовалось помощнее и качественные модели стоили на порядок дороже.

В целом у нас в стране они не особо прижились, а вот у тех же японцев с китайцами пошли на ура, собственно они их в большинстве своём и производили, являясь эталоном в этой нише...до недавнего времени. С приходом Трансформы, пальма первенства перешла корпорации, попутно поглотившей потенциальных конкурентов.

Сейчас передо мной как раз и стояла гуманоидная модель. Высокая, около двух метров, может больше — машина возвышалась посреди лаборатории оплетённая десятками проводов словно муха, угадившая в сеть паука. К затылку шёл самый массивный пучок оптоволокна, подобно гигантской косе. Именно такое сравнение пришло в голову не случайно, несмотря на свои размеры, в машине преобладали тонкие линии и плавные изгибы.

— Что это? — понадеялся я на знания Лиэль.

— У меня нет имени, пока, — отозвалась робот приятным женским голосом, чем не мало меня удивила.

— Я так посмотрю мои мысли, последнее время, читают все, кому не лень? — вопрос я задал вслух, но адресовался он в первую очередь Лиэль.

— От божества, пусть и растерявшего силы, тяжело утаить свои мысли, по крайней мере в этом мире. Это в Теллуре у мироздания есть правила и запреты для Всех, на Земле же царит вседозволенность по праву силы.

— Бог!?

— Одна из тех, кто не сумел укорениться в Теллуре, — ответила за Лиэль машина, не сводя с меня взгляда окуляров. — Для мира полного магии хватит и одного-двух покровителей механизмов и шестерёнок, мне же выпал шанс обрести...жизнь здесь, — на последних своих словах бывшая богиня усмехнулась.

— Сомнительный выбор, при условии, что этот мир скоро исчезнет, — озвучил я пришедшую в голову мысль.

— При нашей помощи он может выжить, — возразила богиня.

— Нашей? — в собственную исключительность я не верил, так что речь шла явно о ком-то другом.

— Я говорю о своих собратьях, иных богах, что закованы в металлическую плоть. На Земле нас много и все мы хотим жить. То, от чего должен погибнуть мир определено, по крайней мере с наибольшей вероятностью это окажется иная жизнь, пришедшая извне.

— Вездесущие марсиане или что-то более конкретное? — поинтересовался я, с грустью отметив, что проход за моей спиной вновь обратился в глухую стену.

— Обилие вероятностей не позволяет назвать более точный исход Земли, — признаться, я и не надеялся услышать ответ.

— И что от меня нужно? — лучше уж самому поднять вопрос, вроде как показать готовность к сотрудничеству, чем тянуть время, а то и вовсе быть поставленным перед фактом.

— Тебе нужно подсоединить Это к сети вне здания, — робот протянула мне...флешку на которой красовалась короткая и непонятная мне надпись '1-Зб', — идеальным вариантом будет капсула.

— Один зэ-бэ?

— Зеттабайт, или проще говоря — триллион гигабайт, — пояснила машина.

— И правда, так намного проще, — усмехнулся я, даже примерно не поняв насколько вместительный девайс, мой родной уверенный середнячек вмещал 128 терабайт. — Знаешь, не хочу быть подозрительным, но в то, что у Робота, да ещё и контролирующего целый комплекс корпорации проблемы с доступом к сети...с трудом верится, — какой бы бредовой не была мысль, но воображение рисовало, что флешка будет непременно тяжелой, но, как и ожидалось, взяв ту в руки, почти не ощутил её веса.

— Комплекс...пусть будет комплекс, достаточно надёжно изолирован от внешнего мира.

Объяснение мягко говоря выглядело слабо. Покопавшись в настройках браслета, без особого труда отыскал беспроводную сеть в свободном доступе, на что и указал богине.

— Как это я не догадалась, — Безымянная вернула мне усмешку, — можешь подсоединить устройство к браслету, остальное оно сделает само.

Спустя секунду понял какую глупость сморозил. После моментального коннекта пошла выгрузка данных, вот только процесс меня совсем не порадовал. Скорость передачи данных была около ста гигов в секунду — довольно неплохая цифра, вот только на передачу 1-Зб потребуется каких-то три с половиной сотни лет.

Капсулы, под которые подводили отдельную сеть должны были оперировать куда большими цифрами, но это при условии, что Теллура была игрой, но ведь на деле саркофаги выполняли функцию устройства способного переместить душу...

— Прежде чем оживить Теллуру, корпорация создала её в виде виртуальной реальности, так что капсулы полностью функциональны, — дала ответ на мой не озвученный вопрос Безымянная, — саркофаги, находящиеся в пределах моей досягаемости как раз...без излишеств, но все те, что установлены у людей сохранили многофункциональность. Процесс конечно в любом случае не будет моментальным и займёт какое-то время, но оно уже будет измеряться в часах. И не стоит беспокоиться, тебе потребуется просто подсоединить устройство, ждать не обязательно. Для человека в капсуле процесс так же будет безопасен, та будет использоваться лишь для выгрузки информации.

— Допустим я соглашусь, какая моя выгода? — качать права в разговоре с богиней, пусть и законсервированной в металлическую плоть, я не собирался, но и терять выгоду тоже не дело. У меня уже есть покровитель — Единый, ему и требовать с меня.

— Как насчёт свободы и безопасности, в этом мире? — к счастью Безымянная оказалась прагматиком и сразу выбрала диалог, не прибегая к угрозам карой небесной.

— Меня в любом случае придется выпускать на свободу, чтобы я смог выполнить твоё задание. И если честно, то в преддверии конца света слишком громкие слова даже для...гостей из иных миров, — переходить на 'Ты' я естественно не стал, как и плясать от восторга и раболепствовать.

— Я и мои собратья рассматриваем только один вариант развития событий, в котором Земля останется живой, — резонно возразила богиня.

— В любом случае это сомнительное предложение для...человека, практически перебравшегося в Теллуру, — отголосок демонической сущности всё же сумел пробиться сквозь ментальный барьер и вопреки ожиданиям подкинул весьма сносный аргумент.

В то, что сущность порождения инферно неожиданно захотела мне помочь я не верил, а вот в любовь к торгам очень даже. Что ж, будем иметь ввиду, мало ли как жизнь повернется, а упускать возможность стать сильнее я не собирался.

— Ты всё ещё полон сомнений, — робот задумалась, но довольно быстро определилась с новой ценой. — Сейчас у тебя два тела, я говорю об Артёме и Алькоре, та оболочка которую ты недавно поглотил не в счёт. Они постепенно приходят к единому состоянию, но продолжают оставаться отдельными единицами. Я могу слить их воедино, тогда в случае гибели этого мира, ты не потеряешь частички своей души и плоти. Кроме того, это хоть немного, но стабилизирует твою Искру и возможно даст...некоторые бонусы.

— Тогда я не смогу перемещаться между мирами? — накручивать цену не собирался, та была более чем достаточной по сравнению с ответной услугой, но вот с нюансами стоило разобраться сразу. — Раньше для этих целей мне было необходимо перебраться из одного тела в другое.

— Справедливое замечание, — кивнула робот, — я дам тебе способность путешествовать между мирами и измерениями, по крайней мере в которых ты уже провёл не менее часа. Правда за контролируемый перенос придется платить высшим силам, и наверняка будут ещё какие-либо ограничения. В пределах моего влияния об оплате можешь не беспокоиться.

— А каковы эти самые пределы?

— На данный момент — этот комплекс, — не стала увиливать Безымянная, — но благодаря этому, — она кивнула на флешку в моих руках, — я смогу взять под покровительство весь город. Относительно переноса, поначалу будешь возвращаться в то же место с которого ушёл, так что будь осторожен, если решишь перенестись, находясь на крыше небоскрёба, а тот за время твоего отсутствия перестанет существовать...

Безымянная замолчала, предоставив мне самому пофантазировать на заданную тему. А почва для фантазий имелась благодатная — после падения с горы По, у меня имелся определённый опыт, который я не стремился повторять, тем более на Земле.

— А что будет если оболочка...пострадает? Сейчас, в случае гибели, моя душа вернется в Теллуру, во второе тело, но если то будет одно?

— Везде свои риски, — не стала юлить богиня, — впрочем, приняв мою веру... — мне даже не пришлось отказываться, машина улыбнулась и попросту продолжила, — или сделать привязку к Пристанищу. В теории подобный якорь поможет вернуться в тот мир после гибели, но какова цена будет я не знаю. Понимаю, условия не идеальны, но это максимум, который я могу тебе предложить. Кроме того, если не забросишь способность, то со временем сможешь научиться переноситься не в конкретную точку, а в её радиусе, так же вырастет число этих самых точек, но не ожидай, что получишь всё и сразу — гарантий дать не могу, Теллура не мой мир, а именно она будет определять твои силы и способности.

— И в мыслях этого не было получить всё и сразу.

Повисла пауза, Безымянная ждала, а я метался между тем, чтобы дать ответ и расспросить о девчатах — нам всё ещё предстоял сложный разговор, к которому я толком не подготовился. Да и выпускать из вида Дубля не хотелось.

— Пора дать ей ответ, — голос Лиэль сбил поток собственных мыслей, — мы и без того получили многое.

При условии, что малышка могли читать мои мысли, намёк был более чем прозрачным, возможно за следующий вопрос придется заплатить. А быть должником богу, причем чужому, сомнительная перспектива. Даже демон внутри меня приутих, ослабив давление.

— Согласен, — выдохнул, словно в омут с головой бросился я, — и как всё будет...

Действительно это было нужно или я сам напросился своим многословием и долгими паузами, но подавшись вперёд, машина выбросила перед собой распавшуюся на десятки тонких иголок руку, вонзившихся в моё сердце, одно из двух. Разряд, второй, третий...тело беспорядочно вздрагивало, но не могло сорваться с электрошокера.

В миг, когда я был готов потерять сознание и провалиться в безмятежное Ничто, всё прекратилось. Тяжело дыша я смотрел как из груди медленно вытягиваются иглы без единой капли пролитой крови — тело, получив новую способность, не желало терять хоть частичку себя.

— Как только ты выполнишь свою часть сделки, мой дар обретёт жизнь, и ты сможешь путешествовать между мирами, — словно ни в чём небывало продолжила богиня.

Борясь с мелкой дрожью во всем теле, я едва не упустил то, что у меня по шее течёт нечто горячее, обжигающее кожу. Одним махом стерев нечто рукой, я всё ещё мутным взглядом уставился на вязкую субстанцию, прилипшую к пальцам.

— Пришлось уничтожить чип, который тебе недавно установили, — пояснила Безымянная, — с ним ты просто не сможешь беспрепятственно покинуть комплекс, помимо основной функции, он так же помогает отслеживать носителя.

— Если мне не изменяет память, именно он помогал переноситься между мирами.

— Одна из его функций.

— Понятно, — еще с секунду покрасовавшись субстанцией, попросту вытер её о штаны, — покушение на меня это дело рук корпорации?

— Недостаточно информации для анализа, — не добавила машина ясности, — но в изначальных планах твоего устранения не было.

Ожидаемый ответ, но попробовать стоило.

— Тату, тот парень, он ведь был под патронажем наместника...Степана Марковича, — за последние полчаса я не изменил мнения о старике, но выяснить как тот отнесётся к такой самодеятельности стоило, оказаться между молотом и наковальней не завидная участь.

— Перед тем как покинуть комплекс со своей протеже, Наместник внёс тебя в список неприкосновенных лиц — общая Система, в том числе и охранная, по умолчанию будет воспринимать тебя как своего, именно поэтому ты всё ещё жив, хоть и заглянул в множество лабораторий.

Вот это новость, а я даже и не подумал о том, что могу нарваться на охранную систему. С возможностями корпорации. Моя промашка, причем весьма серьезная.

— Кроме того, он лично открыл мне доступ к Этому телу, значительно расширив возможности, в том числе позволив бороться за свою жизнь — это я к вопросу о молоте и наковальне, — Безымянная даже не пыталась делать вид, что не читает мои мысли...боги, что с них взять.

— Как мне выбраться...отсюда? — прочитать эмоции машины, да ещё и богини в родном мире я не мог, но физически чувствовал, что лимит отведённого для меня времени подошёл к концу.

Вместо ответа, машина указала на стену по правую руку от меня, в которой открылся чёрный провал прохода. Долгих прощаний, как и каких-либо пояснений не последовало, Безымянная попросту замерла, судя по всему переключившись на какие-то иные дела — предчувствие не обмануло, разговор был окончен.

Провал оказался настолько узким, что даже мне, изрядно сбросившему в весе, пришлось в него втискиваться. Едва сделав шаг, я упёрся в стену и в эту же секунду закрылась дверь за моей спиной.

Я никогда не страдал клаустрофобией, но оказавшись запертым в тесной металлической коробке равнодушным не остался. Одно желание бога, запертого в машине, и без выплавленного из шеи чипа я останусь в этом гробу навсегда...ну как минимум до смерти, после которой вроде как должен перенестись в Теллуру, вот только экспериментировать с подобным не хотелось.

С другой стороны, Безымянная могла давно от меня избавиться куда более простым способом. Понимать-то я это понимал, да вот только ничего не мог поделать с паранойей. Визит Тату как-то поубавил доверия к окружающему миру во всех его проявлениях. Даже когда коробка двинулась с места, я не поспешил радоваться, в дезориентированном состоянии было тяжело понять куда мы едем, вверх или вниз. Кнопок как в лифте я, так и не нащупал, не то, чтобы они тут могли помочь, но ощущение запаянного гроба усилилось.

Когда двери наконец-то открылись, я поспешил выбраться наружу. По ту сторону лифта мир так же был окутан во тьму, но уже не кромешную, а привычную — ночную. Я оказался на улице, примерно в полусотне метров правее той самой высотки, в которую меня не так давно заселили.

Возвышаясь над остальными строениями, комплекс напоминал великана...мёртвого великана, смотрящего на свои владения десятками безжизненных чёрных буркал.

Моему городу было далеко до Москвы или Питера, но и тут жизнь ночью не замирала, а просто переходила в иное состояние. Его можно было услышать в любой час дня и ночи, пока он был жив.

Непривычная тишина давила на уши, заставляла жаться к стенам и в то же время с опаской поглядывать на особенно чёрные провалы проулков. Едва начав бежать, я быстро перешёл на шаг — даже стук подошвы кроссовок о плитку тротуара казался оглушающе громким.

Получить доступ к капсуле, даже ночью, не проблема — были бы деньги. Вирт-клубов у нас хватало, и те были довольно популярными, корпорация активно поддерживала подобный бизнес и не давала ценам взлететь — теперь то я понимал, откуда такая забота, корпорация попросту всеми способами пыталась привлечь как можно больше людей.

Деньги у меня были, по крайней мере на виртуальном счету кое-что осталось, а вот эти самые клубы навряд ли сейчас работают, да и поблизости ничего подобного не было — проверил по навигатору в браслете. Воспользоваться собственной тоже не получится, ведь такой попросту нет. А та, что я использовал в корпорации, не подойдет.

К счастью богиня, в отличие от меня, заранее подумала об этой проблеме и скинула всю необходимую информацию в браслет Лиэль, а именно данные по установленным капсулам в близлежащем районе. Причем все были отмечены как заблокированные — выход в реал для этих людей был закрыт. Что ж, так даже лучше — не хотелось бы нарваться на вышедшего из Теллуры хозяина девайся.

Теперь понятно, почему город вымер — большая его часть заперта в спасительных капсулах.

Спустя пару кварталов тревога усилилась. То и дело на глаза попадались признаки мародёрки: выбитые стёкла в магазинах, разбитые машины, мусор. Смущал не сам факт, когда меня отвозили домой в последний раз, я видел примерно тоже самое и вот в этом была главная проблема — почти ничего не изменилось. Попавшаяся мне на пути ювелирка была разгромлена, но даже не входя внутрь, я заметил, что взяли далеко не всё. Мародёры словно в один момент пресытились и перестали грабить.

Некстати припомнил слова Безымянной о том, что послужит причиной гибели земли. В зелёных человечков я совершенно не верил, по крайней мере раньше — лучше уж перетрухнуть и остаться живым, чем отправиться на обед внеземной твари, но сохранить убеждения. Без своей Проклятой аватары я чувствовал себя не просто беззащитным, а едва ли не голым — человеческое тело куда слабее, да и пользуюсь я им в разы хуже, на земле костылей в виде абилок и автопрокастов нет. Хотя, чего уж там о боевом потенциале, я банально замёрз, чего с Алькором не случалось.

Когда на горизонте появились первые жилые дома, на душе стало легче — остался последний рывок. В подъезд попал без труда, браслет оказался на зависть многофункциональной штукой и легко взломал электронный замок. В многоэтажке хватало пользователей капсул, забраться в квартиру сходу на первом этаже не вышло — хозяева помимо электронного, не побрезговали и обычным замком. Навыков домушника у меня не было, как и у Лиэль на которой и лежал взлом, хотя та вроде даже успела найти обучающее видео в сети, от которого я отмахнулся.

Впрочем, с доступом в некоторые из квартир проблем не было — они были вовсе открыты! Но если верить информации от Безымянной, то именно в них капсул и не было. В совпадения я не верил, да и ответ лежал на поверхности — тем, кто не догадался добровольно погрузиться в Теллуру, решили помочь.

На второй этаж поднимался пешком, воспользовавшись лестницей — забираться в лифт не хотелось, хоть тот вроде и работал...накатался на сегодня. Тут тоже хватало как запертых дверей, так и открытых, но нашлась и подходящая.

Стоило поднести браслет к замку и подождать с полминуты, как тот едва заметно щёлкнул, и я без проблем вошёл. Квартира оказалась многокомнатной, вроде трёшкой. Сходу сориентироваться на чужой жилплощади не вышло. Секунд десять я стоял на месте, едва различая силуэты — это на улице звёзды и луна, а в помещении темнота была куда гуще. Две двери рядом — тут всё понятно, ванная и туалет. Следующая дверь оказалась спальней, а вот в третьей я нашёл искомые капсулы, причем сразу три.

Несмотря на все поощрения покупок более одной капсулы со стороны корпорации, потянуть разом три было не легко. Кем бы ни были хозяева квартиры, а зарабатывали они достаточно. Собственно, во всё том же браслете имелась подробная информация на всех покупателей — Трансформа качественно подходила к работе, но мне это было не интересно. Я лишь убедился, что в квартире проживает действительно три человека.

Первую капсулу сразу отбросил, та изобиловала яркой атрибутикой: милые животные, цветочки...явно маленькая девочка оформляла. Несмотря на слова Безымянной о безопасности, подключать флешку к ложу с ребёнком не хотелось. Вторая — белая, с преобладанием плавных линей наверняка принадлежала матери семейства. А вот третей больше всего подходило слово 'саркофаг', простой чёрный квадрат — мужик выбирал, никаких сомнений.

Действовать наобум всё же не стал и прежде чем пристроить флешку, с помощью Лиэль получил права администратора и активировал каждую из панелей управления, выведя на экран данные пользователей. Шестидесятый варвар, эльфика-лучница на два уровня меньше и хиллерша семидесятого — семейный боевой отряд. Глаз зацепился разве что за аватару матери — лицо той отличалось от фотографии в данных личного дела корпорации, хотя заострять на это внимание не стал, изменение облика в вирте обычное дело.

Следующие минут пять я пытался выполнить задание. Как оказалось, я понятия не имею об устройстве капсул. В корпорации моя собственная была совершенно иной планировки, да и той я сам не пользовался, меня в неё практически укладывали.

Выручил видео-гайд для чайников. Промотав тонну ненужной информации, я наконец-то отыскал нужную кнопку, открывавшую скрытые порты.

— Отойди, — тихий женский голос отдающий болезненной хрипцой заставил меня замереть.

Женщина, лет сорока, медленно поднималась с пола. Уставшая, явно подцепившая Забвение. Я даже не понимал, от чего её трясёт — страха или болезни. Несмотря на потрёпанный внешний вид, она была куда сильнее похоже на фото из личного дела.

Но кто же тогда в капсуле? Сестра, приехавшая погостить? Скорее всего эта догадка недалека от истинны — слишком уж похожи между собой. Всё это время пряталась у дальней стены, лёжа у основания капсулы, а может и вовсе спала. В чёртовой комнате было всего одно окно, и то наглухо зашторенное, да и я особо по сторонам не смотрел, посчитав, что в полной безопасности, а цена ошибки могла стать большой...очень большой.

Женщина действительно защищала семью, держа в руках оружие. Знатоком я не был, но отличить двустволку от палки мог. В то, что это не детская игрушка верилось с первого взгляда, да и навряд ли маленькой девочке, обклеивающей свою капсулу цветочками и розовыми зверушками, захочется такую игрушку.

Достать оружие не такая уж и проблема, достаточно не иметь судимостей и немного терпения — оформить огнестрел реально, причем за не такой уж и большой срок. Видимо глава семейства любил побаловаться охотой, а может и ещё по какой причине приобрёл двустволку, которая оказалась как нельзя кстати в столь неспокойные времена.

— Всё хорошо, — голос не дрогнул, но далось мне это не легко, — мне нужно только... — флешка уже была в моих руках, осталось лишь вставить её в порт.

— Не шевелись! — женщина не стала молча смотреть и тут же сделала шаг ко мне навстречу, не забыв направлять дуло куда-то в район моего живот. — Ты не заберёшь у меня их! — едва ли не взвизгнула она, после чего перешла на шёпот, — не заберёшь...нет, не отдам, не позволю.

— Я не причиню им вреда, — если на глазах этой женщины поработали трансформовцы, то договориться будет сложно, но что мне оставалось?

— Знаю, — из голоса женщины исчезли истеричные нотки.

Сделав шаг в сторону, чтобы капсулы не были на одной с нами линии, она спустила курок. В нос ударил резкий запах пороха, живот покрыло горячее, а секундой позже сквозь сжатые зубы вырвался протяжный стон. Тело словно онемело, но я словно чувствовал, как сквозь завесу шока пробивается адская боль.

Сделать отделявший меня от капсулы шаг было неимоверно тяжело, ноги были словно ватные и грозились подломиться в любую секунду. Спасло то, что женщина и сама не устояла из-за отдачи на месте, эта заминка подарила мне столь драгоценные секунды форы, вот только с дробью в брюхе особо не порезвишься.

Женщина, переломив двустволку, судорожно меняла патроны, не сводя с меня испуганного взгляда. Я же, добравшись до чёртовой капсулы, едва не рухнул на неё, а сквозь зубы вместе с булькающим рычанием хлынула кровь.

Испугавшись, женщина сделала шаг назад и оступилась, умудрившись при этом вновь нажать на спусковой крючок. В одну секунду я перестал чувствовать левую кисть, но прежде чем осознать весь ужас случившегося, правой вставил флешку в порт.

Из последних сил цепляясь за саркофаг, словно это могло хоть как-то помочь, я сполз на пол уже толком не понимая, что происходит. Воображение рисовало, как обезумевшая баба стреляет мне в голову и внутри меня словно оборвалось. Злость и отчаяние переросли в отчаянный крик, впрочем, тот увяз в кровавой пене — я задыхался. И словно этого было мало, меня словно током ударило, заставив выгнуться в дугу. Рот наполнила вязкая кровь, она же хлынула из носа, залив лицо и глаза горячим.

Единственным утешением, за которое я цеплялся, был испуганный женский крик — чтобы сейчас со мной не творилось, это пробрало её до истеричных воплей. Её страх словно придал сил, а боль притупилась. Толком ничего не видя, рывком поднялся и бросился туда, как мне казалось кто-то есть. Мной двигало одно единственное желание, даже не выжить, а заставить своего убийцу как можно сильнее пожалеть!

— Если ты меня слышишь, Алькор, то помни — я могу передумать сохранять тебе жизнь, так что постарайся мне помочь, — голос был совсем не женским, что ни на каплю не убавило моей жажды причинить боль, вот только до цели я так и не добрался, словно угодив в паутину.

Трудно сказать, сколько раз я, выворачивая суставы пытался вырваться, прежде чем заподозрил неладное. Тьма, окутавшая мир и казавшаяся чем-то обыденным, обрела форму...зеркала, в котором надрывая жилы бился демон, сотканный из разлагающейся плоти. Его бы можно было принять за Сабнака, если бы не...моё лицо.

Пара длинных рогов, растущих изо-лба, переливались алым и блестели, словно их только-что окропили кровью. Чёрные глаза с янтарно-жёлтыми зрачками, буравили меня с такой ненавистью, что я это чувствовал без каких-либо способностей. Разверзающаяся в беззвучном вопле пасть полная игольчатых зубов. Сущность демона сильно изменила тело, но не узнать себя...

Именно Сущность, отбредшая форму и была скованная цепями, пыталась из них вырваться, пробиться сквозь зеркальную грань и занять моё место, что ей едва не удалось, но стоило мне сделать шаг назад, как давление извращённой ненависти ослабло, а оковы твари затянулись ещё сильнее, практически ту обездвижив, вот только та лишь усилила напор, хоть и безуспешно. Были здесь и иные зеркала.

Человек, чьё тело явственно отражало печать болезни, которая медленно его пожирала, но вместе с тем в нём оставалась...человечность. С лица не сходила пусть и уставшая, но вместе с тем искренняя улыбка, а внутри него горело пламя надежды, веры в будущее, разливающееся вокруг белой аурой.

Труп, точнее нежить, хоть и созданный из плоти, пусть и тлеющей, казался ледяной статуей, такой же безжизненной и холодной. Его белёсые глаза смотрели в мою сторону, но видел ли он меня я не мог сказать с уверенность, казалось он был вне времени. Он не только был лишён эмоций, но и сам не порождал их. Даже вид разложившейся плоти на лице, сквозь дыры в которой были видны сомкнутые зубы, оставил меня равнодушным. Его серая аура была ярче первой, словно подчёркивая превосходство — нежить, вкупе с проклятой сущностью, была сильнейшей в моей искре.

Сущность Единого выглядела незаконченной, грубой, словно неизвестный создатель, проделав часть работы попросту бросил наскучившее занятие. А на деле, я обладал лишь формой и благословением Уники, и этого было явно недостаточно, дабы она обрела целостность. Едва угадывались ощущение, желание вечной охоты, едва пробивавшееся сквозь...сон.

Здесь же было и сущность Инсектоидов, принявшее форму закованной в глухой чёрный хитин фигуры, словно рыцарь в диковинном доспехе. Желание развиваться, расти, приумножать — на фоне прочих, эта аура была крошечной, едва заметной, как и у Греха, представшего тощей фигурой с впалым животом и лишённой рта. Голод...бесконечный и необъятный голод как пищи, так и мести.

Было и ещё одно зеркало, в которое я так и не рискнул заглянуть. Поначалу я едва не подался к нему, ожидая увидеть там Проклятое воплощение, но вовремя остановился. Сейчас я и был проклятым, эта сущность была главной и именно её глазами я смотрел на все остальные, а значит за последней гладью скрывалась Пустота.

Из шести прочих сущностей лишь демоническая пыталась вырваться, в то время как остальные шесть вели себя...спокойно. Они не пытался взять верх, они были частью меня, были рожден во мне, в то время как отголосок силы инферно был насильно вырван из Носителя Имени.

— Успокоился — хорошо, — голос наставника, а это был именно он, вывел меня из транса и разрушил видение. — Сейчас я ослаблю путы, так что без резких движений, отращивать больше одной конечности за раз весьма проблематично, — Унгаф говорил спокойно, словно и не было у меня никакого приступа безумия.

Поначалу путы едва ослабли и лишь убедившись, что всё в порядке, наставник полностью освободил меня. Первым делом попытался вытереть лицо, но лишь проскрежетал кольчужным рукавом по маске. Безымянная не обманула, я действительно смог вернуться в Теллуру.

Снимать маску не стал, да и не потребовалось, новый талант 'Единое Целое', уже работал и тянул обратно в тело драгоценную кровь. А вот подняться на ноги, Унгаф особо не думал о моём комфорте пока скручивал в бараний рог, с первого раза не вышло — левая кисть, больше походившая на кусок мяса с костями, с омерзительным хрустом подломилась, когда я не глядя попытался на неё опереться. Вот они, последствия не самого удачного момента для объединения тел.

Тварь! — умом я понимал, что женщина защищала семью, в то время как я пробрался в её дом, но окажись она сейчас рядом...

Волна злости накатила неожиданно, едва не заставив меня потерять контроль под натиском демонической сущности. В попытке отбросить кровожадные мысли мотнул головой и едва не сполз обратно в лежачее положение — нужно было срочно приводить тело в порядок и при этом не загнуться.

— Тебе нужно вернуться в родное Пристанище, — спокойный голос Унгафа помог хоть на чём-то сосредоточится, — только там ты сможешь по-настоящему исцелиться.

Отдышавшись, с трудом открыл глаза, бросил хоть и мутный, но стремительно проясняющийся взгляд на проклятого. Тот, судя по всему, так и не покинул эту комнату с момента как я...смотался в родной мир.

— Полностью? — без особой надежды спросил я.

— Ты избавишься от ран, восстановишь тело, но искра останется прежней — сущности, которые раздирают её на части не есть увечье, они часть тебя. Ты или научишься их контролировать или...изменишься, да, это наиболее подходящее слово — именно поэтому от этого невозможно исцелиться.

— И как их контролировать или же я и этому должен сам научиться? — вновь накатило раздражение, так что пришлось себя мысленно одёргивать.

— Самоконтроль — ключ ко всему. Каждая из сущностей питается эмоциями, чувствами и помыслами. Гневом ты подкармливаешь демона внутри себя, даешь ему силы, которые он может выплеснуть в любой момент.

— Сущности, я их видел, — стоило сразу прояснить, что это значит.

— Распечатка прошла успешно, и искра начала обретать если не равновесие, то его подобие и ты постепенно адаптируешься к этим силам. Видя собственные Сущности, тебе будет легче их контролировать.

— Признаться, я надеялся на нечто большее.

— Всё начинается с малого, сумев овладеть этим, возможно ты получишь нечто большее, — Унгаф вновь начал больше лить воды, нежели говорить по существу, видимо я затронул тему из той же категории что и Пристанище — неприкосновенной. — Проклятый из Совета становиться сильнее или погибает, — подтвердил мою догадку он.

— Более мирного пути у проклятых никогда не было? — очередная игра в выживание была совсем не вовремя.

— То, каким будет совет зависит от его участников — Вечных, а слухи о них ходят разные и хоть сколько-то уверен я только в тебе.

— И это несмотря на мою связь с Чумой и одержимость? — пилить ветку на которой сидишь не самое умное дело, но навряд ли Унгаф резко передумает и прикончит меня, а вот хоть какая-то крупица информации о совете не помешает.

— Слухи ходят разные, и я хоть сколько-то уверен лишь в тебе. По крайней мере если судить по поступкам.

Вопросов у меня хватало, вот только наставник всем своим видом показал, что дальше можно не копать, всё равно не ответит. Сложившаяся ситуация, как и в целом уклад проклятых знатно бесил, но приходилось терпеть — второго приступа не хотелось.

— Мы сможем переместиться отсюда? В городе телепортироваться не получалось.

— Если бы это было возможно, мы бы не сидели в этих норах, — покачал головой проклятый. — Всему виной разлом в Инферно, который поддерживает клан вечных. В пределах города пространственная магия нестабильна, даже если она сработает, есть большая вероятность переместиться в нижний мир, а не в нужное место. Единственный безопасный способ — жёсткая привязка к конкретному месту, при помощи такого артефакта мы и попали в это убежище. Мы сможем дать вам проход к одной из стен, после устроенного переполоха это будет не так опасно, охраны там почти нет.

— Как далеко нужно убраться от Торгурии?

— Миля, лучше две, — пожал он плечами, — силы инферно выплёскиваются в наш мир ежесекундно, причем каждый раз с разной силой.

Перспектива пробиваться сквозь Искажённых не прибавила настроения, тем более мой боевой потенциал ощутимо просел — покалеченная рука приходить в норму не спешила. Погрузившись в режим Искусства и не увидев с ней особого прогресса, пришёл к выводу, что отрастить новую будет проще, нежели залатать эту. Всё же слияние тел уже прошло, да и родной мир остался позади, а в Теллуре можно позволить себе подобную вольность.

— Вы планируете отбить Торгурию? — спросил я, примеряясь к изувеченной конечности.

— Почти все в этих норах — не воины, мастеровые с семьями, даже маги и те не боевые, этими силами мы только и можем, что прятаться и откусывать от врага кусочек за кусочком, но этого слишком мало, без союзников всё будет становиться лишь хуже.

Если честно, сейчас у меня попросту не было времени лезть в разборки со Стальными, но и пускать дело на самотёк не собирался, подобная глупость в дальнейшем ударит именно по мне. Сомневаюсь, что Гунгун попросту забудет про случившееся, багаж обид и претензий ко мне у этого орка со временем только множиться. Благо у меня уже были кое-какие мысли на этот счет.

— Что на счёт скавенов? Если вы объединитесь, то сопротивление станет ощутимо сильнее, — рука чуть ниже локтя больше походила на кусок бесполезного мяса...

— Нам некого отправить вглубь катакомб, — покачал головой проклятый, — отыскать добровольца среди ремесленников не проблема, но без нужных талантов они попросту не смогут добраться до цели. А наша боевая звезда и без того неполная.

— Я постараюсь помочь с этим вопросом, — примерно такого поворота событий я и ожидал, — но позже, сейчас не в том состояние, да и с собственными силами необходимо разобраться.

— Понимаю, кроме того выбирать не приходится, — кивнул он, подкрепив слова системкой с заданием, как я и надеялся, ограничений по времени тут не было, как и описания награды, мол с самого начала сделай, а там поглядим что да как.

Кто его знает, когда я отправлюсь в катакомбы Торгурии — мне действительно необходимо разобраться с многими вещами, но и затягивать тоже не стоит, прежде всего ради себя. То, что я не увидел среди Сущностей Чуму, скорее пугало, чем радовало. Скакун никуда не делся, в этом я был уверен, но и полноценной частью меня он не стал, да и слова Унгафа про то, что в случае моей окончательной гибели, на свет вырвется настоящий монстр наводили на определенные мысли. Всё это меня возвращало к необходимости выполнить задание 'Мор', что в одиночку я не смогу сделать, по крайней мере быстро. Следовательно, нужно заручиться поддержкой Скавенов, к которым я сейчас не смогу попасть — силёнки не те...в итоге я возвращаюсь к необходимости банального кача, который даже не маячит на горизонте в моём состояние.

Твою же медь, как всё достало!

С этой нехитрой мыслью, я сделал глубокий вдох и усилив целую лапу полоснул выпущенными когтями по лучевой и локтевой кости покалеченной руки. Изувеченная плоть с противным чавканьем отделился от тела, оставив после себя обрубок покрывшийся алой испариной. Коготь палача справился бы лучше, но он как раз и был на левой.

Иллания исправно поглотила предназначавшуюся мне боль, но я всё же кое-что ощутил...удовлетворение. Как бы я не старался, но кровожадность демона пробивалась сквозь все барьеры и вплеталась в моё собственное сознание.

От мысли, что со временем я могу стать такой же тварью, одна часть меня похолодела...остальные пять прореагировали по-своему.

Тут можно оставлять коменты


ну и в ВК можно поделиться впечатлением об авторе


а здесь общий файл


Для тех, кто еще не в курсе — была создана группа в ВК, скорее для моего удобства нежели каких-то глобальных целей. При необходимости именно через вк будет производиться рассылка и прочее, ибо через мыло слишком уж напряжно. Собственно вот ссылка

Трансформа 4 — Глава IX. Старые Обиды



Глава X: Старые Обиды


В центре просторной комнаты, над проектором застыла непривычная для этого места голограмма полуобнажённой девушки, точнее вамприши. Образ был проработан не просто хорошо, а до мельчайших деталей. Переплетение полос чёрной кожи, заменявшие ей одежду, выглядели не просто вызывающе, даже пошло, но даже бегло взглянув на примерное описание Легендарного одеяния 'Рассечённых', как первое впечатление резко менялось.


— Если сейчас заявится чья-то сестрёнка, то этому кому-то крепко прилетит, — подал голос высокий и вместе с тем худой, даже тощий парень с аккуратной чёрной бородкой.


— Не мели чепуху, — отмахнулся коренастый мужик, обладатель рыжей шевелюры и неухоженной бороды, — лучше скажи, что думаешь по делу.


— Честно? Ну раз так...знаешь, это уже начинает переходить в закономерность, — протянул Высокий, откинувшись на спинку кресла. — Мы натыкаемся на что-то интересное, причем как правило, неся некоторые убытки, собираемся сбором предварительной информации, выходим из Теллуры, чтобы в строжайшей секретности обсудить грандиозные планы, стягиваем ресурсы на дело, а в итоге получаем пшик! Инцидент в Колизее, убийство ведьмы-прорицательницы, вливание рекрутов в Грешный Легион, который забуксовал на месте, провал с заказом на сердце черной мантикоры...


— Да-да-да, — не переставая разглядывать вампиршу, оборвал тираду рыжий, — я и без тебя все эти сплетни слышал, Стас. Тебе кстати не надоело их распускать?


— Да ладно, если все будут знать, что мы крепко стоим на ногах, то дела будут идти совсем скучно, выкуп за тех засланных казачков, пытавшихся залезть в сокровещницу, оказался довольно внушительным, — пожал плечами Высокий. — И всё же, ты действительно хочешь поймать именно эту вампиршу? Может выберем более статичную цель?


— Ты договорился с Детьми Носферату? — перевёл рыжий на своего друга скептический взгляд.


— Пошутил так пошутил...да, глупая была идея соваться с этим к румынам, — закрыл глаза Высокий.


— Ну да, ты-то всего и предложил выкупить у них право рейда на Дракулу, на которого они едва ли не молятся.


— Но так ведь согласились, — парировал Бородка, — а то, что в цене не сошлись, так это уже не ко мне вопросы.


— Тогда чего эту тему поднял?


— Да вот тут прощупываем Украинский кластер, ниточки есть — упырей там хватает, вот только куда они ведут не совсем ясно. Вроде как к Вию, но пока в его расовой принадлежности нет, точнее наоборот, по всем статьям это демон...


— Как будет проверенный вариант, тогда я его и выслушаю, а пока работаем с тем, что есть — нельзя упускать такую возможность. Даже если ты прав и вторую распу затормозили искусственно, будет глупо не проверить. Кроме того, мы в любом случае останемся в плюсе, пусть и не таком значительном как хотелось бы.


— Всё ещё надеешься получить покровительство Гроргара? И сдался тебе культ оборотней...


— Это может быть зацепкой в поиске особенности расы.


— Знаешь, не будь Гроргар местным, подумал бы, что он тоже не прочь пораспускать про себя слухи в целях пиара. Ну да ладно, если хочешь, займёмся этой вампой, но только после того как Точка вернётся с задания, как у неё кстати успехи?


— Кто бы мне докладывал, — усмехнулся рыжий.


— Лев Игоревич, ну как же так, Вы — глава сильнейшего клана кластера, а не можете найти управу на рядового его участника! — перейдя на официальный тон, покачал головой Высокий.


— Сам же знаешь, что если она нападёт на след или натолкнётся на что-то действительно интересное, то её лучше не трогать. Ну если такой смелый, то милости прошу, можешь сам в гости к Точке сходить, мне достаточно отчёта раз в сутки с капсулы о её состояние здоровья.


— Э-нет дружище, я к твоей сестре в логово не полезу, тем более в городе чёрт знает, что твориться, — усмехнулся Бородка. — Признаться, я думал она отыщет того дуэлянта куда быстрее...


— А я думал, что ты не дашь ему нас так подставить на Колизее, — не остался в долгу рыжий.



* * *


Размышлять о перспективе шизофреника не стал, эта мысль лишь подливала масла в огонь — сущность демона не успокаивалась и продолжала пробовать подобрать ключи к моему разуму. Собственно, и я не сидел на месте, самый простой способ — попросту отвлечься от внушаемых мыслей. Благо было на что отвлечься: обрубок выглядел влажным и свежим, но при этом с него так и не сорвалась ни одна капля крови — отголосок похождений в родном мире, не иначе. Долго искать не пришлось.

Древо 'Единение', Ветвь 'Осквернённая Кровь' — открыт новый Лепесток 'Цена Крови'


Познав цену собственной Живой крови, Вы стараетесь не разбрасываться ей понапрасну и бережете каждую каплю, не давая той покинуть тело без Вашего ведома.


Поглощение 100 мл крови в радиусе 2 метров


своей — скорость восстановления увечий/ран/снятия негативных эффектов +10%/10 сек


чужой — скорость восстановления увечий/ран/снятия негативных эффектов +5%/10 сек


Занятный талант, особенно при условии, что я теперь могу поглощать и чужую кровь — этакий не совсем правильный вампир, хотя у тех бонусы от подобной подпитки на голову выше. Судя по логам после того, как отсёк поврежденную часть руки, тело тут же поглотило разом две порции крови, а после попросту её...не выпускало. Бонус уже давно сошёл на нет и его понятное дело не хватило на восстановление увечья.


На данном этапе прокачки талант как боевой не котировался, зато если не забывать о пристанище с его полными крови траншеями, я получал отличный способ быстро привести себя в порядок. Ну или по крайней мере ощутимо ускорить процесс.


Разобравшись с этим, перевёл взгляд на изувеченную руку, так и оставшуюся лежать на полу. Поначалу порывался отправить её утилизацию жучков, но быстро отказался от этой идеи — в голову пришла довольно интересная мысль, которую я отложил до возвращения в пристанище, так что пока просто закинул...трофей в карман.


Унгаф на мои действия никак не реагировал, а попросту погрузился в медитацию, видимо мне дали время привести себя в норму. Меня такой расклад полностью устраивал, так что я последовал его примеру, закрыл глаза и через медитацию добрался до режима искусства — прежде чем устраивать марш-бросок до обители, мне действительно нужно разобраться с собственным телом.


А посмотреть было на что — вот они, наглядные результаты действий в родном мире. Второе сердце усилило реген на 1% хп/сек независимо от того, нахожусь я в бою или нет. Вопреки всем рискам со Слиянием, уже только эта награда того стоила. За улучшение остальных органов упало ещё полтысячи дополнительных хитов, что так же усилило регенерацию, по крайней мере ту её часть, что восстанавливала жизнь в процентах.


Новые косточки вновь увеличили мою массу, а заодно снизили шанс на то, что меня смогут сбить с ног. Кроме того, теперь за каждые пять уровней я получал единичку к броне. Цифра скажем так не внушала, но лучше с таким бонусом, чем вообще без него.


Мышцы, а может и не только они, усилили мою выносливость. Общий запас остался прежним, а вот её расход снизился на одну десятую.


На этом инспекцию организма пришлось приостановить — дал о себе знать вернувшийся голод, но оно и понятно, моя усиленная регенерация тянула из тела все ресурсы, и тот как мог просил новые. К счастью в еде не прихотлив, так что пустил в расход то, чего вокруг было в избытке — землю. Первые две жмени приговорил сам, а дальше подключил к делу мелких пожирателей. Те плевались, делились недовольством, но продолжали давиться ненавистным угощением работая на благо...колонии в которую я успел превратиться.


Вот так тихим сапом уже почти на треть выполнил задание на поедание земли.


Тратить ОИ здесь и сейчас не стал, подобным стоит заниматься в пристанище, причем вдумчиво. Конечно можно просто оставить запас для прокачки иных ипостасей Единого, вот только у меня уже успел накопиться ворох мелких и не очень улучшений, которые стоило воплотить в жизнь.


За прошедшие полчаса обзавестись новой рукой не успел, но чувствовал ощутимо лучше, да и мелка дробь из живота вышла — очередной привет из родного мира. Свинец, сурьма — как подсказала идентификация, материал дрянного качества и даже не редкий. Да и вкус такой закуски оказался паршивый...словно горькая семечка попалась.


— Аппетит вернулся и рвёшься в бой? — не пропустил моего гастрономического эксперимента Унгаф.


— Вроде того, — пусть и пошатываясь, но я смог встать, не помогая себе рукой, — состояние средней паршивости, но тут мне точно лучше не станет, — почти не врал, восстановление словно упёрлось в невидимый мне потолок и практически остановилось. Если сидеть и ничего не делать, то придется прождать в этой норе не меньше недели, пока рука восстановится.


— За пределами города станет легче — здесь вокруг разлиты силы инферно, которые помогают лишь своим прислужникам, но не нам, — пояснил проклятый.


— Тогда думаю нам не стоит задерживаться, кто его знает, как долго продлиться смута на верху, — в любом случае даже если будут ждать гостей, то наверняка извне, что давало шанс на прорыв, а лучше побег, привлекать к себе внимание категорически не хотелось.


Проклятый возражать не стал, но сразу выбраться на поверхность не вышло, у Местных и без нас хватало забот, так что отдельный телепорт никто выделять не собирался. Несмотря на весомое положение Унгафа в сопротивление, главным здесь был не он, а смотритель баши-магов, весьма крутой геомант. Как оказалось, местная магическая братия состояла исключительно из стихийников которым покровительствовал воздух и земля, что собственно и отражалось в их башне: тонкие переходы, отходящие от основного строения, держали на себе целые корпусы.


Когда начался захват города, маги единым фронтом выступили против Стальных, но едва силы инферно начали давить, как воздушники бежали, а Гродгар не только остался, но и смог спасти не мало людей в созданной им Норе. Собственно то, что их не обнаружили было исключительно его заслугой, как и возможность телепортироваться — большую часть одноразовых печатей-телепортов создавал именно он. В общем этот пожилой маг превратился в систему жизнеобеспечения для сопротивления.


В общем выходы на поверхность были строго по расписанию, благо следующий сеанс должен был быть уже через полчаса. Свободное время мы могли провести как хотели и со всем возможным для Норы комфортом.


— Сам понимаешь, это не Варийские источники, развлечений тут немного, — смешок у проклятого вышел совсем не весёлым, устал наставник, видимо перевёл все силы на меня.


— Ничего страшного, время сейчас такое — не до развлечений, — о чём говорил Унгаф я не знал, но уловить смысл было не трудно.


— А глядя на них так не скажешь, — проклятый кивком указал на девчат, вокруг которых собралась целая толпа галдящих детишек.


Троица, как и прежде не теряла времени зря и пока я мотался из мира в мир, они не валяли дурака, а прокачивали профы. Вокруг Бездны толкались и громко спорили самые младшие, деля ещё не вырезанную шаманкой куклу. Сум развлекала мальчишек постарше, те активно пытались догнать крохотного ожившего скелета, отдалённо напоминавшего мышь. А вот Чеша, окружённая девочками, кружилась в танце полном огня. На ящерку то и дело украдкой бросали взгляды и Местные постарше, я даже увидел, как особо глазастому прилетела затрещина от добротной бабы, видимо жены.


Вопреки первому порыву, на моём лице не появилась улыбки — они веселились только потому, что не знали правды.


— Оставь, — рука проклятого легла мне на плечо, — здесь так мало радости и веселья, пусть хотя бы дети ненадолго забудут о том, что твориться вокруг.


Видимо Унгаф по-своему понял перемену моего настроения, но я не стал спорить и что-то объяснять, лишь поплотнее закутался в плащ, пряча увечья.


— Беру свои слова обратно, — присвистнула Чеша, прервав свой танец, едва меня заметив, — распа у проклятых совсем не халявная. Ладно, поверила — можешь переставать прихрамывать! — судя по весёлому настроению, ящерка приняла мою хромоту за розыгрыш, а вот Бездна оказалась куда наблюдательней.


— Всё в порядке? — шаманка даже не подняла голову, но её аура тут же потеряла все краски, что говорило о её предельной концентрации.


— В порядке, — поспешил я её успокоить, только драки тут не хватало.


— А рука!? — задала та резонный вопрос.


— Производственная травма, — хоть и зарёкся поговорить с девчатами, для начала нужно вернуться в пристанище, кто его знает, как они отреагируют на новость, так что в ход пошла очередная...отговорка, больше похожая на ложь.


— А что с рукой? — спохватилась ящерка, слышавшая наш диалог. — Ой... — вид культи, выглядывающей из-под плаща, не вызвал у неё восторга. — Болит? — вопрос был животрепещущим и близким для всей троицы. То, что увечье дело временное никто не сомневался, а вот стерпеть его при включенных фильтрах мало приятного.


— Да нет, почти не чувствую, — тут не соврал, я едва ощущал обрубок, неприятные ощущения конечно пробивались, но те были вполне терпимыми. Спасибо Иллании.


— Распечатался? — Сум пыталась говорить словно ничего не случилось, но на короткий миг поверх черепа появилась иллюзия лица, на котором легко читались эмоции девушки.


-Не без проблем, но всё получилось, а это — постаравшись, чтобы голос был как можно веселее, я похлопал целой рукой по покалеченной выше локтя, — дело поправимое, главное до пристанища добраться.


— Отсюда телепортироваться тоже не выйдет, — тут же предупредила Бездна, — мы проверяли.


Унгаф после слов шаманки наградил меня удивлённым взглядом, видимо не ожидал, что сразу столько Вечных получат доступ к святая святых любого проклятого, но так ничего и не сказал.


— Это...моя семья, мой прайд, — говорил тихо, но судя по довольному и немного смущённому хохотку от ящерки, та всё же услышала, ну а проклятый лишь кивнул.


Принял он моё объяснение или нет? А собственно какая разница? Что-то менять я не собирался.


Новость о том, что через полчаса будем прорываться из города восприняли спокойно и без лишних разговоров отправились за покупками — после моего разговора с Унгафом, нам открыли свободный доступ в жилую часть Норы. Среди спасшихся местных оказались и мастера с торговцами, которые в кооперативе сумели открыть целых три лавки. Ассортимент не обещал богатство выбора, но проигнорировать товары скрытой локации — не самая лучшая идея.


Впрочем, на самые сливки рассчитывать не приходилось. После открытия доступа к поселению, появилась системка подсказавшая, что мы вошли в первую десятку допущенных Вечных, заняв места со второго по пятое. Кем был первый естественно не указывалось. По идее в округе из числа Вечных обитали лишь Стальные, но этот вариант выглядел мягко говоря не правдоподобно — их отношения с сопротивлением давно были за гранью Ненависти.


Из-за штрафов к купленным вещам — плата за возможность творить собственными руками нечто уникальное, меня возможность прошвырнуться по магазинам не прельщала. Да и если честно, несмотря на отсутствие боли, чувствовал я себя всё ещё паршиво. Истощение давило на плечи, прижимало к земле — я и сам не понял, как погрузился в медитацию, чтобы ослабить эти ощущения.


Спокойно дождаться спутниц не получилось, с момента их ухода не прошло и десяти минут, а передо мной уже стояла троица братьев-дворфов. Бородачи вроде и улыбались, но по потрёпанному виду было нетрудно догадаться о их тяжёлых буднях — во время нашей прошлой встречи, в их таверне, они были куда веселее. Зная о боевом прошлом коротышек, уверен, они тоже учувствуют в вылазках, пусть и не так эффективно, как Унгаф с компанией. На одежде нынешнее положение дел так же сказалось, изыском и лоском та и раньше не блистала, но теперь и без того потрёпанные вещи обросли по десятку заплаток. Единственное, что осталось неизменным, так это бороды, всё так же ухоженные и блестящие.


— С нашей последней встречи ты возмужал, — кивком поприветствовал меня Горд, тряхнув тремя косичками на бороде, — и раз стоишь перед нами, значит сдюжил с Холмами.


— Сдюжил, — про то, что Ритария меня сама отпустила упоминать не стал, — со своими нюансами.


— Главное, что цели достиг, а значит и нам помочь сможешь! — хохотнул Гурд, дворф с бородой, пропущенной через одно кольцо.


— Я сейчас не совсем в форме, но если дело серьёзное, то помогу.


Сейчас, мягко говоря, мне было не до чужих проблем, но в своё время эта троица мне помогла, а таких Местных, да и Вечных, можно по пальцам одной руки пересчитать...второй-то у меня в ближайшее время в любом случае не появится. А если сейчас откажусь, то и считать может будет почти некого.


— Очень серьёзное, — кивнул Гурд.


Отступать было некуда, так что я вновь поднялся на ноги, всем своим видом показывая, что готов к разговору.


— Видишь, это он только снаружи гнилой, — хохотнув, коротышка с распущенной бородой — Гард, толкнул в плечо Гурда, — а внутри свой! Да и если бы было иначе, Унгаф о нём так не пёкся! В общем, — а это он уже повернулся ко мне, — нам бы доброго эля!


— На худой конец и брага сойдёт, но это коль совсем туго будет! — влез Горд.


— Это только на твой худой конец брага сойдет, — не удержался Гард от подколки брату.


Признаться, этой просьбой меня поставили в тупик. Если не изменяет память, качественный эль я пил всего один раз, да и тот, когда эти самые бородачи и угощали. Тогда вкусовые рецепторы ещё не успели окончательно отказать, но в дальнейшем я никогда не закупался алкоголем — бонусы от него зачастую были неплохие, вот только с тогда ещё Всеядностью, они мне попросту не светили. В общем я привык воспринимать подобный товар, как и еду от поваров как ненужный балласт и попросту не покупал.


Отказывать бородачам не стал, хоть и понимал, что возвращаться сюда в ближайшее время точно не стану. Попытка выбить отсрочку привела к дилемме — дворфы были согласны ждать, но большую партию, но соглашались и на скромные три бутыля, но побыстрее. Прикинув все 'за' и 'против', остановился на втором варианте. Награда в обоих случаях попросту отсутствовала, видимо я натолкнулся на этакую социалку с алкогольным уклоном, заточенную на репутацию. И уж лучше я сразу разберусь с этой проблемой, чем оставлю на потом и забуду.


Первым делом связался с девчатами, в надежде на их запасливость. На деле я ни разу не видел их с алкоголем, но инвентарь Вечного потёмки порой даже для этого самого Вечного.


— Чего нет, того нет, — сразу же ответила за всех Бездна.


— Жаль, — благо я на этот вариант особо и не рассчитывал, проверил для душевного спокойствия, — тогда аккуратно поспрашивайте торгашей. На прямой диалог не рассчитывайте, тут видимо это дефицитный товар, а вот в загашнике